Флаг над океаном (fb2)


Настройки текста:



Дмитрий Светлов Флаг над океаном

1 Поход в Тихий океан

Корабли эскадры застилали горизонт черным дымом. Адмирал граф Сергей Николаевич Алексеев оставил в эскадре только паровые корабли. Баркентины[1] разошлись по Индийскому океану. Корабли должны исследовать океан, нанести на карту побережье Австралии и Новой Зеландии, сделать промеры глубин, отыскать и нанести на карту Большой барьерный риф. Экипажам предстоит выполнить большую и тяжелую работу. Капитаны «Адонии», «Ариэль», «Аренды» и «Амальтеи» вправе в любое время прекратить свои исследования. Более того, видя азарт и жажду познания неведомых мест, Сергей в приказном порядке потребовал через шесть месяцев вернуться в Коломбо или Дурбан. Кораблям потребуется ремонт, экипажи должны отдохнуть в условиях спокойной береговой жизни.

Англичане провожали русские корабли с нескрываемым облегчением. Командир крепости Мадрас искренне пожелал удачи. Его фигура еще долго виднелась на площадке береговой батареи. Уход русских кораблей снял с сердца полковника неприятную тяжесть. Между Россией и Англией — военный союз против Турции. Все равно тревожно, когда рядом чужая армия, которой можно противопоставить только белый флаг. Тем более что французы весьма настойчиво и агрессивно атакуют в долине реки Полар и предгорьях Восточных Гат. Появились тревожные сведения о концентрации войск князя Салар Джан-гома. Если армия Голконды вторгнется в Тамиланд — и англичанам, и французам придется искать компромисс. Здесь только один вариант — военный союз с князем против Тамиланда и Франции. Понятно, что французы попытаются сделать то же самое. Вопрос цены полковника не смущал, сначала придется предложить самые выгодные условия, лишь бы привлечь на свою сторону. Покончив с общим врагом, можно напасть на армию князя и забрать его земли вместе со своими обещаниями.

Бросив последний взгляд на дымящие у горизонта корабли, полковник пошел в штаб. Пора составлять план военной компании. Попытка войти вглубь Тамиланда провалилась. Французские войска оказали очень сильное противодействие. Вход армии Голконда в Аркот не имеет никакого значения. Для начала следует повторить боевую операцию десятилетней давности. Тогда английские войска осадили французскую крепость Пондишери. Потребовался год тяжелых боев, прежде чем английские войска сумели захватить крепость. Но французы неожиданно атаковали и взяли английскую крепость Кудда-лур. Между двумя крепостями всего двадцать километров. Английская армия из Пондишери бросилась на помощь, желая выбить захватчиков из крепости. Но французы обманули и, устроив засаду, выиграли бой. Англия потеряла доступ к богатствам Тамиланда. Пришлось покупать новый участок земли и строить крепость Мадрас.

— Господин полковник, к вам прибыл гонец от князя Салар Джангома.

— Подождет, у меня сейчас нет времени. Однако гонец уже шел навстречу.

— Возьмите и распишитесь в получении, — гонец протянул пакет и сопроводительный лист.

Полковник расписался на листе рисовой бумаги.

— Напишите ваше имя полностью, занимаемую должность, число, месяц и год.

Полковник хотел было выругаться, но сдержался и заполнил сопроводительный лист по всем правилам. Проводив глазами уходящего гонца, вскрыл пакет. Несколько раз перечитал сообщение и разразился нецензурной бранью.

Еще бы, князь Голконда оповещал о взятии земель Тамиланда под свою опеку и в вежливой форме запрещал иностранным гостям выходить из крепости с оружием в руках. В течение года иностранцы должны срыть вокруг своих поселений крепостные стены. Пушки могут храниться только на складах в разобранном состоянии. Полковник не собирался предпринимать каких-либо действий. Это не его уровень. Решение должны принять в Лондоне, он только исполнитель. Одно плохо, князь дал год на снос крепостных стен. Слишком маленький срок, года не хватит даже для консультаций с генералом, который ведет боевые действия в княжестве Майсур.

— Господин полковник, что делать со стражниками?

— Какими стражниками?

— Вместе с гонцом прибыла сотня стражников, которая будет патрулировать нашу крепость и порт.

— Вы их впустили в крепость?

— Нет.

— Не впускайте. Нам еще здесь не хватало индусов!

— Господин полковник, стражники предупредили, что запрещен выход из крепости с оружием.

— Ну и что? Зачем нам выходить?

— Мы же воюем с французами.

Еще одна головная боль. Что делать? Требования князя он не может выполнить, это за пределами его полномочий.

Степан Малинин отправил в Бенгалию подготовленную группу приказчиков. Граф Алексеев подробно разъяснил дальнейшие шаги по внедрению в индийскую экономику. Через шесть месяцев должны подойти четыре новых броненосца и два полка африканской пехоты. Первым шагом будет демонстративный вход кораблей в Калькутту. Броненосцы «Идеальный», «Игривый», «Изворотливый» и «Изменчивый» с морской пехотой на борту, послужат опорной базой для открытия новой фактории. Приказчики до прихода броненосцев должны установить контакты с правителем Бенгалии. Десять лет назад князь Брахмапутра изгнал англичан со своих земель. Но они вернулись с большой армией и силой захватили Бенгалию. Сейчас правитель сидит в Дакке под домашним арестом. Удовлетворенные достигнутым результатом, англичане допустили ошибку, которую должен использовать Степан Малинин. Английская Ост-Индская компания прекратила торговую деятельность на оккупированных землях. Колонизаторы довольствовались сбором налогов. Опираясь на броненосцы, Степан Малинин развернет в Бенгалии активную торговлю. Эта часть Индии славится муслиновыми тканями.

Торговля в колониях всегда была слабым местом англичан. Они не могли предоставить аборигенам нужные товары, а то, что привозили, было плохого качества. Возможно, неспособность изготавливать нужные для торговли товары и послужила причиной перехода от традиционных факторий к откровенному силовому захвату. Кстати, как только Английская Ост-Индская компания добилась ощутимых прибылей, государство напрямую захватило Индию. Правительство забрало себе все земли и активы компании, выплатив пайщикам только уставной капитал. Голландская Ост-Индская компания прекратила свое существование во время наполеоновской оккупации. Англичане воспользовались беспомощностью Нидерландов и захватили большинство факторий. Та же участь постигла Францию. Пока Наполеон воевал с Россией, англичане прибирали к рукам заморские фактории французов. Но это другая история.

Сергей держал флаг на броненосце «Требовательный». После обеда сидел под тентом и любовался солнечными бликами на голубых волнах Бенгальского залива. Вот только мысли были очень далеко. Он еще раз обдумывал слова, которые услышал от полковника Аксеки Йозгат. Несколько лет назад Сергей блокировал на Таманском перешейке турецкую армию. Тогда же заключил сделку с генералом Такин Хомайном. Договор обещал выгоду для обеих сторон и не таил в себе далеко идущих планов. Генерал разворачивает армию на восток и обходит Кавказ с севера. Затем проходит по южному берегу Каспийского моря, где захватывает туркменские города. Турецкий генерал легко пройдет по тюркоязычным землям, там нет войск, способных оказать генералу сопротивление.

На захваченных землях поднимается русский флаг. Офицеры и солдаты бывшей турецкой армии получают земли и рабов. Сергей получает необходимые для своих целей нефтеносные районы. Для местного населения не будет никаких видимых изменений. Просто и прагматично, без каких-либо далеко идущих планов. Россия вбивает у своих южных границ стратегический клин. Турция теряет даже теоретическую возможность напасть на Россию с юга. Впоследствии Сергей не обратил внимания на дальнейшее развитие событий. Генерал Такин Хомайн не остановился на восточном берегу Каспийского моря. Его армия продолжила поход на восток. При этом восьмитысячный корпус вырос до двадцати пяти тысяч солдат. Ну, воюет генерал где-то в Центральной Азии. Снабженцы графа Алексеева доставляют генералу пушки и порох, обратно привозят богатые трофеи. В Петербурге на самоуправный поход закрыли глаза. Воюют казаки на далеких турецких землях, ну и пусть. Казна потерь не несет, а с пользой разберемся после войны. Сам Сергей попросту выкинул затянувшийся поход из головы, для него ни вреда, ни пользы.

Переговоры с Голицыным и Строгановым заставили вспомнить о генерале. Владельцы заводов центральной и восточной Сибири искали пути сбыта готовой продукции. Первоначальное соприкосновение интересов в совместном строительстве железной дороги и развитии морских перевозок через северные моря переросло в план военной экспансии. Алексеев, Голицын и Строганов договорились захватить Маньчжурию и выйти на рынки Китая и Тихоокеанского побережья Америки. Так армия генерала Такин Хомайна получила десятитысячное усиление. В районе Иркутска присоединилась башкирская и калмыцкая кавалерия. Сергей не переставал удивляться, с какой легкостью бывший турецкий генерал согласился возглавить дальнейший поход на восток.

Прощание с полковником Аксеки Йозгат открыло глаза и объяснило причины. Полковник стремился принять участие в походе на Маньчжурию. Но сложное положение в Индии изменило его первоначальное намерение. Аксеки Йозгат добровольно принял решение возглавить военные операции в Индии. В свою очередь Сергей был за это очень благодарен. Лучшей кандидатуры просто невозможно найти. Многочисленные совместные операции давно убедили графа Алексеева в немалых воинских талантах полковника. Дополнительным фактором являлось умение турецких офицеров вести бои против европейцев. За последние столетия турецкая армия раз за разом наносила европейцам сокрушительные поражения. Каждый разгром отражался звоном золотых монет, утекающих из испанской Казны. Испания упорно держалась за титул хранительницы устоев римско-католической веры. Поражения на полях Австрии и угроза захвата Вены вынуждали Испанию платить дань турецкому султану. Столица Священной Римской империи не может быть в руках мусульман.

Во время последнего совещания, когда согласовывали план дальнейших действий, Сергей спросил полковника Аксеки Йозгат о столь необычном стремлении в Маньчжурию.

— Хозяин, ты разве не знаешь, что Маньчжурия является нашей родиной?

Вот те раз! Сергей никогда об этом даже не слышал. Все его знания ограничивались тем, что Осман I Завоеватель родился где-то на территории нынешнего Туркменистана.

— Я был уверен, что все турки вышли с восточного побережья Каспийского моря.

— Нет, с восточного побережья пришли османы, и выбрали земли между Черным и Средиземным морями.

— Разве были другие племена?

— Конечно! Сначала из Маньчжурии вышли тюркские племена вандалов, гуннов и алан. За ними пошли племена сельджуков.

— Что-то не складывается. Вандалы и гунны очень давно ушли в Европу. Через несколько столетий на наши земли пришли монголы.

- Все складывается очень хорошо. Сельджуки начали войну с Персией, мы освободили арабов от многовекового персидского рабства.

— Здесь я не спорю, потому что не знаю. Но к приходу монгольской армии аланы жили вдоль Волги и Дона до Крыма.

— Правильно! Сельджуки захватили Сирию и Египет, попутно дали по голове вашим крестоносцам.

— Крестоносцы не наши.

— Извини, хозяин, не хотел обидеть. Мы знаем различие твоей веры и догматизма Рима.

— Как-то неожиданно слышать твои слова.

— Главное в том, что наш уход из Маньчжурии открыл дорогу монголам. Монголы шли по нашим следам.

Слова полковника поставили Сергея в тупик. Привычные истории и сюжеты никак не укладывались в рассказ Аксеки Йозгат.

Во-первых, половцы и кипчаки. Согласно с привычными историями, это узкоглазые злодеи. Со слов полковника получалось, что от «Дикого поля» до первого монголоида не менее шести тысяч километров. О данном периоде Сергей знал только одну деталь. Угро-финские племена жили в районе Урала. Они уходили от монголов и разделились на две части. Угры ушли на безводные холмы Панонии, финские племена осели в прибалтийских болотах. Услышанная история оказалась полной неожиданностью. Вместе с тем эти слова увязывали в единую связку поступки турецких казаков, становилось понятным стремление захватить Маньчжурию. Но как-то не верилось. В голове слишком укоренился стереотип азиата, который просто обязан испокон веков жить на этой территории.

По-видимому, сомнения на лице Сергея были столь очевидны, что полковник и другие офицеры принесли письма, полученные от своих друзей, которые шли вместе с генералом Такин Хомайном. Письма стали еще одной новостью. Граф Алексеев как-то не задумывался о том, что два отряда могут держать между собой связь, обмениваться частными письмами.

— Посмотри, хозяин, — командир первого батальона протянул письмо.

— Вот, читай, читай. Это писал мой двоюродный брат. Ваши алтайцы, тувинцы и башкиры говорят на родственном с нами языке.

— Отсюда только один вывод: алтайцы, тувинцы и башкиры больше ваши, чем наши.

Офицеры засмеялись шутке.

— Это не совсем так, их кровь уже имеет монгольскую примесь. Генерал Такин Хомайн обязательно отправит султану весть о взятии Маньчжурии!

Пусть сообщают, если для султана это так важно. Во всяком случае, Сергей смог сделать предположение, почему Турция так упорно стремилась выйти к Волге. Если следовать логике рассказа полковника и его офицеров, Крым, Дон и Волга до Казани считаются исконно турецкими землями. Только не согласится султан обменять свои земли в Европе на далекую Маньчжурию.

Командир эскадры крейсеров был доволен. Еще бы! Ему удалось выследить корабль контрабандистов. Голландский корабль уже два года с откровенным нахальством доставляет бунтовщикам оружие. Чаще всего корабль выгружается в Филадельфии, где берет золото и серебро с рудников Пенсильвании. О самом судне мало что известно. Этот быстроходный корабль никому не позволял к себе приблизиться. Wallhaven, как назывался корабль контрабандистов, всегда легко уходил от преследователей. Но сейчас нахалу наступит конец. Четыре британских крейсера блокировали выход из залива Делавэр, голландскому кораблю не уйти. Остался только один путь — на морское дно, если этот безумец выберет такую дорогу.

Капитан Мартин Ван дер Ваальс никогда не считал себя безумцем, как, впрочем, и контрабандистом. Он уже более двух лет работал на русского графа Алексеева, который прославился отчаянными пиратскими набегами на турецкие корабли и города. Два корабля, Wallhaven и Maashaven, с регулярностью почтового дилижанса доставляли бунтующим американским колониям оружие, порох и прочие военные грузы. Обратно везли золото и серебро. Очень прибыльная торговля, многие пытались заработать на прорыве торговой блокады, только мало кому это удавалось. Англичане серьезно относятся к патрулированию побережья. Тем не менее Wallhaven и Maashaven возили оружие регулярно, и будут возить дальше. Нет еще таких кораблей, что смогут догнать океанских красавцев.

Эта парочка является третьим вариантом специальных кораблей для перевозки оружия в бунтующие колонии. Высота мачт — сорок семь метров, что достигнуто благодаря стальным тросам. Только русский граф может себе позволить стальной такелаж. Многие пытались применить стальные тросы, да только нет таких заводов в Европе. Никто не может их сделать. Попытки изготовить сотни километров стальной проволоки кончались ничем. Здесь вопрос даже не денег, хотя стальные тросы по цене получались золотыми. Во время протяжки рвалась сама проволока, ломались волочильные станки. Не получалось равномерной подачи расплавленного железа единого качества. Неразрешимой проблемой встала равномерная скрутка проволоки в трос. В результате даже маленький кусок стального троса оказывался лохматым жгутом многократно склепанных обрывков. Оба корабля представляли собой настоящий кладезь различных усовершенствований. Особую гордость представляли пушки. Восемьдесят орудий под сорокакилограммовые ядра. Граф лично обучал методике боя и правилам ведения огня. Пушки легко перестраивать на различные режимы стрельбы. К привычному для всех моряков варианту настильной стрельбы, когда ядра летят над поверхностью воды, добавились новые. Появилась возможность прицельного огня прямо но кораблю. Научились комбинированному залпу с применением подкалиберных снарядов. И много других вариантов. Граф Алексеев обучил своих капитанов новым приемам тактического маневрирования. При этом не забывая напоминать, что иногда в бою лучшим маневром может оказаться поворот на обратный курс.

Мартин Ван дер Ваальс заметил английские крейсеры задолго до подхода к выходу их залива Делавэр. Паруса вражеских кораблей рассмотрели за сорок километров, на траверзе деревушки Денвер. Капитан решил продолжить движение. Ширина на выходе из залива составляет двадцать километров. Вполне достаточно для различных маневров. Англичане хотят помериться силами? Мартин Ван дер Ваальс не возражал, не они первые и не они последние. Wallhaven несколько сдерживая скорость, пошел к северному берегу. Не прошло и получаса, как англичане их заметили и начали готовиться к перехвату. Куда спешить? До сближения больше часа, затем час боевого маневрирования. К моменту начала самого боя экипаж уже устанет.

Англичане встретили Wallhaven у северного мыса. Четыре корабля выстроились в строгую линию, лишая любой возможности выскользнуть из-под пушечного удара. Из открытых пушечных портиков торчат любопытные головы английских канониров. Тридцать два портика на борт, шестьдесят четыре пушки на корабль, стандартный английский крейсер. Только вот на Wallhaven восемьдесят орудий, да калибр его пушек заметно больше. В принципе, можно начинать, только далековато от берега. Американским колонистам затруднительно снимать трофеи на таком удалении от берега. Мартин Ван дер Ваальс приказал повернуть на юг к маленькому поселению Дагсборо.

Капитан хотел было приказать еще уменьшить парусность, да заметил, что крейсеры начали сближение для выхода на дистанцию залпа. Это лишнее, надо подождать. Wallhaven начал медленно уходить вперед, вынуждая противника тянуться вслед. О попытке сблизиться было забыто. Капитан посмотрел на старшего офицера и канонира:

— Приступаем, господа.

— Первый этап как обычно?

— Начнем с залпа левым бортом из двадцати пушек.

Ван дер Ваальс посмотрел на берег, до деревни полтора километра. Свисток. Звонко ударили пушки. Отмашка вправо, запели боцманские дудки[2]. Корабль начал крутой поворот на обратный курс. Шкотовые матросы четко отслеживали положение парусов. Наполнение ветром не упустили, через тридцать секунд закончили поворот и пошли в обратную сторону. Свисток. Залп из двадцати пушек правого борта.

Первый и третий крейсеры с проломанными бортами медленно ложились боком на воду. Второй корабль вышел из линии и пытался пойти на сближение. Четвертый сначала повернул в сторону океана, затем решил изменить маневр. В результате парусник потерял инерцию и «завис» против ветра.

— Поможем экипажу, — капитан показал на «зависший» крейсер.

Залп вдоль корпуса с двухсот метров. Моряки хорошо видели, как ядра насквозь прошили вражеский корабль. Чугунные шары вылетели с противоположной стороны вместе с обломками корпуса. На последнем крейсере сообразили, что им пришел кирдык. Капитан Мартин Ван дер Ваальс подхватил это турецкое слово от хозяина. Словечко понравилось и частенько пускалось в оборот. Англичане спустили флаг и паруса. Wallhaven лег в дрейф, поджидая спешащие от берега рыбацкие баркасы.

Короткий и прозаичный бой. Очевидное преимущество в скорости должно было заставить англичан применить другое построение. Ну а пушки… Мало кто знает, что на кораблях графа Алексеева установлены стальные пушки, по форме напоминающие винную бутылку. Очень мощные и дальнобойные орудия. Мизерная теплоемкость позволяет делать четыре выстрела в час. Куда тут англичанам соваться, противопоставляя залп с интервалом в два часа? Дождавшись, когда американские колонисты разоружат сдавшийся крейсер, капитан Мартин Ван дер Ваальс приказал поднять паруса. Пора в океан, порт назначения — Петропавловск. Здесь, в проливе Гибралтар, выгрузят золото и погрузят трофейное турецкое оружие.

Восемнадцатый век. Европа уже приняла символизм флага, но понятие «национальность» сформировалось намного позже. В восемнадцатом столетии отношения людей базировались на взаимной приязни, вне зависимости от национальной принадлежности. В истории каждого государства можно найти многочисленные примеры, когда целые дворянские семьи покидали одного короля и переезжали служить другому. Нередко этот другой монарх находился в состоянии войны с бывшим сюзереном. Понятие национального самосознания возникло только перед Второй мировой войной. С одной стороны фашисты декларировали превосходство своей нации. Примитивный лозунг «Мы лучше других» до сих пор используют многие политики. Другим центром формирования национального самосознания стал СССР. В своей попытке объединить разные народы на фундаменте русской экономики, коммунисты незатейливо декларировали: «Под знаменем марксизма-ленинизма вперед к победе!» Третьей стороной стали развитые страны Европы. Они столкнулись с реальной угрозой проникновения идеологии Коминтерна и вынужденно муссировали национал-патриотические идеи.

Разброд среди вассальных для Турции арабских стран Северной Африки отошел на второй план. В павильонах и залах великолепного дворца Топканы говорили о мятеже в Египте. Лидер мамелюков Али-бей выслал из Каира турецкого пашу и начал готовиться к войне с Турцией. В сложившейся ситуации есть только один выход. Надо заключать мир с Россией и перебрасывать войска обратно в Египет. Безжизненные степи Крыма — всего лишь вопрос престижа. Египет, в первую очередь, — прекрасный хлопок и пшеница. Если транзит грузов из Красного моря легко наладить через Иорданию в прекрасные порты Ливана, то потерю поставщика зерна, хлопка и хлопковых тканей не возместит никто.

Сановники старались не попадаться на глаза великому визирю Абдулле Молниеносному. Свое прозвище он получил за поистине мгновенное принятие решений. Понятно, что в тяжелые для империи времена молниеносные приказы чаще всего исполнялись на плахе. Прибытие корабля из Алжира в другое время осталось бы незамеченным во дворце Топканы. Подумаешь, какой-то там алжирский адмирал прибыл поклянчить денег и пушек. Его бы не допустили даже до Крокодила морей. Командующий флотом всей Османской империи решает слишком серьезные проблемы. Ему недосуг заниматься проблемами прибрежных эскадр. Дверь в кабинет Крокодила морей открыл сапфир на массивной золотой цепочке. Другой сапфир, уже крупнее, лег на стол перед командующим морскими силами Турции.

Сама по себе эта встреча уже была необычным событием. Все важные военно-морские посты в Османской империи традиционно занимали выходцы из Туниса. Жители Туниса считали себя потомственными мореплавателями, чья история уходит в глубину веков. Они позиционировали себя древними финикийцами и охотно показывали руины Карфагена. В то же время алжирцы для них были безродными бандитами, которые пришли из Сахары и смешали свою кровь с племенами вандалов. Неважно, что здесь правда, а что вымысел, но дорога на линейный корабль для турка-османа была весьма затруднительна. Для выходца из Алжира путь на любой корабль Османской империи был закрыт. Впрочем, алжирцам хватало своих самбук[3], которыми они прекрасно управляли и регулярно объясняли европейцам, кто в Средиземном море хозяин.

Адмирал Мехмед с удовольствием взял в руки крупный камень. Ценная и очень редкая вещь.

— Где взял?

— Захватили английский корабль.

— Английский корабль? Что надо англичанам в Средиземном море?

— Египет, англичанам нужен Египет.

— Зачем?

— Голландцы прижали их у Африки. Англичане ищут безопасный путь в Индию.

— Был только один корабль?

— Сведущие люди из Танжера говорят, что англичане собрали большой флот. Скоро они войдут в наше море

— Они объединятся с русскими?

— Корабли графа Алексеева пропустят флот Великого Адмирала.

— Почему? Разве он не хочет гибели моего флота?

— Уши верных людей слышали его обещание. Он не хочет войны с Османской империей, обещал не мешать твоему флоту.

— Даже так! Быстро он утолил свою жажду кровью моих людей! Ты с ним встречался?

— Ты же знаешь, что адмирал граф Алексеев был в Алжире со своей эскадрой.

— Что о нем скажешь?

— С графом Алексеевым всегда можно договориться. Кроме этого он всегда держит свое слово и щедро награждает преданных ему людей.

— Легко быть щедрым, если есть деньги. Хотя среди богатых больше жадных, чем щедрых. Что надо тебе и новому правителю Алжира?

— Твоя помощь. Иначе мы не сможем остановить английские корабли.

— Я могу сказать Селиму III, что новый правитель Алжира подчиняется его воле?

— Мы никогда не шли поперек воли султана. Крокодил морей на это ничего не ответил. Они оба хорошо знали, что в Алжире никогда не отказывали. При этом продолжали все делать по-своему. Абдулла Молниеносный в очередной раз подтвердил справедливость своего прозвища. Алжир получил пушки и деньги, а крейсерский отряд султана встал на якорь в Бизерте. Английская эскадра действительно собралась в Средиземное море. Только на этот раз не случилось Чесменского сражения. Адмирал Спиридонов командовал второй эскадрой Балтийского моря в составе броненосцев «Самоотверженный», «Сварливый», «Сведущий», «Свирепый», «Своевольный» и «Сдержанный». Корабли эскадры базировались в датском порту Аархус и занимались патрулированием Северного моря и балтийских проливов. Сергей, согласовывая действия своей пиратской эскадры с действиями алжирских компаньонов, ожидал входа английской эскадры в Средиземное море. Не смогли англичане спокойно усидеть, когда начался дележ ближневосточных земель. Только союзники в Средиземном море не нужны. Россия в одиночку способна удовлетворить любые торговые запросы Египта.

В конце восемнадцатого века Франция отправила в Египет армию под командованием Наполеона. После многочисленных поражений на суше и на море Турция не смогла удержать свою власть в Египте. Французская армия подавила очередной бунт мамелюков, затем случилось Абукирское сражение. У берегов реки Нил на якоре стояло тринадцать французских транспортных судов. Транспорты были без единой пушки и без военных моряков. Одиннадцать линейных кораблей под командованием адмирала Нельсона взяли транспорты на абордаж, разграбили и сожгли их. Точнее, разграбили и сожгли только одиннадцать транспортов. Два судна благополучно снялись с якоря и вернулись домой. Понятно, что эскадра Нельсона потерь не имела, если только кто-то по пьяни сам себе разбил нос.

Тем не менее данное «сражение» имело для Англии огромное значение. На реке Нил решилась судьба страны, что и послужило причиной возвышения адмирала Нельсона. Французская армия не получила ожидаемого снабжения. Согласно с франко-турецким договором, Наполеон, получив снабжение, должен был уйти в Суэц, где стояли наготове арабские корабли. Они должны были взять французские войска. Объединенная франко-арабская армия собиралась высадиться в Индии. Им надлежало восстановить справедливость, вернуть власть потомкам Великих моголов, что для Англии было подобно смерти. Золото Северной Америки получило независимость. Англичанам оставалась река золота и серебра из Канады. Но что такое эта река по сравнению с океаном индийского золота, которое ласково омывало сапоги англичан? До сегодняшнего дня Индия занимает лидирующие позиции по объемам добычи золота. Второе место прочно закрепилось за Америкой.

Развитие и успехи всех стран в первую очередь зависят от чеканки золотых и серебряных монет. Мексика до сегодняшнего дня занимает мировое лидерство по добыче серебра. Рудники Перу стоят на втором месте. Испания тратила слишком много денег на Римско-католическую церковь. Огромные средства уходили в Вену, которая была столицей Священной Римской империи. Золотые и серебряные рудники Швеции позволяли держать под ружьем практически все мужское население страны. Аналогичный подход был в Англии, где все мужское население носило военную форму. Для завершения биографии адмирала Нельсона необходимо вспомнить о Трафальгарском сражении. Не зря французы утверждают, что победа была за ними. Эскадра Нельсона шла в Гибралтар. В результате морского боя корабли вернулись обратно в Англию.

С точки зрения французов, победа явно была за ними. С точки зрения англичан, победили они. Нельсон потерял в море транспортные корабли, которые должен был сопровождать до Гибралтара. В итоге караван прошел в стороне от места сражения и не знал о возвращении побитых военных кораблей. В свою очередь испано-французская эскадра удовлетворилась бегством английской эскадры и вернулась в базовый порт. Ничего не подозревающие транспортные кораблики тихо и мирно доставили снабжение в Гибралтар. Крепость получила подкрепление и смогла выстоять в испанской блокаде. Но это другая история. Граф Алексеев предпринимал все меры для того, чтобы война была для России прибыльной.

Мощная пиратская база в Западной Африке опиралась на две сильные крепости в устьях рек Сенегал и Гамбия. Пираты грабили корабли индийского направления. Налаженная система перевозки захваченных товаров позволяла быстро доставлять трофеи в русскую крепость Петропавловск. В свое время граф Алексеев купил у эмира Марракееш земли на южном берегу Гибралтарского прилива. Сейчас этот порт стал важным центром как транзитной торговли, так и тайных торговых сделок, где сам товар никогда не выставляется на всеобщее обозрение. Фактически доставка оружия в бунтующие колонии Америки была прибылью с нулевыми затратами. Все оружие являлось трофеями с захваченных кораблей.

Попытки англичан компенсировать потери за счет увеличения объемов перевозки привели только к увеличению трофеев на складах. Северная Африка уже насыщена оружием. Перевооружение русской армии позволило начать продажу оружия в Персию. Кроме этого граф Алексеев начал расширять географию продажи за счет конкистадоров и губернаторов Южной Америки. Даже конкистадоры Тихоокеанского побережья Новой Испании (Мексика), открыто покупали пушки и ружья. Читая отчеты своих управляющих, Сергей не уставал поражаться беспечности вице-короля. Неужели из-за гор серебра он не видит фундамента зарождающейся проблемы? Да, сегодня все тихо и пристойно. Никто не ущемляет конкистадоров, которые живут на своих землях удельными царьками. Но стоит пошатнуться трону или появиться сильному конкуренту, как тишина мгновенно рухнет. Конкистадоры прекрасно понимают свою силу и слабость. Их слабость — в рудниках по добыче золота, серебра или драгоценных камней. Их сила — в индейцах, которые живут в свое удовольствие на контролируемых сеньором землях. Новым царям не нужны налоги. Более того, конкистадоры дарят индейским вождям рабов, необходимый инвентарь и домашнюю утварь. Попробуй, тронь сеньора, аборигены немедленно встанут на защиту своего благодетеля. Но абсолютной защиты не бывает, всегда найдется слабое звено.

В отношении конкистадоров Сергей не строил далеко идущих планов. У покупателей много золота, серебра и драгоценных камней. У него в избытке оружие, самый ходовой и дорогой товар. Просто выгодный бизнес без далеко идущих планов. Получив из рук короля Испании титул графа, Сергей не собирался портить реноме в глазах испанского монарха. Тем более имея множество льгот, в том числе право использовать золото Сакраменто по своему усмотрению. Это право даровано в обмен на обязательство построить канал через Панамский перешеек. В соединении Тихого океана с Атлантикой Россия была заинтересована не меньше Испании. Если транзит драгоценных металлов в Испанию налажен уже более двухсот лет, то Россия только дорвалась до приисков Юкона и Клондайка.

Тимофей читал утренний обзор поступивших телеграфных сообщений. В Сенате продолжают звучать патриотические речи в поддержку войны с Турцией. Если быть честным, он тоже не видел причин для заключения мира. В последнем письме от хозяина, было очередное напоминание о необходимости заключения мирного договора, но и только. Ни единого слова о побудительных причинах или возможных выгодах. Только напоминание, что мирный договор надо протолкнуть. Турецкая делегация приехала в Петербург более месяца назад. Посланцы султана Селима III регулярно ходят на сенатские слушания. Но там раздаются одни и те же речи, у России нет причин принимать предложение о мире.

Читая отчеты, Тимофей был солидарен со всеми сенаторами. Непосредственно против турецкой армии стоит двадцать тысяч солдат. Еще одна сорокатысячная армия находится в резерве и готова в любой момент ударить через Сирию на Иерусалим. Турецкая армия полностью деморализована, солдаты отказываются воевать. Русские броненосцы хозяйничают на Черном и Средиземном морях. Зачем России мир? Армия легко дойдет до Африки и Индии. Новые плодородные земли и богатые трофеи пополнят казну государства. Кругом только плюсы. Главный управляющий раз за разом пытался найти ту причину, по которой граф Алексеев счел необходимым заключить мир. За годы службы Тимофей имел возможность многократно убедиться в правоте своего хозяина.

Взять тот же Нижний Новгород. Когда хозяин решил строить здесь заводы и верфи, Тимофей изначально пытался отговорить от пагубной затеи. Зачем распылять силы, когда в Туле отлаженное производство? Хозяин не стал даже убеждать в своей правоте, просто заметил: «Со временем поймешь». Тимофей понял еще до завершения строительства всех заводов. Тула начала задыхаться, у ворот заводов стояли сотни телег с железом и углем. Ворота выдачи готовой продукции трещали от давки ждущих очереди купцов. В то же время в Нижнем Новгороде заводы стояли вдоль берега реки. Причалы заняты, только баржи никому не мешали. Поставка уральского железа опять-таки не в пример дешевле. Похожая ситуация сложилась со строительством Ижевских заводов. Сначала Тимофей подумал, что хозяин решил воспользоваться проблемами графа Шувалова. Бунтовщики Пугачева много чего попортили. Хозяин получил хороший шанс вклиниться и подмять конкурента. Но граф Алексеев поступил наоборот, начал покупать железо заводов Шувалова и выпускать готовую продукцию. В результате изделия графа Алексеева с Ижевских заводов стали самыми прибыльными.

Звякнул колокольчик. Телеграфист извещал, что пришло срочное сообщение. Глухо стукнул приемник пневмопочты. Личный секретарь достал два цилиндрика и положил перед главным управляющим. Тимофей достал первое сообщение и не сдержал громкого восклицания. Еще бы! Сообщение из Петропавловска от Моисея Мертеля. Тимофей всегда удивлялся работоспособности этого человека. В одиночку тянуть на своих плечах и банк, и торговлю, и промышленность. Такое по силам единицам.

Моисей сообщал, что с султаном Египта заключен торговый договор с оплатой по факту доставки. Цифры купленного хлопка и пшеницы заставили Тимофея громко воскликнуть. Очень и очень серьезные цифры, одной пшеницы куплено двести пятьдесят тысяч тонн. Цифры по хлопку вообще запредельные, и все это достается почти бесплатно. Ибо оплата оружием и порохом для предприятий графа Алексеева ничего не стоит. Продаются трофеи, доля в пиратском бизнесе. Тимофей посмотрел на личного секретаря, который уже стоял на товсь у двери:

— Коляску за Иосифом Аврумовичем, срочно!

Секретарь выглянул за дверь, после чего вернулся на свое место. Как сильно изменился стиль работы управления делами! Когда хозяин приказал строить в Нижнем Новгороде центральный офис в семь этажей, Тимофей поддержал передовую идею. Самодвижущиеся лестницы и лифты, наряду с самым высоким зданием города, будут лучшей рекламой заводов графа Алексеева. Неожиданно вместе с внешними изменениями произошли изменения внутренние. И дело не в том, что служащие гордились престижной работой в престижном здании. В коридорах отсутствовала толчея и сутолока посетителей и делопроизводителей. Здесь ощутимо царил дух власти и денег.

В кабинет Тимофея стремительно вошел генеральный директор «Тульского банка оружейников».

— И тебе здравствовать, — вместо приветствия сказал Иосиф Аврумович. — Срочное сообщение от хозяина?

— Две телеграммы, первая из Петропавловска от Моисея Мертеля. Вторую оставил на десерт, сам еще не читал.

Тимофей протянул сообщение. Иосиф Аврумович трижды прочитал текст:

— Как такое возможно предвидеть? Мы же практически полностью готовы!

— Ты спрашиваешь меня? Спроси Моисея, он намного ближе к Египту. Почему заранее не предупредил?

— Моисей сам ничего не знал, клянусь мамой. Мы с ним ежедневно обмениваемся телеграммами.

— Если ты ежедневно обменивался с ним телеграммами, значит, сам что-то чувствовал.

— Чувствовал? Ни хрена я не чувствовал! Ты же знаешь, что эмир Марракееш объелся золотом.

— Я помню, мы чеканим в Петропавловске для него деньги.

— Дальше хуже. Сначала эмир попросил покупать для него серебро. Сейчас просто использует наш банк для хранения своего золота.

— Это же хорошо!

— Чего хорошего? Деньги должны работать, а не грудой лежать в банке!

— Ты не нашел применение этим деньгам? Не поверю!

— Я сам себе не верю! Триста тонн золотых монет лежит бесполезной кучей. Эмир уже отменил сбор налогов со своих подданных.

— Ты давно был в синагоге?

— Тимофей, ты гений! От нас повезем железо, кирпич и метлахскую плитку. Ну и архитектор тоже наш.

— Архитектора возьмем из Стамбула. Пусть построят что-то грандиознее мечети Сулеймана.

— Наш архитектор возьмется за новый дворец. Прикажи ему ехать в Севилью, пусть осмотрит дворец Абддарахмана II.

— Лучше всего заинтересовать эмира вложением денег в Россию.

— Для этого нужен хозяин, а его опять где-то носит. Значит, подписываем мир с Турцией?

Иосиф Аврумович положил на стол телеграмму.

Действительно, все огромное хозяйство Тимофея готово к торговле с Египтом. Российские предприниматели могут купить и переработать треть всего хлопка. Потребности льна практически сойдут на нет. После поступления огромного количества хлопка, цены на ткани упадут, и весной никто не будет сеять лен. Производство ткацкого оборудования уже отлажено. Только махни рукой, и Варфоломей Сидорович завалит рынок необходимыми станками и оборудованием.

— Треть хлопка продадим в Турцию, треть в Европу. Но наша доля недостаточно весома для подписания мирного договора.

— Каков вес в Сенате представителей ткацких мануфактур?

— Мизерный, не больше двух процентов.

— Сенаторам могут задурить голову идеей о легком захвате Сирии.

— Хорошо, что с пшеницей?

— Продаем в Турцию и Англию. На этот год посевы подсолнечника и сахарной свеклы увеличатся вдвое.

— Нововведение хозяина оказалось очень выгодным. Многие бросают посевы пшеницы и переходят на масло и сахар.

— Пшеницу продаем через Петропавловск?

— Самое выгодное место, заодно город получит прибыль от захода кораблей.

— Полученная новость недостаточно убедительна для подписания мирного договора. Дворяне выгоду не увидят.

Тимофей начал диктовать секретарю телеграмму для Варфоломея Сидоровича. Хлопок в любом случае поступит на русский рынок, фабрикантам потребуются новые станки.

Иосиф Аврумович крутил в руках цилиндрик, в котором лежала вторая телеграмма. Он не собирался открывать и без разрешения читать сообщение. Голова была занята проработкой различных вариантов. Требовалось в срочном порядке увеличить число сторонников мира с Турцией.

— Тимофей, хозяин что-то говорил про изготовление пороха из хлопка.

— Не знаю, с этой темой обращайся в тамбовскую лабораторию.

— Местные пороховые заводы работают на нитроцеллюлозе.

— Отстань!

Тимофей взял вторую телеграмму:

— Читай, — он протянул бумаги. — Вот он, мир! Иосиф Аврумович вытер вспотевший лоб. Он держал в руках отчет экспедиции, которая три года назад отправилась на поиски золота вдоль Тихоокеанского побережья Северной Америки. Экспедицию организовали уже после того, как началась разработка приисков на реках Юкон и Клондайк. Граф Алексеев тогда получил разрешение короля Испании на разработку приисков Калифорнии, на реке Сакраменто.

Без промедления снарядили большую экспедицию. Две изыскательские партии под охраной казаков отправились навстречу друг другу с юга и севера. Почти сразу в Аризоне нашли месторождения золота и серебра. Следом нашли золото и серебро южнее реки Ванкувер. Если с месторождениями южнее реки Ванкувер не стали секретничать, то про Аризону промолчали. Официально это территория Новой Испании, ажиотаж и золотая лихорадка никому не нужны. Бумага в руках Иосифа Аврумовича говорила, что все земли от Аризоны и Калифорнии до Полярного океана буквально полны золотом и серебром.

— Хозяин знал, что все тамошние земли богаты золотом и серебром, — наконец сказал Тимофей.

— Ты уверен? Почему в своем последнем письме приказал найденные прииски раздарить, согласно оставленному списку?

— Да потому, что нашел еще более богатое место!

— Сколько же тонн золота будут добывать?

— Посчитай. Один прииск дает десять тонн в месяц, у тебя в руках список на пятьдесят девять золотых приисков.

— И более сотни серебряных. Немедленно посылай телеграмму графу Потемкину, я поеду в Петербург вместе с тобой.

— Потемкин с тобой не будет говорить.

— Мне надо поговорить с дядей нашего хозяина.

— С Михаилом Михайловичем? Председатель Сената, конечно большая величина, да и в списке он указан…

— Он, как и все дворяне, конечно, чванлив, но меня по старой памяти выслушает.

— О чем хочешь говорить?

— О человеческой жадности. Половина этих земель принадлежит Карлу III. Надо найти предлог для получения прав на земли.

— Логичное предложение. Испанию не интересует обследованная нами территория. Вице-король Новой Испании туда даже миссионеров не посылал.

— Хорошая мысль!

— Предлог миссионерской деятельности ни у кого не вызовет подозрений.

Железная дорога между Петербургом и Нижним Новгородом еще не достроена. Однако строители, узнав о срочной надобности руководства, попросили не спешить и дать им сутки. В результате до столицы доехали, не выходя из вагона. Правда, паровоз трижды отцепляли. К вагону запрягали лошадей и несколько километров ехали на конной тяге. Тем не менее результат превзошел любые ожидания, дорога заняла всего сорок часов.

Турецкая делегация сидела в молчании. В первый момент они решили, что переводчик что-то перепутал. Делегаты переспросили его несколько раз. Но нет, все правильно, Сенат проголосовал за мир. Правильнее будет сказать, что Сенат поручил правительству начать мирные переговоры с Турцией. При этом обставил свое поручение множеством условий и ограничений. В частности, город Иерусалим выходит из состава Османской империи и переходит под протекторат России. Но это мелочи по сравнению с главным — война окончена! Делегация уже не надеялась на такой исход. Когда по Стамбулу прошел тихий шепот о возможности заключения мира с Россией, никто не поверил. Но визирь Абдулла Молниеносный немедленно отправил посольство.

Все, что говорили депутаты Сената, было чистой правдой. Турецкие армии бежали перед русскими полками. Здесь вопрос не трусости турецких солдат. Намного проще и прозаичнее. Русские винтовки стреляли дальше турецких пушек. Русские пушки стреляли на запредельные дистанции. Тактика плотного пехотного строя требовала стойкости солдата перед лицом возможной смерти. Весь ход войны показал, что перед русским оружием смерть не возможна, а гарантирована. Никто не хотел умирать, поэтому солдаты отказывались строиться против русских полков. Что с ними могут сделать генералы? Казнить? Так ведь всех не убьют, а русские очень даже просто и быстро.

Напутствие султана было ясно и конкретно: «мир любой ценой». Сановники сами хорошо осознавали сложившуюся ситуацию. Сейчас Османская империя беспомощна. Австрия завязла в войне с Венецией. Австрийцы ни за какие деньги не ввяжутся в противостояние с Россией. Франция в полную силу бьется с Англией. Польша погрязла во внутренних разборках и войне с Пруссией. Поляки продали России часть своих земель, что и послужило для Турции поводом объявить России войну. Отъезд в Петербург был обнадеживающим. Русская армия прекратила активные действия и как будто выжидала. Все восприняли пассивность как дополнительный сигнал о готовности к переговорам.

Однако петербургская реальность оказалась совсем иной. Императрица откровенно показала свое нежелание вступать в переговоры. Правительство мялось и не давало конкретных ответов. Английский посол открыто требовал продолжения войны, напирая на то, что эскадра уже готова и вскоре отправится в Средиземное море. Шведы отводили глаза и уговаривали не терять надежды. Председатель правительства приглашал на заседания Сената, где делегация каждый раз слышала только призывы к продолжению войны. И вдруг раз, и мир! Непостижимо и непонятно. Сами турецкие сановники на месте русских никогда бы не пошли на подписание мира. Зачем подписывать мирный договор, когда армия способна в кратчайшие сроки войти во вражескую столицу?

Екатерина смотрела на Петропавловскую крепость. У причала стоял очередной корабль с золотом. Как быстро все изменилось! Хранилища полны денег. Корабли с золотом и серебром приходят под выгрузку сразу после ледохода и выгружаются практически ежедневно до наступления холодов. Только богатство государственной казны ее не радовало. Деньги пришли, а власть ушла. Сначала она обрадовалась возможности оставаться императрицей и в то же время выйти из-под навязчивого контроля со стороны графа Потемкина. Отступил страх за жизнь сына. Она двумя руками ухватилась за шанс стравить своих врагов. Заставить их перегрызть друг другу глотки. Первое время все шло по плану. Сенаторы откровенно друг друга поносили, обвиняли в воровстве и взяточничестве. Произошло несколько непонятных убийств и невнятных дуэлей. Но потом все затихло, сенаторы принялись за дело. Вместе с тем она оказалась отстраненной от всего.

Получив беззаботную свободу, Екатерина обратила свою энергию на балы и домашний театр. Но сразу заметила неприятную деталь. Потеряв власть, она стала никому не нужной. Внешне к ней продолжали относиться почтительно. Но не больше! Бывшие друзья и подруги не стеснялись отказываться от приглашений. Бывшие недруги открыто закрывали перед ней свои двери. А она была вынуждена это терпеть! От такой несправедливости Екатерина долго плакала, потом вспомнила слова графа Алексеева и потребовала от Потемкина создать Царскосельский и Павловский гвардейские полки. Потемкин не отказал, правда, среди дворян нашлось слишком мало желающих служить в новых гвардейских полках. Прямо хоть крестьян набирай в гвардию.

Ах, Алексеев, Алексеев! Этот талантливый молодой человек слишком много изменил в ее жизни. Его проекты и пиратские похождения вскружили головы многим женщинам. Его африканские походы увлекли страстью к путешествиям все молодое дворянство. Если раньше мечтой дворянина была служба в гвардии, то сейчас все ходили на какие-то курсы естествознания и горного дела. Письма первых поселенцев с затаенным дыханием слушали во всех салонах. Газета «Губернские новости» регулярно печатала рассказы о путешествиях графа Алексеева. Недавно начали появляться рассказы охотников, которые описывали дикую природу африканской саванны, злобных слонов и хитрых львов. Частые заметки о случайно найденных месторождениях золота или драгоценных камней только увеличивали количество желающих оправиться на исследование диких земель.

Половина сенаторов как бы случайно нашла в Африке золото. Вторая половина сенаторов была в открытую одарена американскими золотыми приисками или копями драгоценных камней на Цейлоне. Жители Петербурга уже равнодушно проходили мимо многочисленных витрин ювелирных магазинов. Ажиотаж на золотые украшения кончился. Можно купить все, что угодно, и реализовать любую фантазию. И за всем этим стоит граф Алексеев. Непонятный юноша. Чрезмерно щедрой рукой раздает найденные месторождения золота и серебра. И совсем непонятно, почему отдает месторождения на землях, которые сам завоевал.

Приезду парламентеров султана Селима III Екатерина откровенно удивилась. На что они надеются? Да будь ее воля, приказала бы посадить в Петропавловскую крепость и выпустить после взятия Стамбула! Однако Потемкин почему-то медлил. Сенат неожиданно одобрил начало мирных переговоров. Однако время. Председатель правительства должен быть уже во дворце. И правда, в рабочий кабинет вошел граф Потемкин в сопровождении Муравьева и Елагина. Визитеры поклонились равнодушно, но с полным соблюдением дворцового этикета.

— Могу я узнать причину, по которой моя гвардия заключила мир с разгромленным врагом? Ах, я забылась! Гвардия теперь ваша.

Сановники устроились в креслах, после чего Потемкин положил перед императрицей толстый отчет.

Екатерина внимательно изучала бумаги. Граф Потемкин рассматривал привычный интерьер рабочего кабинета. Он до последнего момента не верил словам графа Алексеева. Его друг и соратник никогда не подводил и не обманывал. Настойчивое утверждение о необходимости мира с Османской империей никак не увязывалось с реальными событиями. С получением отчета американской экспедиции все встало на свои места. Слишком дорого держать войска на оккупированных арабских территориях и одновременно содержать пограничную армию в Америке. Главное даже не в этом. Захваченные турецкие земли тешат только амбиции. Земли Америки будут давать золото тоннами.

Острый ум Екатерины быстро пришел к аналогичному выводу.

— У вас есть план новой границы с Турцией?

— Только христианские земли Армении и причерноморские города с греческим населением.

— Что на юго-востоке? Вы решили вернуть Османской империи Прикаспийскую низменность?

— Тамошние земли вообще выведены за рамки переговоров. У нас уже подписано с Персией соглашение о границе.

— Нельзя оставлять спорных вопросов.

— В договоре оговорена восточная граница Турции по Араратской долине, включая города Эрзурум и Ван.

— Другими словами, России переходят все христианские земли.

— Именно так, ваше императорское величество.

— А что персы? Взятые земли многие столетия принадлежали им.

— Немного возражали по поводу одного города и озера Урмия, но быстро с нами согласились.

— Почему?

— Мы передали Персии междуречье Тигра и Евфрата вместе со священным городом Урфа.

— Османская армия выбьет персов с тех земель.

— Выбьет или не выбьет, то не наша забота.

— Искендерун отдаете Османской империи или Персии?

— Нельзя отрезать Турцию от земель Леванта.

— Почему? Наоборот, это ослабит султана.

— Поэтому и нельзя. На Левант воронами накинутся все европейские страны.

— Что вы в этом видите плохого?

— Подписав выгодный для Османской империи мир, мы установим хорошие отношения и выгодную торговлю.

— Ничего себе «выгодный» мир! Оттяпали огромный кусок империи.

— Мы взяли только христианские территории, где у султана были постоянные проблемы с местным населением.

— Это вы так считаете. А султан потерял значительный кусок своей империи. Своей собственной земли!

— Султан лучше нас знает, как управлять своими землями. За Искендерун мы берем Иерусалим с прилегающими Святыми землями.

— Здесь они согласятся. Потеряв несколько оливковых рощ, султан получит назад стратегический порт.

Обсудив основные параметры мирного договора, Екатерина с главой правительства и его первыми советниками перешли ко второй части. Требовалось составить общую линию внешнеполитической завесы. Нельзя просто так сказать: «Мы нашли много золота, поэтому армия нужна в другом месте». Сегодня между Россией с одной стороны и Англией, Францией и Испанией с другой стороны конфликтов нет. Новость об обнаруженном золоте неизбежно послужит причиной попыток проникновения других стран. Строительство в Америке крепостей может послужить отличным поводом для конфликта и войны. Особенно когда знаешь цену победы.

Внешнеполитическую активность разделили на несколько этапов. Для начала под благовидным предлогом нейтралитета в войне между Англией и Францией установят разделительную линию между Русским Западом Америки и колонизированной территорией Востока. Вместе с тем Екатерина брала на себя проблему Карла III. Испанского монарха следовало убедить отдать часть земель Новой Испании. Предлог миссионерской деятельности был признан самым благовидным. Пусть Римско-католическая церковь и считала православную веру «неправильной», но угроза проникновения англиканства для католиков была намного страшнее.

В свое время Папа проклял Англию за демонстративный разрыв с Римско-католической церковью. Результатом стало направление «Непобедимой армады», корабли которой должны были высадить десант «повиновения». Сто двадцать кораблей, пятьдесят один военный и шестьдесят девять транспортных, были встречены английской эскадрой в 197 кораблей. Именно кораблей, с мощной артиллерией в шестьдесят орудий на каждом. В результате боя испанцы потеряли двадцать кораблей, в то время как англичане потеряли тридцать. После завершения морского боя испанцы начали высаживать в Южном Уэльсе десант. Однако разразившимся штормом десантная операция была сорвана. Еще сорок испанских кораблей было выброшено на берег. В итоге из каботажного флота в сто двадцать кораблей в Испанию вернулось всего шестьдесят.

Сколько выбросило на берег английских судов, не посчитали до сих пор. Возможно, «победители» морского сражения не мешали испанцам высаживать десант и стояли в порту. Некоторые даже говорят, что сражение пошатнуло военный флот Испании. Кстати, в тот период времени незаметная страна под названием Нидерланды обладала океанским флотом в одиннадцать тысяч кораблей. Тем не менее, в Англии гибель «Непобедимой армады» отмечали очень широко. Все церкви проводили торжественные службы. Сейчас это никому не понять, но тогда случилось очень важное событие. Проклятие Ватикана обратилось против его слуг. Высшие силы карающей рукой урагана разбили корабли католиков. Вот так-то!

Что касается Нидерландов, по таможенным записям за 1646 год они закупили в Туле 647 пушек, чугунные ядра — 43 892 штуки, гранаты — 2934 штуки, мушкеты — 2356 штук, шпаги 2700 штук. Если добавить заводы Брюсселя, Люксембурга, Дюссельдорфа и Франкфурта, то получится совсем не мирная идиллия страны тюльпанов.

Но это другая история. Четыре броненосца будущего Тихоокеанского флота сопровождали транспортные суда с пятитысячным десантом на борту. Граф Алексеев решил зайти на Филиппины в испанский порт Сантьяго (Манила). По этому поводу к Сергею подошел командир эскадры командор Петр Шлютер:

— Сергей Николаевич, есть ли смысл заходить в Сантьяго? На кораблях достаточно угля для прямого перехода в Кантон.

— Через два дня сами поймете причину. Пока поверьте на слово, смысл есть.

— Что же нас ждет через два дня?

— Баня, настоящая баня в Малаккском проливе. Температура воздуха в вашей каюте будет под пятьдесят градусов.

— Что же делать?

— Идти в ближайший «прохладный» порт и дать экипажам отдых.

— В Сантьяго будет прохладнее?

— Намного комфортнее, сейчас сезон северо-восточного муссона. На берегу воздух не поднимется выше двадцати пяти градусов.

— У офицеров и нижних чинов могут возникнуть проблемы со здоровьем.

— Продолжительность вахты у топок и машин сократить, да поставить вахту на палубе.

— На палубе-то зачем?

— Люди перенесут матрасы на палубу. Надо следить, чтоб ночью не скатились за борт. Воду разбавляете вином?

— Делаем, как вы приказали. Действительно помогает! Расход питьевой воды резко сократился.

Командир эскадры пошел отдавать необходимые распоряжения.

Достаточно много принципиальных различий между парусниками и судами с механическим двигателем. Одни склады, да ютились дома рабов и бедноты. В отдалении находились официальные здания и возвышалась церковь. Виллы потомков конкистадоров и офицеров гарнизона стояли на склоне холма, обозначая собой границу города. Традиционное и прагматичное расположение зданий для всех южных городов. Виллы всегда строят в удалении, на возвышенности. Там, где гуляет свежий ветер и прохлада. Там, где нет пыли и зловония. На севере города строятся наоборот. Дворцы — в центре, беднота — на окраине. Логично и прагматично. Не надо долго добираться на морозе или под дождем.

Русскую эскадру встретили доброжелательно и гостеприимно. Утомленных жарой моряков и десантников разместили в казармах. Татары вывели своих лошадей на склоны окружающих холмов.

— Дон Сергей Алексеев, рад вас приветствовать в своих владениях — раскинув руки для объятий, подошел губернатор Филиппин.

— Взаимно рад нашему знакомству, дон Мигель Рахос.

— Садитесь в коляску, в моей вилле подготовили для вас комнаты. Вечером прошу ко мне всех офицеров эскадры.

— Заскучали без новых лиц?

— Есть такое, — засмеялся губернатор. — С вашим приходом появились не только новые лица. Вокруг вашего имени много различных слухов.

— Здесь я бессилен, на слухи повлиять никак не могу.

— Поверьте, после отхода вашей эскадры из Сантьяго количество слухов только увеличится, — засмеялся он снова.

Гостеприимный хозяин города обеспечил полноценный отдых как офицерам, так и нижним чинам. Ежевечерние посиделки проходили практически во всех виллах. Смех, веселье и танцы заметно подняли настроение моряков. Во время одной из поездок по острову Сергей с удивлением заметил, что оживились даже татары. Они нашли общий язык с аборигенами и устраивали совместные вечеринки у костров. Что касается негров, им все было по барабану. Причем в прямом смысле этого слова Есть еда, есть свободное время, после ужина раздается ритмичный звук тамтамов, начинаются пляски вокруг костров. Ритм подхватывали барабаны филиппинцев, вокруг костров возникали интернациональные хороводы. Здесь азартно отплясывали и татары, и негры, и турки, и русские. И конечно же филиппинских женщин было в достатке.

Сергей усердно изучал организацию горного дела по добыче золота и серебра. Знакомился с процессом добычи меди и прочих полезных ископаемых. Вечерами делился своими впечатлениями. Однако губернатора больше всего интересовал вопрос строительства канала через Панамский перешеек.

— Уважаемый граф, в Испании многие уверены, что вы просто обманываете короля ради своих корыстных целей.

— Ответ прост. Укажите хоть одну, любую, корыстную цель.

Дон Мигель Рахос надолго задумался.

— Вы правы! В ваших поступках не просматривается ни одного недостойного действия.

— Более того, каждый сможет увидеть многочисленные паровые механизмы, которые круглосуточно работают на строительстве канала.

— Так-то оно так. Но невозможно прорыть канал через горы.

— Кто вам сказал, что канал роется через горы?

— Достаточно много людей знакомы с теми местами. Да и сейчас путешественники частенько заглядывают на стройку.

- Что же они рассказывают?

— Ваши паровые машины роют канал между холмами, где высота над океаном составляет сорок метров.

— Больше ничего досужие путешественники не увидели?

— Для защиты канала вы строите форты.

— А шлюзы и плотины? Какая высота шлюза в Брюссельском морском канале?

— Вряд ли в Сантьяго вам ответят на этот вопрос. Практически никто из жителей никогда не был в Европе.

— В Брюссельском морском канале шлюз обеспечивает спуск или подъем судов на пятьдесят метров.

— Ого! Вы планируете поставить по шлюзу со стороны каждого океана?

— Нет. Со стороны Карибского моря будет три шлюза, со стороны Тихого океана будет четыре шлюза.

— Понятно, но как вы подадите воду наверх?

— Очень просто. С гор стекает две реки. Мы уже строим плотины, вода заполнит долину, вот и вся хитрость.

— Почему же вы обещали построить канал за десять лет?

Сергей не мог сказать, что американцы строили канал сорок один год. Но там причиной было безумство инженерной мысли.

— По предварительным расчетам, для затопления долины потребуется десять лет.

— Теперь все стало на свои места. Спасибо за разъяснение, канал жизненно необходим Испании.

Канал Испании необходим, это бесспорно. Только до революции в самой Испании осталось тридцать лет. К гражданской войне, которая началась в метрополии, немедленно присоединились конкистадоры Америки. Колониальные земли начали стремительно выходить из-под контроля. Симон Боливар, будучи по отцу баском, а по матери из племени чибо, возглавил бунт испанских колоний. Филиппины не остались в стороне, достаточно быстро острова объявили о своей независимости. Но ненадолго. Американцы взорвали в Гаване свой собственный линкор, после чего объявили Испании войну. Первым делом американские войска захватили Филиппины. Европейские государства потребовали прекратить беспредел. Причем здесь война с Испанией и независимое государство Филиппины? Тем не менее американцы предпочли выплатить контрибуцию в тридцать миллионов долларов, но захваченные золотые и серебряные шахты оставить за собой.

В XX веке последовала странная война. Другими словами, действия в Тихом океане американских и японских войск назвать нельзя. Все началось с бойкота Страны восходящего солнца. Англичане и американцы были уверены в неуязвимости. Командование Гонконга и Сингапура заявило о неприступности своих крепостей. Командир гарнизона на Филиппинах гарантировал неприступность островов в течение шестидесяти суток. После чего гарнизону потребуется снабжение и боеприпасы. Никто не верил в возможность войны с Японией. Для войны не было причин. Бойкот бойкотом, но японцы полностью удовлетворяли свою потребность в нефти за счет месторождений Маньчжурии и южного Вьетнама. Потребности Японии способны удовлетворить даже нефтепромыслы Сайгона, не говоря о прочих месторождениях юга Вьетнама или Маньчжурии.

Американский гарнизон на Филиппинах капитулировал через неделю после нападения на Перл-Харбор. Гонконг продержался две недели, Сингапур поднял белый флаг еще до высадки японских войск. Японцы отважно бросились на голландские нефтяные промыслы острова Суматра. Они решились воевать за десять тысяч километров от метрополии. Началась странная война с непонятными стратегическими задачами и невнятными тактическими действиями. На первом этапе остатки американского флота перешли под командование голландского адмирала Доормана. Кроме этого, под его командование передали корабли Австралии и Новой Зеландии. Подобное усиление стоило адмиралу жизни.

Крейсерский флот Нидерландов атаковал и разгромил передовую японскую эскадру. Основные силы японцев поспешили на помощь, но корабли подходили вразнобой, что позволяло голландцам развивать свой успех. Только с подходом линкоров адмирал Доорман приказал своим кораблям отойти, а эсминцам прикрыть крейсеры. Однако эсминцы ничего не сделали, как следствие один крейсер Нидерландов получил несколько попаданий и утонул. Вместе с крейсером «Рейтер» погиб и адмирал Доорман. Голландцы потребовали расследования причин бездействия американских эсминцев. Как вскоре выяснилось, в американском военно-морском флоте не существовало понятия «прикрыть основные силы». Командиры эсминцев просто не знали, что им надлежит сделать.

Во время войны в Тихом океане американцы даже не посмотрели в сторону Европы, где Гитлер двумя десятками подводных лодок полностью блокировал английское судоходство. Вместо этого американские морпехи ползали по болотистым джунглям Индонезии. Солдаты воевали за двадцать тысяч километров от баз снабжения. Военно-морской флот Америки возглавил бывший летчик. Началось строительство огромного флота авианосцев, самых бесполезных военных кораблей. Авианосец обладает нулевой устойчивостью к боевым повреждениям. Японцы хорошо знали недостатки авианесущих сил и умело этим пользовались. Одна бомба в палубу, и авианoсeц вместе с кораблями охранения выходит из боя. Его самолеты садятся на воду или на палубу других авианосцев. Но и там чужие самолеты сбрасывают за борт. Сколько своих самолетов вернется с задания, никто заранее не знает.

Однако основная проблема авианосцев совсем в ином. Это корабли тропических морей. Авианосный корабль боеспособен только в условиях отличной видимости. Пилот должен иметь возможность визуально найти свой корабль и визуально посадить самолет на палубу. Применение радиотехнических средств аэронавигации невозможно по определению. На включенный радиомаяк в первую очередь прилетят вражеские бомбардировщики. В наше время радиомаяк послужит отличной приманкой для дальнобойной ракеты. Так что не было авианосцев в Атлантике, и не будет. Конвойные авианосцы не в счет; Эти корабли сопровождали конвои между Канадой и Исландией. На конвойных авианосцах базировался десяток самолетов типа ПО-2. Безоружные легкомоторные самолеты противолодочного патрулирования. Они брали одну стокилограммовую бомбу и не улетали дальше видимости дымов транспортного каравана.

Война во Вьетнаме доказала почти стопроцентную беззащитность кораблей. Американцы решили уничтожить советский пункт управления полетами. Выбрав подходящий момент, запустили ракету с наведением на сигналы радиоизлучения. Однако наши операторы сразу определили параметры ракеты и обесточили свой центр. Ракета перешла в режим автономного поиска цели. После сканирования развернулась обратно. Первой подходящей целью оказался американский крейсер. Взрыв уничтожил корабль. Ракета наводится даже на антенны пассивного режима, когда идет только прием сигнала. Американцы изменили принцип системы наведения на цель. Но и ответные меры были адекватными. Не зря во время бомбардировок Югославии американский «Томагавк» улетел в Болгарию.

В Средиземном море бесполезность авианосцев доказали дважды. Во время войны стоило американскому авианосцу появиться в Средиземном море, как на второй день после атаки немецкой подводной лодки он сделал бульк. После войны американские авианосцы достаточно долго патрулировали в Средиземном море. Однако их вывели после неприятного инцидента с советским бомбардировщиком ТУ-22. После взлета в Белоруссии, штурман потерял ориентировку. Экипаж опомнился, когда увидел рядом со своим самолетом истребители с опознавательными знаками ВВС Египта. Естественно, бомбардировщик ушел, но пилот был вынужден запросить на открытых частотах путь на ближайший аэродром. Первым отозвался Ташкент, где бомбардировщик вскоре благополучно сел. Советскому правительству пришлось извиняться, и не только перед Египтом. Американцы незамедлительно сделали выводы и вывели свои авианосцы из Средиземного моря. Но это другая история.

2 Маньчжурия

Эффект от прихода русской эскадры в Кантон ничем не отличался от той плохо скрываемой паники, что произошла в Индии. Английские и французские колониальные гарнизоны Мадраса провожали русские корабли с явным облегчением. Порт и город Кантон расположен на реке Сицзян, что в переводе с южно-китайского диалекта означает «Жемчужная река». Название дано не за красоту, а за обилие жемчужных раковин. Торговлю с иностранцами осуществляла китайская купеческая корпорация Гунхан. Эта же компания следила за порядком на территории фактории и за поведением иностранцев. Так что, невзирая на войны и противостояния, англичане, французы, голландцы и португальцы вели себя в Кантоне взаимно вежливо. Альтернативы нет — китайцы без разговоров выгонят из страны нарушителей спокойствия.

