Мари (fb2)


Настройки текста:



Генри Райдер Хаггард Мари

Посвящение

Сэру Генри Бульверу,

Дитчингем, 1912.


Мой дорогой сэр Генри!

Прошло около тридцати семи лет, больше жизни одного поколения с тех пор, как впервые мы увидели берега Африки, поднимающиеся из моря. Как много событий произошло с того времени: аннексия Трансвааля, Зулусская война, первая Бурская война, открытие Рэнда, захват Родезии, вторая Бурская война и многие другие дела, которые в нынешние стремительно бегущие времена воспринимаются как древняя история.

Увы! Я боюсь, что если бы мы вновь посетили эту страну, то мало нашли бы знакомых лиц. Однако, одним мы могли бы быть довольны. Теми историческими событиями, в которых и Вы, как правитель Наталя, играли большую роль, да и я, хоть и значительно меньшую. Но, как мы и предвидели, это, в конце концов, принесло период мира в Южную Африку. Сегодня знамя Англии развевается от Замбези до мыса Доброй Надежды. Под его сенью могут быть забыты все старинные междоусобицы и кровавая вражда. Туземцы могут процветать и быть довольны справедливым управлением, ибо в первую очередь начало этой страны принадлежит им. Таковы, мне кажется, Ваши надежды, как и мои.

Однако в этой повести речь идет не о ранней Африке. В 1836 году ненависть и подозрения поднялись на большую высоту между правительством метрополии и его голландскими подданными. Происходившее освобождение рабов и взаимные разногласия привели к беспорядкам в Капской колонии, почти к восстаниям, и буры тысячами бросились на поиски новых мест поселений на неисследованном, заселенном дикими племенами Севере. Об этом кровавом времени я и попытался рассказать: о Великом Переселении и его трагедиях, таких как резня искренне доброжелательного Ретифа и его спутников руками короля зулусов Дингаана.

Итак, Вам предстоит прочесть эту повесть и узнать ее содержание. Что же остается сказать мне? Только то, что в память давно прошедших дней я посвящаю ее Вам, чей образ всегда возникает в моей памяти, когда я стараюсь нарисовать портрет английского джентльмена, каким он должен быть.

Я никогда не забуду Вашу доброжелательность: в память об этом я преподношу Вам эту книгу.

Всегда сердечно Ваш


Г. Райдер Хаггард.

Предисловие

Автор надеется, что читателя заинтересует изложение исторических событий на страницах повести о резне бурского генерала Ретифа и его спутников от рук короля зулусов, Дингаана. За исключением некоторых мелочей, автор полагает, что даже в деталях был довольно точен.

То же самое может быть сказано и в отношении ужасных страданий буров-переселенцев, которые продвигались по малярийному вельду, чтобы погибнуть по соседству от залива Делагоа. Об этих страданиях, в особенности о тех, которые были перенесены Тричардом и его спутниками, еще существуют некоторые современные записи, сохранившиеся в скудных работах по этому вопросу. Можно еще также упомянуть о существовании среди буров этого поколения общего мнения о том, что безжалостное убийство Ретифа и его спутников, а также и другие неприятности, обрушившиеся на них до того несчастья, произошли в результате предательских заговоров англичанина, или англичан, с деспотом Дингааном.

Заметка редактора

Нижеследующая выдержка объясняет, как рукопись «Мари» и с нею некоторые другие, одна из которых названа «Дитя бури», попали в руки редактора. Она взята из письма, датированного 17.01.1910 года, написанного мистером Джорджем Куртисом, братом сэра Генри Куртиса, баронета, который, помнится, являлся одним из друзей покойного мистера Аллана Квотермейна и его товарищем по приключениям, когда он открыл копи царя Соломона, и который позднее исчез вместе с ним в Центральной Африке.

Эта выдержка выглядит так:

«Вы возможно, помните, что наш дорогой общий друг, старый Аллан Квотермейн, оставил меня единственным исполнителем его воли, что он подписал перед тем, как вместе с моим братом отправился в Цувенди, где и был убит. Однако, суд, не будучи удовлетворен, ибо не было официального доказательства его смерти, поместил капитал под надежное обеспечение и по моему совету избрал этим местом недвижимое имущество в Йоркшире, где он и находится два последние десятилетия. Сейчас владелец этой недвижимости умер, и по горячей просьбе благотворительного учреждения, следящего за исполнением воли Квотермейна, а также и моей, ибо при моем неопределенном состоянии здоровья я не так уж долго смогу нести функции исполнителя, примерно восемь месяцев тому суд согласился приступить к распределению этого большого фонда согласно условиям завещания.

Это, конечно, запутывает распродажу недвижимости и раньше, чем она будет выставлена на аукцион, я обошел дом в сопровождении выделенного судом стряпчего. Наверху, в комнате, которую обычно занимал Квотермейн, мы обнаружили запечатанный шкаф, который я открыл. Он оказался наполненным различными предметами, видимо, полученными от разных обществ в раннем периоде его жизни. Мне нет нужды перечислять их здесь, в особенности потому, что я являюсь их законным наследником и в случае моей смерти они согласно моей воле перейдут к Вам.

Среди этих сувениров я обнаружил прочный сундук из красного дерева, который содержал разные документы и письма, а также связку рукописей. Под тесьмой, связывающей эти рукописи, как Вы увидите, имеется обрывок бумаги, на котором написано голубым карандашом указание, подписанное „Аллан Квотермейн“, чтобы эти рукописи были пересланы Вам, если с ним что-либо случится и что только по Вашему усмотрению их можно будет сжечь, или опубликовать.

Так что по прошествии стольких лет, поскольку мы оба живы, я выполняю волю нашего старого друга и посылаю Вам его наследство, которое, полагаю, может представлять интерес и ценность. Я прочитал рукопись, названную „Мари“, и убежден, что ее нужно опубликовать, ибо думаю, что эта странная волнующая повесть о большой любви наполнена, кроме того, событиями забытой истории.

Та, что названа „Дитя бури“, тоже представляется очень интересной, как исследование о дикой, жестокой жизни, и другие, возможно, также, однако мои глаза так меня беспокоят, что я не в состоянии разобрать неразборчивый почерк. Надеюсь, что я многое выиграю, увидев их уже напечатанными…

Бедный старина Аллан Квотермейн! Словно он внезапно восстал из мертвых! Так, во всяком случае, я подумал, когда внимательно прочитал эти рассказы о том периоде его жизни, о котором не помню, чтобы он мне когда бы то ни было говорил…

Ну, теперь мои обязанности в этом деле закончены, а Ваши начинаются. Делайте с этими рукописями то, что Вам понравится…

Джордж Куртис».

Можно себе представить, как я, редактор, был удивлен, получив это письмо и при нем пакет рукописей. У меня это тоже вызвало ощущение, будто мой старый друг поднялся из могилы и стал передо мной, рассказывая историю своего бурного и трагического прошлого тем спокойным, размеренным голосом, который я никогда не смогу забыть…

Первая рукопись, — «Мари», — описывала необыкновенные переживания мистера Квотермейна в юности и его первую любовь…

Я никогда не слышал, чтобы он рассказывал об этой Мари, за исключением одного случая. Я припоминаю, что по какому-то поводу, — это было празднество в саду одного местного благотворителя, — я стоял рядом с Квотермейном, когда кто-то представил ему стоявшую по соседству молодую девушку, отличившуюся тем, что на празднестве она очень приятно пела. Фамилию ее я забыл, но помню, что ее звали Мари. Аллан Квотермейн вздрогнул, когда услышал это имя, и спросил, не француженка ли она. Та ответила отрицательно, добавив, что это имя действительно французского происхождения и дано ей в честь бабушки, которую тоже звали Мари.

«Правда? — сказал он. — Некогда я знал девушку, похожую на вас, которая также была французского происхождения и носила имя Мари. Возможно, вы будете более счастливы в жизни, нежели она, но лучше или благороднее ее вы никогда не сможете стать», — и он поклонился ей просто и вежливо, затем отошел в сторону. Позже, когда мы били одни, я спросил его, кто была та Мари, о которой он говорил молодой леди. Он немного помолчал, потом ответил:

«Она была моей первой женой, но я умоляю вас не говорить о ней со мной или с кем-нибудь другим, потому что мне тяжело слышать ее имя. Может быть в один прекрасный день вы узнаете о ней все».

Затем к моему огорчению и удивлению, у него вырвалось нечто вроде рыдания, и он быстро вышел из комнаты.

После прочтения мемуаров об этой Мари я могу теперь хорошо понять, почему он был тогда так взволнован. Я печатаю книгу фактически в том виде, в каком написала ее его рука.

Были там также и другие рукописи, одна из которых, озаглавленная «Дитя бури», рассказывает волнующую историю о прекрасной и, — боюсь, что я вынужден добавить, — злой зулусской девушке по имени Мамина, которая совершила много дурного в свое время и ушла нераскаявшейся из этого мира.

Оказались там также и другие манускрипты, среди которых одна рукопись раскрывает причину разгрома Сетевайо и его армии англичанами в 1879 году, что случилось незадолго до того, как Квотермейн встретил сэра Генри Куртиса и капитана Гуда.

Эти три повести в большей или меньшей степени фактически связаны друг с другом. По крайней мере, один старый карлик по имени Зикали, колдун и ужасный человек, имел отношение к ним всем, хотя в первой — «Мари» — он только невнятно упомянут в связи с резней Ретифа, где, несомненно, являлся первым подстрекателем. Поскольку «Мари» идет первой в хронологическом порядке и была положена ее автором поверх связки рукописей, я и публикую ее первой. С остальными я намереваюсь работать позже, когда найду для этого время и возможность.

Но будущее должно само заботиться о себе. Мы не можем контролировать его, и события его не подвластны нам.

Между тем я надеюсь, что те, кто в юности читал о копях царя Соломона и стране Цувенди, а, может быть, какие-либо другие книги, более ранние, смогут найти много интересного в этих новых главах автобиографии Аллана Квотермейна, что обнаружил и я.

МАРИ Эпизод из жизни покойного Аллана Квотермейна

ГЛАВА I Аллан изучает французский язык

Несмотря на мой преклонный возраст, я, Аллан Квотермейн, уже кое-что писавший, никогда ни единых словом не обмолвился о моей первой любви и о приключениях, сопутствовавших ее прекрасной и трагической истории. Думаю, что это происходило потому, что она всегда казалась мне слишком святой, слишком далекой от обыденности, такой же святой и далекой, как небеса, на которые вознесена великолепная душа Мари Марэ.

Не теперь, в моем возрасте, приближающем меня к бесконечности, по ночам, уносясь мыслями к звездам, иногда мне хочется приоткрыть двери, сквозь которые должен буду пройти и я, склонившись к земле, в преддверии бесконечности, с раскинутыми руками и увлажненными глазами, начинаю различать давно забытую тень — тень Мари Марэ…

Это сон старика и, несомненно, ничто иное. Но я попытаюсь изложить эту историю, окончившуюся такой великой жертвой и достойную записи, хоть я и надеюсь, что ни один человеческий глаз не прочитает ее, пока густой туман забвения не окутает память обо мне.

И я доволен, что предпринимаю эту попытку, ибо мне кажется, что лишь в смерти я приду к пониманию истинной ценности той, о ком я говорю, и о той страстной любви, которую она подарила такому недостойному ее человеку, как я… Я до сих пор удивляюсь, чем только я заслужил любовь таких женщин как Мари и Стелла, также уже давно умершая, единственная в мире, кому я рассказал всю историю Мари?

Я вспоминаю, что я тогда опасался, чтобы она не приняла ее близко к сердцу, но этого не случилось. И в самом деле, во время наших недолгих семейных дней она много думала и говорила о Мари, и некоторые из ее последних слов ко мне были о том, что Стелла намеревается найти Мари на том свете, и что они вместе будут дожидаться меня в стране любви, чистые и бессмертные.

Так что со смертью Стеллы вся эта страница жизни закончилась для меня, ибо в течение долгих лет, тянувшихся между тем временем и нынешним, Я уже никогда не говорил нежных слов женщине. Я признаю что однажды, значительно позже, одна маленькая зулусская колдунья говорила мне нежные слова и на какой-то час, или около этого, почти вскружила мне голову, а в этом искусстве она обладала большим уменьем. И я говорю об этом, потому что хочу быть совершенно честным, хотя она, — я имею в виду мою голову, ибо сердце в это дело не вмешивалось, — она, голова, тут же перестала кружиться… Звали ее Мамина и я когда-нибудь отдельно изложу ее удивительную историю.

Возвращаюсь к основному… Как я уже написал в другой книге, я провел свою молодость с моим старым отцом, священником англиканской церкви, там, где теперь находится округ Крадок Капской колонии.

Тогда это было достаточно дикое место с очень небольшим белым населением. Среди наших немногочисленных соседей был один фермер-бур, по имени Анри Марэ, который жил примерно в пятнадцати милях от нашей стоянки на чудесной ферме, носившей название Марэсфонтейн. Я упомянул, что он являлся буром, но, как можно заключить из его имени и фамилии, по происхождению он был француз, гугенот, как и его предок, имя которого также было Анри Марэ, хотя мне и кажется, что «Марэ» тогда произносилось совсем иначе. Этот предок являлся одним из тех первых представителей этой веры, которые эмигрировали в Южную Африку, чтобы избежать жестокости Людовика XIV в период отмены Нантского эдикта.[1]

В отличие от большинства буров подобного происхождения, эти особенные Марэ, — а фамилий, звучавших так же, было много, — они никогда не забывали свое происхождение. И в самом деле, от отца к сыну передавалось знание французского языка и между собой они обычно разговаривали по-французски. Во всяком случае, обыкновением Анри Марэ, который был чрезмерно религиозен, было прочитывать главу из Библии (что является, или являлось, непременной утренней привычкой буров) не на ломаном голландском, а на чистом старо-французском.

У меня даже есть именно та книга, из которой он обычно читал: я купил ее по случаю вместе с другими предметами на рынке в Марицбурге во время аукциона.

Я припоминаю теперь, что, когда раскрыл тот толстый том, переплетенный в добротную оленью кожу, и обнаружил, кому книга принадлежала, то у меня хлынули слезы… Не осталось даже тени сомнения, чья это книга, ибо, как это было принято в старину, в нее вшили несколько форзацев для записи важных событий в жизни ее владельца. Первые записи, сделанные самим Анри Марэ, предком, представляли собой описание того, как он и его соотечественники были изгнаны из Франции, а его отец расстался с жизнью в результате религиозных преследований. После этого следовал длинный реестр бракосочетаний, рождений и смертей, продолжавшийся из поколения в поколение, а среди них — несколько заметок, рассказывавших о таких событиях, как изменение местожительства семьи… Все писалось на французском языке.

К концу реестра появляется запись о рождении Анри Марэ, которого я знал, увы, слишком хорошо, и его единственной сестры. Затем написана его женитьба на Мари Лабюшан, как было подчеркнуто, тоже из семьи гугенотов. И в следующем году — рождение Мари Марэ, моей Мари, а после длительного промежутка, ибо дети больше не рождались, смерть ее матери. Сразу же, ниже, появляется такой любопытный пассаж:

«3 января 1836 года. Я покидаю эту негостеприимную страну, желая освободиться от проклятого правительства Британии, как мои предки освободились от того дьявола — Людовика XIV. Долой королей и тиранических министров! Да здравствует свобода!» Все это очень ярко показывало характер и мировоззрение Анри Марэ, а также и чувства, царившие среди переселенцев-буров той эпохи.

Таким образом заключался реестр и заканчивалась история Марэ этой записью в Библии, ибо эта ветвь их семьи теперь усохла. Ее последнюю главу я расскажу дальше…

В моем официальном знакомстве с Мари Марэ не было ничего выдающегося. Я не спасал ее от нападения диких зверей и не вытаскивал из бушующей реки, как это бывает в романах. В действительности мы обменивались своими юными мыслями за небольшим, но чрезвычайно массивным столом, который некогда выполнял функции чурбана для рубки мяса. Даже и сейчас я вижу сотни рубцов, прорезавших поверхность этого стола, особенно в том месте, где обычно сидел я.

Однажды, через несколько лет после приезда моего отца в Кап[2], хеер Марэ появился возле нашего дома в поисках, помнится, пропавших быков. Тогда Марэ был худым бородатым мужчиной с довольно дикими, близко посаженными глазами и порывистыми, нервными жестами, ни в малейшей степени не похожим на бура, во всяком случае, именно таким я припоминаю его. Отец принял его вежливо и пригласил остаться пообедать, что он охотно сделал.

Они разговаривали по-французски, на языке, который хорошо знал мой отец, хотя и не употреблял его много лет. Мосье Марэ было приятно встретить человека, разговаривавшего по-французски и, хоть его вариант языка был двухсотлетней давности, а у моего отца в основном книжный, они болтали если не точно, то бойко.

В ходе беседы мосье Марэ, указав на меня, — маленького, со щетинистыми волосами и острым носом юнца, — спросил отца, не хочет ли он научить меня французскому языку. Тот ответил, что он иного и не хочет. «Хотя, — добавил он строго, — судя по моему собственному опыту изучения латыни и греческого, я сомневаюсь в его способностях к языкам».

Однако, договоренность была тут же достигнута: два дня в неделю, с ночевкой, я должен проводить в Марэсфонтейне и изучать французский у репетитора, которого мосье Марэ нанял, чтобы обучать свою собственную дочь этому языку и другим предметам. Я припоминаю, что отец согласился платить часть жалованья репетитору, что вполне соответствовало взглядам бережливых буров.

Таким образом, в ближайшее время я и отправился туда, причем весьма охотно, ибо на вельде между нашим постом и Марэсфонтейном встречалось много дроф, не говоря уже об антилопах, и мне было разрешено взять с собой ружье, которым уже в те далекие дни я прекрасно владел… Итак, в назначенный день я ехал верхом в Марэсфонтейн, сопровождаемый всадником, готтентотом Хансом, о котором я мог бы многое рассказать…

По дороге я развлекался отличной охотой, достигнув места, изобиловавшего дрофами и антилопами, одну из которых мне удалось подстрелить.

Вокруг Марэсфонтейна раскинулся персиковый сад, именно тогда засыпанный чудесными розовыми цветами и, когда я медленно проезжал по нему, поскольку не был уверен в правильности маршрута, вдруг передо мною появилось долговязое дитя, одетое в платье, точно соответствовавшее своим цветом персиковым цветам… Я как сейчас вижу ее темные волосы, ниспадающие на спину, и большие застенчивые глаза, смотрящие на меня из-под козырька натянутого на голову голландского кепи. Поистине, она казалась сплошными глазами, как птичка ржанка, во всяком случае, тогда я вряд ли заметил что-либо другое: только глаза…

Я остановил своего пони и глазел на нее, чувствуя себя весьма неловко и не зная, что сказать. Некоторое время и она так же смотрела на меня, по-видимому, немного встревоженная неожиданной встречей, а потом заговорила очень мягким и приятным голосом, но с некоторым напряжением.

— Вы маленький Аллан Квотермейн, который приехал учить вместе со мной французский? — спросила она по-голландски.

— Конечно, — ответил я на том же языке, — но почему это вы, мисс, называете меня маленький? Ведь я выше, чем вы, — добавил я негодующе, ибо, когда я был юным, мой недостаток роста всегда являлся для меня самым больным местом.

— Я не уверена в этом, — возразила она. — Однако, слезайте с лошади и мы померяемся ростом здесь, на этой стене.

И вот я спешился и, когда она удостоверилась, что на моих ботинках нет каблуков, — а я носил тогда сделанную из сыромятной кожи обувь, называемую бурами вельшоон, — она взяла грифельную доску, которая была при ней, — припоминаю даже, что доска была без рамки и просто представляла собой кусок кровельного материала, — и, положив ее плотно на мои щетинистые волосы, которые и тогда, как и теперь, торчали во все стороны, сделала остро отточенным карандашом глубокую отметку на мягком песчанике стены.

— Ну, вот, — сказала она, — все сделано правильно. Теперь, маленький Аллан, ваша очередь измерить меня.

И я измерил ее, но увы! Она оказалась выше меня на целых полдюйма.

— Вы стоите на цыпочках, — сказал я с досадой.

— Маленький Аллан, — ответила она, — стоять на цыпочках было бы ложью перед добрым Богом, а когда вы узнаете меня получше, вам станет ясно, что, хотя у меня и ужасный характер и множество других грехов, я никогда не лгу.

Думаю, что я выглядел тогда униженным и подавленным, потому что она продолжала в своей важной манере взрослого человека:

— Почему же вы сердитесь на то, что Бог сотворил меня более высокой? Тем более, что, как говорил мой отец, я на несколько месяцев старше вас. Впрочем, не перейти ли нам на «ты»? Гораздо удобней! Иди сюда, давай напишем наши имена возле этих отметок, так что через год или два ты сможешь увидеть, как перерос меня…

Затем она грифелем нацарапала «Мари» напротив своей отметки, очень глубоко, чтобы надпись могла сохраниться, как сказала она тогда; после чего я написал «Аллан» рядом со своей отметкой.

Увы! Лет двенадцать назад мне представился случай еще раз побывать в Марэсфонтейне… Дом уже давно был отстроен заново, но именно эта стена осталась. Я подъехал и осмотрел ее, там еще с трудом можно было рассмотреть имя Мари рядом с маленькой черточкой. Мое же имя исчезло, ибо за прошедшие годы песчаник осыпался. Остался только ее автограф, и я почувствовал себя даже еще хуже, чем когда рассматривал старую Библию на рыночной площади в Марицбурге.

Я помню, что тогда поспешно умчался оттуда, даже не остановившись, чтобы узнать, в чьи руки перешла эта ферма. Я скакал через персиковый сад, где деревья, возможно те же самые, а может быть, и другие, были в полном цвету, так как время года было то же, что и тогда, когда я впервые встретил Мари, и я не натянул поводья, пока не проскакал полдесятка миль.

Могу утверждать, что Мари всегда оставалась на полдюйма выше меня ростом, а вот насколько она была выше разумом и духом, сказать невозможно…

Когда мы покончили с нашим взаимным измерением, Мари собралась вести меня к дому, делая вид, что впервые заметила мои охотничьи трофеи.

— Это ты застрелил их всех, Аллан Квотермейн? — спросила она.

— Да, — гордо ответил я, — я убил их четырьмя выстрелами, а дрофы, между прочим, летели, а не сидели, и это больше, чем смогла бы сделать ты, хотя ты и выше меня ростом, мисс Мари…

— Не знаю, — ответила она задумчиво, — и я могу очень хорошо стрелять из ружья, потому что мой отец учил меня этому, но я никогда не стреляла бы в живые существа, если бы не вынуждена была к этому голодом, ибо, полагаю, что убивать — жестоко. Но, конечно, с мужчинами дело обстоит иначе, — поспешно добавила она, — и несомненно в один прекрасный день ты станешь великим охотником, Аллан Квотермейн, поскольку ты уже сейчас можешь так хорошо попадать в цель.

— Я надеюсь, что так и будет, — ответил я, краснея от ее похвалы, — ибо я люблю охотиться… И разве имеет значение то, что я убил нескольких диких животных, когда их так много вокруг? Ведь этих я подстрелил, чтобы угостить твоего отца и тебя!

— Тогда ступай и отдай их отцу. Он поблагодарит тебя, — и она повела меня через ворота в стене из песчаника во внутренний двор, где находились дворовые службы, конюшни, в которых содержались ночью ездовые лошади и лучший племенной скот, а в конце стоял длинный одноэтажный дом, построенный из камня и побеленный известкой; перед домом располагалась веранда.

На этой широкой веранде, которая как бы господствовала над расстилавшимся кругом великолепным ландшафтом с густыми зарослями мимоз и других тропических растений, сидели двое мужчин, попивая крепкий кофе, хотя еще не было десяти часов утра.

Услышав звук лошадиных копыт, один из них, минхеер Марэ, которого я уже знал, поднялся со своего обтянутого кожей кресла. Он был, как я уже, кажется, говорил, ничуть не похож на флегматичных буров ни внешностью, ни характером, а скорее являлся типичным французом, хоть и ни один член его рода не ступал на почву Франции за последние сто пятьдесят лет. Вообще-то я обнаружил это уже значительно позднее, а в те дни почти ничего не знал о французах…

Его компаньон тоже был француз по имени Леблан, но совершенно иного типа. Невысокий, плотный. Большая облысевшая голова с бахромой седеющих волос, которые росли прямо над ушами и падали на его плечи, придавая ему вид растрепанного патера с тонзурой[3]. Глаза у него были голубые и слезящиеся, а щеки — бледные, полные и отвисающие вниз. Когда хеер Марэ поднялся, я, будучи наблюдательным юношей, заметил, что мосье Леблан воспользовался подходящей возможностью, чтобы протянуть довольно дрожащую руку и долить в свою чашку что-то из темной бутылки, которая, судя по симпатичному запаху, содержала в себе персиковый бренди.

Это фактически без слов говорило, что бедняга являлся пьяницей и поэтому он, с его воспитанием и способностями, довольствовался скромным постом репетитора на уединенной ферме бура. Несколькими годами раньше, когда он в пьяном виде совершил какое-то преступление во Франции, — я не знаю, что это было, и никогда не узнал, — он бежал в Капскую колонию, чтобы скрыться от неизбежного наказания. Здесь он получил профессуру в одном из колледжей, но через некоторое время явился на лекцию совершенно пьяным и, естественно, потерял свою должность… То же самое случилось и в других городах, пока, в конце концов, он не очутился в отдаленном Марэсфонтейне, где его работодатель, Марэ, терпел его слабость ради интеллектуального общества, в котором он по своей натуре очень нуждался. Так что Марэ смотрел на него как на соотечественника, попавшего в беду, и их обоих крепче всего связывала взаимная и злобная ненависть к Англии и английскому языку, что применительно к мосье Леблану, который в юности сражался под Ватерлоо и даже был знаком с Великим Императором[4], выглядело вполне естественным. В этом отношении дело с Анри Марэ обстояло иначе, но об этом речь пойдет дальше.

— О, Мари, — сказал Анри Марэ по-голландски, — итак, наконец-то ты нашла его, — и он кивнул в мою сторону, добавив тут же. — А для тебя это лестно, молодой человек. Обрати внимание, эта мисс сидела битых два часа на солнцепеке, ожидая тебя, хоть я и убеждал ее, что ты приедешь не раньше десяти часов, поскольку твой отец говорил, что раньше, чем отправиться в путь, ты обязательно должен позавтракать. Ладно, это вполне естественно, ведь она здесь одинока, а возраст у тебя подходящий, хоть и происхождение у вас разное, — и его лицо почему-то нахмурилось, когда он произносил эти слова.

— Отец, — ответила Мари, чей яркий румянец я мог разглядеть даже в тени от козырька ее кепи, — я не сидела на солнцепеке, а была в тени персикового дерева. К тому же я решала задачи, которые мосье Леблан написал на моей грифельной доске. Посмотри, вот они здесь, — и она приподняла доску, покрытую фигурами, несколько смазанными трением о мои щетинистые волосы и ее кепи…

Тогда вмешался мосье Леблан, говоря по-французски, смысл чего я понял, ибо мой отец преподал мне основы этого языка, а я обычно легко схватывал современные языки. Во всяком случае, я уловил, что он спросил, не являюсь ли я маленькой «английской свиньей» (кошон англе), которую он за его грехи должен обучать. Он добавил, что это, видимо, именно так, потому что, когда я вежливо снял шляпу, мои волосы стояли на голове дыбом, как это обычно бывает со щетиной на спине свиньи.

Всего этого было для меня слишком много, и раньше, чем кто-либо успел заговорить, я ответил по-голландски, так как ярость сделала меня красноречивым и смелым.

— Да, я — это он, но, минхеер, если вы должны стать моим учителем, я надеюсь, что вы больше не станете называть меня английской свиньей!

— Да ну, гамен, умоляю, скажи, что произойдет, если я буду настолько смел, что повторю сказанную о тебе истину?

— Я думаю, минхеер, — ответил я, побледнев от гнева при этом новом оскорблении, — я думаю, произойдет то же, что и с этой антилопой, — и я показал пальцем на дичь за седлом Ханса. — Я имею в виду то, что застрелю вас.

— Черт возьми, это дитя довольно-таки храброе! — воскликнул мосье Леблан, явно изумленный.

С этого момента, могу добавить, он относился ко мне с должным уважением и никогда больше при мне не оскорблял мою страну.

А затем вмешался Марэ, говоря по-голландски, чтобы я мог его понять.

— Это вас следует назвать свиньей, Леблан, а не этого парня, потому что уже в такую рань вы ухитрились напиться пьяным. Посмотрите! Бутылка бренди уже наполовину пуста. И это такой пример вы показываете юноше? Поговорите таким образом еще раз и я вышвырну вас подыхать от голода в вельде. Аллан Квотермейн, хоть я, как ты возможно слышал, и не люблю английский язык, все же я прошу у тебя прощения. Я надеюсь, ты простишь слова, сказанные этим горьким пьяницей, который думал, что ты их не поймешь, — и Марэ, сняв шляпу, отвесил мне низкий поклон, причем в такой высокопарной манере, как его далекие предки могли делать это перед самим королем Франции.

Лицо Леблана стало мрачным. Он поднялся и ушел нетвердой походкой. Как я узнал потом, он окунул голову в кадку с холодной водой и влил в себя пинту свежего молока, которое для него обычно являлось противоядием после чрезмерного употребления крепких напитков. Во всяком случае, когда через каких-нибудь полчаса он появился опять, чтобы начать наш урок, Леблан был совершенно трезв и весьма любезен.

Когда он ушел, а мой детский гнев был умиротворен, я передал хееру Марэ приветствие от отца, а также преподнес ему антилопу и птиц, причем последнее, кажется, доставило несравненно большее удовольствие, чем первое.

Затем мои седельные сумки внесли в мою комнату, маленькую буфетную рядом с такой же комнатой, занятой мосье Лебланом, а Ханса отослали поставить лошадей с другими, принадлежащими ферме, крепко стреножив их, чтобы они не смогли убежать домой.

Проделав это, хеер Марэ показал мне комнату, в которой должны будут проходить наши уроки, одну из так называемых ситкаммер, или гостиных, которых в этом доме было две. Я припоминаю, что пол в ней был сделан из «дага», то есть из материала муравейника, смешанного с коровьим навозом, куда добавили тысячи персиковых косточек, когда эта смесь еще была влажной, дабы пол сопротивлялся давлению обуви — грубое, но весьма действенное усовершенствование и нельзя сказать, что неприятное для глаза.

Что касается остального, то там было одно окно, открывавшееся на веранду, которое в этом ярком, солнечном климате пропускало затененный, но достаточный свет, особенно благодаря тому, что оно всегда было открыто. Потолок был сделан из неоштукатуренного камыша; в углу стоял большой книжный шкаф, содержавший многие французские книги, в большинстве собственность мосье Леблана, а в центре комнаты стоял массивный, грубый, изготовленный из местного желтого дерева стол.

Я припоминаю также цветную литографию, изображавшую великого Наполеона, командующего в какой-то победной для него битве, сидящего на белом коне и размахивавшего маршальским жезлом над грудами убитых и раненых. Рядом же с окном — укрепленное к камышу крыши гнездо парочки краснохвостых ласточек, таких милых созданий, что несмотря на создаваемый ими беспорядок, они вызывали бесконечное восхищение у Мари и меня в перерывах наших занятий.

Когда в тот день я застенчиво вошел в это скромное место и начал в одиночестве обдумывать свое положение, внезапно мое внимание привлек странный звук, похожий на кашель, который, казалось, исходил из темного угла за книжным шкафом. Удивленный этим, я осторожно подошел туда и обнаружил одетую в розовое фигуру, стоящую в углу, как наказанный ребенок, с головой, упертой в стену и тихо плачущую.

— Мари Марэ, почему ты плачешь? — спросил я.

— Она повернулась ко мне, отбросила назад локоны длинных черных волос, свисавших ей на лицо, и ответила:

— Аллан Квотермейн, я плачу от стыда, за тебя и за наш дом, стыда, в котором повинен этот пьяный француз.

— Ну и что же тут такого? — спросил я. — Он только лишь назвал меня свиньей, но я думаю, что показал ему, что даже у свиньи есть клыки!

— Да, — сказала она, — но он имел в виду не только тебя, он ненавидит все английское и самое страшное то, что и мой отец придерживается его мнения… Он также ненавидит все английское и, о!.. Я уверена, что эта его ненависть вызовет большие неприятности, смерть и горе многих…

— Ладно, если это так, то мы ничего с этим поделать не сможем, не так ли? — ответил я с оптимизмом, присущим юности.

— И что только делает тебя таким уверенным во всем? — удивленно сказала она. — Тише! Сюда идет мосье Леблан!

ГЛАВА II Нападение на Марэсфонтейн

Я не намереваюсь излагать последовательно историю всех лет, которые я провел в изучении французского языка и различных других премудростей, в числе которых и методу мосье Леблана. Поистине, здесь «нечего сказать, сэр». Когда мосье Леблан бывал трезв, он являлся самым изысканным и эрудированным репетитором, хотя и склонным отходить от темы урока и углубляться в различные второстепенные детали, которые сами по себе не являлись поучительными. Когда же он бывал подвыпившим, то возбуждался и разглагольствовал с нами главным образом о политике и религии, или, вернее, об их недостатках, ибо он был прогрессивно мыслящим, хотя эту черту характера он всегда старался скрывать от хеера Марэ.

Я могу добавить, что некий детский кодекс чести предупреждал нас от разоблачения этих его взглядов и различных других поступков. Когда он бывал абсолютно пьян, что в среднем случалось не чаще одного раза в месяц, он просто беспробудно спал, а мы делали все, что хотели.

Но вообще-то у нас взаимно все шло хорошо, ибо после инцидента во время нашей первой встречи мосье Леблан всегда бывал со мной вежлив. Мари он обожал, что, кстати, проявлял любой обитатель этого места, начиная с ее отца и кончая самым последним рабом. Нужно ли добавлять, что я обожал ее больше, чем все они вместе взятые, сперва любовью, какую питают дети друг к другу, а затем, когда мы стали взрослыми, такой всепоглощающей любовью, которая переходит все пределы и становится абсолютно полной.

И было бы странным, если бы этого не было, учитывая, что мы практически половину каждой недели проводили вместе и что с самого начала Мари, чья натура была такой же открытой, как ясный полдень, никогда не скрывала своего чувства ко мне. Правда, это было весьма сдержанное, осторожное чувство, почти похожее на любовь сестры, или даже материнское, судя по его внешним признакам, ибо она никогда не могла забыть лишних полдюйма роста, или одного-двух месяцев возраста.

Кроме того, с самого детства она являлась женщиной, ибо обстоятельства и характер сформировали ее таким образом… Не более чем за год до нашей встречи умерла от тяжелой болезни ее мать, у которой она была единственным ребенком и которая оставила на нее заботы об отце и доме. Я полагаю, что это была та тяжелая утрата в юности, в ранней юности, которая окрасила ее натуру в серый оттенок печали и заставила Мари казаться значительно старше своих лет.

Итак, по мере прохождения времени, я все больше в тайных своих мыслях поклонялся Мари, но ничего ей об этом не говорил, а сама Мари обращалась со мной и болтала так, как если бы я был ее любимым младшим братом. Никто, даже ее отец, или мой, или мосье Леблан, не замечали ни малейших следов наших странных отношений и даже не подозревали, что они смогут привести к серьезным осложнениям, которые будут им весьма неприятны, все причины чего я объясню позже.

Бесполезно говорить, что в свое время, поскольку все было связано, эти осложнения возрастали и под давлением большого физического и морального возбуждения правда вышла наружу. А случилось это так…

Каждый читавший историю Капской колонии, знает о Великой Кафрской войне 1835 года. Эта война проходила по большей части округов Олбени и Сомерсет, так что мы, обитатели Крадока, в целом пострадали мало.

Поэтому, с естественным оптимизмом и беспечным отношением к опасности, свойственными обитателям диких мест, мы начали воображать себя в полной безопасности перед нападением туземцев. И особенно это проявилось в глупом поступке мосье Леблана…

Кажется, это произошло в одно из воскресений, в день, который я всегда проводил дома с отцом: мосье Леблан один поехал верхом на холмы, примерно в пяти милях от Марэсфонтейна. Его неоднократно предостерегали, что такие поездки совершать небезопасно, однако, этот глупец вообразил, что обнаружил в этих холмах богатые медные залежи и потому был весьма озабочен, чтобы никто не узнал его тайну.

Итак, по воскресеньям, когда уроков не бывало, а хеер Марэ по обыкновению читал торжественные семейные молитвы, которых Леблан не любил, для него стало привычкой отправляться на эти холмы и там собирать геологические образцы и определять направление своей воображаемой медной жилы.

Именно в это воскресенье было очень жарко и, когда Леблан сделал то, что намечал, он слез со своей лошади, покорной старой скотины. Оставив ее свободно пастись, он съел взятую с собой еду, включавшую, кажется, бутылку персикового бренди, вызвавшего у Леблана естественную сонливость.

Проснувшись перед вечером, он обнаружил, что лошадь исчезла и тут же сделал заключение, что она украдена кафрами, хотя в действительности животное просто бродило по гребню холма в поисках травы. Бегая туда и сюда, он вскоре пересек этот гребень и увидел лошадь, которую в тот момент уводили двое красных кафров, вооруженных, как обычно, ассегаями. В сущности эти люди нашли брошенное животное и, хорошо зная, кому оно принадлежит, разыскивали его хозяина, которого раньше, в тот же день заметили на холмах, чтобы возвратить ему его клячу. Однако, это не пришло в голову мосье Леблану, взвинченному парами персикового бренди…

Подняв двустволку, Леблан выстрелил в первого кафра, молодого человека, который случайно оказался старшим сыном и наследником вождя племени и, поскольку расстояние было незначительно, убил его наповал. После этого его товарищ, бросив лошадь, убежал, спасая жизнь. В него Леблан также выстрелил, легко ранив его в бедро, так что он спасся, чтобы поведать о том, что любой туземец подвергается опасности преднамеренного убийства.

Совершив это преступление, вспыльчивый француз взлез на свою клячу и спокойно поехал домой. По дороге, однако, когда хмель немного развеялся, он почувствовал угрызения совести и решил никому не говорить о своем приключении, особенно Анри Марэ, принципиальному противнику любых ссор с кафрами.

Итак, он довольствовался собственным решением и отправился спать. Еще до его пробуждения, на следующее утро хеер Марэ, не подозревая ни о каких неприятностях или опасностях, поехал верхом на ферму, расположенную в тридцати или даже больше милях от его дома, чтобы заплатить ее хозяину за недавно купленный скот, оставив дом и дочь совершенно беззащитными, если не считать мосье Леблана и нескольких туземных слуг, в сущности рабов, живших по соседству.

Я же в ночь на понедельник, как обычно пошел спать и спал, как это делал на протяжении всей своей жизни, как убитый до четырех часов утра, когда был разбужен громким стуком в мое окно. Выскользнув из постели, я схватил пистолет, ибо было еще совсем темно, подполз к окну, открыл его, держа голову ниже подоконника из опасения получить удар ассегая, и спросил, кто там.

— Это я, баас, — раздался голос Ханса, нашего слуги готтентота, который сопровождал меня, когда я в первый раз ехал в Марэсфонтейн. — Я несу плохие новости… Слушайте. Баас знает, что я ходил искать пропавшую красную корову. Ладно, я нашел ее и спал рядом с ней под деревом на вельде, когда часа два назад одна знакомая женщина пришла к моему костру и разбудила меня. Я спросил ее, что она делает в этот ночной час, а она ответила, что пришла рассказать мне кое-что. Она сказала, что один юноша из племени вождя Кваби, который живет вон там, на холмах, посетил их крааль и сказал, что несколько часов назад от этого вождя прибыл посланец, говоря, что они должны немедленно идти с ним, потому что на рассвете он и все его люди должны напасть на Марэсфонтейн, убить там всех и забрать скот!

— Боже мой! — воскликнул я. — Но почему?

— Потому, юный баас, — протяжно проговорил готтентот, — потому что кто-то из Марэсфонтейна, я думаю, что это был Гриф, — туземцы дали это прозвище Леблану из-за его лысой головы и крючковатого носа, — застрелил сына Кваби в воскресенье, когда он держал за уздечку его лошадь.

— Боже мой! — снова воскликнул я. — Старый дурак должно быть был пьян. Когда, говоришь, должно быть нападение, на рассвете? — и я глянул на звезды, добавив. — Ведь это, выходит, произойдет меньше, чем через час, а баас Марэ нет дома…

— Да, — проворчал Ханс, — и мисс Мари… Подумайте, что сделают красные кафры с мисс Мари, когда пролита их кровь…

Я просунул руку в окно и ударил бледно светящуюся в мерцании звезд отвратительную морду готтентота.

— Собака! — прошипел я. — Седлай мою кобылу и чалую и бери свое ружье. Я еду через две минуты. Да побыстрей, не то я убью тебя!

— Иду, иду, — ответил Ханс и исчез в ночи, подобно вспугнутой змее.

Тогда я начал одеваться и кричать, пока отец и кафры не вбежали в комнату. Набрасывая верхнюю одежду, я рассказал им все.

— Пошлите гонцов, — сказал я, — к Марэ, он на ферме Бота, и ко всем соседям. Пошлите, ради ваших же жизней! Соберите дружественных кафров и скачите что есть силы в Марэсфонтейн. Не говори мне ничего, отец, не говори! Иди и делай то, что я сказал! Стой! Дай мне два ружья, набей седельные мешки жестянками с порохом и пулями и погрузи их на мою кобылу. О!.. Скорей! Скорей!

Теперь, наконец, они поняли все и помчались кто куда со свечами и факелами. Двумя минутами позднее, — едва ли прошло больше времени, — я был уже перед конюшнями как раз в то время, когда Ханс выводил гнедую кобылу, знаменитое животное, на покупку которого я собирал все свои деньги в течение двух лет. Пока я проверял подпругу, кто-то укрепил седельные сумки, а кто-то появился с чалым жеребцом, который, я в этом был уверен, будет следовать за кобылой хоть до самой смерти. Уже не было времени седлать его, так что Ханс вскарабкался ему на спину, как обезьяна, держа под мышкой два ружья, у меня же было только одно ружье и мой двуствольный пистолет.

— Отправляй гонцов! — крикнул я отцу. — Если ты хочешь еще увидеть меня живым, отправляй их, как можно скорей!..

После этого мы умчались. Впереди у нас было пятнадцать миль пути, а до рассвета оставалось тридцать пять минут.

— Мягко бери подъем, — посоветовал я Хансу, — а потом пусть животные мчатся, как ветер, как тебе еще никогда до этого не приходилось ездить верхом.

Эти первые две мили подъема! Мне казалось, что мы уже никогда не достигнем его конца и, однако, я не осмеливался сильно пришпоривать кобылу, чтобы она не выдохлась раньше времени. К счастью, она и ее компаньон, жеребец, отдыхали в стойле последние тридцать часов, и, конечно, не ели и не пили до заката солнца. Поэтому, будучи в отличной форме, они оказались самыми пригодными к делу, так что мы двигались сравнительно легко.

Я сдерживал кобылу, когда она шла на подъем, а жеребец держался ее аллюра. Мы достигли гребня возвышенности и перед нами открылась обширная равнина, примерно на двенадцать миль, а затем, двумя милями ниже, возвышенность, ведущая к Марэсфонтейну.

— Теперь, — сказал я Хансу, отпуская поводья, — жми как только можешь!..

Вниз кобыла помчалась с такой скоростью, что только ночной ветер пел свою унылую песню в моих ушах, а за кобылой несся добрый чалый жеребец с обезьяной-готтентотом на спине. О! Что это была за гонка! В дальнейшем у меня встречались подобные скачки, но никогда не бывало такой скорости, ибо потом я уже чувствовал запас силы лошадей и как долго они смогли бы выдержать подобный бег. Если соблюдать подобный аллюр больше чем полчаса, лошадь может упасть или издохнуть на ходу. Но такова была сила моего ужаса, что мне казалось, будто мы ползем, как черепахи.

Чалый остался позади, звук его копыт уже не был слышен и я был один наедине с ночью и моим отчаянным страхом. Миля добавлялась к миле, то там, то здесь звездный свет освещал передо мной знакомые камни или скелеты павших животных. Один раз я ворвался в стадо совершавших переход антилоп, причем ворвался так неожиданно, что одна южно африканская газель не успела остановиться и буквально перепрыгнула через меня… В другой раз кобыла попала ногой в нору муравьеда и чуть не упала, но удачно высвободила ногу, благодарение Богу, совсем неповрежденную и я снова возвратился в седло, откуда меня буквально почти вытряхнуло. Если бы я упал, о!..

Мы находились недалеко от конца равнины и лошадь начала уставать. Я загонял ее: скорость была слишком велика. Ее бешеный бег уменьшился до обыкновенного галопа, когда мы въехали на небольшой подъем. И теперь, сзади себя, я все явственней слышал звук подков чалого жеребца. Неутомимое животное догоняло нас. Ко времени, когда мы достигли края плато, он был уже совсем рядом, ярдов пятьдесят за нами, ибо я ясно слышал его ржание.

Затем начался спуск. Уже садилась утренняя звезда, восток начал сереть. Сможем ли мы добраться туда до рассвета?… Сможем ли мы добраться туда до рассвета? Эти слова, казалось, выбивали для меня копыта моей лошади.

И вот я смог уже рассмотреть группу деревьев вокруг имения Марэ и тут же прорвался сквозь сплошную цепь людей. Блеснувшие ассегаи подтвердили, что Хансу не солгали! Кафры уже здесь! Ужас наполнил мое сердце: может быть, их преступное деяние уже совершено и они просто уходят?

Минута ожидания показалась мне вечностью. Но и она прошла… И вот я уже находился возле двери в высокой стене, которая ограждала надворные строения в задней части дома, и вот там-то по какому-то предчувствию я сдержал кобылу, ибо мне пришло в голову, что возле передней двери меня могут пронзить ассегаем.

Я попытался открыть дверь из прочного африканского дерева. Намеренно или случайно, дверь была брошена незапертой, а в этот момент явился Ханс со спрятанным в гриву жеребца лицом. Чалый остановился рядом с кобылой и в неверном свете зари я увидел, что в его боку мелкой дрожью дрожит воткнутый ассегай.

Через каких-нибудь пять секунд мы были уже во дворе и заперли за собой на замок и засов дверь. Затем, схватив седельные сумки с боевыми припасами со своих лошадей, мы оставили их стоять там, где они были, а я помчался к черному ходу, приказав Хансу поднимать туземцев, спавших в надворных строениях, и немедленно привести их сюда. Если кто-нибудь проявит признаки предательства, Хансу было приказано немедленно застрелить такого на месте. Припоминаю еще, что, уходя, я вырвал ассегай из окровавленного бока жеребца и захватил его с собой.

Затем я начал колотить в заднюю дверь дома, так как открыть ее не мог. После показавшейся мне томительно долгой паузы, широко открылось окно и испуганный голос, — это был голос Мари, — спросил:

— Кто там?

— Я, Аллан Квотермейн, — ответил я. — Немедленно открой, Мари. Вы в большой опасности! Красные кафры намереваются напасть на ваш дом!

Она подбежала в ночном белье к двери и, наконец-то, я оказался на том месте, куда стремилась моя душа.

— Благодарение Богу! Ты еще в безопасности, — задыхаясь, воскликнул я. — Одевайся, пока я позову Леблана. Нет, погоди, ты сама позови его, а я должен ожидать здесь Ханса и ваших рабов.

Она убежала, не сказав ни слова, и тут же появился Ханс, приведя с собой восьмерых перепуганных мужчин, которые, пожалуй, едва понимали, что происходит.

— И это все? — спросил я. — Тогда запри дверь и иди за мной в гостиную, где баас держит свои ружья.

И только мы подошли к этому помещению, как вошел Леблан, одетый в рубаху и брюки, сопровождаемый Мари со свечой.

— Что случилось? — спросила Мари.

Я взял свечу из ее руки и поставил на пол ближе к стене, чтобы она не представляла собой мишень для ассегая или пули. Даже в те годы у кафров уже было некоторое количество огнестрельного оружия, большей частью захваченного или украденного у белых людей. Потом в нескольких словах я рассказал им все.

— И когда ты узнал об этом? — спросил Леблан по-французски.

— На станции Миссии, немногим больше получаса назад!

— К черту! Это невозможно! Ты или сонный, или пьяный, — закричал он возбужденно.

— Ладно, мосье, мы разберем это потом, — ответил я. — Кафры вот-вот будут здесь, ибо я проскочил через их шеренги, и если вы хотите спасти свою жизнь, то прекратите разговоры и действуйте. Мари, сколько тут ружей?

— Четыре: два роера[5] и два маленьких…

— А кто из этих людей, — я указал на кафров, — умеет стрелять?

— Трое хорошо и один плохо, Аллан.

— Ладно, — сказал я. — Пусть они зарядят ружья лепурами, так назывались грубые куски металла вместо пуль, — а остальные пусть станут в проходе со своими ассегаями на случай, если воины Кваби попытаются прорваться через черный ход.

В этом доме было шесть окон, открывавшихся на веранду, и по одному в каждом углу. В задней части окон, к счастью, не было, а была одна комната в глубине коридора, ведущего от парадного входа к черному, длиной ярдов в пятнадцать.

Как только зарядили ружья, я распределил людей, поместив у каждого окна человека с ружьем. Окно правой гостиной я занял сам с двумя ружьями. Мари осталась со мной, чтобы перезаряжать их, что, подобно всем девушкам в этой дикой стране, делать она умела превосходно. Так что мы наскоро подготовились и, сделав это, почувствовал себя довольно бодро, чего нельзя было сказать о мосье Леблане, который, как я заметил, казался весьма расстроенным.

Я даже ни на минуту не предполагал, что он боялся, поскольку он уже зарекомендовал себя смелым и решительным человеком, однако, думаю, что сознание того, что его проступок принес эту ужасную опасность всем нам, давило на его рассудок. Здесь, видимо, было и что-то более сильное: мрачное предвидение приближающегося конца жизни, которую, мягко говоря, едва ли можно было назвать прожитой хорошо. Во всяком случае он беспокойно двигался в своем оконном проеме, тихо проклиная все на свете, а вскоре, как я заметил краешком глаза, начал прибегать к помощи своей любимой бутылки персикового бренди, которую он достал из буфета.

Рабы тоже были хмурыми, как и все туземцы, когда их внезапно разбудить ночью, но, когда рассвело, они стали более приветливыми. Ведь только плохой кафр не любит сражаться, да еще особенно, когда у него есть ружье и один-два белых для того, чтобы руководить им.

Итак, мы сделали какие только могли приготовления, которые, между прочим, я дополнил тем, что приказал завалить мебелью парадный и черный входы. Затем наступила пауза, которая, с точки зрения тогдашнего почти мальчика, каким я был, оказалась заметным испытанием для нервов. И вот я стоял там, у своего окна, с двумя ружьями: с двустволкой и роером, одноствольным ружьем на слона, для которого необходим огромный заряд, но оба с кремневыми замками… И хотя пистоны уже существовали, мы в Крадоке немного отставали от жизни.

Там же, припав к полу рядом со мной, готовила заряды, распустив свои длинные волосы по плечам, Мари Марэ, теперь уже совсем взрослая молодая женщина. В нависшей тишине она шепнула мне:

— Зачем ты приехал сюда, Аллан? Ведь дома ты был в безопасности, а теперь, вероятно, будешь убит.

— Чтобы попытаться спасти тебя, — просто ответил я. — А что, по-твоему, мне следовало бы делать?

— Попытаться спасти меня? О! Это очень хорошо с твоей стороны, но ведь ты же должен подумать и о себе.

— В таком случае я еще больше буду думать о тебе, Мари…

— Почему, Аллан?

— Потому что ты — моя и больше, чем моя. Если с тобой что-нибудь случится, для чего в таком случае мне нужна жизнь?

— Я не совсем понимаю, Аллан, — ответила она, уставившись глазами в пол, — скажи мне, что ты имеешь в виду?

— Имею в виду тебя, глупая девочка, — сказал я. — Что я могу иметь в виду кроме того, что я люблю тебя, что, мне кажется, тебе самой известно уже очень давно!

— О, — сказала она, — теперь я понимаю… — Затем она поднялась на колени и, приблизив свое лицо ко мне, поцеловала, добавив:

— А вот это мой ответ, первый и, может быть, последний… Спасибо тебе, дорогой, я рада услышать это, ибо из нас двоих ты можешь умереть скорее, Аллан…

Когда она сказала эти слова, через окно влетел ассегай, просвистевший между нашими головами. Тут уж мы отбросили свои любовные дела и сосредоточили внимание на военных действиях…

Стало светлей, облака на востоке приобрели жемчужный оттенок… Но никакого нападения пока не было, хотя в неминуемости его я не сомневался. Возможно, кафров испугали лошади, промчавшиеся сквозь их ряды в темноте, причем они не знали точно, сколько их было. Или они выжидали, желая лучше сориентироваться, где им начать атаку. Такие мысли роились в моей голове, но все они были ошибочны.

Кафры не проявляли агрессивности, пока не поднялся туман из впадины ниже фермы, где располагались краали для скота, ибо он мешал им завладеть богатством Марэ. Кафры хотели все точно выяснить и выгнать скот до начала битвы, чтобы не случилось что-нибудь, в результате чего у них перехватят добычу.

И вот теперь из этих краалей, куда были загнаны на ночь больше сотни коров и около двух тысяч овец, не говоря уже о лошадях (ведь хеер Марэ являлся крупным и преуспевающим фермером), раздалось мычание, блеяние, ржание и крики людей.

— Они выгоняют скот, — сказала Мари. — О!.. Мой бедный отец, он разорен! Это разобьет его сердце…

— Плохо дело, — откликнулся я, — но существуют вещи и похуже… Слушай!

Когда я сказал это, раздались звуки дикой военной песни и марширующих ног. Затем на краю туманной завесы, колышащейся над впадиной, появились быстро движущиеся призрачные фигуры воинов. Кафры выстраивались для атаки. Еще минута — и она началась. Воины вытянулись по склону непрерывными волнистыми линиями, они свистели и кричали, размахивая копьями, их боевые перья и прически трепетали, в их вытаращенных глазах люто горела жажда убивать. У двоих или троих были ружья, из которых они стреляли на бегу, но куда летели пули я не знаю, видимо, выше дома.

Я крикнул Леблану и своим кафрам, чтобы они не стреляли прежде меня, так как знал, что они плохие стрелки и многое зависит от того, насколько эффективным будет наш первый залп. Затем, когда командир атаки вступил в пределы тридцати ярдов от веранды, а быстро разгоравшийся рассвет позволил различить этого командира по одежде, я выстрелил в него из роера и убил наповал. А тяжелая пуля, прошив его тело, смертельно ранила еще одного, находившегося сзади. Это были первые люди, убитые мною во время военных действий.

Как только они упали, Леблан и остальные также открыли огонь, и удары их ружей внесли большое опустошение в рядах нападавших. Когда дым немного рассеяло, я увидел около дюжины павших, а остальные, испуганные таким приемом, приостановили атаку. Если бы они продолжили ее в то время, когда мы перезаряжали ружья, безусловно, они захватили бы дом стремительным натиском, однако, ошеломленные сокрушительным ружейным огнем, они сделали паузу.

Многие из них, — двадцать или тридцать, — скопились вокруг тел павших кафров и тут я, схватив второе ружье, выстрелил в них из обоих стволов, причем с таким ужасающим эффектом, что весь полк засверкал пятками и бежал, оставив убитых и раненых на хеиле. Когда они убежали, наши слуги обрадовались, но я приказал им сидеть тихо и побыстрее заряжать ружья, хорошо зная, что враги скоро возвратятся.

Однако, в течение некоторого времени ничего не произошло, хотя мы и могли слышать, как они болтали где-то рядом с краалем для скота, ярдах в ста пятидесяти от нас. Мари воспользовалась этой передышкой, припоминаю я, чтобы достать пищу и раздать ее нам. Что касается меня, то я этим был очень доволен.

Сейчас уже взошло солнце, за что я благодарил небо, ибо теперь нас нельзя было захватить врасплох. И с дневным светом часть моего страха улетучилась, ибо ночная тьма всегда удваивает опасность для людей, да и для животных тоже. Итак, когда мы насыщались и как можно лучше укрепляли оконные проемы, чтобы затруднить врагам вход в дом, появился одинокий кафр, размахивая над головой рогатой палкой, к которой был прикреплен белый бычий хвост, как знак перемирия.

Я приказал, чтобы никто в него не выстрелил и, когда этот человек, по-видимому храбрый парень, приблизился к месту, где лежал убитый командир, я окликнул его, спрашивая, по какому делу он пришел, а на их языке я умел изъясняться довольно хорошо.

Он ответил, что пришел с поручением от Кваби. Вот каково было это поручение: старшего сына Кваби коварно убил жирный белый человек, называемый Грифом, который живет у хеера Марэ, и он, Кваби, должен пролить кровь за кровь. Однако, он не желает убивать юную белую розу, то есть Мари, или других обитателей дома, с которыми не ссорился. Таким образом, если мы выдадим ему жирного белого человека, чтобы он, Кваби, смог устроить ему «медленную смерть», Кваби был бы удовлетворен его жизнью и скотом, который он уже захватил без труда, и оставит нас и наш дом в покое.

Когда Леблан понял смысл этого предложения, он буквально взбесился от страха и начал дико орать, посылая проклятия на французском языке.

— Помолчите, — прикрикнул на него я, — мы не — собираемся выдавать вас, хотя именно вы вызвали это бедствие. Ваши шансы такие же, как и у нас. И не стыдно вам выкидывать такие шутки перед черными?…

Когда он, наконец, немного успокоился, я крикнул посланцу, что мы, белые люди, не имеем обыкновения бросать друг друга в беде и что мы будем или жить, или встречать смерть. Еще я попросил его сказать Кваби, что, если мы умрем, месть падет на него и весь его народ и все они будут уничтожены, так что если он желает себе добра, то не должен пытаться пролить хоть каплю нашей крови… Также, добавил я, у нас в доме тридцать человек, (что, конечно, было ложью) и большое количество вооружения и продовольствия, так что если он решит продолжить атаку, будет хуже только для него и его племени.

Услышав это, парламентер крикнул в ответ, что каждый из нас еще до полудня будет убит, если только он уйдет ни с чем. Еще он сказал, что добросовестно доложит мои слова Кваби и принесет его ответ.

После этого он круто повернулся и начал уходить. Но только он сделал несколько шагов, как из дома прогремел выстрел и кафрский воин рухнул вперед на землю, затем поднялся, оглянулся, и, шатаясь, двинулся к своим с раздробленным правым плечом и болтающейся рукой.

— Кто сделал это? — спросил я сквозь дым, мешавший мне видеть окружающее.