Намного позже появятся быстроходные клиперы — корабли, возившие опиум. Полный груз наркотиков забирали в Пакистане (тогда еще это была Индия) и выгружали в Лондоне. Самый первый наркокурьер получал огромные барыши от изголодавшихся поклонников. Но наркоторговцы не забывали о многолюдном Китае. Корабли с опиумом регулярно заходили в Кантон, где, после частичной выгрузки, догружались чаем. Что впоследствии дало возможность стыдливо переименовать наркокурьеров в «чайные клиперы». В отличие от Европы, правительство Китая отлично знало о последствиях наркомании. Они не желали иметь дебильное население. Употребление наркотиков в стране каралось смертной казнью. Тем не менее англичане продолжали ввозить опиум, что привело к так называемым опиумным войнам. В результате первой войны Китай потерпел поражение. Англичане забрали себе Гонконг, а португальцы Макао. После второй опиумной войны Китай практически утратил свою государственность. Но это другая история.

Корабли эскадры встали на рейде. Буквально сразу на броненосец «Темпераментный», где Сергей держал свой флаг, прибыл управляющий Тихон Бобров:

— Рад вас видеть, ваше сиятельство.

— Взаимно, рассказывай о своих успехах.

— Первое и самое главное — сановники из Пекина ждут вас сегодня вечером во дворце.

— Следовательно, нам позволят выйти за пределы квартала для иностранцев.

— Сделали исключение. Вы их серьезно заинтересовали своими планами захватить Маньчжурию.

— В чем основная причина конфликта между Китаем и Маньчжурией?

— Сто лет назад маньчжуры захватили Китай. Китайцы этого не простили и хотят отомстить нашими руками.

— Но император Китая по национальности маньчжур!

— Был сто лет назад.

— Что же изменилось?

— Жены у императоров китаянки, воспитание китайское, сановники китайцы. Корни давно утеряны.

— Порой память о великой родине затмевает не только воспитание, но и рассудок.

— В нашей ситуации намного проще. Китайцы не любят маньчжур. Маньчжуры отказываются платить налоги.

— Они продолжают считать себя завоевателями?

_ Именно так! Поэтому нам позволили «призвать Маньчжурию к закону».

— Надеюсь, китайцы не потребуют ежегодной уплаты налога?

— По моим сведениям, их устроит разовый выкуп.

— Размер выкупа согласован?

— Не до конца. Китайцы сомневаются в заявленных характеристиках нашего оружия.

— В этом мы их быстро убедим. Что слышно о действиях генерала Такин Хомайна?

— Сейчас генерал является нашим самым главным козырем. Он перешел через горы Малый Хинган.

— Молодец! Хорошо действует.

— Это не все. Генерал взял город Харбин и вышел к океану. Нашел удобную бухту, которую назвал Золотой Рог, и заложил крепость Константинополь.

— Вот это да! Не ожидал от генерала!

— По последним данным, войска идут на город Гирин. Маньчжуры избегают сражений, просто разбегаются.

Сергей отметил на карте захваченную территорию. Неплохо, генерал успел захватить больше половины Маньчжурии. Для переговоров с сановниками у него очень хорошая позиция.

На границе квартала для иностранцев, возле вполне реальных ворот с реальной военной охраной, графа Алексеева ожидал паланкин. Сергею стало как-то неловко, ему никогда не приходилось ездить на людях. В своей прежней жизни он не пользовался даже рикшами. Посмотрел на соседний паланкин, где привычно разместился Тихон Бобров:

— Тихон, почему китайцы не используют лошадей?

— Непривычно? — засмеялся управляющий. — Мне поначалу было стыдно ездить на плечах людей.

— Ты не ответил на мой вопрос.

— Власти строго следят за гигиеной. На улицах нет не только лошадей, но и кошек. Собаки, понятно, бегать не могут, мясо собак здесь в цене.

По поводу собак Сергей был в курсе, сам в свое время попробовал в Шанхае суп на собачьих хрящиках. Сначала морщился от неприятного запаха псины, но вкусно. Еще в прежней жизни Сергей сделал вывод, что среди всех стран Дальнего Востока китайская кухня самая богатая и самая вкусная. В Японии и Корее просматривается отпечаток прагматизма вечно голодных людей.

Дорога до дворца Гуандун заняла более часа. Убранство самого дворца соответствовало китайским традициям. Стены задрапированы ярким красным шелком. Красная обивка мебели, красная одежда слуг. Такие же алые наряды на пекинских сановниках. Интересы императора Цинн представляли мандарины Цзинь-Яо и Лай-Цзы. Кроме сановников, в стороне сидел священник конфу[4]. Фанаты восточных единоборств выставляют основным козырем тот факт, что у них на первом месте духовное единение, затем следует физическая сила. На самом деле все это — доводы неграмотного пастуха. То, что преподносится как сила духа и единение с природой, на самом деле обычная, традиционная китайская религия. Не лучше и не хуже индуизма, христианства или ислама.

Китайские монахи отправлялись для сбора пожертвований с простым посохом. Для защиты от бандитов монахов приходилось учить методам боя без оружия. Если христианство и мусульманство учит смирению и ненасилию, то учение Конфуция не содержит пацифизма. Китайские монахи не могли иметь оружия по причине запрета со стороны императора. Монарх не желал иметь в своей стране тысячи неподвластных ему воинов. Карате и прочие «традиционные» японские единоборства имеют корни глубиной до 1932 года. По итогам войны с Маньчжурией, которая закончилась в 1932 году, японское командование сделало неутешительный вывод. Потери среди японских солдат намного превышали потери побежденного противника. Причиной являлась лучшая индивидуальная подготовка маньчжурского солдата. Как следствие, появились японские школы рукопашного боя.

Современный Китай отбросил мистическую мишуру религии конфу и различных отколовшихся сект. В результате была создана современная школа рукопашного боя по принципу самбо. Строго научный подход, продуманная система обучения, контроль со стороны властей. Сегодняшний китайский спецназовец быстро разложит нашего супербойца. Впрочем, в обычных видах спорта российские спортсмены отстали так же далеко и безнадежно. Что касается наших детишек в различных школах восточных единоборств, то наряду с жестами обезьян и позами драконов они заучивают древние китайские молитвы. Но это другая история.

По приглашению хозяев граф Алексеев расположился в широком кресле с многочисленными пуфиками. На маленький столик под левой рукой слуги поставили пиалу с чаем. В Китае не пыот привычный для нас чай. Сергей никогда не выяснял причин, просто знал, что китайские и японские чайные традиции ничего не имеют общего с привычным для нас понятием чая. Это может быть чайный сбор для спокойного сна или стимуляции работы мозга. Специально подобранная смесь трав и листочков для работы кишечника или возбуждения аппетита. Тем не менее чайный ритуал всегда сопутствует любому мероприятию и не имеет ничего общего с привычным для нас понятием «еда со стаканом чая».

Беседу начали с традиционных фраз взаимного приветствия и вежливых вопросов о здоровье. Затем последовали подарки. Встреча планировалась, и подарки были изготовлены заранее, еще в России. Традиционные сабли и пистолеты с инкрустацией слоновой костью, золотом и драгоценными камнями, осыпанные драгоценными камнями шкатулки. Все это принималось с вежливым равнодушием. Но каминные часы в фарфоровом корпусе и литом искусственном хрустале вызвали восторг. Если костный фарфор китайцы оценили, как знатоки фарфора, то искусственный хрусталь их поразил необычной новизной.

В завершение Сергей не удержался от соблазна и подарил священнику простенькую на первый взгляд картину — небольшого размера, с незатейливым осенним пейзажем, рамка с защитным стеклом. Но священник все понял. Сразу, практически мгновенно, все рассмотрел и оценил. Для Китая очень дорогой и многозначительный подарок. Картина была выложена из янтаря. В Китае янтарь ценится намного выше, чем на берегах Балтики — жемчуг Тихого океана. По этой причине завершающий этап преподнесения даров был «янтарным». Несколько янтарных шкатулок и вырезанных из янтаря фигурок драконов и львов были приняты на ура с искренней благодарностью.

Подарки повысили настроение сановников, разговор начался вполне доброжелательно:

— Господин граф, когда вы будете готовы продемонстрировать привезенное оружие?

— Для начала мои корабли должны встать к причалам. Желательно выгрузиться в стороне от глаз европейских «союзников».

— Почему вы не хотите показывать свое оружие представителям других европейских торговых домов?

— Во-первых, оружие уже ваше. Если вы хотите продемонстрировать его, я ничего не имею против.

Мандарины задумались.

— В ваших словах скрыто предупреждение о возможной войне европейских стран против Китая.

— Я полагал, что события в Индии послужили для вас предупреждением.

— Они осмелятся напасть на Поднебесную империю?

— Что вас удивляет? Закончат с Индией и возьмутся за Китай.

— Мы не Индия! Наша армия легко расправится с наглыми завоевателями.

— Вам виднее. На моих кораблях более тысячи лошадей. Желательно получить место для временного отдыха кавалерии.

— Мы предоставим вам просторное поле. Завтра вам укажут причал для выгрузки оружия и район выпаса лошадей.

Разговор перешел на общие темы. Затем Сергей дал необходимые пояснения по часам и биноклям. Уже с наступлением темноты, после обильного ужина, графа Алексеева провели в выделенные для него комнаты. Сергей тяжело упал на кровать. Застолье в Китае имеет одно отличие по сравнению с гостеприимством в России. Здесь стол не может оказаться пустым, сколько бы гость ни ел, хозяин всегда будет добавлять и добавлять угощения. Человек должен встать сытым при заполненном едой столе. Таким образом в Китае показывают свое хлебосольство и достаток.

На следующий день Сергея доставили к месту выгрузки кораблей. Сановники вместе с другими китайскими чиновниками и военными толпились у грузовых стрел и придирчиво осматривали выгружаемые пушки. Сергей вежливо поздоровался и пошел к месту разгрузки десанта. Выгрузка оружия займет много времени. Все пушки из арсенала Екатерины, и имеют клеймо русских заводов. Они не лучше и не хуже любых европейских аналогов. С ружьями то же самое: обычное оружие из арсенала. Граф Алексеев не собирался снабжать Китай своим новым оружием. Никто не может предсказать возможное развитие событий. Для защиты от иностранной интервенции доставленного оружия более чем достаточно.

Татары осторожно выводили своих лошадей. Сходни слегка пошатывались, и некоторые лошади в испуге прижимали уши. Сергей подошел к темнику, который настороженно осматривал окружающую местность.

— Что, Фарид, смотришь на жизнь бывших данников Чингисхана?

— Это правда? Ну, что эти земли были завоеваны Великим Чингисханом?

— Правда. Китай был завоеван армией монголов.

— Почему Чингисхан отсюда ушел?

— Обманули, поэтому и ушел.

— Как обманули? Расскажи.

— Очень просто, назвали Чингисхана великим воином и посоветовали пройти от края и до края Земли.

— Разве это обман?

— Конечно, обман. Земля круглая, а у шара края не бывает.

— Мы можем пройти вокруг Земли?

— Я ходил, и не раз. Отсюда сорок дней на восток, и будет Америка. Потом еще пятнадцать суток, и будет Африка.

— В Африке мы уже были. Послушай, хозяин. Ты очень умный. Объясни, почему в Европе и в России разный календарь?

— Католическая церковь опирается на солнечный календарь- Ортодоксальная церковь опирается на астрологический календарь.

— Какой календарь правильный?

— Смотря для кого. Для обычного человека нужен солнечный календарь с четырехлетним циклом.

— Почему астрологический календарь нужен церкви?

— Десятилетний цикл давно подтвердил, что звезда Вифлеема загорается каждые десять лет на православное Рождество.

— Остальные годы эта звезда восходит по католическому Рождеству?

— На католическое Рождество Вифлеемскую звезду увидеть невозможно.

— Почему? Звезда не может исчезнуть с неба.

— Вифлеемской звездой называют парад планет, когда четыре планеты выстраиваются в одну линию.

— Твоего арабского скакуна выводят! Поедем вместе?

— Давай! Пошли гонца за китайским офицером, пусть укажет границы для твоих воинов.

Сергей с удовольствием предался наслаждению конной прогулки. Во время поездки обратил внимание, что китайцы весьма опасливо смотрят на верховых татар.

Вечерний разговор с Цзинь-Яо и Лай-Цзы только подтвердил его неожиданные наблюдения.

— Господин граф, до нас дошли слухи, что в вашей армии есть потомки воинов Чингисхана.

— Со мной на кораблях полторы тысячи и около пятнадцати тысяч сейчас подходят к Маньчжурии с севера.

— Сколько монгольских воинов на службе у вашей императрицы?

— На постоянной службе примерно пять тысяч.

— Если случится война? Сколько воинов она может собрать?

Сергей задумался. Откуда ему это знать! Потом припомнил примерные цифры татарских, башкирских и калмыцких казаков во время войны с Наполеоном.

— Ручаться не могу, но в случае необходимости в седла сядет двести тысяч всадников.

Китайцы переспросили цифры и начали оживленно обсуждать неведомые проблемы.

— Господин граф, эти воины останутся в Маньчжурии?

— Нет, они нужны в других походах.

— Пушки на лафеты собирают негры. А кто будет учить наших воинов?

— Кто угодно. Или у вас есть какие-то предпочтения?

— У потомков Чингисхана есть свои орудия?

— Своих пушек у них нет, оружие выдает военное ведомство.

Сергею пришлось подробно разъяснить принцип казачьей службы. Основы войскового резерва и постановку обучения молодежи. Разговор затянулся допоздна. Китайские сановники откровенно опасались снова увидеть у своих границ потомков армии Чингисхана. Но это их проблемы, которые Сергей не собирался решать. Все, что он увидел и узнал за первый день, говорило об одном — в Китае период полного развала. Можно легко подкупить любого чиновника. Дальше поступай по своему усмотрению, как заблагорассудится.

Наконец оружие выгрузили, десантники приступили к обучению китайских офицеров. Сразу заметили низкое качество китайского пороха. По-видимому, порохом не занимались со времен его изобретения.

— Хозяин, — к Сергею подъехал татарский темник вместе с новым полковником. — Ты заметил, что китайцы нас очень боятся?

— Конечно, заметил, только вы их специально не пугайте.

— Опасаетесь, что они разбегутся и вы не получите за пушки денег?

— С вами они и за пушки заплатят, и последние штаны снимут.

Все засмеялись.

— Хозяин, разреши наш спор.

— Говорите, попытаюсь помочь.

— Мы спорим о причинах, по которым русский царь не принял ислам.

— Нашли, о чем спорить, это невозможно по определению.

— Почему невозможно? Люди говорят, что наш богослов был в вашем Киеве, когда царь выбирал веру.

Сергей захохотал, затем, вытирая слезы, ответил:

— Я вас понял. Такого в принципе не могло быть. Когда Древняя Русь крестилась, ваш Магомет жил со своими учениками в пещере.

— Как это жил в пещере?

— Мусульманство еще не существовало. Вы не обижайтесь, но учение Магомета на семьсот лет младше учения Христа.

— Мы не обижаемся, мы это знаем. Тогда почему ваш царь не выбрал католическую веру?

— Русь крестилась, когда вандалы с кельтами лупили друг друга дубинками по голове.

— Разве Англии, Франции и Испании еще не существовало?

— Европейские королевства и католическая церковь появились через сто лет после крещения Руси.

— Вон оно как! Но если мусульманских и католических богословов еще не существовало, то иудейская вера Уже была.

— Вы забываете, что иудеи — избранный Богом народ, и последователи из других народов им не нужны.

Сергей поднялся в седло.

— Неужели вы думаете, что иудеи захотели переехать из Иерусалима в Киев к могиле Андрея Первозванного?

— Извини хозяин, если обидели, мы по незнанию.

— Пустое, извиняться не за что. Давайте проверим лагерь, посмотрим на солдатские шатры, поговорим с воинами.

Шли дни, китайские солдаты, расположенные вокруг русского лагеря, разделились на две группы. Меньшая часть осваивала привезенное оружие, большая часть тщательно следила за иностранными воинами.

Освоение нового оружия шло ни шатко ни валко. Сергей уже начал волноваться, что процесс обучения может затянуться на годы. Но вопреки пессимистичным ожиданиям, китайцы неожиданно заявили о завершении проверки. Они именно так и сказали, что все оружие проверено. Как будто никакого обучения не было в помине. Сергей не стал акцентировать на этом внимание. Каждый говорит то, что ему выгоднее или удобнее. Для него главным результатом стало обретение красивого рулона рисовой бумаги с символикой императорской фамилии. Написанный текст уже многократно проверен и согласован. Заковыристые выражения с упоминанием цветов, трав, птичек и жучков давали графу Алексееву право на владение землями Маньчжурии.

Корабли в авральном порядке готовились к последнему переходу. Десантники снова размещались на привычных местах. Татары заводили лошадей в оборудованные в трюмах стойла. Сергей был очень доволен результатом. Хотя сомнений в успехе у него не было изначально. Император и сановники прекрасно понимали, что Маньчжурия не является территорией Китая. Соответственно, они продали то, что им не принадлежит. Отсюда и уверенность Сергея в благополучном исходе сделки. Но одно дело уверенность в успехе, другое дело — сам успех. Подписанная императорам бумага гарантировала нейтралитет Китая. Иного и не требуется. Совместное предприятие Голицына, Строганова и Алексеева получило официальный мандат на захват земель, где в ближайшие годы будет создан мощный индустриальный центр.

Именно ради этого затевалась маньчжурская авантюра. Россия получала не просто выход на Дальний Восток. Три самых мощных в России династии тяжелой промышленности получали в свои руки огромные залежи железа и угля, свинца и меди, олова и цинка. Если к этому прибавить залежи серы, каменной соли, селитры и поискать в горах Большого Хингана золото, серебро и ртуть, то выгруженные в Кантоне пушки и ружья окажутся просто смехотворной платой. Кроме собственно полезных ископаемых, Маньчжурия обладает великолепным сельскохозяйственным потенциалом. Здесь с одинаковым успехом можно выращивать пшеницу и хлопок, сахарную свеклу и гречиху. В совокупности с доступными рабочими руками это позволит быстро построить заводы и верфи.

Дальневосточный индустриальный центр крайне необходим. Во-первых, Россия окажется первой европейской страной, обладающей на Тихом океане своей собственной индустриально-промышленной базой. Во-вторых, страна получит надежную опорную точку для расположения военно-морских сил. Естественной реакцией государств с активной колониальной политикой будет стремление ослабить позиции России на Дальнем Востоке. При существующем раскладе это возможно только путем создания конфликта между Россией и Китаем. В Петербурге подобный вариант обсуждался. И Голицын, и Строганов реально опасаются такого развития событий. Сергей полностью разделял их опасения.

В результате обсуждений различных сценариев компаньоны по маньчжурской авантюре разработали совместный план превентивных действий. Первая часть плана опиралась на политику самоизоляции, которую проводило правительство Поднебесной империи. Во время вечерних бесед граф Алексеев заключил принципиальное соглашение с мандаринами Цзинь-Яо и Лай-Цзы. Сам договор Сергей должен получить через месяц. Но это только вопрос времени. Естественно, предложенный договор был подкреплен дополнительными подношениями. Итак, граф Алексеев получает в аренду остров Гонконг. На острове за его счет оборудуются соответствующие условия для китайской купеческой корпорации Гунхан. Кроме этого граф Алексеев обязан создать условия для голландцев, англичан, французов и португальцев. Ост-Индские компании этих стран перебазируются в Гонконг.

Другим местом торговли выбрали полуостров Ляо-дун, где граф Алексеев обязался построить порт Дальний. Здесь, как и в Гонконге, будут созданы условия для китайской купеческой корпорации Гунхан. Для проталкивания своей идеи Сергей не стал придумывать новых «страшилок». Просто сказал сановникам, что, по его сведениям, иностранные торговцы планируют ввоз в Китай наркотиков. К его удивлению, реакция последовала незамедлительно. В первую очередь китайцы перетрясли все склады. И нашли опиум! Этого оказалось достаточно. После многословных благодарностей за своевременное предупреждение Сергей получил заверения о скором подписании договора аренды на остров Гонконг. Можно много говорить о правителях Поднебесной империи. Но о здоровье нации они заботились надлежащим образом.

Новость о скорой аренде острова и предстоящей передислокации всех европейских представительств быстро достигла всех торговых домов Кантона. Вскоре граф Алексеев оказался в тисках перекрестного допроса: Господин граф, по какой причине вы выбрали для аренды остров Гонконг?

Здесь Сергей не стал юлить и ответил чистую правду:

— Торговая и военная база на острове намного выгоднее огороженного загона в Кантоне.

— Вы хотите построить в Гонконге крепостные сооружения?

— Разумеется. Как еще можно себя обезопасить от возможных проблем во время внутренних конфликтов в Китае?

Торговцы сразу оценили вытекающие преимущества. Жить своей привычной жизнью на острове намного легче и выгоднее. Китайцы не будут соваться со своими требованиями и предписаниями.

— Переезд на остров может повлиять на торговлю.

— Переезд на остров обязательно повлияет на торговлю. Здесь мы получаем товары только по реке Сицзян.

— Полагаете, что в Гонконг придут корабли китайских торговцев из других регионов?

— Разумеется. Новая фактория не будет зависеть от местного губернатора. К тому же на острове совсем другой климат.

— Вы знаете этот остров?

Еще бы! По прошлой жизни Сергей хорошо знал Гонконг, как и многие другие китайские портовые города. Остров расположен буквально рядом с устьем реки Сицзян, а климатическими условиями значительно отличается. И в лучшую сторону. Здесь нет душной парилки и застойного воздуха Кантона, который является самым теплым городом Китая. В Гонконге зимой около восьми — десяти градусов тепла, летом двадцать пять — двадцать семь. Вполне комфортно для любого европейца.


Но это только одна из мер, способных оградить Россию от закулисных интриг других стран. Основной упор на взаимоотношения с Китаем будет сделан через порт Дальний. Здесь легко реализовать почти весь промышленный потенциал Маньчжурии. Мелководное Желтое море позволяет осуществлять судоходство даже с помощью каботажных сампанов[5]. Множество рек и близость к основным городам Китая позволят установить тесные торгово-экономические и политические отношения. Сбыт промышленной продукции поможет перетянуть в сторону России практически весь импорт. Поставки оружия станут значительным рычагом во взаимном сближении. Судостроительная верфь в Сясь приступила к строительству броненосцев с привычным гребным винтом.

Первая серия новых кораблей уйдет в Норвегию к адмиралу Хаки Котлу. Затеянная авантюра с независимостью Норвегии выходит на заключительную стадию. Сейчас еще трудно предугадать побочные последствия. Но все письма от адмирала полны уверенности в благополучном исходе. Действующие колесные броненосцы пойдут в продажу только после завершения норвежского плана. Броненосцы Тихоокеанской эскадры продадут Китаю. Это согласованная и обязательная часть плана, который был разработан Голицыным, Строгановым и Алексеевым. Поднебесная империя должна обладать необходимыми возможностями для противодействия попыткам внешнего силового давления. Потеря Китаем государственной самостоятельности неизбежно повлечет за собой ослабление позиций России.

Выбор места для высадки десанта подсказала рыбацкая деревушка. Желтое море славится не столько своим мелководьем, сколько обилием рыбы и всевозможных видов морепродуктов. В качестве основного ориентира взяли Великую китайскую стену. Коль скоро Китай отгородился стеной, то все, что находится с внешней стороны стены, уже не Китай. Корабли подошли к берегу, первыми высадились конные отряды. Появление татарской конницы вызвало в селении панику. Жители маленькой рыбацкой деревушки побежали в разные стороны. Татары отловили нескольких беглецов, у которых выяснили, что деревня называется Суйчан.

Разгрузка заняла почти неделю. За это время кавалерия обследовала прилегающие земли. Привезли китайского переводчика, которому Сергей показал подписанную императором бумагу. Вернее, это была не бумага, а настоящий рулон на красивой резной палочке. Прочитав текст императорского указа, китаец с довольным видом побежал в сторону ворот в Великой китайской стене. Ко времени завершения высадки десанта в отдалении расположился китайский военный отряд. Они не приближались ближе пяти километров и не пытались войти в контакт. Просто издали наблюдали за действиями русских.

По плану, войска десанта должны были выполнять вспомогательные функции. Основной удар с севера наносит армия генерала Такин Хомайна. Пятитысячный корпус полковника Абдул-Азида должен демонстрировать свое присутствие рядом с Великой китайской стеной. Если обнаружат маньчжурские гарнизоны, то их следует разоружить, солдат распустить по домам. Никаких активных боевых действий не планировалось. Тем более не входил в планы поход на Мукден. Одной из причин подобного решения было полное отсутствие каких-либо карт. Мандарины Цзинь-Яо и Лай-Цзы искренне разводили руками, сожалея об утрате необходимых данных. Сергей в это не верил, картография в Китае была на высоком уровне. Задолго до прихода армии Чингисхана на китайских картах были подробно нанесены многочисленные варианты торговых путей в Европу.

На нет и суда нет. Татарская конница разлетелась на все четыре стороны. Остальные войска в походном порядке направились в сторону города Цзыньян. На второй день пути к графу Алексееву обратился татарский темник:

— Хозяин, позволь отправить в дальний дозор две полусотни.

— Отправляй, хочешь уточнить местонахождение войск генерала Такин Хомайна?

— Гонцов к нему отправили еще во время выгрузки. Наши разъезды встретили родственников.

— Какие у вас здесь могут быть родственники? Ваши предки ушли с этих земель пятьсот лет назад.

— Мы встретили своих родственников, это точно! Сергей решил попусту не спорить. Тем более что принцип родовых отношений у татар может значительно отличаться.

— Разъезды встретились с монголами?

— Здесь много монголов, дауров и эвенков. Это все наши народы, но мы нашли родственников.

— Я не возражаю, почему не встретиться после стольких лет разлуки?

Фарид сорвался с места в галоп. Вскоре он уже скакал в окружении большой группы татар. Сергей еще раз пожал плечами. Он не представлял, как можно встретить своих родственников после пятисот лет скитаний по далеким землям.

Корабли эскадры ушли. Броненосцы разделились на две группы. «Талантливый» и «Твердый» патрулировали побережье Маньчжурии. Они спускались на юго-запад с заходом в залив Бохай. Тем самым напоминая китайцам о своем присутствии. Через этот залив в Пекин и прилегающие города поступали все необходимые товары. Благодаря морским портам, многочисленным рекам и каналам, в заливе было очень активное судоходство. Двух броненосцев вполне достаточно для патрулирования всего побережья. Желтое море очень маленькое, а Ляодунский залив и залив Бохай вообще крошечные. Полный цикл кругового патрулирования не займет и суток. Фактически два корабля кружились на маленьком пятачке. Впрочем, вскоре это принесло свои плоды. Достаточно быстро китайцы перестали шарахаться от железных кораблей. А еще через некоторое время моряки за мелкие монетки начали покупать у рыбаков морские деликатесы.

Вторая пара броненосцев, «Требовательный» и «Темпераментный», вместе с транспортами снабжения ушли на изучение побережья. Перед ними стояла задача найти бухты для военной базы Порт-Артур и торгового порта Дальний. После выгрузки необходимого оборудования и воинского отряда корабли уходили в бухту Золотой Рог. Саму бухту еще надо было найти. Далеко не факт, что генерал Такин Хомайн дал это имя бухте Владивостока. На Дальнем Востоке много удобных бухт и гаваней. Проблемой морских баз являются не гавани, а недоступность океана. Курильские острова и Япония фактически блокируют выход в океан. Военно-морская база в Порт-Артуре способна контролировать северное побережье Китая и юг Кореи, но не обеспечивает выхода в океан и не угрожает Японии.

По этой причине командор Петр Шлютер должен был выполнить дополнительное задание. В Константинополе корабли должны загрузиться древесным углем для своих котлов. Во всяком случае, генерал Такин Хомайн обещал подготовить базу снабжения древесным углем. После пополнения запасов корабли обследуют остров Хоккайдо. На острове жили племена айнов. В 1854 году французы пошли по следам экспедиции Лаперуза и нашли на Хоккайдо месторождения угля и железа. Через три года русские промышленники начали разрабатывать месторождения полезных ископаемых. Колонизация острова японцами началась в 1868 году, после того как европейские «доброжелатели» уговорили Александра II уступить «ненужный» остров бедным японцам.

Монархия — это когда Николай II из чувства жалости подарил японцам Южный Сахалин и Курильские острова. Диктатура — это когда Сталин присоединил к Грузии не только Абхазию и Осетию, но и почившие в бозе Кахетию, Колхиду и Аджарию. Хрущев, кроме Крыма, взял Донецкий угольный бассейн вместе с половиной Курской и Белгородской областей, а также частью Воронежской и Брянской областей. Брежнев недрогнувшей рукой прирезал к Казахстану земли от Красноводска до Семипалатинска. Горбачев поблагодарил Америку Командорскими островами. Демократия — это когда решение не будет принято до тех пор, пока его не одобрят заинтересованные финансово-промышленные круги. Но это другая история.

После острова Хоккайдо командор Шлютер должен зайти во все гавани. Необходимо в обязательном порядке зайти на рейды Токио, Кобе и Иокогамы. В Японии, как и в Китае, действует режим самоизоляции. Только до единого государства под властью императора еще очень далеко. Империя Восходящего солнца появится только в 1868 году. Командор Шлютер должен найти способ предупредить японцев о предстоящем визите графа Алексеева. Сергей хотел подписать договор с некоторыми японскими князьями. Заодно попугать своими пушками. В стране почти непрерывные междоусобные войны. Различные местные владетели без устали выясняют отношения, стремясь доказать свою силу. С одной стороны, на этом можно сделать хорошие деньги. С другой стороны, японцы привыкнут к активному сотрудничеству с Россией.

Броненосцы, после обследования острова Хоккайдо, должны обойти Океанские острова (теперь это Окинава и примыкающие к нему острова). Создание там военно-морской базы дает возможность контролировать весь Тихий океан. В настоящий момент на островах расположены деревушки китайских рыбаков. Острова протянулись цепью от Тайваня до японского острова Кюсю. Центральный остров архипелага и является последней целью экспедиции. На нем предстоит заложить еще один базовый порт. Сейчас еще нет смысла ввязываться в сплошные расходы. Но для создания морского казачества, как это было сделано на Дальнем Востоке в конце XIX века, почва уже есть. Для создания казачества достаточно раздать рыбакам оружие и сказать: «Посторонних не пускать! Их имущество переходит к вам». В статье расходов останется только базовый порт с небольшим гарнизоном.

Если говорить об освоении Россией Сибири и Дальнего Востока, то именно с помощью казачества на базе местного населения это освоение и произошло. Сначала Ермак прибрал к рукам Западную Сибирь. Затем казачьи отряды сибирских татар дошли до Башкирии. Выход на Русскую Америку завершили казаки-башкиры. Только все это произошло слишком быстро. Развитие самого государства заметно отставало от темпов завоевания новых земель. В походе на Маньчжурию скрывался смысл «встречной волны». Захват богатых во всех смыслах земель открывал возможность экономического развития Дальневосточного региона. Русский флаг над Тихим океаном будет опираться на мощную региональную промышленность и богатое сельское хозяйство.

Каких-либо стратегических планов на Японию у Сергея нет. В известной ему истории Япония создавалась и развивалась под патронажем Англии и Америки. Англичане рассматривали Страну восходящего солнца как один из рычагов давления на Китай и Россию. Ибо англичане желали сделать с Китаем то же, что сделали с Индией. Относительно России англичане стремились ослабить влияние Петербурга в Азии. Причиной русско-японской войны являлся слишком сильный российский флот. Японцам дали в долг много новых кораблей и сказали «фас». Для Америки островная империя была рынком рабов. Впоследствии американцы вкладывали в Японию деньги для получения высокой прибыли. Сергей был далек от имперских амбиций, он просто старался найти пути, которые помогут в будущем исключить возможность конфликта.

Отряд продолжал неспешное движение по Маньчжурии в направлении на северо-восток. Достаточно быстро пятитысячный корпус оброс аналогичным по размеру обозом местных маркитантов. Виной всему были деньги. Финансовые возможности обычного воина по местным меркам были просто запредельными.

— Надо поговорить с солдатами по поводу расходования личных денег, — посоветовал граф полковнику Абдул-Азиду.

— Вы совершенно зря беспокоитесь. Обслуживание очень дешево, воины опытные, молодежи практически нет.

— Обратной проблемы нет? Я подразумеваю насилие со стороны солдат.

— Было замечено несколько случаев. Виновные наказаны, обиженные получили компенсацию.

— Не хотелось бы испортить взаимоотношения с маньчжурами.

Граф Алексеев волновался совершенно напрасно. Отношение к местному населению со стороны русской оккупационной армии было намного мягче, чем произвол со стороны армии маньчжурской. Причина лежала на поверхности. У любого солдата есть свои личные потребности. Принципиальная разница между двумя армиями заключалась в том, что солдаты корпуса графа Алексеева имели деньги и могли заплатить. Маньчжурские солдаты были без денег, что вынуждало их применять насилие.

Кроме большого обоза маркитантов, корпус пополнился различными проводниками, добровольными советниками и переводчиками. Прибилось несколько театральных трупп, которые по вечерам показывали спектакли или кукольные представления. На третий день Сергея встречала первая делегация. На встречу вышли власти города Цзинси во главе с князем Цзин-Дже. Они начали с речей о своей покорности и готовности служить новой власти. Выслушав местного князя, Сергей протянул ему указ императора.

— Но это указ императора Цин. Он правит Китаем, а здесь Маньчжурия, и нами правит император Го.

— Пусть императоры сами выясняют отношения. Я не собираюсь вмешиваться в их спор.

— Да простит меня повелитель, но император Го пошлет против вас свою армию.

— Спасибо за предупреждение. Ваша обязанность — обеспечить процветание земель. С войной я разберусь сам.

— Какую дань вы хотите собрать с наших земель?

— Это уже мои земли, и никаких поборов не будет.

Сергей подал знак одному из китайских писарей, который с поклоном вручил князю свитки с законами Российской империи.

В дальнейшем подобная процедура повторялась в каждом городе или родовом замке. Везде начиналось с одного и того же вопроса. Неужели русские будут собирать такие маленькие налоги? Кого избрать сенатором в столицу? На самом деле налог с оборота необременителен только для производителя. В городах сосредоточено множество мелких ремесленных производств. В основном производили фарфоровые и стеклянные изделия. На втором месте следовало ткацкое производство. Позже начали встречаться мастерские по производству рисовой бумаги. Целлюлозно-бумажное производство встретилось уже в глубине Маньчжурии. Осматривая примитивные мастерские, Сергей даже боялся представить доходы в связи с предстоящим переходом на промышленное производство. Потенциал здешних мест кружил голову заоблачными перспективами.

Общаясь с добровольными проводниками и советчиками, Сергей узнал о местном центре химического производства. Дата совместного подхода к Мукдену, где находилась резиденция императора Маньчжурии, еще не определена. Сергей приказал корпусу повернуть к городу Инкоу. Проводники советовали повременить, но не могли внятно объяснить причины. Впрочем, причина выяснилась достаточно быстро. Еще с вечери обоз маркитантов значительно отстал. Для предвидения скорой встрече с войсками противника не надо обладать талантом полководца. С утра все подтянулись и приготовились к возможному бою. Китайский отряд, что неотступно следовал за русским корпусом, приблизился на расстояние четырех километров.

Маньчжурские части показались перед обедом. Дорога на Инкоу плавно огибала большой холм или сопку.

Вот на вершине этого холма и расположились войска императора Го. Позиция выбрана идеально. При любом построении русских войск противник имел возможность нанести фланговый удар. Между стройными колонами воинов просматривались четыре огромные пушки. Они совсем немного недотягивали до размеров кремлевской Царь-пушки, но зато по весу и обилию всевозможных драконников и львов они могли легко затмить любой музейный экспонат.

— Полковник, — подозвал Сергей командира корпуса. — Две пушки отправишь в Петербург, одну в Нижний Новгород и одну в Тулу.

— Зачем они тебе? Отсюда хорошо видно, что пушкам больше пяти сотен лет.

— Они красивые, поставлю в городе на радость жителям.

— Если только для этого. Какие будут указания по построению?

— Не хочу мешать. Ты лучше меня знаешь воинские науки.

Абдул-Азид отдал честь и пошел к своему штабу. Интересно, что граф Алексеев отдавал честь флагу и старшим по званию по укоренившейся военной привычке. Потом обратил внимание, что этот жест очень быстро переняли окружающие офицеры и нижние чины. Неуставным жестом правой руки бравировали даже гвардейские офицеры столичных полков.

Сергей рассматривал в бинокль маньчжуров. Примерно двадцать тысяч солдат и около пяти тысяч кавалерии. Армия построена в стройные шеренги и колонны. Их командир явно знал толк в тактике ведения боя. Для русских был только один выход — повернуть назад. Но и в этом варианте маньчжурская кавалерия неизбежно атакует арьергард, что повлечет за собой бегство остатков корпуса. Китайские части тоже встали стройными рядами в четырех километрах от левого фланга русских. В принципе, это нельзя рассматривать как реальную угрозу. Ну-ну, посмотрим на ваши лица через пару часов.

Негры сноровисто выкатили сотню медно-никелевых пушек с клиновым затвором. По дальномеру до маньчжурских войск пять километров. Татарская конница на рысях ушла вправо и вскоре скрылась в посевах гаоляна[6]. Две сотни ушли влево, где их позицию можно было оценить как угрозу атаки китайского отряда с фланга. Негритянская и турецкая пехота построилась в три шеренги справа и слева от пушек. Такое построение не было случайным — ход войны показал убойную эффективность стрельбы из трех шеренг. Каждая шеренга после залпа становится на колено и перезаряжает винтовку. В результате по противнику ведется практически непрерывный ружейный огонь. Как маньчжурские, так и китайские офицеры внимательно наблюдали за построением русской армии. В общем-то малопонятные действия как для одних, так и для других.

Сергею принесли китайский подарок. Внешне — обычный наряд знатного офицера, на деле — настоящий бронежилет[7]. Плотное пятикратное плетение шелковой нити с бамбуковыми вставками для распределения ударной нагрузки. С внутренней стороны бронежилет ложился на тело мягкой шелковой подушечкой. Изумительная вещь! Легкая, удобная, не сковывает движений и абсолютно надежная. Сергей специально проверил, решив купить и испытать бронежилет с трехкратным плетением шелковой нити. Поразительно, но сабля не могла разрубить шелковую ткань. Столь же бесполезными оказались удары копьем. Только выстрел из винтовки с пятидесяти метров сломал бамбуковую подкладку. Тогда же Сергей услышал от татар, что в армии Чингисхана была тяжелая кавалерия. Воины и лошади этой кавалерии имели такие вот шелковые халаты и попоны. Рассказ темника Фарида тогда очень рассмешил Сергея. В Европе понятие «тяжелая кавалерия» имело буквальный смысл, связанный с неподъемным весом носимого железа.

Маньчжурские и китайские офицеры оценили бронезащиту Сергея. Это было хорошо видно в бинокль. А вот построение солдат было для них загадкой. Как, впрочем, и сотня пушек с длинными тонкими стволами. Что ни говори, но по сравнению со стоящими на холме монстрами эти пушки выглядели совсем несерьезно. Но вот барабаны дали дробь, потом перешли на ритм строевого шага. Оба крыла русской пехоты одновременно двинулись вперед. От удивления у маньчжурских и китайских офицеров отвисли челюсти. Безумцы! Фронтальная атака на десятикратно превышающие силы! Пять километров — это час пехотного марша. Через час они все умрут, пленных отправят на соляные шахты Инкоу. Примерно с полчаса над полем раздавался ритмичный бой барабанов.

Генерал Цицгар, который командовал маньчжурскими войсками, никак не мог поверить в реальность безумного марша. Он ожидал, что строй вот-вот повернет, сделает какой-нибудь маневр. Русский граф должен заставить его развернуть тяжелые, многотонные пушки. Но ничего не происходило. По ушам бил непривычный ритм барабанов, черные и белые солдаты спокойно шли навстречу своей гибели. Необычно ярко мелькнули вспышки пушечного залпа. Ядра прилетели раньше оглушительного грохота. Невероятно! Ядра прошили солдатский строй насквозь. С пяти километров! Одно ядро ударило в пушку и разлетелось сотней чугунных осколков. Пушка упала с лафета и с гулом тяжелого гонга покатилась к подножию холма. Генерал, его офицеры и солдаты заворожено следили за нелепо катящейся пушкой.

Генерал впал в ступор. Послышался непривычный шелестящий звук, затем вопли раненых. Новый залп пушек! Всего через пять минут! Генерал и его офицеры смотрели на свою армию стеклянными глазами, будучи не в силах осознать происходящее. После второго залпа, выстрелы русских пушек слились в один непрерывный гул. Пролетающие ядра издавали звук разъяренной гюрзы. Кавалеристы и солдаты выпустили из рук полированные древки алебард и бросились врассыпную. Армия, которая столетия держала в напряжении весь Китай, бежала от ужаса неминуемой гибели.

Генерал Хэй-Цзян с побледневшим лицом смотрел на невиданный разгром. При соотношении войск один к десяти, русские полностью разгромили Южную армию. И не просто разгромили. Маньчжуры не имели шанса сделать даже один выстрел. Их кавалерия славилась безудержностью атаки. На бешеном скаку всадники своими длинными алебардами выбивали из рук врага щиты. Вторым заходом ловко рубили головы воинам первой шеренги. Третьего захода, как правило, не требовалось, деморализованный враг безоглядно бежал. Сейчас он ясно рассмотрел, как татарин бросил к ногам русского графа обессиленного генерала Цицгара.

— Господин генерал, господин генерал!

— Чего тебе?

Генерал Хэй-Цзян проследил за рукой начальника штаба. Русские неспешно разворачивали пушки на его войско!

— Строиться для походного марша! Возвращаемся домой!

Надо немедленно сообщить в Пекин о нависшей угрозе Ворота Великой стены должны быть закрыты на замок.

Граф Алексеев, как бывший офицер военно-морского флота, тактики сухопутного боя не знал. Как и не знал истории великих сражений древних полководцев. Однако одну историю он запомнил. Ее он услышал еще курсантом на лекции по вычислительной технике. В литературе про Александра Македонского часто приводится один эпизод из жизни великого полководца. Один из перебежчиков-мудрецов предупредил Александра о предстоящей встрече с боевыми слонами. Он же предложил приготовить медные шипы и бросать их под ноги слонам. Александр приказал казнить мудреца. На этом все повествования на данную тему заканчиваются. Никто не пишет о встрече с боевыми слонами и о том, чем все это закончилось. Не пишут, потому что неинтересно писать. Никакой героики не было. Боевые слоны подошли к фаланге и… остановились. Слоны, прошедшие многие сражения, не видели причин, по которым они должны броситься на ощетинившуюся пиками фалангу. Воины Александра стояли спокойно, не делая угрожающих движений. Они не пытались раздразнить или обидеть слонов. В свою очередь и слоны не видели причин наброситься на мирно стоящую фалангу. История была рассказана как пример правильного мышления. Александр, который никогда не встречался со слонами, выбрал единственно верное решение, которое в конечном итоге привело его к победе.

Нельзя сказать, что Сергей в своей прошлой жизни всегда выбирал правильное решение. Точно так же и сейчас, он не мог сказать, что все делает верно. Но принцип «не навреди себе сам» всегда старался соблюдать. При попытке захвата Маньчжурии Сергей сыграл на противоречии. На том, что китайцы считали Маньчжурию своей непослушной территорией. В свою очередь маньчжуры считали Китай своей вотчиной, которая должна платить им дань. Существующая взаимная неприязнь и богатые дары позволили получить бумаги на владение Маньчжурией. Дальше — дело техники. Превосходство в оружии позволит закончить поход в пользу России.

Слова о столице химического производства можно было забыть. В Инкоу химией, в привычном для Сергея понятии, и не пахло. Город расположился рядом с многочисленными шахтами. Главным образом здесь добывали каменную соль. Кроме этого, разрабатывали селитру и шамотную глину. То, что назвали химией, оказалось производством пороха и выплавкой магния. От взгляда на пиротехнические изыски местных умельцев хотелось немедленно бежать из города. Рассыпанный на просушку порох соседствовал с открытым огнем масляных ламп. Магниевый порошок для петард лежит рядом со спиртовкой, где готовится очередная порция чая. Перед входом в мастерскую стояла деревянная бочка с влажной селитрой. Ужас! Остается только удивляться, почему этот город еще существует!

После разгрома Южной армии и пленения генерала Цицгара местное население прониклось уважением к пришлым хозяевам. Вокруг графа Алексеева возник стихийный центр самозваных помощников и делопроизводителей. Десятки писарей переписывали российские законы. На рынках или в ресторанчиках сидели люди с горкой свитков. Они по желанию клиентов зачитывали те или иные свитки. Иногда находились покупатели на новый «свод законов». Часто вокруг этих «специалистов» собирались группы людей. Начиналось эмоциональное обсуждение нововведений. Сергей не стремился в одночасье изменить привычную жизнь на новый лад. Для всего требуется время. Но как ему уже сообщили, самыми обсуждаемыми были «Уложение о налогах» и «Свод уголовных наказаний». Новое налогообложение всем понравилось.

Налогами ведал не князь, а специальные люди. Сборы осуществлялись по результатам продаж, а не от количества собранного урожая или изготовленной продукции. По мнению людей, бартерные сделки позволяли уклониться от уплаты налогов. Наивные, так кажется только на первый взгляд. Хвостик цепочки тайных обменных сделок обязательно выглянет блестящей монеткой. Следовательно, вскроется вся операция. Группа управляющих, которых привез с собой Сергей, уже приступила к своей работе. Заодно и объяснила местным дельцам опасность скрытых сделок. Это было внятно прописано в уголовных наказаниях. Сам «Свод уголовных наказаний» удивлял маньчжур своей мягкостью. Смертная казнь практически отсутствовала. Для того чтобы лишиться головы, надо было совершить невероятные злодеяния.

Что касается предстоящих выборов губернской и местной власти, здесь единого мнения не было. Большинство сомневалось в возможности простого человека пробиться во власть. Но местное купечество и владельцы мастерских воспрянули духом. Они-то сразу увидели шанс протолкнуть своих людей. В Маньчжурии взаимоотношения между дворянами и купечеством ничем не отличались от взаимоотношений в России. У одних — вседозволенная власть, у других — золото и зависимое положение. Новый порядок позволял с помощью денег поставить во власть своего человека и уйти от беззастенчивого грабежа со стороны местных князей. Ввод российских рублей вызвал только любопытство. Самих цзяо (монетка) практически ни у кого не было. Такое положение останется ненадолго. Новые финансовые отношения очень быстро распространятся среди населения. Здесь определяющую роль играет фактическое наличие самих денег.

С запасами золотых и серебряных рублей у графа Алексеева было хорошо. Нелегальная чеканка монет практически прекратилась. В Петропавловске перешли на обеспечение эмира Марракееш. Последние сотни тонн денег собственного изготовления лежали в трюмах его пароходов. «Стартовый капитал» пригодится при освоении Маньчжурии. Здесь было куда вложиться. Когда Сергей начинал свои переговоры с Голицыным и Строгановым, он опирался на свои общие знания о Маньчжурии. Реальная действительность не только не разочаровала, наоборот, природные богатства поражали своим изобилием и многообразием.

Юг Маньчжурии мог обеспечить все потребности Китая и испанских колоний тихоокеанского побережья. Практически полный набор полезных ископаемых от нефти до золота. Благодатный сельскохозяйственный край, где выращивают все — от пшеницы до гречихи. От яблок до тутового и дубового шелкопряда. Изобилие разнообразных глин позволяет изготавливать различные сорта фарфора. Практически в каждом городе Сергей встречал стекольное производство. Сюрпризом оказались месторождения изумрудов, которые добывались недалеко от порта Дальний. Управляющие графа Алексеева откровенно растерялись от такого количества открывшихся возможностей.

Сергей никого не торопил. Надо дать время освоиться, правильно определить перспективные направления. Тем не менее деньги уже начали разбегаться.

— Хозяин, — к Сергею обратился управляющий. — Здесь много мест с очень хорошей глиной для фарфора.

— На землях императора или местных владетелей?

— В том-то и дело, что на землях дворян.

— Покупай, по возможности покупай как можно больше. Сейчас цены упали, потом перепродадим.

— Еще песчаные карьеры.

— Что за песчаные карьеры?

— Купить бы песчаные карьеры. Песок очень хорош, из него качественное стекло получится.

— Без добавления свинца или окиси цинка?

— Не трави душу, хозяин!

— Покупай, у нас сейчас редкая возможность купить много и дешево.

Купили несколько земельных участков с глиной для производства фарфора и песком для стекольного производства. Спецы буквально вопили о каких-то уникальных качествах и срочной необходимости строить свои заводы.


То, что армия Маньчжурии разгромлена, стало понятно за несколько дней до приезда гонцов от генерала Такин Хомайна. По всей стране в одночасье изменилось отношение к новой власти. Хотя понятие «новая власть» было еще условно. Властные структуры остались прежними. Над городами и селами как будто пролетел неощутимый ветерок. Добровольные помощники начали наперебой предлагать свои услуги по ознакомлению с местами залегания природных ископаемых. Залежи угля разрабатывались в мизерных объемах. Каменный уголь шел только на изготовление пороха. При этом никто даже не пытался пережечь уголь в кокс. Железная руда практически никого не интересовала. В какой-то мере обращали внимание на медь и свинец.

Сергей решил разобраться в причинах безразличия к столь ценным, с его точки зрения, природным богатствам. Во время остановки в городе Анынань он решил переговорить с местными купцами и промышленниками.

— Господа, этот город стоит на железной руде, но я нигде не вижу плавильных печей и кузниц.

В ответ гробовое молчание, Сергей даже растерялся:

— Простите, почему вы молчите? У переводчика округлились глаза:

— Разве позволительно простому человеку говорить рядом со своим повелителем?

— Разве способен повелитель управлять страной, население которой все время молчит?

— Повелитель всегда говорит правильно. Наша обязанность точно исполнять волю своего повелителя.

Сергей приуныл. С традициями и обычаями азиатских народов он был знаком поверхностно. Подниматься на пьедестал «небесного повелителя», «великого кормчего» или «отца народов» ему совсем не хотелось. Но не зная местных традиций, можно наломать кучу дров.

Беспомощно оглянулся на своих советников, и увидел выход:

— Поговори с народом, — сказал он Гавриилу Платину.

— О чем?

— Что мы каждый день перемалываем между собой? Я для них слишком высокая шишка.

— Если я что-то неправильно скажу?

— Прикажу отрубить голову, здесь с этим просто.

— Не, я серьезно!

— Если серьезно, то я рядом. Всегда между собой можно обсудить нюансы.

В новом варианте общение с маньчжурскими «торгово-промышленными» кругами получилось весьма продуктивным. Все видели, что новый правитель заинтересован, желает узнать их мнение. По постановке разговора было понятно направление интереса. Кто же из купцов и промышленников не мечтал донести свои проблемы до ушей верховной власти? Как и следовало ожидать, началось с бесчисленных жалоб. Жаловались на все, начиная от плохих дорог и ветхих мостов и заканчивая несправедливостью со стороны неведомых Вань-Жуев и Догинданей.

После получаса выслушивания слезных речей терпение управляющего Гавриила Платина иссякло:

— Господа, вы начали не с того конца. Эти проблемы вы способны решить сами.

— Великий господин! Как мы можем решить такие сложные проблемы, если ими занимаются только князья!

— Когда наступят губернские или городские выборы, протолкните своих людей, и вся недолга!

— Наших людей никто не будет слушать.

— Ваши люди сами изберут правителей.

— Разве князья перестанут править своими землями?

— Князья останутся владельцами земель. Выборные правители назначат местные налоги и решат, куда потратить собранные деньги.

— На какие деньги будут жить князья?

— На свои деньги. У них есть доходы с земель. Если нет доходов, то пойдут на государственную службу.

Столь простое объяснение новой политической системы фактически сорвало собрание. Началось бурное обсуждение новых возможностей. Со своей стороны Гавриил Платин подсказывал «демократические варианты», когда кошелек позволяет пересилить произвол назначенного чиновника. Власть должна зависеть от денег. Если сделать наоборот, то государство окажется без денег. Богатым должно быть выгодно жить в своей стране. Богатым должно быть выгодно вкладывать деньги в свою страну. В противном случае богатый вывозит деньги и живет в другой стране.

К обсуждению экономического положения в Маньчжурии вернулись после ужина, когда зажгли многочисленные масляные светильники. Причина девственности богатых рудных и нерудных месторождений заключалась в строгом регламентировании со стороны императора. Для создания примитивной плавильной печи требовалось разрешение императорского двора. Хочешь построить кузницу, сначала получи разрешение местного князя. Затем отправляйся в Мукден и обивай пороги многочисленных сановников. Потратив уйму времени и денег, вернешься назад и начнешь платить поборы различным местным чиновникам. Оно кому надо? Чем просто так подать свое заявление, проще выкинуть в окно. Все равно твое заявление примут и положат в стол. Никто бумаге не даст хода, даже не прочитает, что в ней написано.

Что-то не все здесь сходится.

— Вы говорите, что создать свое производство крайне затруднительно. Но предприятия все же есть.

— Немногочисленные предприятия созданы самими местными владетелями или сановниками из столицы.

— Зачем они создают это производство? Дворянам не с руки возиться с глиной или кузницами.

— Все идут одной стезей. Берут у императора подряд на изготовление партии оружия, мебели или посуды для нового дворца.

— Но мастерские в руках купцов, а не дворян.

— Со временем, по тем или иным причинам первоначальные владельцы продают свои предприятия купцам.

Причиной застоя в производстве является мощный бюрократический барьер. Купечеству намного легче заниматься простой торговлей. Купил, отвез подальше и продал. Договорился с деревенским старостой, привез прялку, скалку и ткацкий станок. Десять деревень, десять станков. Хорошая прибыль и небольшие подношения для местных властей. В таком варианте довольны все: и местный владетель, и староста с крестьянами. Сам купец от полулегального производства имеет хорошую прибыль без головной боли.

В России промышленники находились в несравненно более выгодном положении. Настоящий расцвет промышленного производства начался с периода правления Петра I. Нагрузившись испанским золотом, царь начал строить заводы и мануфактуры за счет казенных средств. Готовые предприятия безвозмездно передавались достойным людям. Если фабрика или завод оказывались в кризисной ситуации, то казна выкупала производство. Специальная инспекция с привлечением ученых определяла суть проблемы. После необходимых мер, модификации или модернизации, казенное предприятие выставлялось на торги. Причем критерием продажи была не цена, не предполагаемые дополнительные вложения, а, как сейчас говорят, «бизнес-план».

Уже в период правления Елизаветы по продаже железа Россия вышла в мировые лидеры. По объемам производства железа Россия опережала все остальные страны вместе взятые. Непрерывно строились фабрики и заводы. Следующим стало производство тканей. Англичане вывезли из Индии технологии кашемира, поплина, бостона, батиста и так далее. Русские промышленники немедленно освоили новые технологии и наводнили тканями всю Европу. Затем последовал рывок в электротехнической промышленности. Русские электромоторы, реле и прочие генераторы шли нарасхват. Если посмотреть на отчеты по внешнеторговым сделкам, страна покупала только лучшие мировые технологии.

Исключение составила металлургия. Особые свойства уральских руд не позволяли применять традиционные европейские технологии. Здесь наглядным является пример господина Круппа. Разработав новую технологию, он немедленно со всеми бумагами уехал в Петербург. Изучив документы, правительство дало Круппу два завода на Урале. После года безуспешных попыток у Круппа забрали один завод. Второй год работы с уральскими рудами привел Круппа к краху, после чего он с позором вернулся в Германию. Свойства руд Урала полностью не изучены до сегодняшних дней. Даже переход на плавку в электропечах не смог решить некоторые проблемы. Хотя в этом есть свои плюсы. Некоторые наши сорта металла за границей не могут сделать до сегодняшнего дня.

Движение корпуса вошло в ритм туристического похода. Отряды татарской конницы разлетелись в разные стороны. При штабе полковника Абдул-Азида остался только темник Фарид с группой своих приближенных. Сергей не вмешивался в рутинные дела полковника, но о татарской коннице решил спросить:

— Куда вы разослали татар?

— Здесь полторы сотни километров до корейской границы. Фарид отправил сотников по маньчжурским крепостям.

— Вы решили сменить маньчжурских воинов на татар?

— Если вы прикажете.

— Что решили вы?

— На мой взгляд, надо оставить все как есть. Татары только поднимут над крепостями русские флаги и вернутся назад.

Если Абдул-Азид разрешил татарам отправиться в дальний рейд, значит, на это были свои причины.

До Мукдена осталось пятьдесят километров. Основные силы генерала Такин Хомайна подойдут к столице Маньчжурии только через четыре дня. Гонцы обеспечивали надежную связь. Вход армии в столицу был согласован до минуты.

Осталось выполнить последний ритуал передачи символов власти. Все маньчжурские генералы и региональные сановники давно были в свите графа Алексеева или генерала Такин Хомайна. Управляющие Голицына, Строгонова и Алексеева активно изучали потенциал захваченных земель. По приказу Потемкина на них ложилась обязанность организации временной системы самоуправления. Правительство опасалось негативной реакции со стороны европейских стран. По этой причине в Петербурге не предприняли явных мероприятий по организации нового губернского правления. Сергей уже отправил в Петербург депешу, где выразил мнение о необходимости создания пяти губерний. Слишком много народа жило в Маньчжурии. По предварительным прикидкам, они захватили земли с населением более двадцати миллионов.

Русские войска вошли в Мукден с двух сторон. Корпус полковника Абдул-Азида расположился у южных крепостных ворот Нэйчэн. Солдаты генерала Такин Хомайна вошли в город с северо-запада и равномерно распределились у остальных ворот древней крепости. Нэйчэн является таким же историческим центром, как и московский Кремль. Внутри древней крепости расположен дворец императора, храмовый комплекс и мавзолейный комплекс Дунлин. Вся территория представляет собой просторный парк с затейливыми беседками, прудами и причудливыми мостами. Среди парковых деревьев спрятаны служебные и гостевые палаты. Для согласования церемонии передачи символов власти генерал Такин Хомайн отправил во дворец двух лейтенантов. За ними увязалась настоящая толпа добровольных помощников, советчиков и переводчиков. Кроме самой церемонии следовало выяснить маршрут поездки в Петербург. Императору предлагалось два варианта. На лошадях до Иркутска и далее поездом в Петербург, или на пароходе вокруг Африки. Император должен уехать вместе со своей семьей и ближайшими родственниками. В Маньчжурию он никогда не вернется.

За час до полудня граф Алексеев в сопровождении своих офицеров прошел через ворота Нурцахи. Его воины стояли стройными рядами до парадной двери во дворец императора. Чернокожие африканские пехотинцы сверкали белозубыми улыбками. Турецкие воины смущали взгляд обилием золотых украшений. Роскошные халаты татарской и калмыцкой кавалерии восхищали изящным золотым шитьем. Сергей вошел в легкий сумрак парадного зала, где на троне сидел теперь уже бывший император. Рядом с ним в парадных одеждах стояла дюжина приближенных. Согласно с оговоренным ритуалом, Сергей должен остановиться в десяти шагах от трона, после чего император встанет и подойдет к графу Алексееву.

Неожиданно один из приближенных императора издал воинственный клич. Широким прыжком взлетел на плечи своему соседу, после чего прыгнул на Сергея, одновременно выхватив из ножен два меча. Глупый поступок. Человек — не птица. Высокий прыжок человека ничем не отличается от полета мешка. Три быстрых шага вперед и с разворотом, сильный поперечный рубящий удар. Сабля практически перерубила прыгуна надвое. Находящиеся за спиной офицеры стояли с оголенным оружием. Они приготовились нанизать горе-прыгуна на свои ятаганы, как на шампуры.

_ Браво, граф, — сказал генерал. — Великолепное решение. Я опасался, что его крик и прыжок застанут вас врасплох.

— У меня хороший учитель. Еще в начале тренировок забрасывал меня вязанками соломы, да репой.

— Мучил до седьмого пота?

— Думал, что плечи будут болеть всю жизнь.

Не успели останки упасть на плиты красного мрамора, как император подбежал к Сергею. На вытянутых руках он держал меч и колчан, символ власти Маньчжурской империи.

Все правильно. Атака глупого родича дала пришельцам повод убить императора и всю его семью. Бледный, с дрожащими от испуга губами, император с мольбой в глазах протягивал символы власти. Сергей взял в руки меч и колчан. Рукоять и ножны меча — сплошь золото и драгоценные камни. Колчан отличался только тем, что представлял собой шелковую сумку на длинном шелковом шнуре. Все было покрыто золотым шитьем с нашитыми драгоценными камнями. По мнению Сергея, слишком много золота и слишком много драгоценных камней. Символы власти говорили о богатстве, но не привлекали глаз своей красотой. Держа в руках меч и колчан, Сергей вышел из парадных дверей. Собравшиеся на площади люди рухнули ниц, затем затрещали петарды и засвистели ракеты фейерверка. Басовито взвыли невидимые трубы.

Началась череда народных гуляний и торжественных банкетов. Привезенное из Испании вино быстро подходило к концу. Но никого это не смущало. Запасы рисовой водки оказались неиссякаемыми. Для простого люда шла самогонка из сахарной свеклы или пиво, которое варили из гаоляна. На этом «всенародном» празднике Сергей чувствовал себя самозванцем. Он вынужден находиться в императорском дворце и принимать императорские почести. Только это не его дорога. Нет, с захватов Маньчжурии все правильно. Не зря в свое время Россия совершила обмен. И вальс «На сопках Маньчжурии» не просто так стал популярным. Новые владения дают не только огромные богатства недр и потенциал для промышленности Дальнего Востока. Захват Маньчжурии позволит установить контроль над тихоокеанским регионом.

В первую очередь маньчжурские земли сведут к нулю торговые потуги европейцев. Их товары потеряют конкурентоспособность. Качество и ассортимент товаров будет одинаков, только русские купцы повезут товар за двести километров. Европейцы вынуждены везти свой товар за тридцать тысяч километров. Это ответ на причину поражения России в русско-японской войне. Поражение было предопределено. Не зря на русских кораблях оказались подмоченные снаряды. Расследование, которое провели после войны, установило, что высокое содержание влаги исключало даже теоретическую возможность детонации снарядов. Установили и тех, кто привел снаряды в негодность. В новой ситуации Европа не имеет шанса даже начать проникновение в экономические и политические круги Китая. И нет шанса начать дрессировку самураев. Здесь Сергей не оставит и малейшей лазейки.

Буйство празднования смены императора постепенно утихало. Народ устал. За время празднований собралось около тысячи калмыков, которым по тем или иным причинам надо было вернуться домой. После долгих препирательств удалось уговорить генерала Такин Хомайна.

— Свергнутый император не может ехать в Петербург без сопровождения высокого военного начальника, — убеждал Сергей.

-Для сопровождения можно отправить калмыков или ваших управляющих.

— Это неприлично. Подумайте, турецкий султан в сопровождении приказчиков и простых воинов.

— Я хочу остаться здесь жить.

— Тем более вам надо ехать в Петербург. Между Турцией и Россией заключен мир. Выпишите через посольство свою семью.

— Тогда я должен взять с собой многих офицеров. Почти все захотят перевезти в Маньчжурию своих родственников.

— Я одобряю такой подход. Не забудьте составить наградные листы и передать председателю правительства.

— Мы останемся на военной службе?

— Если на то будет ваше желание. Насколько я знаю, на базе вашей армии создается Маньчжурское казачье войско.

— Здесь достаточно желающих среди бывших военных маньчжурской армии.

— Оружия и чинов хватит всем. Вы же сами заложили город Константинополь в бухте Золотой Рог.

— Спасибо, ваше сиятельство!

Вопрос с сопровождением пленного императора решен.

Как и предполагалось, определяющим фактором согласия генерала послужила новость о заключении мира между Россией и Турцией. На обратном пути генерал вывезет свою семью из Турции. В случае возникновения препятствий граф Алексеев обещал посодействовать через высокопоставленных чиновников Петербурга. Коль скоро люди сделали полезное дело и Решили осесть в Маньчжурии, то Сергей просто обязан им помочь. Что ни говори, но присоединением к России огромной территории все обязаны только генералу Такин Хомайну. Это его заслуга, что корона получила богатые земли от южного побережья Каспийского моря до Тихого океана.

Свергнутый император покинул столицу со своей многочисленной родней и горсткой слуг. Вереницу тяжелых карет сопровождал целый полк калмыцкой кавалерии. Бывшему императору предстоит тяжелое путешествие. До Иркутска более двух тысяч километров. Дальше дорога пойдет легче. Гонцы давно отправлены, телеграф донес весть до Петербурга, где все подготовят для обеспечения достойного путешествия. Генерал Такин Хомайн отобрал с собой сотню лучших офицеров — людей, достойных награды. Калмыки направляются в Нижнее Поволжье. И в этом вопросе граф Алексеев оказал содействие. Заодно железная дорога сможет опробовать свои возможности по переброске войск на большие расстояния. В императорском дворце Сергей прожил почти месяц. Заботы и хлопоты по управлению Маньчжурией сразу легли на Гавриила Платина и управляющего банком Леви Исаевича. В этом был свой резон. Оба быстрее вникнут в нюансы местной жизни, обрастут необходимыми знакомствами и связями, что позволит с большей интенсивностью вступить в бизнес и развить имеющееся производство. Управляющие Голицына и Строганова с приездом получат полную информацию из первых рук.

Первое оборудование выгружено и началось строительство заводов и фабрик. Поле деятельности просто необъятно. Отсутствие реальной промышленности позволяло развернуться не только Голицыну, Строганову и Алексееву. Здесь можно выгодно вложить капитал практически всем русским купцам и промышленникам. Даже такие традиционные для этого региона отрасли, как шелк и фарфор, позволяли вложить деньги с быстрыми и значительными дивидендами. В Маньчжурии использовался ручной труд. Установка паровых машин и станков позволит резко увеличить объемы выпускаемой продукции. Сергей успел посмотреть на пуск своего первого фарфорового завода.