— Я, парбле! — воскликнул Леблан. — Сапристи! Это черный дьявол хотел мучить меня, подвергнуть пытке меня, Леблана, друга великого Наполеона! В конечном счете я правильно поступил, что искалечил его, хотя и собирался прикончить.

— Да вы дурак! — вскипел я. — И нас тоже будут пытать из-за вашего злого и непоправимого поступка. Вы подстрелили посланника, несшего флаг перемирия, и вот этого уж Кваби никогда не простит. О! Можно сказать, что своим выстрелом вы ударили нас всех, как и того, кто мог бы и пожалеть нас.

Эти слова я сказал внешне спокойно и на голландском языке, с таким расчетом, чтобы наши кафры не смогли бы понять их, хотя на самом деле я весь кипел от ярости.

Но Леблан ответил совсем не спокойно…

— Кто ты такой, — закричал он, побагровев от гнева, — ты, жалкий маленький англичанин, что осмеливаешься учить меня, Леблана, друга великого Наполеона?

В ответ я выхватил пистолет и подошел к французу.

— Потише, вы, пьяница, — сказал я, ибо заметил, что он неоднократно прикладывался к бутылке с бренди. — Если вы не будете подчиняться мне, кто сейчас фактически командует здесь, я или вышибу ваши мозги, или же выдам вас этим людям, — и я указал на Ханса и кафров, собравшихся вокруг него и зловеще ворчавших. — Вы знаете, что они сделают с вами? Они вышвырнут вас из дома и предоставят вам самим улаживать вашу ссору с Кваби.

Леблан посмотрел сначала на пистолет, а затем на лица туземцев и увидел либо в первом, либо во втором нечто, что заставило его резко изменить тон.

— Пардон, мосье, — сказал он, — я был чересчур возбужден. Я не отдавал себе отчета в том, что говорил. Хоть вы и молоды, но вы смелы и умны, и я готов вам подчиниться.

И он пошел к своему посту и начал перезаряжать свое ружье. Когда он сделал это, из крааля для скота раздался громкий крик ярости.

Раненый парламентер добрался до Кваби и рассказывал ему о вероломстве белых людей…

ГЛАВА III Спасение

Второе наступление Кваби начал около восьми часов. Даже дикари любят жизнь и ощущают боль от ран, а вождь тем более не составляет исключения. Первый налет преподал им горький урок в виде искалеченных людей, которые валялись на горячем солнце, не говоря уже о тех, кто никогда не пошевелится. Учитывая, что вокруг дома не было растительности и все хорошо просматривалось, ясно, что штурм не обойдется без дальнейших тяжелых потерь. Цивилизованные люди использовали бы траншеи, но Кваби об этом не имел понятия. Да и шанцевых инструментов у них не было.

И получилось так, что они ударили вторично, используя малоэффективную, на первый взгляд, защиту. Крааль для скота был построен из грубых, не скрепленных известью камней. Эти камни они взяли, — каждый воин по два или три, — и, швыряя их вперед, сваливали в примитивные защитные сооружения примерно фута в два вышиной. За этими брустверами немедленно накапливались воины, буквально лежа друг на друге. Конечно, те дикари, которые несли первые камни, попадали под наш обстрел, в результате чего многие из них пали, но за ними следовали другие.

И, поскольку они возводили укрепления в дюжине различных точек, а у нас было всего семь ружей, и прежде, чем мы успевали их перезарядить, отдельные редуты поднялись так высоко, что наши залпы уже не могли поражать тех, кто лежал за ними. К тому же наши запасы пороха были ограничены, а постоянная стрельба истощила их так сильно, что в конце концов осталось только приблизительно по шесть зарядов на человека. Наконец я вынужден был прекратить огонь, чтобы мы смогли сберечь силы для решительного наступления, которое могло начаться с минуты на минуту.

Обнаружив, что их больше не беспокоят наши пули, кафры начали наступать более активно, направляя острие атаки на южный край дома, где было только одно окно. Поначалу я удивился, почему они выбрали именно этот край, пока Мари не напомнила, что эта часть дома крыта камышом, в то время как остальная — шиферными плитами. Их целью было поджечь крышу…

И как только их последнее укрепление оказалось достаточно близко (а это случилось в половине одиннадцатого), воины начали бросать в крышу ассегаи, к которым были прикреплены пучки горящей травы. Многие из них пролетали мимо, но в конце концов, как мы заключили по радостным крикам, один из ассегаев попал по назначению… В течение десяти минут эта часть дома была охвачена пламенем… Теперь наше положение стало безнадежным. Мы отступили через центральный коридор, опасаясь, чтобы горящие стропила не упали на наших туземцев, дрожавших от страха.

Но люди Кваби, более храбрые, вскарабкались через южное окно и напали на нас в дверях большой гостиной. Здесь и началось заключительное сражение. Когда дикари стремительно бросились на нас, мы открыли такой ружейный огонь, что они начали валиться сплошными грудами тел. Буквально от последних наших зарядов они отступили и тут же крыша рухнула на них. О, что это была за ужасная сцена! Густые клубы дыма, вопли придавленных и горящих людей, шум, суматоха, агония! Центральная дверь вылетела от бешеной фланговой атаки.

Леблан и один из находившихся рядом с ним рабов были схвачены клешнеобразными черными руками и вытащены из дома. Что произошло с французом, я не знаю, потому что туземцы оттащили его в сторону, но боюсь, что конец его должен быть ужасным, если его захватили живьем. Я видел, что слугу они пронзили ассегаем, так что он хоть без мучений сразу умер. Я выстрелил последним зарядом, убив верзилу, размахивавшего боевым топором, затем двинул прикладом ружья в лицо следовавшего за убитым, свалив его на пол, после чего, схватив Мари за руку, потянул ее назад в северную комнату, где я привык спать и, захлопнув за нами дверь, запер ее на засов.

— Аллан, — задыхаясь, сказала Мари, — Аллан, дорогой, все кончено. Я не должна живой попасть в лапы этих дикарей. Убей меня!

— Хорошо, — ответил я, — я убью тебя. У меня есть пистолет. Одна пуля для тебя и одна для меня.

— Нет, нет! Ведь, может быть, ты после всего сможешь убежать… Я же женщина и не смею рисковать… Давай сейчас, я готова, — и она опустилась на колени, раскинув руки в стороны, чтобы принять объятия смерти, и смотрела на меня вверх своими милыми, полными страдания глазами…

— Нельзя убить того, кого любишь, а самому остаться жить, — ответил я хрипло. — Мы получим это вместе, — и я взвел оба курка пистолета.

Готтентот Ханс, проскочивший вместе с нами, увидел это и все понял.

— Это правильно, это самое лучшее! — сказал он и, отвернувшись, закрыл глаза рукой, чтобы не видеть нашей смерти.

— Подожди немного, Аллан, — воскликнула Мари, — нам еще хватит времени, когда упадет дверь. Возможно, Бог еще может нам помочь!

— Он может помочь, — ответил я с колебанием в голосе, — но я не могу рассчитывать на это. Уже ничто нас теперь не сможет спасти, если другие не придут освободить нас, но на это надеяться нечего.

Тут меня буквально пронзила мысль и я добавил с невеселым смехом:

— Я думаю, где мы окажемся через две-три минуты…

— О! Вместе, дорогой… Навсегда вместе в новом и прекрасном мире, ибо ты ведь любишь меня, не правда ли, так же, как я люблю тебя? Может быть, это даже лучше, чем жизнь здесь, где нам суждены огорчения и в конце концов даже разлука…

Я кивнул головой, ибо, хоть я и любил жизнь, но Мари любил больше и чувствовал, что нам уготован хороший конец после храброй драки.

Они теперь колотили в дверь, но, благодарение Богу, Марэ сделал ее основательно и она пока держалась. Однако, в конце концов дерево начало поддаваться и вот уже через щель в доске мрачно сверкнул ассегай, но Ханс молниеносно вонзил туда свой, именно тот, который я вытащил из бока чалого, и этот ассегай поразил кого-то, испустившего вопль. Черные руки высунулись из дыры и храбрый готтентот пронзил их копьем. Но появились другие, больше, чем он смог поразить, и вся дверная фрамуга начала заметно расшатываться от толчков снаружи.

— Теперь, Мари, будь готова, — с волнением сказал я, поднимая пистолет.

— О, Христос, прими меня! — слабеющим голосом ответила она.

— Это будет не очень больно, не правда ли, Аллан?… — Ты совершенно ничего не почувствуешь, — шепнул я. Холодный пот покрыл меня, когда я поднес дуло пистолета на расстояние дюйма от ее лба и начал осторожно нажимать спусковой крючок. Боже мой! Да, я действительно начал нажимать спусковой крючок мягко и уверенно, ибо не желал допустить ошибки…

И именно в этот момент, среди ужасного шума ревущего пламени, пронзительных воплей дикарей и криков и стонов раненых и умирающих, я вдруг услышал сладчайший звук, который когда бы то ни было достигал моих ушей: звук выстрелов, многих выстрелов, причем совсем близко.

— Великое небо! — воскликнул я. — Буры уже здесь, чтобы спасти нас. Мари, я буду держать дверь до тех пор, пока смогу. Если я упаду, пробирайся через окно, — ты сможешь это сделать со стоящего под ним шкафа, — потом падай на землю и беги туда, где стреляют. Ведь для тебя это шанс, хороший шанс спастись…

— А ты, ты, — простонала она. — Я лучше умру вместе с тобой.

— Делай то, что я приказываю, — свирепо прорычал я и бросился к шатающейся двери. Она падала от давления снаружи, она упала… и над ней показались два огромных дикаря, размахивая длинными копьями. Я поднял пистолет и пулей, предназначенной для Мари, уложил первого, а моя сразила второго. Оба свалились мертвыми там же, в дверном проеме.

Я поднял одно из копий и посмотрел назад. Мари карабкалась на шкаф, я с трудом мог рассмотреть ее сквозь сгущающийся дым. Ворвался еще один воин. Ханс и я приняли его на острия наших ассегаев, но его рывок был таким сильным, что ассегаи проткнули его насквозь и, падая, он свалил нас обоих на пол.

Я вскочил на ноги немедленно, теперь беззащитный, ибо копье сломалось в теле кафра, и ожидал конца. Посмотрев еще раз назад, я увидел, что Мари не смогла, или не захотела выбраться через окно. Во всяком случае она стояла рядом со шкафом, опираясь на него правой рукой.

В отчаянии я ухватился за наконечник сломанного ассегая и вытащил из тела кафра, полагая, что он послужит мне для умерщвления Мари, и затем обернулся, чтобы совершить это. Но как раз, когда я обернулся, я услышал хорошо знакомый голос, кричавший: «Ты жива, Мари?» — и в проеме двери появился не дикарь, а Анри Марэ…

Я медленно отступил перед ним, ибо говорить уже не мог, а последним желанием было прижаться к Мари. Я приблизился к ней и обвил рукой, все еще сжимавшей окровавленный наконечник копья, ее шею. Затем, когда тьма уже полностью охватила меня, я услышал ее крик:

— Не стреляй, отец! Это Аллан, Аллан, который спас мне жизнь!

После этого я уже больше ничего не помню. Вместе с Мари мы без памяти свалились на пол.

Когда сознание вернулось ко мне, я оказался лежащим на полу фургона, стоявшего на заднем дворе. Посмотрев полуоткрытыми глазами, — говорить я еще не мог, — я увидел Мари, бледную как полотно, с волосами, спадающими на измятое платье. Она сидела на одном из тех ящиков, которые мы ставили перед фургонами при погрузке, они назывались вооркистис, а поскольку ее глаза смотрели в мою сторону, я понял, что она жива. Рядом с ней стоял высокий смуглый молодой человек, которого я никогда до этого не видел. Он держал ее руку и смотрел на нее с волнением, и даже тогда я почувствовал, что этот незнакомец меня раздражает.

Также увидел я и другое: например, моего старого отца, склонившегося надо мной и смотрящего с тревогой, а снаружи, во дворе, большое количество людей с ружьями в руках, из которых я кое-кого знал, а другие были для мне неизвестны. Под стеной, в тени, стояла моя верная кобыла, с опущенной головой, вся дрожащая. Недалеко от нее лежал на земле чалый с окровавленным боком.

Я попытался подняться, но не смог, затем, ощутив боль в левом бедре, глянул и увидел, что оно красное от крови. Фактически ассегай пробил его почти навылет и задел кость. Хоть я и не почувствовал эту рану во время схватки, но она еще долго напоминала мне о рослом кафре, которого мы с Хансом приняли на свои копья…

Ханс, между прочим, также находился здесь, являя собой ужасное и в то же время смехотворное зрелище, потому что тот кафр упал прямо на него. Ханс сидел на земле, смотря вверх, и едва переводил дыхание своим рыбьим ртом. Каждый вздох его, припоминаю, формировался в слово «Аллемахте!», то есть «Всемогущий» — любимое голландское выражение.

Мари первая осознала, что я возвратился к жизни. Освободившись от руки молодого человека, она стремительно бросилась ко мне и упала на колени рядом, бормоча какие-то слова, которые я не смог разобрать, ибо они как бы заглушались в ее горле. Затем Ханс разобрался в ситуации и, изогнув свое неприглядное тело в мою сторону, поднял мою руку и поцеловал ее. Тогда заговорил мой отец:

— Слава Богу, он жив! Аллан, сын мой, как я горжусь тобой! Ты выполнил свой долг, как и надлежит англичанину…

— Я просто спасал свою собственную шкуру… Спасибо тебе, отец, — пробормотал я.

— А почему это англичанин должен делать больше, чем люди другого сорта, минхеер проповедник? — спросил высокий незнакомец по-голландски, хотя он, очевидно, понимал наш, английский язык.

— Это такая тема для разговора, которую теперь я не буду обсуждать, сэр, — ответил мой отец, весь как-то подтянувшись. — Но, если то, что я слышал, правда, в этом доме был француз, который не выполнил свой долг и, если вы принадлежите к той же самой нации, я приношу вам свои извинения.

— Благодарю вас, сэр, если это и произошло, то лишь наполовину… Остальная моя часть португальская, а не английская, слава Богу…

— Бога благодарят за многое, подчас за дела, которые должны только удивлять его, — ответил отец учтивым голосом.

В тот момент этот довольно неприятный разговор, который меня слегка рассердил, прервался, так как пришел хеер Марэ.

Как следовало ожидать от такого легко возбудимого человека, он был в ужасно взвинченном состоянии. Благодарность за спасение своего единственного любимого ребенка, гнев на кафров, которые пытались убить его, и крайнее отчаяние из-за утраты большей части своей собственности — все эти конфликтные эмоции одновременно бурлили в его груди, подобно реакции взаимодействующих элементов в тигле… Возникшие в результате этого пары были разноцветными и угнетающими. Марэ бросился ко мне, благословляя и благодаря меня (он уже узнал кое-что из истории нашей обороны), называя меня юным героем и так далее, выражая надежду, что Бог наградит меня…

Здесь я вынужден оговорить, что сам он, бедняга, никогда меня не наградил. Затем он начал неистовствовать по адресу Леблана, который навлек это ужасное бедствие на его дом, говоря, что это было возмездие ему, Марэ, за укрывательство атеиста и пьяницы в течение многих лет только потому, что он являлся французом и интеллигентным человеком…

Кто-то, кажется, мой отец, который, несмотря на все его предубеждения, обладал высоким чувством справедливости, напомнил ему, что бедный француз искупил, или, быть может, сейчас искупает вину за все преступления, которые он только мог совершить. Это повернуло поток его ругательств на кафров Кваби, которые сожгли часть его дома и украли почти все стадо, сделав его за какой-нибудь час из богатого бедным. Он кричал об отмщении «черным дьяволам» и призывал всех помочь ему вернуть его скот и истребить воров.

Большинство из присутствующих, — их было около тридцати человек, не считая кафров и готтентотов, — отвечали, что они готовы напасть на Кваби. Будучи обитателями этого района, они понимали, что сегодняшний случай может стать их завтрашней действительностью. Поэтому они стали готовиться к немедленному отъезду.

Тогда вмешался мой отец.

— Господа, — сказал он, — мне кажется, что перед тем, как искать отмщения, которое, как говорит нам Писание, находится в руках самого Всевышнего, было бы хорошо, особенно хееру Марэ, обратиться с благодарностью к тому, кто спас кое-кого… Я имею в виду его дочь, которая сейчас могла бы быть мертвой, или еще хуже…

Тут он добавил, что богатства приходят или уходят согласно воле судьбы, но дорогая человеческая жизнь, потеряй ее, уже не вернется. И он повторил то, что узнал от готтентота Ханса, что я, его сын, чуть не размозжил череп Мари Марэ и свой собственный, когда звук выстрелов пришедших на помощь остановил мою руку. И еще он сказал, чтобы Ханс и Мари сами рассказали собравшимся всю историю, ибо я был еще чересчур слаб, чтобы сделать это…

Тогда поднялся маленький готтентот, задыхающийся, весь окровавленный. В простом, драматическом стиле, характерном для его расы, он рассказал все, что случилось после его встречи в вельде с той женщиной, и на протяжении двенадцати часов до прибытия спасательного отряда. Никогда я не видел, чтобы за рассказом следили с таким глубоким интересом и когда, наконец, Ханс указал на меня, лежавшего на полу, и сказал: «Вот это он; кто сделал такие дела, каких не смог бы сделать ни один человек, он всего лишь мальчик!» — то даже со стороны флегматичных голландцев раздались дружные одобрительные возгласы.

Тогда, поднявшись на руках, я выкрикнул: «Что бы ни сделал я, сделал и этот верный готтентот и не будь его, я ничего не смог бы сделать, — не будь его и двух прекрасных лошадей».

И снова они все одобрительно зашумели, а Мари, поднявшись, сказала:

— Да, отец! Этим двоим я обязана жизнью.

После этого мой отец вознес благодарственную молитву на очень плохом голландском языке, ибо, начав изучать этот язык на склоне лет, он никогда не блистал мастерством речи на нем, и рослые буры, став на колени вокруг него, сказали «Аминь». Как могут себе представить читатели, эта сцена со всеми ее деталями, которых теперь я не смог бы повторить, была как замечательной, так и впечатляющей.

Что последовало за этой молитвой, я уже не очень хорошо припоминаю, так как вскоре потерял сознание от изнурения и значительной потери крови. Я знаю, однако, что огонь в доме был погашен, и мертвых и раненых вынесли из уцелевшей части дома; меня же внесли в маленькую комнату, в ту, куда мы с Мари убежали во время той ужасной сцены, когда я чуть не убил ее. После этого буры и кафры Марэ, вернее, его рабы, которых он собрал человек сорок из разных мест, где они жили, начали преследовать разгромленное войско Кваби, оставив дома несколько человек в качестве охраны.

Здесь я должен упомянуть, что из семи людей Марэ, которые сражались вместе с нами, — впрочем, их было, кажется, восемь, — двое были убиты, а двое ранены. А остальные ухитрились бежать невредимыми, так что во всей этой ужасной схватке, в которой мы нанесли большой урон кафрам, мы потеряли убитыми всего лишь троих, включая француза, Леблана.

Что касается событий последующих трех дней, то я почти ничего не помню, так как вызванное потерей крови беспамятство осложнилось еще и лихорадкой. Все, что я могу припомнить, так это нежный образ Мари, склонившийся надо мною и кормящей меня какой-то пищей: молоком или супом, так мне казалось, ибо я даже не касался еды рукой. Также я видел высокую фигуру седовласого отца, который, как и большинство миссионеров, кое-что понимал в медицине, в частности в хирургии, и следил за бинтами на моем бедре. Потом он сказал мне, что копье фактически задело стенки большой артерии, но, к счастью, не пробило ее. Еще бы четверть дюйма и я за несколько минут истек бы кровью!

На третий день сильный шум возле дома вернул мой разум из странствий. Перекрывая шум, гремел голос Марэ, а мой отец пытался успокоить его. Потом в комнату вошла Мари, задернув за собой кафрский каросс, служивший в качестве портьеры, так как дверь была выломана. Увидев, что я пришел в себя, она бросилась ко мне с легким криком радости, и опустившись на колени, поцеловала меня в лоб.

— Ты был очень болен, Аллан, но я знаю, что теперь ты выздоравливаешь. Пока мы одни, а я опасаюсь, что в будущем таких встреч не много будет, — добавила она медленно и многозначительно, — я хочу поблагодарить тебя от всего сердца за все, что ты сделал, спасая меня. Не сделай ты этого, о! Не сделай ты этого!.. — она бросила взгляд на пятна крови на земляном полу, потом закрыла глаза руками и задрожала.

— Вздор, Мари, — ответил я, — любой на моем месте сделал бы такое, даже если бы не любил тебя так сильно, как я. Поблагодарим Бога, что все было не напрасно. Но что это за шум? Может Кваби вернулся?

— Нет, буры возвратились после погони.

— И они их поймали и возвратили скот?

— Нет. Они только подбили нескольких раненых и нашли тело мосье Леблана с отрезанной головой, которую кафры забрали, чтобы сделать лекарство для храбрости. Кваби сжег свой крааль и бежал в Большие Горы. Буры не обнаружили скот, кроме нескольких животных с перерезанным горлом. Отец хотел преследовать кафров в горах, но буры отказались. Они сказали, что это безумная затея, ибо кафров там тысячи. Отец ужасно зол, ведь мы почти разорены, особенно из-за того, что британское правительство освобождает рабов и отдает нам лишь небольшую часть их стоимости, даже меньше трети их фактической цены… Однако, послушай! Он зовет меня, а ты не должен много говорить и волноваться, чтобы опять не заболеть. Сейчас тебе следует заснуть, крепко спать, есть и набираться сил. А потом, дорогой, мы сможем поговорить, — и, склонившись еще раз, она благословила и поцеловала меня, затем поднялась и выскользнула из комнаты.

ГЛАВА IV Эрнандо Перейра

Прошло еще несколько дней, пока мне разрешили выйти из этой маленькой, запятнанной войной комнаты, один вид которой стал для меня ненавистным. Я умолял отца забрать меня на свежий воздух, но он не соглашался, говоря, что боится, чтобы любое движение не вызвало у меня кровотечения или даже разрыва поврежденной артерии. Кроме того, рана заживала неважно, так как копье, видимо, было грязное, что грозило опасностью гангрены, которая в те времена, как правило, заканчивалась смертью. Случилось так, хотя меня лечили только холодной водой, потому что антисептические средства тогда были неизвестны, что моя молодая кровь и отменное здоровье восторжествовали и никакой гангрены не обнаружилось.

Что сделало те дни еще безрадостней, так это то, что в течение их я очень редко видел Мари, которая теперь приходила сюда только в компании со своим отцом. Однажды я ухитрился спросить ее, почему она не приходит чаще и одна. Ее лицо нахмурилось и она прошептала в ответ:

— Потому что это не разрешено, Аллан, — и затем, не сказав больше ничего, покинула комнату.

Почему это вдруг не разрешено? — спрашивал я сам и вдруг ответ сам собой влетел в мой мозг… Несомненно, это все из-за того высокого молодого человека, который спорил с моим отцом у фургона. Мари никогда не говорила мне о нем, однако, от готтентота Ханса и моего отца я сумел собрать достаточно информации, касающейся его и его дел.

Оказалось, что он являлся единственным ребенком сестры Анри Марэ, которая вышла замуж за португальца из Делагоа Бей по имени Перейра, прибывшего в Капскую колонию торговать много лет назад и поселившегося там. Оба, и он и его жена, умерли, а их сын Эрнандо, двоюродный брат Мари, унаследовал все их довольно значительное состояние.

Действительно, теперь я вспомнил, что слышал, якобы этот Эрнандо, или Эрнан, как кратко называли его буры, по словам хеера Марэ являлся наследником больших богатств, поскольку его отец сколотил огромное состояние торговлей вином и спиртом, на которую правительство даже предоставило ему какую-то монополию. Его часто приглашали посетить Марэсфонтейн, но родители, любившие его до безумия и проживавшие в одном из поселений недалеко от Кейптауна, не разрешали ему ездить так далеко в эти дикие районы.

Однако, после их смерти ситуация изменилась. Случилось так, что сразу после смерти старого Перейры губернатор колонии ликвидировал монополию на спиртное, которая, по его словам, являлась скандальным делом, что страшно разозлило Эрнандо Перейру, хотя в деньгах он и не нуждался больше, и привело к тому, что он душой и сердцем окунулся в составление всяких планов недовольных правительством буров. И теперь он фактически был одним из организаторов Великого Переселения буров, которое находилось в стадии разработки. Собственно оно уже началось в частично исследованную землю за границами колонии, где голландские фермеры решили создать свои собственные владения.

Такова была история Эрнандо Перейры, который должен был стать — нет, уже стал — моим конкурентом на руку милой и красивой Мари Марэ.

Однажды ночью, когда мой отец и я были сами в маленькой комнате, где отец спал со мной, и когда он закончил свою вечернюю порцию громкого чтения Священного Писания, я набрался мужества сказать ему, что люблю Мари и хочу жениться на ней, и что мы дали друг другу слово обручиться в то время, когда кафры напали на нас.

— Ну, ну… Любовь и война! — сказал отец, глядя на меня серьезно, но не проявляя никаких признаков удивления, так как было заметно, что он уже знаком с нашей тайной. И это не удивительно, ибо он потом сообщил мне, что во время моего бреда я непрерывно говорил о Мари, причем в наиболее нежных тонах. Да и сама Мари, когда со мной было очень плохо, разрыдалась перед ним и прямо сказала, что любит меня.

— Любовь и война! — повторил он и нежно добавил. — Мой бедный мальчик, я боюсь, что у тебя будут большие неприятности…

— Почему, отец? — спросил я. — Разве это так плохо, что мы любим друг друга?

— Не плохо, но обстоятельства… Вполне естественно, мне следовало предвидеть, что такое может случиться… Нет, не плохо, однако, весьма неблагоприятно. Начать с того, что я не желаю видеть тебя женатым на иностранке и сблизившимся с этими вероломными бурами. Я надеялся, что в один прекрасный день, через много лет, — ибо ты ведь всего лишь мальчик, — ты, Аллан, найдешь себе жену англичанку и я… все еще надеюсь на это…

— Никогда! — воскликнул я.

— Никогда — это длинное слово, Аллан, и я уповаю на то, что в конце концов то, что ты считаешь невозможным, все же произойдет, — эти слова очень рассердили меня, хотя в последующие годы я часто думал о них.

— Однако, — продолжал отец, — даже отбрасывая мои собственные желания, может быть, предубеждения, твои, я думаю, представляются безнадежными. Хоть ты и довольно нравишься Анри Марэ и он теперь благодарен тебе за спасение любимой дочери, однако, ты должен помнить, что он сильно ненавидит нас, англичан. Я уверен, что он скорее согласится видеть свою дочь замужем за человеком смешанной расы, чем за англичанином, в особенности англичанином бедным, каким являешься ты; и, пока ты не научишься делать деньги, ты вынужден оставаться таким же… Ведь я мало тебе оставлю, Аллан.

— Я мог бы зарабатывать деньги, отец, добывая, например, слоновую кость. Ведь ты знаешь, что я хороший стрелок.

— Аллан, я не уверен, что ты когда-либо заработаешь много денег, этого нет в твоей крови, но если и заработаешь, то они у тебя не будут задерживаться. Наш род старинный и я во всяком случае знаю нашу родословную до времен Генриха VIII. Ни один из нас никогда не был удачливым коммерсантом. Давай предположим, однако, что ты сможешь стать исключением из правил, но ведь это же не сделается сразу, не так ли? Богатства не вырастают за одну ночь, подобно грибам?

— Нет, думаю, что нет, отец. Однако, у некоторых случается удача…

— Возможно. Но тем временем ты должен будешь бороться против человека, у которого есть удача, или скорее деньги в кармане.

— Что ты имеешь в виду? — спросил я, усаживаясь на постели.

— Я имею в виду Эрнандо Перейру, Аллан, племянника Марэ, который, говорят, один из самых богатых людей в колонии. Я знаю, что он хочет жениться на Мари.

— Откуда ты знаешь это, отец?

— Потому что Марэ говорил мне об этом сегодня после обеда, возможно, преднамеренно. Эрнандо был поражен ее красотой, когда впервые увидел ее после вашего спасения, так как не встречался с ней с тех пор, как она была еще ребенком… Да ладно, ты сам теперь можешь об этом догадаться… У этих южан такие дела получаются очень быстро…

Я спрятал лицо в подушку, закусив губы, чтобы удержать готовый вырваться из них стон, ибо теперь я осознал безнадежность своего положения. Как мог я соперничать с этим богатым и удачливым человеком, который, естественно, получит предпочтение у отца Мари? Затем во мраке моего отчаяния заблестела звезда надежды. Я не мог соперничать, но, может быть, Мари… Ведь она обладает сильной волей и очень верна. Ее не купишь и я сомневаюсь, можно ли ее запугать…

— Отец, — сказал я, — может быть, я никогда не женюсь на Мари, но я не думаю, чтобы это когда бы то ни было удалось Эрнандо Перейре.

— Почему же, мой мальчик?

— Потому что она любит меня, отец, а она не из тех, кто легко меняет свои чувства. Я уверен, что она скорее умрет, чем выйдет замуж за Перейру.

— И чего бы ей быть женщиной необычного сорта… Однако, может и такое случиться, будущее покажет это тем, кто будет жить. Я могу лишь молиться и верить, что оно явится лучшим для вас обоих. Она — славная девушка и мне очень нравится, хоть она и француженка… А теперь, Аллан, мы достаточно поговорили и тебе лучше заснуть. Ты не должен возбуждаться, знаешь, а то может возникнуть новое воспаление в ране.