Паровой пресс пыхнул паром, «чпок», под прессом стоит шесть крошечных чашечек. Сноровистые руки рабочих ловко прикрепляют вермишелинки фигурных ручек. Транспортер медленно ползет в печь обжига. Сергей обошел всю линию производства. Обычная линия, создана для изготовления фаянсовой посуды. Здесь, в Маньчжурии специалисты по изготовлению фарфора освоили незнакомую технику за день. Без страха или опаски следили за процессом приготовления глины. Оператор пресса, выучив несколько русских слов, тыкал пальцем в манометр и кричал наладчику:

— Мало, мало! Давай, давай! Больсе, больсе! Сергей подошел к наладчику:

— У котла проблема с паропроизводительностью?

— Проблема с топливом. Котел рассчитан на уголь, а мы бросаем в топку дрова.

Сергей повернулся к управляющему:

— Почему не хватает угля?

— Транспорта нет! Уголь копаем в тридцати километрах, а сюда приносим на руках.

— Как это на руках? — опешил Сергей.

— Не на руках, так на плечах. Два человека, бамбуковая палка и корзина с углем. Тридцать километров почти бегом.

— Где гужевой транспорт?

— Лошадей вообще нет. У крестьян есть волы, но очень мало. Им самим не хватает для личных нужд.

— Как это лошадей нет?! У нас десятки тысяч своих лошадей!

— Я разговаривал с калмыками и татарами. Они согласны продать тысячу лошадей хоть сегодня. Да смысла нет.

— Почему?

— Никто не умеет с ними обращаться, нет сбруи, нет телег.

— Надо искать выход. До строительства железной дороги не меньше двух лет.

— Купил два табуна по сотне лошадей. С помощью калмыков и татар учим сложной науке возничего.

— Фу, успокоил. Я чуть было не засомневался в твоих талантах.

Сергей пошел к упаковщикам, где собиралась вся готовая продукция.

Ничего не скажешь, чайные сервизы впечатляли изяществом формы. Различные завитушки, дракончики и цветочки раскрашены в яркие цвета.

— Наш товар пойдет нарасхват, — похвастался управляющий.

— Какова производительность фабрики?

— Четыре тысячи чайных сервизов в сутки.

— Сколько?!

— Четыре тысячи сервизов в сутки при непрерывном производстве в три смены.

— Погоди. Столько фарфоровой посуды не вывозят из Китая.

— Нам-то какая разница, сколько вывозят из Китая?

— Цены собьем.

— В России цены упадут. Все уже давно посчитано, в Нижнем Новгороде Тимофей экономистов почти год мучил.

— Почему в Европе цены не упадут?

— Ост-Индские компании Европы смогут держать высокие цены года два-три. Иначе сами прогорят.

— Два года будем кататься на их хребте?

— Куда им деваться? Они вынуждены держать высокие цены. Мы наглеть не будем. Повезем фарфор в Америку и к арабам.

— Верная мысль. Владельцам латифундий и рудников есть чем расплатиться. Что с другими фабриками?

Заканчиваем наладку на фабрике столовых сервизов. Плановая производительность — две тысячи сервизов в день.

- По фарфору больше ничего нет?

- Почему нет? Строим фабрику по выпуску фарфоровых корпусов для каминных часов. Вазы, безделушки.

- Когда приедут наши художники из отдела промышленного рисования?

— Через десять дней должен прийти пароход с оборудованием, на нем большая группа в сорок семь человек.

— Необходимо изучить местную стилистику.

— Задумок очень много. Со стеклом специалисты мудрят.

— Возникли проблемы?

— «Хорошие» проблемы. Стекло вязкое, позволяет изготавливать очень интересные вещи.

— Что-либо новое придумали?

— Есть пробные партии небьющегося и жаропрочного стекла. Я им не мешаю, до окончания строительства заводов еще достаточно времени.

Сергей собрался уходить, но вдруг вспомнил, остановился и быстро набросал эскиз термоса. Управляющий сразу понял основную мысль и проводил хозяина с восторгом в глазах. Об изобретательских талантах графа Алексеева ходили легенды. Сейчас управляющий сам стал свидетелем, как после нескольких слов о свойствах стекла хозяин мгновенно выдал еще одно изобретение.

Отряд добровольцев для высадки на остров Хоккайдо составил чуть более трехсот человек. Остаться на Океанских островах изъявили желание почти четыреста человек. Сергей честно предупредил о возможных сильных землетрясениях и прочих природных катаклизмах Но люди не изменили своего решения. Отряд будущих первопоселенцев направлялся к порту Дальний. В спешке нет необходимости. Броненосцы еще не вернулись, а порт Дальний только на первом этапе строительства. Там, как и в бухте будущей военной базы Порт-Артур, находится маленькая деревушка рыбаков. Если прийти слишком рано, то ждать придется или в палатках или на борту пароходов, что стояли в ожидании на якоре. Дойти до бухты порта Дальний не успели. Отряд остановил запыхавшийся рыбак:

— Дальсе нелься, больсей лодка нада.

Сергей понял только то, что это гонец. Его попутчики, более наторевшие в общении с маньчжурами, быстро разобрались со смыслом послания. Броненосцы вернулись, все корабли эскадры ждут у берега в семи километрах от местонахождения отряда.

Потом Сергей хохотал до слез. Убедившись в том, что все поняли смысл его слов, гонец повел отряд к берегу. По дороге он передал пакет, в котором было письмо от командора Петра Шлютера. Именно письмо окончательно разъяснило причину появления гонца. Наивный рыбак решил, что слова важнее доверенной ему бумаги.

— В письме есть новости о наших островах? — спросил полковник Яшкул.

— Ваш отряд высаживается на Океанских островах, для вас новости будут на корабле.

— Ему жалко бумаги?

— Вероятнее всего, для всех новостей бумаги действительно мало. Ваш отряд был при закладке Константинополя?

— Я со своими людьми стоял на реке Сунгари, мы охраняли мост. Почему спрашиваете, что-то случилось?

— Как сказать. На берегу залива Золотой Рог собралось до двадцати тысяч семей переселенцев.

— Откуда они?

-Командор Шлютер не смог определить. По внешнему виду похожи на калмыков. Тебе и полковнику Эргени предстоит разобраться.

— Перед началом нашего похода старики обещали перебраться сюда всем народом. Здесь наша родина.

-Не совсем здесь, ближе к горам.

— Старики найдут родную землю. Но ты говоришь о желающих жить на острове.

— Ты тоже желаешь жить на острове?

— Мой род из последних. На острове мы станем первыми и единственными.

— Полковник Эргени выбрал остров Хоккайдо по этой же причине?

— Мы братья, с нами весь наш род. Острова назовем Яшкул и Эргени.

Когда отряд вышел на берег Желтого моря, то первым делом увидели корабли эскадры, которые действительно ожидали графа Алексеева. Вскоре в песок уткнулись десантные шлюпки. Навстречу побежал командор, за ним степенно вышагивали переводчики. Сергей спешился и подал проводнику рубль. Счастливый рыбак низко поклонился и побежал в деревню. Вот тут произошла еще одна забавная картинка. Один из переводчиков что-то строго выговорил рыбаку. Тот от испуга присел и посмотрел на Сергея, но, увидев на его лице улыбку, звонко заверещал и пустился в пляс с невообразимыми кульбитами. Его радость была понятна без переводчика. Получить денежку из рук самого императора великая честь для любого человека в любой стране.

Бухта Золотой Рог. Сергей был здесь тысячу лет назад, вернее, двести лет вперед. Еще курсантом ВВМУ им. Фрунзе. Во Владивосток они приехали всей ротой, поездом, в общем вагоне. По дороге получили массу эмоций и совершили еще больше глупостей. Курсанты. Никакой ответственности, никаких обязанностей, никаких забот. Впереди розовые перспективы жизни. Месяц они гребли на ялах и бегали в самоволку. Старшие офицеры завидовали молодости, лейтенанты смотрели на курсантов со снисходительностью опытных «стариков». Потом роту посадили на учебный корабль. Они сходили в Йемен, еще месяц простояли у причала порта Аден, после чего вернулись во Владивосток. Сейчас бухта выглядела непривычно — нет города, причалов, у судоремонтных заводов не стоят доки. Но природные ориентиры никуда не делись, и остров Русский стоит на месте. Генерал Такин Хомайн выбрал правильное место.

Братья-полковники высадились на берег, где действительно собралось более двадцати тысяч семей. Калмыки решили покинуть Нижнее Поволжье[8], но дальше пошли разногласия. Вернувшиеся разведчики слишком печально обрисовали родину предков. Крошечный пятачок степи в предгорьях Тибета не в состоянии прокормить даже половины лошадей. Последний пересчет, который провели по приказу Екатерины II, показал табун калмыцких лошадей в двести тысяч голов. Это без учета реестровых и хозяйственных лошадей. Среди глав родов начался разлад. Одни требовали вернуться на родные земли Тибета. Другие решили осесть на землях, которые были завоеваны в походе на Маньчжурию. Найон Унгур увел за собой два сильных рода, но пригодных для заселения земель не нашел.

Граф Алексеев не интересовался внутренними разборками калмыков. Если правительство не препятствовало исходу из Нижнего Поволжья, то ему вообще не стоит вмешиваться в такие дела. Сергей осмотрел строительство фортов и порта. Паровые машины уже приступили к забиванию свай. Маленький гарнизон обустраивал свои временные жилища. Интенсивность поисков золота Колымы и алмазов Якутии резко спала. Золото и алмазы Африки оказались намного доступнее. Да и природные условия африканского континента намного комфортнее. Продолжаются поиски сокровищ Верхоянского хребта Колымы и Магадана. Алмазы Якутии так и не найдены. Экспедиций стало намного меньше. Они перешли в разряд добровольных охотников. В России нет дефицита драгметаллов, следовательно, нет необходимости финансировать поисковые отряды.

Тем не менее первые находки уже были. Отряд охотников купца Шелихова нашел залежи олова на Верхоянском хребте. Поисковая группа, которую послал Тимофей, нашла месторождение вольфрама. Если вольфрам был найден по прямой наводке Сергея, который запомнил примерное место рудника по репортажу теленовостей, то поиски других охотников были абсолютно самостоятельными. Поисковая группа, которую отправил Тимофей, нашла олово, золото, железную руду и каменный уголь. В результате на реке Амур заложили город. Начали строительство сталеплавильных печей и прокатных станов. Развитие региона потребует железных дорог. Месторождение золота подарили Потемкину, залежи оловянных руд передали Елагину. Серебряные рудники Сергей записал на двоюродного брата, залежи меди передал графу Шувалову.

Сейчас рудознатцы изучали сопки Большого Хингана, где огромная кладовая полезных ископаемых, от золота и серебра до нефти, угля и железа. Тимофей получил инструкцию, согласно которой найденные природные богатства должны быть подарены полезным людям. В этом не было никакой филантропии. Граф Алексеев отличался жестким прагматизмом. Именно прагматизм диктовал необходимость раздаривать богатые и прибыльные месторождения. Чем больше влиятельных людей будет заинтересовано в развитии Дальнего Востока тем быстрее начнут развиваться предприятия графа. Как говорил Козьма Прутков: «Нельзя объять необъятное».

Собрание старейшин проходило на Алеутской сопке с красивым видом на бухту Золотой Рог. Лидеры калмыцких родов нуждались в помощи и совете, для чего и пригласили графа Алексеева.

— Мы не нашли желаемых земель, где привольные степи примут наши табуны. Помоги советом.

— Самое простое решение — вернуться назад, в приволжские степи.

— Нет, мы решили оттуда уйти.

— Еще есть Оренбургские степи и степи на реке Иртыш.

— Мы прошли через эти земли, наши кобылицы принесли здоровых жеребят и давали жирное молоко. Но там все чужое.

— Как я понял, на Тибет вы возвращаться не хотите?

— Хотим или не хотим, это другой разговор. Родные земли не могут принять весь народ, они слишком малы.

— Честно говоря, я не представляю, чем могу помочь. Здесь нигде нет степей.

— Люди говорят о твоей мудрости и больших знаниях. Перевези нас через океан.

Сергей задумался. Перевезти людей, особой проблемы нет. Только что будет дальше? Земли западного побережья Америки еще не колонизованы.

— Я могу вас перевезти на другой берег океана в дикие степи.

— Спасибо, ваше сиятельство.

- Не спешите благодарить, там действительно дикие земли, и интерес к ним есть у российского правительства.

- Что за земли?

- От побережья Тихого океана до реки Миссисипи голые степи со стадами диких буйволов и кочующими племенами охотников, две тысячи километров степных просторов.

— Ты сказал «река Миссисипи», она большая?

— Больше Волги. На восточном берегу реки живут европейцы.

— Их много?

— Нет, мало. И они воюют между собой и с местными дикарями.

— Ты говорил об интересе российского правительства. В чем этот интерес?

— Нашли много золота и серебра. Очень много золота и очень много серебра.

— Мы заплатим за перевоз охраной приисков?

— Нет. Вашей заботой станет охрана реки. Вы должны не пускать европейцев через реку. Пусть живут на берегу Атлантического океана.

Калмыки повеселели. Дозор в степи для них не проблема. Сергей начал рассказывать о климате и географии центральной и западной Америки. Особо остановился на неопределенности границ и пустыне. Испанцы декларировали за собой право на всю Северную Америку. Однако французы уже построили Новый Орлеан. Более того, от устья реки Миссисипи на север протянулась цепь Французских ферм и виноградников. Испанские поселения во Флориде уже окружены французскими городами.

Подобная установка границ по факту существующих поселений давала возможность прижать французов к Устью Миссисипи и Великим озерам. Реальную границу Новой Испании можно считать до города Лос-Анджелес.

Между этим городом и монастырями Сан-Диего и Сан-Бернандино раскинулась плодородная долина, где поселились обычные испанские крестьяне. Дальше, на севере, в долине реки Сакраменто, пошли земли графа Алексеева. Официально это Испания. Земли Калифорнии и Кубы дали Сергею право на получение графского титула из рук короля Карла III, Бурбона. Перевозить калмыков выгоднее всего через порт Новоархангельск, что построен в устье реки Ванкувер. Такую перевозку не заметят, а когда калмыки разойдутся по степи, будет уже поздно.

Обсудив предстоящее переселение, Сергей договорился о времени. Пароходы освободятся после высадки отрядов на Хоккайдо и Окинаву. Эскадра снялась с якоря и утром следующего дня нашла бухту, где предположительно должен был находиться японский город Саппоро. Калмыки выгружали своих лошадей и маленькими отрядами отправлялись изучать теперь уже свою землю. Сергей наблюдал за выгрузкой паровой лесопилки, когда к нему подошли братья полковники.

— Зачем нам сталеплавильное и кузнечное оборудование?

— На этом острове есть железо и уголь, у твоего брата вообще ничего нет.

— Ну и что?

— Как что? Вы как здесь собираетесь жить? Поблизости никого нет, вам надо торговать с аборигенами и японцами.

— Вы же нас не бросите?

— Нет, конечно, не бросим. Острова нужны России.

— Ты прав, мы должны помогать друг другу, брат выращивает сахарный тростник, я делаю железные изделия.

— Не только сахарный тростник, вы должны делать сахар. Здесь на Хоккайдо хороший лес, что позволит делать дома и лодки.


Выгрузка сопровождалась подробным инструктажем созданию колонии. Высаживался не просто воинский отряд, высаживались люди, которые собирались остаться здесь навсегда.

Четыре броненосца и последний транспорт с переселенцами на Окинаву бросили якорь у самого берега Токийского залива.

— Петр Иванович, а что это копают на берегу? Сергей показал на большую толпу полуголых рабов, которые мотыгами копались у подножья ближайшей сопки. Другая группа рабов относила корзины с землей на прибрежное болото.

— Изяса Акасака решил построить на берегу дома для своих приближенных.

— Делать ему нечего, столько крестьян согнал с полей.

— Это самураи.

— Самураи? Вроде так называют воинов, а не рабов.

— Они и есть воины. Сейчас с Нагоей и Нагано войны нет, он и придумал дело для своих самураев.

Удивляться нечему, картофельно-строительные работы были главной составляющей службы не только в Советской армии. Сергей рассматривал в бинокль берег, пытаясь найти знакомые ориентиры. Но, кроме Фудзиямы, ничего не увидел. Не мудрено, в то время, когда он здесь был, береговой ландшафт полностью скрывался за нагромождением портовых сооружений и городских небоскребов. Сергея всегда смущала перспектива жизни в сорокаэтажных домах.

В Японии жилплощадь измеряется не в квадратных метрах, а в татами. Если у нас люди спрашивают о квартире: «Сколько у тебя квадратных метров?» — то в Японии вопрос для нашего уха звучит комично: «Сколько у тебя татами»? Жилые высотки Токио являются меблированными квартирами. Но убранство квартир казенно-прагматичное, даже спартанское. Рядовые жители города привычно живут в домах, которые, на взгляд Сергея больше напоминают бараки, поставленные на попа. Такие же длинные коридоры с дверьми в одно- и двухкомнатные квартиры. Квартиру можно арендовать на любой срок. Но трогать мебель или коммуникации запрещено. Правила как в гостинице, въехал — уехал, все должно остаться на своих местах. Больше всего Сергея смущали светильники, обычные плоские плафоны, пришурупленые к потолку. Он почему-то считал, что именно офисный вид светильников убивает само понятие домашнего уюта. Список ограничений для жильцов очень большой. В том числе нельзя иметь домашних животных. Не только кошек или собак, нельзя иметь хомячков или птичек. Любое нарушение карается астрономическим штрафом.

В те годы, когда он работал на японскую компанию, его судно регулярно заходило в Токио. Достаточно быстро он сошелся с одной дамой и при каждой возможности ночевал у нее дома. Это дало много неожиданных наблюдений о жизни обычного человека. Сергей навещал квартиру на тридцать седьмом этаже. Напротив окон квартиры стоял дом в тридцать два этажа. Каждое утро и каждый вечер на крышу дома поднимались жильцы. Немного на весь дом — Сергей насчитал примерно двадцать любителей подышать свежим воздухом. Заинтересовавшись неожиданным наблюдением, решил разузнать подробнее о прогулках на крыше. Реальность оказалась простой и понятной. Плотная стена высотных домов практически не пропускала на улицу лучи солнца и свежий воздух. Маленькие скверики были у каждого квартала. Но эти островки зелени размером десять на десять метров никогда не видели солнца. Да и смотрелись они убого на фоне высотных домов. А вот лифт каждого дома предусматривал подъем на крышу. Хочешь в своей жизни увидеть солнце, пожалуйста, заходи в лифт и поднимайся на крышу

Князь Иэяса Акасака не заставил себя ждать. Галера с причудливой крышей и красными шелковыми шторами отошла от причала едва ли не раньше, чем последний корабль бросил свой якорь. Командор Петр Иванович Шлютер прекрасно выполнил поставленную перед ним задачу. Трудно сказать, какие чувства вызвало у японцев демонстративное поведение российских кораблей. Но внимание он привлек, и последовали попытки протеста. Командор все протесты отмел. Корабли сношения с берегом не имеют, а плавать вдоль берега или стоять в бухте на якоре имеет право любой корабль. Будь это простые деревянные парусники, японцы, может быть, и решились на силовые меры. Но огромные стальные корабли с внушительными пушками выглядели достаточно устрашающе. Нахальная демонстрация морской мощи привела к желаемому результату. Сильных могут любить или не любить, но дружить с сильными хотят все.

Галера изящно подошла к борту броненосца «Требовательный». Вскоре князь Иэяса Акасака поднялся на палубу. Сергей сомневался в своей способности говорить на современном японском языке. Как уже успел заметить, в Европе произошла значительная трансформация языка и многих смысловых выражений. Тем не менее решил проверить. Поймут его или нет, будет понятно сразу.

— Рад приветствовать уважаемого гостя на борту моего корабля.

Слова графа Алексеева привели Иэяса Акасака в состояние, близкое к ступору. Князь и сопровождающие его люди замерли буквально на полушаге. Русский начальник говорил с сильным акцентом, но внятно и понятно. Наконец, князь опомнился:

— И я очень рад видеть рядом с собой такого важного господина.

— Прошу следовать в салон, где мы сможем обсудить интересующие нас вопросы.

Все разместились на удобных диванах, выбирая себе место поближе к иллюминаторам. Интересующим вопросом, как и ожидалось, являлось оружие. Князь хотел купить пушки, как можно больше пушек.

Когда Сергей отправлял корабли и давал указания командору Петру Ивановичу Шлютеру, то для продажи подразумевались трофейные пушки. Реальность изменила планы. В Маньчжурии пушек практически не было. Во всех крепостях набралось менее сотни медных гигантов. Именно гигантов, орудия были очень большими. Другим нюансом оказался внешний вид. Они представляли настоящую историческую и художественную ценность. Здесь сочеталось не только литье ювелирной тонкости, но и чеканка. Каждая пушка кроме традиционных дракончиков и львов, имела смысловое панно. Но и это не все. На орудия и лафеты были нанесены иероглифы. Это оказались стихи. Сергей не решился продать трофеи в Японию. Две пушки положили у входа в императорский дворец, остальные отправили в Нижний Новгород, где установят их художественную ценность. Что-то ляжет возле его дворцов. Иные расставят у входа в заводоуправления и банки. Гордое название «Тульский банк оружейников» должно быть оправданно: раз оружейники, то можно похвастаться и трофеями.

В результате складывалась щекотливая ситуация: пообещал и не выполнил. Ну кто мог ожидать, что в Маньчжурии так плохо с пушками? Россия во время Ивана Грозного имела более двух тысяч орудий. Петр Великий довел артиллерию до 13150 единиц. Пришлось на месте отливать пушки под пятикилограммовые ядра. Затем подключил к делу местных умельцев, которые изготовили латунные кольца со всевозможными дракончиками и прочими завитушками. Кольца насадили на тело орудия, после чего они приняли вид причудливой новогодней игрушки. Поставили клеймо Русско-Азиатского оружейного завода и погрузили на корабли. По своим характеристикам пушки ничем не отличались от стандартного европейского оружия восемнадцатого века.

Князь Иэяса Акасака застыл в немом восхищении. Вчера он договорился о покупке двадцати пушек. Он смог взять только половину того, что предложили русские. Сейчас, даже без испытаний, он был готов взять оставшуюся половину только за один внешний вид. Настолько прекрасно смотрелись эти орудия. Честно говоря, хотелось купить все пушки, но цена была слишком высокой. Пришлось отдать все свое золото и серебро, да собрать золото и серебро у своих вассалов. Впрочем, вассалы отнеслись к требованию сюзерена с пониманием. Если есть хорошее оружие, будут и деньги.

Полковник Яшкул проверил наводку. Князь пожертвовал каким-то сараем за высоким деревянным забором. Залп, пыль, щепки, в воздух взлетело несколько бревен. Ни забора, ни сарая. Князь с резвостью мальчишки побежал осматривать результат залпа. Его свита, с трудом соблюдая невозмутимый вид, бежала следом. Пусть потешатся.

— Полковник, — подозвал Сергей. — Надо повторить залп с местным порохом.

— Думаешь, что местный порох плох?

— Тут и думать нечего. Я уже посмотрел. Мочевина, сера с вулкана Фудзияма да древесный уголь.

— Жалко пушки. После такого пороха замучаешься нагар вычищать.

Оба посмотрели на восторженно галдящую толпу вокруг князя. Наконец японцы вернулись:

— Господин граф, я хочу купить все ваши пушки.

— Покупайте, мне не придется идти в Кобе. В другой раз привезу для князя Хидэеси Тоетоми.

— Золота и серебра у меня больше нет. Что еще вы возьмете в оплату?

— Ваш шелк хуже китайского, а риса мне не надо.

— Через год я заплачу за пушки тройную цену.

— Через год отдадите деньги этому человеку, — Сергей указал на полковника Яшкула.

Князь убежал отдавать необходимые указания.

— Граф, — не удержался от вопроса полковник. — Прогоришь, где он за год наберет столько денег?

— Награбит. Начнет войну с соседними сегунами и награбит. Через год вернет весь долг и спасибо скажет.

Полковник Яшкул согласился. Если война, то деньги у победителя будут.

Случайные слова Павла побудили графа Алексеева к коллекционированию предметов старины. В его дворцы свозились статуи и фрески Греции, Египта и Рима. От Севильи до Стокгольма скупались картины и рисунки. Из Турции, Персии, Индии и Китая вывозили миниатюры, книги, оружие и статуэтки. Это сегодня ссылаются на Коран и запрещают любые произведения искусства. До начала двадцатого века Турция и Персия славились своими великолепными миниатюрами. Сейчас, откровенно ограбив воинственного сегуна, Сергей собрал большую коллекцию японских картин, оружия и фарфора. Картины были на досках, оружие и фарфор китайского производства. Но Сергей надеялся, что военный поход князя Иэяса Акасака пополнит его коллекцию новыми экспонатами.

Броненосцы, дымя трубами, уходили из Токио. Князь смотрел им вслед. Перед отходом кораблей он попросил русского графа продемонстрировать мощь пушек его кораблей. В ответ граф Алексеев показал на обрыв у берега океана:

— Мы выстрелим в это место.

Куда выстрелят русские корабли, сегуну Токио было безразлично. Главное — оценить возможности пушек броненосцев. Князь Иэяса Акасака до конца не мог понять мотивы русского графа. Он продал отличные пушки. Значит, не боится, что это оружие повернут против него. С другой стороны, он только что захватил Маньчжурию, но титул императора замалчивает. Странно и непонятно. Корабли были уже далеко, неожиданно на последнем корабле мелькнула вспышка. Над головой послышался неприятный звук. Под ногами вздрогнула земля — землетрясение?! Холм вздыбился тремя гейзерами, вздрогнул и пополз в море. Князь Иэяса Акасака и его вассалы растерянно крутили головами, пытаясь сложить воедино все произошедшее. Вывод очевиден, с русскими надо дружить.

3 «Грабь награбленное»

Шведские полки проходили мимо крепости походными колоннами. За прошедшие полгода лазутчики по приказу короля дотошно изучили крепость Мерокер. Что, впрочем, не составляло труда. Крепость практически пустовала, отсутствовали пушки на стенах и в башнях. Ворота крепости всегда открыты настежь. Если в крепости и были солдаты, то их никто и никогда не видел. Отношение новых властей к безопасности собственного государства можно было охарактеризовать как вопиющую безалаберность. Скандинавские горы являются естественной непреодолимой границей между Швецией и Норвегией. Можно пройти только через три перевала. Южный перевал Бускеруд остался в руках Дании, и гарнизон крепости Намсус нес свою службу по всем правилам. Зато гарнизоны двух остальных крепостей вообще забыли о своей службе. Перевалы Стуршен и Хатхаммер никто не охранял.

Когда королю доложили о разгильдяйстве на норвежской стороне, он не мог поверить:

— Каким бы ни было новое правительство Норвегии, но о собственной безопасности оно должно заботиться.

— Мы посылали лазутчиков через оба перевала. Они вообще не увидели ни одного солдата, ни одной пушки.

— Такого не может быть!

— У меня нет причин им не верить. Отправьте вместо лазутчиков офицеров штаба, мы не можем рисковать. Наша армия еще слишком слаба. Двадцать полков не так уж и мало для Норвегии.

— Я повторяю, необходимо провести тщательную разведку Не забудьте отправить толковых людей в их столицу.

— Отправим корабли в Кристиансанн.

— Почему в Кристиансанн?

— Новое правительство сделало столицей этот город.

— Исполняйте!

Король не мог поверить в такую улыбку судьбы. Норвегия — ключ для выхода к океану. Сколько раз его предки пытались захватить соседнюю страну и каждый раз безуспешно. Все население Норвегии меньше населения Стокгольма. Но крепости на перевалах неприступны. Атакующие войска вынуждены подниматься по узкому ущелью. Затем проходить буквально вплотную с крепостными стенами и спускаться вниз по крутой дороге.

Сколько шведских солдат полегло под стенами норвежских крепостей! Сколько шведских пушек разбито крепостной артиллерией! И вдруг удача, невероятная удача! Новое правительство забыло создать армию! Король в это не поверил:

— Вашим словам невозможно верить! — воскликнул король. — Государство без армии не может существовать!

— Мы сами не поверили своим ушам, — ответил адмирал. — После чего поговорили с другими членами правительства.

— Правительство может быть в сговоре.

— Мы опросили жителей Кристиансанна, они подтвердили — регулярной армии нет.

— Жители столицы могут не знать о гарнизонах в центре страны.

— Именно так мы и подумали. Я приказал эскадре разделиться, половина кораблей ушла в Ставангер, другая половина в Берген.

— Хорошая мысль, в этих городах много английских торговцев, которые вывозят рыбу к себе в Англию.

— Купцы и местные рыбаки подтвердили, в Норвегии нет армии. Правительство вернулось к вооруженным бондам.

Доклад адмирала совпадал с донесениями сухопутных лазутчиков. Воинских частей регулярной армии в Норвегии нет. В городах и деревнях довольно часто встречаются вооруженные люди. Чаще всего это обычные охотники, потому что они ходят с луками. В Европе не осталось ни одной армии, в которой солдаты воевали с луками. Снова вооружить бонды! Смешно, что могут они сделать против армии с пушками? Бандиты они и есть бандиты, могут отважно броситься толпой на врага. Только сейчас совсем другое время, и толпой давно никто не воюет.

Последнее время скандинавов чаще всего зовут викингами или варягами. На самом деле сами скандинавы себя делили на бондов и биркебейнеров. Каждый родовой клан состоял из этих двух категорий людей. Те, кто имел оружие и хотел воевать, называли себя бондами. Те, кто предпочитал мирную жизнь рыбака или крестьянина, назывался биркебейнером. Биркебейнер в дословном переводе означает лапотник. Бонды предпочитали жить за счет грабежей. Чаще всего совершали набеги на хлебную Англию. Случалось, что объединялось несколько родовых кланов. Тогда шли в набег на Францию или Испанию. Наиболее отчаянные воины добирались до Средиземного моря.

Биркебейнеры не искали своей смерти в бою. В поисках сытой жизни они добрались до Исландии, Гренландии и Ньюфаундленда. Набеги родовых шаек бондов нашли отражениение во всех европейских языках. Слово «бандит» звучит одинаково в каждой европейской стране. Но всему приходит свой конец. В пятнадцатом веке настал конец и бандитской вольнице. После сильного давления со стороны европейских государств король Дании обязался следить за порядком на всем Скандинавском полуострове. Карательные акции длились четыре года. Тяжелее всего пришлось в Норвегии, где в борьбе за свое исконное право грабить объединились бонды и лапотники. В Швеции наведение порядка прошло спокойнее. Хотя попытка отстоять право на грабеж стоила жизни многим доблестным варягам. Более сотни ярлов лишилась головы во время «Стокгольмской кровавой бани».

Как государство Швеция появилась в 1530 году. В 1521 году на землях ярла по имени Густав было найдено золото и серебро. Первый год принес в казну ярла восемь дубовых бочек золота и шесть лодок серебра. Дальше последовали очень грамотные шаги. Первым делом ярл Густав выкупил церковные земли и раздал их своему бонду. В результате получилась территория Швеции до периода войн Карла XII. Следующим шагом стал наем немецких ландскнехтов вместе с офицерами и артиллерией. В 1527 году ярл еще раз одарил священников в обмен на выход из лона католической церкви. После завершения подготовительных мер последовал стремительный удар по другим ярлам, которые остались верны королю Дании. В 1530 году бывший ярл объявил себя королем Швеции и взял имя Густав I родом из Васа.

Воодушевленный успехом и вялой реакцией Копенгагена, Густав I начал свою экспансию. В Дании умер король, началась гражданская война, в которую ввязался Ганзейский союз. Густав I и здесь сделал правильный выбор. Угрожая ганзейцам, он добился выхода Швеции из-под опеки Ганзейского союза, что повысило доходы от продажи мехов. Затем в Швеции была введена всеобщая воинская повинность, и армия распухла до шестидесяти тысяч человек. Понятно, что срок службы составлял не пять, и даже не десять лет. Вот тогда начались первые попытки захватить Норвегию. Но безуспешно — крепости на перевалах доказали свою неприступность. Шведы захватили нынешнюю Эстонию, но и здесь не сложилось. Они получили скоординированный удар от Дании и России. Причем Иван Грозный нанял капитана Карла Роде, который пришел на Балтику с одним кораблем. Вскоре отважный капитан за счет трофейных кораблей создал эскадру в семь вымпелов. Совместное давление вынудило шведов заплатить Дании контрибуцию. Иван Грозный стал получать со Швеции дань.

Это в прошлом, сейчас шведские полки смело проходили мимо пустующей крепости. Вообще-то крепость Мерокер не пустовала. В бойницах иногда мелькали лица, крепостные ворота были закрыты изнутри. Кого волнуют такие мелочи? Пушек не видно, из бойниц не стреляют, значит, крепость не представляет опасности. Двенадцать шведских полков спешили спуститься в долину Сейнефьелль. В Норвегии только одна дорога, которая начинается в Осло и заканчивается в Киркинесе. В данный момент Киркинес уже русский, а Кристиания[9] — датский город. Но дорога все равно одна. После выхода на нее один полк повернет на север, остальные пойдут на юг.

По планам штабных офицеров, война окончится через месяц. Одиннадцать полков идут на юг не для штурма крепостей или битвы с норвежской армией. Задача этих полков — блокировать Кристианию и создать угрозу высадки десанта на полуостров Ютландия. Со стороны Северного моря Дания совершенно беззащитна. Еще восемь полков встанут напротив датских крепостей.

На всякий случай, если Дания рискнет объявить войну Швеции. Самый сложный вопрос — это Россия. Потому король дал карт-бланш специальному посланнику в Петербурге.

— Вы обязаны любой ценой удержать Россию от войны с нами.

— Что значит «любой ценой»? Русские могут просто потребовать вывода наших войск.

— Предложите выплату контрибуции или передачу русским северной Норвегии.

— Русские хорошо понимают, что мы не в состоянии им противостоять.

— Граф Алексеев где-то далеко. Или в Индии, или в Китае.

— Ваше величество, в России много адмиралов, а новые броненосцы легко пройдут в Стокгольм.

От этих слов король вздрогнул. Он никогда не забудет, как броненосцы графа Алексеева расстреливали его дворец. Невозможно забыть тот страх, когда король с горсткой верных людей бежал из Стокгольма.

С каким ужасом и горечью он смотрел на пепелище, которое осталось от Шеллефтео. Город, куда стекалось золото и серебро окрестных рудников, перестал существовать! Как и перестала существовать его личная гвардия. Четыре гвардейских полка исчезли из списков Шведской армии. Их знамена висят тряпками в соборе Петра и Павла. Русские пополнили коллекцию трофейных знамен шведской армии. Теперь рядом с трофейными знаменами Карла XII и Селима III висят знамена его полков. В той короткой и постыдной войне русские взяли в плен половину его армии. Причем большая часть полков не смогла оказать сопротивления. Он сам едва не лишился трона.

Здесь как нельзя кстати оказалась дружеская помощь графа Алексеева. Он первый протянул руку помощи, помог с продовольствием и деньгами. Даже оказал содействие послу в покупке русских линейных кораблей. В той войне Швеция потеряла весь свой флот, а дубовые леса были вырублены еще при Карле XII. Сейчас в стране не найти ни одного дубового дерева. К счастью, русские решили продать весь свой парусный флот. В те дни в Петербург съехались адмиралы всей Европы. Все при деньгах, все готовы отсыпать звонкое золото. Даже поляки захотели купить корабли. Однако граф Алексеев откликнулся на просьбу шведского посла, купил корабли за свои деньги и передал их Швеции. Конечно, граф получил все деньги обратно, с процентами, как договаривались. Нет, воевать с Россией нельзя, ни в коем случае. Второй раз подобную глупость он не повторит.

Малый совет уже традиционно собирался в кабинете Екатерины. Произошли небольшие дополнения. В совете стал принимать участие Павел, чья коронация назначена на следующий год. Появились две новые фигуры: председатель Сената Михаил Михайлович Алексеев и председатель думского собрания Степан Савельевич Тихонов. Последний все еще смущался в присутствии знатных особ. Однако малый совет уже оценил его таланты. До избрания в Думу Степан Савельевич работал управляющим у купчихи Аграфены Фоминичны Сазоновой, занимался скупкой зерна и был широко известен среди поместных дворян и купцов. Бывший крепостной крестьянин оказался речист и изворотлив умом. Его твердая рука четко вела Думу по нужному руслу. Все это не могло оказаться незамеченным. Вскоре Степан Савельевич Тихонов стал постоянным членом малого совета. Говорил он редко, но если говорил, то его слова всегда были взвешенными и полезными.

На этот раз предстояло обсудить несколько серьезных вопросов. На первом месте стояла война между Швецией и Норвегией. Заседание малого совета открыла Екатерина:

— Господа, неофициальная информация, которую мы получили из Алексеевска, подтвердилась.

— Кто подтвердил? — уточнил Елагин.

— Наш посол в Стокгольме отправил депешу с паровым буксиром.

— Сколько времени буксир добирался из Стокгольма в Петербург?

— Меньше суток.

— Мы имеем прямые новости из Норвегии? — поинтересовался Румянцев.

— Прямых новостей нет, — ответил Михаил Михайлович. — Сегодня я разговаривал с людьми графа Алексеева. Они говорят, все по плану.

— Что значит «по плану»? Это война, и планы пятилетней давности противник может полностью опрокинуть.

— Сегодня я получил телеграмму из Сергиевска, — начал Потемкин. — Мой управляющий подтверждает спокойствие в Норвегии.

— Разве ваши серебряные рудники связаны с Норвегией?

— Все проще. В Ботническом заливе работают два траулера. Они обеспечивают рыбой наш берег и прииски Шеллефтео.

— Ну и что? Откуда информация?

— На шведской стороне рыбой торгуют люди адмирала Хаки Котлу. У них самая достоверная информация.

— Все это пустые слова, — вставил Румянцев. — Шведы спокойно вводят на территорию Норвегии двадцатитысячную армию.

— Адмиралу есть, чем ответить.

— Чем? У него семитысячная армия, из которой пять тысяч татарской кавалерии.

— Румянцев прав, татары привыкли воевать в степи, а там лес и горы.

— Итак, как союзники Дании мы объявляем войну Швеции. Какие планы у Генерального штаба?

— Ничего нового придумать невозможно, граф Алексеев показал всем самый простой и надежный способ достижения победы.

— Шведы сделали надлежащие выводы. Форты Стокгольма усилены артиллерией.

— Артиллерию можно усиливать до бесконечности, только пушки не могут пробить борта наших броненосцев.

— Король Швеции это прекрасно понимает. Должен принять дополнительные меры.

— На сегодняшний день нет ничего, что может остановить прорыв броненосцев.

— Он снова пошел ва-банк. В столице остался только один гвардейский полк.

— Договорились, ждем официального посланника короля.

Второй вопрос был не менее серьезным.

Екатерина подала знак лакею. Через минуту в кабинет вошли несколько фотографов. Новое изобретение графа Алексеева мгновенно обрело множество поклонников. Фотографироваться стало модно. Во всех домах наряду с картинами появились фотографические портреты. Фотографии рассылались друзьям и знакомым. Тем более что в продаже появились специальные конверты с плотной картонной вставкой, что исключало повреждениеe снимка во время пересылки. Сами фотоаппараты были очень дороги и продавались в ювелирных магазинах. Появились и специальные магазины, где можно было купить стеклянные рамки со светочувствительным покрытием. Туда же отдавали отснятые рамки, и там же заказывали готовые снимки.

Однако наибольшей популярностью пользовались фотографы, особенно выпускники специального курса из Тулы. Эти умельцы делали великолепные снимки и даже раскрашивали их по желанию заказчика. Мода мгновенно перекинулась в Европу. Русские фотографы обосновались во всех крупных европейских городах. Запись в фотоателье производилась за несколько месяцев вперед. Торжественные мероприятия королевских домов по времени согласовывались с возможностями фотографов. Люди с фотокамерами разъехались по всему миру. Как-то незаметно фотографии появились и в газетах. Причем только в русских. Технология изготовления клише фотоснимка европейским издателям не давалась.

В российских газетах появились фоторепортажи из Африки и Америки. Со страниц улыбались довольные землевладельцы из долины реки Вааль. Плантаторы Восточной Африки показывали рукой на стену сахарного тростника. Печатались портреты счастливых исследователей, которые нашли золотые прииски или залежи драгоценных камней. Результат всех этих репортажей и фотографий вполне предсказуем. Количество желающих уехать в далекие страны росло с неимоверной скоростью. Тем более что корабли графа Алексеева таких людей перевозили без взимания платы. Обратной стороной такого стремления стало уменьшение безземельных дворян в гвардии. Если раньше гвардия сплошь от рядового до полковника состояла из дворян, то сейчас дворяне остались только на офицерских постах.

Сегодняшний визит фотографов оговорили заранее. Среди них были как представители различных газет, так и мастера фотостудии. Выделенное время окончилось фотографы с низкими поклонами вышли из кабинета императрицы.

— Надо решить вопрос с размещение императора Маньчжурии, — начал Муравьев.

— Полагаю, что «Маньчжурскую деревню» строить рано, — ответил Потемкин. — Держать его как пленника мы не будем.

— Но выпускать его из России нельзя, — воскликнула Екатерина.

— Через год, когда он у нас освоиться, отвезем его в Бессарабию, в Крым и на Кавказ, — предложил Степан Савельевич.

— Дельное предложение, — заметил Елагин. — Пусть себе выберет место и спокойно живет.

— Дума предложит ему денежное содержание на уровне великого князя.

— Пусть будет так.

— Граф Алексеев вскоре женится.

Слова Степана Савельевича Тихонова ошеломили всех.

— Как женится? На ком? Когда он успел? Он же в Китае? Откуда такие сведения?

— Мне сообщил земляк, депутат от Тамбовской губернии. Граф прислал письма своим родственникам.

— Кто же сумел окрутить «золотого» юношу?

— Некто Наина Махабхарата Салар Джангом, индийская принцесса, дочь царя Голконда.

— За ней большое приданое?

— Про то не ведаю, только алмаз в скипетре императрицы найден в землях того царя.

Екатерина задумалась. Да, у нее в скипетре самый крупный алмаз в мире. Алмаз Кохинор, что вставлен в чалму шахиншаха Персии, в два раза меньше.

Сватовство графа Алексеева выходило за рамки обычного семейного дела. Этот брак касался не только самого графа, он давал России повод для активного вмешательства в индийские дела. Екатерина сориентировалась первой:

— Григорий, вели своим советникам детальнее разобраться в индийских делах. Сейчас ничего решать не будем. Панин, — продолжила императрица, — разберись с послами. Кто с кем воюет, какие земли и каких царей уже захвачены.

— Муравьев, разберись с Растрелли, дворец графа должен быть готов до его приезда.

— Дворец на Екатерининском канале уже готов, — заявил Павел. — Я там был и осмотрел убранство.

— Понравилось?

— Шикарно! Позолоты мало, зато много тонкой, просто ювелирной работы.

— Хорошо бы на слонов посмотреть, — неожиданно вставил Елагин.

— Отпиши письмо Сергею Николаевичу — он тебе весь остров слонами заселит.

Все засмеялись шутке. Почему не пошутить, если хорошее настроение?

Подъем русского флага на Цейлоне и юго-востоке Африки резко повысил влияние Петербурга в европейских делах. Англия, Голландия, Португалия и Франция неожиданно для себя оказались в зависимом положении. Если голландская Ост-Индская компания просто зарегистрировалась в России и продолжила свою деятельность под новой крышей, то остальным пришлось сложнее. Промежуточные базы нужны всем. Знаете ли, напрягает, когда перед тобой стоит негр или индус в форме русского чиновника. Причем этот чиновник говорит только по-русски и требует неукоснительного выполнения местных правил.

— У кого можно узнать детали индийских дел графа? — поинтересовался Потемкин.

— Это я могу сделать, — ответил Степан Савельевич. — Пошлю доверенного человека в Нижний Новгород.

— Почему в Нижний Новгород?

— Там главная контора всех предприятий его сиятельства, там и его доверенный управляющий.

— Вот что, голубчик, — вступил в разговор Михаил Михайлович. — Съезди-ка сам.

— Дело важное, — добавил Потемкин. — Не все можно доверить чужим ушам.

Договорились, что до отъезда думского головы каждый подготовит перечень интересующих вопросов.

Дальше активность участников совета заметно упала. Головы присутствующих были все еще заняты мыслями об индийских перспективах. Оживление создал только Степан Савельевич:

— Когда внесем на обсуждение закон об уравнивании в правах?

— Что это за закон? — встрепенулась Екатерина.

— Отмена сословий.

— Какая отмена сословий? Вы хотите меня поставить вровень с мужиком?!!

— Царь есть помазанник Божий, — вставил Павел. — Дворяне — лучшие люди государства. Нельзя всех стричь под одну гребенку!

— Отмена сословий реально ничего не изменит, — заметил председатель Сената. — Дворяне останутся дворянами.

— В чем же смысл предлагаемого закона?

— России нужны люди. Степи от Каспийского моря Иркутска не знают плуга.

- Вы хотите переманить всех крестьян Европы? — вскочил Панин.

— Всех не сманим, — заметил Степан Савельевич, — но на вольные хлеба подадутся многие.

— Проблем не оберемся, и так многие монархи на нас косо смотрят.

— Чего на нас коситься, у нас нет революций, никто дворянам головы не рубит.

Павел поджал губы и встал:

— Хорошо, тогда я требую еще одного закона. Любой спасающийся от преследования дворянин получает в России помощь.

— Какую же помощь предлагает ваше императорское высочество?

— Если мы заинтересованы в заселении пустующих земель, то должны предложить дворянам земельные наделы.

— А что! Дельное предложение. Казне ничего не стоит, но дворян приманит. Они приедут не только с детьми, но и со своим имуществом.

Приступили к обсуждению основных параметров нового закона. Законотворческие комиссии потом все доработают и отшлифуют.

Екатерина подошла к окну. По Неве в клубах дыма и брызгах от палиц гребных колес сновали многочисленные буксиры.

— До возвращения графа Алексеева надо придумать ему награду.

— За взятие Маньчжурии дадим орден. По слухам, к твоей короне присоединены весьма богатые земли.

— Россия торгует своими шелками и фарфором, никогда бы не поверил, — вставил Муравьев.

— Я хотела напомнить о несостоявшемся наводнении, защитная дамба — целиком его заслуга.

Проект защиты Петербурга от наводнений, который предложил граф Алексеев, был одобрен Академией наук. Правда, обсуждение прошло с продолжительными спорами. Далеко не все соглашались с тем, что приливная вода идет со стороны моря. Было достаточно ученых, которые буквально с пеной у рта доказывали обратное. Они считали виновником наводнений Ладожское озеро. Соответственно, дамба у Кронштадта, по их мнению, только ухудшит положение города. Во время дебатов Сергей не мог привести факты из двадцатого века, поэтому пришлось идти на откровенный подлог.

Получив одобрение своего проекта, Сергей все переложил на плечи своего управленческого и инженерного персонала. Они в свою очередь с задачей справились просто блестяще. Для начала сумели заключить очень выгодный договор, по которому казна вообще ничего не платила. Банк графа Алексеева получал в собственность значительные земли вокруг Петербурга, Москвы и многих других городов. Правительство с этим легко согласилось: денег платить не надо, вот и хорошо. Само строительство завершили в два года. Четыре линии ряжевой дамбы разделили воды Невы на три русла. В результате Невская губа получила центральное русло и два прибрежных, северное и южное. Дамба с севера на юг через Кронштадт с воротами шлюзов. На дамбах поставили водооткачивающие ветряки, которые начали осушать два огромных участка бывшей Невской губы. Ничего нового или оригинального, просто копия того, что достаточно давно сделали голландцы в Амстердаме.

Было достаточно много сомнений в правильности идеи графа Алексеева. После завершения строительства количество таких людей даже возросло. Дело в том, что с окончанием работ на морской части дамбы уровень воды в Неве несколько поднялся. Люди начали опасаться нового наводнения и не хотели слушать объяснений. Хотя граф Алексеев заранее предупреждал об этом эффекте. Нева начинает самостоятельно промывать и углублять новое русло. За шесть месяцев река промыла новое русло до глубин в пятнадцать метров. Порт получил прямой, глубоководный канал для кораблей. Люди успокоились после того, как уровень воды в реке упал до обычной отметки. Само наводнение жители города не заметили. Была ненастная погода, сильный ветер и дождь, но и только. Зато Жители Кронштадта были близки к панике. Уровень воды с морской стороны дамбы поднялся почти на четыре метра. Мозговой центр графа Алексеева не отказал себе в удовольствии провести акт саморекламы. По городу расставили красные столбики, показывающие любому жителю, что его ждало в случае отсутствия дамбы.

Красный столбик стоял у парадного въезда в Зимний дворец. Екатерина ежедневно видела молчаливое напоминание о заслугах графа Алексеева.

— Здесь надо хорошо подумать, — заговорил Потемкин. — Сергей Николаевич не тот человек, которого можно просто одарить деньгами.

— Он родом из Тамбовской губернии, — начал Павел. — Предлагаю поставить в Тамбове статую Екатерины II.

— Почему мою статую? Памятник в его честь, и ваять надо его.

— Нет, ваше императорское величество, — возразил Павел. — Вы графа плохо знаете. Должны быть вы со словами благодарности.

— Наследник прав, — заметил Потемкин. — Это предложение мне нравится.

Екатерина хмыкнула, но промолчала. Пусть будет так.

— На сегодня обсуждение вопросов закончено.

— Я решил изменить маршрут своего путешествия, неожиданно заявил Павел.

— Что еще придумал? — строго спросила Екатерина.

— Сначала отправлюсь в Индию. После встречи с графом совершим свадебное путешествие в Петербург.

По большому счету всем было безразлично. За Павла волновалась только мать.

Наследник престола так и не обзавелся друзьями и соратниками. К своему совершеннолетию он получил от графа Алексеева достойный наследника престола подарок — океанскую яхту. Фактически — совсем не маленький пассажирский лайнер, который специально спроектировали и построили для Павла. Специально для Павла — это отнюдь не только интерьер под вкусы цесаревича. Невысокий щупленький юноша в своих покоях предпочитал лежать. Он лежа завтракал и обедал, лежа читал книги или мечтал. Главной особенностью жизни наследника престола было одиночество.

Неприязнь к матери и окружающим ее людям, усиленная ненавистью к убийцам отца, вот главная причина одиночества цесаревича. Павел не скрывал своего отношения к этим людям. Как следствие, придворная знать его сторонилась. У Павла не было друзей, не было единомышленников и соратников. Соответственно, и океанская яхта строилась в расчете на его одиночество. Апартаменты для гостей были, но именно для гостей, а не для компаньонов или друзей. Яхта строилась для одного человека, вернее, для одинокой супружеской пары.

Когда Евстафий Петрович Боголюбов приехал в Павловск и попросил аудиенции, Павел незамедлительно принял главного строителя Сясьской верфи. Наследник много раз был в Сясь. Ему нравился этот город. Его самолюбию льстило отношение жителей, которые построили для него Царский флигель рядом с дворцом графа Алексеева. Построили сами, без указаний со стороны графа. Да и «флигель» — это только название. На самом деле это был настоящий дворец.

— Зачем пожаловал? — встретил неожиданного гостя Павел.

— Требуется согласовать с вашим высочеством некоторые детали, — ответил гость.

— Какие еще детали, о чем ты?

— Так по указанию его сиятельства мы вам подарок делаем.

— Спасибо. Что ты хочешь согласовать?

— Так подарок — это царская яхта. Мы хотим угодить отделкой и мебелью.

— Яхта! Большая?

— Полноценный лайнер для плавания по океанам.

— Почему решили яхту подарить?

— Так его сиятельство говорил, что ты с молодой женой по заграницам поедешь.

Павел откровенно удивился. Он никуда не собирался ехать и разговоров о своей свадьбе никогда не слышал.

Почему бы и нет! Коронацию можно перенести на следующий год. Потемкин с Сенатом и Думой отняли последние бразды правления. Сейчас нет никакого смысла спешить к трону.

— Когда сможешь показать свой подарок?

— Это подарок его сиятельства графа Алексеева. А поехать можем в любое время, паровоз с царским вагоном стоит на вокзале.

Павел не стал откладывать поездку и вечером уже ночевал в Царском флигеле. Лайнер ему понравился, стремительные обводы корпуса обещали высокую скорость. То, что внутри были только голые переборки, наследника ничуть не смутило. Наоборот, он с головой окунулся в создание желаемого для себя интерьера: метался по верфи с утра до вечера, часами обсуждал детали с резчиками и мебельщиками, перебирал на складах тюки с различной тканью, выискивал для себя ковры и гобелены объяснял художникам, с какими мифическими или христианскими сюжетами требуются картины. Во время ходовых испытаний он совал нос во все уголки своего корабля.

Когда яхта «Золотая принцесса» ошвартовалась на Дворцовой набережной, Павел гордо спустился на брусчатку. Он чувствовал свою причастность к созданию этой красавицы. Единственное, о чем наследник не знал, так это о заложенном в конструкцию яхты секрете. Заводы графа Алексеева испытали и отработали идею гребных винтов. Верфь построила серию кораблей с бронированным корпусом и казематным расположением пушек. Двухвинтовые корабли можно было квалифицировать как крейсеры. Настоящие крейсеры, конструктивно близкие к кораблям конца девятнадцатого века. Вся серия под покровом ночи тихо и незаметно проскользнула мимо Петербурга. Так же незаметно прошла мимо Копенгагена и поступила в распоряжение адмирала Хаки Котлу.

Никто не сомневался, что Швеция начнет войну с Норвегией. Уже отчетливо пахло порохом. Задержка произошла по вине самого графа Алексеева. Он слишком качественно разграбил Стокгольм и другие шведские города. Для воссоздания и вооружения армии потребовалось много времени. В войне Швеция обязательно использует свой флот и получит наглядный урок от новых крейсеров. Появление паровых кораблей новой конструкции привлечет внимание Европы. Для чего и задумана обманка, заложенная в конструкцию яхты «Золотая прнцесса». Сама идея гребного винта не оригинальна и не нова. Только воплотить ее в жизнь совсем не просто.

Выход гребного вала через корпус судна проходит через специальное устройство, которое называется дейдвуд[10]. Задачей дейдвуда является обеспечение герметичности корпуса при любых режимах работы гребного вала. Одновременно дейдвуд является опорным подшипником. По сути, это сложная и высокоточная инженерная конструкция. Повреждение или некачественная сборка приведут к гибели судна, что, между прочим, случается и в двадцать первом веке. Сергей хорошо знал устройство дейдвуда. Тем не менее, прежде чем начать строительство судов с гребным винтом, потребовался год натурных испытаний.

Так вот, на яхте «Золотая принцесса» дейдвуды и валолинии уже были. Во время войны со Швецией крейсеры покажут новые возможности боевых кораблей. В Европе возникнет спрос на корабли с гребными винтами. В то же время Сясьская верфь в короткое время переделает царскую яхту. Это послужит побудительным импульсом для Европы, спровоцирует других на аналогичные действия. Только переделать колесный пароход невозможно, быстрее и дешевле построить новый. Колесных пароходов на экспорт сделано уже много. Большинство из них переоборудованы в военные корабли. Поддавшись на провокацию, европейцы впустую потратят и время, и деньги, что является целью затеянной провокации.

Тимофей посмотрел на часы. Пора было спускаться на первый этаж. Между главным зданием управления компаниями графа Алексеева и главным зданием управления банками находился очень хороший ресторан. В этом ресторане он ежедневно встречался с управлявшим банками. Иногда обед растягивался на несколько часов, когда приходилось обсуждать слишком много взаимосвязанных вопросов. На сегодня тоже хватало тем. Вот телеграмма от адмирала Хаки Котлу. Генеральный управляющий вошел в кабинет, где они всегда обедали. Иосиф Аврумович сидел за столом — управляющий банками всегда приходил раньше и уходил позже. Дело было не в его кулинарных пристрастиях, а в непонятном желании за едой работать с документами.

— Снова ложкой переворачиваешь банковские отчеты? — пошутил Тимофей.

— Сколько раз тебе говорить, усваивать информацию за едой легче. Работа мозга напрямую зависит от работы желудка.

— Прочитай сообщение от адмирала, желудок начнет лучше работать.

Иосиф Аврумович взял переписанный с телеграфной ленты текст. Адмирал Хаки Котлу сообщал, что шведская армия разбита. В сражении у входа в долину Лиллефьельд взято в плен семь с половиной тысяч солдат, пять генералов и более двух сотен офицеров. Для перехода в наступление адмиралу потребуется три недели.

Иосиф Аврумович вернул бумагу и следом протянул свою.

— Вспомни, как мы раньше работали без телеграфа и пишущих машинок.

— Не говори! Не представляю, как без телеграфа я смог бы управиться со своими делами.

— Зато сколько бумаг прибавилось? Ты обратил внимание на целый зал, где с утра до вечера трещат пишущие машинки?

— Правильно, так и должно быть.

— Почему так и должно быть? Раньше писарей было намного меньше.

Далеко не каждый может аккуратно и разборчиво писать. А здесь сел за машинку и барабань пальцами.

— Поэтому у тебя штат на пишущих машинках за сотню человек перешел?

— Не ворчи, Иосиф Аврумович. Сам понимаешь, что благодаря пишущим машинкам мы намного улучшили учет.

— Верно, не только учет, я тут проанализировал доходность и пришел к неожиданному выводу.

— Нашел незаметный золотой ручеек?

— Реку, Тимофей, золотую реку с золотыми рыбками. Самую большую прибыль приносит продажа пороха.

— Нового или старого?

— Ты что такое говоришь? Нитропорох хозяин запретил продавать.

С проблемой пороха Сергей столкнулся в первые дни своей новой жизни. Любые разговоры на тему пропорций пороха изначально полная муть. В России соотношение 40-30-30, в Англии 75-15-10. Причина проста — соотношение зависело от природных качеств селитры, серы и угля. Никто не делал химических анализов и первичной переработки сырья. Что в природе было, то и брали. Никого не интересовала теория горения.


История появления пороха и огнестрельного оружия покрыта мраком времени. После развала «Империи незаходящего солнца», англичане бросились в другую крайность. Они начали доказывать миру, что были первыми. Всегда, везде и во всем. Кто-то из английских историков уткнулся на древнюю бумагу, где описывался случай взрыва в алхимической лаборатории. Незамедлительно сделали соответствующие выводы. Началась шумная кампания, утверждалось, что данный алхимик в 1386 году изобрел порох, а после случайного взрыва изобрел пушку.

Когда шумиха достигла апогея, голландцы опубликовали выписку из книги магистрата города Гент. В книге указывалось, что в 1313 году магистрат после испытаний установил на городскую стену пушку. Первыми были голландцы? Да никогда и ни за что! Англичане быстро доказали, что дата 1313 больше напоминает 1393, а слово «мортира» в то время означало один из видов баллист. Для завершения пустопорожней болтовни голландцы опубликовали перечень военного снаряжения, который был в 1323 году у армии Нидерландов во время штурма крепости Мец. Среди прочего там указаны и порох, и пушки. Дабы больше не ввязываться в никчемный спор, добавили бумагу, датированную 1326 годом. Согласно с таможенными записями в том году оружейники Брюсселя продали англичанам две пушки. А Брюссель для Нидерландов то же самое, что Тула для России.

Примитивный порох имеет одну особенность — он не может долго храниться. Если засыпать порох в бочку, то через месяц все составные части самопроизвольно расслоятся. Тяжелое осядет вниз, легкое поднимется наверх. Точно так же, как делится перемешанный с водой керосин. В пороховых погребах хранили не порох, а его компоненты. Должность «квартирмейстер» связана не с поисками квартир, а с дозированием пороховой смеси мерными стаканами «квартирами». Порох делали не на пороховых заводах, а непосредственно перед его применением. Пороховые заводы Ивана Грозного имеют такое отношение к изготовлению пороха, как конезаводы к изготовлению скакунов.

Столкнувшись с проблемой примитивного пороха, Сергей первоначально только добавлял катализатор. В природе много минеральных веществ, которые при горении выделяют кислород. Тот же марганец, который широко используется в металлургии. Опыты дали хороший результат. Второй раз он вспомнил про порох, стоя рядом с угольной шахтой. Любой знает, что антрацитовая пыль может рвануть не хуже взрывчатки.

— Зачем нам это? — пытался протестовать Тимофей. — Порох у нас никто не купит.

— Почему ты так уверен?

— В каждом полку есть квартирмейстер, зачем казне тратиться на наш порох, если квартирмейстер его сделает бесплатно?

Сергей не стал попусту спорить. Кроме общеизвестных компонентов, ружейный порох гранулируют, а пушечный делают в виде «макаронин». В этом заключался великий смысл. Готовый пороховой заряд должен содержать достаточно воздуха. Наличие воздуха позволяет пороху полностью сгореть, что улучшит динамику выстрела.

Для склеивания лучше всего подходит камфорное масло. После опытов по подбору надлежащего соотношения всех исходных компонентов Сергей изготовил первую партию ружейного и пушечного пороха. Для «проталкивания» новшества, снова выбрал своего двоюродного дядю. Михаил Михайлович Алексеев был на короткой ноге с губернатором Тульской губернии.

— Михаил Михайлович, не хотите ли испытать новый порох? — выбрав подходящий момент, спросил Сергей.

— Во как? Неужто решился порох изобрести?

— Уже сделал, на несколько выстрелов.

— Коли так, пошли в сад, проверим Сергей зарядил пистолет и предложил Михаилу Михайловичу выстрелить. Ветеран Прусской войны сразу оценил результат. После выстрела перед ним не встал стеной черный дым.

— Молодец Сергей, знатный порох!

— Это не все, смотрите.

Сергей опустил мешочек с порохом в стоящее рядом ведро с водой. В обычном варианте для пороха это конец. Селитра очень гигроскопична и во влажном состоянии становится обычным удобрением. Зарядив пистолет мокрым мешочком, Сергей протянул оружие дяде. Снова раздался выстрел с небольшим облачком голубоватого дыма.

Михаил Михайлович, как и рассчитывал Сергей, в тот же день навестил губернатора. Испытания нового пороха проходили под личным контролем губернатора Тульской губернии. Определяли разницу в мощности пороховых зарядов, весовые характеристики и многое другое, что интересно только сугубо военным людям. Специальным разделом испытаний было определение времени намокания пороха. Как долго масляная глазурь будет защищать порох от намокания. Губернатор отправил рапорт в Петербург задолго до окончания испытаний. Военная комиссия во главе с генералом Белозеровым испытывала порох долго и придирчиво. Если бы Сергей в прошлом сам не был бы военным, то наверняка не раз сорвался бы и нагрубил.

Испытания ставят перед собой задачу — проверить новое изделие в самых невероятных условиях. Тем не менее жизнь раз за разом преподносит сюрпризы. У одного из друзей Сергея как-то случилась подобная нелепица. Корабль стоял на ремонте. Рабочие проверяли замки пусковой установки зенитных ракет. У входа в боевую рубку, как и положено, стоял часовой. Только матросу-первогодку захотелось поиграть в войну. Он вошел вовнутрь и начал играть в великого адмирала, нажимая при этом различные кнопочки. Пламя неожиданного пуска убило трех человек. Благо, что сама ракета никому не принесла вреда.

Сначала пороховые заводы работали только на русскую армию. После начала русско-турецкой войны новым порохом заинтересовались австрийцы. Через год корабли с русским порохом пошли во все страны Европы. Попытки иностранных алхимиков определить состав русского пороха ни к чему не приводили. Включения катализатора и клеящего вещества не позволяли определить состав ингредиентов. Отсутствие теоретической базы исключало проведение нормального химического анализа. Кстати, успех тамбовской химической лаборатории по созданию взрывчатки связан в первую очередь с объяснением сути процесса взрыва. Что такое взрыв? Это химическая реакция окисления, ничем не отличающаяся от коррозии любимого автомобиля. Для успеха требуется добавить ускоряющие процесс компоненты, вот и все.


Тимофей прочитал распечатку телеграфного сообщения и присвистнул. Посол Швеции в Петербурге подтверждал получение денег в сумме двести тысяч крон.

— Двести тысяч крон — это много. Ты знаешь, зачем эти деньги?

— Тебя хотел спросить. Ко мне поступает информация только по деньгам. Сообщения из посольств поступают в твой департамент.

Тимофей начал вспоминать просмотренную переписку чужих посольств. Далеко не факт, что интересующее их сообщение было у него на столе.

— Не напрягайся, вернешься в кабинет и прикажешь принести папку с телеграммами из шведского посольства.

— Уже вспомнил, король хочет заказать два броненосца с предоплатой в день подписания контракта.

— Надо поспешить, иначе деньги пропадут.

— У нас две недели, успеем забрать деньги в свой банк.

— Ты придумал свадебный подарок для хозяина?

— Заказал своим ребятам в Персии.

— Ковры?

— Какие ковры? У хозяина дворцов не хватает для всех ковров.

— Что же можно найти в Персии?

— Уже нашли, намедни получил телеграмму. Они купили три десятка особых картин местного художника Резайи-Аббаси.

— Хозяин собирает только старые картины.

— Так и эти написаны триста лет назад.

— Ты сказал, что картины особые. В чем особенность?

— Пишут, что особая бумага покрыта золотом. Сама картина писана по золоту.

— На картинах пейзажи?

— Все три десятка — одни портреты. Ребята обегали весь Исфаган и Тегеран. Ну а ты что придумал?

— Мне фантазии не хватает. Заказал у француза Фальконе кабинетную композицию.

— Во как! После создания Медного всадника он у нас в фаворе, дорого берет.

— Денег не жалко. Кабы не хозяин, я до сих пор сидел бы в Москве менялой.

— Только не плачься, ты пришел работать совсем не бедным.

— Я не говорю, что был бедным. Я говорю, что сейчас имею больше императрицы.

— Ладно, ладно. Статую Фальконе поставишь посреди Тулы?