«Иди спать. Сам не должен возбуждаться…» — я бормотал эти слова в течение долгого времени, используя их для подогревания моих горьких размышлений… В конце концов оцепенение или слабость пересилили меня и я погрузился в какую-то сеть мрачных сновидений, которые, благодарение небесам, теперь я уже забыл. Однако, когда последовательно происходили некоторые события, мне временами казалось, что они, или нечто подобное им, являлось частью тех моих страшных снов.

Утром после этого разговора меня разрешили вынести на веранду перед домом, где уложили на примитивную кушетку, завернув в грязное шерстяное одеяло. Когда я удовлетворил свое первое наслаждение, увидев солнце и надышавшись свежим воздухом, я начал внимательно изучать все окружавшее меня. Перед домом, или скорее перед тем, что от дома осталось, были укрепления, чтобы не рухнула веранда, вокруг дугой стояли фургоны, расположенные так, как в окруженном повозками лагере, причем снизу, для лучшей надежности охраны, они были завалены землей и колючими сучьями мимозы. В настоящее время эти фургоны, в которых ночью спала охрана из буров и вооруженных туземцев, оставшихся здесь, были расставлены так, чтобы лучше обороняться при возможном нападении.

Однако, в дневное время центральный фургон был немного оттянут в сторону, создавая подобие ворот. Через это отверстие я видел длинную стену, также полукруглую, построенную снаружи фургонов, охватывающую пространство, достаточное для того, чтобы содержать там ночью скот и лошадей, оставшихся у Анри Марэ вместе с животными его друзей. Буры, понятно, не допускали мысли, что их быки могут исчезнуть в горах. В середине этого импровизированного крааля виднелась длинная низкая насыпь, в которой, как я узнал потом, были зарыты павшие в бою во время нападения на дом. Два раба, убитые во время обороны, были похоронены в маленьком саду, созданном Мари, а обезглавленный труп Леблана — в небольшом огражденном месте направо от веранды, где покоились некоторые бывшие владельцы этой фермы и один или два родственника хеера Марэ, включая его жену…

В то время, когда я обращал внимание на все эти детали, в конце веранды показалась Мари, сопровождаемая Эрнаном Перейрой. Увидев меня, она побежала к моей кушетке с распростертыми руками, словно собираясь обнять меня. Затем, казалось, вспомнив о чем-то, она внезапно остановилась возле меня, покраснела до корней волос и сказала смущенным голосом:

— О, хеер Аллан, — она никогда в жизни не обращалась ко мне до этого так. — Как я рада видеть вас вне дома! Как вы себя чувствуете?

— Очень хорошо, благодарю вас, — ответил я, кусая губы, — и поскольку вам это стало известно, вы, очевидно, и пришли проведать меня?…

Уже в следующее мгновение я пожалел об этих словах, ибо заметил, что глаза Мари наполнились слезами, а грудь задрожала от чего-то, подобного рыданию. Однако, прозвучал ответ не Мари, а Перейры, потому что в тот момент я понял, что говорить она была не в состоянии.

— Мой славный мальчик, — сказал он напыщенным, покровительственным тоном по-английски, — а этот язык он, очевидно, знал превосходно, — я полагаю, что у моей кузины было множество различных дел на протяжении последних дней, чтобы еще бегать смотреть на царапину на вашей ноге… Однако, я был рад услышать от вашего достойного отца, что с царапиной уже почти все хорошо и вы вскоре будете способны опять играть в игры, свойственные детям вашего возраста…

Теперь пришел мой черед лишиться способности говорить и наполнить глаза слезами, слезами ярости при одной только мысли, что я еще так слаб… Но за меня ответила Мари.

— Да, кузен Эрнан, — сказала она холодным тоном, — благодарение Богу, хеер Аллан Квотермейн скоро опять сможет играть в игры, такие кровавые игры, как оборона Марэсфонтейна с восемью людьми против всей орды Кваби. Тогда пусть небеса помогут тем, кто станет перед дулом его ружья, — и она бросила многозначительный взгляд на насыпь, покрывавшую убитых кафров, многих из которых, — и это факт, — убил именно я…

— О! Никакой обиды, никакой обиды, Мари, — сказал Перейра своим спокойным, красивым голосом. — Я не хотел посмеяться над вашим юным другом, который несомненно такой же храбрый, как и все англичане и который хорошо дрался, когда ему представилась счастливая возможность защищать вас, моя дорогая кузина. Но между прочим, да будет вам известно, он не единственный, кто может правильно держать ружье, как, видимо, думаете вы, и я буду счастлив доказать ему это в дружеской манере, когда он будет чувствовать себя более сильным.

При этих словах он выступил вперед на шаг и посмотрел сверху вниз на меня, а затем добавил с улыбкой:

— Всемогущий! Я боюсь, что этого теперь никогда не будет, ведь этот парень выглядит так, что его любой мог бы одним дуновением поднять в воздух, как перышко…

Я ничего не сказал в ответ, а лишь полчаса смотрел на этого высокого, красивого мужчину, стоявшего надо мной в своем изящном костюме, — а надо сказать, что он был пышно одет по последней моде, — с его прекрасным цветом лица, широкими плечами и пышущей здоровьем и энергией физиономией. Мысленно я сравнивал его с собой, каким я стал после потери крови и горячки, несчастным, похожим на крысу парнем, со щетинистыми бурыми волосами на голове и жидким мохом только на подбородке, с руками как щепки и грязным одеялом вместо одежды. Как мог я равняться с ним в любом отношении? Какие шансы были у меня против этого богатого хвастуна, который ненавидел меня и всю мою расу, и в чьих глазах даже после выздоровления я буду ничем иным, как лишь ребенком?

И, однако… и, однако, когда я лежал там, униженный и осмеянный, ответ сам пришел в мой мозг и я почувствовал, что какой бы ни была моя внешность, — духом, решимостью, смелостью и ловкостью, короче, всем тем, что создает мужчину, я был выше, чем Перейра. Да, и с помощью этих качеств, пусть я и кажусь несчастным и хилым, в конце концов я побью его и завоюю любовь Мари!

Таковы были пробегавшие в моем мозгу мысли и, я думаю, что кое-что из их течения связывалось с мыслями Мари, которая часто могла прочесть то, что творилось в моем сердце до того, как мои губы скажут это… Во всяком случае ее поведение претерпело изменение. Она как-то подтянулась. Ее тонкие ноздри расширились, а черные глаза приобрели гордое выражение, когда она склонила ко мне голову и прошептала таким низким голосом, что, пожалуй, лишь я один уловил ее слова:

— Да, да, не бойся, Аллан…

Перейра снова заговорил (в этот момент он отвернулся и стучал огнивом, чтобы раскурить свою большую трубку).

— Между прочим, хеер Аллан, — сказал он, — у вас очень хорошая кобыла. Она, говорят, преодолела расстояние между миссией и Марэсфонтейном в удивительно короткое время, что, оказывается, совершил также и ваш чалый. Я вчера опробовал ее и после галопа делал с ней некоторые упражнения. Хоть я и не уверен, что она соответствует моему весу, все же я куплю ее…

— Кобыла не продается, хеер Перейра, — ответил я, — и я что-то не припоминаю, чтобы я давал кому-нибудь разрешение упражняться на ней.

— Нет, разрешил ваш отец, или этот безобразный готтентот дал такое разрешение. Я уже забыл — кто. А что касается того, что она не продается, то почему же?… В этом мире все продается за соответствующую цену… Я дам вам… послушайте, что значат деньги, когда их много? Я дам вам сто английских фунтов за кобылу, но не считайте меня дураком! Я имею в виду получить их назад и даже больше, отправив ее на скачки на Юге. Ну, что вы скажете теперь?

— Я скажу, что кобыла не продается, хеер Перейра…

Затем у меня мелькнула мысль, навеянная каким-то вдохновением, и, что соответствует моему характеру, я действовал моментально.

— Но, — добавил я медленно, — если хотите, то когда я немного окрепну, я предлагаю вам состязание в стрельбе: вы ставите ваши сто фунтов, а я ставлю кобылу!

Перейра разразился хохотом.

— Вот, друзья, — крикнул он нескольким бурам, прогуливавшимся возле дома перед утренним кофе. — Этот маленький англичанин хочет состязаться со мной в стрельбе, выставляя свою прекрасную кобылу против ста британских фунтов, со мной, Эрнандо Перейрой, который выигрывал все призы по стрельбе в состязаниях, где когда-либо принимал участие. Нет, нет, друг Аллан, я не вор, я не украду у вас вашу кобылу…

Как раз в этот момент среди буров оказался знаменитый Питер Ретиф, очень хороший человек, с сильным характером, тогда во цвете лет, по происхождению гугенот, подобно хееру Марэ. Он был назначен правительством одним из пограничных комендантов, но из-за ссоры с губернатором провинции сэром Эндрю Стокенстроном недавно отказался от этого поста и в тот период занимался организацией переселения буров из колонии. Сейчас я видел Ретифа в первый раз и, увы, тогда я и не предполагал, где мне доведется увидеть его в последний раз. Но это уже является темой истории, о которой я расскажу позже.

Сейчас, когда Перейра насмехался надо мной и хвастал своей удалью, Питер Ретиф взглянул на меня и наши глаза встретились.

— Всемогущий! — воскликнул он, — неужели это тот молодой человек, который с полудюжиной несчастных готтентотов и рабов удерживал эту ферму против всего племени Кваби, да еще и отбросил их?

Кто-то сказал, что это именно я, заметив при этом, что я собирался застрелить Мари Марэ и себя самого буквально в ту минуту, когда подошла помощь.

— В таком случае, хеер Аллан Квотермейн, — сказал Ретиф, — и он взял мои несчастные истощенные пальцы в свою огромную лапу, добавив: — Ваш отец сегодня может гордиться вами, что сделал бы и я, имей такого сына. Господи на небесах!.. Где только ты остановишься, если заходишь так далеко, будучи еще совсем мальчиком? Друзья, едва только я прибыл сюда вчера, я сам узнал эту историю от кафров и от этой молодой леди, — и он кивнул в сторону Мари. — Кроме того, я обошел всю территорию и дом и лично убедился, где пал мертвым каждый человек, — это легко определить по пятнам крови. Большинство из них застрелено этим англичанином, за исключением того из последней троицы, которого он убил копьем. Да, уверяю вас, что никогда, при всем моем опыте, я не встречал лучше организованной обороны при таком огромном превосходстве сил противника. И, пожалуй, лучшей ее частью был путь, который избрал этот юный лев, действуя при получении сведений о готовящемся нападении, и его великолепная скачка, совершенная им из миссии. Я снова говорю, что его отец должен гордиться им.

— Ладно, если речь идет об этом, то я горжусь, минхеер, — сказал мой отец, который как раз сейчас присоединился к нам после утренней прогулки, — хотя я и умоляю вас не говорить больше об этом, чтобы парень не возомнил о себе много и не стал бы тщеславным.

— Ба! — возразил Ретиф, — парни этого склада не бывают тщеславными… Это вот такие здоровые болтуны действительно тщеславны, — и он глянул уголком своего хитрого глаза на Перейру, — вот такие индюки с их распущенными хвостами. Я уверен, что этот малыш, — он кивнул в мою сторону, — из такого же теста, как ваш великий моряк, — как там вы его называете, Нельсон, что ли? — который побил французов и умер, чтобы жить в веках… Он, говорят, тоже был маленьким… и страдал желудком…

Я должен признаться, что никакая другая похвала не звучала слаще в моих ушах, чем эти слова коменданта Ретифа, произнесенные именно тогда, когда я чувствовал себя втоптанным в грязь… Кроме того, как я видел по лицу Мари и, могу добавить, по физиономии моего отца, здесь были и другие уши, для которых слова Ретифа не были неприятны. Буры, довольно храбрые и честные люди, также, видимо, высоко оценили эти слова, так как заговорили: «Я! Я! Дас ист рехт…» (правильно).

Лишь Перейра повернулся к нам своей широкой спиной и занялся раскуриванием трубки, которая в это время погасла…

— А кто такой ты, — продолжал Ретиф, — что звал нас слушать тебя, минхеер Перейра? Ведь это здесь хеер Аллан Квотермейн предложил тебе состязание в стрельбе? Да если он может поражать кафров, бегущих на него с копьями, как это он успешно делал, то наверняка он способен поразить также и другие цели. Ты говоришь, что не хочешь красть его деньги, имея в виду его прекрасную лошадь, потому что, дескать, ты завоевал множество призов, стреляя по мишеням. Но убивал ли ты когда-нибудь бегущего на тебя кафра с ассегаем, минхеер, ты, который живешь там, где все совершенно безопасно? Если так, то я никогда об этом не слышал…

Перейра ответил, что он не истолковал мое предложение так, что, дескать, мы будем соревноваться в стрельбе по вооруженным ассегаями кафрам, но подумал о несколько другом, он не может сказать, о чем именно…

— Совершенно верно, — сказал Ретиф. — Ладно, минхеер Аллан, так что же вы ему предлагаете?

— Что мы должны стоять в большом ущелье, там, между двумя утесами, — хеер Марэ это место знает, — когда гуси пролетают над ним за час перед заходом солнца, и тот, кто собьет шестерых из них наименьшим количеством выстрелов, тот и победит в состязании.

— Если ружья зарядить луперами, то это не составит труда, — сказал Перейра.

— Луперами вы вряд убьете птицу, минхеер, — возразил я, — так как птицы летят на высоте от восьмидесяти до ста ярдов. Нет, я имею в виду простые заряды.

— Всемогущий! — вмешался бур. — Вам понадобится много зарядов, чтобы убить на такой высоте гусей пулями…

— Таково мое предложение, — сказал я, — к которому могу добавить, что, когда каждый стрелок сделает по двадцать выстрелов, тот, кто убьет большее количество птиц, побеждает, даже если он не собьет полную шестерку. Принимает ли эти условия Перейра? Если так, то я решаюсь состязаться с ним, хоть он и выиграл много призов…

Хеер Перейра, казалось, был крайне полон колебаний, настолько серьезно, что буры начали смеяться над ним. В конце концов он страшно рассердился и сказал, что согласен обставить меня в стрельбе по антилопам, или ласточкам, или по летающим светлячкам, или по любой живой цели, которая только мне понравится.

— Тогда пусть это будут гуси, — ответил я, — ибо понадобится больше времени для того, чтобы я стал достаточно силен и мог ехать верхом за антилопами или другой дичью.

Тут же условия соревнования были написаны Мари, поскольку мой отец, хоть он и проявлял острый спортивный интерес к результату, ничего не хотел иметь общего с тем, что он назвал «пари на деньги», и за исключением меня, здесь не было больше никого настолько грамотного, чтобы написать длинный документ.

Затем мы оба подписали его, и я подумал тогда, что Эрнан Перейра сделал это не особенно охотно. Если мое выздоровление пойдет достаточно быстро, дата состязания будет установлена на той неделе. На случай какого-нибудь разногласия, хеер Ретиф, который оставался в Марэсфонтейне или по-соседству, был назначен рефери. Также было предусмотрено, что ни один из нас не должен посещать назначенное место, или стрелять в гусей до состязания.

Однако, нам была предоставлена свобода практиковаться в стрельбе по любой другой цели, пользуясь ружьями по своему выбору. Когда все это было оговорено, меня, сильно утомленного такими утренними эмоциями, втащили назад в комнату. Сюда же принесли мне обед, приготовленный Мари. Когда я быстро, ибо свежий воздух придал мне аппетит, расправился с едой, вошел мой отец, сопровождаемый хеером Марэ, и они завели разговор.

Марэ вежливо спросил меня, достаточно ли я окреп, чтобы возвратиться сегодня после обеда домой, в миссию, на рессорной тележке, лежа на покрытом шкурой матраце. Я ответил: «Конечно!». Так я ответил бы даже будучи при смерти, ибо видел, что он хочет избавиться от меня.

— Ты можешь подумать, Аллан, — сказал он с явным смущением, — что я негостеприимный человек. И это по отношению к тебе, кому я многим обязан! Но ты и мой племянник Эрнан, видно, невзлюбили друг друга, а, как ты можешь догадаться, сделавшись почти нищим, я не желал бы иметь неприятности с единственным богатым членом нашей семьи.

Я сухо ответил, что не хочу быть причиной каких-либо неприятностей. Мне, однако, казалось, что хеер Перейра специально подстроил этот разговор, чтобы высмеять меня, чтобы показать, какое я жалкое создание по сравнению с ним, — ведь я всего лишь больной мальчик, который ровно ничего не стоит…

— Я знаю, — сказал Марэ смущенно, — мой племянник чересчур удачлив в жизни и кое-что в его манерах подавляет. Он забывает, что в битве не всегда побеждают сильные, а в скачке — быстрые, он, молодой, богатый и красивый, но испорченный с самого детства. Мне очень жаль, но если я не могу помочь, то должен примириться… Если я не могу сварить мою пищу, я вынужден ее есть сырой! К тому же, Аллан, разве ты никогда не слышал, что ревность делает людей невоспитанными и несправедливыми? — и он многозначительно посмотрел на меня.

Я не ответил, ибо когда не знаешь, что сказать, лучше всего промолчать, а он продолжал:

— Я был рассержен, когда услышал об этом глупом состязании в стрельбе, которое было затеяно без моего ведома и согласия. Если победит он, то будет только больше смеяться над тобой, а если победишь ты, он рассердится…

— Это не мой промах, минхеер, — ответил я. — Он хотел принудить меня продать кобылу, на которой он ездил без моего разрешения, и хвастал своей меткой стрельбой… Так что в конце концов я разозлился и вызвал его на состязание.

— Не обижайся, Аллан, я не упрекаю тебя. Ты еще простодушный юноша, а ведь с ним не стоит иметь дело, особенно, если он рискует своими деньгами. Ведь эта прекрасная кобыла является твоим единственным сокровищем и мне было бы жаль увидеть, как ты расстаешься с животным, сделавшим нам столько добра Ну, ладно, что ж поделаешь, быть может, обстоятельства положат конец этому испытанию, я надеюсь на это…

— А я надеюсь, что нет, — ответил упрямо я.

— А я уверен, что ты успокоишься: сейчас ты чувствителен, как рассерженная кошка. Но слушай, Аллан, и вы также, проповедник. Существуют другие, более важные причины, чем эта незначительная перебранка, из-за которых я был бы рад, чтобы ты уехал… Я должен обсудить со своими земляками одно секретное дело, имеющее значение для нашего благополучия и будущего, и им не понравится, конечно, если в это время тут будут двое англичан, которых они могут посчитать шпионами.

— Не говорите больше, хеер Марэ, — горячо вмешался мой отец. — Нам еще меньше нравится находиться здесь и выслушать суждения, что быть англичанином — преступление. Благословение Богу, мой сын смог сослужить службу вам и вашим близким, а теперь все это кончено и забыто. Вы так любезны, что даже одалживаете нам тележку… Мы отправляемся немедленно!

Так что они замяли это дело и часом позже мы отправились. Все буры пришли проводить нас, одарив меня многими ласковыми словами и говоря, что будут рады снова увидеть меня в следующий четверг. Находившийся среди них Перейра был также весьма доброжелателен, умоляя меня скорее выздоравливать, ибо он, дескать, не хочет побивать почти инвалида, даже в игре со стрельбой в гусей. Я ответил, что скоро буду в наилучшей форме, а что касается меня лично, то мне не нравится быть побитым в любой игре и поэтому, мол, я настраиваю свое сердце на победу, маленькая это игра или большая. Затем я повернул голову, так как все время лежал на спине, чтобы попрощаться с Мари, выскользнувшей из дома во двор, где стояла готовая к отъезду повозка.

— До свидания, Аллан, — сказала она, протягивая мне руку и сверкнув глазами.

Затем, делая вид, что поправляет наброшенное на меня одеяло, она быстро шепнула:

— Одержи победу в этом состязании, если ты любишь меня. Я буду молить Бога, чтобы ты мог слышать это каждую ночь, чтобы это явилось хорошей приметой для тебя…

Я полагаю, что этот шепот был слышен окружающим, потому что заметил, что Перейра закусил губу и сделал резкое движение, как если бы он хотел прервать Мари. Однако, Питер Ретиф довольно решительно выдвинул свою массивную фигуру перед Перейрой и промолвил с одной из своих сердечных усмешек:

— Всемогущий! Дружище, пусть мисс пожелает хорошего путешествия молодому человеку, который спас ее жизнь!

И в следующее мгновение готтентот Ханс в своей обычной манере вскарабкался на одного из запряженных в повозку быков и мы покатили через ворота…

О! Если до этого хеер Ретиф мне просто нравился, то теперь я искренне полюбил его…

ГЛАВА V Состязание в стрельбе

Мое путешествие назад являло собой резкий контраст с тем, что я пережил за несколько дней до этого. Тогда — темнота, стремительная лошадь подо мной, мчащаяся сквозь эту темноту подобно птице, цепенящий ужас в сердце, чтобы не опоздать, когда я отчаянными глазами посматривал на бледнеющие звезды и первые проблески утренней зари…

Теперь — скрипящая повозка с быками, хорошо знакомый, привычный вельд, яркий палящий свет солнечных лучей, а в сердце моем великое благодарение, но также и новый ужас перед мыслью о том, чтобы чистая и святая любовь, которую я завоевал, не была украдена у меня силой или обманом… Хорошо, если одно дело было во власти Бога, но оставалось другое и, помня об этом, я терзался сомнениями. Первое испытание закончилось смертью и победой. А как закончится второе? В моем мозгу металась непостижимая мысль: «В победе — смерть», казавшаяся мне бессмысленной. Как победа могла быть смертью я не понимал, во всяком случае в то время, ведь я был всего лишь мальчишкой с малым жизненным опытом…

Поскольку мы путешествовали довольно комфортабельно, так как дорога была приличная, а повозка на рессорах не причиняла боли моей ноге, я спросил у отца, что он думает о словах хеера Марэ, сказавшего нам, что у буров есть дело в Марэсфонтейне и присутствие англичан нежелательно для них.

— Что он имел в виду, Аллан? Он имел в виду то, что эти изменники голландцы готовят заговор против нашего монарха и боятся, чтобы мы не сообщили об их измене. То ли они намереваются восстать из-за освобождения рабов, то ли хотят переселиться куда-то из колонии. Со своей стороны я думаю, что это будет именно последнее, ибо, как ты слышал, отдельные группы уже отправились… И, если я не ошибаюсь, значительно большее число буров намеревается следовать за ними; Марэ и Ретиф и этот заговорщик Перейра среди них. Ну, и пускай себе едут! Я говорю, чем скорее, тем лучше, ибо я не сомневаюсь, что британский флаг будет следовать за ними.

— А я надеюсь, что они этого не сделают, — ответил я с нервным смехом. — Во всяком случае до тех пор, пока я не верну назад свою кобылу. (Дело в том, что ее я оставил на попечение Ретифа в качестве заклада, пока не состоится состязание в стрельбе).

На протяжении остальных двух с половиной часов езды мой отец с весьма величественным видом громко, с пафосом произносил мне речи о дурных манерах буров, которые ненавидят миссионеров и клевещут на них, питают отвращение к британскому правительству и его представителям, любят рабство и убивают кафров при любом удобном случае. Я вежливо слушал его, ибо прервать отца, когда его захватывал ораторский бзик, было невозможно. Я-то знал, что и миссионеры иногда клеветали на буров и представители правительства Британии выкидывали странные штучки с отдаленными колониями; что кафры, подстрекаемые чиновниками, часто обворовывали буров, а при удобном случае даже убивали их вместе с женами и детьми, как они пытались сделать сейчас в Марэсфонтейне, хотя там причиной была провокация Леблана; что британская добродетель освободила рабов без оплаты их владельцам приличной цены за них и так далее…

Но, по правде говоря, вопросы такой высокой политики тогда были далеки для такого простого юнца, каким был я. А вот что дошло до моего сердца и заставило его болезненно сжиматься, так это сознание того, что если Анри Марэ и его друзья переселятся, то и Мари должна будет волей-неволей отправиться с ними и тогда я, как англичанин, не смогу быть в этой рискованной компании, Эрнандо де Перейра и сможет и будет…

На следующий день после возвращения в результате воздействия свежего воздуха, изобилия вызывавшей аппетит вкусной пищи и умеренной дозы понтака, — благородного капского вина, являющегося гибридом портвейна с бургундским, — я почувствовал себя настолько лучше, что смог попрыгать вокруг дома на костылях, которые Ханс смастерил из кафрских дротиков. А еще на следующее утро, когда моя поправка пошла усиленным темпом, я серьезно занялся стрельбой, так как на подготовку к состязанию осталось всего лишь пять дней.

Так случилось, что за несколько месяцев до этого один молодой англичанин из хорошей семьи, — его именовали достопочтенным Вавассером Смитом, — сопровождавший какого-то высокопоставленного родственника в Капскую колонию, забрел в наши края в поисках охоты, в чем я смог оказать ему посильную помощь. Он привез с собой кроме другого оружия, принятого в те времена, очень красивое мелкокалиберное ружье с пистонами — тогда еще совершенно новое изобретение. Оно было работы мастера из Лондона по имени Д. Пардей и стоило большую сумму из-за совершенства конструкции. Когда достопочтенный В. Смит, о котором, кстати, я с тех пор ничего не слышал, начал готовиться к отъезду в Англию, будучи молодым парнем с благородным сердцем, он в качестве сувенира любезно оставил мне это ружье, которое до сих пор находится у меня.

Это произошло примерно за шесть месяцев до того времени, о котором я пишу, и в течение этих месяцев я частенько пользовался этим ружьем для стрельбы по дичи, такой, как антилопы и дрофы. Я обнаружил, что это оружие величайшей точности боя на расстоянии до двух сотен ярдов, хотя, когда я пустился в отчаянную скачку в Марэсфонтейн, я не взял его с собой, потому что оно было одноствольное и с чересчур узким каналом ствола, чтобы при крайней нужде заряжать его разрывными пулями — луперами. Однако, вызвав Перейру, я решил использовать именно это ружье, и никакое другое… И не будь я владельцем именно такого ружья, пожалуй, я и не отважился бы на это состязание.

Тогда мистер Смит оставил мне вместе с ружьем большой запас специальных пуль и новых пистонных капсюлей, не говоря уже о прекрасном импортном порохе. Так что имея в достатке боеприпасы, я взялся за тренировку. Усевшись в кресле в ущелье рядом со стоянкой, через которое пролетало множество горных голубей на значительной высоте, я начал стрелять в них.

Теперь, в моем возрасте, я могу сказать без риска быть названным хвастуном, что у меня есть дар и это дар меткого стрелка, которому я обязан некоторой любопытной комбинации: рассудительности, быстроты глаза и твердости руки.

Я могу честно заявить, что в свои лучшие дни я не встречал человека, который смог бы побить меня в стрельбе по живым целям. Это я вскоре доказал, так как сидя в ущелье обнаружил, что могу сбивать большое количество быстрых горных голубей, когда они проносились надо мной, причем не дробью, а отдельными пулями…

Так что дни шли, а я практиковался, каждый вечер обнаруживая, что я делаюсь искуснее в этом ужасно трудном спорте. Я изучал все возможности своего ружья в зависимости от скорости полета птицы, ее расстояния от меня и осложнений, создаваемых скоростью ветра, и освещенностью в то или иное время дня. За это время я выздоравливал настолько быстро, что в конце недели был почти в своем нормальном состоянии и хорошо ходил пешком, правда, с помощью палки.

И, наконец, наступил этот полный событиями четверг и около полудня, — я долго лежал в постели в это утро и не стрелял, — я выехал, или, вернее, меня вывезли в капской тележке, запряженной двумя лошадьми, в место, известное под названием Гроот Клооф, или Большая Лощина. Над этим узким ущельем дикие гуси пролетали со своих пастбищ на возвышенности к другим пастбищам, лежавшим в нескольких милях ниже, а оттуда, я полагаю, прямо к морскому побережью, откуда они возвращались на рассвете.

Прибыв ко входу в Большую Лощину около четырех часов дня, мы с отцом были удивлены, увидев там много буров, мужчин и женщин, приехавших верхом или в тележках.

— Боже мой, — сказал я отцу, — если бы я знал, что из-за состязания в стрельбе будет такая суета, я не думаю, что смог бы в нем участвовать.

— Гм, — ответил он, — я думаю, что здесь другое дело, далекое от вашего состязания. Я не сделаю большой ошибки, сказав, что все это устроено для оправдания публичного собрания в укромном месте, чтобы отвлечь внимание властей от подозрительного запаха собрания…

В сущности говоря, мой отец, видимо, был прав. Еще до того, как мы прибыли сюда, большинство буров после долгих споров решились, наконец, стряхнуть пыль колонии со своих ног и искать для себя дом в новых краях, на Севере. В настоящее время мы были среди них и я заметил, что у всех лица озабоченные и растерянные. Питер Ретиф бросил на меня взгляд, когда мне помогали выбраться из тележки отец и Ханс, которого я взял с собой, чтобы он заряжал оружие, и некоторое время смотрел с недоумением. Очевидно, его мысли были где-то далеко. Затем, он, видимо, все вспомнил и весело воскликнул:

— Ба! Да ведь это наш маленький англичанин прибыл на состязание как человек, который всегда держит слово. Друг Марэ, прекратите разговоры о своих потерях, — это он сказал предостерегающим тоном, — поздоровайтесь с ним.

Тогда подошел Марэ и с ним Мари, которая залилась румянцем и улыбалась, но мне показалось, что сегодня она выглядела уже взрослой женщиной больше, чем когда-либо до этого; теперь она как бы уже оставила позади свое девичество и столкнулась лицом к лицу с реальной жизнью и всеми ее заботами. Следуя за ней, близко, очень близко, как я моментально заметил, шел Эрнан Перейра. Он был даже еще шикарнее одет, чем обычно, и держал в руке красивое новехонькое одноствольное ружье, также снабженное пистонными капсюлями, но с чересчур большим каналом ствола для охоты на гусей.

— О, так вы уже снова чувствуете себя хорошо, — сказал он доброжелательным голосом, который, однако, звучал не совсем искренне. В действительности мне показалось, что он желал мне совсем другого…

— Прекрасно, минхеер Аллан, я готов отстрелить вашу голову. Ха, ха, ха! (Он, конечно, шутил, но я подозреваю, что охотно сделал бы это). Уверяю вас, что кобыла уже почти моя, потому что я здорово напрактиковался, не правда ли, Мари, что известно всем аасфогелям (грифам) в округе.

— Да, кузен Эрнан, — сказала Мари, — вы действительно практиковались, но то же самое, пожалуй, делал и Аллан…

К этому времени компания буров собралась вокруг нас и начала проявлять большой интерес к нашему незаконченному спору, что было совершенно естественным для людей, редко выпускающих ружье из рук и считающих, что стрельба является прекраснейшим из искусств. Однако им не разрешили задерживаться здесь долго, ибо кафры сказали, что гуси начнут свой послеполуденный полет примерно через полчаса. Так что всех зрителей попросили расположиться под отвесным обрывом ущелья, где их не заметили бы пролетающие птицы, и где им было предложено соблюдать тишину.

Тогда я с Хансом и Перейра, вместе с Ретифом, реферти, выбравшим для нас стоянки, направились к ним. Здесь мы укрылись от зорких глаз птиц за высокими кустами.

Я уселся на взятый с собой раскладной стул, ибо моя нога была еще слишком слаба, чтобы позволить долго стоять, и ожидание началось… Вдруг Перейра передал через Ретифа, что просит меня о любезности разрешить ему сделать первые шесть выстрелов, так как длительное напряженное ожидание делает его нервным. Я согласился, хотя и знал, так же как и он, что первые гуси всегда летят ниже и медленнее, в то время как последующие, почуяв опасность, полетят выше и быстрее. И это доказано практикой, ибо нет птицы более умной, чем именуемые почему-то глупыми гуси.

Когда уже прошло около четверти часа, Ханс вдруг тихо сказал:

— Тише! Подходит гусь…

Едва он сказал это, я услышал крик гуся: «Гонк, гонк!» и свистящий шелест сильных крыльев. Затем он появился, старый косокрылый гусак, вероятно, король стаи, летящий так низко, что чуть не коснулся края обрыва, на высоте не более тридцати ярдов, представляя собой прекрасную цель. Перейра выстрелил и гусь медленно упал вниз ярдов за сто сзади него. Тогда Ретиф сказал:

— Один на нашей стороне…

Пока Перейра заряжал ружье, показались три следующих гуся. Он выстрелил и, к моему удивлению, вторая, а не первая птица упала так же удачно сзади него.

— Ты стрелял именно в этого гуся, или в другого, племянничек? — спросил Ретиф.

— Именно в этого, конечно, — ответил тот с наглой улыбкой.

— Он врет, — пробормотал готтентот, — он стрелял в первого, а убил второго.

— Молчи, — ответил я. — Какая разница!

Снова Перейра зарядил ружье. К тому времени, когда он был готов, приближалось больше гусей, на этот раз треугольником из семи птиц с вожаком во главе, летевших выше, чем предыдущие.

Он выстрелил и вниз упала не одна, а две птицы: вожак и летевший справа и немного сзади гусь.

— О, дядя! — воскликнул Перейра, — вы видели, как я подстрелил этих двух птиц, когда линии их полета скрестились? Это такая удача для меня, но я не настаиваю, чтобы засчитать вторую птицу, если хеер Аллан протестует против этого.

— Нет, племянник, я не заметил, как ты попал в них, — ответил Ретиф, — но несомненно то, что птицы не летели так, чтобы одна и та же пуля смогла поразить обеих.

Ханс и я лишь посмотрели друг на друга и рассмеялись. Но со стороны зрителей под утесом раздался шум поздравлений и возгласы удивления. Снова Перейра выстрелил в довольно высоко летевшего, ярдов около семидесяти, гуся. Он попал в него, потому что полетели перья, однако, к моему изумлению, птица, сначала нырнув вниз, полетела дальше и скрылась из вида.

— Крепкие птицы, эти гуси! — воскликнул Перейра. — Они выдерживают так же много свинца, как и морж, эта морская корова!

— Действительно, очень крепкие, — с сомнением откликнулся Ретиф. — Никогда я не видел птицы, улетающей с пулей весом в унцию, пробившей ей грудь.

— О! Она где-нибудь обязательно упадет, — возразил Перейра, утрамбовывая порох для очередного заряда. За четыре минуты он стрелял два оставшиеся выстрела, выбирая низко летящих молодых гусей. Он сбил обоих, хотя последний, после падения, переваливаясь, скрылся в высокой траве.

Со стороны буров донеслись аплодисменты: на что Перейра в знак признательности отвесил поклон.

— Вы должны стрелять очень хорошо, минхеер Аллан, — обратился ко мне Ретиф, — если хотите побить этого парня. Даже если я исключу одну из тех двух птиц, что упали от одного выстрела, а я собираюсь так сделать, то Эрнан убил пять из шести, что едва ли сможет быть улучшено.

— Да, — ответил я, — но, минхеер, будьте так добры собрать этих гусей и сложить в одну сторону. Я не хочу, чтобы они перемешались с моими, если я буду настолько удачлив, что собью нескольких.

Он кивнул головой и несколько кафров принесли сюда гусей Перейры. Некоторые из них взмахивали крыльями и им пришлось свернуть шею, но в тот момент я не пошел внимательно осматривать их. Когда все это было проделано, я позвал Ретифа и попросил его осмотреть порох и пули, которыми я буду стрелять.

— А какой в этом смысл! — спросил Ретиф, смотря на меня с любопытством. — Ведь порох это порох, а пуля — пуля.

— Нет, полагаю я… Все же вы обяжете меня, осмотрев их, дядюшка.

Тогда по моему приказанию Ханс вынул шесть пуль и разложил их у Ретифа на ладони, а я попросил давать их мне по мере надобности.

— Они значительно меньше, чем пули Эрнана, — сказал Ретиф, — ведь он, будучи физически сильней, пользуется более тяжелым ружьем.

— Да, — коротко ответил я, а Ханс засыпал заряд пороха в ружье и туго забил пыж. Затем, взяв пулю из руки Ретифа, он протолкнул ее в дуло, вставил капсюль и вручил ружье мне.

В это время подходила плотная стая гусей, пришла пора их активного полета. Только теперь они летели гораздо выше и быстрей, очевидно, заметив что-то, насторожившее их.

— Вам приходится хуже, Аллан, — заметил Ретиф. — Стрелять придется в разные стороны.

— Вероятно, — ответил я, — но теперь уже этому ничем нельзя помочь.

Затем я поднялся со стула с ружьем в руке. Мне нельзя было долго выжидать, так как в этот момент ко мне приближался клин на высоте около ста ярдов. Я прицелился в первого гусака, взяв нужное упреждение на скорость и нажал на спусковой крючок. В следующую секунду я услышал хлопок пули, но, увы! — она попала в клюв, маленький осколок которого упал на землю. Сама же птица после секундного колебания снова заняла место вожака и полетела дальше.

— Баас, баас, — прошептал Ханс, схватив ружье и перезаряжая его, — вы берете чересчур далеко вперед. Эти большие водяные птицы не летят так быстро, как горные голуби.

Я молча кивнул головой, желая сохранить спокойное дыхание. Потом, трепеща от возбуждения, ибо если бы я промахнулся при следующем выстреле, состязание было бы мной проиграно, я взял ружье из рук Ханса. Едва я успел это сделать, как показался один-единственный гусь, летевший так же высоко, как и другие, но таким образом, как если бы «его лягнул ногой сам дьявол», — как заметил Ретиф. На этот раз я учел и скорость и высоту, но выстрелил с замиранием сердца.

Он упал вниз, как камень, чуть-чуть сзади меня.

— Баас, баас, — шепнул Ханс, — еще чересчур далеко вперед. Зачем целиться в глаз, когда к вашим услугам все тело?

Снова я кивнул головой и в то же время издал вздох облегчения. Наконец-то соревнование пошло живо. Вскоре появилась новая группа гусей, перемешанных с утками. Я выстрелил в крайнего, и он упал, пораженный прямо в грудь. Тогда я почувствовал, что полностью овладел собой и уже не ощущаю страха.

Короче говоря, хотя два гуся и были исключительно трудными, так как летели на большой высоте, я все же убил следующих трех птиц одну за другой и был уверен, что смог бы убить еще больше дюжины без промаха, ибо теперь я стрелял так, как никогда до этого.

— Скажи, племянник Аллан, — с любопытством спросил Ретиф во время паузы между пятым и шестым выстрелами, — почему твои гуси падают не так, как у Эрнана?

— Спросите об этом у него… и не разговаривайте со мной, — ответил я и в следующее мгновение свалил вниз пятого, лучшим выстрелом из серии.

Крики удивления и аплодисменты раздались со стороны собравшихся и я заметил, что Мари машет мне белым платком.

— Это конец, — сказал рефери.

— Еще минутку прошу вас не двигаться, — ответил я.

— Я хочу выстрелить в нечто иное, что не входит в условия состязания: мне хочется, чтобы вы увидели, могу ли я убить двух птиц одной пулей, как это сделал хеер Перейра.

Он согласился с моей просьбой кивком головы и протянул руку, призывая собравшихся не двигаться и приказывая замолчать Перейре, который пытался вмешаться.

Теперь, когда состязание по сути было закончено, я увидел двух соколов, кружащихся над ущельем, очевидно, совершенно не встревоженных стрельбой. Я поднял ружье и долгое время ожидал, пока, наконец, не подвернулся удобный случай… Я увидел, что большой сокол — самец — перекрещивал линию своего полета прямо над своей самкой, а между ними было расстояние каких-нибудь десять ярдов.

Я прицелился, я рассчитывал, — ибо в течение секунды мой мозг представлял собой род счетной машины, — я рассчитывал различные круги и скорости птиц. Затем, с чем-то вроде молитвы на устах, я нажал спуск…

Нижний сокол упал! Пауза в полсекунды и вниз повалился верхний сокол, падая убитым на свою мертвую самку!

Теперь даже со стороны тех буров, которым не нравилось превосходство англичанина, раздались крики одобрения. Никогда еще они не видели подобного выстрела. По правде говоря, я и сам такого не видел…

— Минхеер Ретиф, — сказал я, — ведь я предупредил вас, что намереваюсь убить их обоих, не правда ли?

— Да, вы предупредили об этом… Всемогущий! Предупредили! Однако, скажите мне, Аллан Квотермейн, человеческие ли у вас глаза и рука?

— Вам следует спросить об этом моего отца, — ответил я, пожав плечами и усаживаясь с нахмуренными бровями на стул.

Буры стремительно подбежали ко мне, а Мари буквально летела впереди них, как ласточка, в то время как их плотные женщины догоняли сзади и создали своего рода круг возле нас, все говоря одновременно. Я не прислушивался к их разговорам, пока не раздался громкий голос Перейры.

— Да, это сделано хорошо, очень хорошо, но ведь все равно, дядюшка Ретиф, я настаиваю на своей победе, поскольку я подстрелил шесть гусей против его пяти.

— Ханс, — сказал я, — принеси моих гусей, — и они были принесены, каждый с аккуратной сквозной раной, и положены рядом с гусями Перейры.

— Теперь, — обратился и я к Ретифу, — проверьте раны у этих птиц, а затем у той, второй птицы, которую убил хеер Перейра, когда подбил двух одновременно. Я полагаю, вы обнаружите, что его пуля была разрывная.

Ретиф пошел и внимательно осмотрел всех птиц. Затем он с проклятием отшвырнул последнюю и воскликнул громовым голосом:

— Минхеер Перейра, почему вы опозорили нас перед этими двумя англичанами? Я утверждаю, что вы пользовались луперами или другими надрезанными пулями… Смотрите, смотрите!.. — и он указал на раны убитых Перейрой птиц.

— А почему же мне было не пользоваться ими? — холодно ответил Перейра. — Соглашение было о том, что мы должны использовать пули, но не предусматривалось, что их нельзя надрезать. Несомненно, хеер Аллан поступил так же.

— Нет, — ответил я, — когда я говорил, что буду стрелять пулей, то имел в виду целую пулю, а не разрезанную в куски и составленную снова вместе таким образом, чтобы после вылета из дула она смогла сама развернуться подобно второму выстрелу. Но я не хочу говорить на эту тему. Все в руках хеера Ретифа, который и даст свое заключение, если ему угодно.

Этот убедительный аргумент подействовал на буров, а Мари зашептала мне:

— О, я довольна, Аллан, ибо какое бы они не вынесли решение, все равно победил ты, а это хорошее предзнаменование.

— Я не улавливаю, каким предзнаменованием могут служить гуси, любимая, — ответил я, — хотя, пожалуй, это тянется со времен древних римлян. Так или иначе, мне кажется, что предсказания плохие, так как собирается какая-то шумиха…

И как раз в этот момент Ретиф поднял руку и провозгласил:

— Тише! Я принял решение. В условиях состязания не было сказано, чтобы пули не нарезались, и поэтому птицы Перейры все должны засчитываться. Однако, эти же условия говорят о том, что любая случайно убитая птица не засчитывается, следовательно, один гусь должен быть вычтен из общего числа гусей Перейры, которое остается равным для обоих стрелков. Так что состязание закончилось… вничью и, поскольку сегодня гуси уже пролетели, оно должно быть проведено в другой день.

— О! Если здесь возникают какие-то проблемы, — сказал Ретифу Перейра, почувствовавший, видимо, что общественное мнение складывается в основном против него, — пусть англичанин берет себе деньги. Я полагаю, что он в них нуждается, поскольку сыновья миссионеров, как правило, не богаты.

— Проблем никаких нет, — возразил я, — бедный или богатый, я даже за тысячу фунтов не стал бы снова состязаться в стрельбе с тем, кто выкидывает такие грязные штучки. Оставьте себе деньги, минхеер Перейра, а я возьму свою кобылу. Рефери сказал, что состязание закончилось вничью, так что на этом все…

— Не совсем, — перебил Ретиф, — ибо я должен сказать еще кое-что. Друг Аллан, ты играл честно и я уверен, что нет никого в Африке, кто смог бы стрелять подобно тебе.

— Это так, — хором сказали стоявшие здесь буры.

— Минхеер Перейра, — продолжал Ретиф, — хотя вы, также, отличный стрелок, что достаточно хорошо известно, но я уверен, что, играй вы честно, вас победили бы, но так, как произошло, вы спасли свои сто фунтов. Минхеер Перейра, — добавил он звучно и громко, — вы мошенник, который навлек позор на нас, буров, а что касается лично меня, то я никогда больше не подам вам руки.

Теперь, когда Ретиф выразил свое негодование, яркое лицо Перейры стало белым, как рубаха.

— Мой бог, минхеер, — сказал он, — я боюсь, что мне придется ответить вам за такие слова, — и его рука потянулась к висящему на поясе ножу.

— Что? — воскликнул Ретиф. — Вы хотите второго состязания в стрельбе? Прекрасно!.. Если так, то я готов: с целыми пулями или с распиленными. Никто не скажет, что Питер Ретиф побоялся любого человека, тем более такого, кто не постеснялся попытаться украсть награду, как гиена крадет кость у льва. Ну же, нападайте, Эрнан Перейра, нападайте!

Я не уверен, что смог бы сказать, чем все это кончится, хоть и убежден, что у Перейры не хватило бы духу пойти на дуэль с доблестным Ретифом, человеком, храбрость которого вошла в поговорку. Во всяком случае, видя, как осложнилась ситуация, Анри Марэ вышел вперед.

— Минхеер Ретиф и племянник Эрнан, оба вы мои гости и я не позволю ссориться из-за этой глупости, в особенности потому, что Эрнан никогда не намеревался мошенничать, а только делал то, что показалось ему дозволенным. Зачем ему делать это, ему, являющемуся одним из лучших стрелков в колонии, хотя, возможно, юный Аллан Квотермейн здесь самый лучший стрелок. Разве и вы не скажете это также, друг Ретиф, особенно сейчас, когда это необходимо, когда все мы должны быть как братья? — добавил Марэ умоляюще.

— Нет, — прогремел Ретиф, — я не солгу, чтобы сделать приятное вам или другим!

Тогда, видя его непреклонность, Марэ подошел к племяннику и что-то горячо зашептал ему на ухо. Что он говорил, не знаю. Результатом этого было то, однако, что одарив и Ретифа и меня мрачным взглядом, Перейра круто повернулся к нам спиной и пошел туда, где стояла его лошадь. Вскочив в седло, он быстро уехал, сопровождаемый двумя готтентотами.

Последний раз за долгое время я видел Перейру и охотно бы не видел его никогда. Но, к сожалению, это было не так…

ГЛАВА VI Расставание

Буры, прибывшие к ущелью под предлогом увидеть состязание, хотя цель у них была совсем другая, теперь разъезжались. Мне приятно сказать, что перед отъездом многие подходили ко мне и поздравляли как с удачной обороной Марэсфонтейна, так и с меткой стрельбой. Некоторые также выражали недовольство Перейрой, причем весьма откровенными словами.

Существовала договоренность, что мы с отцом переспим эту ночь в имении Марэ, а утром вернемся домой. Однако, отец, который был безмолвным, но внимательным свидетелем происшедшей сцены, пришел к заключению, что после случившегося едва ли мы будем желанными гостями и компании Перейры лучше избегать, в связи с чем подошел к Марэ и попрощался с ним, сказав при этом, что нужно послать кого-нибудь за моей кобылой.

— Нет, нет, — возразил Марэ, — на эту ночь вы мои гости. Можете ничего не опасаться: Эрнана дома не будет. Он уехал по делам.

Поскольку отец колебался, Марэ добавил:

— Друг, я умоляю вас побыть у меня дома, потому что я должен сказать вам кое-что важное, о чем я не могу говорить здесь.

Тогда, к моему удовольствию, а также успокоению, отец согласился: ведь не согласись он, был ли бы еще для меня такой удобный случай переброситься несколькими нежными словами с Мари?.. Итак, собрав гусей и двух соколов, из которых я предложил сделать чучела для Мари, с помощью близких я взобрался в повозку и мы отправились, прибыв в Марэсфонтейн к ночи.

После ужина хеер Марэ пригласил отца и меня побеседовать в гостиной. После некоторого раздумья, или мне это только показалось, он сказал мывшей посуду дочери, с которой мне еще не посчастливилось поговорить, следовать за нами.

Когда все уселись и мы, мужчины, раскурили трубки, хотя сознание того, что последует, отбило у меня вкус к курению, Марэ заговорил по-английски: этот язык он до некоторой степени знал. Он сделал это в угоду моему отцу, который считал делом чести не понимать по-голландски, хотя, бывало, он отвечал Марэ на этом языке, когда тот делал вид, что не понимает по-английски.

Ко мне он обращался по-голландски, а к Мари — по-французски. Это был ужасно курьезный и, так сказать, полиглотский разговор.

— Слушай, Аллан, — сказал он, — и ты, Мари, я услышал касающуюся вас историю, хоть я никогда и не давал вам разрешения на «опсит» (согласно бурскому обычаю посиделки помолвленных ночью со свечами), а вы завели друг с другом любовь.

— Это правда, минхеер, — сказал я, — только я ожидал подходящего случая поставить вас в известность, что мы дали друг другу слово жениться, причем это произошло, когда кафры напали на этот дом.

— Всемогущий! Аллан, странное время вы выбрали, — ответил Марэ, потянув себя за бороду, — ведь слово, данное в крови, должно и завершиться кровью…

— Глупое суеверие, с которым я не могу согласиться, — вмешался мой отец.

— Может быть, и так, — ответил я. — Но об этом знает один лишь Бог. А я знаю, что мы дали слово друг другу, когда думали, что умрем, и мы будем держать это слово, пока смерть не придет за нами.

— Да, мой отец, — добавила Мари, наклонившись над столом, опершись подбородком на руку, а ее черные, как у антилопы, глаза смотрели ему прямо в лицо. — Да, мой отец, это именно так, как уже я говорила тебе.

— А я повторяю тебе, Мари, что это не может осуществиться, — повысил голос Марэ, ударив кулаком по столу. — Я ничего не могу сказать против тебя, Аллан, я уважаю тебя, действительно, и ты сослужил мне огромную службу, но это невозможно…

— Почему невозможно, минхеер? — спросил я.

— По трем причинам, Аллан, каждая из которых решающая. Ты — англичанин, а я не желаю, чтобы моя дочь вышла замуж за англичанина… Это первая причина. Ты беден, что не компрометирует тебя, но с тех пор, как я разорен, моя дочь не может выйти замуж за бедного человека… Это вторая причина. Ты живешь здесь, а мы с дочерью уезжаем отсюда, таким образом не можешь жениться на ней… И это третья причина, — и он замолчал.

— А нет ли и четвертой, — спросил я, — которая является истинной причиной? Именно, что вы желаете выдать свою дочь за кого-либо другого?

— Да, Аллан, раз уж ты принуждаешь меня к этому, имеется и четвертая причина. Я обручил мою дочь с ее двоюродным братом, Эрнандо Перейрой, человеком с состоянием и в зрелом возрасте; не мальчиком, а мужчиной; имеющим собственную точку зрения и могущим содержать жену.

— Я понимаю, — ответил я спокойно, хотя в моем сердце бушевал настоящий ад. — Но… скажите мне, минхеер, обручилась ли лично Мари, или, быть может, она ответит собственными губами на этот мой вопрос.

— Да, Аллан, — спокойно вмешалась Мари, — я обручилась лично: с тобой и ни с каким другим мужчиной.

— Вы слышали, минхеер? — обратился я к Марэ.

Как обычно, он легко пришел в возбуждение. Он неистовствовал, спорил, ругал нас обоих. Он говорил, что никогда не разрешит этого, что скорее увидит свою дочь в могиле. Что я злоупотребил его доверием и осквернил его гостеприимство, что он застрелит меня, если я близко подойду к его девочке. Что она еще несовершеннолетняя и по закону только он может распоряжаться ее брачными делами. Что она должна сопровождать его во время переезда, чего, конечно, не смогу сделать я, и еще много другого в этом роде…

Когда, наконец, он утомился и ударил своей любимой трубкой по столу, заговорила Мари:

— Отец мой, ты знаешь, что я тебя горячо люблю, ибо после смерти моей матери мы являлись всем друг для друга, не так ли?

— Конечно, Мари, ты — моя жизнь и даже больше чем жизнь!

— Очень хорошо, отец. И поскольку дело обстоит именно так, я признаю твою власть надо мной, что подтверждается и законом. Я допускаю, что ты имеешь право запретить мне выйти замуж за Аллана, и, поскольку я еще несовершеннолетняя, я не выйду за него из-за моего долга по отношению к тебе. Но, — она поднялась и посмотрела ему прямо в глаза, и какой величественной в этот момент была она в своей простой силе и полной грации юности! — имеется одно обстоятельство, отец мой, которое я не признаю… — твое право заставить меня выйти замуж за другого мужчину. Как женщина со своей сильной волей, я отвергаю это право! И как бы мне ни было больно, отец мой, я отказываю тебе во всем, и если ты будешь настаивать, я умру… Я здесь отдала себя Аллану на добро и зло и, если не смогу выйти за него замуж, то уйду в могилу невенчанной. Если мои слова причиняют тебе боль, я умоляю простить меня, но в то же время помнить, что они являются моими словами, которые не могут быть изменены!

Марэ смотрел на свою дочь, а она на него. В первый момент я подумал, что он близок к тому, чтобы проклясть ее, но, если это и было так, нечто в ее глазах, казалось, изменило ход его мыслей, ибо все, что сказал Анри Марэ, было:

— Непокорная, подобно всем остальным в твоем роду! Хорошо, я передаю это дело в руки Судьбы. Пока ты несовершеннолетняя, а это продлится около двух лет, ты не можешь выйти замуж без моего согласия и должна сейчас же пообещать мне не делать этого. Теперь мы переселяемся из этой страны в отдаленные земли. Кто знает, что может случиться там?

— Да, — сказал мой отец торжественным голосом, — кто знает, за исключением Бога, который управляет всем и разрешит эти вопросы согласно собственной воле, Анри Марэ?.. Слушайте, — продолжал он после небольшой паузы, потому что Марэ не ответил, а уселся и мрачно уставился глазами в стол, — вы не желаете, чтобы мой сын женился на вашей дочери по различным причинам, одной из которых является то, что вы считаете его бедным, а более богатый поклонник изменит ваше бедственное положение, предложив себя в мужья вашей дочери. Но главнейшая причина заключается в его английской крови, которую вы так ненавидите, хотя, благодаря милосердию Бога, он спас ее жизнь, а вы не желаете, чтобы он разделил с нею эту жизнь. Разве не так?..

— Да, это правда, минхеер Квотермейн. Вы — англичанине — спекулянты и мошенники, — ответил Марэ возбужденно.

— И поэтому вы отдали бы свою дочь не за скромного и честного человека, а за этого ненавистника англичан и заговорщика против своего короля, Эрнандо Перейру, которого вы любите, ибо он единственный остался от вашего древнего рода.

Марэ, очевидно, вспомнил послеобеденный инцидент и сарказм моего отца заставил его замолчать.

— Ладно, — продолжал мой отец, — хоть и я люблю Мари и знаю ее как ласковую и чистосердечную девушку, я никогда не хотел, чтобы она вышла замуж за моего сына. Я предпочел бы видеть его женатым на какой-нибудь англичанке и не втягиваться в сеть буров и их заговоров. Но совершенно ясно, что эти двое любят друг друга сердцем и душой. И поскольку это так, я говорю вам, что разлучать их и принуждать каждого из них к другому браку, является преступлением перед Богом, о чем, уверен, он подаст вам знак и оплатит сторицей. Странные вещи могут случиться в тех землях, куда вы направляетесь, Анри Марэ. Не желаете ли вы, в таком случае, согласиться оставить вашего ребенка в надежных руках?

— Никогда! — воскликнул Марэ. — Она будет сопровождать меня в новое жилище, которое не будет находиться в тени вашего проклятого британского флага…

— Тогда мне не о чем больше говорить. И здесь и там все будет на вашей совести, — торжественно ответил мой отец.

Теперь, не в состоянии больше сдерживаться, вмешался я:

— Но мне есть что сказать, минхеер. Разлучить Мари и меня — грех и это наверняка разобьет ей сердце. А что касается моей бедности, то у меня есть кое-что, быть может, даже больше, чем вы думаете, а в этой богатой стране состояние зарабатывается теми, кто работает, что я и буду делать ради нее. Человек, которому вы хотите ее отдать, сегодня проявил свою натуру и, раз он смог выкинуть такую низкую штучку, чтобы завоевать приз, он сыграет еще худшие штуки, чтобы завоевать большие ценности. Кроме того, все это должно лопнуть, ибо Мари все равно не выйдет за него замуж.

— А я говорю, что выйдет, — резко ответил Марэ. — А если даже и не выйдет, она должна сопровождать меня, а не оставаться здесь, чтобы стать женой англичанина.

— Сопровождать тебя я буду, отец, и разделю твою долю до конца, — спокойно сказала Мари. — Но за Эрнана Перейру замуж не выйду!..

— Быть может, минхеер, — добавил я, — могут наступить дни, когда вы опять будете довольны помощью «английского парня».

Эти слова были сказаны наобум, это было своего рода восклицание сердца, вызванное грубостью Марэ и его оскорблениями, подобно воплю животного от удара. Я тогда не знал, как верны они были, но со временем станет так, что правда неведомыми путями вырвется из родника тайного познания, скрытого в наших душах.

— Когда я захочу твоей помощи, я попрошу тебя об этом! — взревел Марэ, который, зная что он неправ, пытался прикрыть эту неправоту предельной грубостью.

— Прошенный или непрошенный, пока я жив, в будущем я буду делать так, как делал в прошлом, минхеер Марэ. Бог простит вам за то горе, которое вы принесли Мари и мне.

Тут Мари начала тихо плакать, а я закрыл глаза рукой, не в силах вынести это зрелище. Марэ, который, когда не бывал под влиянием своих предубеждений или страстей, обладал мягким сердцем, также был тронут, но пытался скрыть свои чувства. Он обратился к Мари и сказал, чтобы она отправлялась спать, и она, все еще плача, подчинилась.

Тогда мой отец поднялся и сказал:

— Анри Марэ, мы не можем уехать отсюда ночью, потому что лошади в краале и их трудно найти в такой темноте, так что мы вынуждены воспользоваться вашим гостеприимством до рассвета.

— Я не прошу об этом, — воскликнул я. — Я иду спать в повозку, — и я вышел, прихрамывая, из комнаты, оставляя мужчин вдвоем. Что было между ними потом, я не знаю. По-моему, отец, который, когда разойдется, также проявлял темперамент, а он и в духовном и интеллектуальном отношении был сильным человеком, высказал Марэ свое мнение о его злобном поступке и безрассудстве в таких словах, что тот, вероятно, их никогда не забудет. Я полагаю, что он даже вытянул из него признание, что действия его, Марэ, были бессердечными, извиняя, однако, их в связи с тем, что он поклялся перед Богом, что его дочь никогда не выйдет замуж за англичанина.

Также он сказал, что торжественно обещал ее Перейре, своему племяннику, которого он любит и не может нарушить данного ему слова.