— Тебе же сказано, что заказал кабинетную композицию. Группа татарских всадников скачет с саблями наголо.

Сам придумал?

— Ничего я не придумал. Это твой рассказ, как на хозяина напали татары, а он их всех взял в плен.

— Было такое, один против пятерых. Всех побил и повязал, сам без единой царапины.

Постепенно разговор перешел в деловое русло. Слишком много различных производственных вопросов, финансово-промышленная империя графа Алексеева росла и крепла.

Создание телеграфа и распространение телеграфной связи по всей Европе открыло новые возможности. Это не только возможность оперативной связи, но и то, что сегодня называют шпионажем. Телеграфист из посольства, банка или дворца связывается со своим адресатом и передает сообщение. Он знает, что на коммутационном узле сидят проверенные люди, которые гарантируют конфиденциальность линии. В принципе, так оно и есть, ибо никто и не догадывается о технической изюминке, заложенной в устройство по автоматическому подсчету услуг связи. Сообщения некоторых линий автоматом уходят в аналитический центр.

Сам центр расположен в Нижнем Новгороде. Аналитики сортируют поступающую информацию и передают ее своим начальникам. Самая важная информация уходит наверх, финансы — к Иосифу Аврумовичу, политика и экономика — к Тимофею. Сегодня этим никого не удивишь. В наши дни не только читаются все сообщения e-mail, но и проверяется содержание любого компьютера. И чем сложнее защита, тем быстрее проверят компьютер. Достаточно понаблюдать за своим модемом и винчестером. Несанкционированный вход будет замечен очень быстро. Много программ, которые изначально держат открытой входную дверь. Не для всех, только для заинтересованных лиц.

Варфоломей Сидорович придирчиво осматривал конвейер. Он потратил три года на проблему под названием «электролампочка». И вот сегодня пуск первого конвейера. Нет, это будут не первые лампочки. Новый вид освещения уже установлен во всех офисах и цехах. Лампочки горят во всех дворцах графа Алексеева. Электроосвещение установлено в Зимнем дворце, Сенате и Думе. Прожекторы появились на каждом броненосце. Но везде стоят лампочки опытного производства, а это конвейер.

— Запускай, — генеральный конструктор махнул рукой.

Как быстро все меняется. Прошло всего семь лет, а он уже даже не знает имен всех директоров заводов. Сегодня кажутся смешными его потуги сделать примитивный паровой двигатель. Вон Нижегородский механический завод ежемесячно выдает по сотне паровых машин. В том числе трехцилиндровые красавцы с тройным расширением пара.

Варфоломей Сидорович повернулся к своей свите. Все грамотные инженеры и талантливые конструкторы. Самые лучшие специалисты России или Европы считают великой удачей получить место в конструкторском бюро графа Алексеева. Вот и сейчас почти четверть специалистов работает над новой задачей. Отправляясь в очередной заокеанский поход, хозяин сказал:

— Как только решишь проблему с электрическими лампочками, начинай создавать паровую турбину.

— Паровую… чего?

— Турбину. Генератор проще вращать от турбины. Выгоднее и экономически, и технически.

— Ты бы, Сергей, подробнее объяснил свою задумку. Граф Алексеев сел за стол и принялся рисовать эскизы. За годы совместной работы Варфоломей Сидорович привык к неожиданным, порой парадоксальным предложениям хозяина. При всей кажущейся на первый взгляд нелепице, идеи хозяина всегда оказывались правильными.

Их знакомство началось с того, что Варфоломей Сидорович прогорел. Пытаясь сделать паровую машину, он не вернул вовремя кредит, и его завод ушел с молотка. Покупателем оказался молодой дворянин Алексеев. Причем новый хозяин в два дня решил проблему паровой машины. Вскоре он вывел завод в лидеры производства. У них было много споров и несогласий, и Алексеев в конечном итоге всегда оказывался прав. Взять те же казеннозарядные пушки и ружья. Сначала Варфоломей Сидорович провел хозяина по тульским заводам и показал брошенные во дворах казеннозарядные пушки. Половина этих пушек были нарезными.

Тогда хозяин очень удивился, и директор завода решил, что убедил молодого дворянина в бесперспективности казеннозарядного и нарезного оружия. И в Европе, и в России первые пушки делали казеннозарядными. Сначала кузнецы изготавливали трубу, потом делали поршневой затвор. Это было неудобно, поршневой затвор или казенная часть орудия быстро прогорали, и пушке требовался ремонт. Так продолжалось более ста лет, пока металлурги не освоили литье. Болванку ставили на станок и рассверливали дульную часть. Так появилась идея нарезного оружия. Испытания показали, что с нарезным стволом ядро или пуля летят дальше и точнее.

Однако кажущиеся плюсы перевешивались явными Минусами. Пушки не стреляли в конкретную цель. Выстрел был настильным, после чего ядро с рикошетами от земли выкашивало вражеские ряды. У нарезных пушек ядро шло без рикошета и зарывалось в землю. С нарезными ружьями было еще хуже. Пулю приходилось забивать в ствол, что часто приводило к переуплотнению пороха или излишнему зазору. И в том, и в другом вариантах после выстрела пуля оставалась в стволе. Варфоломей Сидорович провел со своим хозяином «ликбез», рассказал то, что в Туле знает каждый мальчишка.

Когда фотографы закончили свои метания, настала очередь корреспондентов.

— Господин генеральный конструктор, вы сможете обеспечить электрическими лампочками всю Россию?

— Завтра не смогу, но недалек день, когда электрическая лампочка загорится в каждом доме.

— На чем основан ваш оптимизм?

— На многолетней и плодотворной работе рядом с графом Алексеевым.

— Вы хотите сказать, что электрические лампочки являются очередным изобретением его сиятельства графа Алексеева?

— Именно это я и сказал.

— Однако граф Алексеев большую часть времени проводит в морских походах.

— Наше конструкторское бюро служит для реализации его идей.

— Другими словами, граф Алексеев дает направление вашим исследованиям?

— Вы абсолютно правильно подметили основную суть.

— И мосты через Днепр и Волгу — тоже инженерная идея графа Алексеева?

— Да, его сиятельство сделал эскизный проект и отметил основные параметры несущих конструкций.

— В обществе муссируются слухи, что вы сумели соединить пишущую машинку с телеграфом. Это правда?

— В принципе, правда. Опытные образцы уже проходят обкатку в Тульском банке оружейников и Русско-американском банке.

Наконец корреспонденты оставили Варфоломея Сидоровича в покое и окружили сопровождающих его кондукторов.

Последнее время такие показательные акции становились все более частыми. Генеральный конструктор не интересовался глубинными процессами подобных мероприятий, но с общим смыслом был согласен. Хозяин владел всели газетами России, даже выкупил единственную казенную газету. Начал выпускать газеты во всех европейских странах. Основал газетное дело в Нью-Йорке, но там пока все идет слабо. Телеграфная линия туда придет через два года. Непрямая пропаганда различных предприятий графа Алексеева сразу принесла заметные плоды. Исчез дефицит рабочих рук. Квалифицированные инженеры приезжали со всей Европы. В Нижнем Новгороде, Туле и Тамбове, ученых было больше, чем в остальных странах Европы.

Варфоломей Сидорович достал из кармана два патрона. Внешне почти одинаковые, разницу заметит наметанный глаз специалиста. Хозяин изначально велел делать два вида патронов и испытывать оружие под эти патроны. Но после испытаний приказал начать изготовление винтовок и карабинов под патрон с фланцем.

— Почему? — не удержался от вопроса Варфоломей Сидорович.

— Начинаешь серийное производство в Ижевске. Строй завод на десять тысяч винтовок в месяц.

— Сергей, я спрашиваю, почему мы начинаем выпуск винтовок и карабинов под патрон с фланцем?

— Это тупиковая разработка. Такой патрон не пригож для автоматического оружия.

— Что значит «автоматическое оружие»?

— Автоматическое оружие, когда пороховые газы выбрасывают стреляную гильзу и подают в казенник новый патрон.

— Разве такое возможно? Ладно, верю, возможно. Но почему патрон не годится?

— Если кромка шире патрона, то будет перекос и автоматическую подачу заклинит.

— Хорошо, я понял. Теперь объясни, зачем нам это надо?

— Ты о чем?

— У нас два вида практически одинакового оружия. Один для патрона с фланцем и встроенный магазин…

— Другой без этого недостатка и со сменным магазином. Тебя не удивляют масштабы нового ружейного завода?

— Вообще-то да. Сто двадцать тысяч винтовок в год.

— Что случится после того, как генерал Белозеров одобрит наше оружие?

— Ясно дело, иностранцы начнут просить.

— Мы начнем продавать. У французов армия втрое больше, англичане с испанцами и австрийцами вообще огромные армии держат.

— Ты не про армии говори, а про патроны.

— Наши винтовки европейцы сделать не смогут, будут покупать у нас. А патронные заводы мы им продадим.

— На свинцовую пулю или в оболочке?

— На обычную, свинцовую. Когда европейские армии перевооружатся, я переговорю с нужными людьми, и мы сменим винтовки.

— Слишком долго объяснял. Сразу бы сказал, что хочешь всю Европу отправить по кривой дорожке.

— Ты должен понимать причину.

Варфоломей Сидорович покрутил патроны в руке и снова положил в карман. Нет, без хозяина с автоматическим оружием ничего не выйдет. Он уже догадался, что пороховые газы должны толкать поршенек. Но что дальше? Все его идеи упирались в слишком сложную конструкцию.

Взять тот же пистолет с вращающимся барабаном, который хозяин назвал «наганом». Простейшая конструкция, которую в Туле делали на заказ более ста лет назад. Однако хозяин сразу предложил идею патрона, а он об этом даже не подумал.

— О чем задумался?

К Варфоломею Сидоровичу подошел конструктор тяжелых орудий.

— Да так, о разном.

— Как продвигается решение проблемы с толстыми броневыми листами?

— Двигается понемножку.

— Новые идеи появились? А то мои пушки любой броненосец пробивают насквозь.

— Хозяин об этом еще пять лет назад говорил.

— Неужели? Что конкретно сказал?

— Говорит «извечное противостояние брони и снаряда выиграет снаряд».

— Уже выиграли.

— Не говори гоп, пока не перепрыгнешь. Завтра едем на полигон, будем испытывать броневой лист трехсотмиллиметровой толщины.

— Ничего себе! Таки сумели прокатать такой лист! Какой пушкой будем испытывать?

— Подготовили три пушки и двенадцать листов. Наконец газетчики угомонились и начали расходиться.

Варфоломей Сидорович направился к коляске. Через неделю очередная акция — пуск первого трамвая. Но его голова была занята другим, он смотрел на простую стеклянную призму. На сегодня это единственный способ определить качество плавки. Если посмотреть через призму на жидкую сталь, то получишь спектральную картинку.

Может показаться странным, но чем толще стальной лист, тем он дороже. Имя Круппа чаще всего связывают с пушками. Но Крупп никогда не изобретал оружия. Он разбогател на продаже железнодорожных колес в Америку. Неприметный промышленник из Эссена первый, кто смог отлить стальную болванку весом в одну тонну. Продолжая эксперименты, он довел вес одной болванки до шести тонн. Для металлургии это очень серьезное достижение. На Всемирную выставку в Париже, которая состоялась в 1889 году, Крупп привез слиток весом девять тонн. На специалистов этот слиток произвел гораздо большее впечатление, чем Эйфелева башня.

Однако все попытки повторить свои достижения в России привели Круппа к полному фиаско. Его технология не сработала ни в одном другом месте, кроме Эссена. Со временем разобрались, что у Круппа нет никакого изобретения. Уникальной является не только руда Урала. Из шведской руды делают отличные пилы. Швейцарская руда позволяет изготавливать хорошие пружины и ножи. Из английской руды получается прекрасное кровельное железо. Руда Эссена также обладает особыми свойствами. Многие природные качества руды за пределами понимания до сегодняшнего дня.

К середине восемнадцатого века вся Европа поняла преимущество стальных пушек. Это в первую очередь высокая скорострельность и надежность. Тем не менее продолжали отливать пушки из меди. Стальное литье не получалось: при остывании металла пушки шли трещинами. В России нашли свое решение и в середине девятнадцатого века начали выпускать девятидюймовые орудия береговой обороны со скорострельностью три выстрела в минуту. Именно такие орудия ставил на свой броненосцы граф Алексеев. Только не заморачивался с дюймами. Его заводы выпускали корабельные орудия в двести пятьдесят и триста миллиметров. Сама идея достаточно проста, ствол орудия состоит из дула и дульной втулки. Термообработка втулки обеспечивает орудию необходимые качества. Все это в конечном итоге приводит к высокой скорострельности. Что касается веса стальной заготовки, которая идет в прокатный стан для получения броневого листа, то здесь важна температура.


Генерал Тиккорсен получил неприятное сообщение, когда был уверен в скором завершении норвежской кампании. Его полки шли по долинам Норвегии, не встречая никакого сопротивления. Редкие встречи с крестьянами только убеждали в скорой победе. На шведскую армию смотрели с откровенным любопытством.

— Господин генерал, — в палатку вбежал взволнованный гонец. — Выход из ущелья в южную долину перекрыт артиллерией.

— Генерал Юргорден не знает своих обязанностей?

— Он послал на штурм вражеских позиций два полка, обратно вернулось меньше трети.

— Седлать моего коня!

Это уже серьезно, потерять два полка за одну атаку! В ситуации надо разобраться самому. Про генерала Юргордена ничего плохого не скажешь. Шведская армия давно не воевала, но служебные характеристики у командира авангарда очень хорошие.

Ширина ущелья на выходе в южную долину составляла триста метров. Далее идет затяжной склон, где внизу, на удалении четырех километров, побатарейно стояли пушки. Много пушек.

— Вы посчитали количество вражеских пушек?

— Двести пятьдесят четыре пушки.

— Пушки не имеют пехотного прикрытия. Почему вы не пустили кавалерию?

— Возьмите подзорную трубу. Перед пушками три ряда рогаток.

Генерал Тиккорсен взял подзорную трубу. Ничего не скажешь, грамотно подготовились. Простенькая защита, жерди поверх крестовин, делала батарею неприступной для кавалерии. Расстояние между линиями рогаток меньше лошадиного корпуса. Ни одна лошадь не пойдет на преодоление этого препятствия. Разобрать рогатки под картечным огнем невозможно.

— Вы пытались артиллерией сбить вражеские пушки? — генерал указал на разбитые лафеты.

— В авангарде пять пушек было. Мы находимся на пятьдесят метров выше, я пытался обстрелять противника гранатами.

— Судя по результатам, они вас сразу достали.

— Мы не успели развернуть пушки, как нас накрыл залп гранат.

— Похоже, они нас давно ждут и пристреляли свои позиции. Стройте четыре полка в штурмовые колонны.

Это был лучший вариант. Атака шеренгами замедляет движение, солдаты должны держать строй. Атака колоннами намного быстрее.

Полки выстроились в батальонные колонны и под барабанный бой скорым шагом пошли вниз. Первый залп выкосил почти четверть солдат. Через пятнадцать минут новый залп.

— Мы не успеем! Вражеские пушки стреляют слишком часто.

Генерал Тиккорсен промолчал. Да, надо давать сигнал к отступлению. Еще один залп гранатами и возле рогаток залп картечью. После чего от четырех полков останутся только разорванные сапоги. Он не успел отдать приказ. Новый залп, и солдаты побежали назад.

— Какой будет приказ?

- Отступаем! Берите под свою команду арьергард, теон становится нашим авангардом.

- В каком направлении идем?

— Выходим в среднюю долину и идем к морю. Гонца в Стокгольм. Мы ждем корабли в Олесунн-фьерде! — приказал генерал дежурному офицеру.

Не так просты эти трескоеды. Проворонив пограничные крепости, они сумели перекрыть выход в южную долину. На всю Норвегию одна дорога, заслон можно обойти только морем.

Выслушав гонца, генерал Тиккорсен помчался к выходу в центральную долину. Он боялся себе признаться, что его армия, да что там его армия, армия Швеции, попала в примитивную ловушку. Угрюмые лица солдат говорили о том, что армия знает о тяжести сложившейся ситуации. Вид выхода из ущелья в центральную долину подтвердил худшие предположения. Армии конец! Ущелье плавно расширялось и переходило в просторную долину. Все поросло смешанным лесом, где преобладали ели. Вонючие рыбаки и зверобои блокировали выход, не оставив шведской армии ни единого шанса. Они не просто спилили лес. Если бы! Они сделали в тысячу крат хуже.

Деревья спилены на высоте полутора метров от земли. При этом падающие стволы явно направляли в нужную сторону. В итоге стволы и ветки переплелись и создали непреодолимые завалы. На удалении шести километров стояли деревянные срубы. Только из окон смотрели не люди, а пушечные стволы.

— Господин генерал, когда начинать разбор завалов?

— Они все сделали специально. Они нас заманили в ловушку

— Почему вы так думаете?

— У вас есть сомнения? Вы думаете, что обозы случайно отстали?

— Но крепость выглядела явно заброшенной.

— Жизненно важная крепость заброшена, армии не видно. В результате мы в ущелье без куска хлеба под дулами пяти сотен пушек!

— Неужели с продуктами так плохо?

— Хуже некуда. В полковых обозах продовольствия на пять дней.

— Нам хватит.

— Хватит для чего? Мы не можем идти ни вперед, ни назад. Стокгольму конец.

— Не надо смотреть столь пессимистично. В Швеции осталось почти десять тысяч солдат.

— В Швеции остались новобранцы и дворцовый паяц.

— Мы прорвемся! Мы перейдем через горы!

— Вы сами хорошо знаете, что через горы нет даже козьих троп. У нас осталось два выхода.

— Я предлагаю разобрать завалы и штурмовать вражеские укрепления.

— Не надо меня разочаровывать. Стоит нашим солдатам приступить к разбору завалов, как пушки забросают их гранатами.

— Тогда о каких двух выходах вы говорили?

— Мы можем капитулировать или сдохнуть с голода. Начальник штаба, отправить парламентера!

— О чем вести переговоры?

— Узнать, с какой стороны принимают пленных.

— Я вас не понял.

— Что не ясно? Пусть узнает, где нам сложить оружие, здесь или на южном выходе.

В жизни встречаются люди, готовые умереть ради идеи или славы. Но большинство хочет жить. Он может отдать приказ идти на безумный штурм, только высока вероятность получить пулю от своих. Генерал Тиккорсен не желал закончить свою жизнь по примеру Карла XII.

Это утро не обещало жителям города никаких сюрпризов. Люди с чутким сном слышали громкие разговоры на улице. Несколько раз пробегали стражники и кого-то били. Такое случается каждую ночь. На то и шествует стража, чтобы разбираться с пьяницами и ворами. Однако утро принесло сюрприз. Ночью норвежская армия захватила город! Выстрелы послышались только утром, когда гвардия попыталась выйти из казарм. Попытка дорого обошлась гвардейцам. Захватчики расположились в близлежащих домах. Стоило гвардейцам появиться в воротах казарм, как со всех сторон раздались выстрелы. Вымуштрованные офицеры и солдаты растерялись. Военная наука требовала построиться в шеренгу и стрелять залпом в стоящую напротив шеренгу врагов. Офицеры почти успели выполнить первую часть, но солдаты побежали обратно в казарму.

Во дворце весть о захвате города встретили с надлежащим мужеством. Король начал разрабатывать план самообороны. У него в наличии адъютанты и караульная рота. Подобрал несколько надежных слуг, которые должны помчаться к стоящим на границе с Данией войскам. Планам не суждено было сбыться. Во дворец в сопровождении группы моряков пришел командир броненосца "Свирепый". Лейтенант князь Андрей Бутурлин предложил его величеству свою помощь. Броненосец безопасно доставит короля в Петербург. Предложение понравилось, однако венценосная особа решилась выйти только в дамском платье. От дворца до набережной, где стоял Русский броненосец, совсем не далеко. Это расстояние моряки с группой женщин пробежали за несколько минут. Правда, королю показалось, что на улице стояли фотографы. Но это не важно. Вскоре броненосец с предупредительными гудками отошел от причала.

Моряки броненосца еще отдавали швартовые, а телеграфист стокгольмского отделения Тульского банка оружейников уже отбивал сообщения по нужным адресам.

— Жаль, что все так быстро закончилось, — сказал адмирал Хаки Котлу. — Мы так и не смогли испытать свои новые корабли.

— Корабли у нас заберут?

— Ты сам хорошо знаешь. У нас две эскадры, Атлантическая и Тихоокеанская.

— Ты не в курсе, где Средиземноморская эскадра? На верфи в Сясь про корабли для Средиземного моря ничего не знают.

— Эти корабли строятся на Черном море.

— Ты уже решил, что будешь делать после соединения этих земель с Россией?

— Это случится не так скоро, политическая мутотень разворачивается медленно.

— Я буду просить хозяина отдать мне Карибскую эскадру.

— Чего тебя туда тянет? Говорят, там паршивая погода.

— Я слышал, что дожди круглый год. Хочу повоевать, там пираты, самая хорошая работа для наших кораблей.

— Что правда, то правда. В остальных местах останется рутинная служба.

— Подавайся в Маньчжурию к генералу Такин Хомайну

— Попрошусь в Индию. Если хозяин решил жениться на индийской принцессе, значит, там будет интересно.

— Хорошая мысль. Слышал, что полковник Аксеки Йозгат помогает местному низаму возродить империю Великих Моголов.

— Я так высоко не заглядываю. Хочу принять участие в воссоединении Индии.

В зал вошел адъютант и протянул полученную из Стокгольма телеграмму.


Генерал-адъютант Ханенсен буквально ворвался в мраморную комнату дворца Росенборг.

— Эрих, что с тобой случилось? — воскликнул удивленный король.

— Срочная телеграмма из Кристиансанна.

— Шведы осадили город, и наши бывшие вассалы просят помощи?

— Они сообщают, что взяли Стокгольм!

— Вонючие трескоеды взяли Стокгольм? Не смешите меня! Еще скажите, что они захватили короля.

— Король бежал на русском броненосце в женском платье!

— Король в женском платье на русском броненосце? Эрих, это глупая шутка? Мы не любим шведов, но нельзя оскорблять короля.

— Ваше величество, нам предлагают забрать половину Стокгольма!

— Я совсем запутался. Как я могу взять половину Стокгольма, если Дания не воюет со Швецией.

— Швеции больше нет! Правительство Норвегии нас об этом уведомило и возвращает нам обратно наши исконные территории!

— Ты хочешь убедить меня в том, что рыбаки и зверобои разгромили шведскую армию и взяли Стокгольм?

— Ваше королевское величество, вам телеграмма от правительства Норвегии. — Положите на стол.

Генерал-адъютант положил телеграмму и с поклоном покинул мраморную комнату. Кристиан VII вернулся к прерванному разговору о правильном уходе за розовыми кустами. Однако беседа не получалась, взгляды его друзей были прикованы к лежащей на столе бумаге.

Король огорченно вдохнул:

— Мы так мило беседовали! Ладно, Улаф, прочти вслух.

Барон Винкель резво вскочил и почти опрокинул стул

— Как ты сегодня неловок! Дамы считают тебя лучшим танцором, а ты сбиваешь мебель.

— Простите ваше величество.

Барон Винкель прочитал телеграмму вслух. В комнате воцарилась гробовая тишина. В телеграмме сухими и лаконичными словами писалось то же, что только сейчас эмоционально поведал генерал-адъютант. Швеции не существует! Король бежал из столицы в Петербург.

— Улаф, повтори, что норвежцы пишут о новой границе?

— Они предлагают границу от Осло через озеро Венерн и далее на Стокгольм.

— Граница пройдет через город?

— Южный берег города наш, северный берег и остров Хольмия они оставляют себе.

— Справедливость восторжествовала! Мятежные земли вернулись к Дании. Жадные эти трескоеды, могли все нам отдать.

— Мы предпримем какие-либо шаги или будем ждать развития событий? — спросил барон Гундвиг.

— Что мы можем сделать?

— Послать флот в Стокгольм.

— Опасно, город защищают сильные форты.

— Город пал, на улицах норвежские солдаты.

— Хорошо, хорошо. Пошлите корабль с парламентерами в Карлскруну.

— О каком парламентере ты говоришь? — не выдержал дядя короля герцог Ольденбургский. — Тебе ясно сказали, Швеции нет.

Раз король убежал, то поезжайте в Стокгольм сами. Заодно подпишите договор с Норвегией.

- Какие будут указания по заключению договора?

- Пусть дадут денег, они захватили шведскую казну.

- За что они нам дадут деньги?

- За то, что дарят нам наши прохезаные земли?

— Должны же они отблагодарить меня.

— Ты не боишься увидеть их десант на Ютландском полуострове?

— Зачем им наша Ютландия?

— Будут пасти наших коров, собирать нашу пшеницу, ловить нашу рыбу.

— Мы им не позволим! У нас сильная армия и флот!

— Благодаря нашей армии и флоту за последние сто лет от Дании осталось два острова и один полуостров.

— Ты предлагаешь дать норвежцам денег?

— Денег у тебя нет, дай ордена.

Здесь пришлось поторговаться — ордена, они денег стоят, поэтому Кристиан VII посчитал в стоимости орденов каждый йорик[11].

Подписание договора о границе прошло в торжественной обстановке. Представитель норвежской стороны предложил заранее составленный договор, герцог Ольденбургский прочитал текст, сверился с картой и подписал. Через неделю договор о границе утвердили король Дании и председатель Государственного совета Норвегии. Дания получила потерянные земли, Норвегия получила все шахты, рудники и заводы. Обе стороны были довольны. Жители юга Скандинавского полуострова еще не забыли те времена, когда называли себя датчанами. Жители севера были довольны низкими налогами и отменой всеобщей воинской повинности.

Само соглашение и карту новой границы когда, долго и вдумчиво разрабатывал граф Алексеев. Здесь не только стремление прибрать к рукам шахты и заводы. Это вторичный интерес. Шахты и заводы останутся в руках прежних владельцев. Он не планировал конфискации или «восстановления исторической справедливости». Наоборот, создавались условия для вовлечения заводов в экономические интересы России. Тем не менее граф Алексеев заложил подводный камень. Сергей помнил один из исторических ляпов начала девятнадцатого века.

При определении границ между Швецией и Россией были упущены шведские острова в Рижском заливе. Маленькие острова отмечались на карте простыми точками. Крошечное население не превышало двух сотен человек, несколько домов. Сегодня эти острова принадлежат Эстонии. Александр I, не глядя, подписал мирный договор, шведы промолчали. Со временем про ошибку забыли, в те годы еще не воевали за рыбу. Проблема всплыла с началом Первой мировой войны. По планам Адмиралтейства, вход в Рижский и Финский заливы перекрывались минными полями. Наличие шведских островов менял статус проливов. Это уже не внутренние воды России, а международные. Соответственно, международные воды минировать нельзя. Ошибку быстро исправили, Россия в срочном порядке купила у Швеции забытые острова. На другой день проливы перекрыли минными полями.

Аналогичный подвох, благодаря графу Алексееву, был и в данном договоре о границе. Даже если датская делегация и заметит, то все равно не придаст значения. В договоре о границе выделили отдельной строкой, что все шведские острова переходят к Норвегии. Два больших острова в западной части Балтийского моря — это не спрячешь и не скроешь, но у датчан нет причин не соглашаться. Оба острова не представляют особого интереса. Только вот в их тени остались маленькие островки проливов Зунд и Каттегат. Тут совсем другая картина. Пара островов была прямо напротив Копенгагена. Можно сказать, смотрели пушками в окна дворца Росенборг. Тем не менее их прибрали к рукам не в пику Дании. Два острова способны надежно блокировать судоходство через Балтийские проливы. На начальном этапе, пока интерес России нигде не просматривается, они никого не будут волновать.


Неожиданная победа Норвегии и бегство шведского короля вызвали в Европе шквал шуток и анекдотов. В газетах печатались карикатуры с ехидными замечаниями, вплоть до откровенных непристойностей. Чего опасаться? Король бывший, дипломатический скандал не произойдет. На фоне поднятой шумихи визит норвежской делегации в Петербург проскользнул незаметно. В русской столице сообщили, что норвежцы купили семь тысяч ружей и порох. Что такое семь тысяч солдат на фоне английской или французской армий? Тьфу, мелочь несерьезная. Англия с Францией по полумиллионной армии держат. Россия заметно упрочила свое экономическое и финансовое положение. В то же время армия увеличилась только до ста тысяч, правда, не считая казачества.

Казачество в России является самым уникальным явлением в истории человечества. Ни одна страна мира не имела вооруженного крестьянства, которое охраняло границы империи. Пустопорожние споры о национальной принадлежности казаков имеют не большее значение, чем цвет трамвайного билета. Какая принципиальная разница в национальности мамелюков? Главное в том, что это было воинское образование рабов. Люди без прошлого и будущего убивали и умирали во благо Османской империи. Были и восстания. Во время одного из бунтов мамелюки даже сумели завладеть Египтом В результате государство мамелюков просуществовало с 1250 года по 1517 год. Так что Египтом правила не только греческая династия Птолемеев, но и аланы из клана Бурджи. Сегодня все Бурджиевы имеют право на египетский трон.

Не обошлось без бунтов и у казаков. Самым заметным было восстание при Екатерине II. Причиной послужило два указа императрицы. Запрет иметь своих крепостных крестьян (кацапов) вызвал первое недовольство казаков. Наибольшие волнения прошли в калмыцких и татарских казачьих войсках. Второй указ Екатерины вызвал вооруженный бунт. Императрица приказала каждому казачьему войску создать двухгодичный неприкосновенный запас. Это обуславливалось не только возможными неурожаями, но и продолжительными войнами, когда большинство мужчин покинет свои стойбища и станицы. Тем же калмыкам предписывалось иметь неприкосновенный запас в двести тысяч лошадей.

Идея правильная, только исполнение традиционное. Атаманы постарались в одночасье создать требуемые неприкосновенные запасы. Все излишки, которые казаки обычно продавали, были собраны в войсковой резерв. Казаки остались без денег и взбунтовались. Здесь лежит корень восстания Пугачева. Только сейчас восстание казаков получилось вялым. Потемкин и его правительство вовремя сориентировались и увеличили денежное содержание казаков. Одновременно с этим разослали грамоты, в которых предписывалось провести организаций войсковых резервов в течение десяти лет. Вспыхнувший было бунт быстро сошел на нет.

Постепенно утихла шумиха вокруг победы Норвегии. Ведущие европейские страны достаточно быстро разобрались в новой ситуации. Угас первоначальный интерес новым возможностям датчан. Ибо этих новых возможностей совсем не оказалось. Они получили поросшие лесом холмы и заболоченные равнины. Шахты и заводы оказались у Норвегии, в том числе золотые прииски и серебряные рудники Шеллефтео. Заинтересованные лица высадили в Стокгольме большой десант. Дельцы и бизнесмены разъехались по стране, но везде их ожидал облом. У предприятий остались прежние владельцы, но, что самое паршивое, эти владельцы получили большие кредиты от Тульского банка оружейников. Заводы переходили на новое оборудование, а железо, медь и свинец грузились на русские пароходы.

Какой-либо активности со стороны новых властей не наблюдалось. В общем-то этой активности никто и не ожидал. Чем была известна Норвегия? Страна рыбаков, зверобоев и китобоев. Рыбу скупали англичане. В Англии всеобщая воинская повинность, руками женщин и стариков много рыбы не наловишь. Шкуры морского зверя ценилась высоко. Сапоги и прочая одежда из такой кожи не промокает. Что делают с китами, никто не знал, да и не интересовался. Бьют люди китов, значит, им это надо. Никто не увязывал китобойный промысел с техническими маслами и смазками.

На самом деле китовый жир доставлялся в Россию. Па прикаспийских нефтепромыслах добывали нефть. Дальше ее перегоняли в осветительный керосин, различные виды масел и смазок. Только без добавок китового жира не получится качественной смазки или технического масла. Но в эти тонкости никто не вникал. Зачем пытаться освоить свое производство, если проще купить качественный и недорогой продукт? Биржа Петербурга предоставляла в избытке полный набор смазочных материалов. Телеграфные линии позволяли узнать текущие цены и купить нужное количество на буферных складах Амстердама или любого другого крупного порта.

В Петербурге оживились послы, причем все дружно захотели пообщаться с управляющим Тульского банка оружейников.

— Господин управляющий, вы скупили все железо Вестероса и Карлстада!

— Здравствуйте, господин посол, вы довольны новыми кораблями Алексеевкой верфи?

— Причем здесь Алексеевская верфь? Английские купцы прислали на вас жалобу!

— Чем же я им не угодил?

— Вы еще спрашиваете? Швеция продавала нам железо, а сейчас железо этих заводов идет к вам!

— Мы из шведского железа делаем броневые листы. Или вы хотите остановить строительство всех пяти броненосцев?

— Нет, нет! Броненосцы нам нужны!

— Нам железа не хватало, и мы не строили для Англии броненосцев. Сейчас нашли поставщиков железа и делаем вам броненосцы.

— Есть ли другой выход?

Можно было предложить уменьшить армию и разрабатывать свои рудники. Но за такие слова Иосиф Аврумович оторвет ему голову.

— Наши рудознатцы нашли руду в северной части Ботнического залива.

— Не просите людей! Мы и так отправили на ваши заводы целую армию.

— Вы правы, людей у нас не хватает. Рудник еще не заложен.

Англии крайне необходимы солдаты. Мы воюем с Финляндией в Америке и Индии. Мы должны патрулировать свое побережье.

-  У нас есть предложение. Мы передаем новое месторождение в аренду на десять лет.

— Разговор беспредметен! Правительство не пойдет на такой шаг.

— Любой английский промышленник получит от нас на условиях аренды все необходимое оборудование.

— Вы берете арендную плату за рудник и свое оборудование. Наш промышленник строит вам рудник и завод.

— Вы правильно поняли.

— Смешно! Аренда на десять лет! Человек построил вам завод и через десять лет уехал ни с чем!

— Мы не берем денег за концессию. Ваш промышленник платит арендную плату и жалование рабочим.

— Нет! Хорошо, я передам своему правительству ваше предложение.

Никуда он не денется, англичане построят такой металлургический комбинат, какой запланировал Варфоломей Сидорович.

На первый взгляд предложение выглядит нонсенсом. В Англии достаточно своей руды и угля. Нет смысла перевозить своих людей за полярный круг и начинать строить завод на ровном месте. Все меняет одно маленькое «но». Россия не продавала свое оборудование. Русские регенерационные печи не только повышали качество металла, они многократно повышали производительность. Только русские прокатные станы могли выдать необходимый стальной лист или металлопрокат. Один завод на севере Ботнического залива принесет больше, чем все заводы на территории Англии. Российские заводы действительно перегружены заказами внутреннего рынка. Потребление металла в России настолько велико, что страна перестала продавать железо за границу.

Сталелитейное производство в Александровске[12], Екатеринославе[13] практически вышло на необходимый уровень. Заводы приступили к массовому выпуску плугов, косилок, молотилок и прочих сельскохозяйственных машин. Одним словом они начали делать то, ради чего и затевалась строительство Южно-русского промышленного центра. Выполнение основной задачи позволило перейти к следующему шагу — созданию судостроительных верфей. Здесь оказал помощь французский посол. Франция передала двадцать тысяч рабочих рук под обязательство построить двадцать броненосцев. Рабочих разместили на верфях Николаева и Херсона. Если производство металла в Малороссии вышло на нужный уровень, то для судостроения людей практически не было. Кроме этого, был строгий наказ от графа Алексеева. Ни одна из воюющих сторон не должна получить преимущество через его заводы. Англия и Франция друг с другом воюют, это их дело. Но если они заказывают на его заводах оружие, то свои заказы получают одновременно.

Неожиданностью называется событие, свершение которого не смогли предопределить заранее. Для оправдания можно привести множество причин, но все они укладываются в одно определение — недостатки в сборе и обработке информации. Именно такая неожиданность случилась во время обсуждения перспективных направлений вложения денег в транспорт. Правительство решило прорыть обводной канал. Сегодня в Петербурге, как и в других городах, никто не думает об отоплении или приготовлении пищи. В квартирах центральное отопление и газ могут быть электроплиты и электроотопление. В восемнадцатом веке топили дровами, и в кухонных плитах горели дрова.

Во всех каналах и на Неве плотными рядами стояли и с дровами. Рядом стояли баржи с транзитными заказами на экспорт и различными товарами для нужд города. Настоящее столпотворение барж и послужило причиной решения о строительстве обводного канала. Тимофей немедленно схватился за подряд, видя в этом не только возможность заработать хорошие деньги, но и пустить корабли в обход Зимнего дворца и любопытных глаз. Для чего решили сделать канал шириной в сто метров со специальными расширениями для отстоя. Он в первую очередь заинтересован в строительстве канала и сделает канал таким, как надо ему.

Другой темой было строительство железной дороги. За зиму на складах скапливалось слишком много грузов. Каждое лето начиналось настоящее транспортное столпотворение. Вместе с тем летом начинали падать закупочные цены на зерно. Объемы продаж зерна непрерывно возрастали. Буферные склады в Амстердаме с трудом справлялись со своей задачей. Требовался порт, открытый для навигации круглый год. Ни один порт Балтийского моря для этого не подходил. Оставался Киркенес и Кольский залив. Железная дорога проложена через Олонец до Петрозаводска. Железо из этих мест идет на заводы Сясь. Требуется проложить еще как минимум тысячу километров железнодорожных путей.

Во время обсуждения экономической целесообразности вложения денег в зал заседаний проскользнул дежурный телеграфист. Он положил перед Тимофеем телеграмму. Сам факт появления телеграфиста говорит об экстраординарном событии. Разговор прервался, все смотрели на Тимофея.

— Сообщение из Англии. Английский флот берет на борт десант с целью захвата Норвегии.

— Кто сообщил?

— Телеграмма от нашего управляющего в Лондоне.

— Зачем англичанам война с нами?

— Они с нами воевать не собираются, Англии нужны шведские рудники и заводы.

— У них своей руды достаточно.

— Нам так же руды хватало, однако хозяин прибрал Маньчжурию к рукам.

— Неправда! Нам железа не хватает, и люди работают на полях и заводах, а не маршируют под волынку.

— Господа, не надо эмоций. Какие будут предложения?

— Англия, Франция и Голландия все больше и больше стараются расплатиться различными дорогими безделушками…

— Понятно, не продолжай. Переманим специалистов и сами увеличим выпуск.

— Куда уж больше, Тимофей! Мы и так заполонили все Европу своими ювелирными изделиями, мебелью и тканями.

— Человек дело сказал. Мы заполнили европейский рынок обычными часами, а к нам везут наши же часы с механическими фазанами, петухами и прочей…

— Все правильно, людям нравятся диковинки. Мы не уделяем внимания запросам богатых людей.

— Верно, за красивую безделушку дерут втридорога.

— Так, хватит! Жду вас после обеда с рекомендациями для адмирала Хаки Котлу.

Члены совета начали расходиться. Тимофей пошел в свой рабочий кабинет. В сейфе кроме деловых документов лежала особая тетрадь.

Каждый раз после своих встреч с хозяином, Тимофей открывал эту тетрадь и записывал свои впечатления. Наиболее яркие высказывания или определения он записывал дословно. Тимофей хорошо помнил, что граф Алексеев никогда не говорил о войне с Англией. О войне вообще было много высказываний. Приводилось много примеров, когда более слабая сторона побеждала сильного врага. Было много рассуждений о методах дезорганизации противника. Тимофей быстро нашел нужные записи, сделанные в имении под Тамбовом.

— Хозяин, я человек не военный и не могу понять, как ты с двумя сотнями десантников умудряешься разграбить город с тысячным гарнизоном?

— Воевать можно пушками, а можно и головой.

— Правда, расскажи! Уж слишком много вокруг тебя неправдоподобных историй.

— На самом деле никаких сложностей нет. Можно не думая войти в город и начать стрелять. У кого больше солдат, тот и победил.

— Правильно, поэтому всех удивляют твои победы заведомо меньшими силами.

— Я никогда не забываю, что напротив меня в первую очередь стоят люди. Они хотят жить, любить, иметь полный кошелек денег.

— Эти желания не помешают им метко стрелять.

— Желание стрелять всегда рядом с желанием остаться живым. Твой выстрел и выстрел врага будут одновременны.

— Победит тот, кто лучше стреляет.

— Можно ли привлечь на свою сторону солдат врага?

— Если организовать бунт. Но подкуп офицеров и генералов — очень долгий и опасный процесс.

— Ты, безусловно, прав. А если организовать бунт только солдат?

— Солдаты становятся неорганизованной толпой. Ты организовывал бунты местных гарнизонов?

— Заранее подсылал «казачков», после чего солдаты гарнизона грабили вместе с моими десантниками.

— Хитро! А что ты им говорил?

— Тут ничего нового не придумаешь. «Пустим кровь кровопийцам наших детей» и «Грабь награбленное».

— Примитивные призывы.

— Зато действенные.

Тимофей еще раз перечитал свои записи. Посмотрел на подчеркнутые слова об отсутствии национального самосознания, которое появится только через двести лет. Что такое «национальное самосознание», он так и не спросил.

Генеральный управляющий быстрым шагом зашел в аппаратную. Телеграфист ловко пробежал пальцами по клавишам телетайпа. Из Крисиансанна тут же пришел ответ — адмирал Хаки Котлу ожидал обещанных советов. Тимофей начал диктовать свое сообщение. Оператор с круглыми от удивления глазами переспрашивал почти каждое слово. В свою очередь адмирал быстро понял суть предложенной идеи. Телетайп отпечатал слова:

— Граф Алексеев абсолютно прав. Чернь с радостью использует любой удобный случай и напакостит своим лордам.

— Вам понравилась предложенная схема действий?

— Нет, не понравилась, но как средство борьбы с превосходящими силами противника это пригодится.

— Желаю вам удачи. Любые новости из Англии вам немедленно перешлют.

— Спасибо за пожелания, корабль с моим официальным представителем уже в пути.

Закончив связь, Тимофей вернулся в свой кабинет. Предстоят неприятные события, а хозяин мотается по всему миру. Все же хорошо, что он женится, глядишь, жена заставит сидеть рядом.


Узнай Сергей об английских планах, был бы сильно удивлен. Намереваясь сделать Россию сильной державой он не рассматривал Англию как врага. Да, он организовал пиратскую базу для грабежа кораблей индийского направления. Но пираты нападали на всех; и на англичан, и на французов, и на голландцев. То, что в основном попадались англичане, так это их беда. Голландцы и французы просто обходили опасный район. Действия в Индии и на Цейлоне были прямо направлены против англичан. Но это метод конкурентной борьбы в духе восемнадцатого века. Как ни крути, а государственные интересы Англии были в Америке, а не в Индии. В Америке полным ходом шла англо-французская война, которую позже Голливуд назвал «войной за независимость».

У Англии появились государственные интересы в Индии после 1858 года, когда правительство фактически конфисковало Английскую Ост-Индскую компанию. Если бы Сергей проанализировал весь ход английской экспансии, то англо-норвежская война не стала бы неприятным сюрпризом. Установив контроль над Индией на уровне государства, правительство начало беззастенчивый грабеж страны. Затем последовала открытая атака на Персию и Афганистан. Колониальные войны принесли Англии только поражения. Из положительных результатов имеется украденный алмаз Кохинор. В этих войнах было много неприятных для англичан сюрпризов. Персия заключила с Россией договор о дружбе и военной помощи. Центральноазиатские страны напрямую попросились войти в состав Российской империи.

1899 году англичане захватили у Португалии два оазиса, которые впоследствии навали Оман и Кувейт. Кроме того, в 1922 году на десять лет оккупировали Ирак.

Сплошные неудачи в Азии компенсировались успехами в Африке. Хотя сначала все шло не так уж и гладко. Англичане прозевали колонизацию Африки. Они обратили внимание на Черный континент после того, как французы и португальцы начали вывозить халявное золото, серебро и алмазы. Англичане бросились в Африку, когда там появились бельгийские и немецкие колонии. Первой колонизировали Кению, это произошло в 1890 году, последней, в 1914 году, пала Нигерия. Однако датой создания империи можно считать 1902 год. Это дата оккупации и конфискации частных золотых рудников Йоханнесбурга. Англичане получили самый богатый золотоносный рудник на Земле.

На страну обрушился водопад золота. Экспедиции поднимали флаг на безжизненных островах и диких скалах. После окончания Первой мировой войны Англия высадила десант в Прибалтике и декларировала Латвию, Литву и Эстонию своими доминионами. Были и другие приобретения. После оккупации Нидерландов наполеоновской армией начался захват беззащитных факторий. Также они получили часть бывших французских колоний, которую успели захватить во время русско-французской войны 1812 года и последующей оккупации Франции русскими войсками.

Вспоминая войну 1812 года, уместно заметить, что армия Наполеона насчитывала 620 тысяч человек, русская армия вместе с казаками насчитывала 240 тысяч человек. Гений французского полководца лучше всего характеризует решающее сражение на подступах к Парижу. После того, как Александр I расположил свою армию для штурма Парижа Наполеон решил смешать русские планы. Он построил свои войска позади армии Александра I. По замыслу Бонапарта, перестроение русских приведет к замешательству среди полков, так как они должны буду пройти через свои тыловые части. Однако Александр I очень просто решил проблему. Построенные для атаки полки получили приказ идти на беззащитный Париж. Пока Наполеон сидел на барабане, башкирские казаки общались с француженками на Елисейских Полях.

Граф Алексеев был обязан предусмотреть последствия своей норвежской авантюры. Создавая иллюзию слабосильной и безалаберной Норвегии, следовало учитывать возможную интервенцию со стороны других государств. Легкая победа над шведами могла вызвать недооценку реальных возможностей самой Норвегии. Особенно на фоне фактического разгрома шведской армии, произошедшей несколькими годами ранее. В природных ресурсах и заводах Швеции заинтересована не только Англия. Военный конфликт мог произойти и с Польшей, и с Данией. Если Граф Алексеев увидел выгоду, весьма наивно полагать, что другие не увидят ее.

Официальные представители Норвегии практически одновременно прибыли в Данию и Россию. В Копенгагене предстояла рутинная миссия. Следовало уточнить детали новой границы. Разграничение на местности вызвало некоторые затруднения. Граница разделяла крестьянские поля. Подобные неприятности случились с землями как датских, так и норвежских дворян. В Копенгагене приветствовали желание решить проблему полюбовно. Вместе с тем, несмотря на официальный статус делегации, норвежцев не допустили в королевский дворец. Простолюдинам там не место. Делегация в Петербурге выполняла другую рутинную задачу. Норвегии требовалось зерно, ткани и прочая жизненная мелочь. Делегация обосновалась в здании бывшего посольства Швеции и ежедневно проводила встречи с промышленниками и купцами.

Появление на рейде Копенгагена кораблей английской эскадры стало для датчан неприятным сюрпризом. На берегу моря расположено не так уж и много столиц. Копенгаген выделяется среди них своей уникальностью. Историческая столица Дании расположена в городе Оденсе (в переводе — город Одина). После очередной свары за трон победитель перенес столицу в Копенгаген. Уверенный в своих силах, новый король не посчитал нужным построить крепость. Отсутствие обычной береговой батареи делало город совершенно беззащитным. Этой безалаберностью и воспользовались англичане.

16 августа 1807 года без объявления войны английская эскадра высадила десант и начала обстреливать беззащитный город. Желая предотвратить бессмысленную гибель горожан, датский гарнизон вышел из города. Тем не менее эскадра продолжила обстрел до 6 сентября и практически сравняла город с землей. Дальше произошло нечто странное. Разграбив руины, морская пехота вернулась на корабли. Английская эскадра с победным салютом ошвартовалась у родных причалов. Два месяца в Дании не было ни короля, ни армии, ни войны, ни мира. Не было никакой активности и со стороны англичан. Затем 4 ноября Англия объявила войну Дании. 7 ноября Россия объявила войну Англии, после чего, как обычно, англичане попросили мира. Копенгаген отстраивали пятьдесят лет. И снова без крепостных стен и береговых батарей.

Но это другая история.

Английский посол, после визита на корабли эскадры, начал искать встречи с норвежской делегацией. Пришлось обращаться за помощью к министру иностранных дел:

— Прошу меня простить, мне необходимо встретиться представителями правительства Норвегии.

— Они ежедневно работают в моем министерстве.

- Вы можете их пригласить в свой кабинет?

— Конечно, а зачем они вам?

— Я должен их уведомить, что Англия объявляет войну Норвегии.

— Англия… что? Минуточку, я их немедленно приведу.

От неожиданности министр иностранных дел Дании сам бросился на поиски норвежской депутации. Впрочем, долго искать не пришлось — норвежцы работали в специально отведенном для них кабинете.

— Господа! — почти выкрикнул министр иностранных дел. — Прошу немедленно пройти в мой кабинет!

— Что-то случилось? У вас очень бледный вид.

— У меня бледный вид? Сейчас у вас будет бледный вид!

Норвежцы быстрым шагом вошли в рабочий кабинет министра иностранных дел, где их ожидал английский посол. Англичанин с откровенным интересом окинул взглядом двух делегатов, затем встал:

— От имени его величества я извещаю вас, что с сегодняшнего дня Англия считает себя в состоянии войны с Норвегией.

— Что является причиной для столь неожиданного решения?

— Его величество желает восстановить справедливость и вернуть трон законному королю.

— Скажите проще, без ненужной риторики.

— Без ненужной риторики вам объяснят наши пушки.

— У вашей морской пехоты много пушек?

- Для взятия Стокгольма выделено шестьдесят осадных орудий.

Представитель норвежского правительства взял протянутые бумаги и внимательно их прочитал. Затем передал бумаги своему советнику, который тут же вышел из кабинета.

Вопреки ожиданию, внешний вид представителя Норвегии не изменился. Более того, на его лице появилась улыбка, как от предвкушения чего-то приятного.

— Господин посол, прошу вас немного подождать. Моему помощнику потребуется несколько минут.

— Несколько минут для чего? Вы хотите вручить мне уведомление о капитуляции?

— Помощник напечатает заявление об ответственности за последствия объявления войны.

— Я располагаю свободным временем. Подобные бумаги в ходу у торговцев, а не у дипломатов.

— Кстати о торговле. Господин министр, не купит ли Дания шестьдесят осадных орудий английского производства?

— Вы… надеетесь отбиться?!

— Наш флот утопит английские корабли в ближайшие дни.

— Сколько кораблей в норвежском флоте? — со смехом спросил английский посол.

— Ровно тридцать крейсеров, десять из них как раз вчера перешли на Балтику.

— Десять? Забавно! На рейде Копенгагена стоит двадцать два линкора, шестнадцать крейсеров и четыре броненосца!

— Я невнимательно посмотрел на рейд. Сколько в эскадре транспортных кораблей?

— Тридцать семь транспортов, тридцать тысяч солдат!

— Маловато.

Маловато для чего? Это опытные воины, ваш Стокгольм не продержится и трех дней!

— Рабов для наших шахт маловато. Кстати, а как вы собираетесь высаживать десант? Половина города принадлежит Дании.

— Это наше дело.

В это время вернулся помощник. Посол Англии внимательно прочитал «Заявление об ответственности». Хмыкнул, но подписал второй экземпляр.

— Вы поступаете как обычные торговцы. Не верите слову лорда и сэра!

— Ваше слово умрет вместе с вами, а бумага останется в сейфе.

Посол с презрением посмотрел на хамскую чернь и без поклона покинул кабинет.

Министр иностранных дел поморщился, но промолчал. Давно канули в Лету те времена, когда датчане хозяйничали на территории Англии. Потомок злобных викингов хорошо осознавал свое место в новых условиях.

— Господин министр, по поводу пушек я сказал вполне серьезно.

— У нас не так уж много денег. Последние годы вы стали продавать в Англию намного больше рыбы.

— Нашим рыбакам везет с хорошими уловами.

— Вот, вот. Рыбы вы продаете больше и дешевле, поэтому англичане сначала покупают у вас, потом докупают у нас.

Справедливое замечание. В Норвегии работают русские паровые траулеры, которые делают просто фантастические уловы. Исландскую сельдь холодного копчения подают на королевский стол. Если в этом году рыбаки получат еще два десятка паровых траулеров, то сушеная, соленая, копченая и вяленая рыба из Норвегии полностью закроет английский рынок. Датчанам придется есть самим свою рыбу.

— Передайте своему правительству, что Дания всегда готова предоставить им убежище.

— Спасибо господин министр, но мы победим в этой войне.

— Вы действительно на это надеетесь?

— Война — дело серьезное. Здесь нужен расчет, а не надежда.

Министр с сожалением посмотрел вслед выходившим норвежцам. Наивные люди, не хотят понять очевидной истины. Против Англии им не устоять.

На рассвете английская эскадра покинула рейд Копенгагена. Через два часа корабли были в Балтийском море. Здесь их уже ждали. На выходе из пролива патрулировал неизвестный корабль под норвежским флагом. Русские бинокли Тамбовского оптико-механического завода считались лучшими в мире. Стоили они дорого, но свою цену оправдывали. Адмирал взял бинокль и удивленно присвистнул:

— Господа офицеры, посмотрите на это чудо норвежской мысли!

— Действительно, странный корабль! Четыре трубы, а гребных колес нет.

— Придумали какую-то ерунду по типу весел с рычагами.

— Господа, посмотрите на их пушки!

— Странно, пушки длинные, но очень тонкие.

— Расположение пушек совсем непонятное.

— Они расставили пушки вдоль бортов в казематах.

— Башни тоже есть, носовая и кормовая.

— Только в башнях по два орудия, такие же тонкие и длинные.

— Сейчас разберемся! Броненосцы выйдут, тогда и поймем устройство этого судна.

Выходу эскадры из пролива норвежский корабль не препятствовал. Подобная нерешительность могла говорить только об отсутствии опыта у командира. Его атака кардинально ничего не изменила бы, но хорошо попортила бы англичанам кровь.

Наконец из пролива вышли четыре английских броненосца и резво бросились на перехват. Норвежский корабль начал уходить, однако броненосцы медленно догоняли. Ничего, вечером или завтра утром они догонят и утопят врага. У беглеца нет никаких шансов, тем более что на броненосцах установлены поисковые прожекторы. Ночью норвежцу не помогут никакие хитрые маневры, адмирал дал команду построиться в походный ордер. Линкоры начали строиться в две колонны, между ними три колонны транспортов. Впереди и сзади сосредоточились крейсеры. Встречные торговые кораблики, парусники, пароходы и буксиры пугливо шарахались от английской эскадры.

Еще во время пиратских рейдов на Средиземном море адмирал Хаки Котлу и граф Алексеев много раз говорили на тему морских сражений. Обсуждали вопросы боевого маневрирования и тактики ведения боя. Долгое время тактика, как и сама цель сражения, оставалась неизменной. Главной задачей было уничтожение или пленение вражеского корабля. В подобном подходе существовала простая логика. Во время Бородинского сражения у русских и французов было по шестьсот пушек. Вместе с тем тысяча двести пушек — это десять-одиннадцать линейных кораблей. Отсюда и задача — утопить или захватить врага.

Если отталкиваться от фактов, то самым результативным был адмирал Ушаков. Его абсолютный рекорд — пятнадцать турецких линкоров за одно сражение. Адмирал Нахимов повторил рекорд у Синопа, пустив на дно еще пятнадцать линкоров. Оба адмирала имеют весьма солидный счет побед и утопленных линейных кораблей. На втором месте адмирал Спиридонов, он утопил четырнадцать линкоров за одно сражение. Если обратиться к выигранным сражениям, то здесь недосягаем голландский адмирал Рейтер. Кстати, Михаилу Рейтеру принадлежит победа в самом крупном в истории человечества морском бое. Эскадра Нидерландов в семьдесят пять линкоров перехватила англо-французскую эскадру в сто сорок три корабля, где было девяносто два линкора. В том бою адмирал Рейтер утопил девять вражеских линкоров.

На втором месте турецкий адмирал Хызыр Барбаросса. Он первый получил кличку «Крокодил морей». Прозвище дали за то, что он перекрыл европейцам доступ в Средиземном море. Благодаря успехам адмирала Барбаросса, Испания и Франция вывели свои флоты из Средиземного моря. Генуя и Венеция вообще лишились кораблей. С 1538 года в Средиземное море не рисковала сунуться ни одна европейская эскадра. Это «табу» нарушил адмирал Спиридонов. Что касается адмирала Нельсона, то на его счету три линкора и два морских боя. Даже шведские и датские адмиралы были более удачливы. Впрочем, для статистики адмиралу Нельсону надо добавить одиннадцать судов транспортного каравана. Французские корабли снабжения были сожжены адмиралом во время выгрузки в реке Нил. Из английских адмиралов выделяется барон Джордж Родней, который со своими тридцатью шестью линкорами утопил восемь из тридцати трех французских кораблей, но упустил победу в связи с большими повреждениями своей эскадры.

Переоценка принципов ведения морского боя произошла после сражения в Цусимском проливе. Японцы отбуксировали трофейные корабли на свои верфи. Они даже подняли несколько утопленных, в том числе и крейсер «Варяг». Ремонт каждого корабля занял от пяти до десяти лет. Когда началась Первая мировая война японцы об этом горько пожалели. Они затратили на ремонт кораблей время и деньги. Повторно ввели в строй корабли, которые были построены в 1880–1890 годах. В тоже время остальные страны, в том числе и Россия, на основе анализа Цусимского сражения разработали новую концепцию военного корабля. Броненосцы себя изжили. Все сделали вывод — снаряд победил броню. Последний урок получили англичане, когда немецкие снаряды топили их корабли под Гельголандом.

Вторая мировая внесла изменения в концепцию боя. На первое место вышло выполнение боевой задачи. Стало выгодным не топить вражеский корабль, а нанести ему повреждение, заставить выйти из боя и увести за собой корабли сопровождения. Такой подход облегчал выполнение основной задачи. Этой концепции придерживались Германия, СССР и Япония. Америка и Англия с маниакальным упорством старались всех убить, все разрушить, всех утопить. Война в Тихом океане имеет много интересных страниц. В частности, в середине тридцатых годов японцы купили в Америке лицензию на изготовление шифровальной машинки. Простенькая механическая система по принципу нашей дореволюционной машинки Бодо.

Поверив рекламе, японцы даже не задумались о том, что секретные сообщения легко и просто прочитать тем, кто разработал эту шифровальную машинку. Американцы сразу это и сделали. Они с первых дней начали читать весь радиообмен имперской Японии. Правда, случались и сюрпризы. Американцы пропустили удар по Перл-Харбор. Следуя на перехват японской эскадры у Соломоновых островов, они вчистую проиграли сражение. Не ожидавшие встречи японские корабли, тем не менее, первыми открыли огонь. В конечном счете японцы перещелкали врагов, как цыплят. Есть еще один малоизвестный факт. Первый японский авианосец был утоплен советскими пилотами в 1934 году. В армии Гоминдана служили советские «добровольцы», которые летали на И-15 и ТБ-3.

Но это другая история. Командир крейсера «Летучая рыбка» никогда не разговаривал с графом Алексеевым. Зато он внимательно слушал наставления адмирала Хаки Котлу. В настоящий момент он уводил четыре броненосца от основных сил английской эскадры. Сильные и слабые стороны этих кораблей хорошо знали все моряки. Алексеевские верфи строили для Англии корабли без пушек и брони. Дооборудование проходило на верфях Лондона и Бристоля. Пропахшие рыбой норвежские рыбаки наблюдали, как на борта навешивают броневые листы. Они даже поднимались в боевую рубку и определяли секторы обзора. Не обходили вниманием и обычные парусные линкоры. Упросив «господина матроса», рыбаки с интересом изучали линкоры изнутри.

К десяти часам утра на траверзе острова Эланд броненосцы почти настигли норвежский корабль. Экипажи начали готовиться к бою, хотя какой там бой? Четыре броненосца против одного корабля со странным вооружением. Неожиданно беглец развернулся на обратный курс, блеснула вспышка одиночного выстрела. Удар пришелся в броневой лист ватерлинии, позади гребного колеса. Толстый лист кованой стали жалобно звякнул и сорвался со шпилек крепления. Лейтенант Рипельтон перегнулся через планширь и выругался, доски обшивки сломаны. Новый удар получили раньше доклада из машинного отделения. Болванка пробила борт, пробила топку парового котла, пробила днище корабля и ушла на дно Балтийского моря.

Экипаж показал хорошую выучку. Вахтенный офицер рванул на себя рычаг аварийного сброса пара. Взрыв паровых котлов предотвращен, но броненосец лишился хода и осел почти до уровня палубы. Три броненосца почти синхронно повернули на врага. Еще десять минут, и залп из носовых башен покончит с этим нахалом. Если бы! Все произошло с точностью на6орот. Залп крейсера пришелся вскользь правого борта второго броненосца. Однако удар болванок деформировал несущую раму защитного кожуха гребного колеса Часть броневых листов смяло и сорвало с крепежной рамы. Гребное колесо заклинило. Броненосец начал крутиться на месте, напоминая танк с перебитой гусеницей.

Не успели англичане оценить несчастье, произошедшее со вторым кораблем эскадры, как раздался новый залп. На этот раз прицел был точен. Английские конструкторы не посчитали нужным защитить броневыми листами носовую и кормовую части судна. Обычно попадание в нос или корму не могут повлечь фатальных последствий. В данном конкретном случае броненосцы шли прямо на врага, а удар был нанесен вдоль корпуса. Болванки разрушили нос и, сметая все на своем пути, прошли дальше. В клубящемся облаке аварийного сброса пара корабль быстро погружался в воду.

Командир последнего броненосца правильно оценил сложившуюся ситуацию. Он начал разворачиваться чтобы вернуться под прикрытие основных сил эскадры. Если враг за пятнадцать минут разделался с тремя броненосцами, то битва один на один изначально проиграна. Залп крейсера пришелся прямо в подставленный борт. Броневые листы с жалобным звоном посыпались в воду. Один лист вбило вовнутрь, где он упал прямо на стол кают-компании. Доски наружной обшивки получили повреждения. Корабль начал тонуть. Командир «Летучей рыбки» взял бинокль. Впрочем, дым спешащих буксиров был хорошо виден и без бинокля.

— Командир, все шлюпки спущены!

— Хорошо, надо торопиться с подъемом моряков. Здесь не Средиземное море, в холодной воде люди долго не продержаться.

Спасатели начали снимать экипажи с разбитых кораблей. Они сноровисто заделывали пробоины парусиной и устанавливали паровые насосы. К вечеру завели буксировочные тросы, и буксиры, дымя трубами, потянули трофеи в Копенгаген.

Бывшие командиры броненосцев согревались чаем в кают-компании «Летучей рыбки». Их экипажи посадили на баржи и повезли в Стокгольм. На столе стояла литровая бутылка тафэля, однако офицеры предпочли не портить чай и по очереди прикладывались к горлышку. Крепкая тминная водка хорошо снимала нервный стресс.

— Вы видели толщину их брони? — спросил лейтенант Шокли.

— Три дюйма. Для этого корабля наши ядра — что козьи катышки.

— Посол — сволочь! «Десять крейсеров диких рыбаков»!

— Нам одного хватило. Разделался с броненосцами, как дог с котятами.

— Я успел рассмотреть пушки в казематах.

— Есть выводы?

— Мало что понял, но калибр шесть дюймов.

— Не смеши, ствол не превышает десяти дюймов.

— Об этом и разговор, ствол толщиной в дюйм.

— Не может быть! Такой ствол с первого выстрела разорвет.

— Не знаю, как ствол, но их пушки разделали мои «Тальбот», как мясник тушку молочного поросенка.

- Они так дали главным калибром по моему «Кресси», что броневой лист влетел вовнутрь вместе с ядром.

— Стреляли с трех миль, не было возможности вести ответный огонь.

— У нас изначально не было никаких шансов.

Бутылка показала донышко. Вестовой безмолвно поставил другую, затем принес тарелки с вяленым палтусом и зубаткой. Немного погремел посудой в буфетной и вернулся с миской, где горкой лежала икра селедки в топленом масле. Лейтенант Мур с благодарностью посмотрел на вестового и потянулся за бутылкой.

Летом солнце встает над Балтикой очень рано. Не успели вахтенные офицеры удивиться появлению десятого вражеского корабля, как над норвежской эскадрой взвились красные флаги. Сей сигнал означал: «Сдавайтесь, или откроем огонь». Адмирал Бейли проснулся от звука открывающейся двери. В спальню адмирала вошел вахтенный офицер.

— Что у вас случилось?

— Господин адмирал, они подняли красные флаги!

— Пошли их в задницу!

Через минуту флагман поднял флаг, напоминающий Шахматную доску. Только квадратики были раскрашены в белые и синие цвета. Еще через минуту адмирал почувствовал несколько попаданий в свой флагман. Едва накинув китель и подхватив штаны с сапогами, он побежал наверх.

Пленные офицеры проснулись от резкого толчка и последовавшего за ним звонкого удара. Создавалось впечатление, как будто кто-то ударил по кораблю огромным хлыстом. Залп главным калибром! Мелькнувшую мысль подтвердил грозовой раскат вырвавшихся на свободу пороховых газов. Лейтенанты начали спешно одеваться. Они выбежали на палубу вместе с четвертым залпом.

— Ничего себе! Темп стрельбы не ниже трех выстрелов в минуту!

— Посмотри на нашу эскадру.

— Норвежцы держат дистанцию в четыре мили.

— Я о пробоинах в корпусах наших линкоров. В этот момент по ушам ударил новый залп.

— Попадание пятьдесят процентов! Нашим ребятам конец.

— Ты посмотри на пушечную обслугу.

— Шесть человек на каземат, нормально.

— Посмотри на их лица!

— Лица как лица. А! Ты хочешь сказать, что половина из них эскимосы.

— Это эскимосы? Я не мог понять, откуда на норвежском корабле азиатские лица.

— Господа! Вы не туда смотрите, — лейтенант Мур указал рукой на крыло мостика.

— Они друг другу мигают прожекторами. Это телеграфная азбука!

— Просто и надежно. Пока сигнальный флаг поднимешь, пока его рассмотрят среди парусов.

Новый залп, и крейсер начал разворачиваться.

— Они выходят из боя!

— Маловероятно. Судя по маневру, сейчас дадут жару крейсерскому арьергарду.

Офицеры поспешили перейти на правый борт «Летучей рыбки». Расчет казематного орудия, что оказался рядом с ними, готовился к выстрелу.

Адмирал Бейли выбежал на мостик одновременно с новыми попаданиями в корпус своего флагмана.

— Боевая тревога!

Вахтенный офицер продублировал команду. Горн пропел замысловатый сигнал, вахтенный на баке тотчас суматошно заколотил в рынду. Тишину шелеста волн и посвистывания ветра в фалах разорвало эхо повторения сигнала тревоги на других кораблях эскадры. В море звуки разносятся очень далеко.

- Господин адмирал! Нам конец! — перед адмиралом в непристойном виде стоял командир первой артиллерийской палубы.

— Не будем спешить с выводами, норматив готовности по боевой тревоге — семь минут. У нас есть время одеться.

Адмирал начал надевать штаны. Офицер отрешенно посмотрел на свою одежду, которую сжимал в руках, и последовал примеру адмирала. Командир эскадры заканчивал приводить себя в порядок, когда раздался возглас сигнальщика:

- Они уходят! Вражеские корабли поворачивают назад!

— Эскадре сохранять курс и скорость! Сигнальщик побежал к мачте, вскоре ветер развернул белый флаг с синим квадратом. Что вы хотели сказать, Нильс?

— Господин адмирал, две сквозные пробоины ниже ватерлинии. Орудие номер восемнадцать сбито за борт.

— Вы хотите сказать, что пушку сбило с клиньев и выбросило через портик?

- Нет, господин адмирал. Цепи разорвало, пушку вынесло вместе с бортом.

- Надо посмотреть, должно быть, занятная картина.

- Господин адмирал, мы тонем! — доложил подбежавший старший офицер.

- Как тонем?! Нильс, вы докладывали о двух сквозных пробоинах ниже ватерлинии…

- Ядра попали в правый борт и вышли через левый.

— Это самые первые попадания. Сейчас борт выглядит как трухлявый сарай шотландского пастуха.

— Господин адмирал, — доложил вахтенный офицер. Линкоры «Монтроз» и «Арброт» ложатся на борт.

— Извините, поправка, пять линкоров ложатся борт, остальные тонут не теряя остойчивости.

— Мы тоже тонем?

Теперь понятна причина, по которой вражеские корабли прекратили обстрел линии линкоров. Для врагов результат был уже очевиден.

Лейтенанты наблюдали за подготовкой расчета к стрельбе. Если само устройство пушки и механизм подачи зарядов из недр корабля оставался неясным, то основной принцип работы орудийной прислуги они поняли. Это привело офицеров в шок. Расчет выполнял команды из неведомого центра. Для этого служили непонятные стрелочки и сигнальные лампочки. Неожиданно рявкнул электрический звонок. Командир орудия дернул за рычаг. Выстрел слился с залпом всего борта.

— До крейсеров не меньше пяти миль!

— Они стреляют навесом.

Вокруг крейсеров арьергарда появились всплески падающих снарядов. Были и попадания, немного, но были. Снова резкий звук звонка, залп и всплески от падающих мимо снарядов.

После третьего залпа электрический звонок дал серию коротких сигналов.

— Похоже на «дробь». Они дали отбой после трех залпов.

— На крейсерах не видно повреждений!

— Не спеши, у нас нет биноклей, мы не можем правильно оценить результат.

— У меня отличное зрение. Я не видел попаданий в борт.

- Не думаю, что их командир примет опрометчивое решение.

Все корабли прекратили огонь и обходили арьергард по широкой дуге. Они решили разделаться со второй линией наших линкоров.

- Возможно, но прекращение огня мне непонятно. Посмотрите! Крейсер «Болтон» горит!

— И «Вустер» горит, над «Лутоном» дым.

— Вот и ответ. Они стреляли навесом зажигательными снарядами.

В подтверждение сказанных слов на кораблях сквозь клубы дыма начало появляться пламя. Вскоре все крейсеры пылали яркими кострами. Лейтенанты пошли к кормовой башне. Конструкция башни несколько отличалась от башен их броненосца. Броневые листы только частично защищали орудия и прислугу. Задняя часть была полностью открыта.

Командир второй линии контр-адмирал Тесбо не собирался бездействовать. Он решил сам атаковать наглых трескоедов. Линия линкоров начала забирать влево. Контр-адмирал решил перестроить свои корабли и взять врага в клещи. Тем самым он лишит их преимуществ дальнобойного оружия. Однако перестроение запаздывало. Правильнее сказать, что враги приближались слишком быстро.

— Ускорить выполнение маневра!

На сигнальных фалах быстро подняли два сине-белых флага с красной полосой. Что значит ускорить маневр? Скорость парусника зависит от силы ветра, а ветру не прикажешь. Попытка быстрее выполнить маневр привела к свалке. В то же время вражеские корабли изменили свой курс и пошли между толпой линкоров и транспортными судами. Начатый контр-адмиралом Тесбо маневр потерял всякий смысл. Норвежские крейсеры шли в сотне метров от транспортов, одновременно стреляя по линейным кораблям. Неизвестно у кого из капитанов транспортных кораблей сдали нервы. Стоило одному транспорту спустить флаг и паруса, как это действие пронеслось лавиной по остаткам эскадры. Даже на крейсера авангарда, которые практически не видели происходящего боя, незамедлительно спустили паруса и флаги.

Не послушался один линкор. Лейтенант-командор Харрогит подвернул свой корабль и дал залп левым бортом. Ядра, поднимая тучи брызг, запрыгали по воде. Но было слишком далеко. Зато ответные выстрелы дали ужасающий результат. Вражеские пушки прошили корабль насквозь. Вылетающие с противоположного борта болванки выносили с собой квадратные метры обшивки. Линкор лишился своего борта. Палубы, оказавшись без какой-либо опоры, просели и перекосились. Внешний вид корабля мог вызвать только слезы жалости. Норвежские корабли выждали пять минут, затем повторили залп. В воздух полетели щепки, пыль и брызги. Когда все осело, на поверхности воды среди груды мусора плавало несколько человек.

Со стороны острова Готланд на всех парах неслись буксиры. Много, около сотни колесных буксиров спешили помочь поврежденным кораблям. Некоторые буксиры тянули за собой баржи, куда при необходимости можно было перегрузить имущество или снабжение. Виднелись баржи со специальным навесом, это для людей. Морякам с утопленных кораблей необходимы особые условия. Они должны отдохнуть и отогреться. Норвежские крейсеры спустили свои шлюпки. Здесь не только оказание первой помощи, но и рутинные процедуры. С кораблей следует собрать судовые журналы и перевезти к себе всех старших офицеров.


После завтрака английский посол репетировал перед зеркалом гневную речь. Датчане и их бывшие вассалы из Норвегии посмели нанести оскорбление английской короне. Вчера на рейде Копенгагена русские буксиры поставили на якорь три раздолбанных английских броненосца. Бывших английских броненосца. Трескоеды захватили корабли и подняли на них свои флаги. Мало того, представители норвежского правительства предложили датчанам купить эти три корабля.

— Господин министр, я уполномочен предложить Дании купить трофейные корабли.

— Вы не имеете права! — возмутился английский посол. — Это наши корабли!

— Были ваши, теперь наши, — нагло ответил норвежец.

Сегодня разговор будет в другом тоне. Вечером он телеграфом сообщил о наглом захвате английских броненосцев. Ответ пришел почти сразу: «Вам предписывается потребовать от правительства Дании немедленного возвращения наших кораблей. В случае отказа Королевский флот предпримет силовую акцию».

Когда посол вошел в кабинет министра иностранных дел Дании, там уже находились представители правительства Норвегии, секретари, представители прессы и фотографы. Не теряя времени, английский посол начал отрепетированную гневную речь. Присутствие прессы только усилило тональность и патетику. Закончив речь, посол оглядел присутствующих грозным взглядом. Именно так он должен выглядеть на исторических фотографиях.

— Я не понял, — заговорил представитель Норвегии. Ваша речь относится к Норвегии или к Дании?

- Это относится к обеим странам!

— Детский лепет, сначала вы объявили Норвегии войну. Когда же получили по ушам, начали требовать свои корабли обратно.

— Это наши корабли, и вы обязаны немедленно их вернуть!

— А если не вернем, то что?

— Тогда мы заберем их силой!

— Какой силой? У вас остались корабли? Министр иностранных дел Дании протянул послу утреннюю газету. Небрежно взяв газету, посол ожидал увидеть репортажи о захваченных броненосцах. Однако в газете сообщалось о разгроме английской эскадры возле острова Готланд.

От неожиданности посол сел. Он даже не обратил внимания на торопливые вспышки фотокамер. Норвегия захватила двенадцать английских линкоров, восемь крейсеров и тридцать семь транспортных кораблей. Взяли более тридцати тысяч пленных, утоплено десять линкоров и восемь крейсеров. В газете сообщалось, что все пленные будут работать на шахтах и рудниках. Захваченные корабли выставляются на продажу.

— Вы не имеете права! — взвизгнул английский посол.

— Не имеем права на что?

— Если вы продадите наши корабли Дании, то мы начнем войну с Данией.

— Уговорили, мы продадим трофеи Франции и Нидерландам. С этими странами вы уже давно воюете.

— Почему же, — вмешался в разговор министр, — наше адмиралтейство осмотрело броненосцы. Мы купим.

— Не посмеете! В нашем флоте сотня линейных кораблей! Мы вас накажем!

— Была сотня. Тридцать кораблей вы уже потеряли. Тридцать кораблей в Америке, десять в Индии, остатки разгромленной в Средиземном море эскадры охраняют Метрополию.

- Мы потеряли только двадцать кораблей! Господин посол не знает о судьбе своей эскадры в Кристиансанне?

Все притихли. О судьбе второй эскадры действительно никто ничего не знал.

Адмирал Митчелл заходил во фьорды Кристиансанна без малейшего беспокойства. Ну что, скажите на милость, может угрожать его кораблям? По информации английских купцов, здесь нет крепости или береговых батарей. Были разговоры о том, что на скалистых островах начали расчищать площадки для установки пушек. Но это не помеха, один залп его линкора, и все пушки улетят с острова. Сюрприз ожидал, когда с кораблей уже видели городские причалы. Выстрел пушки развалил пополам крейсер авангарда. Второй крейсер и линкор пошли на батарею, желая своими пушками смести все живое и неживое. Они успели выстрелить, да никакого проку. Еще два выстрела и два огромных ядра разрубили корабли надвое.

Адмирал достаточно быстро понял, что его эскадра находится в самой обычной мышеловке. Выход из пролива в гавань защищали четыре огромные пушки, которые стреляли четырехсоткилограммовыми ядрами[14]. Аналогичные четыре пушки стояли со стороны моря. Эскадра была заперта: ни вперед, ни назад. Хуже того, корабли оказались под прицелом пушек, которые норвежцы установили на вершинах холмов. Они действительно расчистили на островах гранитные вершины и поставили там артиллерийские батареи. Позиции защитили ряжами, куда засыпали камни. Но это не имело принципиального значения. Корабельные пушки не могут стрелять вверх.

— Предлагаю высадить десант и захватить ближайшие острова, — заявил генерал Уотфорд.

— Высаживать десант на крутые скалы весьма затруднительно.

— Мы возьмем остров силами батальона.

— Пехота ваша, вам и решать.

Попытка захватить остров была пресечена в корне. Стоило транспорту приступить к подготовке десантных шлюпок, как по кораблю ударили пушки с трех островов.

— Попал в дерьмо, сиди и не чирикай, — прокомментировал вражеский залп вахтенный офицер.

Оставался только один выход, и адмирал приказал готовить шлюпку с белым флагом.

Более недели европейская пресса ехидничала по поводу разгрома английского флота. Остряки предлагали объявить войну второй раз и попугать норвежцев, не приближаясь к их берегам. Другой активно обсуждаемой темой была распродажа трофейных кораблей. Датчане, как и обещали, купили три броненосца. Полученные в бою повреждения не смутили покупателей. Они сумели договориться с русскими, в результате чего буксиры потащили поврежденные корабли на верфи города Сясь. Кроме этого, датское адмиралтейство купило три крейсера и один линкор. С учетом трофейных шведских кораблей, которые получили на бывшей шведской военной базе в Кралскруна, Дания стала обладательницей серьезного военно-морского флота. Остальные корабли, как и ожидалось, купили французы.

Сенсационную новость, как обычно, первыми напечатали газеты графа Алексеева. Норвежский флот высадил десант в Лондоне! Согласно газетным сообщениям, норвежцы полностью захватили столицу. Вестминстерское аббатство частично разрушено, Тауэр бридж превращен в руины. Норвежцы подняли судоходный пролет моста. Затем заложили порох и взорвали опорные башни. В городе идут грабежи и погромы. Впрочем, они не препятствовали отъезду короля и его приближенных. Сам факт захвата Лондона ничего сенсационно не содержит. После того как голландцы оккупировали Англию, прошло не так уж много времени.

Многие полагают, что «Билль о правах» является достижением английской демократии. На самом деле это часть мирного договора между Соединенными Провинциями (тогда именно так называли Нидерланды) и Англией. Проще говоря, англичане до сих пор живут по законам, которые для них установили голландцы. 19 октября 1687 года нидерландский флот из шестисот кораблей высадил в Англии десант. Голландцы быстро оккупировали страну, после чего премьер-министр Соединенных Провинций Вильям Ван Оран объявил себя королем Англии. В историю он вошел под именем Вильгельм III Оранский. Через два года подписали мирный договор, частью которого и является «Билль о правах».

Но это другая история. Сейчас в газетах, пивнушках и салонах спорили только на одну тему, сколько дней продержатся норвежцы. Неожиданно налететь и захватить можно любой город. Тем более что в Темзе нет береговых батарей и крепостных укреплений. Вопрос в удержании захваченного города. Это не гранитные скалы Норвегии с многочисленными ущельями и малочисленными плато и долинами. Маленькой норвежской армии не удержаться против вымуштрованных солдат Англии. К тому же пусть и поредевший, но вполне боеспособный флот способен заблокировать врага в Темзе. Нет, норвежцам в Лондоне надолго не задержаться.

Реальная картина в захваченном городе была и проще, и страшнее. Его грабили со скрупулезной тщательностью. Грабили воины армии адмирала Хаки Котлу, к грабежам присоединились местные жители. Повсюду виднелись плакаты с призывами «Грабь награбленное», «Смерть кровопийцам» и «Солдат, защити своих родных от голодной смерти». Плакаты сопровождались различными картинками. Чаще всего повторялись два рисунка. На одном — жирный толстяк с огромным окороком в руке. За его спиной мешки с золотом, а перед ним на коленях изнеможенная женщина с худенькими детьми. На другом — солдат с ружьем, а стоящий рядом офицер барственно приказывает стрелять в толпу голодных женщин и детей.

Адмирал Хаки Котлу не очень верил в действенность этих плакатов. Как любой военный, он опирался на реальные возможности своей армии и боевых кораблей. Отправляя эскадры в Бостон и Гуль, он давал вполне конкретные инструкции:

— Ваша задача прорваться в город и как можно быстрее высадить десант.

— На этом этапе проблем не предвидится. Командиры кораблей хорошо знают навигационную обстановку.

— Вы правильно заметили, на рыбацких баркасах мы хорошо изучили навигационные условия всего побережья.

— Если английские солдаты войдут в город, нам придется отступить. Корабельная артиллерия не сможет оказать эффективную поддержку.

— Ни в коем случае не ввязываться в бой. Нас слишком мало. Сразу уходите и высаживайте десант в другом городе

- Мы поняли, наша задача растянуть войска по всему побережью.

— Не забывайте про татарскую кавалерию. Они уйдут в глубокий рейд, надо держать с ними связь и вовремя забрать в оговоренных местах.

- Сотники получили необходимые инструкции. Они знают сигналы для патрульных кораблей.

Корабли ушли, адмиралу Хаки Котлу осталось только ждать. Впрочем, он получал текущую информацию из Лондона. Филиал Тульского банка оружейников регулярно присылал по телеграфу суточные отчеты.

Фактическая обстановка напоминала всенародный праздник с перепившимися участниками. Призывы к неповиновению властям распространились быстрее пожара. Норвежских десантников встречали как освободителей. Страну охватил хаос грабежей и расправы над лордами и купцами. Армия в мгновение ока рассыпалась на мелкие вооруженные отряды. Бывшие солдаты совместно с населением штурмовали замки и поместья. Лозунг «Грабь награбленное» получил поддержку в сердцах рядовых англичан. Отряды десантников и татарской конницы, совместно с бывшими солдатами и местными жителями, громили дворцы и штурмовали замки. Обозы с трофеями тянулись в порты непрерывной лентой.

Многие англичане целыми семьями садились на транспортные корабли. Это были те, кто понимал, что всему приходит свой конец. Большинство опьянели от вседозволенности. Не задумываясь о будущем, они стремились воспользоваться моментом, отомстить своим бывшим работодателям. Хорошо или плохо, правда или нет, главное — собственное всесилие данного момента.

Адмирал Хаки Котлу сумел правильно оценить ситуацию и приказал своим кораблям обратными рейсами возить продукты и водку. Пошедшие в разнос люди должны задумываться о хлебе насущном.

Капитан парохода «Фрейя» наблюдал за погрузкой станков и паровых машин с заводов Бирмингема. Вместе с оборудованием грузили ящики книг и переложенные соломой приборы. Подошел старпом:

— У нас снова вся палуба будет загажена овцами?

— Не хочешь грузить овец, подгони стадо коров или лошадей.

— Сена не хватит.

— Можно день не кормить, вода есть, завтра отъедятся на наших лугах.

— Сколько этих лугов осталось?

— Не волнуйся, хватит. Скотину почти непрерывно вывозят на Волгу.

— Это правда, что после войны наш пароход перегонят на Каспий?

— Какая разница! Мы имеем право выбора. Найди себе удобное место, а где останется судно, не имеет значения.

— Ходят слухи о богатых землях Маньчжурии.

— Слышал, сейчас в Маньчжурии спешно строят железную дорогу. Закрывай трюм и ставь мостки для скота.

Транспорты вывозили трофеи и людей. Запасы банковских хранилищ и подвалов замков вывозили на военных кораблях.

4 Свадьба

Европа пребывала в шоке. Потребовалось почти два месяца, прежде чем в европейских странах осознали суть происходящего в Англии. Король и правительство бежали в Данию, откуда тщетно умоляли о помощи в восстановлении справедливости. На эти призывы откликнулись Нидерланды и Франция. Они, как воюющие с Англией страны, высадили свои десанты и начали медленно продвигаться вглубь страны. Население встретило эти войска как оккупантов, и разрозненные части солдат и дворян оказали упорное сопротивление. Порой возникали гротескные ситуации. Сначала отряды дворян, солдат и местных жителей плечом к плечу бились с оккупантами. После завершения общего сражения они начинали воевать друг с другом.

Малый совет собрался на традиционное еженедельное совещание. Из привычного состава отсутствовал только Павел, который на своей яхте отправился на встречу с графом Алексеевым. Меньше чем через месяц «Золотая принцесса» должна прибыть в Коломбо. Дальше наследник будет действовать по обстоятельствам. Никто не знал планов графа Алексеева, как и дня его свадьбы, знали только одно — свадьба состоится в столице княжества Голконда.

— Невесту наследнику подыскала? — спросил Потемкин, глядя на пустующее кресло Павла.

— Трудно найти подходящую партию.

— Не слишком ли ты привередлива?

— У меня три условия. Невеста должна быть красивой, здоровой и небогатой.

— Почему небогатой? — встрепенулся Шувалов.

— Чтобы родственникам не хватало денег доехать до Петербурга.

Все засмеялись шутке.

Смех смехом, но следует обсудить важный политический вопрос. Первым решили пригласить посла Франции, который должен обладать достаточной информацией по английской проблеме.

— Господин Дюран, что сообщают ваши генералы из Англии?

— Собственно, по какой причине это вас интересует?

— Не будем скрывать, в Восточной приемной ждет аудиенции посол Англии.

— Правительство возражает против вмешательства России. Война с Англией является нашим внутренними делом.

— Меня не интересует ваше правительство, как и ваши возражения! — вспылила Екатерина.

Последнее время императрица относилась к Франции резко отрицательно. Хорошо, что не было Павла, тот вообще наговорил бы грубостей. Посол демонстративно повернулся к Потемкину:

— Мы вынуждены остановить свое наступление.

— Какие обстоятельства заставили принять такое решение? — спросил Румянцев.

— Маршал Гаспар де Кон не видит смысла в дальнейшем продвижении. Он приказал армии остановиться в графстве Глостешир.

Неужели столь упорное сопротивление? Кто его оказывает? Вам противостоят норвежские солдаты?

— Сегодня в Англии нет ни армии, ни порядка. Норвежских войск мы не видели.

- Вы нас совсем запутали. Английской армии нет, норвежских солдат нет, и продвижения ваших войск тоже нет.

На оккупированной нами территории — сплошные беспорядки и саботаж населения. Наши полки заняты полицейскими функциями.

- По информации посла Нидерландов, их войска остановились в графстве Кембриджшир. Это соответствует действительности?

— Я не знаю. Наш маршал не контактирует с генералом Полем Ван Дирком. Русские войска высадятся в Англии?

— Нет, это не наша война и не наша проблема.

Французский посол облегченно вдохнул и с поклоном покинул кабинет Екатерины. Франция явно не желает русского вмешательства и надеется самостоятельно добраться до дирижерского пульта.


Разговор с послом Дании проходил в спокойной и дружеской обстановке. Отношения между Данией и Россией всегда были добрососедским. Основной причиной дружеского союза являлась Швеция. Дании нужен сильный и надежный союзник, которого нашли в лице России. Как Польша была многовековым и надежным союзником Швеции, так и Дания была многовековым союзником России. В данном конкретном случае следовало удержать Данию от возможных попыток помочь королю Георгу. Безудержное пламя всенародного восстания в Англии напугало правителей Европы. Французские и нидерландские армии остановились, дабы разлагающее влияние повстанцев не перекинулось на их солдат.


Страх правителей России вполне объясним. Но те давно подавили восстание казаков под предводительством Пугачева. К счастью, восстание не получило большого размаха. Здесь помог граф Алексеев, который на свои средства выпустил плакат. На нем было два рисунка: слева — парадный портрет Петра III в парике, справа — портрет Пугачева. Внизу приписка: «Умерший император был лютеранского вероисповедания. За поимку разбойника, прикрывающегося именем покойного премия 50 рублей». Незатейливый плакат сыграл очень важную роль. Казаки были готовы к бунту, но пойти за иноверцем никто не соглашался. Умер император или нет, никого особенно не интересовало. Только вот факт принадлежности к другой вере изначально отталкивал возможных соратников. Никто не хотел идти против своей веры.

Беседа началась с обсуждения новых возможностей, которые получила Дания после присоединения своих исконных земель. Датчане нашли руду на холмах Векше. Сейчас посол описывал радужные перспективы создания собственной металлургии. Дав барону Ауссебургу высказаться, перешли к главной теме:

— Господин барон, каковы планы вашего короля по поддержке Георга?

— Кристиан VII всецело на стороне законных прав короля Англии.

— Дания окажет военную помощь в борьбе с норвежцами?

— Военное вмешательство признано нецелесообразным. У нас общая граница. Мы ведем переговоры с норвежским правительством.

— Они выставили какие-либо требования?

— Только одно требование, но заведомо неприемлемо требуют безоговорочной капитуляции английской армии.

- Это несерьезно!

— Английское правительство согласно выплатить контрибуцию. Норвегии нанесен совершенно незначительный ущерб.

— Король и правительство имеет связь со своими сторонниками, которые остались на острове?

— Мы договорились с банком графа Алексеева. Держим связь через телеграфистов его банка.

— Сообщения обнадеживающие?

— Увы. В стране хаос, норвежские войска пользуются поддержкой населения.

Ну что же, основная позиция короля Дании ясна. Россия совершенно не заинтересована в разрастании конфликта. В то же время нельзя вмешиваться в происходящие события. Граф Алексеев не вовремя отправился в Китай.

Английский посол подготовил патетическую речь, смысл которой заключался в призыве: «Объявите войну Норвегии».

— Господин посол, как продвигаются ваши переговоры с представителями норвежского правительства?

— Переговоры ведутся в Копенгагене, я знаю не больше вашего.

— Вы пробовали переговорить с норвежской делегацией, которая находится в Петербурге?

- Какой смысл? Достаточно переговоров в Дании.

- Граф Панин беседовал с норвежцами. Они согласны вывести свои войска в обмен на ваши земли в Канаде.

- Подобные условия неприемлемы! Мы требуем вывода войск со своей территории!

- Требовать можно все что угодно. Время работает против вас.

— Они должны заплатить за разграбление наших городов и замков!

— Как вы видите развитие событий в Америке?

— Ситуация относительно стабильна. Французские войска нигде не имеют решительного перевеса.

— Вы не учитываете простой вещи. Франция имеет возможность усилить свои войска.

— Я не могу ответить, подобная тема вне моей компетенции.

— Торгуясь с норвежцами, вы рискуете потерять намного больше.

— Мы не нуждаемся в советах, нам необходима военная помощь. В Турции ваша армия показала превосходные результаты.

— Территория России значительно возросла. Требуется не один год для формирования новых воинских частей.

— Вы мне говорите «нет»?

— Подождите графа Алексеева.

— Граф сначала потребует уступок!

— Что он потребует, нам неизвестно, но его воинские таланты вселяют уверенность в благоприятном результате.

В попытках убедить малый совет английский посол впустую потратил время. Из его слов выходило, что английское правительство недостаточно ясно понимает сложившиеся обстоятельства. Они больше живут эмоциями, нежели трезвой оценкой текущих событий.

В среде сбежавших государственных чинов действительно преобладал дух силового усмирения взбунтовавшейся черни. Изгнанная власть желала не просто вернуться домой, но и физически покарать своих вассалов. Никто не собирался анализировать причины, по которым чернь в одночасье вышла из повиновения. Разговоры велись вокруг одного — как вернуться и как наказать.

Кандидатура графа Алексеева виделась предпочтительной только для английского посла. Многие политики и военные говорили и о его удачных военных походах, и об изобретенном оружии. Вернувшаяся из турецкой кампании гвардия частенько упоминала имя графа Алексеева в петербургских салонах:

— Мы подошли к турецкой крепости Аргадан одним полком, — рассказывал дамам генерал Голицын.

— Ах, Петр Михайлович, о ваших победах говорит весь Петербург.

— Мои победы невозможны без пушек графа Алексеева. Три часа обстрела крепости, и турки побежали.

— Князь, вы сказали, что с вами был полк, сколько же было османов?

— Мы захватили сто крепостных орудий, семьдесят полевых пушек и предали земле прах более двух тысяч османов.

— Знатная победа, — заметил престарелый генерал Тушин. — Нам бы такие пушки, загнали бы Фридриха за Берлин.

— Новые пушки лучше всего себя показали при штурме крепости Карса.

— Наслышаны, вы с пятью батальонами и девятью эскадронами взяли в плен семнадцать тысяч османов.

— Сколько у вас было пушек? — вмешался в разговор английский посол.

— Сорок восемь пушек графа Алексеева.

— Всего сорок восемь? В отчете указано, что вы захватили триста крепостных орудий и двести полевых пушек.

— Чему вы удивляетесь, граф Алексеев взял Измаил с одной пушкой и одним полком.

— Османы сами сдались после длительной осады генерала Румянцева.

— Талантливому полководцу враг всегда сдается сам.

Конечно, английскому послу было неприятно слушать подобные разговоры. Особенно на фоне последних событий, когда армия короля разбежалась, как бесхозное стадо баранов при виде одинокого волка.

Реальные события лучше всех оценили голландцы. Они подготовили специальный отчет, который вручили правительству России. Именно этот отчет и заставил насторожиться малый совет. Приведенные данные о разграбленных банках и вывезенной государственной казне говорили о тщательно продуманных действиях. Многие торговые дома Нидерландов, банки и отдельные торговцы эмигрировали в Англию во время испанской оккупации. Сейчас эти люди потеряли все свои сбережения. Нет, они не стали нищими, колониальные владения остались за ними. Но бизнес получил парализующий удар. Министр финансов граф Шувалов с нетерпением ожидал возвращения графа Алексеева. Если понесенные финансовые потери со временем можно восстановить, то общий бардак — это уже серьезно. Вышедшее из повиновения население городов и деревень в один день к порядку не призовешь.


Сергей возвращался в Суйчжун. Замыслы по выводу России на побережье Тихого океана выполнены. Экономическое развитие Маньчжурии было вопросом времени. Сам по себе русский Дальний Восток развиваться не может. Прежде чем вложить деньги в создание промышленности, надо найти потребителей конечной продукции. В данном конкретном случае потребители есть, и в достаточном количестве. Это Китай и Индия, нидерландские фактории Индонезии и Малайзии. Но в первую очередь это испанские колонии и конкистадоры тихоокеанского побережья Америки. Золотые рудники Калифорнии и прииски в районе реки Ванкувер еще не могли служить серьезными потребителями. Золота и серебра они давали много, но количество проживающих там людей оставалось незначительным.

На Маньчжурию Сергей возлагал особые надежды. Здесь в одном месте сосредоточилось все, что позволит начать бурное экономическое развитие. Богатые природные ресурсы, продовольственная база и достаточная плотность населения. Осталось вложить деньги и применить технологии. Пройдет несколько лет, и из Китая уйдут все европейские компании. Трансокеанские перевозки потеряют всякий смысл, ибо в Петербурге китайские товары будут стоить не намного дороже, чем в Кантоне. В свое время Маньчжурия была кузницей японского оружия. Наши союзники не зря упрашивали Сталина вступить в войну с Японией. Это сегодня историки презрительно морщатся, напоминая, что СССР вступил в войну после атомной бомбардировки. Но тогда они просили помощи, и не зря. Смести с лица Земли два города и выиграть войну — совсем не одно и то же.

Тотальное уничтожение германских городов только озлобило немцев. Рельеф Маньчжурии исключал эффективность как атомных, так и обычных бомбовых ударов. Реальную силу ядерное оружие получило намного позже, поэтому и просили Сталина оказать помощь. В Маньчжурии находилась японская Квантунская армия, плюс солдаты императора Маньчжоу-Го. Общая численность войск достигала девяти миллионов человек. С такой силой наши союзники и не мечтали справиться. Маршал Василевский разработал простой и надежный план на грани фарса. Нахально высадили в столице воздушный десант и захватили императорский дворец. Императора Маньчжоу-Го и всех высших военачальников вывезли в Москву. Затем последовали десанты во все крупные города вплоть до Порт-Артура. Японская и Маньчжурская армии оказались без верховного руководства. Вместе с тем они знали, что все основные города заняты Красной армией. Именно это и послужило причиной массовой капитуляции. Вряд ли до них дошел слух о каких-то особых бомбах, сброшенных на два японских города. Солдаты Красной армии столкнулась и с прикованными к пулеметам солдатами, и с камикадзе, которые бросались на бензовозы с прижатой к груди взрывчаткой. Японцы признали свое поражение после того, как Красная армия вышла на берег Цусимского пролива.

В советское время, вспоминая о сражении в Цусимском проливе, обязательно напоминали о царских командирах, спустивших флаги перед японским флотом. Оставшиеся без единого снаряда броненосцы, с многочисленными пробоинами и разбитыми механизмами, были обязаны добровольно отправиться на дно. Интересная логика. Какой командир отдаст подобный приказ, зная, что в лазаретах корабля лежат сотни раненых моряков? Зная, что корабельные средства спасения уничтожены вражескими снарядами. Сигнал «Погибаю, но не сдаюсь!» увековечен памятником подвигу моряков «Стерегущего». Приказ затопить свой корабль вместе с экипажем — это уже казнь ни в чем не повинных матросов и офицеров. Проигрывать надо достойно, без патетических истерик.


За время небольшого отсутствия, когда граф Алексеев изучал обстановку в Японии и помогал калмыкам в выборе новых земель, Гавриил Платин должен был определиться с общими вопросами. Сергей давно уже сделал вывод, что люди восемнадцатого века весьма ловки в делах бизнеса. Они работают с высокой самоотдачей и пользой. Главным тормозом может быть только финансовое обеспечение. Кроме корректировки бизнес-плана.

У Сергея была и другая цель — он хотел увидеть Фарида. Темник со своими воинами как-то незаметно исчез. Каких-либо пакостей не следовало ожидать, но неожиданности вполне возможны. Уж слишком простодушны татары в своих поступках. Сначала сделают и только потом разбираются в возникших последствиях.

Так и оказалось. Кибитки и юрты раскинулись от самого берега Желтого моря до линии горизонта. Невесть откуда взявшееся стойбище своим южным крылом упиралось в Великую китайскую стену. На берегу шлюпку встречали Гавриил Платин и довольный Фарид. Несколько поодаль стояли вожди родовых племен.

— Ты сюда привел всех монголов или в степи кто-то остался?

— Обижаешь, хозяин! Сюда пришли только лучшие.

— Собираешься повторить поход Чингисхана на Китай?

— Ну его, этот Китай. Они даже со своей стены боятся на нас посмотреть.

— И куда ты собираешься вести это войско?

— Я? Эти люди хотят пойти с тобой.

— Со мной? Куда это со мной?

— Ты что, хозяин?! Уже забыл свои обещания?

— Что-то я не припомню обещаний начать новый всемонгольский поход.

— Ты же обещал царю Салар Джангому восстановить империю Великих моголов.

— И ты собрал добровольцев? На патрулирование границы с Китаем воинов оставил?

— Не собрал, а отобрал. Здесь лучшие воины. Границу патрулировать не надо, китайцы к нам не лезут.

— Не лезут пока у вас нечего взять. Появится много скота и богатые трофеи, появятся и желающие это добро отнять.

— Спасибо за совет, придется часть воинов оставить.

— Сколько воинов поведешь в Индию?

— Тридцать тысяч.

— Сколько пушек?

— Пушек нет, но у тебя много пушек.

— Толку с моих пушек, если здесь никто не умеет из них стрелять.

— Научим, не велика премудрость, другие стреляют, и мы научимся.

— Зря ты так думаешь. Возьми мой бинокль и скажи угол возвышения и номер заряда для стрельбы по ближайшему кораблю.

Фарид смутился:

— Помоги с пушкарями.

— Сам ищи. Переговори с турецкими офицерами, они, найдут тебе добровольцев среди пушкарей.

— Трудная задача, почти все хотят остаться на этих землях.

— Набери только канониров, они подготовят артиллерийскую прислугу из татар. Не забудь про негров.

Сергей не стал отказываться от добровольцев. Пять тысяч он сразу возьмет с собой и передаст своему будущему тестю. Еще десять тысяч перевезут после перевооружения. Последние воины закончат подготовку и отправятся в Бенгалию на помощь эмиру Мосаддыку.

Неделю Сергей практически не вылезал из седла. Требовалось оценить вооружение и способности новых воином Оказавшись номинальным лидером, он должен был убедиться в боеспособности нежданной армии. Вопреки опасениям, вооружение монгольских воинов оказалось относительно неплохим. Более половины всадников имели ружья или пистолеты. Огнестрельное оружие в первую очередь говорило о наличии современного боевого опыта. Это интересно, Сергей не имел понятия о жизни монгол в XVIII веке.

— Скажи, Фарид, с кем монголы сейчас воюют?

— Война окончена, воевать больше не с кем

— И давно закончилась война?

— Так ты сам ее и закончил!

— Ты хочешь сказать, что монголы воевали с Маньчжурией?

— Араты[15] говорят, что сразу после ухода Чингисхана маньчжуры ежегодно пытались захватить наши земли.

— Пятьсот лет непрерывной войны?

— Да, араты бились с маньчжурами пятьсот лет. Ты взял в плен императора Маньчжурии. Мы будем служить тебе.

— Зачем маньчжурам ваши земли? У вас только голые степи.

— Почему только голые степи? В горах много золота и серебра, маньчжуры тянулись за нашими богатствами.

— Ничего себе! Гавриил, — подозвал Сергей управляющего, — ты слышал?

— Слышал, хозяин, слышал. Что будем делать?

— Это их земля, и золото с серебром принадлежит им.

— Что еще имеется в тех землях?

Сергей начал вспоминать. Он что-то слышал о полезных ископаемых Монголии. Но что, когда, от кого?.. Наконец, перед глазами встала ясная картина.

Однажды, гуляя в парке, он познакомился с военным пенсионером, который в советское время служил в Монголии. В разговоре Сергей Николаевич позволил себе пренебрежительно высказаться об этой стране. Ответ собеседника его огорошил. Оказывается, недра ее полны полезными ископаемыми: от угля, нефти и меди до изумрудов, урана и флюорита. Этот флюорит и запомнился. Сергей не знал такого минерала. Заинтересовавшись, он вскоре выяснил его стратегическую ценность. Флюорит является основой всех высокоточных оптических приборов. Есть такое понятие, как разрешающая способность оптического прибора. Так вот с помощью флюоритовой оптики из космоса на Земле можно рассмотреть спичечный коробок.

Управляющий Гавриил Платин ожидал слов хозяина

— Вот что, Гавриил, как появится возможность, отправь на земли кочевников-рудознатцев.

— Ищем конкретные руды или общий обзор?

— Ишь ты, какие слова, «общий обзор»!

— А то! Я ведь твой университет в Нижнем Новгороде заканчивал!

— Молодец! С первого выпуска?

— Да, первый выпуск. Наши ребята много полезных дел успели сделать. Слышал про Черную гору?

— Так это ты возле Кузнецкого острога нашел уголь?

— Трудов-то было! Люди говорят про Черную гору, а градоначальник твердит: «Здесь везде чернозем».

— Важно, что сумел додуматься до истинной причины названия. Золото нашел в Нижнеудинске и Кизыле, руды, уголь. Много пользы от тебя.

— Спасибо, хозяин, за похвалу.

— Тимофей тебя достойно наградил?

— Получили по сто рублей, спасибо Тимофею Тихоновичу.

— Хорошие деньги, а сюда зачем подался?

— Я остался на строительстве Сибирской железной дороги. Потом хотел строить дальше, до Маньчжурии, а тут всю Маньчжурию предложили.

— Здесь есть где развернуться. На монгольских землях надо найти флюорит, полезный минерал для Тамбовского оптико-механического завода.

— Не слышал о таком. Как он выглядит?

- Я только слышал, но никогда не видел. Здесь не дикари живут, возможно, люди давно для своих целей используют.

— Что они из него могут делать?

Могут использовать как глину или делать что-то похожее на стекло.

- Они же в юртах живут, какое стекло!

- Не знаю, стеклянные украшения или безделушки. В любом случае образцы минерала тебе предстоит опробовать первому.

Трудно ставить задачу, когда сам толком ничего не знаешь о цели.


В Кантоне графа Алексеева сразу атаковали европейские торговцы. Их интересовали захваченные трофеи. Никого не спрашивал об убитых и раненых, о природных ресурсах. Полное равнодушие к причинам, по которым русские решили захватить маньчжурскую империю. Европейская политика базировалась на концепции права сильного. Впрочем, эта концепция не изменилась до сегодняшнего дня. Только что добавилось немного словоблудия о праве сильного защитить свои интересы от бесправия слабого. Тем не менее Сергей отвечал честно. Трофеи есть, но не очень богатые. Зачем объяснять, что армия не грабила население и местное дворянство? Нет смысла грабить то, что уже стало твоей собственностью. Вывезли государственную казну, сокровищницу и все ценное из императорского дворца.

Разговор получился непродолжительным. Достаточно скоро прибыли носилки и посыльный. Мандарины Цзинь-Яо и Лай-Цзы просили графа Алексеева навестить их как можно быстрее. Снова дворец Гуандун. Привычная комната с удобными пуфиками. В углу по-прежнему скромно сидел священник конфу. Граф Алексеев поздоровался с ним. Через некоторое время в комнату вошли Цзинь-Яо и Лай-Цзы. По лицам сановников можно было легко прочитать тревожное напряжение. Китайские традиции не требуют длительных экскурсов в состояние погоды и здоровья родственников. Сергей после взаимных приветствий и первых слов обязательной вежливости, преподнес сановникам дары из трофеев дворца императора Маньчжурии.

— Нам известно, что вы вывозите из Маньчжурии много статуй Будды. Зачем они вам?

— Я собираю различные произведения искусств. Почему не воспользоваться удобным случаем, находясь в Маньчжурии.

— Но вы не являетесь последователем буддийской веры?

— Нет, я христианин. Для вас это важно?

— Мы уже четыреста лет изгоняем со своей земли последователей Будды. Загнали их в дикие горы, но они нашли поддержку на севере.

— Вы предлагаете мне совершить военный поход в горы?

— Мы справимся сами. Но дикарей поддерживают монголы.

— Я ничем вам не могу помочь. В дела религии никогда не вмешивался и не собираюсь вмешиваться.

— Мы воюем с монголами в горах Тибета.

— Вам необходима новая партия оружия?

— Почему к вам пришла монгольская армия?

— Великий хурал избрал меня ханом.

В комнате повисла напряженная тишина. Хан, — это совсем другая величина. Явное безразличие, с которые относится к этому титулу молодой граф, только подчеркивает весомость остальных титулов. Китайцы имели достаточно времени, чтобы узнать об обширных владениях молодого человека. В том числе и о богатом острове Цейлон.


Самого Сергея высокие титулы нисколько не волновали. Не пройдет и года, как на новых землях состоятся выборы. Появятся губернаторы, сенаторы и думские дебаты. Он ставил перед собой совершенно другие цели, где не было места императорским регалиям.

— Как к вам теперь обращаться?

— Как и прежде.

Мандарины Цзинь-Яо и Лай-Цзы несколько помялись. Было видно, что им неловко. Но граф Алексеев не собирался устраивать поход по завоеванию всего мира. Это англичане в своих амбициях залезли даже на «Крышу мира». Их колонизаторские походы напоминали истерику безумного солдата. Убить всех и завоевать все — здравый смысл отсутствовал напрочь. С конца девятнадцатого века до середины двадцатого страна находилась в состоянии непрерывной войны.

Печальный результат аукнулся в начале Второй мировой. После потерь, понесенных в Европе и Азии, Англия не смогла восстановить свою армию. В стране просто не хватало мужчин. Не спасла положение даже повальная мобилизация в Австралии, Канаде и Новой Зеландии. Призвали женщин, но этот шаг оказался слабым утешением. Страну охватила паника, остров некому защищать. Если Гитлер высадит десант, то придется сразу подписывать капитуляцию. Неграм нельзя давать оружие — колонизация с помощью пушек и пулеметов Максим навсегда разъединила народы. Однако нужда заставила — привезли индусов и негров. Индусы стали пехотой, негры — санитарами, шоферами и прочими тыловыми служащими. Как следствие, после войны пятидесятилетняя империя «Незаходящего солнца» рассыпалась как карточный домик. Посмотрев жизнь англичан и сравнив ее со своей, жители колоний потребовали независимости. Коллапс ускорил товарищ Хрущев. Он показал «кузькину мать» прямыми поставками советского оружия.

Но это другая история. Наконец мандарины пришли к взаимному соглашению и начали обращаться к граф Алексееву «ваше сиятельство». Причиной спешного приглашения оказались монголы. Столь большая армия у Великой китайской стены вызвала в Пекине настоящую панику. Пришлось успокаивать:

— Нет, господа, монголы собираются в Индию. Они хотят восстановить царство Великих Моголов.

— Вы намереваетесь начать войну в Индии?

— Мои подданные, — усмехнулся Сергей, — остались в монгольских степях. Собравшиеся у Великой стены воины желают отправиться в Индию.

— Вы их повезете на своих кораблях?

— Только в том случае, если на кораблях будет свободное место.

— Там тридцать тысяч! Это займет несколько лет.

— Перевезите сампанами, если скопление такого количества воинов вас беспокоит.

— Конечно, беспокоит! Давайте подтвердим сказанные слова. У Великой стены не ваши воины, и они хотят добраться до Индии.

— Все верно, вы правильно поняли.

— Сложившаяся ситуация требует нашего срочного вмешательства. Мы не можем безразлично относиться к огромной армии у нашей границы.

— Не вздумайте их атаковать! Такими действиями вы спровоцируете никому не нужную войну.

— Что вы! Мы последуем вашему совету и пойдем им навстречу. У нас хороший флот, мы перевезем монголов в устье реки Ганг.

— Мудрое решение.

Не только мудрое, но и выгодное для графа Алексеева. Никто не сможет его упрекнуть в причастности к походу против европейцев.

Первоначально Сергей планировал опереться на первую армию. Близость к Индии облегчала переброску войск из Персии. Во время проработки этой операции граф Алексеев узнал новость, заставившую его несколько пересмотреть планы. В 1739 году персидская армия главе с теперь уже бывшим шахиншахом Надиром Сефевидом атаковала и разграбила север Индии. Персы вернулись с богатой добычей. В том числе захватили алмаз Кохинор, который впоследствии англичане украли у персов. Столь недавний конфликт исключал привлечение персидских войск в качестве союзников в освободительной войне.

Поход на Маньчжурию сложился в настоящую цепь взаимосвязанных интересов. Выплыл не только факт исторической родины турецких племен. От генерала Такин Хомайна Сергей узнал то, о чем умолчал полковник Аксеки Йозгат. Монгольский поход в Индию возглавляли турки-османы во главе с ханом Бабуром. В его армии было семьдесят осадных орудий, триста полевых пушек, девятьсот боевых слонов и шестьдесят тысяч монгольской кавалерии. Индийские княжества не смогли противостоять такой мощной силе. Только южные остановили продвижение врагов, отстояв свою независимость. Майсур и Тамиланд — два самых богатых и самых сильных княжества. Сейчас они бились против французов и англичан, впрочем, армия княжества Голконда должна будет выступить уже третьей стороной.


Снова жара и сырость экваториального пояса. Граф Алексеев шел на «Панацее», несколько впереди шли колесные пароходы с монголами. Сергей все-таки взял пять тысяч воинов в подарок своему будущему тестю. Боеспособность индийской армии не была известна, поэтому дивизия легкой кавалерии окажется совсем не лишней. В Кантоне при расставании мандарины Цзинь-Яо и Лай-Цзы преподнесли неожиданный и очень ценный подарок. В знак дружбы и уважения они привезли множеств различных статуй и статуэток Будды. Несколько тонн уникальных и дорогих изделий. Будда в нирване, Будда с цветком лотоса, Будда в детском возрасте. Были экзотические статуи, глаза Будды, следы Будды, Будда Бод-хисаттва и многое другое.

Видя на лице графа Алексеева откровенное изумление, сановники сочли необходимым пояснить:

— Статуи собраны в уничтоженных нашими солдатами храмах Будды.

— Здесь много золотых статуй. Не проще ли переплавить в слитки?

— Вам не понять, поэтому мы вам и дарим.

— Готов признать свою некомпетентность в данном вопросе. Почему вы силой уничтожаете буддийскую религию?

— Учение Будды противоречит учениям Кун Фу-цзи и смущает умы людей.

Сергей пожал плечами. В конце концов, Европа знает более бессмысленные и кровавые войны на религиозной почве. Почему такого не может быть в Китае?

— Вы отдаете слишком много золота, это может вызвать недовольство императора.

Сановники захохотали.

— Князь Кун Фу-цзи лично подобрал вам подарки.

— Князь Кун Фу-цзи? — тупо переспросил Сергей. Он же давно умер!

Сановники снова засмеялись.

— На сегодняшний день в Китае более двадцати тысяч прямых потомков Кун Фу-цзи.

— Ого! — вырвалось у Сергея.

Глава рода живет в императорском дворце и руководит всеми храмами.

Граф Алексеев облегченно вздохнул. Стала понятна причина войны против сторонников Будды, как и желание избавиться от предметов религиозного поклонения.


Корабли вошли в Малаккский пролив. Справа низкий поросший мантрами, остров Сингапур. Слева холмистый остров Суматра. Сергей вспомнил свои многократные проходы по проливу. Нервные стрессы при заходе в Сингапур. Самый загруженный порт в мире — четыреста судозаходов в сутки. Суда идут к лоцманской станции сплошной колонной. По сравнению с Малаккским проливом час пик на Московском проспекте покажется отдыхом в детской песочнице. В семидесятых годах двадцатого века активное судоходство в Малаккском проливе привлекло внимание местных бандитов. Появились первые современные пираты, заговорили о таинственной мадам Вонг. Пиратские катера захватывали и грабили транспортные суда. На дежурном канале радиотелефона ежедневно раздавались призывы о помощи.

Беспредел продолжался почти двадцать лет, пока пираты сдуру не атаковали советский сухогруз. Сдуру, потому что у советских моряков нечего брать. Оклад советского капитана составлял сто пятьдесят долларов, матрос получал тридцать долларов. Наказание последовало незамедлительно. Через две недели в Малаккский пролив с запада и востока вошли советские эсминцы. На призывы помощи немедленно прилетал вертолет и открывал огонь на поражение. И это в территориальных водах Малайзии и Индонезии! Для наведения спокойствия потребовался всего лишь месяц. Пираты исчезли. Две большие разницы: выйти в море и пограбить беззащитных людей, и выйти в море и остаться там навсегда. Собственная жизнь дороже любых денег.

Видел Сергей и пиратов Йеменского залива. Точнее слышал. Предпоследний год до своего ухода на пенсию он работал на контейнеровозе, который циркулировал между Китаем и Европой. Американские корабли охраняли только свои буровые платформы. Воплей несчастных моряков, которых атаковали сомалийские пираты они «не слышали». На патрулирование Йеменского залива НАТО поставило польский эсминец и французский корвет[16]. Прослушивание радиотелефонных разговоров вызывало у моряков горькую усмешку. Если корабли успевали к подвергавшемуся атаке судну, то пираты спокойно выбрасывали оружие за борт.

— Мы мирные рыбаки! Вот наша рыболовная сеть. Из оружия только ножи для разделки рыбы.

Досмотр лодки подтверждал слова пиратов. Эсминец возвращался к своему патрулированию, пираты возвращались за оружием.

Ситуация, как и в случае с Малаккским проливом, изменилась после прихода русских кораблей. Снова вертолет и огонь на поражение. Если пираты успевали выбросить оружие, их как подозреваемых сажали в карцер и доставляли в столицу. Подобное решение было самым худшим наказанием. Страна разделена на враждующие кланы. В Могадишо у арестованных не оставалось никаких шансов. Вокруг только чужие племена, а еда в тюрьме за счет арестанта. У белых людей иные принципы, потому они немедленно обвинили русских военных моряков в бесчеловечности. Нельзя так обращаться с пиратами! Необходимо быть гуманными. Бедствующему населению Сомали регулярно поставляют продукты. Различные благотворительные организации привозят рис и муку.

На самом деле благотворительность помогает посредническим корпорациям держать мировые цены на максимально высоком уровне. Раздавая излишки, они оставляют для продажи необходимый минимум. Импортерам зерна ничего не остается, как платить требуемые деньги. В результате посреднические корпорации имеют славу меценатов, вместе с тем гребут огромные барыши. Для оказания людям реальной помощи требуются только трактора. Судан — это родина сорго, который в Китае называют гаолян, а в Европе — суданской травой. Высокоурожайный и устойчивый к засухе злак способен не только обеспечить едой местное население, но и возродить забытый экспорт. Остался вопрос: кому это надо?


Наконец прошли Адаманские острова, корабли вышли в Бенгальский залив. Легкий муссон наполнял паруса «Панацеи». Спала влажная жара экваториальной зоны Индонезии. Корабли шли в Бандар — самый удобный порт для дальнейшего перехода в Хайдарабад. Сергей сидел в кают-компании и наблюдал за баловством офицеров. Шутники развлекались с парочкой дрессированных мышей. В бокал налили кагора и стучали пипеткой по хрустальной ножке. На стол юрко забегала мышь и открыв рот, становилась на задние лапки. В пипетку набирали кагор, после чего отправляли несколько капель серому алкоголику в рот. Развлечение сопровождалось шутливыми тостами и здравицами. В дверь постучали:

- Ваше сиятельство, капитан просит вас подняться на мостик.

Граф Алексеев бегом поднялся на мостик. Им на перехват шла эскадра под флагом Английской Ост-Индийской компании. Три линейных корабля и три крейсера.

— Разве между Россией и Англией началась война? — удивленно воскликнул старший офицер.

— Вполне возможно. Телеграфной линии до Маньчжурии еще нет.

— Готовимся к бою? — спросил Семен Савельевич Щакунов.

— Корабль к бою! Транспортным судам поворот на обратный курс!

Сигнальщик поднял флаг с желтыми и красными диагональными полосами.

— Команда подтверждена! — глядя в бинокль на транспорты, доложил старший офицер.

— Исполнить!

На фале поднялся исполняющий флаг, затем оба флага упали вниз и транспорты, синхронно, сохраняя строй, развернулись на обратный курс.

— Транспортным судам держаться в стороне от боя!

Снова сигнальщик поднял флаг, на этот раз сине-желтый. Транспорты сразу подтвердили ясность команды.

Корабли способны уйти от преследования английской эскадры. Здесь у графа Алексеева сомнений не было. Но это неверный ход в складывающейся ситуации. Проблему надо решать в корне, навсегда устранить возникшую угрозу.

— Английская эскадра подняла красные флаги! — Доложил старший офицер.

— Они надеются на легкую победу, вшестером против одного.

— Три линейных корабля на сто двадцать пушек каждый и три двухпалубных крейсера.

— Сколько пушек на крейсерах?

- По пятьдесят четыре орудия.

Эскадра начала перестраиваться в боевое построение колонн. С точки зрения англичан самое правильное мщение. Они зажмут «Панацею» с двух сторон и в двадцать минут решат исход боя.

— Приготовить корабль к повороту! Орудия зарядить шрапнелью, трубку на восемь кабельтовых!

Командиры мачт доложили о своей готовности.

— Руль влево полборта!

Корабль, не теряя скорости, начал уходить в сторону, заставляя англичан менять свое построение.

— У них слишком тяжелое парусное вооружение, — сказал граф. — Через полчаса английская эскадра собьется как стадо баранов.

Тем не менее англичане справились с первым маневром. Дальше случилось то, что и должно было случиться.

Как английские моряки ни старались, сохранить строй они не сумели. Попытка командира перестроить свои корабли в одну линию только внесла дополнительную сумятицу. «Панацея» маневрировала буквально на границе дальности артиллерийского огня, заставляя англичан излишне нервничать и находиться в постоянной готовности к нанесению артиллерийского удара. Им бы успокоиться и развести свои корабли в разные стороны. Вместо этого на мачте флагмана висела уже гроздь сигнальных флагов. Отчаянный мат доносился даже до русского корабля. Залп. Черные облачка разрывов шрапнели накрыли столпившиеся корабли. Снова залп, затем еще и еще. Граф Алексеев четко держал английские корабли в эллипсе рассеивания снарядов «Панацеи». Шрапнель рвала паруса в клочья, с мачт беспомощными обрывками свисал такелаж. Свинцовый дождь впивался в палубной настил и тела моряков. Согласно с записью в корабельном журнале, англичане продержались только семнадцать с половиной минут, затем спустили свои флаги. Паруса не спустили за отсутствием оных.

Сергей решил лично переговорить с командиром гарнизона крепости Бандар. Пленные морские офицеры сообщили, что боевые действия начаты по приказу правления Английской Ост-Индской компании. Принято решение все прочие торговые компании в Индии считать вражескими. Они подлежат захвату или уничтожению. Англия оккупирована войсками Нидерландов, Норвегии и Франции. Король и правительство бежали в Данию. Проведенное в Калькутте собрание акционеров постановило считать себя свободными от всех обязательств почившего государства. Английская Ост-Индская компания создала собственное государство со столицей в Калькутте. Наивные, завоеватель Африки Сесил Родс, и тот опирался на государство. Создатель собственной империи получил помощь от лорда Чемберлена. Свою столицу назвал в честь премьер-министра Солсбери. Под заказ Сесила Родса писали хвалебные статьи Марк Твен, Конан Дойл, Киплинг и прочие известные люди. Даже Черчилль воевал за южноафриканское золото, но неудачно, попал в плен.


Над крепостью Бандар развивался флаг Английской Ост-Индской компании. Полковник Гепперт принял графа Алексеева в своем доме:

— Рад вас видеть, господин Алексеев. Как сложился ваш поход на китайские провинции?

— Вполне удачно. Над Маньчжурией поднят русский флаг.

— Что с императором? Он скрылся?

— Нет, не успел. Сейчас император с почетным эскортом следует в Петербург.

— Примите мои поздравления. Как, впрочем, поздравления с разгромом нашей эскадры. Спасибо, господин полковник. Бой с вашей эскадрой не стоил многих трудов.

— Англии не везет с адмиралами. Они умудряются проигрывать все сражения.

- Проигрывают не только адмиралы. Армия тоже потерпела поражение.

- Вы об английском десанте на голландский город Флиссинген?

— Вы потеряли сорок тысяч пленными.

— Кто мог предположить, что голландцы откроют шлюзы и затопят свои поля?

- Почему Английская Ост-Индская компания приняла столь странное решение?

- Я не акционер и служу за деньги. Они приняли решение, я его выполнил. Нами взяты все французские крепости.

— Как обстоят дела на западном побережье Индии?

- Французские и голландские крепости мы взяли, ваше княжество Гоа отбило наш десант.

— Потери были большие?

— Про потери не знаю. Зато ваши люди высадили десант в Кожикоде и захватили все княжество Керала.

— Погодите, север княжества был занят майсурской армией…

— Княжество Майсур вывело своих солдат. Им теперь не до Керала.

— Ваши войска добились успеха в войне с Майсуром? Увы, сегодня там наших войск уже нет. Это успех вашего будущего тестя.

— Как же так! Получается, что Английская Ост-Индская компания потеряла на западе Индии все свои земли.

— Вы правы. Мы потеряли все побережье, нас выбили даже из Ахматабада.

— Никак не ожидал подобного поворота событий.

— Вы им продали пушки и ружья. Сейчас они нас давят с нарастающей силой.

— Надеюсь, восточное побережье вы еще удерживаете?

— Нет, наша эскадра высадила десант на Цейлоне, у Храма тысячи колон и потерпела двойное поражение.

— На Цейлоне у меня обученные солдаты.

— Ваши обученные солдаты разбили десант, а корабли Голландской Ост-Индской компании разбили нашу эскадру.

— Даже так! Сколько же осталось кораблей?

— Нисколько. Вы взяли последние.

— Без поддержки флота долго не продержаться. Вас быстро выбьют из крепостей Тамиланда.

— Уже выбили. Осталось только три прибрежные крепости: Бандор, Висакхапатнам и Даймонд-Харбор.

— Не прибедняйтесь, компания крепко сидит во внутренних городах Бенгалии.

— Какой с этого толк! Дурбан для нас закрыт, Капштадт[17] закрыт, Павловск закрыт. Мы не можем дойти даже до Португалии.

— Осталась дорога на восток. Можно торговать с испанскими колониями тихоокеанского побережья.

— Бесполезно, уже пытались. Караваны перехвачены испанскими и голландскими эскадрами.

— Голландцы, понятно, с острова Суматра. Испанцы то откуда?

— С Филиппин, эти острова никак не избежать.

— Сочувствую.

— На самом деле все не так плохо, сейчас в крепости семь тысяч солдат.

- Вы получили подкрепление?

— Можно сказать и так. Это остатки гарнизонов из занятых вашими солдатами крепостей

- Серьезная сила, я прямо в растерянности.

— Не передумали штурмовать мою крепость?

- Надо посоветоваться. У меня было пять тысяч легкой кавалерии, да четыре тысячи я уже отправил в Хайдарабад.

— Где ваша чернокожая пехота?

— Со мной вернулось около тысячи, остальные остались в Маньчжурии.

— Ну вот, а говорили, что только легкая кавалерия.

— Все негры встанут к пушкам.

— Сколько пушек поставите против моих стен?

— Разоружим один линейный корабль, ждите сто двадцать пушек.

- Сомнем, пушек у вас много, да пехоты нет. Вы нашу атаку не выдержите.

— Для начала переговорю со своими офицерами. Или пошлем гонца и вернем ушедшую кавалерию, или обложим крепость.

— После принятия решения пришлите гонца. Заодно и условимся о времени начала сражения.

На этом и простились. До неожиданных атак осталось еще сто пятьдесят лет.

Граф Алексеев выехал из ворот крепости в задумчивости. Для надежного сражения против превосходящих сил пехоты надо выбрать удобную позицию. Здесь такой возможности нет. Перед крепостью Бандар раскинулось ровное поле. У него преимущество в артиллерии. Обычные английские пушки обладают дальностью полета ядра в восемьсот метров и дальностью выстрела картечью в четыреста метров. Корабельные пушки линкора стреляют на двести метров дальше. У негритянской пехоты есть хорошие тульские винтовки, но все африканцы встанут к орудиям. Кавалерия против пехоты воюет только в кино. Даже если всадник пробьется внутрь пехотного строя, его сразу убьют. Статичный кавалерист такой же нонсенс, как боксер на лыжах. Всадник может нанести удар в своей правой четверти. Вместе с тем он уязвим с любой стороны. Пика в такой ситуации вообще бесполезна. Пикой не воюют силой руки, в удар вкладывают все тело и скорость. Бешеная скачка вдоль строя с беспорядочной стрельбой — тоже сказки Голливуда.

Нет, он не Кутузов, и Бородинского поля рядом нет. Найдя подходящее для сражения место, Кутузов отправил Наполеону приглашение на генеральный бой. Была оговорена и дата, 26 августа. Смысл Бородинского поля заключается в том, что русская армия из 240 тысяч человек и 1600 орудий, смогла разместить на поле 120 тысяч человек и 600 орудий. Наполеон из своей армии в 620 тысяч человек и 1600 орудий смог разместить на поле боя 140 тысяч солдат и 600 орудий. Рельеф местности не позволял обеим сторонам расположить резервы ближе суточного перехода. Французы с поля боя бежали, русские захватили более трех сотен вражеских пушек. Во время боя десять процентов французских пушек совершили маневр для усиления огня. У русских маневр для усиления огня совершило шестьдесят процентов пушек.

Некоторые русские батареи стояли так удачно, что за время боя не сделали ни одного выстрела. Дилетант скажет, что пушки бесполезно простояли все сражение. Специалист отметит удачное расположение батарей. Французы понимали всю пагубность попытки атаковать эти батареи. Пушки выиграли свой бой одним присутствием.


Кутузов выиграл сражение и приказал уйти. Наполеон имел возможность неоднократно повторить сражение, каждый раз с новыми силами. Для русских подобные повторы могли стать губительным истощением людских резервов.

Но это другая история. Сергей подъехал к шатру хана Керулена. Полог немедленно откинулся, хан выскочил чертиком из табакерки и низко поклонился:

— Какие будут приказы, великий господин?

Сергей спешился.

— Приглашай в шатер, мне необходим твой совет. Они вошли в шатер и разместились на подушках.

— В крепости семь тысяч солдат и шестнадцать пушек.

— Золото и женщины есть?

— По две женщины и десяток серебряных монет на каждого воина.

— Когда начнем штурм?

— Если мы решимся на штурм, то полковник Гепперт выведет из крепости пять тысяч солдат.

— Он настолько глуп, что более половины воинов поставит перед стенами крепости?

— Я профан в сухопутных сражениях. Моя стихия — морской бой, штурм крепости — твоя забота.

— Подожди, великий господин, я должен говорить со своими сотниками.

Сергей сел в седло и отправился на берег реки Кришна, в устье которой стояла крепость Бандар. Необходимо посоветоваться с Семеном Савельевичем Шакуновым. На «Панацею» ложится задача не только морской блокады. Развитие событий может потребовать артиллерийской поддержки со стороны корабля.

Еще до захода солнца к воротам крепости подъехали чеченцы, братья Шариф и Магид. Они передали полковнику Гепперту письмо с извещением, штурм начнется через день. Войска графа Алексеева будут готовы на рассвете. С утра закипела работа. Сотники размечали на земле какие-то линии. Воины рубили в прибрежных зарослях двухметровые жердины. Другая часть воинов била кустарник и плела корзины. После обеда пришли погонщики со слонами и приступили к перетаскиванию пушек с берега реки на выбранные позиции. В музеях пушки стоят на красивых муляжах. По жизни колесные лафеты появились не так уж и давно. Пушки перевозили на волокушах и стреляли с фундамента из плотно сбитых брусьев. Первыми мобильными пушками стали петровские «Единороги».

Наконец Сергей понял структуру осадных позиций. Деревянная колотушка из обрубка ствола с четырьмя удобными ветками. Два человека вбивают в землю жердину под углом, с наклоном в сторону крепости. Три удара колотушкой, затем три взмаха палашом. На врага смотрит кол. Следующий ряд заграждения прикрыт остриями предыдущего частокола. Через такое препятствие не перешагнуть, не перепрыгнуть. Травма гарантирована, между кольями одного ряда расстояние ступни. Частокол забит неглубоко, один человек легко раскачает и выдернет вбитую жердину. Но это придется делать под огнем противника.

Один защитный пояс из трех рядов кольев, затем свободная двухметровая полоса. Ближние к артиллерийским позициям колья обвязаны ветками. Все просто до гениальности. В атаке враг выдергивает колья и углубляется в заграждение. Затем неизбежно наступает момент, когда враг стоит в ста метрах от пушки и не имеет возможности двигаться вперед. У Сергея появилась уверенность в победе. Сто двадцать пушек на пять тысяч солдат, пятьдесят человек на пушку. С возведенным примитивным заграждением у англичан нет шансов добежать до пушек. Да и дальше добраться совсем не просто. Последний ряд частокола переходит в стену из плетеных корзинок, заполненных землей. Артиллерия прикрыта не только корзинами, но и оборудованными стрелковыми позициями. Сергей выслушал инструктаж хана Керулема, и ему стало жалко англичан.