— Нет, — ответил мой отец, — вы обезумели после разорения, вы разобьете сердце Мари и, возможно, будете повинны в том, что прольется ее кровь.

Затем он покинул его.

Темнота была сплошная. Когда я ощупью отыскал дорогу к повозке, отверженный и несчастный, я желал в душе, чтобы кафры выбрали эту ночь для нового нападения, которое покончило бы со мной. Дойдя до повозки, я зажег фонарь и с удивлением обнаружил, что она, хоть и примитивно, готова к тому, чтобы в ней спать. Пока я раздумывал, кто бы мог это сделать, Ханс взобрался на подножку, притащив две циновки, и спросил, удобно ли мне.

— О, да! — ответил я. — Но почему ты собираешься спать в повозке?

— Баас, я не собираюсь, я приготовил это для вас. А как я узнал, что вы сюда придете? О, очень просто. Я сидел на веранде и слышал все, что говорили в гостиной… Окно же выбито. Боже на небесах! Что это был за разговор! Я никогда не думал, что белые могут так много говорить о таком простом деле. Вы хотите жениться на дочке бааса Марэ, а баас хочет отдать ее за другого мужчину, у которого много скота. У нас, готтентотов, это сделалось бы быстро, потому что отец взял бы палку и выгнал вас из хижины ее толстым концом. Затем он побил бы девушку тонким концом палки, пока она не пообещала бы выйти замуж за другого мужчину, и все было бы улажено мило. Но вы, белые, вы болтаете и болтаете и ничего не можете уладить. Вы все еще надеетесь жениться на дочке, а дочка все еще имеет в виду не выходить замуж за мужчину со многими коровами. Кроме того, отец ничего не получил, кроме больного сердца и большой неудачи.

— А почему ты говоришь о большой неудаче, Ханс? — лениво спросил я, так как его наивные рассуждения мало меня интересовали.

— О, баас Аллан! По двум причинам… Первая — ваш преподобный отец, который сделал меня верным христианином, говорил ему об этом, а такой хороший проповедник, как он, может вызвать проклятие Бога с неба подобно тому, как молния поражает дерево. Ну, а хеер Марэ сидит под деревом и все мы знаем, что случается с тем, кто сидит под деревом, когда в него попадает молния. Это моя первая, христианская причина. Вторая причина, причина чернокожего человека: девушка является вашей по крови. Вы спасли ее жизнь вашей кровью, — он ткнул пальцем в сторону моей раненой ноги, — и таким образом купили ее навсегда, ибо кровь — больше, чем скот. Таким образом, тот, кто разлучит вас с нею, принесет кровь на нее и на себя самого и на другого мужчину, который пытается похитить ее, кровь, кровь! — и он замахал желтыми руками, уставившись вверх на меня своими маленькими черными глазками, выглядевшими в этот момент сверхъестественно.

— Нелепость! — сказал я. — Зачем ты говоришь такие плохие слова?

— Потому что они правдивые, баас Аллан. О, вы смеетесь над бедным Тотти, но я их узнал от своего отца, а он — от своего и так из поколения в поколение, аминь, и вы увидите… Вы увидите, как вижу я, как увидит хеер Марэ, который, если великий Бог не сделает его безумным, мог бы жить в своем доме, пока не стал бы стариком, и у него был бы хороший зять, чтобы похоронить его в одеяле…

Теперь я решил, что сыт по горло этим мрачным разговором. Конечно, легко смеяться над туземцами и их суевериями, но на основании многолетнего опыта я обязан признать, что они не всегда отступали от правды. Африканский туземец обладает неким шестым чувством, которое отсутствует у цивилизованного человека, хотя, может быть, мне это только кажется.

— Кстати об одеялах, — сказал я, чтобы переменить тему разговора, — у кого ты достал эти циновки?

— У кого? Конечно у мисси, баас. Когда я услышал, что вы собираетесь спать в повозке, я пошел к ней и одолжил их, чтобы укрыть вас. Она также дала, а я совсем забыл, записку для вас, — и он пошарил поначалу в своей грязной рубашке, затем в карманах и, наконец, в пушистых волосах, откуда вытащил маленький клочок бумаги, скатанный в шарик. Я развернул его, разгладил и прочитал слова, написанные карандашом по-французски:

«Я буду в персиковом саду за полчаса до восхода солнца. Будь там, если хочешь проститься со мною. М.».

— Будет ли какой-нибудь ответ, баас? — спросил Ханс, когда я спрятал записку в карман. — Если будет, то я могу взять его, не откладывая…

Затем, казалось, вдохновение осенило его, и он добавил:

— А почему бы вам самому не отнести его? Окно мисси открыть легко и я уверен, что она будет рада увидеть вас.

— Помолчи, — сказал я. — Я хочу спать. Разбуди меня за час до утренних петухов и смотри, чтобы лошади были выведены из крааля с таким расчетом, чтобы тебе не удалось их слишком быстро и легко отыскать, а то еще наш преподобный отец захочет отправиться слишком рано… Но не позволяй лошадям далеко уходить, потому что здесь мы нежеланные гости.

— Хорошо, баас! Между прочим, баас, тот хеер Перейра спит в пустом доме в каких-нибудь двух милях отсюда. Он пьет утром кофе, а готовит его слуга, мой хороший друг. Может подсыпать ему чего-нибудь в кофе? Не яду, так как это против законов Священной Книги, а только чтобы сделать его совершенно безумным, ибо Книга ничего об этом не говорит. Если согласны, то у меня есть очень хорошее лекарство, о котором вы, белые люди, не знаете, которое улучшит вкус кофе и сможет спасти вас от многих неприятностей. Видите ли, если он придет сюда танцевать вокруг дома, совершенно голый, как обыкновенный пьяный кафр, хеер Марэ, хоть он и сам безумен, сможет не пожелать иметь его своим зятем…

— Тьфу! Убирайся к черту, если ты уже не находишься у самого дьявола, — ответил я и повернулся, начав укладываться.

У меня не было необходимости инструктировать это преданное существо, хитрого, но безнравственного Ханса, чтобы он рано разбудил меня, потому что всю эту ночь я даже не сомкнул глаз. Я сдерживал свои мысли, а то они могли бы далеко завести парня с горячей натурой, потерявшего свою первую любовь…

Задолго до рассвета я уже стоял в персиковом саду, том саду, где мы впервые встретились, и ожидал. Наконец Мари пришла, проскользнув между деревьями, подобно серой тени: она была завернута в какое-то одеяние серого цвета. О! Еще раз мы были вместе! Одни в совершенно уединенном местечке и тишине, которая обычно предшествует африканскому рассвету, когда ночные существа убегают в свои логовища, а те, что любят день, еще досыпают свой сладкий сон.

Она увидела меня и стояла некоторое время неподвижно, затем раскрыла объятия и прижала меня к своей груди, не произнося ни слова. Немного позже она заговорила шепотом:

— Аллан, я не должна долго здесь оставаться, так как думаю, что если мой отец обнаружит нас вместе, то в приступе бешенства он способен застрелить тебя.

И сейчас, как всегда, это обо мне она подумала, а не о себе…

— А тебя, моя дорогая? — спросил я.

— О, — ответила она, — это не имеет значения. Если бы я согрешила, тогда мне было бы больно. Я говорила тебе, Аллан, тогда, когда на нас напали кафры, что лучше было бы умереть, и посмотри, мое сердце сказало правильно.

— Неужели нет никакой надежды? — прошептал я. — Он действительно разлучит нас и заберет тебя в дикие края?

— Конечно, ничто не может отвратить его от этого… Однако, Аллан, еще есть надежда. Через два года, если я буду жива, я стану совершеннолетней и смогу выйти замуж за того, за кого пожелаю. И я клянусь, что не выйду ни за кого, кроме тебя, даже в том случае, если бы ты завтра умер.

— Я благословляю тебя за эти слова, — сказал я.

— Зачем? — сказала она просто. — Что же другое могла я еще сказать? А ты разве хотел бы, чтобы я надругалась над своим собственным сердцем и прошла через всю жизнь неверной и бесстыдной?

— Тогда и я принесу такую же клятву, как и ты, — перебил ее я.

— Нет, не клянись ни в чем. Пока я живу, я уверена, что ты будешь любить меня, но, если мне суждено быть взятой на тот свет, то мое желание заключается в том, чтобы ты женился на какой-нибудь хорошей женщине, ибо это плохо и неправильно, чтобы мужчина жил сам. С нами, девушками, дело другое… Но слушай, Аллан, ведь уже начали кукарекать петухи и скоро станет светло. Вы должны встретиться здесь с твоим отцом. Если представится возможность, я буду тебе время от времени писать, сообщая, где мы находимся, и как обстоят у нас дела. Но, если я не буду писать, то знай, что это только потому, что я не могу, или в связи с тем, что нет посланца, или потому, что письмо не дошло до адресата, так как мы едем в неизвестные края, в окружение дикарей.

— И куда вы собираетесь ехать? — спросил я.

— Я полагаю, что по направлению к большому порту, называемому Делагоа Бей, где управляют португальцы. Мой кузен Эрнан, сопровождающий нас, — она слегка задрожала в моих объятиях, — наполовину португалец. Он сказал бурам, что у него там есть родственники, написавшие ему массу прекрасных обещаний, утверждая, что они предоставят нам прекрасную землю для жительства, куда за нами уже не смогут потянуться англичане, которых он, Перейра, и мой отец страшно ненавидят.

— Я слышал, что там малярийный вельд и что вся страна кишит свирепыми кафрами, — сказал я со стоном.

— Вполне вероятно. Я этого не знаю и не опасаюсь. В конце концов, эта идея зародилась в голове моего отца, хотя, конечно, обстоятельства еще могут все изменить. Я попытаюсь уведомить тебя, Аллан, если же я не смогу, то, быть может, ты сам сможешь это разведать. Потом, потом, если мы оба будем живы, и ты будешь еще питать любовь ко мне, когда я стану совершеннолетней, ты присоединишься к нам и, что бы они не говорили и не делали, я выйду за тебя замуж и ни за какого другого мужчину. Если же я умру, что свободно может случиться, о… Тогда моя душа будет охранять тебя и ожидать до тех пор, пока ты не присоединишься ко мне под крыльями Всевышнего. Смотри, уже рассветает. Я должна идти… Прощай, моя любовь, моя первая и единственная любовь, пока в жизни или в смерти мы не встретимся снова, а встретимся мы обязательно…

Мы еще раз прильнули друг к другу и поцеловались, шепча какие-то ласковые слова, а затем она вырвалась из моих объятий и убежала. О! Когда я услышал звук ее шагов, замиравший на росистой траве, я ощутил, что мое сердце как будто вырывается из груди. Я много страдал в жизни, но я не думаю, чтобы когда бы то ни было я испытал более горькую боль, чем в тот час моего расставания с Мари.

Ибо, когда все сказано и сделано, какая еще может быть радость сильнее радости чистой первой любви и какая горечь бывает сильнее горечи ее потери?..

Через полчаса цветущие деревья Марэсфонтейна уже остались позади нас, а впереди замаячил выжженный вельд, черный, как ставшая для меня жизнь…

ГЛАВА VII Призыв к Аллану

Двумя неделями позднее Марэ, Перейра и их компаньоны — небольшой отряд примерно до двадцати мужчин, тридцати женщин и детей, а также человек пятьдесят полукровок и готтентотов в качестве эскорта, отправились в переселение из своих домов в дикие края. Я ехал верхом до гребня Столовой горы и наблюдал за длинной колонной фургонов, один из которых скрывал Мари, двигавшуюся на север по вельду, на расстоянии около мили от меня, внизу.

В тоске я хотел бы броситься галопом за ними, чтобы в последний раз увидеться с Мари и ее отцом. Но гордость запретила мне это. Ведь Анри Марэ объявил, что, если я подойду к его дочери, то он изобьет меня чамбоком — кожаным бичом. Может быть, до него дошли слухи о нашем последнем прощании в персиковом саду. Я этого точно не знал. Но я наверняка знал, что, если кто-нибудь поднимет на меня чамбок, я должен буду ответить пулей. Тогда кровь легла бы между нами, что хуже, чем преграды их всех этих рек ярости и ревности. Поэтому теперь я и следил взглядом за фургонами, пока они не исчезли, а потом помчался вниз по скалистой тропе, желая, чтобы лошадь оступилась и сломала мне шею.

Однако, когда я приехал домой, я был рад, что этого не случилось, увидев отца, сидящего на веранде и читающего письмо, доставленное прискакавшим на лошади готтентотом. Письмо было от Анри Марэ и звучало так:

«Преподобный хеер и друг Квотермейн!

Я посылаю это письмо, чтобы проститься с вами, ибо, хоть вы и англичанин и временами мы ссорились, в глубине моего сердца я чувствую к вам уважение. Друг… теперь, когда мы отправляемся, ваши слова предостережения лежат на мне, как свинец, я сам не знаю почему. Но то, что сделано, не может быть не сделано и я верю в то, что все пойдет хорошо. А если нет, то потому что Всевышний пожелает, чтобы это случилось иначе».

Тут отец опустил письмо и сказал.

— Когда люди страдают из-за своей собственной страсти и недомыслия, они всегда сваливают вину на Провидение. — Затем он продолжал читать, выговаривая каждую букву:

— «Я боюсь, что ваш Аллан, парень смелый и честный, может подумать, что я поступил с ним жестоко и неблагородно… Но я сделал лишь то, что должен был сделать. Правда, Мари, как и ее мать, очень сильная духом и неподатливая, клянется, что не выйдет замуж ни за кого другого, однако, сама природа скоро заставит ее забыть все это, в особенности, когда ее руку просит такой замечательный мужчина. Поэтому попросите Аллана забыть о ней, и, когда он достаточно вырастет, пусть выберет себе какую-нибудь английскую девушку. Я дал великую клятву перед Богом, что он, по моему согласию, никогда не будет мужем моей дочери…

Друг, я пишу вам также, чтобы попросить кое о чем, так как доверяю вам больше, нежели этим хитрым агентам. Половина цены, весьма скудной, которая полагается мне за мою ферму, еще не уплачена Якобусом ван дер Мерве, который остается там и скупает все наши земли. Это составляет 100 английских фунтов и я прилагаю расписку и доверенность на получение этой суммы. Также имеются причитавшиеся мне от Британского правительства 253 фунта за освобожденных рабов, которые стоили по меньшей мере 1000 фунтов. Тут также есть бумага, дающая вам право получить их. Что касается моих претензий к вышеуказанному проклятому правительству из-за принесенных мне кафрами Кваби потерь, оно, правительство, не признает их, утверждая, что нападение было вызвано французом Лебланом, одним из моих домочадцев».

— И совершенно справедливо, — прокомментировал это место в письме мой отец.

«Когда вы получите эти деньги, если получите их, то я умоляю вас выбрать какую-нибудь возможность переслать их мне, где бы я ни находился, о чем вы безусловно услышите в свое время, хотя я тогда надеюсь снова стать богатым и не буду остро нуждаться в деньгах.

Прощайте, и да пребудет с вами Бог, как надеюсь, пребудет он со мною, и с Мари и с остальными нами, бурами-переселенцами. Податель сего догонит нас с вашим ответом на нашей первой остановке.

Анри Марэ».

— Хорошо, — сказал отец со вздохом, — я полагаю, что мне нужно оправдать его доверие, хотя почему это он выбрал «проклятого англичанина», с которым всегда жестоко спорил, для того, чтобы собрать свои долги, вместо одного из его собственных возлюбленных буров, я, конечно, не знаю. Я кивнул головой и подошел к посланцу Марэ, одному из тех, кто вместе со мной защищал Марэсфонтейн. Это был хороший парень, хотя и пьяница.

— Хеер Аллан, — сказал он, оглянувшись вокруг, — у меня есть и для вас маленькая записка, — и он вытащил из сумки записку, на которой адресат указан не был. Я жадно развернул ее. Она была написана по-французски, чего не понял бы ни один бур, если бы она попала в их руки…

«Будь смелым и верным и помни, как буду помнить я. О! Любовь моего сердца… прощай, прощай!».

Это послание не было подписано, но какое значение для меня могла иметь подпись? Я быстро написал ответ в таком же духе, хотя какие точно были там написаны слова, я не могу припомнить спустя полстолетия. Итак, готтентот уехал с нашими письмами, и это была последняя прямая связь с Анри и Мари Марэ перед более чем годичным перерывом…

Я думаю, что эти долгие месяцы были наиболее трудными в моей жизни. Это был как раз тот характерный переходный период от юности к взрослому состоянию, который в Африке происходит раньше, чем здесь, в Англии, где молодые люди часто кажутся мне мальчиками, хоть им и по двадцать пять лет.

Я не мог забыть Мари, ее образ был со мною и днем и ночью, в особенности ночью, что лишало меня сна. Я стал замкнутым, мрачным, сверхчувствительным, раздражительным и делал все, как человек в состоянии упадка. Я припоминаю, как Ханс однажды спросил, не сходить ли мне и не наметить ли колышками место для моей могилы, чтобы не произошло ошибки, когда я уже совсем не смогу разговаривать… В ответ я стукнул его хорошенько, и это был один из немногих случаев, когда я поднял руку на туземца. Честно говоря, у меня не было никакого желания быть похороненным. Я хотел жить и жениться на Мари, а не умереть и быть засунутым в яму верным Хансом. Только я не видел никакой перспективы жениться на Мари, или хотя бы снова увидеться с нею.

Конечно, время от времени до нас доходили слухи о бурах-переселенцах, но слухи были очень туманны. Среди буров было много групп, и они разбрелись в разные стороны. Во всяком случае о группе Марэ до нас дошел слух, что они переселились в округ, где теперь находится Трансвааль, который тогда назывался Растенберг, а оттуда к Делагоа Бей, в неисследованный вельд, где они и исчезли… От самой Мари не было ни одного письма, что дало мне ясно понять, что у нее нет возможности отправить весточку.

Заметив мое угнетенное состояние, отец решил отправить меня в теологический колледж в Кейптаун, чтобы я подготовился к посвящению в сан священника. Но карьера священнослужителя мало меня привлекала может быть, потому, что я никогда не чувствовал себя достаточно добрым, а к тому же, если стану священником, то никогда не смогу поехать на Север, когда придет ожидаемый призыв…

Отец, желавший, чтобы я услышал иного рода призыв, сильно разозлился на меня. Его мечтой было передать мне свою профессию, украшением которой считал себя. В чем-то он был прав, не видя иного пути для меня, так как в конце концов мне оставалось быть либо охотником, либо торговцем. Я уверен, что он так думал. Однако, как ни бедно это занятие, теперь, достигнув конца жизни, могу сказать, что я доволен тем, что не избрал никакой другой профессии. И, по-моему, лучше уметь метко стрелять, чем заниматься мелкой философией.

Наши споры на тему церкви стали настолько горячими, что я был даже доволен, когда для меня появился повод уехать из дома. История о защите Марэсфонтейна разошлась далеко, а о моей стрельбе по гусям — еще дальше. В результате местные власти отправили меня участвовать в одной из затянувшихся кафрских пограничных войн и мне немедленно дали офицерский чин лейтенанта в пограничных частях.

События той войны не имеют никакого отношения к излагаемой истории, как что я даже не намереваюсь касаться их. Служил я там около года, хватало приключений, успехов и неудач. Однажды был легко ранен, дважды едва не расстался с жизнью. Получил даже выговор за то, что глупо рискнул и потерял несколько человек. Дважды меня отметили за благородные действия: я вынес раненого товарища из опасного места под сильным огнем и пробрался ночью, один, в крепость кафрского вождя и там застрелил его.

В конце концов эта война была улажена и завершена неубедительным миром, а моя часть расформирована. Я возвратился домой уже не парнем, а мужчиной с опытом в различных делах и с довольно солидными познаниями о кафрах, их языке, истории, особенностями склада ума и поступков. Также я общался со многими английскими офицерами, от которых узнал немало такого, чего не имел возможности изучить раньше. Думаю, что там я познал образ мышления и манеры английских джентльменов.

Я пробыл дома больше трех недель, вполне достаточно, чтобы начать томиться от праздности и бездеятельности, когда, наконец, пришел призыв, который я ожидал…

В один прекрасный день в нашу миссию прибыл с целым возом товаров так называемый «смус», то есть белый человек низкого роста, часто — еврей, который ездит всюду, торгуя среди простодушных буров и кафров и обманывая их, как только может. Я уже готов был отправить его подальше, так как недолюбливал подобных господ, как вдруг он спросил, не меня ли зовут Аллан Квотермейн. Получив подтверждение, он сказал, что у него есть письмо для меня и вытащил завернутый в парусину пакет. На мой вопрос, где он это получил, он ответил, что у одного торговца, которого встретил в Порт-Элизабет. По его словам это был торговец с восточного побережья, который, услышав, что он отправляется в округ Крадок, вручил ему это письмо. Человек тот, якобы сказал ему, что это что-то очень важное и я должен буду щедро наградить подателя, если пакет будет вручен в сохранности.

Пока он говорил (я думаю все-таки, что он был евреем), я осторожно открывал парусиновую обертку. Внутри был кусок холста, пропитанный маслом, чтобы туда не проникла вода, а сверху красной краской написан адрес. В нем находилось письмо, адресованное мне или моему отцу, написанное почерком Мари.

Великое небо! Как забилось мое сердце при виде этого! Крикнув Хансу, чтобы он как можно лучше устроил «смуса» и дал ему поесть, я пошел в свою комнату и там прочитал письмо, в котором было следующее:

«Мой дорогой Аллан! Я не знаю, попадут ли когда-нибудь в твои руки другие написанные мною письма, или только это. Все же я посылаю его со случайным бродячим португальцем-полукровкой, направляющимся в Делагоа Бей, примерно в пятидесяти милях от того места, где я теперь пишу, возле Крокодиловой реки. Отец назвал это место Марэсфонтейном, как наш старый дом. Если те письма дошли до тебя, то ты из них должен знать об ужасных событиях, которые произошли во время нашего путешествия: нападение кафров в районе Зутпасберга, полностью разгромивших одну из наших групп, и так далее. Если же нет, то эта история может и подождать, ибо она слишком длинная, чтобы ее рассказывать сейчас, к тому же у меня всего лишь небольшой кусок бумаги и огрызок карандаша. Достаточно сказать, что нас тридцать пять белых людей (с женщинами и детьми), мы переселились в начале лета из Линденбургского округа, совершив ужасное путешествие через горы и бурные реки. После многих задержек мы прибыли на это место около восьми недель назад, так как я пишу тебе в начале июня, если мы правильно подсчитываем время, в чем я не уверена.

На первый взгляд это чудесное место: равнина с богатым вельдом, с растущими на нем большими деревьями, примерно в двух милях от большой реки, названной Крокодиловой. Здесь, обнаружив хорошую питьевую воду, отец и Перейра, который во всем командует отцом, решили обосноваться, хотя кое-кто и пожелал отправиться к Делагоа Бей. Из-за этого возникла крупная ссора, однако, в конце концов отец, или, вернее, Перейра, проявил волю, поскольку быки были истощены, а многие уже подохли от укусов ядовитых мух це-це. Так что мы разбили на участки землю, которой хватило бы на сотни людей, и начали строить примитивные дома.

Затем на нас обрушились неудачи. Кафры украли много лошадей, хотя напасть на нас и не осмелились, и только у Эрнана остались две, а остальные издохли. Быки также издохли от укусов це-це или от других болезней. Но самое худшее в том, что эта с виду здоровая страна отравлена лихорадкой, таящейся, как думаю я, в речном тумане. Из тридцати пяти у нас уже умерло десять: двое мужчин, три женщины и пять детей… Многие больны. Пока еще отец и я, а также Перейра, держимся, слава Богу, здоровыми, но как долго это будет — сказать не могу.

На счастье, у нас много боеприпасов, а это место изобилует дичью, так что все здоровые мужчины охотятся, а мы, женщины, заготовляем в большом количестве билтон, засаливая и высушивая его на солнце. Так что голодная смерть нам пока не грозит, даже если дичь уйдет отсюда.

Но, дорогой Аллан, если к нам не прибудет помощь, я думаю, что все мы умрем, ибо один только Бог знает, какие страдания мы переживаем, сколько болезней и смерти вокруг нас. Как раз сейчас рядом со мной лежит маленькая девочка, умирающая от лихорадки.

О, Аллан, если ты можешь помочь нам, — сделай это! Из-за нашей слабости мы не можем добраться до Делагоа Бей, а если и смогли бы это сделать, то у нас нет денег, чтобы купить там что-нибудь, ибо все, что у нас было, мы потеряли вместе с фургоном в бурной реке. А это была значительная сумма, так как она включала состояние Перейры, которое он взял из Кейптауна в виде золота. А теперь мы не можем двинуться отсюда куда бы то ни было, потому что у нас нет ни скота, ни лошадей.

Мы послали одного в Делагоа Бей, чтобы попытаться приобрести скот в кредит, однако, родственники Эрнана, о которых он обычно так много говорил или умерли, или уехали оттуда, и никто не пожелал поверить нам в долг. С соседними кафрами, у которых много скота, мы, к сожалению, поссорились, так как мой кузен и некоторые другие буры пытались захватить их животных бесплатно. Так что мы совершенно беспомощны и нам остается только ожидать смерти.

Аллан, мой отец говорит, что он просил твоего отца собрать причитавшиеся ему деньги. Если бы ты, или кто-то другой сумел добраться до Делагоа кораблем с этими деньгами, я думаю, что их хватило бы на покупку нескольких быков и фургонов. Тогда, быть может, мы смогли бы переселиться назад вместе с партией буров, которые пересекли горы Кветлемба в Натале. Если бы ты смог приехать, туземцы проводили бы тебя туда, где мы находимся. Но боюсь, что это слишком — надеяться на то, что ты приедешь, или, если ты приедешь, то вряд ли уже застанешь нас живыми…

Аллан, мой дорогой, я должна сказать еще одну вещь, хоть и вынуждена сделать это кратко, ибо бумага кончается… Я не знаю, любишь ли ты еще меня, ту, которая покинула тебя уже так давно, — кажется, годы протекли, — но мое сердце остается верным моему обещанию и оно твое! Конечно, Перейра заставляет меня выйти за него замуж, да и отец желает этого. Но я всегда говорю НЕТ и теперь, в нашем несчастье, больше уже нет разговоров о свадьбе, что является, пожалуй, единственным утешением. И, Аллан, скоро я буду совершеннолетней, если доживу до этого дня. Однако, я полагаю, что ты уже и не думаешь жениться на мне и, пожалуй, давно женат на какой-нибудь другой женщине, в особенности теперь, когда я и все мы не лучше любого нищего. Но я подумала, что делаю правильно, говоря тебе все это…

О! Зачем Бог вложил в сердце моего отца мысль покинуть Капскую колонию из-за того, что он ненавидит Британское правительство, а Перейра и другие убедили его? Он, бедняга, теперь и сам об этом жалеет. На него жалко смотреть: временами я думаю, что он сходит с ума.

Бумага исписана и посланец готов отправиться, а больной ребенок умирает и я должна уделить ему внимание. Попадет ли это письмо когда-либо в твои руки? Я сомневаюсь… если оно не попадет к тебе, все равно, один конец. А если попадет, но ты не сможешь приехать или прислать других, в конце концов хоть помолись за нас. Я вижу тебя во сне ночью и думаю о тебе днем, ибо не могу даже сказать, насколько сильно я люблю тебя…

В жизни и смерти всегда твоя Мари».

Таково было это ужасное письмо. У меня оно хранится до сих пор, оно лежит передо мной, эти листки грубой шероховатой бумаги, покрытые едва заметными карандашными строчками, запятнанными тут и там следами слез, часть которых — Мари, когда она писала, а часть — мои, когда я читал… Я сомневаюсь, есть ли более жалостливый мемориал ужасных страданий буров-переселенцев и в особенности тех из них, кто прокладывал свой путь через отравленный вельд вокруг Делагоа, чем эта экспедиция Марэ и тех, кто находился под командой Тричарда. Лучше, как многие из тех людей, погибнуть сразу от копий Умстликази и других дикарей, чем терпеть томительные пытки лихорадки и смерти от голода.

Когда я закончил чтение письма Мари, в дом вошел отец, вернувшийся после посещения кафров его миссии, и я пошел в гостиную, чтобы встретить его.

— Что произошло с тобой, Аллан? — спросил он, увидев мое заплаканное лицо.

Я молча вручил ему письмо, так как не мог говорить, и он с трудом разобрал его.

— Милостивый Бог, что за ужасные новости! — сказал он, закончив читать. — Эти бедные люди! Эти бедные, сбитые с пути люди! Что можно сделать для них?

— Я знаю одно, что может быть сделано, отец, или во всяком случае, что можно попытаться сделать. Я хочу попробовать добраться до них.

— Ты с ума сошел? — спросил отец. — Как ты представляешь себе в одиночку добраться до Делагоа Бей, купить скот и спасти этих людей, которые, вероятно, уже умерли?

— Первые две вещи вполне возможны, отец. Какой-нибудь корабль довезет меня до Делагоа Бей. У тебя имеются деньги Марэ, да и у меня есть пятьсот фунтов, оставленных мне в наследство в прошлом году тетей в Англии. Благодарение небу!.. Они все еще лежат нетронутые в банке Порт-Элизабет. Это всего составляет около восьмисот фунтов, за которые можно купить много скота и других нужных вещей. Что касается третьего, это не в наших руках, не так ли? Возможно, их нельзя уже спасти, возможно, они и мертвы… Я могу только поехать туда и убедиться…

— Но, Аллан, ведь ты мой единственный сын и, если ты поедешь, вполне возможно, что я никогда больше тебя не увижу…

— Я недавно прошел через столько опасностей, отец, и, однако, жив и здоров. Кроме того, если Мари умерла… — я сделал паузу, затем продолжал со страстью. — Не пытайся остановить меня, отец, ибо я говорю тебе, меня не остановить!.. Подумай только о словах в этом письме и что за бесстыдной собакой был бы я, если бы остался спокойно сидеть здесь в то время, когда Мари умирает там! Сделал бы ты так, если бы Мари была моей матерью?