Утром граф Алексеев наблюдал, как негры и монголы после завтрака шли на свои позиции. Никакого мандража или волнения. Обычные разговоры, шутки и редкий смех. Негры без задержки приступили к подготовке орудий. Все они пехотинцы, но прошли бои и знакомы с артиллерией. На сто двадцать пушек всего тридцать семь настоящих канониров. Во время боя придется следить за действиями расчетов. В пылу сражения могут сами себе навредить. Готовили первый залп ядрами. Боезапас только с захваченных кораблей: ядра, книппели[18] и картечь. Гранат нет, с ними было бы намного легче. Монголы взяли ружья и встали двумя отрядами по четыреста человек справа и слева от пушек и на сто метров впереди. На правом фланге, почти в километре расположился отряд в две сотни всадников. Хан Керулен со своими ближними занял позицию в тылу.

Наконец открылись ворота крепости. Английские полки вышли ровными колоннами. В утренней тишине прозвучали отрывистые команды. Полки начали строиться у самой стены.

— Что скажешь, хозяин? — спросил стоящий сзади Николай Кочеряко.

— На мой взгляд, они уже сделали две ошибки.

— Я вижу только одну, полки строятся в штурмовые шеренги. Атака штурмовыми колоннами была бы результативней.

— Нельзя стоять так близко к крепостной стене. После сигнала о начале боя я дам залп по стене.

— Зачем? Ну, отскочат ядра от стены, да ущерб небольшой.

— Эх ты! Стена из гранитных глыб, щебень спины посечет не хуже картечи.

— А, и правда! Ай да молодец! Я не догадался бы!

— Не хвали заранее, еще не знаем, как все повернется.

Англичане выстроили свои шеренги на полкилометра. Пять шеренг по тысяче человек в шеренге. Таким строем идти очень сложно. Военная наука требует строгого соблюдения равнения в шеренгах. Ровные шеренги требуют медленного движения, что приведет к большим потерям. Нет, так они до пушек не дойдут. Желание нанести одновременный удар по всей русской позиции обойдется им дорого.

Пропели волынки. Следом грянул залп крепостных пушек. Оставляя дымные шлейфы, гранаты полетели по высокой траектории. Черные, плюющиеся искрами шары запрыгали по земле. Взрывы, в стороны полетели комья земли, щепки и даже целые колья. Ожидаемые действия. Англичане хотят расчистить проходы для своей пехоты. Только все это не результативно. Шестнадцать пушек — слишком мало. Для достижения успеха они должны стрелять по заграждению целую неделю. Граф Алексеев поднял руку и замер.

— Ты чего, хозяин? — зашипел сзади Николай Кочеряко. — Командуй залп.

— Погоди, не спеши. Видишь, офицеры бегут между строем и крепостной стеной?

Казак взял свой бинокль. И без бинокля было хорошо как группа офицеров занимала свои места позади солдатских шеренг.

— Огонь!

Грянул залп снятых с линкора пушек. На крепостной стене сверкнули искры. Гранитный дождь ударил англичанам в спины. Отскочившие от стены ядра врезались в шеренги. Послышались крики боли, многие упали, несколько десятков человек, зажимая раны, побежали к крепостным воротам.

Граф Алексеев бегло осмотрел в бинокль результат первого залпа и начал следить за подготовкой ко второму.

— А ты молодец, хозяин! С первого залпа офицеров ополовинил.

Третий залп почти полностью уложил медицинскую роту. Не вовремя они прибежала с носилками для выноса раненых. Полковник Гепперт понял свою оплошность только после четвертого залпа. Волынки затянули марш атаки, шеренги качнулись, солдаты облегченно вдохнули и пошли вперед. Застывший взгляд, отрешенное выражение лица, мерный ритм шагов.

— Пушки заряжать книппелями!

— Ты уверен, хозяин? — не выдержал Николай Кочеряко. — До книппеля мы успеем сделать залп ядрами.

— Успеем, только ущерб невелик.

- Какой там невелик! Не менее трех сотен собьем!

— Сейчас пехота даст залп. Надо дать англичанам возможность прочувствовать тульское оружие.

— Хитрец! Залпы пехотинцев остановят врага, после второго залпа они побегут.

— Раньше побегут, если монголы имеют хорошие навыки.

Монголы показали прекрасные навыки владения огнестрельным оружием. Они сделали только два залпа, после чего англичане побежали.

Побежали, но недалеко. Снова из ворот показались солдаты. Последний полк растянулся в две шеренги. Офицеры зуботычинами и матом остановили бегущих построили их впереди своих солдат. Волынки снова затянули свою мелодию, шеренги пошли в атаку. Крепостные орудия продолжали долбить заграждения, русская сторона молчала. Монголы успели сделать один залп после чего пехота побежала вперед, на заграждения.

- Огонь! — скомандовал граф Алексеев. — Пушки заряжать картечью!

Беспорядочно вращаясь, книппели пробили настоящие просеки. Английские солдаты подбежали к заграждению и начали судорожно выбивать колья. Крепостные пушки прекратили огонь.

— Смотрите! Смотрите! — закричал Шариф.

Все повернули головы. Монгольская конница галопом шла в атаку.

— Когда они успели выйти на внешнюю сторону заграждения?

— Умеют выбрать момент, ничего не скажешь!

Кавалерийская атака как бы слизнула последнюю шеренгу вместе с офицерами. Не снижая темпа, всадники ушли прямо под стену крепости и принялись отстреливать артиллерийскую прислугу.

Лишившись своих офицеров, англичане побежали. Сергей еще пытался осмыслить происходящие события, когда пешие монголы побросали свои ружья и бросились вдогонку. Ушедшие под стены крепости кавалеристы ворвались вовнутрь вместе с английской пехотой. Защитникам закрыть бы ворота, вместо этого они начали ловить ворвавшихся кавалеристов. Именно ловить, потому что всадники не вступали в схватку. Вместо боя они с криками носились по улицам и лупили всех подряд звонкими хлыстами. Следом за монголами рванулись и негры. Крича и размахивая пехотными палашами, негры бурным потоком пронеслись через открытые ворота.

— Вам тоже надо порезвиться, — сказал граф Алексеев своей охране. — Я поехал на «Панацею».

— Мы с тобой, — неожиданно заявили казаки Потап и Андрей

— Чего так?

— Ты же вечером в крепости устроишь праздник. К тебе обязательно приедет давешний барон и красавиц своих привезет.

— Ишь ты, какие дальновидные. А пограбить?

— Много в крепости не возьмешь. Купцов у них нет, и добра много не будет.

— Почему так решили?

— Тут и решать нечего. Торговых судов нет, значит, и товаров нет.

Граф Алексеев посмотрел на нетерпеливо перебирающего ногами конюха и поднялся в седло. Передав лошадей, конюх резво помчался к воротам крепости. На войне как на войне. Победители грабят крепость. Побежденные истекают кровью на земле.


Павел с сожалением обернулся, ему совсем не хотелось уезжать от ласковых теплых волн Индийского океана. Яхта «Золотая принцесса» доставила цесаревича в княжество Гоа за сорок дней. В пути было две остановки. Для пополнения запасов угля и воды яхта заходила в Павловск и Дурбан. В обоих случаях цесаревич не сходил на берег и принимал губернаторов в своем салоне. Сразу после отхода из Петербурга наследник престола большую часть дня проводил на прогулочной палубе. Он жадно вглядывался в морскую даль. При следовании вдоль берегов всегда ходил с биноклем, рассматривал ландшафт и рыбацкие деревушки. Казалось, что отсутствие компаньонов его совершенно не тяготило. Цесаревичу хватало эмоций от созерцания новых пейзажей неведомой природы.

После того как прошли Канарские острова и за кормой скрылся вулкан Тейде, воздух резко потеплел. Пропало марево взвешенного песка Сахары. Экипаж заполнил плавательные бассейны теплой океанской водой. Павел окончательно расслабился. Он не уходил с прогулочной палубы с раннего утра до позднего вечера. Нетерпеливо отмахиваясь от докучливого врача, наследник сидел под навесом или плавал в бассейне. Лазурная океанская вода бассейна буквально магнитом притягивала юношу. Как-то незаметно кожа цесаревича приобрела шоколадный оттенок крепкого тропического загара.

В Павловске на яхту привезли тонны тропических фруктов. Среди различных диковин губернатор передал наследнику маленький бочонок, заполненный чем-то, напоминающим парафин.

— Что это? — удивленно спросил Павел.

— В бочонке какао-масло. Велите вашему лекарю натирать вас каждое утро.

— Я не придворная дама! Зачем мне всякие благовония!

— Это лечебное масло, оно укрепляет здоровье, предохраняет вашу кожу от вредных флюидов африканского климата.

— Врач знает о свойствах какао-масла?

— Знает, очень ценное средство.

— В Европе им пользуются?

— Не знаю, свойства какао-масла открыл граф Алексеев. Цесаревич еще раз принюхался к бочонку. Впрочем запах черного шоколада уже распространился по всему салону. Вскоре Павел сам убедился в полезности какао-масла. Его кожа стала гладкой, упругой и блестящей.

Неведомые фрукты пришлись наследнику по нраву. Оранжереи Петербурга поставляли на царский стол только бананы, апельсины и лимоны. Сейчас Павел наслаждался прохладным кокосовым молоком, лакомился медовыми плодами манго или папайи, пристрастился к авокадо и требовал на ужин к мясу приправу из авокадо с чесноком. Каждое утро он собственноручно намазывал на хлеб авокадо, протертое со сливочным маслом, корицей и перцем. Юноша наслаждался неведомым ранее вкусом и ароматом. Отдых под южным солнцем навевал разные мысли. Павел часто думал о графе Алексееве, которого считал своим единственным другом. Между ними действительно были по-настоящему искренние отношения. Павел немного завидовал образованности и энергии своего друга.

В какой-то момент наследник решился и сел писать. Он захотел изложить свои мысли на бумаге. Книга получила название «Рассуждение о государстве». Теперь рядом с Павлом всегда находился писарь. Цесаревич рассуждал о военной доктрине, которая, по его видению, должна быть у Российского государства. Выстраивал цепочку торгово-экономических отношений. Расставлял акценты в промышленном производстве и во внешнеполитических отношениях. Иногда просил писаря прочитать написанное и вносил дополнения. К приходу в порт Гоа-Велья, который был столицей княжества Гоа и Цейлона, книга была готова. Первый экземпляр Павел решил подарить графу Алексееву.

Губернатор Русской Индии и Цейлона встречал наследника на причале. У Павла даже не мелькнула в голове мысль о том, как губернатор смог заранее узнать о прибытии скоростной яхты. «Золотая принцесса» буквально летела по морям-океанам. Моряки встречных и попутных судов провожали красивый лайнер завистливыми взглядами. Павел был выше житейских мелочей. Его встречают? Так и должно быть! Ему было невдомек, что о его отплытии немедленно сообщили телеграфом в персидский порт Бушир. Первое же русское судно доставило депешу губернатору Русской Индии и Цейлона.

Наследника разместили во дворце, который раньше принадлежал вице-королю Индии. Сейчас дворец принадлежал графу Алексееву, что сильно удивило цесаревича. Прогулка по городу уже не удивила, а поразила. Улицы и дома были яркими образцами архитектуры эпохи Возрождения. Шикарные дворцы с великолепной отделкой, статуи и фонтаны. Многочисленные соборы и церкви. Здесь не было европейского квартала, это был европейский город. Завидев на центральной площади храм, Павел изъявил желание немедленно помолиться. Если все церкви города переименовали, то собору святой Екатерины оставили прежнее название.

Службу вели индийские священники на языке маратхи. Заметив белых людей, служка юркнул в неприметную дверь. Вскоре оттуда вышел архиепископ. Узнав наследника престола, архиепископ подошел для благословения. Здесь же, не мешая основной службе, архиепископ провел отдельную службу. Затем пригласил цесаревича к себе во дворец. Вечером собрались у губернатора, который расположился в бывшем дворце Адил-шаха. Павел с любопытством крутил головой, рассматривая арабскую мозаику и причудливые узоры сур Корана.

— Почему здесь арабские письмена?

— Все западное побережье Индии было завоевано арабами.

— Помню, помню. Это период крестовых походов. Когда же португальцы захватили эти земли?

— Двести лет назад, в результате совместной экспедиции португальского и датского флотов.

— Да, Да- Тогда они захватили Аден, Малакку и Ормуз(Оман) — После чего командир экспедиции д'Албукерки стал вице-королем Индии.

- Вы абсолютно правы, ваше императорское высочество.

Так, за разговорами, они прошли анфиладу причудливо убранных комнат, где все стены покрыты затейливой резьбой по камню.

Обеденный зал поражал своими размерами. Шириной в тридцать метров, от стены до стены дома. Огромный зал способен вместить несколько сот человек.

— Что здесь было раньше? — спросил Павел.

— Это пиршественный зал.

— На верхнем ярусе странные, закрытые резной решеткой балкончики. Непонятное дополнение для обеденного зала.

— Здесь не обедали, а пировали. Вон там место для музыкантов, а в центре — круг для танцовщиц.

Павел с интересом посмотрел на указанные места.

— А балкончики? Зачем наверху зарешеченные балкончики.

— Второй этаж отдан женщинам. С этих балкончиков они наблюдали за мужчинами.

— Так решетки зачем?

— Это не решетки, а что-то типа вуали, чтобы мужчины снизу не могли рассмотреть женщин.

— Непонятно, — хмыкнул Павел.

— Здесь рядом мечеть. Мулла — весьма милый человек. Поговорите с ним об арабских традициях.

Закончив объяснения, губернатор пригласил всех к столу. Кроме князя Волынского с женой Екатериной и детьми были приглашены генералы Бутурлин и Ермолаев с домочадцами. Далее сидел хан Алтин, который командовал всеми татарскими отрядами. Рядом с ним смотрел на Павла во все глаза командующий негритянскими войсками, бывший вождь, а теперь войсковой атаман Ньянтумбо. По левую руку располагались князья и махараджи с Цейлона и других подвластных России индийских земель.

Впервые оказавшись в центре внимания, Павел начал себя чувствовать несколько неловко. Он вдруг ясно осознал, что присутствующие люди ловят каждое его слово, следят за всеми движениями и жестами. Это не Зимний дворец, где на него привычно не обращают внимания. Заметив скованность юноши, князь Волынский начал расхваливать новые земли.

— Княжество Гоа не столь богато, как Цейлон. Однако здесь очень хороший климат.

— У причалов грузятся корабли.

— Граф Алексеев построил здесь сахарный завод и привез из Франции крестьян.

— Ему русских крестьян не хватает?

— Французы разводят виноградники. Я попробовал первое вино и сам выписал из Франции крестьян.

— Хорошее?

— Очень хорошее. К тому же граф Алексеев утверждает, что после перевозки морем в Петербург, вино станет еще лучше.

— Где выращивают знаменитые индийские пряности?

— Южнее, в нашей провинции Керала.

— Провинция большая?

— Рязанская, Московская и Тверская губернии вместе взятые.

— Такая огромная! А горы там есть?

— Как раз с севера на юг тянутся Кардамоновые горы. От гор и получил свое название кардамон.

— Интересно! Теперь в России есть свои пряности.

— Во всяком случае, имбирным печеньем меня потчуют каждый день.

— А что с севером?

— Оттуда война и началась. Из Бомбея выслали десант, хотели захватить наши земли.

— Бои были тяжелые?

Пушкари генерала Ермолаева быстро объяснили, кто здесь главный.

— Наш десант кто высаживал?

— Корабли графа Алексеева под голландским флагом. Атаман Ньянтумбо со своими пластунами взял все английские крепости.

— Бомбей с северными землями были раньше за Португалией.

- Когда король Жуан IV выдавал свою дочь за английского короля Карла II, то Бомбей с прилегающими землями были за ней приданым.

— Я помню. Это было сто лет назад, тогда англичане получили свои первые заморские территории.

Постепенно разговор принял общий характер. Рассеялась неловкость первых минут. Присутствующие начали вести себя естественно и непринужденно.

В ожидании новостей о графе Алексееве Павел посвящал дни прогулкам и купанию в океане. Утром в сопровождении двух десятков чернокожих казаков наследник верхом отправлялся на берег океана. Негры бежали рядом, умудряясь по дороге петь песни, прихлопывать и даже притопывать. Такое сопровождение смешило цесаревича. Пока он нежился под плетеным навесом на белоснежном песке, негры стояли цепью с оружием на изготовку. Когда Павел собирался поплавать, немедленно сталкивались на воду три пироги. К оружию добавлялись мотки веревки. На подобные меры безопасности наследник престола совсем не обращал внимания.

На пятый день Павел решил вечером позаниматься с неграми строевой подготовкой. Негры умели сохранять строй и перестраиваться, но до Петербургской гвардии им было еще очень далеко. Начали с азов строевой науки. Сначала Павел сам показал строевой шаг, затем по очереди учил казаков дворцовой роты. Стоящие в строю негры, не стесняясь, в полный голос, комментировали все действия. Порой даже пританцовывали и хлопали в ладоши. Павел разозлился столь дерзкому поведению солдат, но быстро успокоился. Он не мог не согласиться, что в целом действия его учеников были прилежными и старательными. Солнце неожиданно упало в океан. Слуги вынесли керосиновые лампы, а негры, составив оружие, начали танцевать. Скоро пришли их жены с детьми, началось настоящее представление, причем без капли спиртного.

Практически за неделю сложился распорядок дня. Утром Павел выходил на крыльцо, перед которым ровным строем стояла дворцовая рота.

— Джамбо мазари! — приветствовал цесаревич.

— Джамбо мазари бванга! — дружно отвечали чернокожие казаки.

К полудню загорелый до черноты Павел возвращался во дворец. Затем конная прогулка в горы, где наследника сопровождали крымские татары. Здесь уже шла полная конная сотня. Всадники в шелковых халатах с непроницаемым выражением лица сначала нагоняли страх на местных жителей. Вскоре горожане к этому привыкли и просто уступали дорогу. Великолепные пейзажи поднимали цесаревичу настроение. За прогулку обязательно подъезжали к трем разным целебным источникам, где Павлу подносили по серебряной чаше родниковой воды. После вечернего купания на океанском пляже усталый юноша возвращался во дворец. Перед заходом солнца следовал час строевой подготовки, который заканчивался танцами под ритм тамтамов.


Всему приходит конец. Пришел конец и отдыху на песчаных пляжах Индийского океана. Когда Павел вернулся с верховой прогулки, то сразу обратил внимание на непривычное оживление и суету.

— Граф Алексеев вернулся? — спросил он у мажордома.

— За вами прибыл караван от князя Голконда. Что касаемо его сиятельства, то он вскорости будет в Хайдарабаде.

На сборы ушло полтора дня. В утро отъезда Павел вышел на крыльцо и увидел весь негритянский полк в построении парадных колонн. Полк стоял ротными квадратами десять на десять человек. Цесаревич привычно поздоровался:

— Джамбо мазари!

Ответ был совершенно неожиданным:

— Здравия желаем, ваше императорское величество! Заиграл марш. Барабаны сначала дали дробь, потом перешли на ритм строевого шага. Сохраняя идеальное равнение, полк парадным маршем прошел мимо Павла. Цесаревич растрогался и едва не заплакал. Он привык к их безмятежному веселью и откровенной безалаберности. Показанная сейчас строгая воинская выучка говорила о том, что его занятия не прошли для них даром. Впрочем, рядом никого не было. Никто не мог сказать, что каждый полк прошел годичное обучение в учебном лагере Дурбана или Лобито.

К крыльцу подвели огромного слона. Великан опустился на колени. Индусы и слуги принялись подсказывать процедуру восхождения на спину слона. Павел боялся наступить на огромное колено животного. Индусы, давно привыкшие к страхам европейцев, поступили радикальным образом. Взобравшись на слона с другой стороны, они подхватили цесаревича под руки и внесли в паланкин. Слон встал, и Павел запаниковал. Он не умеет управлять слоном! Эта жуткая скотина может уйти, куда ей заблагорассудится! Ну что, скажите на милость, нужно делать со стоящей в углу бамбуковой палкой? Опасаясь резких движений, наследник стал озираться в поисках помощи. Вокруг него были только кроны деревьев снизу доносился гул.

Собрав всю свою волю в кулак, цесаревич встал и посмотрел вниз. Слон шел по улицам города, а местные жители что-то радостно кричали и бросали цветы. Павел посмотрел назад и увидел торжественное шествие десятков слонов. Сделав несколько осторожных шажков, Павел посмотрел вперед и облегченно вздохнул. На затылке слона с безмятежным видом сидел индус. Голова погонщика был ниже уровня пола паланкина. Почувствовав взгляд, погонщик обернулся и сверкнул белозубой улыбкой. Жестом показал на бамбуковую палку и похлопал себя по плечам. Так вот как управляют слоном! Цесаревич улыбнулся погонщику и начал благосклонно махать рукой стоящей на улице толпе.

Павел с сожалением обернулся, совсем не хотелось уезжать от ласковых теплых волн Индийского океана. Беспечный и беззаботный отдых пришелся ему по душе. Цесаревич тяжело вздохнул и сосредоточился на мысли, что сюда он приехал не для отдыха, а ради своего друга. Впереди на черных лошадях скакала сотня индийских воинов. Белые одежды, красный, шитый золотом тюрбан. Широкие, шитые золотом, пояс и нагрудник также был ярко красного цвета. В правой руке воины держали тульские винтовки, которые упирались прикладом в специальное гнездо у стремени. Вторая сотня скакала позади каравана из пятидесяти слонов. Дорога вилась серпантином мимо виноградников и постепенно уходила в горы к перевалу. Как Павел уже знал, высота на перевале была oколо километра.

Во второй половине дня слоны прошествовали мимо величественной крепости, перевал защищавшей. Потом начался спуск на плоскогорье Декан. К вечеру, с последними лучами заходящего солнца вошли в город Белгаон. Это начались земли Низама Салар Джангома

- Завтра у нас день отдыха, — сказал сопровождающий Павла полковник Андрей Палагин.

— Я совершенно не устал.

— Мы заранее переправили через перевал все подарки. Для подготовки дополнительных слонов нужен еще один день.

Сорвавшись на встречу к графу Алексееву, Павел как-то не озаботился подарками для князя и его родственников. В качестве свадебного подарка он взял набор столовых принадлежностей на тридцать персон. Золото, причудливые узоры на витых ручках и драгоценные камни. Самому цесаревичу подготовленный подарок очень нравился.

После завтрака Павел сел в раздумье, впереди целый день, а чем заняться?

— Ваше императорское величество, — поклонился слуга- полковник Андрей Палагин просит аудиенции.

— Проси.

В комнату вошли полковник и кто-то из незнакомых штатских.

- Ваше императорское величество, не желаете ли совершить прогулку к карьеру, где добывают драгоценные камни?

- А что там добывают?

— Агаты, аметисты, корунд, гранаты, рубины.

— Прошу меня подождать, мне надо одеться в походные одежды.

Карьер впечатлял своими размерами и количеством работающих людей. Сотни человек в набедренных повязках ритмично махали кирками. Павел присмотрелся:

— Они долбят гранит!

— Все верно, ваше императорское высочество, драгоценные камни находятся внутри гранита.

— Как можно достать хрупкий драгоценный камень из гранитного монолита?

— Достаточно просто. Драгоценные камни находятся как бы в маленьком гнездышке из известняка.

— Рабочий может случайно ударить по такому гнездышку киркой!

— Маловероятно. Этому карьеру более тысячи лет, люди здесь рождаются и умирают с киркой в руке.

— Почему рабочие так часто зовут своих десятников?

— Скол гранита идет по слабому месту. Когда вскрывается гнездышко, то зовут десятника.

Павел заинтересованно наблюдал за работой карьера. Обратил внимание на вторую линию добычи драгоценных камней. Здесь рабочие устроились возле подобия гранитного стола и дробили большие обломки гранита. Носильщики непрерывной цепью выносили корзины с кусками известняка. По другой дороге шествовали слоны с корзинами по бокам. Они вывозили гранитный щебень.

Павел восторженными глазами смотрел на работу карьера. Еще бы! На его глазах добывали килограммы драгоценных камней.

— Жаль, что у нас в России нет драгоценных камней!

— Почему нет, есть.

— Откуда вам это известно?

— Граф Алексеев говорил. Сибирь, Алтай, Урал. Даже на его землях в Бессарабии, что подарены вашей матушкой.

Цесаревич растерялся. В своем трактате «Рассуждение о государстве» он обосновал вредоносность расширения границ страны. У него вышло красивое объяснение необходимости остановиться на линии Урал — Каспийское море. А тут оказывается, на Востоке есть не только железо и золото, но и драгоценные камни.

— Для офицера вы хорошо разбираетесь в добыче драгоценных камней.

— Я начинал со службы его сиятельству графу Алексееву на Цейлоне.

— Так это вы захватили крепость Коломбо?

— Штурм города Коломбо был моим боевым крещением.

- Похвально. Вы смогли захватить город совсем мизерными силами.

После обеда Павла пригласили на прогулку по сандаловой роще. Пряный аромат деревьев насыщал воздух и поднимал настроение. Снова цесаревич был удивлен. Сандаловые деревья оказались не дикорастущими. Они росли на ухоженных плантациях. Сотни людей копались в земле, подготавливали саженцы или прививали молодую поросль к корням сахарного тростника.

Путешествие на слонах оказалось комфортным и быстрым. Каждый день караван проходил не менее ста пятидесяти километров. Сопровождающая цесаревича гвардия меняла своих лошадей трижды за день. К Хайдарабаду шли вдоль реки Кришна. Павел наслаждался великолепным пейзажем, поэтому не сразу обратил внимание на величественные стены столицы Голконда. Въезд город потряс цесаревича до глубины души. Яркие краски нарядов и цветы под ногами слонов. Изящные дворы и удивительная архитектура мечетей и индуистских храмов. Разглядывая Османский университет, Павел от восторга чуть не вывалился из паланкина.

Встреча с князем получилась несколько скомканной. Великолепие дворца Салар Джанг буквально шокировало цесаревича. Если Зимний дворец — это лепнина и позолота, то дворец князя Голконда — это золото и тонкая резьба по камню.

— Из какого дерева сделаны эти колонны? — вместо приветствия спросил Павел.

— Это не дерево, это камень.

— Вы покрыли его толстым лаком?

— Это не лак, а полировка.

— Не спешите, — перед Павлом появилась красивая девушка. — У вас есть время. Я сама проведу вас по всем комнатам.

— Вы… Вы невеста моего друга?

— Я Наина Махабхарата Салар Джангом, принцесса Голконда и невеста графа Алексеева. А вы — Павел Первый, будущий император?

— Сейчас я просто друг вашего жениха.

— Вы специально приехали на нашу свадьбу? Девушка эмоционально обняла Павла и поцеловала его. Цесаревич растерялся и густо покраснел. Нет, женские ласки он давно уже распробовал. Его смутило столь открытое проявление эмоций. Выросший в окружении притворства и фальши, он был не готов к искреннему общению на глазах у многих людей.


Павел быстро освоился на новом месте. Ему понравилось, что никто его не опекал и не навязывал своей воли. Князь занимался делами, первым из которых оказалась война. Голконда воевала и весьма успешно. Так, город Белгаон, где цесаревич впервые в жизни увидел разработки драгоценных камней, был совсем недавно захвачен у княжества Майсур. Княжество Тамиланд уже подчинилось воле Низама Салар Джангома. Князь Аркот принес вассальную клятву и передал своих воинов под начало полковника Аксеки Йозгат. Павел одобрительно отнесся к реорганизации военной системы. Без единой армии крепкое государство создать невозможно.

Казалось бы, простое решение: собрал воинов по гарнизонам и установил единое командование. На самом деле это не так просто. Для каждого гарнизона необходимо создать инфраструктуру. Воин должен как минимум получать еду, причем регулярно. Поляки с такой проблемой так и не справились. Более того, с окончанием очередной войны вельможи просто распускали своих шляхтичей. Являясь номинально дворянами, шляхтичи не имели ни кола ни двора. Как следствие, по стране разбредались десятки тысяч вооруженных людей без средств к существованию. Единственным доходом шляхты был грабеж.

Принцесса Наина Махабхарата Салар Джангом в окружении своей свиты показала Павлу все дворцовые покои.

- Стены и колонны дворцовых залов сделаны из очень странного камня. Я ничего подобного не видел.

— Вам нравится рисунок на камне?

- Бесподобно! Ощущения ценных пород дерева. Посмотрите на стены этого зала, похоже на отделку из карельской березы.

— Это гранит.

— Гранит? Не может быть! У гранита не бывает таких ярких красок и насыщенной фактуры.

- Это у нас в России не бывает. Здесь, в Индии, есть гранит белый, как снег, есть алый, как мак. Есть с рисунком фактуры дуба.

— Вы мне покажете гранитные карьеры?

— О чем разговор! Я скажу отцу, вам покажут все, что угодно.

— А мрамор у вас есть?

— Мрамор используют для дешевых строений.

— Красивый камень. В Греции все дома сделаны из белого мрамора.

— У нас много мрамора, белый, розовый, голубой, черный.

— Простите, но почему из мрамора делают только дешевые дома?

— Мягкий и недолговечный камень. Посмотрите на эту красоту, — принцесса показала на огромное гранитное панно.

— Такое из мрамора не сделать, — согласился Павел.

— Мрамор нельзя отполировать до зеркального блеска.

— Почему у вас стены не закрыты коврами?

— Благодаря каменным стенам, во дворце постоянная температура. Здесь ни жарко, ни холодно.

— Я уже заметил, внутри дворца весьма комфортно.

Архитектура и убранство дворца произвели на Павла неизгладимое впечатление. Наследник решил построить в Петербурге дворец по подобию дворца Салар Джанг.

Осмотр городских и окрестных достопримечательностей прервал гонец. Граф Алексеев высадился рядом с крепостью Бандор. По пути его корабль подвергся нападению английской эскадры. В результате боя взято на абордаж три линейных корабля и три крейсера. С кораблями захвачено пятьсот двадцать две пушки. Выслушав сообщение, принцесса запрыгала и захлопала в ладоши, как маленькая девочка. Когда гонец сообщил, что граф Алексеев привез в подарок пять тысяч легкой кавалерии, то эмоций не сдержал уже князь. Окружающие подхватили радостный крик Низама Салар Джангома, по дворцу пронесся воинский победный клич. С утра началась подготовка к встрече желанного жениха. А к вечеру прискакал новый гонец, и снова буря восторгов. Граф Алексеев с тысячей легкой кавалерии захватил английскую крепость Мадрас. Причем разгромили семитысячный гарнизон без своих потерь.


Въезд графа Алексеева в Хайдарабад превратился в настоящий праздник. Его встречали как будущего мужа принцессы, как полководца, разбившего европейских колонизаторов, как человека, снабдившего индийскую армию современным оружием. Немалую роль в популярности русского графа сыграли служители местных ведических культов. Пламенная речь принцессы разнеслась по всей Индии и принесла неожиданные плоды. Индуизм, в отличие от традиционных религий, не имеет догм, что делает саму религию очень гибкой. Брахманы (жрецы) не ведут в храмах специальных богослужений. Их задача в обслуживании ритуальных обрядов, во время которых они поют гимны. Кроме этого брахманы занимаются заговорами, заклинаниями и разъяснениями. Так вот, разъяснения сути слов, сказанных принцессой Наиной Махабхарата Салар Джангом, свелось к тому, что в Индии не должно быть никаких иностранцев. Исключение составлял избранный ею супруг и его слуги.

Кстати, о заговорах и заклинаниях. Бредятина всяких экстрасенсов, магов и колдунов, по сути, является разрозненными обрывками учения индуизма. Популярное нынче слово «карма» в индуизме означает «путь суммы деяний, определяющий характер нового перерождения». В индуизме можно выбрать путь «карма», или «мокша», или «рита». Самым желанным и тяжелым является путь «рита», который приводит человека в космос. Речь идет не каком-то слиянии сознания с космосом, а о физическом уходе в космос. Само название «индуизм» является выдумкой европейцев. Религия называется «Санатана дхарма», что в переводе означает «Вечный закон». Пантеон богов включает не только Шиву, Вишну, Кришну, Ситха и так далее, но и Будду.

Весьма интересны философские школы индуизма. Их всего шесть, где самой известной является «Йога» Это именно философская школа, а не учебник по дыхательной гимнастике или сидению на гвоздях. Менее известная школа «Вайшешинка» объясняет физическое устройство мира вплоть до протонов и нейтронов. Эта школа объясняет понятие космоса на примере атомного ядра. Забавно такое читать в книге, которая написана в четвертом веке. Философская школа «Сацкхья» хорошо описывает вопросы теологии. На ее фоне библиотека Рима выглядит собранием школьных сочинений. Кстати, понятия «гуру», «адепты» и «медитация» относятся к учениям Шивы о магии. Только вот вместо слова «манна» приводится слово «янтра».

Но это другая история. Сергей слегка ошалел от феерии красок, музыки и цветов, которая его окружала во время движения по улицам города. Въезжая во дворец, он облегченно вздохнул. Массовый выброс эмоций показался слишком утомительным. Внутри его встречал князь со своей семьей и Павел. Вот неожиданность! Встретиться в Индии с наследником престола он никак не ожидал. Подождал, пока во двор стянется вся тысяча монгольской кавалерии, после чего спешился и даже успел сделать несколько шагов к парадному входу. Торжественную церемонию нарушила Наина МахабхаратСалар Джангом. Принцесса с девчоночьим визгом бросилась навстречу и повисла у Сергея на шее:

— Сереженька, миленький, как я по тебе соскучилась, как я за тебя боялась! Ночи не спала, все о тебе думала!

— Принцесса ты моя долгожданная! И я скучал и торопился, да дела не давали вернуться быстрее.

— У вас, мужчин, всегда сначала дело, а дом и жена на втором плане.

— Так кто делом заниматься будет, если все мужчины возле своих жен?

— Не надо. — Нина поцеловала Сергея. — Я все понимаю только боюсь.

Взявшись за руки, они вдвоем подошли к князю. Им понимающе улыбались.

Встреча прошла почти по-родственному, без излишнего официоза. Сразу двинулись в жилые комнаты, где разместились в удобных креслах и диванах. Женщины сели отдельно от мужчин, но в общем разговоре принимали активное участие. Беседа конечно же началась с военного похода в Китай. Сергей показал подписанную императором Поднебесной грамоту на права владения Маньчжурией. Свиток сначала прошел по рукам. Вскоре прибежал переводчик, после чего громко и торжественно был зачитан текст. Затем Сергей показал символы власти. Если женщины смотрели на меч и колчан как на золотые безделицы, то князь и цесаревич оценивали с точки зрения монархов. В Индии, как и в России, символом власти были скипетр и держава.

После обеда Сергей с Ниной пошли прогуляться в Дворцовый сад. Подружки невесты весело щебетали с братьями Шарифом и Магидом. На прогулку пошел и Павел.

— Рад тебя видеть, ваше императорское высочество, но как ты сюда попал?

— Ха! А кто мне подарил роскошный лайнер?

— А почему без жены?

Ты мне лайнер подарил, а про жену все забыли, — засмеялся Павел.

Сергей засмущался, он был уверен, что наследник женился в восемнадцать лет. Затем последовало свадебное путешествие по Европе. С первой женой Павел в Павловске, со второй женой жил в Гатчине. Чего мучить вопросами истории, если эту самую историю не помнишь в принципе?

— Извини, если обидел. Я не знал, как долго буду в походе, и опасался оставить тебя без свадебного подарка

— Тебе не надо извиняться, яхта очень хороша. И я и императрица понимаем, что яхту к конкретному сроку построить невозможно.

— Все равно получилось неловко.

— Забудь, и большое спасибо за подарок. Такого славного лайнера нет ни у одного монарха в мире.

Сергей поклонился. В общем-то подарок и был рассчитан как рекламная акция. Первые пассажирские суда не дали ожидаемых заказов. Англия и Франция заказали войсковые транспорты, на этом все и закончилось. Пассажирские перевозки в полном объеме обеспечивали его первые лайнеры. Встал на линию еще один лайнер из Петербурга в Петропавловск. Этот средиземноморский город в самой важной точке Гибралтарского пролива неожиданно стал модным курортом.

Нина подкинула пачку газет, что привез с собой Павел.

— Прочитай отмеченные статьи. Похоже, это дело рук твоих управляющих.

Сергей принялся читать.

— Да, ты, Нина, права, наивно, но действенно. Девушка начала читать одну статью вслух: «Подошел мой час, я покидаю Россию. Морской воздух вычистит мои легкие, солнце неведомых стран выдубит кожу. Я буду плавать, валяться на траве и охотиться. Когда я вернусь, у меня будут стальные мышцы, загорелая кожа, неистовый взор. Взглянув на меня, всякий сразу поймет, что я из породы сильных. У меня будет золото, я буду праздным и жестоким. Женщины любят таких вот свирепых, возвратившихся из жарких стран».

- Подобные статьи — твоих рук дело?

— Только косвенно. Необходимо осваивать южноафриканские земли. Сеять пшеницу, разводить сады, строить шахты и заводы.

- Золото Йоханнесбурга уже нашел?

— О чем ты говоришь? Попробуй, стоя в бескрайней степи сказать, что вот здесь должен быть Йоханнесбург.

— Но золото нашел?

— Нашел, нашел. Только к прииску нужен город. Городу нужны люди. А всему вместе нужна сильная армия и флот.

— А Кимберли нашел?

— Ты знаешь, я как-то забыл о существовании этого города.

— Я требую свадебного путешествия в Южную Африку, — Нина обняла и поцеловала Сергея, — пожалуйста.

— Ты в своем уме? Две тысячи километров по степи, без каких-либо удобств. Ты выдержишь два месяца в седле?

— Отец даст слонов!

— Если отец одобрит твою идею, то я возражать не буду. Только запомни, там нет столбика с надписью «Кимберли».

Девушка позвала своих подружек, и они со смехом побежали во дворец.

Мужчины посмотрели вслед и продолжили прогулку.

— О каком Кимберли вы говорили? — спросил Павел. Месторождение алмазов. Никто не знает точного Места. Знаем, что есть. Вот принцесса хочет его найти.

Алексеев, друг мой, возьмите меня с собой! Мне очень хочется посмотреть на реальную жизнь.

— Ваше императорское высочество, это поход без привычных удобств. Более того, могут встретиться настоящие трудности.

— Ты уже нашел столько золота и драгоценных камней, что другим за всю жизнь не найти. А что у меня? Дворец, карета, бал, дворец.

— Захотелось испытать себя?

— Хочу хоть немного пожить обычной жизнью.

— Это не обычная жизнь. Это жизнь искателя приключений.

— Коль скоро жену берешь, то опасностей там нет.

— Отряд будет большим, влипнуть в проблему мы не должны. Но надеюсь, что князь отговорит свою дочь.

Однако князь одобрил желание своей дочери. Уж не понятно, что она наговорила, какие привела аргументы, но князь согласился. Вместе с тем за ужином возникла новая тема:

— Сын, тебе нужны захваченные английские корабли?

— Нет, я планирую их продать.

— Я их у тебя куплю.

— В Голконда только рыбаки, где вы наберете столько моряков?

— Ты забываешь, что Тамиланд принес мне вассальную клятву.

— Тамилы хорошие моряки. Я видел их корабли и в Африке, и в Китае. Только парусное вооружение несколько иное.

— Здесь уже есть решение. Я принял к себе на службу несколько европейцев.

— Мудро, ничего не скажешь. Так будет намного легче освоиться с европейскими морскими традициями.

— Ты мне вот что скажи. Заложишь верфи после строительства заводов?

— Без проблем. Я дам команду Степану Малинину, а с вашей стороны надо найти пару тысяч человек.

- Куда ты их отправишь?

— Через Персию в Нижний Новгород или в Херсон. Одни будут учиться строить верфи, другие строить корабли.

— Железные корабли!

- И железные, и не железные. Главное с паровым двигателем.

Князь Голконда серьезно взялся за переустройство страны. Здесь Сергей не вмешивался. Будет надо, спросят.

Он продолжал просто отдыхать и гулять. Нина выступала в роли гида и водила Сергея с Павлом по всем значимым местам. Не остались без внимания и городские храмы. Снова неожиданность. Посетители храмов кладут к ногам статуй цветы, фрукты и благовония. Сергей с Павлом тоже положили свое «жертвоприношение», поглазели на убранство, отметили обилие золота и драгоценных камней и собрались уходить.

— Вы куда? — остановила их девушка.

— Вон лавочка под липой. Сейчас купим арбуз и в тени съедим.

— Вам придется немного подождать.

— Чего ждать?

— Дикари! Пришли в храм, оценили стоимость золота и драгоценных камней, после чего пошли дальше!

— Ну да! Или ты нам помолиться советуешь?

— Ты здесь хоть одного молящегося видишь?

— Вообще-то нет, — оглянув храм, ответил Сергей.

— Тогда стой и жди.

Долго ждать не пришлось. Вскоре подошел брахман сказал почтительно склонившимся юношам несколько слов, сделал им на лбу мазок и вручил обратно принесенные фрукты.

— Наши дары не приняты?

— Приняты, не волнуйтесь. Принесенная еда всегда возвращается, теперь она считается освященной.

— Мы обязаны ее съесть?

— Необязательно. Отдайте слугам.

Так ежедневно они осваивали быт и традиции индийской жизни.

Настал первый день свадьбы. Если для всех это праздник и веселье, то для молодых сплошное мученье граничащее с пыткой. Встань так, повернись сюда, сделай вот это. Свадебный ритуал был оговорен множество раз. Тем не менее Сергей и Нина чувствовали себя неловко и двигались как марионетки. Принцессу одели по всем традиционным индийским канонам, а Сергей облачился в парадную форму адмирала русского флота. На шею легли все регалии. Затем на все пальцы надели перстни. Руки почувствовали килограмм золота и драгоценных камней. Сергей уже волком смотрел на своего управляющего. Ну, никак не ожидал, что в своих сундуках возит столько всяких украшений. Издевательство под названием «свадебное облачение» завершил тюрбан.

Красивый, традиционный индийский тюрбан. С той лишь разницей, что традиционная морская кокарда представляла собой кованый кусок золота в обрамлении доброго килограмма драгоценных камней. Почувствовав на голове тюрбан и посмотрев на умильные выражения лиц его одевальщиков, Сергей мысленно махнул рукой и стал исполнять роль манекена. Первый день свадебных торжеств закончился разводом по разным спальням. Молодые дорвались друг до друга только на вторую ночь. Третий день свадебных торжеств оказался самым тяжелым. Сергей и Нина вышли не выспавшиеся, с припухшими губами и счастливыми глазами. Их встретили многозначительные взгляды и улыбки родителей, родственников и дворцовой челяди. Затем последовал шквал поздравлений и подарков.

Подношение растянулось на два дня. Здесь тоже свой нюанс. Подарки дарились открытыми. Каждый даритель показывал и объяснял свой подарок. Молодые могли поощрить дарителя. Но это началось только в последний день, когда начали подходить слуги, воины и выборные представители городских каст. Подходила группа служанок, преподносила подарок и говорила свои пожелания. После чего все по очереди подходили к молодым и прикладывались двумя ладонями к руке жениха и невесты. В этот момент им в руку вкладывали монетку. В результате для низших слоев свадебные подарки были в обратную сторону. Подарки дарились общие для жениха и невесты. Также дарились раздельно для жениха и для невесты и для жениха, для невесты и для их будущего ребенка.

Подарки были самыми разнообразными. Дарили наделы земли и ювелирные украшения. Дарили слонов и тонконогих скакунов. Дарили толстые шелковые ковры, которые поражали своим рисунком и яркостью красок. Дарили серебряные сосуды с лечебными мазями. Больше всего было слонов. Многокилограммовые серебряные слоны были затейливо раскрашены эмалью со вставками из драгоценных камней или самоцветов. Слоны из слоновой кости, причем сама фигура представляла собой тончайшую сеточку, внутри которой находился другой слон и так далее до двадцати слоников, были тончайшей работы. Каждый даритель хотел навсегда оставить память о себе.

Наконец праздник окончился, и жених с невестой отправились разбираться с полученными подарками. Сергей осторожно прошел между рядами напольных ваз и вышел во двор. Его в первую очередь интересовали лошади. Знаменитая английская порода скакунов на сам деле является индийской породой. Англичане вывезли лошадей и присвоили породе название «английская». До завоевания Индии лучшими породами считались «испанская» и «арабская». Обе породы берут свое начало в Испании со времен Реконкисты, и обе являются «арабскими. В конце седьмого века почти весь Пиренейский полуостров входил в состав арабо-негритянского халифата. В конце пятнадцатого века Кастилия и Арагон выбили последние отряды негров. За период войны было захвачено большое количество арабских скакунов двух основных пород. Это тонконогие красавцы для верховой езды и скачек и боевые лошади, более мощные и сильные. Обе породы уже были у Сергея на конезаводах, сейчас он хотел увидеть индийских.

Щурясь на ярком солнце, Сергей шел к конюшне быстрым шагом. Уже издали он увидел столпившихся воинов. Раздавались восторженные возгласы. Когда Сергей дошел до конца аллеи, то увидел предмет восхищения и бурного обсуждения. Два конюха с трудом удерживали огромного жеребца. Двухметровый конь с непривычно прямой шеей и маленькой головой косился злобными глазами на окружающих.

— Вот это подарочек! — не удержался Сергей.

Воины услышали и расступились, давая дорогу. Желто-песочная масть, рельефные мышцы, стать… Такого Сергей еще не видел. Все говорило о боевом назначении коня.

Он обошел вокруг, внимательно разглядывая необычного скакуна. Конечно же не красавец. Широкая прямая шея и маленькая голова смотрелись явным диссонансом с мощным и высоким корпусом. Вскоре прибежал переводчик и сразу начал поздравлять с прекрасным подарком:

- Поздравляю вас, господин граф, с таким великолепным боевым конем!

- Спасибо, только слишком злобный вид у этой лошадки.

— Лошадки! — засмеялся переводчик. — Это боевая порода их специально дрессируют нападать и кусать людей.

— Вот как! И пики пехотинцев зубами перекусывают?

- Нет, пики не перекусывают и даже из рук не вырывают. На таком коне в одиночку с десятком пеших разбойников можно разделаться. Близко не подходите. Потребуется месяц, прежде чем он к вам привыкнет.

— И как мне эти подарки доставить в Россию?

— Зря волнуетесь. С каждым конем или слоном придано по два человека. Они растут вместе, как появится жеребенок или слоненок, так к ним прикрепляют двух человек.

При таком тщательном подходе можно не волноваться за уход и разведение породы.

Конюхи по очереди вывели все подарки. Получилась пятерка боевых коней-великанов и полтора десятка верховых красавцев. Все были жеребцы, значит, надо покупать кобыл. Сергей нашел глазами своих чеченцев:

— Шариф, Магид, собирайтесь! Я пойду знакомиться с дарителями коней, а вы поедете их выбирать.

— Тебе понравились? Правда, просто великолепные кони!

— Одна беда, все жеребцы. Вы должны выбрать как можно больше кобылок.

— Хочешь в Тамбове разводить? Хозяин, если ты решил заняться этой красотой, то позволь нам остаться в Тамбове.

- О чем разговор! Дома я вам построю, а невест сами найдете.

— Магид уже нашел. Не принцесса, но красавица

— Поздравляю, Магид! Когда свадьба?

— Уже прошла, в один день с тобой в мечети венчались.

Сергей достал из кармана золотую десятирублевку вручил Магиду.

— Желаю вам счастья и согласия. Растите детей и живите в благополучии.

Новость о свадьбе ничуть не удивила Сергея. В Индии очень много по-настоящему красивых женщин.


По дороге во дворец Сергей размышлял об индийских лошадях. Надо будет договориться и купить как можно больше кобыл. Прекрасная и перспективная порода. Боевым лошадям предстоит воевать еще двести лет. Ну, не двести, но сто пятьдесят, не меньше. Разумеется, кавалерия так не воюет, как показывают в кино и по телевизору. Кони не бросаются на боевые построения людей. Две кавалерийские лавины не идут грудь на грудь. Кавалерия наносит удар по пехотным тылам. Лошади живут с инстинктами табуна. Во встречной кавалерийской атаке побеждает тот, кто сумеет первым завернуть вражеский табун. У лошади на первом месте инстинкт, всадник вторичен. Тот, кто сумел завернуть вражескую конную атаку, тот и победил. Ибо табун поскакал в обратную сторону, а победители настигают и бьют убегающих. Те, кто не верит, может попробовать по примеру героев Голливуда выбить кулаком кирпичи из стены собственного дома. Кстати, барьер на рыцарских турнирах ставят для лошадей, а не для всадников. Боятся лошадки резво скакать навстречу друг дружке.

Нина сидела на полу, расстелив перед собой карту Индии.

— Ты где был?

— Ходил на конюшню смотреть подаренных лошадей.

- Я верхом ездить не умею, — пожаловалась девушка.

— Не велика наука. За день научишься держаться в седле. Остальное придет со временем.

— У женщин есть какие-то особые седла.

— Это для форса. Сидеть боком можно только при медленной прогулке. Попробуй проехать боком на мотоцикле.

- Ну, вот еще! — фыркнули Нина. — Ты меня научишь?

— Время есть, парк большой. Скажи отцу, он быстро найдет для тебя учителей.

— Ты почему избегаешь свою жену? Наверное, завел себе любовницу?

— Еще не успел, но постараюсь оправдать твои ожидания. Я хочу прикупить лошадей, мне понравилась местная порода.

— Мой муж хорошо разбирается в лошадях?

— Намного хуже обычного дворянина. Но порода действительно стоит внимания и денег.

— Сейчас дам распоряжение, этим займутся помощники отца, — Нина позвонила в серебряный колокольчик.

Сказав несколько слов вошедшей служанке, она снова повернулась к Сергею:

— Посмотри на карту, я отметила твои новые земельные владения.

- Брось ты, у меня нет времени заниматься имением в Тамбове, а тут Индия.

— Глянь только одним глазком.

— Ну если только одним.

Сергей поцеловал жену и шутливо прикрыл правый глаз. Реальность заставила открыть оба глаза, причем широко.

— Ты заштриховала наши земли?

— Да, так будет нагляднее. Видишь, на западе тебе дарили триста километров побережья шириной от пятидесяти, до ста километров.

— Хитер твой отец. Он полностью обезопасил западный берег от европейской интервенции.

— Тебе подарил кусок княжества Майсур и сразу двух зайцев. Защита от иностранного вторжения и головная боль Типу Султану.

— Почему Типу Султан не пошел на союз с твоим отцом?

— Чрезмерно богат и самоуверен. У него ночные горшки из золота с отделкой из рубинов и топазов.

— Армия твоего отца его хорошо прижала.

— Еще бы. Типу Султан совершил роковую ошибку. Он признает только Кришну, а остальных богов вывел из пантеона.

— С религией лучше не связываться, слишком тонкая материя.

— Поэтому большинство региональных правителей пошли за отцом. А ты соединил земли от Карачи до Цейлона.

— Такой кусок в мое горло не влезет, подавлюсь. Поднимем русский флаг, сами земли вернем раджам и магараджам.

— Ты серьезно?

— Конечно! Или этот шаг может кого-то обидеть?

— Нет, не обидит. Они возьмут обратно земли как твои вассалы, будут платить установленную дань.

— Выйдет накладно. Мне дань, в казну налоги. Так и до бунта недалеко.

— В любом случае необходимо посоветоваться. Ты разбирайся с подарками, а я сбегаю к отцу. У него сейчас собрались все правители, о войне говорят.

— Передай привет полковнику Аксеки Йозгат.

Жена убежала в общую часть дворца, а Сергей приступил к осмотру подарков. Два дня получения подарков смешались в памяти мельканием лиц и обрывками фраз. Он не смог бы разобраться если бы не добросовестность слуг. Подарки лежали раздельно. Как в музее отдельный зал общих подарков, подарки мужу, жене и детям. Зал мужа начинался с вешалки, на которой аккуратно висел его свадебный наряд. Затем лежали различные украшения, пояса, цепи и перстни. Глядя на огромные драгоценные камни, Сергей откровенно сомневался в реальной возможности использовать все это по прямому назначению. Сделав шаг в сторону оружия, он остановился. Что-то привлекло его внимание своей неправильностью. Вернулся к украшениям и принялся внимательно осматривать разложенные подарки. Вот оно! Сергей взял в руки алую шелковую подушечку, на которой лежал необычный пояс.

Первыми поздравили и преподнесли подарок родители Нины. Затем подошел Павел, как представитель родителей жениха. Следом подошла солидная делегация брахманов. Они преподнесли Сергею этот пояс, а Нине несколько сотен статуэток домашнего пантеона. Статуэтки отвлекли внимание Сергея. Отлитые из золота и украшенные драгоценными камнями, они привлекали как изяществом ювелирной работы, так и необычностью поз. В первый момент мелькнула мысль, что это копии фигур из храма Камасутры. Сергей начал вспоминать напутствия, которые сопровождали момент вручения подарка. Нет, не помнит, слишком большая эмоциональная нагрузка была в этот момент. Но не беда. Надо сходить в храм и попросить повторить сказанные слова. В зал вбежала Нина:

— Все земли будут принадлежать только тебе. Они отобраны у Типу Султана и его сторонников.

— С землями разберемся. В России продадим или подарим. Посмотри на это, — Сергей протянул подушечку с поясом.

— Это священная реликвия из храма Кальяна. Уж не знаю, чем ты покорил брахманов, что они так расщедрились.

— Расщедрились? Да подарок двух сотен статуэток намного дороже!

— Ха! Когда взяли золотые рудники Колара, отец передал брахманам двести тонн золота. А тебе подарили реликвию!

— Ты знаешь, это действительно реликвия! Посмотри — Сергей протянул Нине пояс.

— Ничего особенного. Золотое шитье, золото и оникс

— Внимательнее посмотри!

Нина еще раз тщательно осмотрела пояс:

— Красивый, удобный, выглядит просто шикарно. Сразу видна ручная работа древних индийских мастеров.

— Какая ручная работа древних индийских мастеров? Опомнись, боевая подруга! На застежке явно выражена машинная обработка!

— Ты походи по храмам и дворцам, не такое увидишь! Здесь есть вещи, которые не смогут повторить в двадцатом веке!

— Не видел, поэтому не могу сказать. Но вот это пластик! Да, да, пластик, — Сергей показал прокладку соединения.

— Возможно, — жена еще раз осмотрела пояс. — Но я бы не стала утверждать.

— А вот это сенсоры управления.

— Ну, сенсоров в мое время еще не было. Но буквы на них из индийского алфавита.

— И что это за буквы?

— Здесь нет слова, просто разрозненные буквы вот «дха», это «е», затем «кау» и «нья».

Нина начала называть буквы, а Сергей записывать в карманный блокнот.

- Здесь не полный алфавит, всего двенадцать разрозненных букв.

— Теперь посмотри сюда Сергей сбросил застежку, и пряжка пояса откинулась как маленькая панель управления.

— Нет, я не вижу здесь никаких намеков на следы технологического прогресса.

— Ты не видела современных ноутбуков. Здесь сходный принцип.

— Про электронику твоего времени я ничего сказать не могу. Для меня карманный калькулятор был верхом технической мысли.

— В какой храм надо ехать?

- В любой. Только не бери с собой пояс.

— Почему? Что смогу спросить, если буду объясняться на пальцах?

— Брахманы давно изучили все реликвии, для них это святыни. Твой прагматизм их обидит. Да и тебе это не нужно.

— Почему не нужно?

— Если ты прав, то перед нами пояс человека, которого забросило из нашего будущего в далекое прошлое.

- Для меня это очевидно.

— Так вот, этот человек своими знаниями и делами достиг каких-то высот. Его вещи разошлись по храмам и стали реликвиями.

— Ты права, реальных ответов мы не получим, а отношения с брахманами можем испортить.

Отнесись к этому поясу как к факту, что мы в этом мире не одиноки.

Сергей поцеловал жену. Они вдвоем, они не одиноки.

5 Колониальная экспансия

В Петербурге стали модными три места, куда любили заезжать и знать, дворяне, и простой люд. Лидером по популярности являлось строительство Обводного канала. Народ часами смотрел на работу экскаваторов и подъемных кранов. Работа механизмов завораживала. Огромный ковш за один раз захватывал не меньше двух кубометров грунта. Земля ссыпалась в бункер, откуда непрерывным потоком поступала на ленточный транспортер. Дальше грунт насыпался на баржу. Когда баржа заполнялась, рабочие ловко переключали конвейер, и поток грунта направлялся на другую баржу. Маленький буксир давал свисток, крепил буксирный трос и тащил баржу на отсыпку Васильевского острова. Паровые молоты забивали сваи. Краны с легкостью великана подхватывали огромные гранитные блоки. Берега превращались в нарядные набережные с чугунными решетками. Красота!

Ширина канала составляла сто метров, глубина восемь. По проекту канал должен взять на себя весь поток кораблей и барж, который практически непрерывно шел по Неве. Одновременно со строительством канала строили и мосты. Два моста, у впадения реки Волковки и два моста недалеко от деревни Боровая были вообще чугунными. Их подняли на сорок метров над водой. Говорят, по ним пойдет железная дорога. Два моста в перспективе Лиговского и Московского проспектов делают разводными. Но дальше совсем глупость. В пяти местах под будущий канал закладывают тоннели, чтобы люди ехали под водой. Это кто же поедет под водой? А вдруг вода хлынет и затопит! Никакой железобетон не спасет! Да и лишнее все это. От Обводного канала до города целых пять километров.

Вторым по популярности местом было строительство мостов через Неву. Возводилось сразу пять мостов: Дворцовый, Сенатский, Благовещенский и Кожевенный. Последний мост поднимался над Малой Невой у биржи, его так и назвали Биржевой мост. Его строили разводным. Первое время, пока возводились опорные быки, на строительство никто не обращал внимания. Затем неожиданно появились первые пролеты. Сейчас даже в городских газетах публиковали график подвоза новых конструкций. Готовые секции пролета моста доставлялись на баржах. Затем баржи крепились возле быков, после чего начиналось самое интересное. Баржи постепенно заполняли водой, и секция опускалась на свое место. Работа требовала ювелирной точности и синхронности выполнения команд. Каждый раз жители города активно сопереживали, некоторые не выдерживали и пытались своими криками подсказать правильные действия.

Последним местом общегородского паломничества стало осушение бывшей Невской губы. На дамбы приезжали через наплавные мосты или на лодках. Народ гулял по Дамбе, смотрел на ветряные мельницы, которые откачивали воду из отгороженных от моря участков. Часто разгорались жаркие споры. Спорили по разным по поводам. Возможно ли откачать всю воду, или весной все снова зальет до уровня моря?

— Попытка откачать воду — бесполезная затея.

— Почему же бесполезная? Простым глазом видно что вода убывает.

— Сейчас лето, и дождей в этом году мало. Наступит осень, и вода начнет прибывать.

— Если вода начнет прибывать, то люди графа Алексеева добавят ветряков.

— Не получится. Природу не победить!

— Однако в Голландии успешно осушили землю.

— То Голландия, а здесь Россия.

Спорили, нужно ли воду откачивать, или оставить два больших озера.

— Глупая затея с откачиванием воды. Проще оставить два больших озера и разводить в них рыбу.

— Рыбы достаточно и без этих озер.

— Не скажите. Можно разводить особые породы рыбы или приказать ученым придумать что-то новое и вкусное.

— В стоячей воде вперед разведутся новые породы лягушек, а не рыбы.

— Да что вы понимаете в прудах и озерах! Спорили, будет ли пригодна для крестьян осушенная земля, или вся затея бесполезна.

— К чему, скажите на милость, тратиться на откачивание воды? В любом варианте земли не пригодны для крестьян.

— Да ну вас! Крестьяне все вспашут и засеют.

— Вспахать большого ума не надо. Да только что сеять?

— Что угодно. Город рядом, все съедят.

— Прежде чем съесть, надо вырастить. А здесь низина, картошка сгниет, овес под вопросом.

— Картошка, овес. Капуста да травяные луга. Озолотиться можно.

— На траве не озолотишься.

— Пустить на луга коров. Мясо, молоко и масло городу потребны каждый день.

Большинство ставили в огороженной части свои линейки и высчитывали процесс осушения с точностью до миллиметра и часа. Здесь основной темой разговоров была погода. Людей интересовали дожди, снегопады и безветренные дни.


Сегодня на Загородном проспекте собралась огромная толпа. Петербуржцы ожидали прибытия плененного императора Маньчжурии. Время прибытия поезда объявили накануне. Но люди пришли пораньше, чтобы загодя занять лучшие места. Ежедневно газеты описывали красоты и богатства новых земель, которые граф Алексеев присоединил к Российской империи. По этой причине в толпе активно обсуждались выгоды от их приобретения. Строились планы быстрого обогащения переселенцев. Только никто из прожектеров не собирался туда ехать. Пусть столичная жизнь и тяжела, но она привычна и удобна. В толпе обсуждался распространившийся слух, что император Китая пожаловал графу Алексееву титул императора Маньчжурии. Об этом не сообщалось ни в одной газете, но люди обсуждали новость, уверенные в достоверности данного слуха.

Приближалось время прибытия поезда. Людей становилось все больше и больше. Ловкие плотники предлагали опоздавшим подмостки на козлах. Вскоре появился второй ярус зевак, а за ним и третий. Интересный факт, всем хотелось увидеть человека, который проиграл далекую войну и потенциально обогатил Россию. В то же время недавний отъезд бывшего короля бывшей Швеции остался совершенно незамеченным. Ну уехал бывший король в Австрию, и ладно. Хочет человек жить в Вене, пусть живет. В свое время шведы очень хорошо помогли австрийцам в войне за испанское наследство. Это былаупорная война. Победитель получал не только всю испанскую казну, он становился владельцем богатых колоний. Именно в этих боях юный Карл XII получил опыт боевых действий и существенно пополнил государственную казну.

Вена, являясь столицей Священной Римской империи, отсыпала шведам за военный союз щедрую долю золота и серебра. Забавный исторический факт. Шведские корабли, прибывшие в Амстердам за деньгами, не смогли взять все золото и серебро. Карл XII приказал выгрузить корабельные пушки. В результате на причалах Амстердама осталось триста корабельных орудий. Переполненный душевной добротой Карл XII подарил эти пушки Петру I. Юный император, получив щедрый подарок, объявил Швеции войну. В результате Россия получала от Испании деньги на войну с Турцией. Затем пушки от Швеции, и в финале деньги от Испании на войну со Швецией. Советские историки описали европейские дела молодого Петра как пьянство и махание топором. Приходится изучать собственную историю через историю Испании или Нидерландов.

Та же история с колоколами, которые злобный царь отнял у православного люда и несчастных священников. Чушь полная! Колокол в пушку не переплавить, совершенно разные металлы. Церковники сами сняли отлитые из чистой меди колокола. В Соловецком и Кирилло-Белозерском монастырях добавили олова и перелили в пушки. Испанцы оценили жертвы России и спешно отгрузили медь. Монастыри отлили новые колокола из сплава меди и серебра. Акция колокола — пушки — колокола принесла выгоду всем ее участникам.

Расклад сил в войне за испанское наследство привел к патовой ситуации. Ни одна из сторон не могла взять верх. В результате победила мудрость. Разгром шведской армии привел к тому, что в 1713 году Нидерланды и англичане решили выйти из союза со Священной Римской империей. Хитрые голландцы выбрали деньги и получили хорошие отступные. Англичане захотели богатой землицы. В результате получили Гудзонов залив и залив Святого Лаврентия. Тоже неплохо. Англия получила французские серебряные рудники Ньюфаундленда и южного берега залива Святого Лаврентия. Если говорить серьезно, то в войне за испанское наследство победила Россия. Казна Испании рассыпалась по Европе мелкой пылью. Россия получила деньги, пушки и обученную армию. К началу войны со Швецией в России было 2234 пушки. К концу войны в России стало 13 160 пушек, из которых 3162 пушки отлили по петровскому стандарту. Да еще все церкви получили малиновый звон.

Но это другая история. Поезд прибыл точно по расписанию. Император в сопровождении своих приближенных и родственников опасливо вышел из вагона. Из другого вагона вышел генерал Такин Хомайн и сопровождающие его офицеры. В вагонах остались только гвардейцы Преображенского полка, которые сопровождали венценосного пленника от Астрахани. Преображенцам Дорога в Петербург была заказана. Они провинились перед Екатериной. На торжественной коронации Преображенский полк стоял в почетном карауле. Когда жена Петра III въехала в Кремль, преображенцы начали скандировать: «Павел Петрович, Павел Петрович, Павел Петрович». Екатерина сильно испугалась, а Григорий Орлов пришел в ярость. Он даже приказал расформировать полк а офицеров и солдат отправить в линейные части. Назревающий конфликт исправил Потемкин. В гвардии только дворяне, черный люд служит денщиками у господ гвардейцев. Отправить целый полк дворян в провинции простыми солдатами — это же новый бунт. В итоге Преображенский полк «забыли» на долгие годы. В качестве наказания солдатам и офицерам был зачитан приказ о запрете появляться в столице.

К императору подошли Бецкий и Салтыков:

— Приветствуем вас, ваше императорское высочество, в столице Российской империи.

— Спасибо за встречу. Меня отвезут в крепость?

— Как можно? — воскликнул Салтыков. — Вы и сопровождающие вас люди будете жить в Аничковском дворце[19].

— Моя свобода будет ограничена?

— Вы не сможете уехать за границу и не сможете поехать дальше Каспийского моря.

— Что будет с моими родственниками?

— Они вольны в своем выборе.

— Вы их возьмете к себе на службу?