— Нет, — ответил старый джентльмен, — я бы так не поступил. Иди и да будет с тобой Бог, Аллан, и со мной также, потому что я никогда, очевидно, уже не увижу тебя снова. — И он отвернулся…

Затем он стал вникать в суть дела. «Смус» был снова опрошен: от него узнали о корабле, который доставил письмо из Делагоа. Оказалось, что это бриг английского владельца, под названием «Семь звезд», и его капитан, некто Ричардсон, предполагал плыть обратно завтра, т. е. 3-го июля, другими словами в пределах двадцати четырех часов.

Двадцать четыре часа! А Порт-Элизабет в ста восемнадцати милях, а «Семь звезд» может отправиться раньше, если загрузится и будет подходящая погода. Кроме того, если корабль отправится, могут пройти недели или месяцы, пока появится какой-нибудь, так как в те времена еще не было почтовых судов.

Я посмотрел на часы. Было четыре часа пополудни, а из календаря мы знали, когда бывают приливы и отливы в Порт-Элизабет и других южноафриканских гаванях, поэтому мне казалось невероятным, что «Семь звезд» отплывает раньше восьми часов завтрашнего дня. Сто двадцать миль должны быть покрыты, скажем, за четырнадцать часов по неровной, холмистой местности! Но с другой стороны, дороги были сухими, без бурных рек, кроме одной, которую придется переплыть, и было полнолуние. Так что поездка не предвещала трудностей, и теперь я был доволен, что Перейра не выиграл мою резвую кобылу в тот раз…

Я позвал Ханса, который бездельничал во дворе, и спокойно сказал:

— Я еду верхом в Порт-Элизабет и должен быть там к восьми часам утра завтрашнего дня.

— Всемогущий! — воскликнул Ханс, бывавший на этой дороге уже несколько раз.

— Ты должен ехать со мной, а из Порт-Элизабет в Делагоа Бей. Оседлай кобылу и чалого и возьми еще одного в качестве резерва. Дать им всем еды, но ни капли воды! Мы отправляемся через полчаса.

Затем я добавил некоторые указания в отношении ружей, седельных сумок, одежды, одеял и других деталей и приказал ему немедленно начать подготовку.

Ханс никогда не колебался. Он прошел со мной недавнюю кампанию и привык к неожиданным приказам. Если бы я сказал ему, что собираюсь скакать на Луну, я думаю, что он издал бы свое обычное «Всемогущий!» и не возражал бы, чтобы сопровождать меня туда.

Следующие полчаса были заполнены делами. Достать из сейфа и уложить в пояс из оленьей кожи деньги Анри Марэ. Отцу — написать письмо управляющему банком в Порт-Элизабет, подтверждающее мое право на вложенную туда на мое имя сумму. Необходимо поесть и заготовить еду нам на ближайшее время. Осмотреть подковы у лошадей и уложить в седельные сумки кое-что из одежды. Были также и другие заботы, о которых я теперь уже забыл. Однако, через двадцать пять минут длинная, тощая кобыла уже стояла перед дверью. За нею, с пышными журавлиными перьями на шляпе, сидел на чалом жеребце Ханс, держа на поводу чалую лошадь, четырехлетку, купленную мною еще жеребенком вместе с кобылой. С детства откормленная зерном, она выросла весьма крепкой и рослой лошадью, хотя и уступала в скорости своей матери. В передней находился мой бедный старый отец, который был совершенно выбит из колеи быстротой и неотложностью этого предприятия. Он обнял меня.

— Да благословит тебя Бог, мой дорогой мальчик, — сказал он. — У меня было мало времени, чтобы подумать, как следует, но я молюсь, чтобы все вышло как можно лучше и мы смогли снова встретиться в этом мире… Но, если это не удастся, помни, чему я учил тебя, а если же я переживу тебя, то со своей стороны я буду помнить, что ты умер, стараясь исполнить честно свой долг. О, что за горе принесло всем нам слепое безумие Анри Марэ! Я ведь предостерегал его, что все получится именно так. До свидания, мой дорогой мальчик, до свидания, мои молитвы будут сопровождать тебя, а остальное… Да, ладно, я стар и какое имеет значение, если мои седые волосы со скорбью пойдут в могилу?

В ответ я поцеловал его и со щемящим сердцем прыгнул в седло. Через пять минут здание миссии исчезло из поля нашего зрения…

Через тринадцать с половиною часов после этого я натянул поводья на набережной Порт-Элизабет именно в тот момент, чтобы захватить капитана Ричардсона, когда он садился в шлюпку, чтобы отплыть к кораблю «Семь звезд», на котором уже поднимали паруса. Я, как только смог в моем измученном состоянии, объяснил ему суть дела и уговорил подождать с отплытием до следующего отлива. Затем, благодаря Бога за скорость кобылы (чалый остался с воспаленным копытом за тридцать миль отсюда, а Ханс следовал на четырехлетке, но еще не догнал меня), я потащил ее и поставил в гостинице. Там она, бедняга, упала и издохла. Что ж, она сделала свое дело и в стране не было другой лошади, которая смогла бы помочь захватить вовремя это судно…

Примерно через час прибыл Ханс, подстегивая чалую, и здесь я могу добавить, что и она, так и чалый жеребец, оба поправились. И потом я ездил верхом на них на протяжении многих лет, пока они совсем не состарились…

Когда я поел, или, вернее, заставил себя съесть что-нибудь, и немного отдохнул, я направился в банк, где добился успеха в объяснении управляющему всей ситуации, и после некоторых затруднений, ибо золотом Порт-Элизабет не особенно изобиловал, достал три сотни фунтов в виде соверенов. На остальные две сотни управляющий банком дал мне вексель на имя одного агента в Делагоа Бей вместе с рекомендательным письмом к нему и к португальскому губернатору, который, оказывается, был в долгу перед их учреждением. Правда, поразмыслив, я возвратил банку этот вексель и истратил двести фунтов на покупку разнообразных товаров, которые я не буду перечислять здесь, но которые, я знал это, могли быть полезными для торговых целей среди кафров Восточного побережья. По сути я практически очистил магазины Порт-Элизабет и мне едва хватило времени, чтобы с помощью Ханса и владельцев магазинов упаковать и погрузить на корабль товары, прежде чем он вышел в море.

И вот, через двадцать четыре часа после того, как я покинул миссию, мы с Хансом увидели за собой удаляющийся Порт-Элизабет, а впереди — пустынные бурные воды Индийского океана.

ГЛАВА VIII Лагерь смерти

Все складывалось удачно в этом путешествии, если не считать мое состояние. Не бывая в океане с детства, я чувствовал себя совершенно больным, когда мы день за днем бороздили воды, делавшиеся все более и более бурными. Так что, хоть я и был крепким, ужасная качка одолела меня. К физическим страданиям добавлялось психическое возбуждение, царившее во мне от создаваемых воображением картин. По правде говоря, бывали минуты, когда я желал, чтобы корабль внезапно пошел ко дну и этим положил бы конец моим страданиям. Однако, значительно сильнее страдал мой оруженосец Ханс, который до этого ногой не ступал на какое-нибудь судно. Может быть, это было и к счастью, ибо знай он, какие ужасы сулит океан, как бы сильно он ни любил меня, я уверен, что под любым предлогом он оставил бы меня здесь одного. А теперь он лежал на полу моей маленькой каюты, в ужасе перекатываясь в ритме качки туда-сюда. Он был уверен, что мы утонем и в перерывах морской болезни разражался жалобными причитаниями на голландском, английском и различных местных диалектах, перемешанных с проклятиями весьма реалистического характера.

После первых двадцати четырех часов он сообщил мне со многими стенаниями, что последний кусочек его внутренностей уже вылетел из него и теперь он подобен пустой тыкве. Также он заявил, что все эти бедствия обрушились на него потому, что он настолько глуп, что отказался от религии своего народа и позволил себе быть «вымытым белым», то есть крещенным моим отцом.

На следующее утро Ханса подкрепили бренди, от которого он сильно опьянел и стал смотреть на все в радужном свете. Особенно это проявлялось при очередном приеме «лекарства» — бренди. Подобно другим готтентотам, Ханс очень любил спиртные напитки и поглощал их в огромном количестве, вызывая негодование отца.

Думаю, что это произошло на четвертый день, когда, наконец, мы почувствовали килевую качку, перекатились через отмель порта Наталь и оказались в тихом месте под прикрытием горы Пойнт, в чудесной бухте, на берегу которой теперь стоит город Дурбан. Тогда это было убогое селение из нескольких жалких хибарок, которые впоследствии были сожжены зулусами, и множества кафрских хижин. Встретили нас несколько белых и множество туземцев.

Мы провели два дня в этом поселке, где у капитана Ричардсона была разгрузка товаров для английских поселенцев. Те дни я провел на берегу океана. Хансу я не разрешил покидать меня, занимая все время сбором сведений об общей ситуации на этой земле, в особенности о зулусах, народе, с которым мне предстояло вскоре завести близкое знакомство. Безусловно, я выяснил и у туземцев и у белых все, что возможно, о судьбе группы Марэ, но никто даже не слышал о них. Единственное, что я узнал, это то, что знакомый мне Питер Ретиф с большим отрядом пересек горный хребет Кватламба, известный сейчас как Драконовые горы, и вступил на территорию Наталя. Здесь они предполагали поселиться, если смогут получить разрешение короля зулусов Дингаана, дикого властелина, перед которым, казалось, все жили в страхе.

На третье утро, к моему великому облегчению, так как меня ужасало, что нас задержат дольше, «Семь звезд» отплыл с попутным ветром. Спустя три дня мы вошли в гавань Делагоа, широкую полосу воды во много миль длиной и шириной. Несмотря на мелкий вход, это был лучший естественный порт в юго-восточной Африке, но теперь, увы, он потерян для Англии.

Через шесть часов мы бросили якорь напротив песчаной отмели, на которой стоял разрушенный форт и грязный поселок, известный как Лоренсу Маркиш, где португальцы держали несколько солдат, в основном цветных. Я уладил все мои дела с таможенниками, если их так можно назвать. Достаточно сказать, что в конце концов я преуспел в выгрузке моих товаров, на которые пошлина была несуразно огромной. Я проделал это, раздав двадцать пять соверенов различным чиновникам, начиная с исполнявшего обязанности губернатора и кончая пьяным черным трубочистом, сидевшим в будке часового на набережной.

На следующее утро «Семь звезд» рано отплыл из-за какой-то ссоры с чиновниками, угрожавшими захватить корабль… Его местом назначения были восточно-африканские порты, думаю, на Мадагаскаре, где осуществлялась доходная торговля рабами и скотом, капитан Ричардсон сказал, что он может возвратиться в Лоренсу Маркиш через два или три месяца, а, быть может, и нет. Так оно и случилось, ибо «Семь звезд» сел на песчаной отмели, а его экипаж спасся лишь в Момбасе, после того, как перенес ужасные приключения.

Да, этот корабль здорово мне пригодился: я слышал потом, что в течение года больше ни один не заходил в Делагоа… Так что, если бы я не застал его в Порт-Элизабет, я не смог бы вообще сюда приехать, за исключением, конечно, попытки перехода через горы. А этот переход мог бы занять многие месяцы, да и в одиночку совершить его было почти невозможно.

А теперь я снова возвращаюсь к моему рассказу. В Лоренсу Маркиш не было ни одной гостиницы. Благодаря доброжелательности одного из туземцев и его жены-полукровки, которая умела немного говорить по-голландски, я смог получить квартиру в полуразрушенном доме, принадлежавшем одному беспутному человеку, именовавшему себя доном Хозе Хименесом. Здесь фортуна помогла мне. Дон Хозе, когда бывал трезвым, занимался торговлей с туземцами и за год до этого приобрел у них два хороших фургона, очевидно украденных или найденных брошенными. Эти фургоны Хименес готов был продать за бесценок. Я заплатил ему двадцать фунтов за оба и еще тридцать за двенадцать быков, довольно упитанных и сильных.

Конечно, двенадцать быков недостаточно, чтобы тянуть два фургона, или даже один. Поэтому, услышав, что на материке жили туземцы, владеющие большим количеством скота, я немедленно объявил, что готов покупать его, причем буду хорошо платить бусами, одеждой, шерстяными одеялами и прочим. В результате я за два дня стал владельцем полусотни отборных быков зулусского типа, животных крепких и привычных к вельду и его болезням. Вот здесь и пригодились двенадцать обученных быков. Запрягая вперемежку по шестеро в каждый фургон, мы с Хансом легко могли сделать послушными остальных. Всего в упряжке было шестнадцать быков.

О, небо! Как мы работали, пока удалось выехать из Лоренсу Маркиш. Тут и подгонка снаряжения, и погрузка фургонов, и подготовка диких быков, и закупка продовольствия и наем туземных слуг. Кстати, ими я был удачно обеспечен, так как удалось нанять восьмерых, принадлежавших к одному из зулусских племен в глубине страны и хотевших добраться домой. В общем я не думаю, чтобы в этот период мы спали больше, чем два-три часа в сутки.

Но меня могут спросить, узнал ли я что-нибудь новое о моей конечной цели? Чтобы сразу же ответить на этот вопрос, скажу, что делал все возможное, но почти без всякого результата. В письме Мари говорила, что они разбили лагерь на Крокодиловой реке, примерно в пятидесяти милях от Делагоа Бей. Никто из опрошенных мною португальцев ничего не слышал о лагере эмигранта-бура, за исключением моего хозяина, у которого были туманные воспоминания о чем-то похожем, однако точно он ничего не мог припомнить. Это еще и объяснялось тем, что жители Лоренсу Маркиш в то время слишком увлекались пьянством и не проявляли особого интереса к внешним новостям.

Тогда я обратился к кафрам, особенно к тем, у которых покупал скот. Они слышали, что какие-то буры добрались несколько месяцев назад до Крокодиловой реки. Но эта часть страны находится под властью племени, которое враждебно настроено к ним и убивает любого, осмелившегося прийти туда. Поэтому они ничего определенного не знали. Однако, у одного оказалась женщина, рабыня, недавно проходившая в том районе, которой кто-то говорил, что все те буры уже умерли от болезней. Сама она видела издалека верхушки их фургонов.

Я попросил показать мне эту женщину, но туземец отказался. После длительных переговоров, однако, он предложил мне купить ее. Поторговавшись, я отдал за нее три фунта медной проволоки и восемь ярдов голубого холста. На следующее утро ее прислали ко мне, — исключительно уродливую личность с огромным плоским носом, происходившую откуда-то из центра Африки, захваченную в рабство арабами и переходившую из рук в руки. Ее имя было Джил.

Я никак не мог установить с ней контакт, но в конце концов обнаружил одного кафра из нанятых мною, который немного знал ее язык. Но и тогда трудно было заставить ее говорить, потому что она никогда не видела белого человека и думала, что я купил ее для каких-то ужасных целей, или для чего-нибудь не совсем приличного. Однако, когда она заметила, что с ней хорошо обращаются, она успокоилась и поведала ту же историю, что и ее хозяин. В заключение я просил ее, не сможет ли она проводить меня в то место, где она видела фургоны.

«О, да», — ответила она, ибо она никогда не забывает пройденных дорог. Собственно этого я добивался от этой женщины, которая в конечном итоге доставила мне массу хлопот. Бедное существо, видимо, никогда не имело опыта в вежливом обращении с нею и ее благодарность за малейшую проявленную к ней ласку была настолько интенсивной, что становилась неприятной. Она следовала за мной буквально повсюду, пытаясь сослужить мне службу самым диким способом. Она даже пыталась кормить меня руками. В конце концов я выдал ее замуж за одного из нанятых кафров, который сделался для нее хорошим супругом, хотя, когда я в конце рассчитал его, она захотела следовать за мной.

Наконец, под предводительством этой Джил мы взяли старт. Пятьдесят миль — дистанция, которую при хорошей дороге и приличных лошадях покрывают за восемь часов, или даже меньше. Но у нас лошадей не было и дороги тоже, — ничего, кроме болот, кустарника и скалистых холмов. С нашим необученным скотом ушло три дня только для того, чтобы продвинуться на первые двенадцать миль, хотя, правда, после этого дела пошли несколько лучше.

Меня могут спросить, почему я не послал кого-нибудь вперед? Но кого я мог послать, когда никто не знал дороги за исключением Джил, которую я боялся отпускать, чтобы не потерять ее совсем?.. Кроме того, что за польза была бы от такого посланца, если он не мог оказать никакой помощи? Если в лагере все умерли, то все равно не поможешь, а если живы, то оставалась надежда, что они смогут прожить немного дольше…

Это было поистине ужасное путешествие. Моей первой мыслью было следовать до Крокодиловой реки, но благодаря Джил я этого не сделал. И это счастье, ибо позже я обнаружил, что эта река ужасно извилиста и изобилует непроходимыми притоками. Она также граничит с непролазными джунглями. Трасса же Джил следовала по старой невольничьей дороге, которая хоть и была отвратительной, обходила болотистые места, а также те туземные племена, которые, согласно опыту поколений работорговцев, проявили себя наиболее опасными.

Девять дней отчаянной борьбы остались позади. Вечером мы разбили лагерь под хребтом длинной цепи скал, отдельные части которых приходилось скатывать в стороны, чтобы открыть путь фургонам. Быков оставили в ярмах на всю ночь, так как мы опасались, чтобы они не отбились. Издалека доносилось рычание львов, хотя, поскольку дичь здесь изобиловала, они не подходили к нам близко. Когда стемнело, мы оставили упряжки насыщаться растущей кругом травой, а сами стали готовить пищу.

Утром я увидел, что под нами расстилалась покрытая туманом долина, а на севере более густые волны тумана отмечали трассу Крокодиловой реки. Постепенно туман поднимался, показались деревья, и в конце концов он полностью растаял под лучами солнца. Пока я праздно смотрел на эту картину природы, Джил подкралась ко мне, коснулась плеча и указала рукой на отдаленную группу деревьев.

Внимательно всмотревшись в них, я заметил между ними то, что в первый момент принял за несколько белых скал. Но дальнейшее рассмотрение позволило предположить, что это парусиновые навесы фургонов. С помощью зулуса-переводчика Джил разъяснила, что это как раз те движущиеся дома аммабоона (так они называли буров), которые она видела около двух лун назад.

При этом известии мое сердце, казалось, остановилось, так как более минуты я не мог произнести ни слова. Наконец-то фургоны! Но кого я найду в них? Я позвал Ханса и приказал побыстрей собираться, объяснив, что там, очевидно, находится лагерь Марэ.

— А почему не позволить быкам сначала попастись, баас? — спросил он. — Нам нечего спешить, потому что, хоть фургоны и там, несомненно все люди давно умерли…

— Делай то, зловещее животное, — сказал я, — что тебе приказывают, вместо того, чтобы каркать о смерти! И слушай: я намерен идти сейчас пешком к лагерю, а ты следуй за мной с фургонами, причем так быстро, как сможешь.

— Нет, баас, это опасно, чтобы вы шли сами, кафры или дикие звери могут напасть на вас.

— Опасно или нет, а я немедленно иду, однако, если ты считаешь это мудрым, скажи двум зулусам, чтобы они пошли со мной.

Спустя несколько минут я уже был на дороге, сопровождаемый двумя кафрами с копьями. В юности я был хорошим бегуном, будучи крепким в ногах и легким в теле, но я не думаю, чтобы когда-либо покрывал семь миль, а таким примерно было расстояние до лагеря, за более короткое время, чем я сделал в то утро.

Я оставил быстрых зулусов так далеко позади себя, что когда я приблизился к деревьям, они остались вне поля моего зрения. Здесь я сбавил бег на шаг, чтобы отдышаться, как сказал я себе. А на самом деле я сделал это потому, что заранее ужасался от того, что смогу обнаружить там через минуту. В то время, пока я приближался, надежда, пусть слабая, еще оставалась; когда я прибуду, надежда может превратиться в вечное отчаяние.

Теперь я мог рассмотреть, что там было несколько жалких лачуг, построенных за фургонами, несомненно тех «примитивных домов», о которых писала мне Мари… Но я не видел никого, кто передвигался бы вокруг них, и никакого скота, ни единственного дымка или других признаков жизни. Несомненно, подумал я, Ханс прав. Все они уже умерли…

Моя агония неопределенности сменилась ледяным спокойствием. Наконец-то я узнал худшее. Все кончено! Все мои усилия были напрасны! Я прошел между двумя фургонами. Один из них, заметил я, был тот самый, в котором Марэ переселялся со своей дочкой, его любимый фургон, который я однажды помог оборудовать!..

Передо мною были примитивные домики, построенные из веток, обмазанные снаружи глиной, вернее, — задние их части, так как они были расположены фасадом на запад. Пока я стоял, мне почудилось, что я услышал какой-то слабый звук, как если бы кто-то тихо разговаривал. Я подкрался к самому дальнему домику и, вытирая холодный пот со лба, заглянул за угол, ибо опасался, что там могут быть дикари. Затем я увидел то, что вызывало звук. Оборванный, загорелый дочерна бородатый мужчина стоял у длинной мелкой ямы и читал молитву.

Это был Анри Марэ, хотя именно в тот момент я не узнал его, так он изменился. Множество могильных холмов вокруг него подсказали мне, что эта яма являлась могилой. Когда я смотрел на все это, показались еще двое мужчин, тянувших вдвоем тело какой-то женщины, которое, очевидно, нести им было не под силу, так как ноги волочились по земле.

По силуэту тела можно было предположить, что это была высокая молодая женщина, но черты ее лица я не мог рассмотреть из-за того, что ее волокли лицом вниз. С головы свисали длинные волосы. Темные волосы, такие же, как и у Мари… Мужчины приблизились к могиле и сбросили туда свою скорбную ношу, но я даже не мог пошевелиться. Наконец мои члены начали подчиняться мне. Я выступил вперед и глухим голосом спросил по-голландски:

— Кого вы хороните?

— Йоханну Мейер, — ответил кто-то механически, ибо мое неожиданное появление их даже не удивило.

Когда я услышал эти слова, сердце мое, остановившееся в ожидании ответа, заколотилось такими сильными ударами, что я явственно слышал их в окружающей тишине. Я посмотрел вверх. Там в дверном проеме одного из домиков, очень медленно, как бы преодолевая слабость, ведя за руку форменный скелет какого-то ребенка, показалась Мари Марэ!

Она была истощена до предела, но я не мог ошибиться, что это она, по ее глазам, этим огромным мягким глазам, которые казались неестественно большими на бледном, худом лице. Затем, бросив ребенка, она подняла вверх руки, сквозь которые солнечный свет проникал, как сквозь пергамент, и медленно упала на землю.

— Она умерла тоже, — сказал один из мужчин равнодушным голосом. — Я так и думал, что она не протянет до следующего дня.

Теперь в первый раз человек, стоявший в головах могилы, обернулся. Подняв руку, он указал на меня, в то время как и двое других также обернулись ко мне.

— Всемогущий, — сказал он, задыхаясь, — наконец я совсем сошел с ума. Смотрите!.. Там стоит привидение юного Аллана, сына английского проповедника, который жил рядом с Крадоком…

Как только я услышал этот голос, то сразу же узнал говорившего.

— О, минхеер Марэ! — воскликнул я. — Я не призрак, я Аллан собственной персоной, прибывший сюда, чтобы спасти вас…

Марэ не отвечал, он казался обезумевшим. Но один из мужчин выкрикнул, как сумасшедший:

— Как ты можешь спасти нас, юноша, если сам не готов быть съеденным? Разве ты не видишь, что мы умираем от голода?..

— У меня есть фургоны и пища, — ответил я.

— Всемогущий! Анри! — вскричал тот человек с диким хохотом. — Ты слышишь, что говорит твое английское привидение? Оно говорит, что у него есть фургоны и пища, пища!..

Тогда Марэ залился слезами и бросился мне на грудь, едва не повалив на землю. Я вырвался из его цепких объятий и бросился к Мари, лежавшей лицом вверх. Она, казалось, услышала мои шаги, Потому что глаза ее открылись и она попыталась занять сидячее положение.

— Это правда ты, Аллан, или я вижу это во сне? — прошептала она.

— Это я, это я, — ответил я, поднимая ее на руки и ощущая, что она весит не больше, чем ребенок.

Ее голова упала на мое плечо, и она тоже начала плакать. Я обернулся к мужчинам и сказал:

— Почему вы умираете от голода, когда кругом полно дичи? — и я показал на двух жирных антилоп, видневшихся среди деревьев ярдах в ста пятидесяти.

— А разве камнями дичь убьешь? — спросил один из мужчин. — Месяц назад сгорел весь порох. Эти антилопы, — добавил он с дикой улыбкой, — дразнят нас каждое утро, но не желают попадать в наши волчьи ямы. Они уже хорошо знают их, а рыть новые у нас нет сил.

Когда я побежал сюда, то взял с собой ружье, из которого стрелял во время состязания с Перейрой, потому что оно легкое. Я поднял руку, призывая всех к молчанию, осторожно усадил Мари на землю и начал подкрадываться к антилопам… Я уже добрался до сотни ярдов от них, когда их вспугнули появившиеся зулусы, наконец догнавшие меня.

Антилопы помчались галопом и скрылись за деревьями. Я прикинул, что они должны появиться среди кустарника, примерно в двухстах пятидесяти ярдах от нас. Я установил максимальный прицел, поднял ружье и стал ждать, моля Бога, чтобы он не позволил моему искусству изменить мне.

Вот появился, наконец, самец. Голова его была вытянута вперед, а длинные рога лежали на спине. Я прицелился и нажал на спусковой крючок.

Выстрелил, но самец прыгнул вперед, словно еще быстрей, чем раньше. Я промахнулся! Но что это? Внезапно самец крутнулся и помчался галопом прямо на нас. Ярдах в пятидесяти он рухнул безжизненной массой, перевернувшись дважды, подобно подстреленному кролику, и остался лежать неподвижным. Пуля была в его сердце.

Я обратился к запыхавшимся от бега и обливающимся потом зулусам:

— Отрежьте мясо с боков антилопы, не тратьте время на сдирание шкуры, — сказал я на ломаном зулусском, помогая словам знаками.

Они поняли меня и уже минутой позже заработали своими ассегаями. Тогда я посмотрел вокруг. Рядом находилась большая куча сухих веток, явно предназначенных для топлива.

— А огонь у вас есть? — спросил я истощавших буров, которых иначе как скелетами, пожалуй, и назвать нельзя было.

— Найн, найн, — ответили они, — наш огонь погас.

Я достал трутницу, которую всегда носил с собой, и кремень. Через десять минут у нас уже ярко полыхало пламя, а через три четверти часа был готов чудесный бульон, так как железные посудины только и ожидали, чтобы их наполнили пищей. По-моему, весь остаток этого дня бедные изголодавшиеся создания только и делали, что ели, засыпая между очередными приемами пищи. О! Я чувствовал радость при кормлении их, особенно после того, как прибыли фургоны, привезя с собой соль, — как они истосковались по соли! — сахар и кофе.

ГЛАВА IX Обещание

Из тридцати пяти душ, не считая туземцев, которые сопровождали Анри Марэ в его злосчастной экспедиции, теперь осталось только девять живых в Новом Марэсфонтейне. Это были: он сам, его дочь, четверо Принслоо — семья исключительной жизненной силы, — трое Мейеров, — один муж той бедной женщины, похороны которой я видел, и двое из его шести детей. Остальные, исключая Эрнана Перейру, отдали Богу душу от лихорадки или от голода. Так случилось, что они сложили все запасы пороха в специально построенное помещение, находившееся на безопасном расстоянии. Вспыхнувшая трава подожгла это строение и порох взорвался.

После этого они некоторое время добывали пищу, используя оставшиеся заряды. Когда и они кончились, начали копать ловушки, в которые ловили дичь. Со временем антилопы узнали эти места и больше туда не попадались. Затем, израсходовав все запасы билтонга, они познали ужас медленного умирания от голода… Перепробовано было все, от диких клубней до ящериц. Я допускаю, что они ели даже гусениц и земляных червей. Но после того, как пропал их последний огонь из-за небрежности гнусного кафра, который был приставлен для наблюдения за ним, не имея трута, они не смогли снова зажечь его путем трения и лишились даже такой пищи, как вареная трава. Когда прибыл я, они практически уже три дня ничего не ели, за исключением листьев и травы. В последующее двое-трое суток они, несомненно, все умерли бы.

И вот теперь они довольно быстро стали приходить в себя, ибо те, кто выжил, приобрели иммунитет к лихорадке.

Как можно выразить радость, какую я испытывал, когда видел, как Мари, уже стоявшая на краю могилы, возвращалась к жизни, к состоянию чудесной женственности?.. В конце концов мы не так уж далеки от первобытного человечества, когда первой обязанностью мужчины было кормить женщин и детей, и я думаю, что кое-что от этого инстинкта осталось у нас и сейчас. Во всяком случае я уверен, что никогда не испытывал большего удовольствия, чем тогда, когда любимая мною женщина, бледная, умиравшая от голода женщина, ела и ела пищу, которую давал ей я, которая на протяжении недель питалась Бог знает чем…

Первые несколько дней мы не разговаривали много, только на насущные темы дня. Впоследствии, когда Марэ и его дочь достаточно окрепли, мы завели серьезный разговор. Начал его он с того, что спросил меня, как мне удалось отыскать их.