— Несомненно. Они должны принести присягу, после чего могут выбрать любую службу.

— Даже военную?

— По первости больше полка не дадим, а дальше по заслугам.

— Что будет с моими детьми?

— Как что? — не понял Бецкий.

— Они могут пойти на службу или жить с вами, — сказал Салтыков.

— Если они присягнут российской короне, то получат все права русского дворянина.

— Я могу присягнуть российской короне?

— Конечно, можете! — с трудом скрывая изумление ответил Бецкий.

— У меня будет аудиенция с императрицей?

— Нет, никаких официальных встреч не будет. Вы в праве приезжать во дворец как частное лицо.

— Мне необходимо переговорить с императрицей.

— Только в частном порядке.

— У вас есть жалобы или претензии? — уточнил Салтыков.

— Наоборот, я хочу выразить признательность графу Алексееву за его мужество и благородство.

Император в сопровождении сановников и свиты вышел из здания вокзала на Введенскую площадь. Огромная толпа радостно закричала «ура». Женщины от избытка эмоций завизжали. Люди подались вперед, гвардейцам пришлось силой восстановить порядок.

От приветственных криков огромной толпы генерал Такин Хомайн опешил. Он ожидал награды за победную войну, но увидел восторг простых людей. Они приветствуют его, победителя маньчжурского похода!

— Мне необходимо встретиться с графом Потемкиным, — генерал подошел к Салтыкову.

— Не волнуйтесь, господин генерал. Поднимитесь в открытую карету, поприветствуйте толпу, а то китаец решит, что люди собрались ради него.

Генерал Такин Хомайн поднялся в карету и приветственно взмахнул руками. В ответ собравшаяся толпа буквально взревела. Всех переполнял восторг, турецкие офицеры чуть не плакали от такой незабываемой встречи. Горожане ликовали, они увидели не просто живого китайца, а пленного императора. Вереница карет в сопровождении почетного караула двигалась под неутихающие крики почти до самого Московского проспекта.


Очередное собрание малого совета началось со скандала.

— Надо увеличить расходы на армию, — начал Муравьев.

— Куда больше! — встрепенулся Долгорукий. — Заводы Алексеева обещают новые винтовки, а это очень большие деньги.

— Необходимо сформировать для Дальнего Востока отдельную сорокатысячную армию.

— Это зачем нам такая армия? — удивился Румянцев. — Казаков и кораблей вполне достаточно.

— Я сделал расклад воинских сил для продолжения похода в Китай.

— Ты совсем сбрендил?! — чуть не подпрыгнула Екатерина. — Турецкую войну не успели закончить, а тебе новую надобно?

— Так выгодное дело. Вон, Алексеев малыми силами Маньчжурию взял, а мы весь Китай покорим.

— Зачем тебе Китай? — спросил Потемкин. — Тут не понять действий губернаторов Красноярска или Иркутска, а ты Китай захотел.

— На кой нам Красноярск с Иркутском? В Китае шелк, чай, фарфор.

— У тебя случаем голова не болит? — участливо спросил Михаил Михайлович.

— Почему вы не хотите дать мне армию? Алексееву можно, а мне нельзя?!

— Я, по-твоему, вина опилась и не помню, как деньги Алексееву давала? — спросила Екатерина.

— У меня нет таких денег!

— Головы у тебя нет.

— Полноте, попусту спор! — встрял Михаил Михайлович. — Думаю, что Григорий Алексеевич поможет.

— Это чем я смогу помочь? — удивился Потемкин.

— Сложи вместе донесение о разведанном золоте и серебре с телеграммой об отправке калмыков.

— Ты просто умница, Михаил Михайлович, — восхитилась Екатерина. — Ну что, Григорий? Пошлем Муравьева наместником?

— Каким наместником? Куда наместником? — встрепенулся Муравьев.

— Хватит тебе в тени сидеть, — сказал Потемкин. — Пора заниматься серьезным делом.

— А я чем занимаюсь? По-вашему, ваньку валяю?

— Ты славно служишь в столице. Вон Китай воевать удумал, никто не догадался, один ты. Послужишь делом в Америке.

— Вы что?! Сговорились! Хотите меня в ссылку отправить?!

— Какая ссылка! Тебе важное государственное дело доверяют! С тех земель тысяча тонн золота в год. А ты ссылка, ссылка.

— Поедешь до Константинополя, — приказал Потемкин. — Дальше морем.

— Сразу морем будет удобнее.

— Ты должен сам посмотреть на железную дорогу и порт Константинополь. Золото отправишь по этому пути.

— Как я смогу из Америки руководить Дальним Востоком?

— Губернатор Харбина пойдет тебе в подчинение. Его земли от Читы до Константинополя.

— И до Китая? — с надеждой спросил Муравьев. — Там еще четыре губернии. Земли не дикие, народа много живет.

— Кого поставите губернатором Дальнего Востока?

— Сам присоветуй, тебе с ним работать.

— Чернышевского, все одно сейчас без должного дела.


Выбор кандидатуры Муравьева выходил самым удачным вариантом. Энергичный и непоседливый человек — как раз то, что надо для русской экспансии вдоль тихоокеанского побережья.

Пора переходить к основному вопросу. Компания «Русская Африка» объявила, что со следующего года открывает регулярное пароходное сообщение с русскими поселениями в Африке. Правительство должно принять принципиальное решение о своем отношении к новым землям. В Африке уже не три города. Золото и алмазы поступали в Петербург непрерывным потоком. Монетный двор Петропавловской крепости прекратил чеканку денег за ненадобностью. Драгоценные металлы переплавляли в слитки и складывали в хранилище. Но не это послужило причиной беспокойства правительства. На юге Африки стремительно развивались русские поселения.

Безземельные дворяне строили усадьбы, сеяли пшеницу, осваивали сахарные плантации, разводили сады. Начал поступать первый хлопок. Заводчики закладывали железные и медные заводы. Ежедневно из Африки в Петербург приходило шесть пароходов. Это не считая грузов, что были выгружены в европейских странах. Верфи графа Алексеева строили пароходы с ледниками. В результате на рынки регулярно завозили заморские фрукты и овощи. Вагоны с ледниками развозили дары Африки по всей России. Каждый желающий мог купить ароматный апельсин, сладкую грушу или сочное яблоко. На Рождество или Пасху выставляли горы тропических фруктов. Пришло время решить принципиальный вопрос: земли Южной Африки — это Россия или нет?

Яхта «Золотая принцесса» рассекала воды Индийского океана. Из-под форштевня радужными искрами разлетались летучие рыбки. Между Цейлоном и Мадагаскаром на свои ежегодные брачные игры собрались киты. Прыжки дельфинов всегда завораживают своей грацией, но если подобное совершают многотонные гиганты, остается только замирать в немом восторге. Все каюты лайнера оказались заняты. Кроме Павла и новобрачной четы Алексеевых, на яхте отправилось пять ближних подруг принцессы и многочисленная свита слуг и служанок. Время пролетало в развлечениях и отдыхе. Павел вернулся к купаниям и загоранию. Нина Вячеславовна, индийская принцесса требовала себя называть именно так, тоже оказалась любительницей поплавать и позагорать. Пришлось разделить бассейны, Павел, как галантный кавалер, уступил царский бассейн даме.


Сергей предпочитал сидеть в тенечке, где делал какие-то записи или вычисления. Иногда брал фотоаппарат и фотографировал свою жену, Павла и индийских красавиц. Непривычный стиль поведения первоначально смущал девушек, но со временем они привыкли.

— Сереженька, что ты все время пишешь?

— В основном послание нашим детям и внукам. Я описываю ступени развития цивилизации.

— Послание? Зачем его писать, если можно сказать напрямую?

— Через двадцать лет я расскажу об атомной энергии или принципе микропроцессора. А еще через пятьдесят лет все это забудут или переврут.

— Будет хуже, если воспримут как сказки выживших из ума родителей.

Вот, вот. Начнет бродить устная версия Нострадамуса.

— Тогда я к тебе присоединюсь. Мне надо оставить нашим внукам-правнукам свои знания.

— Разумеется. Это работа не одного дня и не одного года.

Нина взяла со стола толстую тетрадь и начала читать.

— Погоди, здесь у тебя написано совсем другое.

— Эта тетрадь с проектами и расчетами для моих заводов.

— На Цейлоне твой управляющий рассказал много интересного. Почему ты не начал строить заводы моему отцу?

— Как ты представляешь обычного индуса за ткацким или фрезерным станком?

— Вообще-то плохо.

— Все должно развиваться постепенно, от одной ступени к другой.

— Ты так в России сделал?

— Конечно! Начал с Тулы, где практически весь город технических фантазеров и изобретателей.

Сергей увлекся и начал рассказывать о своих первых шагах в Туле. О том, как пришел первый успех. Недоверие к причудам барина сменилось пониманием и поддержкой. Скепсис покупателей перешел в ажиотажный спрос, а затем и в популярность торговой марки заводов Алексеева. Сейчас идеи успешно совершенствуются и развиваются. Его заслуга только в том, что он показал нужное направление.

В принципе, то же самое уже произошло в Индии. Несведущие люди могут предположить, что первое железо было низкого качества. На самом деле все наоборот. Домницы давали чистое железо со спекшимся шлаков который выбивали молотом. Низкокачественное железо появилось с технологиями варки стали. Каждая новая технология давала новые возможности и изобретение. Поделившись своими знаниями с кузнецами арсенала Низама Салар Джангома, Сергей увидел первые изобретения. Князь похвастался перед зятем первыми достижениями в изготовлении оружия. Среди различных ружей и пистолетов Сергей увидел одно с револьверным барабаном.

Сначала это удивило Сергея. Но, подумав, он пришел заключению, что все идет закономерным путем. Револьверное оружие изобрели во всех европейских странах, в том числе и в Туле. Каждый оружейник стремится создать оружие с повышенной скорострельностью. Первая и самая доступная идея — револьверный барабан с заложенным боезарядом. Револьверные пушки, ружья и пистолеты пытались сделать с начала шестнадцатого века.

— Это изобретение бесполезно, — сказал Сергей, показывая на револьверное ружье.

— Мы провели пробные испытания. Ружье с барабаном на восемь зарядов показало очень хорошую скорострельность.

— Здесь таится большая проблема.

— В чем она заключается? Объясни, и мои кузнецы все исправят.

— Исправлять нечего, неверна сама идея.

— Хорошо, возьми ружье и покажи, что плохо.

Заслуга господина Кольта не в изобретении револьвера, а в применении патрона. Барабан имеет зазоры со стороны пули, что приводит к выбросу части газов и ухудшению баллистических характеристик. При существующем техническом развитии после выстрела половина пуль застрянет в ружейном стволе. Про Кольта Сергей не говорил, а с остальным князь согласился сразу.

Яхта сначала зашла на Цейлон, это было требование Нины. Она навела хозяйский порядок во дворце Гоа-Велья, после чего решила повторить сей подвиг в Коломбо. Сергей не возражал. Спешить было некуда.

Его норвежская авантюра получила неожиданное развитие. Но здесь нет его вины, не надо было жадничать. Судя по имеющейся информации, у адмирала Хаки Котлу проблем нет, срочное вмешательство не требуется. Что касаемо англичан, то здесь надо дать время на дозревание. С пропагандой и демагогией можно бороться только контрпропагандой. К такой методике войны еще никто не готов. Если у пошедших в разное англичан есть еда и оружие, то вооруженный беспредел будет продолжаться до бесконечности, что доказано гражданской войной в России. Все против всех и дружно против иностранцев.


На Цейлоне, пока Нина занималась дворцом, Сергей и Павел совершали конные прогулки. Впрочем, прогулки больше напоминали экскурсии хлебосольного хозяина. Карьеры драгоценных камней способны впечатлить любого специалиста. Цесаревич являлся обычным образованным человеком, поэтому карьер и суточная добыча впечатлили его на всю жизнь. Съездили на чайные плантации, в результате Павел с видом знатока самолично заваривал чай. Он требовал чайные листочки трехдневного возраста, которые подсушивались два дня в тенистом сарайчике. Красочные пейзажи и многочисленные водопады произвели на наследника неизгладимые впечатления. Встретив на острове стажеров художественного училища, без раздумий заказал серию пейзажных картин для своего дворца.

В Дурбане, как и в Коломбо, яхту «Золотая принцесса» ожидала торжественная встреча. Естественно, встречали наследника престола. В почетный караул построилась рота гарнизона крепости, полк негритянских казаков и полк татарской кавалерии. Встречали Павла командир гарнизона полковник Алексей Петрович Уваров, епископ Афанасий, хан Гаюн Сокхей, а также негритянские вожди Мбасого и Бонго. Во второй линии стоят офицеры гарнизона, различные чиновники и местные дворяне. Сергей увидел среди прочих своего управляющего Степана Каломейцева, который стоял в окружении помощников. Картина встречи получилась весьма колоритной. Люди различных рас в едином порыве приветствовали наследника российского престола.

Первый день прошел в торжественных мероприятиях. На второй день Нина с головой окунулась в обустройство дворца. По этому поводу Сергей пошутил:

— Лапочка, если ты будешь приводить под свой вкус все наши дворцы, то до Петербурга мы доберемся только к старости.

— Ну и что? Каждый дом должен почувствовать руку своего хозяина. Это не гостиница, а жилой дом.

— Ты сегодня поедешь с нами?

— А куда вы собрались?

— Хочу показать Павлу береговые батареи и форты.

— А после обеда?

— Навестим ближайшие фермы.

— Фермы или имения?

— В общем-то здесь вперемешку имения и хутора. Сопровождать будет управляющий, он лучше меня знает, куда надо ехать.

— Зачем вам управляющий? Сами дорогу не найдете?

Все намного проще. С точки зрения закона все эти земли принадлежат мне, точнее нам. На хуторах живут мои рабы.

— Вообще срамота и ужас! Мой муж — рабовладелец! немедленно освободи несчастных негров, а то разведусь!

— Негры — то как раз свободные. Рабы — англичане.

-Нифига себе! Ты где столько людей отловил?

-Сами в плен попали.

— Так, после обеда я еду с вами! Хочу сама посмотреть на рабов.

— Договорились, заодно потренируешься в верховой езде.

— Так далеко ехать?

— Конечно. Предупреди слуг, мы поедем с ночевкой

— Ночевать в Африке под открытым небом? Это мечта моего детства!

— Мечтай дальше. Ночевать будем в одном из имений.

Нина пошла отдавать распоряжения. Ее по-прежнему обслуживали только индийские служанки. Правда, с одной пришлось расстаться. Эта служанка на яхте делала Павлу массаж и натирала какао-маслом. Что у них там случилось, неизвестно, но в результате служанка перешла в штат наследника престола.

Осмотр укреплений вокруг Дурбана проходил под руководством полковника Уварова. Павлу понравилось расположение фортов, равелинов и береговых батарей. Осмотр самих укреплений с установленных в них орудий произвел на цесаревича благоприятное впечатление.

— Господин полковник, я обязательно буду за вас хлопотать в Петербурге. Вы построили прекрасные укрепления.

— Извините, ваше императорское высочество, все укрепления построены графом Алексеевым и на его средства.

— ??? Граф! Сергей Николаевич, друг мой, это правда?

Сергей молча пожал плечами, что тут говорить? любая попытка опереться на государство была изначально обречена на провал. Только Португалия и Франция вели свою колониальную политику на уровне государства. Во второй половине девятнадцатого века ним присоединилась Германия. Нидерланды, Бельгия и Англия вели колониальную политику силами торговых домов. Сергей не питал никаких иллюзий по поводу возможной помощи как со стороны Екатерины, так и со стороны Сената. Правители сначала должны увидеть реальные деньги, только потом пошевелят пальчиком. Так произошло с английской Ост-Индской компанией. Увидев огромные деньги, которые компания вывозит из Индии, правительство ликвидировало компанию и забрало все себе. Наполеон оккупировал Нидерланды. Англия стервятником набросилась на лишенные поддержки колониальные земли голландцев. Сергей не забыл историю колонизации, поэтому щедрой рукой раздаривал земли и прииски. Чем больше власть имущих втянется в колонизацию, тем активнее пойдет сам процесс.


После обеда из города выехал большой отряд всадников в сопровождении пеших негров. Поля и сады начинались сразу за последним городским домом. Логичное решение, крестьянин фактически жил в городе. Доставка продуктов в город не составляла больших трудов. Крестьянские хозяйства простирались сплошным ковром. Северные склоны холмов покрывали виноградники. Все правильно, здесь Южное полушарие. Земледелием занимались бывшие солдаты английского гарнизона, бывшие матросы английских, португальских и французских кораблей. От города на север и на запад протянулось несколько тысяч крестьянских хозяйств.

— Откуда у тебя здесь столько много крестьян? — удивленно спросил Павел.

— Здесь пленные солдаты и матросы. Я могу согласиться с тем, что ты покупаешь пленных благодаря своей дружбе с голландцами. Но здесь Россия. Их нельзя удерживать силой.

— Никто и не удерживает. Неужели ты думаешь, что человек добровольно бросит свой дом и снова возьмет в руки ружье?

Павел ничего не ответил. Желания правителя и желания крестьянина никогда не совпадают.

Нина с любопытством разглядывала быт крестьян восемнадцатого века. Смешаные браки не вызывали вопросов. Большинство крестьян взяли в жены местных невест. Вот французы заинтересовали Нину:

— Откуда у тебя шаромыжники?

— Какие еще шаромыжники?

— Французы, я уже насчитала более пяти десятков французов.

— Французы попадают в плен к англичанам, мои люди берут в плен и тех, и других.

— Твои пиратские корабли не нападают на французов?

— Здесь пиратствует эскадра под флагом Ост-Индской компании. Законы соблюдаем. Почему ты их назвала шаромыжниками?

— Ты не знаешь происхождения этого слова? Отступающие солдаты Наполеона просили милостыню. «Шаро маж» переводится как «подайте, пожалуйста».

— Забавно, я и не знал.

— Должен бы знать, это входит в школьную программу по истории.

— Я говорил, и не раз, что история не является моей сильной стороной.

— Когда отправимся в Кимберли?

— На поиски Кимберли, — поправил Сергей. — Негры жутко боятся твоих слонов, африканские слоны не приручаются.

— Не заговаривай зубы, чего ждем?

— Твоей команды, как прикажет моя принцесса, так и двинемся.

— Ловлю на слове. Через неделю дворец примет жилой вид, тогда и поедем.

— Помни, я не имею ни малейшего представления о том, где будет построен город Кимберли.

— Недалеко от реки Оранжевая, примерно пятьсот километров на юго-запад от Йоханнесбурга.

— Отличные координаты! Осталось только найти Йоханнесбург.

— Ты же говорил, что нашел прииски Йоханнесбурга.

— Нет, лапочка, я говорил о найденных золотых приисках. А вот где будет построен город Йоханнесбург, я не имею ни малейшего представления.

— Самое богатое в мире месторождение золота! Это же очень просто установить!

— Подскажи, как это сделать.

— По объему добытого золота. Бывали годы, когда эти шахты давали шестьдесят процентов от всей мировой добычи.

— Ты мне рассказываешь историю золотоносных рудников, а я тебя спрашиваю о конкретном месте.

— Первый год много золота не даст, но потом можешь рассчитывать на тысячу тон золота в год.

— Опять двадцать пять! Найденное месторождение золота только в зачаточной стадии разработки.

— Почему ты туда не направил людей? У тебя вокруг Дурбана несколько тысяч крестьян.

— Кушать что будем? Хлеб или золото? Предлагаешь покупать хлеб по десять золотых за килограмм?

— Почему сразу бросаться в крайности?

— Это не крайность, а реальность. Правительство России еще не приняло решения по Южной Африке.

— Ты хочешь сказать, что все эти земли — твоя собственность?

— Это земли местных негров, но с точки зрения европейцев, да, это мои личные земли.

— Вот здорово! Ты обскакал Сесила Родса!

— До рождения этого дяди еще сто лет. Ладно, поедем к золотым шахтам, потом повернем на юго-запад. Тысяча километров на слонах.

— Потом тысяча километров обратно. Здорово!

— Потом тысяча километров вдоль реки к Атлантическому океану.

Сергей и Нина начали совместно обсуждать план поиска крупнейшего в мире месторождения алмазов.

Вечером остановились в имении первопоселенцев, у молодой супружеской пары Бобринских. За ужином они рассказали свою нехитрую историю. Жили по соседству, женились по любви. Только лишней земли не было ни у родителей жениха, ни у родителей невесты. Они взяли десять крестьянских семей, скот, инвентарь и по совету одного из подрядчиков графа Алексеева уехали в Дурбан. Здесь им предложили любые земли, помогли со строительством усадьбы и домов для крестьян.

— Трудно было начинать? — спросил Павел.

— Никаких сложностей не было, если не считать первоначальной путаницы с сезонами.

— Какая может быть путаница с сезонами? — не понял Павел.

— Зимы-то нет. Первое время как соберем урожай, так сразу и засеваем соседние земли. Урожай-то хороший.

— Потом догадались посадить сирень и начали ориентироваться по ее цветению, — добавила Анастасия Бобринская.

— Дикие звери не пугали?

— Проблема только с бабуинами. Когда посадили сад то эти нахалюги подчистую его обирали.

— Какие деревья посадили?

— Сначала яблони, груши и вишни. Потом добавили мандарины, лимоны и апельсины.

— А что бабуины? — заинтересовался Сергей. — Как справились?

— Аборигены помогли. Они начали к нам приходить за хлебом. Мы им хлеб, они стали пасти наш скот и помогать собирать урожай.

— И охранять ваш сад?

— Нет, аборигены едят обезьян, почитают за деликатес. Бабуины сами ушли.

— Слоны да носороги посевы не топчут?

— Была проблема, да ваш управляющий Степан Каломейцев помог. Привез в долг колючую проволоку.

— Неужто колючей проволоки испугались?

— Вообще-то больше боятся ружей. За первый год более двух десятков слонов завалили.

— Понятно, а то я смотрю на бивни, думаю, охотой балуетесь.

— То урожай этого года, свежие, скоро продадим.

— Что за негры рядом живут?

— Так племя к нам прибилось. Мы им дома построили, они с нашими крестьянами вместе работают.

— Неужели надоела вольная жизнь?

— Сами с ними поговорите. Одно дело — по сафари бегать, другое дело — жить в уюте и достатке.

Когда стемнело, все сели пить чай с клубничным вареньем. На сладкое была свежая клубника, щедро заправленная взбитыми сливками. Сергей давно приметил рояль. Спросив разрешения хозяев, сел за инструмент и начал играть вальсы.


За время, пока Нина приводила дворец под свою руку, Сергей смог подробно обсудить план похода. В этом неоценимую помощь оказали негритянские вожди. Мбасого и Бонго хорошо знали свои земли. Негры не интересовались ни золотом, ни серебром, ни алмазами. Для них важными металлами были медь и олово. Эти месторождения нашли быстро. Уже год, как началась активная разработка полезных ископаемых. Изобилие угля и большое количество водопадов привлекли многих русских промышленников. Первые опасения, что дикари неспособны к фабричному труду, оказались беспочвенными. Способны, и еще как способны. Достаточно посмотреть на изделия местных кузнецов, и все сомнения отпадут сами собой. Сыграла свою роль и политика непринуждения к труду. Зримая разница в материальных благах, которые имели рабочие и шахтеры, служила для аборигенов самым лучшим притяжением. К удивлению Сергея, заводчики Баженов, Дягилев, Уланов и другие оказались весьма неплохими психологами.

Бельгийские, немецкие и французские колонизаторы шли точно таким же путем. Они не принуждали негров. Хочешь — работай и получай деньги. Не хочешь — живи по своему традиционному укладу. Португальцы пошли по пути рабства и принуждения. Англичане, появившиеся в Африке самыми последними, придумали свое «ноу-хау» — ввели для негров денежный налог. По замыслу правителей, обязанность платить налоги вынудит негров идти на работу. В ответ получили восстание. Кровавое, безнадежное восстание смертников с дротиками против пулеметов. Вот слова из поэмы Киплинга:

Нам дали задачу — разбить вас, и, конечно, мы справились с ней.
Мы били по вам из «макашов», жуля в честной игре.

Жестокость по отношению к неграм вызвала в Европе бурную реакцию. Особенно резко выступила Германия. Англичане были вынуждены отправить посольство, которое предложило неграм сдаться. «Почему мы должны сдаваться? Мы держимся крепко и отбрасываем белых каждый раз, когда они нас атакуют. Если белые устали от борьбы они могут прийти и сдаться». Весьма достойный ответ.

Колониальная политика Англии и Франции отличалась по своему базовому принципу. В Англии на первом месте стояла расовая сегрегация. Негров сгоняли в резервации. Колонизация Африки считалось делом английской национальной чести. Вот выдержка из газеты «Таймс» за 1895 год: «Энергичные, решительные, загорелые, с проницательным взглядом, эти пионеры — самая отборная часть англосаксонской расы».

Развал колониальных империй получился таким же разным. На желание африканских колоний получить независимость, генерал де Голь ответил: «Вы свободны, вас никто не держит». С английскими колониями обстояло с точностью наоборот. В результате все бывшие английские колонии до сегодняшнего дня остаются «горячими точками». Не утихают восстания, военные перевороты и гражданские волнения.


Экспедиция по поиску алмазов отправилась на десяти слонах в сопровождении сотни татарской конницы и сотни черных казаков. Пунктом назначения выбрали золотоносные рудники. Является это место знаменитым золотоурановым бассейном Витватесрсранд или нет, сейчас определить невозможно. Но пригодится как примерная точка для начала поисков алмазных копий Кимберли. Первые два дня шли среди бескрайних полей и ароматных садов. Белые и черные крестьяне с изумлением и опаской смотрели на слонов. Африканские слоны не поддаются дрессировке. В своем желании полакомиться плодами садов и сочными злаками они сотнями вторгаются на крестьянские поля, где находят свою смерть. Здесь же великаны шли мирно, как стадо коров.

На третий день вышли в сафари, которое временами переходило в буш. Буш, или кустарник, — это земли, до горизонта покрытые сплошным ковром колючих кустов. Здесь свой животный мир, приспособленный к жизни среди десятиметровых шипов и пышных, ярких цветов. Место опасное из-за пчел. Укус африканской пчелы для человека смертелен.

— Сереженька, ты что-нибудь помнишь про английскую экспансию на эти земли?

— Что я могу помнить? Англо-бурская война, вот и все.

— Жаль, я всегда мечтала попасть в Африку, прочитала уйму книг, а сейчас ничего не могу вспомнить.

— Надо ли вспоминать? Наслаждайся природой и ничего не трогай руками.

— Так не интересно! Представь первых исследователей, которые с риском для жизни прошли через эти земли.

— Не получится.

— Какой ты черствый, даже помечтать не хочешь!

— Зачем мне мечтать, если я сам организовывал первую экспедицию. Спроси Николая Панькова или Степана Каломейцева.

— Они тебе помогали в организации экспедиции?

— Они в Африке с первого дня. Вся колонизация — это их заслуга. Они ступили на африканскую землю вместе с первыми исследователями.

— Что случилось с первыми исследователями?

— Ничего не случилось. Живут, растят детей и богатеют.

— А где они? Поселились рядом с Дурбаном?

— Если хочешь, можем навестить. Часть поселилась в долине Вааль или Лимпопо.

— Занялись крестьянским делом?

— Что в этом плохого? Большинство занимается сахарным тростником, живут на зависть золотоискателям.

Нина погрузилась в размышления, а во время привала принялась мучить своими вопросами управляющих.

Английская экспансия в Африку начиналась из Дурбана. Обманувшись той легкостью, с которой другие страны установили свой контроль над африканскими землями, англичане рассчитывали быстро прибрать к рукам оставшиеся свободными территории. Детонатором послужила экспедиция Сесила Родса. Энергичный исследователь в 1885 году заключил договор с вождем Лобенгуле. Негры позволили белым копать землю и добывать золото и алмазы. Сесил Роде назвал земли Республикой Родезия. В дальнейшем англичане не захотели договариваться и решили, что легко завоюют все остальное. Для выполнения плана послали одну дивизию, с пушками и пулеметами. Результат ошеломил не только Англию, но и всю Европу. Негры под корень разгромили английскую дивизию. Пушки и пулеметы не помогли.

Колонны английских солдат двинулись на север с песней:

На любой ваш вопрос — наш ясный ответ:
 У нас есть «Максим», а у вас его нет.

Восемь пулеметов не спасли английскую дивизию во время боя 5 октября 1895 года. Вот рассказ одного из оставшихся в живых: «Зулусы надвигались, как прилив, молча, пока не окружили нас со всех сторон. Затем они с громким кличем бросились, и через пять минут в живых не осталось ни одного человека». Победа негров с короткими дротиками против пулеметов вызвала в Европе бурное обсуждение. Вот что писали Санкт-Петербургские ведомости: «Победа кафров-зулусов над англичанами оказывается полною. Не только из отряда никто не спасся, но вследствие означенного поражения главнокомандующий английскими войсками лорд Чельмсфорд принужден был бежать». Так Европа впервые узнала, что в войне побеждает не пулемет, а мужество. Из своих пяти тысяч зулусы потеряли пятьсот человек. Англичане потеряли полную дивизию.

Гитлеровская тактика «выжженной земли» меркнет перед историей английской колонизации Африки. Англичане убивали всех, от стариков до детей, уничтожали посевы и скот. Расстреливали из пулеметов диких животных. Если негритянские деревни прятались в пещере, то англичане взрывали вход в пещеру[20]. Негров смогли поработить только с помощью метода систематического уничтожения. Вот слова Чемберлена в палате общин: «Мы воюем по обычаям южноафриканской войны. Продовольствие уничтожается тогда, когда его невозможно вывезти или использовать нашими солдатами. Я полностью доверяю своим должностным лицам на местах и не собираюсь вмешиваться в их компетенцию». Чемберлен говорил под аплодисменты палаты общин. Если для Англии период королевы Виктории — это рассвет и богатство, то для негров это голод и смерть.

Но это другая история.

Экспедиция двигалась по явно выраженной дороге, что заинтересовало Сергея. Он обратился к управляющим:

— Куда ведет эта дорога?

— По ней перевозится большинство грузов в долину Вааль и почти все грузы в Золотой Форт.

— Я был уверен, что все грузы перевозят по рекам.

— Мы прошли по всем рекам. Очень хорошие места, богатые полезными ископаемыми, но не судоходны.

— Много порогов?

— Пороги не такая уж и большая проблема. Можно построить проходной шлюз. Беда с водопадами.

— Большие перепады воды?

— Не то слово! Из больших водопадов только один Ауграбис. Зато малых великое множество.

— Этот Ауграбис очень велик?

— Высота сто пятьдесят метров. Зато малые водопады по три метра высотой, до десятка на километр.

— Плохо с несудоходными реками.

— Наоборот, очень хорошо. Благодаря водопадам ваша совместная с голландцами компания не может далеко уйти от Александровской гавани.

— Надо посмотреть на успехи моих компаньонов.

— Алмазные копи развиваются хорошо. Совместная добыча сто пятьдесят — двести килограммов алмазов в год.

— Сколько?! — вмешалась в разговор Нина.

Управляющие подъехали ближе и принялись рассказывать об алмазных копях западного побережья Африки. Поток алмазов и золота послужил самой лучшей приманкой для искателей легкой наживы со всей Европы. Заложенные графом Алексеевым города росли как на дрожжах. В результате Тульский ювелирный завод ежегодно получал более полутоны алмазов. Вместе с тем у причала Петропавловской крепости ежедневно стоял под выгрузкой корабль с золотом или серебром.

Принесла свои плоды и дальновидность графа Алексеева. Раздаривая новые месторождения, он не только вовлекал в колониальную экспансию влиятельных людей. Вместе с тем сам оставался в тени более амбициозных людей. «Новые русские» строили в Петербурге огромные дворцы, устраивали грандиозные балы и банкеты. Они хвастались своими рудниками, вызывая зависть и досаду окружающих. Масла в огонь подливали газеты графа Алексеева. В них регулярно печатали статьи и фотографии, где превозносили очередного счастливчика. Ежемесячные рейтинги самых богатых золотопромышленников никогда не выводили графа Алексеева даже в первый десяток. Здесь, правда, замалчивались казенные прииски, которые были под управлением графа Алексеева, и, естественно, не упоминались золотые рудники Калифорнии.

Граф Алексеев уже давно стал заметной фигурой в российской жизни. Но он выделялся из лидирующей группы Голицыных, Строгановых, Шелиховых или Демидовых не как богатый заводчик, а как непоседливый исследователь диких земель. Значительную роль играли газеты. Благодаря их публикациям имя Алексеев в первую очередь ассоциировалось с председателем Сената Михаилом Михайловичем Алексеевым. Второй по популярности в прессе фигурой был граф Воронцов. Хозяин Крыма и Малороссии восхвалялся за талантливое руководство. Стремительное развитие новых территорий, освоение пахотных земель и новые заводы преподносились как исключительная заслуга губернатора Азово-Крымской губернии. Даже в репортажах о строительстве Транссибирской железной дороги имя графа Алексеева упоминалось в контексте поставщика рельс и локомотивов.


Прииски Золотого Форта встретили небрежными кучами промытой породы. Разговоры велись только о золоте, кому больше повезло, кто сколько намыл.

— Так это здесь был Йоханнесбург? — удивленно спросила Нина.

— Не был и надеюсь, что не будет, — ответил Сергей. — Уверен только в одном. Мы нашли бассейн Витватесрсранд.

К супругам подошел Павел:

— Алексеев, золото к твоим рукам так и липнет.

— Ты хочешь сам найти золото? — спросил Сергей.

— Если научишь. Я согласен!

— Нина, лапочка, что ты говорила про золото в этих краях?

— Среднее содержание золота составляет сорок грамм на кубометр породы.

Сергей подозвал одного из слуг Павла, дал ему лопату и велел идти следом. Группа отошла в сторону не более двадцати шагов. Сергей показал Павлу на небольшую кочку:

— Копай.

Павел, неловко орудуя лопатой, насыпал грунт в бадью. Вернулись к промывочным лоткам, где управляющий Николай Паньков ловко промыл принесенную землю. В результате Павел запрыгал, как маленький мальчик, а Сергей и управляющий недоуменно посмотрели друг на друга. Они подбросили в ведро маленький самородок грамм на пятьдесят, а вытащили еще два самородка общим весом грамм на двести.

Нина смотрела на Сергея осуждающим взглядом. Дождавшись, когда мужчины пойдут к месту, где высочайшая рука соизволила найти золото, она придержала мужа:

— Ты чего это золотом разбрасываешься?

— Не понял? Тебе жалко пятидесяти грамм золота?

— Какие пятьдесят грамм?! Он же потребует для себя весь участок!

— Здесь золота от горизонта до горизонта.

— Ты хочешь все земли раздарить всяким Павлам? Нина, если мы попытаемся все взять себе, то не проживем и года.

— Хочешь сказать, что к нам подошлют убийц?

— Про убийц ничего не скажу. Только нам придется в одиночку отстаивать эти земли.

— Ты сам говорил, что у тебя в друзьях и Потемкин, и Екатерина, и Павел.

— Они будут поддерживать, пока в этом есть выгода. Если мы попытаемся высунуться как самые удачливые и богатые, то нас моментально сомнут.

— Почему люди такие завистливые?

— Люди такие, как они есть. Вспомни историю Родса.

— Чего вспоминать, я ее хорошо знаю. Он договорился с вождем и исследовал земли. Затем ввез колонистов и создал свою армию.

— Потом стал премьер-министром на юге Африки.

— Правильно, затем убил вождя и перебил всех негров. В заключение спровоцировал войну с бурами.

— После того как Англия захватила вот это золото, — Сергей топнул ногой, — и алмазы, ему дали под зад.

— Но через двадцать лет, в 1923 году, первопоселенцы добились независимости Родезии.

— Только самому Родсу было уже все равно.

— Ты хочешь сказать, что и с нами такое может случиться?

— Почему нет? Запросто!

— Ты прав, лучше владеть хорошим постоянным доходом, чем смотреть, как другие пируют за твоим столом.

Нина, глядя под ноги, пошла к месту, где ликующий Павел размечал границы собственной шахты.

— Сейчас я поняла твои слова, — продолжила свой мысли Нина.

— Ты о чем?

— О землях, что отец подарил тебе. Меня удивили слова, что ты хочешь их подарить или продать.

— Общество всегда отторгает тех, кто из него выделяется.

— Жалко, там есть очень богатые места.

— Не забывай, у меня есть два сына.

— Дочь не хочешь признавать?

— Сейчас мне ее не отдадут. Со временем будет видно, могу заранее отписать как приданое.

Экспедиция простояла в Золотом Форте неделю. За это время Сергей с Павлом и женой съездили в долину реки Вааль. Посмотрели на самых первых исследователей Южной Африки. Картина традиционного русского быта на другом краю земли вызвала у наследника престола слезы умиления.


Андашир напевал традиционную песню караванщика. От чего не петь? У него в жизни все хорошо. Сегодня караван придет в русскую крепость, он отдохнет и отправится в обратный путь. За прошедшие два года забыл тяготы голодной, полунищей жизни. Все началось с того дня, когда пришли купцы и попросили охрану. Караваны с севера появились неожиданно. Оказывается, в долине Горган турецких солдат уже нет, а перевалы через горы Эльбрус захвачены русской армией. В Персии давно неспокойно, великий визирь шахиншаха Надира Сефевида довел страну до полной нищеты. Князья взбунтовались. Одни объединились вокруг Мохаммеда Каджора, после чего пошли на Исфхан. Другие под шумок начали устраивать местные разборки. Впрочем, разбойничают все князья. Без хорошей охраны караваны не выходят за ворота города.

Князь Кедкен пошел по второму пути. У него не было родственных связей ни с Каджором, ни с Сефевидом. Владея пятью тысячами нищих крестьянских семей и сотней голодных воинов, решил использовать удобное время, когда под шумок большой драки можно пограбить на свое благо. В случае удачи он на год отменит налоги, и крестьяне вздохнут свободнее. Именно в это время пришли русские купцы. Князь принял предложение охранять караваны от русской крепости Решт до портаБендер-Ахваз и обратно. Не все воины поддержали такое решение.

— За тот месяц, что мы затратим на охрану, можно разграбить десяток деревень, — недовольно заявил младший брат князя.

— Прежде чем сделать, надо подумать! С тех деревень мы возьмем двадцать коз да сотню мешков орехов.

— Пригоним баранов и верблюдов.

— Через неделю воины князя Сухдера нападут на наши деревни, все вернут обратно, еще и наше заберут.

— Устроим засаду, встретим и отгоним!

— Вот, вот! Так и будем терять своих воинов ради тощих коз. Нет, любимый брат, нам выпал удачный шанс.

В тот день еще никто не мог предположить, насколько этот шанс оказался удачным.

Отряд пришел в крепость Решт толпой вооруженных оборванцев. Первым делом русские дали хорошие одежды и оружие. Ружья оказались выше всех похвал, легкие, скорострельные, с дальним боем. Кроме этого, каждому дали верхового верблюда. Один воин на верблюде стоит сотни пеших, ну а лошади, как известно, боятся верблюдов. Первый приход в Решт запомнился не одеждой и оружием, а сытной едой. В тот день Андашир впервые в жизни наелся до «не могу». Гостеприимные хозяева выставили прекрасный плов, где кроме привычной кураги и изюма было мясо, много мяса. Рис буквально сочился бараньим жиром. Они ели плов, запивая густым бульоном на бараньих костях. Потом принесли чай с мятой и мелиссой. К чаю выставили гору запеченных с медом лепешек. Эту ночь никто не мог спать. Заполненные едой желудки мешали повернуться на бок. Но все были счастливы потому, что это был не пир, а обычный ужин для обычных воинов. Им несказанно повезло!


Первый караван оказался самым прибыльным. Они шли от Решта до родного Хамадана десять дней. Это было десять дней радости и гордости. Первая встреча с разбойниками состоялась на второй день пути. Дорогу перегородили пятьдесят всадников, люди князя Текеса. Одновременно с сзади выехало столько же воинов, а на холмах появилось более сотни вооруженных пиками крестьян. Глупые, из-за своей жадности они не рассмотрели главного — охрана каравана была на верблюдах. Разведка увидела только всадников, что ехали впереди и позади каравана. Здесь не потребовались прекрасные ружья, исход схватки решили верблюды. Охранники взмахнули хлыстами, верблюды взревели и рванулись на врага. Лошади разбойников галопом поскакали в разные стороны, словно им под хвост сунули факел. Крестьяне побросали оружие и заметались в поисках укрытия.

Это лошадь никогда не наступит на человека. Верблюд не только наступит, затопчет, потом еще и сверху нагадит. Лошадь не встанет на пути верблюда. Даже арабские скакуны, с рождения живущие рядом с верблюдами, никогда не подойдут близко к этому злобному животному со скверным характером. К вечеру собрали пленных и табун неплохих лошадей. Рабам на шею набросили ременной ошейник, второй конец надели на жердину. Теперь им некуда деваться, будут смирно идти, держа рукой длинную жердь. Охрана радовалась удаче. По традиции караванщик получит половину, но и их доля совсем не маленькая.

Андашир улыбнулся, вспомнив следующее утро. Позавтракав начали собираться в дальнейший путь. К сотнику подошел начальник каравана:

— Разве ты не хочешь отомстить за нападение?

— Зачем? У нас нет даже раненых.

— Если враг останется безнаказанным, то нападет снова и снова.

— Для того чтобы хорошенько наказать, нам потребуется два дня, а то и больше.

— У меня есть время, я подожду.

В тот день отвели караван к броду через реку Кызылуген и отправились в набег на земли князя Текеса. Караванщик прав, они имели право отомстить за нападение. Пограбили знатно, даже смогли захватить дворец князя. Ленивые стражники не заметили угрозы и не успели вовремя закрыть ворота крепости. Когда на караван напали во второй раз, охранники обрадовались новой удаче. Третьего нападения ожидали с нетерпением, горя желанием еще раз напасть и разграбить теперь уже своего соседа. Глядя на огромную толпу пленных, вереницу груженых повозок, князь Кедкен долго не мог поверить, что перед ним законная добыча его воинов. За полгода удвоилось количество крестьян на его полях. Каждый из воинов имел не менее десяти рабов. Достаточно быстро караванный путь из Решта до Бендер-Ахваза стал совершенно безопасным. Не для всех конечно, русские караваны шли быстро и без опасений. Дальше начались совсем невероятные изменения.

Крики охранников вывели Андашира из дремы воспоминаний. Впереди отчетливо виднелись стены крепости Решт. Говорят, что русские собираются строить железную дорогу. Он не представлял, как можно выложить дорогу железом. А главное зачем? Кто поедет по раскаленной на солнце дороге? Нет, тут что-то перепутали. Русские очень богаты, все караваны привозят различные железные изделия. Еще много хорошего оружия, которое они продают в Тегеране, где новый шахиншах устроил свою столицу.

— Булукия! — радостно воскликнули охранники.

— Андашир, смотри, нам навстречу скачет Булукия!

— Чего расшумелись, как женщины на базаре! — Андашир строго посмотрел на своих воинов.

Но под напускной строгостью была видна радость ожидания доброй вести.

Андаширу было неловко вспоминать свой первый поход в Ассирию. Он, как и другие воины, обрадовался приглашению русских принять участие в набеге. Но действительность наполнила душу страхом. От выстрела пушек непроизвольно вздрагивало все тело. Гром барабанов бил по ушам. Ровные ряды солдат в нарядной форме радовали глаз до первого залпа. После получаса боя османы садились на землю и читали молитву. Андашир их понимал, никто не смог бы выдержать больше. Человеческий разум не в силах сопротивляться безумному урагану стали и свинца. Зато добыча всегда была славной. Было, что пограбить в богатых городах и селах Ассирии. Встреча с Булукией означала только одно, они снова поедут грабить Ассирию.

К тому моменту, как Булукия поравнялся с караваном, слуги уже расстелили ковер и поставили на него горячий чайник с мятным чаем. Караван степенно прошел мимо, гость и хозяин говорили о здоровье родственников и друзей. К чему спешить? Андашир давно уже не оборванец со старой саблей своих предков. Он владеет деревней с двумя сотнями домов. Сам продает русским купцам хлопок и шерсть. Закончив обсуждение семейных новостей, младший брат князя перешел к делу:

— Караванщики разузнали о планах шахиншаха. Он готовится к нанесению удара в Месопотамии и Мескеме.

— Богатые места. Если поспешить, можно захватить много скота и людей.

— Мы пойдем на Эн-Насирию.

От неожиданности Андашир встал. Смутившись своей невыдержанности, сел и опустил голову.

— Я понимаю твое волнение. Сам хотел отругать караванщиков за глупые слова. Но они правы.

— В чем их правота? Твой брат может собрать триста воинов и взять у караванщиков пушки. Но городские стены нам не преодолеть.

— Воины шахиншаха идут на города Эл-Дивания и Самава. Османы вывели своих солдат из Эн-Насирии.

— Ну и что? Шейх аль-Хидра держит большое войско.

— Сам шейх со своими воинами отступил на юг. У него нет возможности вернуться в город.

— Глупый поступок, зачем он это сделал?

— Сначала не смог переправиться через Евфрат, боялся встретить войска шахиншаха. Разведчики его увидели и погнали в пустыню.

— Надо спешить! Если воины шахиншаха опередят, нам достанутся одни объедки.

— Прикажи своим воинам сегодня уйти из Решта. Мы должны выступить из Хамадана через два дня.

Булукий взлетел в седло и поскакал на юг. Андашир послал гонца к своим воинам и остался на ковре. Зачем попусту бегать туда-сюда? Он закатил глаза от предвкушения богатой добычи.


Путешествие на юго-запад продолжалось в праздном развлечении. Многочисленные стада диких животных заблаговременно расходились в стороны, давая слонам широкий коридор. Хищников вообще не было видно, они старательно избегали даже далекого визуального контакта с этими опасными животными. Саванна уступила место бескрайней степи. Ежедневно после полудня небо заволакивало черными тучами. Затем со всех сторон начинали сверкать молнии. Наступало короткое затишье, после чего на землю в течение двух часов низвергался водопад. На время ливня делали привал. Люди заранее прятались в палатки. Только погонщики слонов брали жесткие щетки и устраивали своим питомцам водные процедуры с массажем. Со стороны казалось, что слоны даже жмурятся от удовольствия.

После окончания ливня в палатку вошел управляющий Николай Паньков и два проводника:

— Негры говорят, что мы должны искать где-то здесь.

— Знают что-то конкретное?

— Нет, они так и не поняли цели наших поисков. Уверяют, что через день пути мы упремся в большую реку.

— Что находится на юге?

— Та же река. Если пойти на восток, через полтора дня выйдем к горам. Я там был, нашли железную руду.

— Хорошо, а на западе?

— Река Оранжевая, но к реке трудно пройти. По словам негров, там «плохая земля».

— Чудесно, пойдем к «плохой земле».

— Что может означать этот термин? — настороженно спросила Нина.

— А шут его знает, все что угодно. Я не припомню в Южной Африке никаких природных опасностей.

— В ЮАР есть уран!

— Уран и золото находятся в бассейне Витватерсранд.

— Ух ты! Мы ходили по урану! А это не опасно для здоровья?

Лично я не раз сидел на ядерных боеприпасах, и ничего.

— Точно ничего?

— Когда забеременеешь, я открою страшную тайну военных моряков Северного флота.

— Ты это специально сказал?

— В смысле?

— Ну, чтобы я быстрее забеременела.

— Посмотри на себя — совсем девчонка, шестнадцать лет! Куда спешить? Подожди хотя бы до двадцати.

Между туч выглянуло солнце. Слуги сноровисто собирали шатры. Экспедиция не спеша двинулась на запад. К вечеру слоны, а следом и лошади, начали проявлять беспокойство. Решили встать на ночлег, а с рассветом внимательно осмотреть «плохие земли».

После завтрака Сергей сел на своего скакуна и отправился на обследование окрестностей. К нему присоединился Павел, управляющие и несколько индусов. Последних подарил Низам Салар Джангом, как только Нина заявила о существовании неразработанных залежах алмазов. С каждым шагом лошади беспокоились все больше и больше. Однако окружающий пейзаж не мог вызвать никакой тревоги. Та же степь, только местами виднелись проплешины, как будто недавно жгли огромные костры.

— Подождите меня здесь, — сказал Сергей. — Я пройду немного пешком.

Он спешился и зашагал в прежнем направлении. К нему присоединились индусы, которые внимательно смотрели себе под ноги. Они иногда ковырялись в земле, о чем-то спорили или обсуждали свои находки.

Сергей вспомнил историю алмазов Намибии. Немецкая экспедиция возвращалась после длительного путешествия по югу Африки. Многомесячные поиски не дали никаких результатов. Люди устали и спешили домой, поэтому решили увеличить дневные переходы. В один прекрасный момент они вышли на поляну, которая в лунном свете сверкала и переливалась всеми цветами радуги. Она была усыпана алмазами! Когда наступил день и землю залил солнечный свет, поляна ничем не отличалась от других участков земли. Даже опытный специалист может пройти по алмазам и ничего не заметить. Нет, он в этом деле не разбирается, из всех полезных ископаемых может уверенно определить только уголь, железную руду и марганец. И то только потому, что много раз видел горы этих грузов на портовых причалах.

Маленький отряд остановился, дорогу преграждала огромная трещина. Длину природного разлома было трудно определить. Ширина достигала пятидесяти метров. Сергей осторожно подошел к краю и заглянул вниз.

— Глубоко?

Сергей вздрогнул, он не услышал, как подошла жена.

— Ты так задумался, что не услышал моих шагов. О чем твои мысли, граф?

— О тебе, моя графиня!

— Не ври! Тогда ты бы смотрел на меня, а не вглубь этой трещины.

— Серьезно! Ты нашла Кимберли!

— Почему ты в этом уверен?

— Посмотри на этот разлом и вспомни школьный учебник.

— Учебник чего? В школе, знаешь ли, много разных учебников было.

— Не помню, то ли география, то ли история. Там фотография трещины и черные рабы.

— Эх ты! В Африке много различных разломов, провалов и каньонов.

— Не спорю, много, да понятие "кимберлитовая трубка" появилось благодаря разработкам алмазов в таких трещинах.

— Хорошо, поищем, месторождение Кимберли протягивается на двести километров.

— Сколько? — удивленно спросил подошедший Павел

— Протяженность месторождения алмазов составляет двести километров, — повторила Нина.

— Почему слоны и лошади боятся сюда идти? — снова спросил Павел.

— Вероятнее всего, чувствуют пустоты под ногами, вот и опасаются, — ответил Сергей.

Павел опасливо посмотрел под ноги и направился обратно к лагерю. Нина что-то сказала своим индусам и села на заботливо расстеленный ковер с многочисленными подушками. Сергей пристроился рядом. Вскоре индусы принесли веревки и спустились вниз. Послышались удары кирок и молотков, которые заглушали слова неспешного разговора.

Через час вернулся Павел. Наследник престола или заскучал в одиночестве, или устыдился своей минутной слабости. Он скромно примостился на углу ковра:

— Откуда ты узнала, что месторождение алмазов протянулось на двести километров?

— Ты забываешь о том, что я с рождения живу рядом с алмазами, — выкрутилась Нина.

— Ах да, правда. Как-то непривычно все это — золото, алмазы. Я с детства слышал только про лен, пшеницу да железо.

— В этом году должна быть проблема с продажей пшеницы, — вступил в разговор Сергей.

— Ты прав. В Англии общенародный бунт, некому покупать.

На небе начали собираться черные тучи. Работы в разломе прекратились, вскоре показались головы индусов. Старший из рабочих подошел, встал на колени перед ковром и протянул принцессе бархотку. Нина взвизгнула и поцеловала индуса. Тот засмущался и что-то сказал. Нина бросилась на Сергея, повалила его на ковер и начала целовать.

— Мы нашли алмазы! Мы нашли!!!

Она развернула бархотку, все увидели драгоценные кристаллы. Десяток кристалликов размером с горошину и два размером с ядро лесного ореха. Если один из них был с желтоватой мутью, то второй сиял абсолютной чистотой.

Павел осторожно взял бархотку в руки и с любопытством уставился на находку.

— Я держу в руках залог величия России, — оторвавшись от созерцания, сказал цесаревич.

— Величие страны не в золоте и драгоценностях, а в людях, — не согласилась Нина.

— Не будем заниматься риторикой, — вставил Сергей. — В любом случае найденные сокровища пойдут на пользу России.

Павел встал, топнул ногой, после чего опасливо посмотрел под ноги, и сказал:

— Повелеваю поднять русский флаг! Отныне здесь земли Российской империи! На сем месте заложить город Антонинополь!

— Может не надо Антонинополь? — жалобно попросила Нина. — Назовем Удача или еще как…

— Ты привела нас сюда, город должен нести твое имя. Нина прижалась к Сергею и тяжело вздохнула:

— Павел Петрович, а вы здесь будете добывать алмазы?

— Ну, если хозяйка этих земель дозволит, то возьмусь за кирку, — улыбнулся цесаревич.

Небо почернело, на горизонте вспыхнули первые молнии. Пора было собираться и бежать под укрытие шатров.

— Поспешил Павел со своим решением, да деваться некуда. Не скрыть нам богатых золоторудных шахт и алмазных копей.

— Почему ты захотел скрыть золотоносное месторождение? Да еще такое богатое!

— Слишком много богатств, причем все сразу.

— Ну и что? Не вижу в этом ничего плохого.

— России неизбежно придется качать мускулы, иначе оторвут заморские сокровища.

— Сильное государство не может быть без сильной армии!

— Так-то оно так. Только начинать придется с низкого старта и большой армии.

— Россия всегда опиралась на казачество.

— Негров не хватит. Ты посмотри, негритянские отряды в Маньчжурии, на Цейлоне, в Омане, здесь в Африке.

— Что они делают в Омане?

— Да я лопухнулся, приказал молодым офицерам Андрею Палагину и Михаилу Огразину взять все португальские крепости.

— Ты что, воевал с Португалией?

— Нидерланды воюют с Португалией, и я пристроился под шумок под флагом Ост-Индской компании.

— Чего переживать? Земли голландские, и проблемы их же.

— Там ребята совсем не глупые. Они не откусывают больше, чем смогут прожевать. Быстро все под русский флаг подставили.

— Подожди, Оман же — английская колония.

— Это потом Англия захватила у Португалии. Английская экспансия в арабский мир кончилась пшиком.

— Тут ты не прав! Палестина, Иордания, Ирак, все они были английскими колониями.

— Эх ты, учительница. Это результат раздела по результатам Первой мировой войны.

— Я забыла, что Турция воевала против Антанты.

— Палестина досталась англичанам, Сирия попала к французам, а Ирак в 1932 году выпер англичан.

К своей палатке они подошли с первыми каплями дождя. За то время, пока они занимались поиском алмазов, негры успели сбегать на охоту. На стол подали мясо косули, зажаренное с плодами манго и щедро сдобренное ароматными специями.

Нина прижалась к Сергею и нежно куснула его за мочку уха:

— Сереженька, давай заедем во Францию?

— Хочешь посмотреть Париж и погулять по Елисейским Полям? Увы, там еще грязь и отсутствие каких-либо достопримечательностей.

— Париж повидать было бы неплохо. Давай вывезем в Россию Наполеона.

— На кой ляд он нам нужен? К тому же он еще не родился или совсем ребенок.

Нина легла на Сергея сверху и поцеловала:

— Уже родился, мы его заберем и воспитаем как русского офицера.

— Зачем он нам? А для России вообще бесполезен.

— Ну как же, великий полководец. Победитель стольких сражений.

— Ты не хочешь подумать? Этот великий победитель — всего лишь марионетка обстоятельств.

— Ты хочешь опровергнуть его заслуги и победы? Или забыл, что он захватил всю Европу?

— Все его победы — результат политических интриг.

— Какие интриги могут быть на поле боя?

— Элементарные. После сражения с армией Нидерландов французов можно было брать голыми руками.

— От России до Голландии не очень близко.

— Причем здесь Россия? Английская армия уже была посажена на корабли. Но флот отправился на захват голландских колоний.

— Ты хочешь сказать, что англичане под шумок войны решали вопросы своей колониальной экспансии?

— Правильно догадалась. Португалия присоединилась к Франции, англичане немедленно атаковали португальские колонии.

— Погоди, что ты мне скажешь про Аустерлиц? Там были только австрийские и русские солдаты.

— Англичане отправили в Южную Америку пятьдесят тысяч солдат и оказались беззащитными.

— Причем здесь Аустерлиц?

— Наполеон собрал армию у Па-де-Кале для десанта в Англию. Вот англичане и упали на колени с просьбой выручить.

— Перед кем упали на колени?

— Перед австрияками и Александром. Наши скорым маршем отправились в Вену, но французам было ближе.

— Понятно, то-то пишут о споре Кутузова с Александром.

— Еще бы не спорить! Армия на марше, артиллерия в обозе, австрияки еще не отошли от предыдущего разгрома.

— Подожди, я что-то не помню о сражениях в Южной Америке?

— Дали англичанам по ушам, вот и все. Они высадили десант в Нидерландской Гайане с расчетом захватить золото Ориноко и изумруды Магдалены.

— И что? Кто их остановил?

— Конкистадоры объяснили, кто в доме хозяин.

— Ладно, а что ты скажешь о походе Наполеона на Россию?

— Здесь нечего говорить, и школьнику все ясно.

— Возможно, школьнику ясно, только мне не ясно.

— Это не война с Россией, это отработка турецких денег.

— С чего такая глупость?

— Трехкратное превосходство в силах, а он из Польши через Вильнюс пошел не на Петербург, а на Москву.

— Есть такая странность. Тем более что он посадил королем Швеции своего генерала Бернадота, который даже не был дворянином.

— Вот именно, Швеция объявила войну России и осталась в одиночестве.

— А Наполеон из Москвы пошел в Крым.

— В какой Крым? Он из Москвы побежал домой.

— Кратчайшая дорога из Москвы в Париж как раз проходит по трассе Москва — Симферополь.

— Так вот, где было второе генеральное сражение! Но там против Наполеона была зима.

— Конечно, наши солдаты ни при чем. У нас каждый год двенадцатого октября снега по уши и морозы под сорок. Особенно на юг от Москвы.

— Да? Почему все говорят о зиме?

— Мы слышим тех, кто говорит всякую чушь. На южной дороге Наполеон повел в бой всю свою армию и был разбит.

— Он ввел в бой полмиллиона солдат?

— Да! Его потери более пятидесяти тысяч убитыми и сто пятьдесят тысяч раненых. Поэтому армия и побежала домой.

Нина прижалась к мужу и поцеловала:

— Вставайте, граф! Пора одеваться, дождь уже закончился.

— Задержитесь, графиня, по пологу шатра еще стучат капли.

Они задержались. На целый месяц.


Цесаревич во всем старался подражать своему великому прадеду. Но Южная Африка слишком далеко от России. Для строительства южной столицы надо опираться на местные ресурсы. Сергей и Нина не вмешивались в суету, которую устроил Павел. Сергей приказал перебросить два полка негритянских казаков. Они должны обозначить западную и юго-западную границы с нидерландскими поселениями. Постоянный военный гарнизон послужит лучшим ориентиром для подтверждения разграничительной линии. Одновременно Сергей отправил письмо Колунчук-хану с просьбой организовать патрулирование новых районов. Слухи о богатых залежах золота и алмазов быстро разлетятся по белому свету. Если дикие старатели и разведчики смогут проскользнуть мимо негров, то их отловят конные патрули татар.

Наконец Павел угомонился, экспедиция двинулась в Форт Елизавета. До Александровской гавани намного ближе, да и дорога легче. Но появление в нидерландском центре добычи алмазов повлечет за собой ненужные вопросы. Слухи о найденном золоте и алмазах уже разбежались, как круги по воде. Такое событие не скрыть, но и подтвердить надо как можно позже. Посему и приняли такое решение. Проводники обещали комфортное путешествие и не обманули. Отряд спустился с плоскогорья в Намибийскую долину, где попал в настоящий земной рай. Берег Скелетов, безводная пустыня Намиб с золотом, алмазами, нефтью и прочими полезными ископаемыми, имеют место быть. Но сорок шесть процентов земель Намибии — это плодороднейшие почвы с круглогодичной урожайностью.

Сезон дождей, многочисленные речушки несли с гор и холмов потоки мутной воды. Основные реки в долине превратились в бескрайние озера. Тем не менее проводники безошибочно выбирали мелководные участки. Единственным препятствием были бегемоты. Но эти хозяева рек избегали мелководья. На отдых останавливались в рощах, покрытых ярко-зеленой листвой. Иногда в путешествии делали двухдневный отдых. Слоны, как маленькие дети, купались и валялись в грязи. Все это завершалось генеральной мойкой. Погонщики с тщательностью муравьев вычищали каждую складку кожи у этих послушных гигантов. Во время процедуры слоны напоминали домашних котов. Во всяком случае, они урчали от получаемого удовольствия.

Наконец проводники повернули на запад. Рельеф постепенно повышался. Сначала на севере и на юге появились холмы, затем холмы незаметно перешли в горы. Экспедиция оказалась в широкой горной долине.

— Даже не верится! — воскликнула Нина.

— Что же тебя удивляет?

— Ты знаешь, я всегда любила читать книги про Африку. Намибию всегда описывают как безводную пустыню.

— Вот ты о чем! Вместо голых камней и дохнущих от жара змей ты увидела зеленые луга и полноводные реки.

— Ну да. Зачем писать о том, чего нет на самом деле?

— Литературный прием, главный герой через тяготы жизни прорывается к славе и богатству.

— Выглядит глупо. Если есть более простой и удобный путь, то зачем искать проблемы на свою голову?

— Можно предположить, что главный герой пошел не поперек, а вдоль пустыни.

— И ничего не спросил у аборигенов? Вдвойне глупо. Где находится пустыня Намиб?

— Протянулась вдоль берега. Совсем не маленькая полоса, шириной до семидесяти километров.

— Ты рассказывал, что вблизи экватора вдоль берега полоса тропических джунглей. Почему здесь безводная полоса?

— Дожди выпадают на восточной стороне Африки, затем пустыня Калахари.

— Понятно, дожди выпадают в Намибийской долине, снова горы и дожди выпадают в океан.

— Лучше скажи, о чем ты шепчешься с управляющим и с неграми.

— Собираю гербарий.

— Решила поиграть в юного натуралиста?

— Дать бы тебе по голове, да боюсь, Павел меня на дуэль вызовет. Я же провизор и в лекарствах совсем неплохо разбираюсь.

— Объясни дураку, как ты определишь лекарственные свойства растений?

— Ты как определяешь лекарственные свойства подорожника или ромашки?

— Но это простейшие способы лечения.

— Зная простейшие свойства, можно сделать более сложный состав.

— Скоро в Нижнем Новгороде от тебя заплачут.

— Это еще почему?

— Начнешь людей учить, аптеки откроешь, заведешь заводы лекарственных препаратов.

— Чем же тебе не нравится такая перспектива?

— Мне-то нравится. Очередной прогрессивный толчок в развитии России. Только у меня уже сотни управленцев.

— Мне много не надо. Хватит полусотни умных помощников.

— Ты знаешь, до сих пор не встретил ни одного дурака.

— Все такие грамотные?

— Неграмотные есть, малообразованные есть. Дураков нет.


Первое крестьянское хозяйство встретили за три дня до форта Елизавета. Навстречу вышел бывший португальский солдат с женой из племени банту и стайкой маленьких детишек. Плохой русский язык сначала мешал нормальной беседе. Потом освоились и смогли друг друга понять.

— Вот так и рождается язык африкаанс, — сказал Сергей.

— Надо больше церквей и школ. Это остановит развитие местных диалектов.

Утром в город отправили гонца, необходимо предупредить о приезде наследника престола.


Перед Тимофеем встала неразрешимая проблема. Потребность в офицерах становилась намного больше реальной возможности найти кандидатов. Первоначально казавшийся бесконечным резерв за счет солдат гвардии неожиданно иссяк. Безземельные дворяне, что традиционно служили рядовыми солдатами гвардии, охотно бросали службу и уходили под крыло графа Алексеева. В Калифорнии они получали офицерский чин и один из многочисленных приисков. В Африке предоставлялся выбор. Можно было взять прииск, алмазные копи или любое количество земли для сельского хозяйства. На таком же принципе основывался набор в Гайану, Цейлон и Индию.

Первая заминка случилась при наборе офицеров для Али-бея. Нашлось не очень много добровольцев обучать египтян и воевать с турками. Эмир Египта сориентировался быстро, офицеры получили титул бея и хорошие земельные наделы. Проблема разрешилась, особенно после того, как гвардейцы узнали цены на хлопок. Второй раз загвоздка с набором возникла при экспансии в Эквадор. После того как Карл III соизволил подписать соглашение о признании этих земель за Россией, потребовалось создать воинские гарнизоны. Никто не захотел ехать в далекие земли, где нет ничего кроме бананов и лам. Пришлось набирать офицеров из немецких княжеств. Через два года поставили крепости и закрыли границу с испанскими колониями. После этого Тульский банк оружейников объявил, что в горах найдено золото, серебро и изумруды.

С Эквадором Тимофей очень долго сомневался. Он добросовестно выполнял все указания хозяина, но до последнего дня не верил в успех. Шутка ли, испанцы двести с лишним лет активно занимаются Америкой и не видят драгоценные металлы и изумруды у себя под носом. Да не может такого быть! Объяснения хозяина, что конкистадоры прошли мимо, что горы от берега в этом месте далеко, не выдерживали никакой критики. Если они разрабатывают богатства южнее и севернее пропущенного пятачка, значит и в этом месте должны проверить. Однако хозяин как всегда оказался прав. Первое золото нашли еще до того, как Карл III подписал договор.

Сам договор был заслугой Габриеля Гильена и Рауля Альберти. Русский посол в Мадриде полностью самоустранился от участия в этом деле.

— Зачем России этот никчемный участок гор с вулканами? — говорил посол. — У нас пахотный чернозем пустует.

Габриель Гильен и Рауль Альберти активно вели переговоры и даже прикупили соседние земли, в том числе у португальцев.

— Граф Алексеев с жиру бесится, — возмущался посол. — Зачем ему дикие джунгли?

Что касается «диких джунглей», здесь Тимофей как раз понимал. На купленных землях находились все притоки реки Амазонки вплоть до главного русла. А это огромное количество гевеи, из сока которой делали каучук. Польза и прибыльность изделий из каучука не вызывала сомнений.

— Заинтересованность в каучуке появится не раньше потребности со стороны промышленников, — объяснил хозяин.

— Но вся Европа пользуется нашими колясками на резиновом ходу.

— Во-первых, не колясками, а колесами. Мы продаем за границу только колеса для колясок.

— Не надо придираться к словам. Наши резиновые изделия пользуются популярностью, но никто не пытается самостоятельно освоить такое производство.

— Зачем пытаться делать что-то свое, если проще купить готовое и хорошего качества.

— Испанцы или португальцы могут самим собирать сок гевеи и продавать нам.

— Тимофей, ты порой как маленький ребенок. Кто будет собирать сок гевеи, если мы его не купим?

— Мы не купим, так другие купят.

— Другие — это кто? Из всех выпускаемых резинотехнических изделий люди видят только колеса для карет и велосипедов да футбольные мячи.

— Сдаюсь, хозяин, я не прав. Сейчас ради колес никто не затеет с нами конкуренцию.

— Вперед начнут добывать нефть для перегонки в керосин и битум.

— Вряд ли. Пока не видно никаких попыток копать колодцы для сбора нефти. Многие полагают, что битум мы делаем из сосновой смолы.

Самым приятным из истории с Эквадором был финал. Хозяин щедро премировал Тимофея, Габриеля Гильена и Рауля Альберти. Они получили на выбор золотые рудники или россыпи изумрудов. Хотя что теперь для Тимофея деньги? Он по долгу службы знал о деньгах хозяина, свои деньги были в ведении жены.

В кабинет заглянул секретарь с оранжевым цилиндриком в руке. Почта. Тимофей ожидал сообщения из Мадрида. Так и есть, телекс от Габриеля Гильена. Тимофей прочитал текст и довольно потянулся в кресле. Проблем с наймом офицеров не будет. Осталось только оповестить нужных людей, кандидаты сами выстроятся в очередь. Приятно работать, когда есть взаимопонимание на всех уровнях. И король Испании не стал попусту скряжничать. Ему земли на Панамском перешейке ничего не стоят. Все одно холмы и долины поросли диким кустарником. Тимофей еще раз посмотрел на текст: «Его величество Карл III Бурбон дозволяет русским офицерам, кои будут служить в крепостях охраны Панамского канала, безвозмездно брать любое количество земель. Его величество уверен, что подобное сотрудничество пойдет на пользу Испании и России». Ниже приписано: «Указ короля пришлю совместно с очередной банковской почтой. Дозволяется разобрать земли до трехсот километров на восток и на запад от Панамского канала. Департамент по делам колоний рекомендует выращивать кофе, какао, сахарный тростник и хлопок. Земли пригодны для виноградарства, но торговля вином даст меньше прибыли».

Гора с плеч. Тимофей вызвал в свой кабинет управляющих делами по Панамскому каналу и Египту.

— Читай, — он протянул телеграмму Александру Николаевичу Князеву.

Тот быстро пробежал глазами текст:

— Все проблемы с плеч долой, теперь наберем любое количество офицеров.

— Расскажи, как там у тебя обстоят дела.

— Плотины готовы, долина наполовину заполнена водой.

— Почему так долго наполняется долина?

— С гор стекает только одна речушка, она и задерживает ввод канала.

— Что со шлюзами?

— С этим все нормально. Каскад шлюзов готов. И в сторону Тихого океана, и в Карибское море.

— Ты с хозяином хотел построить водяное колесо и соединить его с электрогенератором.

— Водяная электростанция будет готова через десять лет.

— Как так! Ты обещал через пять лет пустить по каналу корабли.

— Как глубины достигнут четырех метров, так и откроем канал. А электростанцию пустим с глубин в восемь метров.

— Что-то я в проекте не дочитал. У вас ворота шлюза электричеством открываются, а электростанция к началу работы будет не готова.

— К открытию канала мы запустим только одну турбину.

— Хорошо, но проектные глубины канала составляют двенадцать метров. Если вы запустите электростанцию, то озеро не заполнится.

— Заполнится, мы же все турбины запускать не будем. Одна турбина обеспечит и северные, и южные шлюзы.

— Собирайся в дорогу. Присмотри подходящие земли, мы должны взять под свой контроль по двести километров на запад и на восток.

— Указания хозяина я запомнил. Можно ли пустить остальные земли на нужды наших людей?

— Только без обид. Сначала обеспечь господ офицеров, остальное раздай полезным людям.

— Как обстоят твои дела? — Тимофей обратился к управляющему по Египту. — Все воюешь?

— Воюю на два фронта.

— Кто еще на тебя сел?

— Моисей Мертель с меня и не слезал, старается как можно больше египетских товаров перекупить.

— Ты наши запросы обеспечиваешь?

— Обеспечивать-то обеспечиваю. Новые ткацкие станки больше хлопка потребляют, вот Моисей Мертель по пять телеграмм в день шлет.

— Это исправим. — Тимофей сделал запись в блокнот. — Начнем продавать туркам не хлопок, а готовую ткань.

— Наши ткани сами египтяне покупают с удовольствием.

— Что с войной? Как обстоят дела с твоей армией?

— С моей? — засмеялся Георгий Сергеевич Горшков. — Это армия Али-бея, и воюют они очень хорошо.

— Пустыню-то прошли?

— Прошли, и очень ловко. Турки поставили заслоны вдоль берегов и на тропе через горы Синай, а они прошли.

— Неужели по воздуху пролетели, или ты дал им корабли?

— Генерал Репнин переправил войска через пролив у деревушки Шарм-эль-Шейх. Занял Акабу и ударил туркам в спину.

— Это означает, что войне скоро конец. Ты у нас специалист по военным делам. Как там в Кадетских корпусах?

— Нормально, все заполнены. Много арабов, негров, индусов. Недавно приехали дети дворян из Маньчжурии.

Отпустив помощников, Тимофей озадачился решением проблемы обеспечения безопасности Южной Африки. Дума пока еще не имела серьезного веса, а Сенат слишком вяло решал африканский вопрос.


Выход египетской армии к Акабе оказался для турецкого командующего полной неожиданностью. Взятие города открывает египтянам прямую дорогу в Сирию и Палестину, ибо на их пути останутся только развалины древней крепости Филадельфия. Сувейд-паша отправил гонца в Дамаск и начал готовить город к осаде. Гарнизон в сорок пять тысяч должен продержаться до подхода подкрепления. Не судьба. Акаба расположена вдоль маленькой речушки в самой нижней части горной долины. Уже на расстоянии в километр весь город просматривается как на ладони. Египтяне установили три сотни пушек и начали интенсивный обстрел. Стреляли гранатами и ядрами, к вечеру часть городских стен рухнула. Песчаник — не самый прочный материал. С утра обстрел города продолжился, а к обеду египетская пехота начала строиться для штурма. Сувейд-паша приготовился для отражения атаки. Пусть его полки за прошедший день и понесли потери, но семнадцать тысяч египтян они отгонят от городских стен.

Штурм начался с противоположной стороны. Сувейд-паша и не подозревал о присутствии египетской кавалерии. Всадники подлетели к Дамасским воротам и с ловкостью обезьян взобрались на стены. Разогнав немногочисленных стражников, они впустили кавалерию на городские улицы. Мамелюки сразу бросили оружие. Эти презренные свиньи изначально не внушали доверия. Али-бей, самозваный султан Египта, сам из мамелюков. Вот они и решили перекинуться на сторону бунтовщика. Николай Федорович Репнин остался в своей палатке. К чему пустая суета и беготня по улицам города?

Через неделю, получив по морю подкрепление и отдохнув после грабежей и насилия, египетская армия двинулась к Эд-Дахейр. Там, на берегу Средиземного моря, располагался второй турецкий корпус.

— Господин Хусейн-шейх, из города ушли все жители! Командир корпуса недоуменно посмотрел на командира Джеэзинского полка. Ох уж эти арабы! Никакой дисциплины, никакого порядка. Занимаются всем, чем угодно, только не прямым воинским делом. За что его так наказали! Войска из арабов никогда не посылали в район боевых действий. Своеволие и бестолковость — вот общепринятые характеристики арабских частей. Они пригодны только для тыловой службы. А у него на передовом рубеже две трети войск состоит из арабов.

— Господин Хусейн-шейх, какие будут приказания?

— Вы хотите вернуть жителей обратно?

— Обратно? — удивленно переспросил командир полка. — Они только помешают.

— Хорошо, что вы предлагаете?

— Надо выслать дозор.

— Если вам не сидится в городе, то отправьте кавалерийскую сотню.

— Что прикажете осмотреть? — повеселев, спросил командир полка.

— Дорогу на Египет, туда, на запад, — чуть не крикнул Хусейн-шейх.

Полковник низко поклонился и вышел отдавать распоряжения. Ох уж эти арабы! Приходится объяснять. И разжевывать самые примитивные вещи.

К вечеру из Эд-Дахейра ушли даже бродячие собаки. Утром на востоке увидели огромный столб пыли Хусейн-шейх обрадовался — это подкрепление, они двинутся вперед, на Египет. Из-за холмов показалась пара волов, которая тащила на волокуше пушку. Затем еще и еще, сопровождающий артиллерию отряд скрывался за завесой пыли.

— Вот арабы дают! Подкрепление еще не подошло, а они двинулись на Египет.

Хусейн-шейх посмотрел на запад. Арабские части выходили из города в спешном беспорядке. Они уходили за артиллерийские позиции, которые прикрывали город со стороны дороги на Египет.

— Почему задерживаются командиры полков? Им пора приехать для выражения почтения своему командиру!

Адъютант ничего не ответил, его дело выполнять приказы. Хотя, действительно странно, подобная задержка граничит с неуважением к своему новому командиру.

Тем временем волы остановились, отчего клубы пыли полностью скрыли последующие действия. Прозрение наступило с шипением пролетающих гранат и первыми взрывами.

— Тревога! Полкам строиться для отражения атаки!

— Ты куда бежишь, отродье свиньи? Где командиры полков?

— Господин генерал, господин генерал! Наши полки бегут к артиллерийским позициям.

Хусейн-шейх посмотрел в сторону аккуратно расставленных пушек. Ужас! Позиции почти полностью скрылись пылью многочисленных разрывов гранат. Его солдаты в беспорядке бежали прочь. Наконец он осознал опасность, в первую очередь то, что никого нет между его бренным телом и вражескими воинами. Генерал бросился догонять своих солдат. А дальше была капитуляция. Арабы демонстративно отошли в сторону и встали отдельным лагерем. Османские части остались без еды, без пороха, даже без сапог. Египтяне расположились на подготовленных Хусейн-шейхом позициях. Что прикажете делать? Бежать босиком до Туниса?

Николай Федорович Репнин отправил гонцов с победными реляциями и выдвинул части для передового дозора. Дороги на Сирию открыты, но туда идти нельзя. С одной стороны, у него для этого недостаточно сил. С другой стороны, выход на земли Палестины заставит турецких генералов принять ответные меры. Для него важнее мир с Турцией, чем перемирие между Турцией и Персией. Армия свою задачу выполнила, дальше дело за политиками. Николай Федорович оторвался от раздумий, чтобы еще раз полюбоваться на трофеи. Было на что посмотреть, и в первую очередь на оружие. Генерал Репнин принялся перебирать арабские клинки.

Сейчас их традиционно называют «дамасскими», хотя в Дамаске оружия никогда не делали. В этом городе есть золото, есть серебро, есть рубины, вот железа там нет и никогда не было. Центром изготовления оружия всегда был город Катана. Как Тула в России или Брюссель в Нидерландах. Город развивался на железной руде и бескрайних лесах. После гибели Римской империи, испанцы были первыми, кто столкнулся с арабским оружием. Один выстрел арабской пушки обращал в бегство всю испанскую армию. Для войны с арабами испанцам пришлось привлечь церковь. Священники объясняли солдатам, что жуткие выстрелы и запах серы — это не происки преисподней, а всего лишь разновидность катапульты.

Испанцы называли арабские клинки по названию города, где оно производилось. После того как конкистадоры оккупировали Японию, слово «катана» прижилось в японском языке. Конечно, качество японского оружия нельзя сравнивать с изделиями арабских мастеров. Тем не менее сегодня слово «катана» живет и в Японии, и в Сирии. Кстати, секретом качества сирийского орудия является ливанский кедр. Для получения древесного угля углежоги Катаны использовали только это дерево. Удачный температурный режим приводит к особой структуре кристаллизации железа. Отсюда и уникальное качество сирийских клинков.


В Павловске «Золотую принцессу» встречали пушечным салютом. Подход к гавани защищался цепью грозных фортов. Гавань и причалы заполнены кораблями. Здесь и каботажные суда, которые собирали по всей Африке грузы и затем выгружали в Павловске. Здесь базировались корабли эскадры Южной Атлантики. Здесь Сергей увидел новые броненосцы эскадры Индийского океана. «Идеальный», «Игривый», «Изворотливый» и «Изменчивый» являлись последними колесными пароходами. На верфях должны быть заложены корабли нового типа и нового класса. Это не только гребной винт и новые мощные пушки. Корабли строятся по совсем другой концепции кораблестроения, где обеспечен баланс возможных боевых повреждений и живучести корабля. Создание металлургии иного уровня позволяет перейти к настоящему океанскому кораблестроению.

Павловск перешел не только в статус военной базы и перевалочного центра. Здесь собирались отчаянные мужчины, дабы показать свою удаль в охоте на диких животных. Некоторые отправлялись в саванну в сопровождении жен. Впрочем, желающие всегда могли купить готовые чучела львов, бегемотов и даже слонов. Здесь же Располагались многочисленные павильоны фотографов. Быстро и дорого можно было получить фотографии: «я и лев», «я и слон», «я в окружении диких аборигенов». Предлагалась рыбалка в океане, которая к неудовольствию некоторых, требовала физических сил. Не каждый способен вытащить тунца на пятьдесят килограммов. Павловск оказался Меккой для искателей наполненных адреналином впечатлений. И не только для любителей из России.

Основная масса дворян и жителей города встречали Павла. Немногочисленные служащие Русско-Африканской рудной компании и Русско-Африканского банка с нетерпением ожидали встречи со своим хозяином и его молодой женой. Михаилу Свиридову, управляющему всеми делами в Павловске, и Савелию Аверьянову, который руководил приисками и разработками алмазов, было о чем поговорить с хозяином. Заметив их нетерпение, граф Алексеев после вежливых слов к губернатору и офицерам гарнизона перебрался в другую коляску. Сразу поехали во дворец, который негры отделали на славу. Симбиоз русской роскоши и африканских традиций сделал дворец неповторимым шедевром.

Поднимаясь по парадной лестнице, позолота, черное дерево, слоновая кость и синий хрусталь, Нина встала перед двумя колоннами:

— Что это за чудо?! — в изумлении спросила она.

— Работа местных мастеров. Наш собственный искусственный хрусталь с вкраплениями золотых чешуек и алмазной пыли.

— И солнце на него все время светит?

— Специально выбрали место. Перед колоннами можно стоять весь день.

Вошли в рабочий кабинет. Сергей подошел к окну, откуда открывался панорамный вид на гавань и причалы порта.

— В памяти еще свежи первые дни строительства города. Бестолковые метания негров, которые никак не могли понять наших требований.

— Ты помнишь поход к золотым приискам?

— Еще бы! Такое не забыть! Как и первый найденный алмаз.

— В те дни мы сами метались, как слепые котята. Сейчас проблема серьезней.

— Говори, не томи. Я сразу понял, что что-то случилось.

— Ты же знаешь, что здесь золото и алмазы раскинулись на тысячи километров.

— Не надо вступлений, говори главное.

— Вот, — Михаил Свиридов высыпал на стол горсть прозрачных кристаллов. — Мы нашли большие залежи этого минерала.

— Это не алмазы, что же вы нашли?

— Сами не знаем, не стекло, не хрусталь. Отправили в Тамбов и Нижний Новгород, ждем ответа ученых.

— Много нашли?

— Можем загрузить полный корабль. В кабинет вошла Нина:

— Спальню надо перенести в другую комнату.

— Чем тебя эта комната не устраивает?

— Окна строго на восток, — Нина взяла со стола кристалл, покрутила в руках. — И много рутила нашли?

— Чего нашли?

— Рутила, — Нина бросила кристаллик на стол. — Металл будущего, самолеты, ракетные двигатели.

— Так, господа, прошу меня подождать. Мне необходимо поговорить с женой.

Управленцы смотрели на молодую семейную пару квадратными глазами. Чего-чего, а небрежно брошенные слова о рутиле, они расслышали хорошо. Новые слова «самолет» и «ракетные двигатели» их тоже заинтересовали. Но легкость, с которой молодая жена определила неизвестную находку, была просто поразительной.

Сергей и Нина зашли в спальню:

— Тебя интересует рутил? — сразу спросила Нина.

— Разумеется, что это такое?

— Исходное сырье для титана. Сейчас нет технологий, и можешь об этом забыть.

— А если хорошо подумать?

— Титан плавят в плазменных печах или электрической дугой. Забудь, тебе не достичь температур в три тысячи градусов.

— Можно попробовать электролизом.

— Можно, но бесполезно, слишком инертный металл.

— Откуда ты это знаешь?

— Я тебе сто раз говорила, я учитель химии.

— Разве минералы изучают на уроках химии? Это география.

— Природные ископаемые у географа, а способы применения в народном хозяйстве у химика.

— Не помню.

— Не помнишь — спроси. Или тебе рассказать про получение меди из медного купороса?

— Хорошо, я понял, только будь осторожнее со словами. Сейчас еще многое для людей не познано.

— Извини, я забылась. Действительно, ляпну про алюминий, как тогда про уран.

— А что уран?

— Так Павел меня неделю пытал. Еле отвертелась, ссылаясь на индийских монахов.

Сергей с Ниной вернулись в рабочий кабинет:

— Найденные кристаллы являются минералом под названием рутил. Его много в Индии, в том числе и на землях, что подарены мне на свадьбе.

— Каковы наши действия?

— Найденные месторождения отмечать репером. Десять тонн отправить в Россию на исследование.

— Теперь главная проблема. У нас война на границе с эмиром Марракееш.

— Так, — Сергей сел. — С чего все началось и чем нам это грозит?

— Деталей мы не знаем. Негры из племени мали начали воевать с людьми эмира. Нападают на его воинов, потом уходят на наши земли.

— Воины эмира преследуют и убивают наших негров.

— Откуда ты знаешь?

— Не знаю, догадываюсь. Знакомая ситуация. С бунтующими племенами разговаривали?

— Три дня назад отправили своих людей.

— Что по этому поводу говорят наши негры?

— Грозят перебить воинов эмира.

— У нас есть возможность пристроить бунтовщиков к делу? Например, на реке Вольта или в другом месте.

— Проблем с рабочими руками нет. Сахара вырабатываем больше чем надо. Какао-бобы лежат горами на складах.

— Я понял. Передайте бунтовщикам, что дети их царя живут в Петербурге у Екатерины.

— Как передать? Мои люди ушли три дня назад…

— Скажи своему черному слуге, через день об этом узнают на восточном берегу Африки.

— Хорошо, — улыбнулся Михаил Свиридов. — А что сказать?

— Прекратить войну и прислать делегацию в Павловск. Отсюда переправим в Петербург.

Серьезная проблема. Убедить негров из племени мали невозможно. Они борются за свои земли и продолжат борьбу вопреки всяким доводам. Невозможно убедить эмира Марракееш. Он не отдаст золотые прииски и не позволит рабам своевольничать. Как совместить несовместимое? Как примирить раба и рабовладельца? Пожар войны не перекинется на Русскую Африку. Здесь другие взаимоотношения. Вместе с тем проблемы войны неизбежно ударят по интересам Русско-Африканской рудной компании и другим предприятиям российских промышленников и дворян.

Торжества по случаю приезда наследника престола, наконец, надоели самому наследнику. В Павловске нет придворных и сановников. Дворяне разного состояния и разных амбиций. Одни были просто рады общению с цесаревичем, другие строили далекие планы. Одни общались с Павлом ради дальнейшего бахвальства в кругу своих знакомых, другие открыто клянчили привилегии или поносили своих недругов. Павел сначала наслаждался столь откровенным вниманием к своей персоне. Затем людская корысть и тщеславие начали утомлять. Сергей и Нина все это время посвящали только самим себе. Съездили на ближайшие прииски и алмазные копи. Прогулялись по банановым плантациям и посмотрели на работу пресса по выжимке сока сахарного тростника. Они просто отдыхали.

В этот раз решили съездить на лесоразработки. Интересно посмотреть, как негры умудряются спилить красное древо трехметровой толщины.

— Ты говорил, что Наполеон не заслуживает особого внимания. Почему во Франции его так чтят?

— Во всяком случае, не за поход на Москву или взятие Вены. Это история Франции, где он заслуживает уважения и благодарности.

— И что за подвиги совершил Наполеон, о которых мы ничего не знаем?

— Знаем, только относимся к ним безразлично.

— Заинтересуй свою любимую жену.

— Собой или Наполеоном?

— Тьфу на тебя! Расскажи о заслугах Наполеона перед Францией.

— У него только одна заслуга, спасение страны от английской оккупации.

— Час от часу не легче! Какая еще оккупация?

— Мы уже свою историю изучаем в чужой редакции, не говоря об истории других стран.

— Давай без политинформации. Сам говорил, что у вас наступила демократия.

— На многих она наступила очень больно.

— Сережа! Хватит придуриваться! Говори дело!

— В 1814 году Александр вывел свои войска из Франции. Россия выгребла у французов все деньги.

— Ты не путаешь? Не слышала я о масштабных грабежах.

— Самые масштабные грабежи называются контрибуцией. Когда побежденные добровольно отдают свои деньги.

— Но французы должны компенсировать ту разруху, что устроила армия Наполеона.

— Вот французы и компенсировали, оставшись без гроша. А с уходом русской армии сразу высадился английский десант.

— С чего это вдруг?

— Официально Англия оставалась в состоянии войны с Францией. У них не было войны персонально с Наполеоном.

— Вот сволочи! Падалыцики! Как им не стыдно!

— Стыдно, не стыдно, но англичане начали захватывать город за городом, крепость за крепостью. От Дарители до Руана.

— Поэтому Наполеон бежал с острова и наказал англичан?

— Наполеон не бежал, его просили снова возглавить страну.

— Но почему с Наполеоном армия воевала, а с королем, не помню как его зовут, французы бежали?

— Наполеона любили. Он разработал и утвердил «Кодекс Наполеона».

— Воинский устав?

— Эх ты, это «Декларация прав человека». До сих пор туда никто ничего не смог добавить.

— Да? Я и не знала. Но англичане разбили армию Наполеона. Сам Наполеон был взят в плен.

— Откуда ты взяла? Где написано о разгроме французов под Ватерлоо? Где величественные памятники в честь победы?

— Я не знаю. Помню, что какой-то французский генерал куда-то не успел.

— В те времена, точнее, в наше с тобой время, существует понятие «дворянская честь». Полководцы атакуют друг друга по условному сигналу.

— Внезапная атака будет нарушением дворянской чести?

— Именно это и произошло под Ватерлоо. Во время построения французской армии англичане увидели беззащитного Наполеона.

— И захватили его в плен! А почему говорят об опоздании одного из французских генералов?

— Так англичане сразу дали деру. Не только с поля боя, из Франции. А французская кавалерия делала обходной маневр и не смогла догнать.

— Так они не успели перехватить английских кавалеристов, которые убегали с Наполеоном. Однако скандал!

— Еще какой! Александр приехал в Женеву и стучал сапогом.

— Неужели все генералы соблюдали этот кодекс чести?

— Конечно, нет. По этой причине Павел сослал Суворова в деревню. Наши скромно замяли бой с Наполеоном на Крымской дороге.

— Почему замяли? Если, с твоих слов, там разгромили полумиллионную армию.

— Поэтому и замяли. Произошло генеральное сражение, а о генеральном сражении надо предупреждать заранее.

— В чем же принципиальная разница?

— Французы вступали в бой последовательно, армия за армией. Если бы они навалились все сразу, то, безусловно, смели бы русских.

— По-твоему, Кутузов был обязан послать Наполеону письмо со словами: «Имею честь предупредить вас…»

— Абсолютно верно. За что и поплатился. Александр отстранил Кутузова и принял командование на себя.

Вскоре их внимание привлекли предупреждающие крики. Очередной великан с ужасающим грохотом рухнул на землю.

Работа чернокожих лесорубов больше напоминала детскую игру. Негры поочередно выпиливали тридцатисантиметровые участки. Затем туда вставляли слабенькие на вид распорки. Так, не спеша, они отделили дерево от корня. Наконец наступал момент, когда лесной великан оставался на одних подпорках и подставках. После шумного обсуждения выбирали направление падения. Затем самый ловкий подходил к стволу и выбивал опоры и подставки. Ловкач прыжками кенгуру уносился в сторону, а дерево с настоящим рыком падало на землю. Лесорубы работали не спеша, уверенно и эффективно. Получив удовольствие от прогулки и созерцания красивой работы, молодожены вернулись во дворец.

6 Прогулка по Венеции

На подходе к Канарским островам погода резко изменилась. Неожиданно появилось ощущение прохлады. Над океаном повисло желтое марево. Пассат нес из Сахары не только сухой воздух, который воспринимался как прохлада, но и взвешенную пыль. «Золотая принцесса» спешила в Петропавловск. Сергею предстояло выбрать удобный момент и переговорить с эмиром Марракееш. Трудная, практически невыполнимая задача. Доводов или аргументов против войны на землях Мали у него нет. Сам факт, как и причины военных действий на территории соседнего государства, Сергея совершенно не интересовал. Он не собирался заниматься миротворческой миссией. Цель проста и прагматична — обеспечение нормальной жизни собственных рабочих. Люди на рудниках должны быть в безопасности, сытно есть и спокойно спать.

В Петропавловске встречу яхты «Золотая принцесса» обставили с царской помпезностью. Праздничный салют с шикарным фейерверком разноцветных огней. Парадный марш, где в первых рядах прошла городская стража во главе с Ас-Сахра. Арабский парадный шаг более «растянут», с другим ритмом и своим оркестром, но смотрится хорошо. Затем прошли солдаты гарнизона и матросы береговых батарей. Улицы города переполнены молодыми женщинами из России. Рядом с ними детишки в окружении служанок и гувернанток. В России уже наступила мода на гувернанток из Англии. Кроме русских, улицы заполняли толпы арабов. Собравшись семейными группами, они радостно кричали, приветствуя наследника русского престола.

Моисей Мертель расстарался. Это он организовал все торжества, а к вечеру и огромный уличный банкет. Столы приготовили во всех районах города. Здесь учитывались и национальные особенности кухни, и конкретные пристрастия жителей данного района. Основные торжества проходили во дворце банкира. Моисей Мертель игнорировал главную заповедь: «Не высовывайся», — и отгрохал себе огромный дворец прямо в центре города. По своим размерам и изяществу он мог соперничать с кафедральным собором Санта Мария де-ла Седа в Севилье. Огромный зал разместил две сотни гостей, среди которых Сергей увидел и моряков пиратской эскадры Азид Шерифа. Если Павел поражался количеством гостей, то Сергей видел одни знакомые лица.

На банкете присутствовал и эмир Марракееш со своим младшим сыном Исмаил Шейхом. Отсутствие старших сыновей говорило о том, кого правитель Марокко планирует себе в преемники. Вечер проходил в веселых Развлечениях, музыканты и танцоры менялись несколько раз. Здесь были и испанцы, и французы, и арабы, но пели и танцевали в меру. Дабы не утомлять гостей, танцоры делали перерывы, во время которых звучала тихая музыка. Праздничный стол — это место для приятного общения и удовольствия. Отдельно следует сказать о множестве подарков, среди которых были даже музыканты.

Нина оказалась в водовороте самых приятных для женщины забот. Она меняла свой гардероб на европейский стиль. По женской половине дворца метались швеи и портные. Торговцы нескончаемой чередой вносили и выносили рулоны различных тканей. Досталось и Сергею. Жена устроила допрос с пристрастием и решила приодеть мужа. Сергей попытался было возразить. По своей жизненной позиции он был франт, всегда за собой следил и шел в ногу с модой.

— Твоя одежда в основном состоит из походно-полевого гардероба.

— Ты не права, у меня достаточно и парадной, и выходной одежды.

— В первую очередь тебе необходима повседневная одежда. Совсем не то, в чем ты ходишь на корабле.

Видя желание жены сделать ему приятное, Сергей перестал сопротивляться. Если подобная забота доставляет женщине удовольствие, то к чему спорить. Времени у них достаточно, сейчас февраль, а в Петербург они решили прибыть в мае.

По всей видимости, фантазии жены серьезно озадачили местных портных. Что там смогла придумать Нина, можно было только догадываться. Сергей сел за рояль и начал наигрывать и напевать песенку из «Кавказской пленницы». До начала тренировки с Николаем оставалось достаточно времени, и он развлекался популярными мелодиями. На звуки сошлись подаренные музыканты. Они пытались уловить мелодию и подыграть или подпеть. А почему нет!

— Господа, давайте разучим одну несложную мелодию.

— Мы всегда рады угодить своему хозяину.

Сергей снова сел за рояль и дважды сыграл мелодию.

— Предлагаю разучить танец, который называется «На сопках Маньчжурии».

Сергей разделил несложную мелодию на составные части и приступил к обучению.

— Я тут тружусь в поте лица, а ты развлекаешься! — в салон вошла Нина. — Решил научить музыкантов играть вальс?

— Я не желаю лишать себя удовольствия станцевать свадебный вальс.

— Свадьба была почти полгода назад.

— Не строй иллюзий. В Петербурге тебя ждет крещение и венчание.

— С чего ты так решил?

— Без венчания кто тебя признает моей женой? Кто тебя обвенчает без крещения?

— Да? Надо подумать.

— Хочешь вернуться в Индию?

— Ты что?! Я о крещении.

— Если о крещении, то собирайся, поехали в Петропавловский собор.

— Как-то неловко.

— В нашем времени неловко игнорировать посещение церкви.

Нина вышла, а Сергей вернулся к музыкантам.

Между Моисеем Мертелем и Габриелем Гильеном сложились натянутые отношения. Причиной послужили товары из Египта. Моисей через свои связи руководил потоками египетского экспорта. Что шло в Россию или Турцию, что отправлялось в Петропавловск и далее в Европу или Испанию.

— Моисей, ты умышленно занижаешь объем товаров Для Испании.

— Ничего я не уменьшаю! Уменьшать уже нечего, кроме пшеницы и кож.

— В Испании этого добра хватает. Где хлопок? Где Шерсть?

— Сколько раз тебе говорить! Нет и не будет!

— Господа! Господа! — прервал спор граф Алексеев. — Не хотите ли вместо пустых упреков отправить телеграмму в Амстердам?

— Зачем нам Амстердам, если товары к ним идут из Александрии?

— Ай, как плохо! Вы когда интересовались товарами на складах Тамбова, Москвы или Сясь?

— К чему нам эти товары? У нас торговля традиционными грузами из Египта.

— Сколько денег вы теряете зазря? Что из товаров по спросу на первом месте?

— Хлопок и шерсть.

— Ну-ка, пошлите запрос в Нижний Новгород. Поинтересуйтесь различными хлопчатобумажными тканями и сукном.

Граф Алексеев встал с кресла и подошел к столу:

— Вы оба увязли в никчемных спорах. Никто из вас не поинтересовался о причинах уменьшения поставок сырья.

— Так это… ну… весь хлопок уходит в Россию?

— Египетский и персидский. В своих взаимных претензиях вы не заметили пропажу тканей из Индии и Китая.

— Извини, хозяин, за оплошность.

— Оплошность? Вы даже не поинтересовались, откуда в Танжере хорошие ткани! А ткани из России, привезены через Амстердам.

Граф Алексеев вернулся в кресло:

— Вместо сотрудничества и поиска новых возможностей развития торговли вы затеяли свару и упустили деньги.

Жаль, конечно, что тут еще скажешь? Толковые дельцы, а взаимная неприязнь застлала глаза и лишила здравомыслия. Если не образумятся, придется расстаться с обоими. В таких вопросах правых не бывает.


Распорядок дня несколько изменился. С утра до обеда Сергей находился в своем дворце. Занимался с музыкантами и танцорами, музицировал сам. В салон прибегала Нина и давала свои советы. В такие минуты они обязательно вальсировали полный круг, давая возможность музыкантам и танцорам лучше понять ритм и пластику танца. Во второй половине дня Сергей целовал жену, отправлялся из спальни в ванную комнату. Дальнейший день посвящен делам. Одной из насущных проблем стали «безработные» пираты.

— Мы практически не у дел, — жаловался Азид Шериф. — Английское и французское судоходство замерло.

— С англичанами, да, я согласен, их торговое мореплавание сдохло. Французских кораблей осталось очень мало.

— Почему? Что случилось?

— С одной стороны начал работать транзитный путь через Персию. С другой стороны англичане фактически потеряли Индию.

— И что нам делать?

— На сегодня осталось только Карибское море. Но у меня нет детальной картины происходящих там событий.

— А что может происходить?

— Голландцы отдали России Багамский архипелаг и свою часть Антильских и Наветренных островов.

— Подожди, — адмирал Азид Шериф разложил карту. — В твоих словах есть резон. Здесь можно славно пограбить испанцев и французов.

— Надо уточнить с расположением баз для тебя и для Испанцев.

— А что испанцы?

— Я просил короля Испании взять на себя патрулирование островов.

— Зачем тебе испанский флот? Наше патрулирование намного надежнее.

— В то время ты ежемесячно захватывал не менее двух кораблей.

— Хорошо, подождем. Только ты быстро решай, люди заскучали.

Сергей полностью согласен со словами товарища. Если затянуть с решением проблемы, пираты займутся «неорганизованным промыслом». Придется штурмовать свои собственные базы.

Прогулки по Петропавловску Сергей совершал совместно с Павлом и Исмаил Шейхом. Город представлял собой симбиоз европейской архитектуры и арабского зодчества. В один из дней к прогулке молодежи присоединился эмир Марракееш. Когда Сергей в очередной раз восхитился архитектурой одного из домов, эмир неожиданно вспылил:

— Это настоящее безобразие! Когда вы говорили об обряде омовения, я никак не ожидал такого бесстыдства!

— Что случилось? — удивился Сергей. — Мне не говорили о случаях недостойного поведения.

— На берегу моря, бесстыдство продолжается с утра до вечера!

— И что же происходит? Предлагаю съездить и посмотреть самим.

— Нет! — эмир неожиданно покраснел. — Я туда не поеду!

— Но что же там? Объясните на словах.

— Женщины ходят голыми! Собираются толпой на берегу моря, снимают одежды и ходят голыми.

— Только одни женщины или с мужчинами?

— Если бы там были мужчины, я приказал бы воинам всех порубить на корм собакам!

— Коль скоро женщины совершают омовение в море, они и должны быть голыми. Никто же не заставляет женщин в купальнях принимать ванну в одежде.

— Это не помещение, а открытый берег.

— Как далеко до ближайших городских домов?

— Вдоль берега построены дома, в которых эти женщины живут. А городские дома очень далеко.

— Извините ваше величество, но я не вижу проблемы, они не мешают городским жителям.

— Они мешают мне!

— Не понял? Как они могут вам мешать, если вы здесь не живете?

— Я не живу, живут мои шейхи и беи. Они построили дворцы в твоем городе и забыли о своем долге и своих женах!

Вот тебе новая проблема, прямо как Хургада. Каждый египтянин считает своим долгом поднакопить денег и денек-другой развлечься с русскими туристками. В Египте это стало проблемой и предметом обсуждения в правительстве. Сергей повернулся к градоначальнику:

— Поговори с купцами, надо завезти молодые деревья и кустарник. Посадим как зеленую ограду между берегом моря и домами.

— Проще поставить высокий каменный забор, — предложил Ас-Сахра.

— Нельзя травмировать тонкие чувства женщин. Они сразу поймут, что за ними подглядывают нечестивые мужчины.

Какая муть! Купальщицы прекрасно знают, что за ними следят жадные мужские глаза. Женщинам это нравится, внимание мужчин возбуждает.

Арабский квартал, «улица Гурий», превратилась для европейцев в своеобразную Мекку. Здесь можно все купить, найти развлечения на любой вкус. Для Сергея не было секретом, что больше половины всей улицы принадлежала лично ему. Вторая часть улицы принадлежала Моисею Мертелю. Что-то досталась и прочим «вольным художникам». Собственно самих арабов развлечения и товары с этой улицы совсем не интересовали. Подобное легко найти в любом мусульманском городе. А вот европейцев восточная экзотика брала на крючок. И прибыль с улицы Гурий текла весомая. Посмотрел Сергей и на вокзал. Так Моисей назвал огромный двухэтажный дом с обширным внутренним двором. Здесь жили арабы-переселенцы. В данный момент собирали добровольцев для Голицыных. Князь Петр Михайлович пожелал начать разработки африканских приисков силами арабов. Аборигены в верховьях реки Конго не проявляли интереса к копанию в земле. Их вполне устраивала бродячая жизнь по следам пасущихся косуль и антилоп.


Встречали Георга III торжественно, но без излишней пышности, как и следует встречать короля в изгнании. Он прибыл в Либаву на датском фрегате[21], в то время как большинство свиты и члены парламента значительно отстали. Датчане, возможно, специально предоставили для них самый тихоходный транспорт. Корабль попал в шторм и встал на якорь у острова Готланд. Король переехал во дворец Бирона в Митаве, где почти неделю ожидал своих сановников. Бывшая столица Курляндии поражала нищенским унынием, а дворец больше напоминал солдатскую казарму. На этом фоне новая резиденция Бирона, которую строил Растрелли по приказу Екатерины, выглядела вызывающе роскошной. Наконец Георгу надоело созерцать безрадостную картину полупустых улиц. Городские жители напоминали послушных марионеток, исполняющих неслышимые приказы. Король решил отправиться в Петербург без надлежащей свиты.

Процессия въехала в город по Рижскому проспекту. Карета в сопровождении почетного караула выехала на Загородный, где вскоре остановилась перед дворцом. Гвардейцы, построенные для встречи короля, взяли «на караул». Посол и его помощники поспешили открыть дверцу и подставить лесенку. Но, кроме сотрудников посольства, Георга III встречали только двое русских сановников. Невежливо, очень невежливо! Пусть сегодня Англия и стонет под пятой захватчиков, он король по праву рождения и не заслуживает встречи на грани прямого унижения. Поджав губы, никого не слушая, монарх широкими шагами направился к парадному входу. Рослые гвардейцы услужливо открыли огромные, как в замке, двери. Георг почти пробежал по огромному вестибюлю, затем по лестнице и пораженно замер. Перед ним открылся невероятных размеров зал, где на железных рельсах стояли вагоны, а впереди посапывал паровоз.

Для заседания в Царскосельском дворце Екатерины малый совет выбрал Голубую гостиную.

— Все, что я услышал от Георга III, выглядит полной ерундой, — заявил Потемкин.

— С ним надо говорить очень аккуратно, — заметил Панин. — По слухам, король временами впадает в беспамятство.

— Как! — чуть не подпрыгнула Екатерина. — Я с ним за один стол не сяду! Вдруг на меня с ножом бросится!

— Он не буйный, только заговаривается. По рапорту нашего посла в Копенгагене, он там такого наговорил! А на другой день ничего не помнит.

— Тогда его словам веры нет, — заявил Михаил Михайлович. — Мы поведем серьезный разговор, а назавтра Георг от своих слов откажется.

— Однако сановники, что приехали вместе с ним, подтверждают его вменяемость.

— Я могу согласиться с желанием Георга жить в Нидерландах. В конце концов, его дед правил из Нидерландов и не знал английского языка.

— Дед правил страной, а сейчас страна вне контроля.

— Дело не в этом. Англия в состоянии войны с Нидерландами.

— Можем ли мы помочь дипломатическими мерами?

— Маловероятно. Войска Нидерландов в Лондоне. Что король предложит за возврат столицы?

— Вернет захваченные в Индии фактории.

— По моей информации, — вступил в разговор Степан Савельевич, — англичанам уже нечего возвращать.

— Ну-ка, ну-ка. Поделитесь.

— Граф Алексеев разгромил английскую эскадру и захватил крепость Мадрас. За Англией осталась только Бенгалия.

— Как он посмел! — возмутился Румянцев. — Россия не воюет с Англией.

— Англичане принудили к бою.

— Тогда дела Георга совсем плохи. Послушайте, по большому счету Алексеев затеял эту авантюру с Норвегией, пусть и разгребает последствия.

— Не надо на него все сваливать, — вступилась Екатерина. — Англичане сами напали на норвежцев.

— Полагаю, что следует подождать Алексеева, — заявил Потемкин. — У него в Голландии хорошие связи.

— Поддерживаю, — согласился Панин. — Я к этому времени подготовлю приемлемые варианты.

Решив отложить решение проблем короля Георга III, малый совет перешел к обсуждению кандидатов на губернаторские посты в Маньчжурии. Следом стоял вопрос о деньгах на закупку новых винтовок Алексеева. Генерал Белозеров дал весьма лестную оценку новому оружию. Офицеры, что принимали участие в испытаниях, забрали опытные винтовки в свои части. Если все называют новые винтовки не иначе, как «чудо-оружие», то следует немедля перевооружить армию. Золота в казне более чем достаточно.


Варфоломей Сидорович закончил гневную и речь и, тяжело дыша, сел в свое кресло. Тимофей был не согласен, в корне не согласен. Но где найти слова и прийти к взаимопониманию с генеральным инженером?

— Варфоломей Сидорович, для нас экономически не выгодно концентрировать производство в одном городе.

— Вы с Иосифом Аврумовичем думаете только о деньгах! А я по вашей милости уже живу в поезде.

— Зачем тебе мотаться по городам? Чем завод в Ижевске отличается от завода в Сестрорецке или в Перми?

— Для тебя ничем, а для меня важно определить соблюдение технологических процессов.

— Тебе хозяин два года назад велел создать службу технической инспекции. Почему до сих пор ничего не сделал?

— Сделал, давно сделал. Считай, два года служба работает.

— Почему сам норовишь проверить все заводы? Или своим людям не веришь?

— Верю, но они не смогут увидеть то, что увижу я.

— Если бы они знали и умели больше тебя, то вас давно бы поменяли местами.

— Ты мне угрожаешь?!

— Я тебе объясняю. Сколько лет мы работаем вместе а ты остаешься все таким же. Хозяин тебя просил заниматься главными вопросами.

— Выпуск винтовок не главный вопрос?

— Важный — да! Но совсем не главный. У тебя на стенде главный двигатель для нового корабля. У тебя отливаются пушки для этого корабля.

— Да помню я, помню. Сейчас мое присутствие не требуется.

— Верю, а что с новыми станками?

— Какими станками? У нас в разработке много различных станков.

— Правильно, много. Станки переводим на электропривод. А проблема с муфтами не решена.

— Так решили же сделать ременную передачу.

— Решили, как временную схему. Работу над муфтой не прекращать!

— Не получается, муфту разбивает после шести тысяч часов. Резина не выдерживает.

— Поставь армированную резину или еще что. По технической части я записывал не все слова хозяина.

— Ты пойми меня, Тимофей, не могу я спокойно спать, пока не проверю работу новых заводов.

— Мы начали строить заводы в Маньчжурии и Индии. Ты и туда поедешь?

— Боюсь об этом думать. Надо бы поехать, да слишком далеко.

— Как обстоят дела с макаронными фабриками?

— Вы меня задолбали своими макаронами. Иосиф Аврумович ежедневно шлет телеграммы.

— А ты как хотел? Куда девать зерно? Англия выпала из торговли, мы лишились главного покупателя зерна-

— Я здесь ни при чем, торговлей не занимаюсь.

— Ты что сейчас сказал? На сегодняшний день макароны — единственный путь сбыта зерна. Сей продукт весьма охотно покупают от Аравии до Испании.

Варфоломей Сидорович в задумчивости начал катать по столу карандаш.

— Убедил, у меня в Туле есть несколько крепких директоров заводов. Поставлю во главе технической инспекции.

Подобные разговоры случалось и раньше. Варфоломей Сидорович соглашался с доводами. Несколько месяцев сутками занимался инженерно-конструкторскими делами. Но стоило новой разработке получить путевку в жизнь, как все начиналось сначала.


Яхта «Золотая принцесса» ошвартовалась у причала порта Мелиль. Здесь уже вырос настоящий порт с многочисленными причалами. Если европейские корабли предпочитали приходить за грузами в Петропавловск, то арабы и турки шли за европейскими грузами в Мелиль. Три корабельные пушки на скалистом мысу превратилась в солидную береговую батарею. Глинобитные дома перешагнули за городские стены. Они причудливым узором кривых улочек раскинулись по некогда пустынной степи. В лучах утреннего солнца стены города слепили глаза белым цветом рафинированного сахара. Оптический обман создавался за счет отражения ярких солнечных лучей. На самом деле городские стены и сам дворец сложены из желтовато-серого камня.

Павел и Нина буквально впитывали в себя арабскую экзотику. Эмир Марракееш с довольным видом поглаживал свою бороду. Ему льстило столь откровенное любопытство и возгласы восхищения. Он предвкушал еще больший эффект. Скоро гости увидят нарядные здания, прекрасные мечети и великолепный дворец сына. Кавалькада остановилась перед городскими воротами.

— На этом месте граф Алексеев дал бой гарнизону крепости, — слова эмира переводил Никшич. — Пятьдесят моряков против тысячи воинов.

— Не может быть! — воскликнул Павел.

— Когда выкладывали каменную мостовую, мой сын приказал пропустить это место. Оставил как память о тех днях.

— Здесь произошло что-то примечательное? — спросила Нина.

— Именно здесь, стоя по колено в крови, граф Алексеев принял капитуляцию крепости.

— По колено в крови? — переспросил Павел. — Это аллегория?

— Это правда, вам достаточно спросить Ас-Сахра. Он был среди тех, кто вышел из этих ворот.

Нина и Павел потрясен но смотрели то под ноги, то на ворота, то на графа Алексеева.

Дворец Исмаил Шейх произвел на гостей ожидаемый эффект. Архитектура арабского мира, Индии и Китая развивалась многие тысячелетия. Здесь не только особая методика строительного процесса, но и уникальные инженерные решения. Современные архитекторы не устают поражаться оригинальной концепции зодчих древнего Востока. В Европе нет преемственности поколений. Приход вандалов и варваров уничтожил римскую цивилизацию. Одновременно прервал научно-технический и культурный процесс. Религиозное мракобесие базировалось на всеобщей безграмотности и невежестве. Начало эпохи Возрождения в первую очередь связано с вторжением войск Оттоманской империи.

Арабские торговцы шли вместе с турецкой армией. Арабы познакомили немытую Европу с ванной, с картинами и стихами, с галантным обращением с женщинами. Европейцы впервые увидели духи, мыло и ароматное масло для тела. Пушки обращали европейцев в суеверное бегство. Ружья из Катаны поражали изящными рисунками и батальными сценками. После захвата Севильи, великолепие дворца Абдурахмана II подтолкнуло испанских монархов к строительству настоящих дворцов. На фоне дворца Алькасар королевская резиденция выглядела убогим симбиозом склада с жилым домом. В Европе появилось понятие «архитектор», строители начали применять математические расчеты. Дворцы и замки получили элементы внешнего и внутреннего украшения. Хотя остальные дома продолжали строить как несущий деревянный каркас, со стенами из глины с соломой. За примером далеко ходить не надо, достаточно заглянуть на ратушную площадь Риги или Таллина.

Нина и Павел буквально млели от доброжелательного добродушия хозяев. Прогулка по дворцовому саду занимала целый день. Любование каскадом фонтанов сменялось выступлением музыкантов и танцоров. Под тенью деревьев на коврах ожидал обед. В красивых беседках из причудливых чайников наливали чай с мятой. Гости наслаждались отдыхом, красивыми пейзажами. Во время чаепития придворные поэты нараспев читали свои стихи. Если судить по переводу Никшича, весьма недурные. В один из таких дней эмир Марракееш поднял разговор о повстанцах из племени мали:

— Ты уже в курсе моих проблем с черными рабами?

— Управляющие доложили, твои воины по ошибке разгромили две мои деревни.

— Извини, я возмещу ущерб. Рабы толпами бегут на твои земли, затем возвращаются и нападают на мои деревни.

— Они нападают на деревни или сражаются с твоими воинами?

— До сражений дело не доходит, рабы боятся воинов. Пленным для устрашения мы рубим головы.

— Вероятнее всего, сбежавшие рабы возвращаются за своими женами и детьми.

— Мне все равно, зачем они возвращаются. Сбежавший раб должен быть наказан. А эти беглецы возвращаются с оружием в руках.

— Изгони со своих земель все непослушное племя.

— Кто же будет работать на приисках? Кто будет охотиться на антилоп? Все не так просто.

— Ты даешь своим рабам оружие?

— Только луки и копья. Как же иначе? Без оружия дичь не взять.

— Для начала привези скот, семена и крестьян. Прикажи воинам наловить рабов за рекой Нигер.

— Что мне это даст?

— Крестьяне научат рабов пахать, сеять и пасти скот. Твои крестьяне станут надсмотрщиками, а рабы безоружными.

— Предложение не лишено смысла. Но изгнанное племя через некоторое время начнет новую войну.

— Люди всегда воюют. Сильные всегда бьют слабых. Ты помнишь о детях погибшего вождя?

— Тех, что ты у меня купил? Если их вернуть, войны точно не избежать.

— Войны не избежать в любом варианте. Войну можно направить в другую сторону.

— Куда? В Африке только твои и мои земли.

— Достаточно диких земель. Я хочу вывезти в Петербург старейшин родов.

— И что дальше? Ты их обучишь, пустишь на восток или на юг. Они завоют земли, после чего вернутся обратно. Мои проблемы усложнятся.

— Нет, я подразумевал иное. Дикие земли других континентов.

Идея отправить воинов мали в Америку или Австралию возникла спонтанно, во время разговора. Но других идей погашения конфликта у Сергея не было. Если уговорить эмира Марракееш на колониальную экспансию, его негры отправятся в Австралию, а Сергей высадит своих негров в Техасе. Золота в Австралии много. Там найден крупнейший в мире самородок весом более двухсот килограмм.

Вскоре из Алжира пришла эскадра во главе с Дей аль-Сарддидином. Среди привезенных подарков выделялась пара сфинксов, несколько статуй и сотни различных статуэток. Дей аль-Сарддидин привез дары от правителя Египта. По понятным причинам сам Али-бей не мог покинуть страну. Война с Турцией закончилась, но переговоры шли с большим трудом. Существовала реальная опасность продолжения боевых действий. В общем-то все понимали сложность сложившейся ситуации. Для Турции потеря Египта является серьезным ударом по бюджету. В то же время для Алжира это противостояние было гарантией собственной безопасности. С первого дня своего восхождения на трон Дей аль-Сарддидин не отправил в Стамбул ни единого динара. Избегая конфронтации и выказывая на словах свою преданность султану, новый правитель твердо вел политику отделения от Турции.

Граф Алексеев не вникал в политические тонкости. В своих действиях стремился только к экономическому сотрудничеству. По его глубокому убеждению, фундаментом политической дружбы послужит только взаимовыгодная торговля. Он снабдил Алжир современным оружием, следом поставил оборудование для новых металлургических заводов. Из Алжира в свою очередь пошли тысячи тонн хлопка. Более того, новый правитель возродил виноделие, которое медленно умирало под «табу» служителей Корана. Сделка с Дей аль-Сарддидином вывела графа Алексеева на лидирующие позиции российской виноторговли. Вина Испании, Крита и Алжира позволяли диктовать рынку свои условия. Так первоначальное соглашение о совместных пиратских акциях переросло в совершенно иное качество.

В это утро Нина что-то закапризничала и отказалась вставать с постели. В первый момент Сергей не обратил внимания на капризы молодой женщины. Пройдет. Уже за завтраком встрепенулся, а вдруг заболела. Климат в этих краях здоровый, но мало ли что? Сергей вернулся к жене:

— Нина, лапочка, с тобой все нормально? Ты не приболела?

Нос жены показался из-под одеяла:

— Нет, все нормально, просто неохота вставать.

— Ты уверена? Может слабость или головокружения?

— Меня поразила лень и мечтательное состояние. Не хочу вставать!

— А температура нормальная или пониженная? Упадок сил всегда связан с понижением температуры.

— Если хочешь, проверь, я не возражаю.

Сергей сел на кровать и потянулся к жене, чтобы проверить температуру. Нина протянула навстречу руки, обняла мужа и ловко подмяла под себя:

— Признавайся, злодей, во всех своих секретах.

— Какие тайны, какие секреты? Брось дурачиться.

— Я вполне серьезно! Кто обещал рассказать страшную тайну советских военморов?

— Э, нет! Данная тема для взрослых, а ты еще маленькая.

— Ах ты, развратник! Как постель, так я уже взрослая, как серьезный разговор, так я еще маленькая!

— Мы же договорились, я расскажу при твоей беременности… Ты уже? Ты беременна? Может, повременить?

— Более девяти месяцев повременить невозможно.

— Надо подумать, это серьезное дело.

— Думать надо было в первую брачную ночь. Ложился бы рядом с кроватью на пол и думал.

— Брось шутить, первая беременность всегда проходит сложно.

— Допустим, для меня это не первая беременность.

— Нашла что вспомнить! За прошедшие годы все уже забыла.

— Глупый, такое не забывается.

— Сейчас схожу к эмиру и попрошу для тебя врача.

— Не увиливайте, граф! Врач есть в моей свите. Вчера он подтвердил три месяца моей беременности.

— Три месяца? Как же ты успела?

— Вообще-то с твоей помощью. Ты весьма ревностно исполняешь супружеские обязанности.

— Я что-то делал не так?

— Только одно, последние три месяца не обратил внимания на мою непрерывную доступность.

— Дела. Я действительно не задумывался.

— Вы, мужчины, думаете только одним местом. Рассказывай свою страшную тайну.

— Фу-ты, даже пропало желание рассказывать.

— Потрудитесь, граф, сдержать свое слово!

— Ладно. По традиции молодых офицеров после свадьбы на час сажают на ядерную боеголовку торпеды.

— Вот дурни! Надо же до такого додуматься! Молодого парня прикладывать яйцами к радиоактивному излучению.

— Графиня, в вас бурлит реакционное невежество. От подобной процедуры только польза.

— Какая на фиг польза! Офицеру-импотенту жена не нужна, остается только служба.

— Потенция как раз значительно повышается. Но главное в том, что у половины офицеров рождаются близнецы.

— Что-то я об этом не слышала.

— В советское время подобные темы были вне обсуждения. После взрыва Чернобыльской АЭС так пугали, что самим стало страшно.

— А если серьезно? Чем все это грозит?

— Ответ знаешь сама. Две атомные бомбы сброшены на самые многолюдные города Японии. Радиоактивное облако село на самый многонаселенный район Южной Кореи.

— Ты прав, это известно всем. В то же время об этом никто не помнит.

— Это ответ на тему современной пропаганды. Наука замыливать сознание продвинулась далеко вперед.

— Какая сейчас пропаганда? Муж мой, вы не бредите?

— Ах, графиня, прошу меня простить. Вспомнилась былая старость.

Сегодня все знают, что в Японии лидирует по продолжительности жизни. Но никто не связывает это с продолжительностью жизни тех, кто во время атомной бомбардировки был еще ребенком.

В мире многое поставлено с ног на голову. Защита окружающей среды и парниковый эффект. По своей природе углекислый газ разрушается под воздействием естественных атмосферных процессов. Тем не менее наибольшее выделение углекислых газов происходит не от автомобилей или электростанций. Главным генератором выделений углекислого газа являются удобрения, в первую очередь любимые европейцами пестициды. Попав в почву и соединившись с водой, пестициды выделяют углекислый газ. В то же время альтернативные источники энергии наносят природе прямой ущерб. Ветряные электростанции работают за счет перемещения воздушных масс. Отдав свою энергию, воздушный поток умирает. Нарушается многовековой процесс перемещения воздуха вокруг планеты. Солнечные батареи используют энергию солнечных лучей. Следовательно, нагрев поверхности земли уменьшается. Все это приводит к анормальному атмосферному процессу. В Испании тридцатиградусная жара неожиданно переходит в снегопад. В центральной Европе за линией ветряных электростанций небо разверзается небывалыми ливнями. Откровенной дурью выглядит идея электромобилей. В цепочке электростанция — аккумулятор — электромобиль выигрывает только та улица, по которой проедет сама машина. По совокупности затрат энергии и загрязнения окружающей среды электромобиль намного «грязнее» древнего трактора. Здесь всего лишь с помощью пропаганды из людей выкачивают деньги. Заодно отвлекают внимание от реальных проблем бытия. Открывая бутылки с шипучими напитками, люди выбрасывают в атмосферу тысячи кубометров углекислого газа.


Яхта «Золотая принцесса» вернулась в Петропавловск с новым пассажиром. Исмаил Шейх присоединился к своему другу. Наследник трона отправился в путешествие по приглашению графа Алексеева и с разрешения своего отца.

— Я прошу показать моему сыну как можно больше, — говорил эмир Марракееш. — Он должен как можно глубже ознакомиться с европейской жизнью.

— Полностью согласен с вашим величеством, — ответил граф Алексеев.

— Когда настанет его время править, он должен реально ориентироваться в европейском пасьянсе.

— Невозможно правильно построить свою политику без полного представления о возможностях Европы.

— Я доволен, что мой сын выбрал в друзья столь мудрого человека.

Касательно мудрости, тут приоритет был за эмиром. Эмир одобрил планы графа Алексеева по колонизации Австралии и Америки. Более того, правитель нашел разумные доводы, которые смогут убедить старейшин мятежного племени мали. Появился ответ на логичное возражение: «Почему мы должны покинуть родные земли?»


Нине предстояло крещение. Сергей с улыбкой наблюдал за тем, как жена зубрила «Отче наш» и «Символ веры». На рейде Петропавловска стояло два корабля, которые привлекли внимание графа Алексеева. Сергей их увидел еще при входе в порт:

— Что-то рановато вернулись «Психея» с «Арендой».

— Как ты определил название кораблей? — с удивлением спросил Павел. — До них еще очень далеко.

Трудно ответить на такой вопрос. Как человек безошибочно выбирает свою машину в ряду одинаковых по цвету и модели? На эту тему можно привести множество фактов и примеров.

— Взгляд профессионала всегда выделит незаметные другим детали. По некоторым нюансам можно узнать даже имя капитана.

Эти два корабля вернулись из Антарктиды. Коль скоро Россия подняла над этим континентом свой флаг, Сергей счел нужным финансировать исследовательские экспедиции.

На первом этапе все будет сосредоточено вокруг пингвинов и попыток достичь Южного полюса. Само по себе плавание во льдах для парусников не представляет большой опасности. По своим физическим качествам лед намного прочнее кораллов. Парусник плавает не во льдах, а рядом со льдами. Прямое столкновение со льдами смертельно для парусного судна. Льды практически неподвижны относительно воды. Ну а ночью парусник просто стоит. Ночью ходят только ледоколы и только в лучах прожекторов. Зимовка во льдах для парусников полностью лишена героизма. Здесь очень много специфики, игнорирование которой приводит к подвигам «челюскинцев». Океанология является весьма серьезной наукой. Осознавая важность изучения океанов, Сергей не скупился на финансирование.

Как он и предполагал, на «Психее» и «Аренде» стояли многочисленные клетки с пингвинами. Диковинная для Европы птица пойдет на ура в зоопарках русских городов. Капитаны кораблей и члены экспедиции корпели над своими отчетами. Сергей решил не мешать, а вот Павел наоборот, засыпал шквалом вопросов. Альбом с фотографиями и рисунками только подогрел любопытство наследника престола. Впрочем, и Исмаил Шейх не отставал от цесаревича. Обоих интересовало абсолютно все. Положение исправил приход кабелеукладчика. «Титан III» пришел для прокладки кабелей в Средиземном море. Первая линия начиналась от Петропавловска и шла на Крит. Оттуда кабель разветвлялся на Египет и Турцию. В дальнейшем планировалось соединить турецкую линию с Севастополем. Крымское соединение закольцовывало европейскую связь. Египетская линия планировалась в Индию и на юг Африки. Поистине титанические размеры кабелеукладчика отвлекли молодых людей от пингвинов и фотографий антарктических пейзажей.


Обряд крещения Нина перенесла стоически, очень волновалась, но все сделала правильно. В этом помогла спокойная доброжелательность отца Николая. По завершении обязательных празднеств перебрались на «Золотую принцессу». Рассвет встретили в реке Гвадалквивир. До обеда прошли шлюз, к обеду сидели за столом хлебосольного Габриеля Гильена. Севилья выделяется духом праздника и веселья. Симбиоз арабской и европейской культур создал в городе свою особую атмосферу. К сожалению, беззаботный отдых не получился. Уже на следующий день Сергей получил приглашение от вице-короля Новой Испании. Разговор во дворце Лас-Куэвас прошел по протокольному вежливо, но коротко. Суть заключалась во вручении письма от Карла III. Монарх приглашал высоких гостей и графа Алексеева с супругой в Толедо. Вице-король обязан сопроводить до самого королевского дворца. Официальная вежливость вельможи не задела чувств Сергея. Он не испанец, более того, многие дворяне считали его жуликом, втесавшимся в доверие короля.

Путешествие из Севильи в Мадрид вышло совсем не утомительным. Оно больше всего напоминало увеселительную прогулку с продолжительными пирами и забавами. Обширные горные луга сменялись тенистыми лесами, где росли вечнозеленые дубы. На ночлег останавливались в одном из дворцов, которых оказалось великое множество. Завоевав Пиренейский полуостров, испанцы весьма рачительно отнеслись к арабскому наследству. Никто не разрушал дворцы поверженных шейхов. Мечети перестраивали в церкви со звонницами в бывших минаретах. В результате сложилась своеобразная архитектура, коктейль из арабского зодчества и южноевропейского подражательства. Дворцы эпохи Ренессанса поражали красотой резьбы по камню. Стараясь превзойти арабов, европейские мастера создавали настоящие шедевры.

Резиденция Карла III находилась в центре Толедо. В свое время волжские аланы присоединились к походу варваров и вандалов. Поход закончился созданием своего королевства со столицей в Толедо. В начале восьмого века земли захватили мавры. Город стал столицей Кордовского халифата. Вскоре он превратился в столицу арабской учености и промышленности. Здесь изготавливали посуду, ткали шелковые и шерстяные ткани. Настоящую славу городу принесли арабские кузнецы. Великолепные клинки и ружья из Толедо долгое время считались лучшими в Европе. Со временем слава столицы оружия была поглощена славой столицы ювелирного искусства. Сюда потекли на огранку изумруды Новой Гранады. Королевский дворец Алькасар в первую очередь поражал своими размерами. Огромное пятиэтажное здание с угловыми башнями «под готику» позволяло любоваться собой с каждой улицы города. Испанская знать предпочитала жить в Толедо. Бывшая столица привлекала уютными улицами и роскошными виллами. Мадрид, как центр промышленности и торговли, взял на себя бремя официальной столицы, тем не менее по-прежнему оставаясь городом кузнецов.

Король устроил пышную, по-настоящему роскошную встречу. Стройные ряды гвардейских полков, артиллерийский салют и любопытная толпа придворных. Король стоял в окружении свиты и иностранных послов. Приезд двух наследников престолов превратился в красочную церемонию. Этот официальный предлог не скрывал заинтересованности в другой фигуре — индийской принцессе. Графа Алексеева оценивали по-разному. Для одних он был чудаковатым ученым, для других — талантливым инженером, для третьих — неисправимым авантюристом. А вот его жена была принцессой, в ее жилах текла кровь Великих Моголов. До Европы уже дошли вести о победах Салар Джангома. Князь возобновил поход предков и установил власть над самыми богатыми землями Индии.

Практически все встречающие рассматривали юную принцессу. Роскошное европейское платье, богатые украшения и европейские черты лица. Никаких следов азиатской или индийской крови. Причастность к Индии подчеркивали окружающие фрейлины. Стайка красивых смуглых девушек ярко выраженной индийской внешности в ярких сари. Граф Алексеев сумел выбрать отличную партию. Благодаря происхождению жены перед ним открывались двери всех королевских дворцов Европы. Кто из монархов не мечтал приблизиться к сокровищам природных кладовых Индии. А ткани? Бархат и батист, поплин и жаккард, кашемир и набивной шелк. Голова кружилась только от одних названий.

Павел и Исмаил Шейх вместе с Ниной с удовольствием окунулись в водоворот дворцовой жизни. Большие и маленькие балы, большие и маленькие пиры, большие и маленькие интриги. Они вошли в привычную жизнь, где каждый боролся за свою конкретную цель или выполнял поставленную перед ним задачу. Сергей по-прежнему старательно этого избегал. Он не пригоден для такой жизни, обязательно гавкнет или лизнет невпопад. То, что у Карла III свои виды на графа Алексеева, выяснилось достаточно быстро. На второй день испанский монарх пригласил Сергея в свой рабочий кабинет:

— Позвольте преподнести вам свадебный подарок, — король протянул титульный лист. — Я добавил вам земли между Новой Гранадой и Коста-Рикой.

— Благодарю, ваше величество, за внимание и щедрость.

Сергей развернул приложенн