— Счастье ваше, что вам не подчинились, минхеер, — сказал я, на что он ничего не ответил.

Тогда я рассказал историю получения письма и о моей отчаянной гонке в Порт-Элизабет, где мне удалось поймать бриг «Семь звезд» до его отплытия. Также я рассказал об удачной покупке фургонов и о находке проводницы в их лагерь, которого мне удалось достичь буквально за несколько часов до того, когда было бы слишком поздно…

— Это великий подвиг, — сказал Анри Марэ, вынимая трубку изо рта, ибо среди привезенных мною товаров был и табак. — Но… скажи мне, Аллан, почему сделал ты все это ради спасения того, кто так невежливо обошелся с тобой?

— Я это сделал ради той, которая всегда обращалась со мной вежливо, — и я кивнул в сторону Мари, занятой мытьем посуды на некотором расстоянии от нас.

— Я понимаю, Аллан… Но ведь ты знаешь, что она обручена с другим…

— Я знаю, что она обручена со мной и ни с кем другим, — горячо ответил я, добавив:

— Умоляю, скажите, где этот другой? Если он жив, то почему я не вижу его здесь?

— Нет, его здесь нет, — ответил Марэ странным голосом. — Правда то, что Эрнан Перейра оставил нас за две недели до того, как прибыл сюда ты. У него оставалась лошадь и он с двумя принадлежавшими ему готтентотами поехал назад по тропе, по которой мы сюда прибыли, чтобы попытаться найти помощь. С того времени мы ничего о нем не слышали.

— Действительно, странно… А как же он предполагал найти по дороге пищу?

— У него было ружье, вернее, у всех троих были ружья и около сотни патронов, которые избежали действия огня.

— С сотней патронов, экономно их расходуя, ваш лагерь мог бы быть обеспечен пищей в течение месяца, а может быть и двух, — заметил я. — Однако он ушел прочь со всем этим снаряжением, чтобы найти помощь?

— Это именно так, Аллан… Мы умоляли его остаться, но он не хотел… И кроме всего, ведь патроны являлись его личной собственностью… Вне всякого сомнения он думал, что поступает как можно лучше, в особенности поскольку Мари не чужая для него, — добавил многозначительно он.

— Ладно, — ответил я, — но ведь, кажется, это я оказал вам помощь, а не Перейра. Также, между прочим, минхеер, я принес вам деньги, снятые моим отцом с вашего счета, и каких-нибудь 500 фунтов моих собственных денег, или вернее то, что осталось от них в товаре и золоте… Кроме того, Мари не отказывает мне. Скажите тогда, кому из нас она принадлежит?

— Должно бы казаться, что тебе, — медленно сказал он, — потому что ты проявил себя таким верным и не будь тебя, она лежала бы теперь там, — и он указал на могильные холмики, покрывавшие кости большинства участников экспедиции. — Да, да, казалось бы, что она должна быть твоей, кто дважды спас жизнь ее, а один раз также и мою…

Теперь я думаю, что он заметил на моем лице радость, которую я не мог скрыть, ибо он тут же торопливо добавил:

— Однако, Аллан, несколько лет назад я поклялся на Священной Книге перед Богом, что никогда по моей воле моя дочь не выйдет замуж за англичанина, будь он даже самым лучшим из всех англичан… К тому же, как раз перед выездом из Колонии, я снова поклялся в присутствии ее и Эрнана Перейры, что не отдам ее замуж за тебя, так что разве я могу нарушить мою клятву, не правда ли? Если бы я это сделал, добрый Бог отомстил бы мне…

— Кое-кто может подумать, что, когда я пришел сюда, добрый Бог уже был на пути мести вам за то, что вы придерживались этой зловещей клятвы, — ответил я горько, в свою очередь бросив многозначительный взгляд на могилы.

— Да, вполне возможно, что и так, Аллан, — ответил он без гнева, ибо все эти переживания пробудили в нем рассудительное расположение духа, по крайней мере, на некоторое время. — Однако, пути его неисповедимы, не правда ли?

Теперь мой гнев выплеснул из меня и, вставая, я сказал:

— Вы думаете, минхеер Марэ, что, несмотря на любовь между нами, которая, вы знаете это, является верной и глубокой, и несмотря на то, что я один, только я один сумел вырвать вас обоих, да и остальных, из когтей смерти, вы надеетесь, что я никогда не женюсь на Мари? И вы уверены, что она будет выдана замуж за хвастуна, который бросил ее в беде?

— А что, если я думаю именно так, Аллан?

— А то: хоть я еще и молод, что вам прекрасно известно, я являюсь человеком, способным думать и действовать самостоятельно. Кроме того, здесь я — хозяин: у меня и скот, и ружья и слуги. Итак, я возьму Мари, а если кто-нибудь попытается остановить меня, я сумею защитить себя и ее!

Эта смелая речь, казалось, не удивила его и не заставила дурно обо мне подумать. Он смотрел на меня некоторое время, поглаживая в раздумье свою длинную бороду, затем ответил:

— Я осмелюсь сказать, что в твоем возрасте я играл бы такую же игру, и это правда, что все имущество здесь находится в твоем кулаке… Но, как бы сильно ни любила она тебя, Мари не уедет с тобой, бросив своего отца умирать от голода.

— Тогда вы можете ехать с нами, как мой тесть, минхеер Марэ. Во всяком случае уж наверняка я не уеду отсюда, оставив ее умирать голодной смертью.

Теперь я понял, что нечто, увиденное в моих глазах, подсказало ему, что я говорил серьезно. Внезапно он изменил свой тон и начал уговаривать меня, почти умолять.

— Будь рассудительным, Аллан, — сказал он. — Как можешь ты жениться на Мари, когда здесь нет ни одного проповедника, чтобы обвенчать вас? И если ты любишь ее так сильно, разве сможешь ты забрызгать грязью ее доброе имя даже в этой дикой глуши?

— Она даже и не подумала бы, что это грязь, — возразил я. — Мужчины и женщины до настоящего времени вступают в брак и без помощи попов, путем открытых деклараций и публичных рапортов, к примеру, и дети их считаются рожденными в супружестве. Я знаю об этом, потому что читал закон о браке.

— Это возможно, Аллан, хотя я не считаю женитьбу хорошей, если она не освящена святыми словами. Однако, почему ты не позволяешь мне подойти к концу моей истории?

— Потому что я подумал, что она закончена, минхеер Марэ.

— Вот и нет, Аллан. Я сказал тебе о своей клятве, что она по моей воле никогда не выйдет замуж за тебя. Но когда она достигнет совершеннолетия, что произойдет через каких-нибудь шесть месяцев, моя воля больше не будет идти в расчет, учитывая, что тогда Мари станет свободной женщиной, которая сама сможет распоряжаться собой. Тогда и я буду чист перед своей клятвой, ибо ничто не потревожит мою душу; если случится то, чему я не смогу помешать. Ну, теперь ты удовлетворен?

— Я не знаю, — ответил я с сомнением в голосе, так как почему-то вся казуистика Марэ не убеждала меня в том, что он говорил искренне. — Я не знаю, — повторил я, — многое может произойти в течение шести месяцев…

— Конечно, Аллан… Мари, например, сможет изменить свое мнение и выйти замуж за кого-нибудь другого.

— Или я могу не оказаться там, чтобы жениться, минхеер. Несчастные случаи происходят с мужчинами, которые для кого-либо являются нежелательными, особенно в диких странах…

— Всемогущий!.. Аллан, ведь ты не имеешь в виду, что я…

— Нет, минхеер, — прервал я его, — но в мире кроме вас имеются и другие люди, например, Перейра, если только он еще жив. Однако, в этом деле замешан не я один. Вон там Мари… Могу я позвать ее?

Он кивнул головой, явно предпочитая, чтобы я разговаривал с нею в его присутствии, нежели наедине. Так что я позвал Мари, которая наблюдала за нашей беседой с заметным любопытством, занимаясь своими делами. Она немедленно подошла. Теперь Мари уже не походила на умирающую от голода девушку, хотя она и теперь еще оставалась худой и истощенной, однако юность и красота возвращались к ней быстро под влиянием хорошей пищи и счастья.

— Что случилось, Аллан? — нежно спросила она.

Я рассказал ей все, повторив содержание нашего разговора и аргументы, выдвинутые обеими сторонами, слово за словом, насколько точно я мог их вспомнить.

— Правильно я изложил это? — спросил я у Марэ, когда закончил.

— Да, все правильно, у тебя хорошая память, — ответил он.

— Очень хорошо. А теперь, что ты можешь сказать по этому поводу, Мари?

— Я, дорогой Аллан? Что ж, моя жизнь принадлежит тебе, кто дважды спас меня от смерти, как и моя любовь и душа принадлежат тебе. Поэтому я не посчитала бы стыдным, если бы отдалась тебе, здесь, перед людьми, а потом обвенчалась, если бы удалось найти священника. Но мой отец дал клятву, которая давит ему на мозги, и он уверил тебя, что через шесть месяцев, — коротких шесть месяцев! — эта клятва отомрет сама собой, ибо по закону он не сможет больше распоряжаться мною… Итак, Аллан, поскольку я не хотела бы… огорчать его, я полагаю, что нам лучше подождать эти шесть месяцев, если со своей стороны он пообещает, что не будет предпринимать ничего, чтобы предотвратить нашу свадьбу…

— Да, да, конечно, я обещаю, — с жаром ответил Марэ, как некто, внезапно увидевший лазейку для бегства из невозможного положения, добавив, как бы для себя:

— Но Бог может сделать кое-что, дабы предотвратить это, все это…

— Каждый из нас в руках Бога, — ответила Мари милым голосом. — Аллан, ты слышишь, мой отец пообещал?

— Да, Мари, он пообещал… кое-как, — ответил я уныло, ибо что-то в его словах вызвало во мне непроизвольную дрожь.

— Я пообещал, Аллан, и сдержу слово, как сдержал клятву Богу не причинять тебе вреда и оставить все в Его руках… Но ты, в свою очередь, должен обещать, что пока она не достигнет совершеннолетия, ты не будешь прикасаться к Мари, как к жене, ни в коем случае, даже если вы останетесь лишь вдвоем в вельде. Вы должны вести себя, как обрученные, и ничего больше.

Гак что, не имея выбора, я пообещал это, хотя и с тяжелым сердцем. Затем, чтобы придать этому соглашению торжественное звучание, Марэ созвал слонявшихся без дела поблизости буров и повторил громко условия заключенного контракта.

Мужчины рассмеялись и пожали плечами. Но фру Принслоо, припоминаю, прямо сказала, что смотрит на это дело, как на глупость, ибо если кто и имеет право на Мари, так это только я, где бы я не захотел взять ее! Она добавила, что коль речь идет об Эрнане Перейре, то он является «трусом и вонючим котом», который удрал, чтобы спасти свою никчемную жизнь, а их всех бросил умирать. Если бы она была на месте Мари, то встреться они опять, она приветствовала бы его ведром помоев в физиономию, что она лично и собирается сделать, если ей представится такой счастливый случай.

Фру Принслоо являлась, как это еще будет замечено, очень откровенной и прямой женщиной, а также очень честной.

Итак, договор с Марэ был заключен… Я так довольно подробно описал его из-за принципиально важного значения его во всей нашей истории… Но теперь я хотел бы… Ах, как бы я хотел, чтобы я настоял на женитьбе именно тогда и там… Если бы я так сделал, то добился бы своей цели, ибо я являлся хозяином положения, владея скотом, продовольствием и оружием и вполне вероятно, что, опасаясь рисковать ссорой со мной, остальные буры заставили бы его, Марэ, уступить мне. Но мы были молоды и неопытны, так что судьба сыграла по-иному. Кто может сказать, каковы непреложные законы судьбы, написанные, может быть, задолго до нашего рождения в вечной книге человеческих судеб?

Однако, когда я отбросил мои первые страхи и сомнения, наша с Мари доля казалась весьма счастливой, поистине настоящим раем по сравнению с тем, что мы пережили в течение горького времени молчания и разлуки. Во всяком случае, в маленьком обществе, в котором мы жили, мы были официально обручены, и нам разрешалось быть вместе столько, сколько нам нравилось… А это означало, что мы встречались на рассвете, и только ночь нас разлучала, ибо мы отправлялись на отдых вместе с солнцем. Поистине чудесным было это общение идеального доверия и любви, настолько чудесным, что даже после всех этих лет я не решаюсь подробно останавливаться на святой памяти тех блаженных дней.

Итак, как только выжившие буры начали выздоравливать (при помощи моих запасов и лекарств, а также дичи, которой я подстреливал в изобилии), поднялись споры по поводу наших дальнейших планов. Сначала предполагалось переселиться в Лоренсу Маркиш и ждать там корабль, чтобы попасть в Наталь, так как никто даже не хотел слышать о возвращении нищими в Кап. Я же уверял, что корабля может не быть год или два, а Лоренсу Маркиш и его окрестности представляют собой слишком ядовитое место, чтобы жить там!

Следующей мыслью было остаться на месте, что я приветствовал, ибо готов был ждать с Мари, пока не закончатся шесть месяцев нашего испытания. Однако, в конце концов, это было отвергнуто по многим веским причинам. Так, полтора десятка людей, из которых четверо были членами одной семьи, не могли сформировать поселение, в особенности при условии, что окружающие туземцы могли начать враждебные действия в любой момент. Кроме того, приближался период лихорадки, который нам следовало бы по возможности избежать. Далее, у нас не было племенного скота и лошадей, а всего лишь вооружение и товары, привезенные мною.

Стало ясно, что нам оставалось лишь одно, а именно: переселяться назад, туда, где теперь находится территория Трансвааля, ибо этот маршрут избавлял нас от перехода через горы. Там мы могли бы присоединиться к какой-нибудь другой партии буров-эмигрантов, например, к Ретифу, о переходе которого через Драконовы горы я имел возможность рассказать им.

Приняв такое решение, мы начали подготовку. У меня хватало быков лишь на два фургона, в то время как нам требовалось не меньше четырех. После переговоров с местными туземцами, узнав, что я не бур и готов платить, они выразили готовность торговать со мной. Вскоре я стал приобретать скот в обмен на одежду, ножи, мотыги и другие ходкие товары…

Кафры также приносили муку и крупы. Можно только представить наслаждение, с которым бедные люди, в течение месяцев сидевшие на одном мясе, набросились на мучную пищу! Никогда не забуду выражения лиц Мари и уцелевших детей, когда они поедали первые порции овсянки и запивали густую кашу свежим молоком, так как вместе с быками мне удалось приобрести и двух хороших коров. Достаточно сказать, что такое изменение рациона вскоре полностью восстановило их здоровье и сделало Мари еще более прекрасной, чем она была когда бы то ни было до этого.

Приобретя быков, следующим этапом было приучить их к ярму. Это оказалось длинным и трудным процессом, потребовавшим многих экспериментов. Кроме того, фургоны нуждались в ремонте и если бы не Ханс, проявивший себя настоящим мастером, я не думаю, что мы вообще справились бы с этой задачей.

И вот, в самый разгар работы в конце одного прекрасного дня помогавший мне Ханс внезапно воскликнул:

— Смотрите, баас! Вон пришел один из моих братьев, готтентот.

Следуя за направлением его указующей руки, я увидел истощенную и оборванную фигуру, бредущую между деревьями в нашем направлении.

— Кто это? — испуганно воскликнула Мари, как обычно стоявшая рядом со мной. — Ведь это же Клаус, один из сопровождавших моего кузена!

— Твоего кузена самого уже так давно нет, что я сомневаюсь, его ли это слуга.

Но в это время бедный, умирающий от голода «тотти» дошел до нас и упал на землю, умоляя покормить его. Ему тут же была дана холодная лопатка антилопы и он стал жадно пожирать ее, держа добычу в обеих руках и разрывая мясо зубами, как дикий зверь.

Когда, наконец, он утолил первый голод, подошедший сюда с другими бурами Марэ спросил его, откуда он пришел и какие вести принес о своем хозяине.

— Я пришел из буша, — ответил он, — а моя новость о баасе та, что он умер. Правда, я оставил его таким больным, что, думаю, теперь он уже умер.

— А почему ты оставил его одного, если он был так сильно болен? — спросил Марэ.

— Потому что он мне сказал, баас, что я должен идти за помощью, так как мы умерли бы, после того как выстрелили нашу последнюю пулю.

— В таком случае он там один?

— Да, да, если не считать диких зверей и грифов-стервятников. Лев съел другого человека, его слугу, уже давно.

— А далеко он отсюда? — снова спросил Марэ.

— О, баас, около пяти часов езды верхом по хорошей дороге…

Затем он рассказал всю историю.

Перейра и двое слуг-готтентотов пересекли около ста миль в полной безопасности, когда как-то ночью лев убил и утащил с собой одного из готтентотов, а также спугнул лошадь, которую они так больше и не увидели. Перейра и Клаус продолжали путешествие пешком, пока не добрались до большой реки, на берегах которой встретили нескольких воинов, оказавшихся дежурными сторожевых постов воинственных зулусов. Эти воины потребовали, чтобы они отдали им ружья и боеприпасы, якобы для зулусского короля, а когда Перейра отказался выполнить это, они сказали, что утром убьют их обоих, если они не научат зулусов обращаться с ружьями.

Ночью поднялась сильная буря, под прикрытием которой Перейра и Клаус бежали. Поскольку они не решились идти вперед, чтобы не попасть в руки зулусам, они устремились на север, бежали всю ночь, а утром обнаружили, что заблудились. Почти месяц они бродили, пытаясь найти дорогу к лагерю Марэ.

Они не встретили ни одного человека и поддерживали силы дичью, которую били и ели сырой или вяленой, пока не кончился порох и они бросили тяжелые роеры, которые не в силах были больше тащить. И в этой критической ситуации Клаус с верхушки высокого дерева заметил вдали холмы, по которым определил, что они находятся в каких-нибудь пятнадцати милях от лагеря Марэ.

К этому времени они уже буквально умирали от голода, только Клаус оказался сильнее, потому что он нашел и сожрал какую-то падаль (я думаю, что это была дохлая гиена). Перейра тоже попытался съесть эту отвратительную пищу, но, не имея готтентотского желудка, от первого же глотка дохлятины стал ужасно рвать. Тогда они нашли убежище в пещере на берегу реки, вернее ручья, где рос водяной кресс и другие растения, например, дикая спаржа. Вот именно здесь Перейра сказал Клаусу, чтобы он попытался найти дорогу назад в лагерь и, если ему посчастливится найти там кого-нибудь живого, привести его к нему, Перейре, на помощь.

Таким образом Клаус и пошел, взяв с собой оставшуюся ногу дохлой гиены, и на второй день, после обеда, прибыл сюда, как уже и было рассказано.

ГЛАВА X Фру Принслоо высказывает свое мнение

Теперь, когда история готтентота была закончена, возник спор. Марэ сказал, что кто-нибудь должен пойти посмотреть, жив ли его племянник, на что все буры ответили равнодушными голосами: «Я-а». Тогда фру Принслоо начала рассуждать…

Она подчеркнула, как делала это и раньше, что по ее суждению Эрнан Перейра — «вонючий кот и трус», который подло покинул их в тяжелую минуту и теперь по приговору всемогущего сам попал в трудное положение. Лично она желала бы, чтобы лев схватил его вместо достойного готтентота, хотя это дает ей право лучше думать о львах, ибо, сожри лев Перейру, он наверняка отравился бы. Ладно, ее мнение таково, что этому предателю лучше всего продолжать лежать на той постели, какую он себе приготовил. Кроме того, до этого момента он уже безусловно окочурился, так что какой смысл беспокоиться о нем?

Эти высказывания фру Принслоо, видно, повлияли на буров, так как они сказали: «Я-а, какой смысл?».

— Разве это правильно? — спросил Марэ. — Покинуть товарища в несчастье, человека нашей крови?..

— Майн Готт! — ответила фру Принслоо. — Он совсем не моей крови, этот — зловонный португалец. Но я признаю, что он ваш соплеменник, хеер Марэ, являясь сыном вашей сестры, так что это как раз такой случай, что вам единственному следует пойти поискать его.

— И это, кажется, так и будет, фру Принслоо, — сказал Марэ в своей задумчивой манере, — однако, я должен помнить, что у меня есть дочь, за которой я должен присматривать…

— Ах! Вот так же было и с ним, который помнил лишь о своей собственной шкуре и уехал на единственной лошади со всем запасом пороха, оставив Мари и остальных нас умирать с голоду. Хорошо, вы не пойдете, и Принслоо не пойдет, и мой сын тоже, ибо я уж присмотрю за этим, так что, выходит, остается пойти за Перейрой только Мейеру.

— Найн, найн, добрая фру, — поспешно возразил Мейер, — ведь у меня дети такие, что их не оставишь без наблюдения…

— Тогда, — торжествующе воскликнула фру Принслоо, — не пойдет никто, так что давайте забудем об этом вонючем коте, как и он забыл о нас.

— И вы считаете, что это правильно? — снова спросил Марэ. — Что христианин должен быть брошен умирать с голоду в диких джунглях? — и он весьма многозначительно посмотрел на меня.

— Скажите, хеер Марэ, — вмешался в спор я, как бы отвечая на этот его взгляд, — чего бы это мне, да и любому из нас, идти искать Перейру, того, кто не слишком хорошо относился ко мне?

— Я не знаю, Аллан… Однако Библия говорит нам, что следует подставлять другую щеку и вообще забывать всякие обиды…

Тем не менее, тебе решать, а не мне, помня, что мы будем отвечать за все в наш последний час… Я только знаю, что будь я твоего возраста и не обременен… дочерью, за которой необходимо присматривать, я бы пошел искать Эрнана…

— И почему это вы говорите со мной в таком тоне? — спросил я возмущенно. — Почему же вы не идете сами, зная, что я всегда готов присмотреть за Мари? (Здесь фру Принслоо да и другие буры с ехидцей захихикали). И почему вы не адресуете свои привычки к этим, другим хеерам, зная; что они являются компаньонами вашего племянника по переселению?

В этом месте моей взволнованной речи мужчины Принслоо и Мейер сделали вид, что они не расслышали мои слова…

— Что ж, тебе решать, Аллан, однако, помни, как страшно будет для тебя предстать перед Создателем с кровью товарища на руках… Но если ты и эти другие мужчины с черствыми сердцами не пойдут, то я, в своем возрасте, да еще и такой слабый после всех пережитых страданий, пойду сам!

— И прекрасно, — сказала фру Принслоо, — это самый лучший выход. Вы скоро утомитесь от этого путешествия, хеер Марэ, и мы больше не увидим вонючего кота!

Марэ вскочил с оскорбленным видом, но не снизошел до спора с фру Принслоо, а только сказал:

— Прощай, Мари! Если я не вернусь, помни о моих желаниях, а мою волю найдешь между первыми листами нашей Святой Библии. Поднимайся, Клаус, и веди меня к своему хозяину, — и он отпустил довольно злобный пинок жадно насыщавшемуся изнеможенному готтентоту.

Теперь Мари, стоявшая все время молча, прикоснулась к моему плечу и сказала:

— Аллан, хорошо ли это, что мой бедный отец должен идти один? Разве ты не будешь сопровождать его?

— Конечно, — ответил я, изображая веселое настроение, — в таком деле должны участвовать двое, а также несколько кафров, чтобы тащить человека, если он еще жив.

Ну, а теперь об окончании этой истории. Поскольку Клаус был слишком измучен, чтобы идти сейчас, было решено отправиться на рассвете. Поэтому я проснулся еще до зорьки и уже заканчивал завтрак, когда у фургона появилась Мари. Я вскочил, чтобы поздороваться с нею, и будучи вне поля зрения посторонних глаз, мы несколько раз поцеловались.

— О, мое сердце, — сказала она, немного отстраняясь, — я пришла к тебе от отца. У него что-то заболел желудок и он хочет увидеть тебя.

— Что, по-видимому, означает, что я должен буду идти один за твоим кузеном, — с негодованием ответил я.

Она неопределенно покачала головой и повела меня к маленькой лачуге, в которой они жили. Здесь, при разгорающемся свете, проходившем сквозь дверной проем, ибо окна там не было, я рассмотрел Анри Марэ, сидевшего на деревянной табуретке с прижатыми к животу руками и громко стонавшего.

— Доброе утро, Аллан, — сказал он меланхоличным голосом, — я болен, очень болен, видно съел что-то или простудил желудок. Болит так, как бывает при лихорадке или дизентерии.

— Быть может, вам будет лучше, если вы пройдетесь, минхеер, — предложил я, ибо говоря по правде, я не поверил в эту «простуду» и знал, что он не ел ничего, чего не ели бы все остальные.

— Пройтись?.. Один Бог знает, как только смог бы я идти с чем-то, сжимающим меня внутри, подобно тискам фургонного мастера. Однако, я попытаюсь, ибо ведь совершенно невозможно бросить бедного Эрнана умирать в одиночестве.

— А почему бы не пойти кому-нибудь из моих кафров с Клаусом? — спросил я.

— Аллан, — торжественно ответил он, — если бы ты умирал в пещере вдали от людей, что бы ты подумал о тех, кто послал бы на помощь неопытных кафров, которые наверняка позволили бы тебе умереть и вернулись бы с какой-нибудь лживой историей?

— Я не знаю, что подумал бы я, хеер Марэ. Но я знаю точно, что если бы мы с Перейрой поменялись местами, он бы и сам не пошел ко мне на помощь и не послал бы ни одного дикаря…

— Возможно, и так, Аллан. Но, даже если сердце другого черно, разве и твое должно быть черным? О! Я пойду туда, хоть это и будет означать для меня смерть!..

И с еще более ужасным стоном встав с табуретки, он начал сбрасывать с себя разорванное до лохмотьев одеяло, в которое был завернут…

— О! Аллан, мой отец не должен идти, это убьет его, — воскликнула Мари, которая смотрела более серьезно, чем я, на инцидент с ее отцом.

— Что ж, очень хорошо, если ты так думаешь, — ответил я. — А теперь, раз подошло для меня время отправляться, до свидания…

— У тебя доброе сердце, Аллан, — сказал Марэ, опускаясь на табуретку и снова заворачиваясь в одеяло, в то время как Мари безнадежно смотрела на нас.

Через полчаса, в самом отвратительном настроении, я уже был в пути.

— Подумай только, что ты делаешь! — крикнула фру Принслоо вдогонку. — Это не велика удача — спасти врага и, если я знаю кое-что об этом вонючем коте, то он в благодарность больно укусит тебя за палец… Ба! Была бы я на твоем месте, я бы ушла из лагеря на несколько дней в буш, затем возвратилась назад и сказала бы, что не смогла ничего найти от Перейры, кроме дохлых гиен, которые отравились, сожрав эту падаль. Счастливого тебе пути все же, Аллан, может быть, и я найду такого друга, как ты, в беде. Мне кажется, что ты рожден для того, чтобы помогать другим!

Кроме готтентота Клауса, моими спутниками в этом неприятном путешествии были еще трое зулусов, так как Ханса я вынужден был оставить в лагере, чтобы охранять мой скот и товары от других людей. Также я взял с собой вьючного быка, которого я приучил к перетаскиванию грузов, а если понадобится, то и человека.

Весь этот день мы маршировали по исключительно пересеченной местности, пока в последних сумерках не очутились в горном ущелье, где и переночевали, окруженные сторожевыми кострами от возможного нападения львов. На следующее утро при первых лучах света мы снова двинулись в путь и около десяти часов перешли вброд через реку к маленькой естественной пещере, где, как сказал Клаус, он оставил своего хозяина.

Пещера казалась безмолвной, и пока я колебался некоторое время у входа, у меня промелькнула мысль, что если Перейра еще здесь, он должен быть мертв. И хоть подобную мысль следовало подавить, надо сказать, что вместе с нею в меня вошло чувство некоторого облегчения и даже удовлетворения… Ибо я точно знал, что живой Перейра для меня более опасен, нежели все дикие люди и звери Африки вместе взятые. Однако, отбросив эти недостойные мысли, я один вошел в пещеру, так как туземцы, боявшиеся оскверниться от прикосновения к трупу, оставались снаружи.

Это была всего лишь мелкая впадина, вымытая водой из-под нависавшей скалы, и как только мои глаза привыкли к мраку, я увидел, что в конце пещеры лежит человек. И он лежал настолько тихо, что теперь я был почти уверен, что все его тревоги навсегда закончились. Я подошел к нему и дотронулся до его лица, которое было холодным и влажным наощупь, и затем, совершенно убежденный в свершившемся, обернулся, чтобы покинуть это место, которое, подумал я, если скатить несколько камней на вход в пещеру, явится замечательной гробницей для Перейры.

И именно тогда, когда я вышел на свет и уже готов был позвать людей, чтобы подобрать подходящие для этого «погребения» скалы, вдруг показалось, что я услышал очень слабый стон за моей спиной, стон, который в первый момент я принял за плод своего воображения. Все же я возвратился, стал на колени возле тела и положил руку на его сердце. В течение пяти минут я оставался в этом положении, а затем, окончательно убедившись в смерти Перейры, хотел уйти отсюда, когда во второй раз услышал этот слабый стон. Перейра не был мертв, он только находился на самом краю смерти!

Я подбежал ко входу, призывая людей, и мы вместе вынесли Перейру на воздух. Он являл собой ужасное зрелище: только кости, обтянутые желтой кожей, покрытой грязью и засохшей кровью из нескольких ран… У меня была бутылка бренди и я влил немного ему в горло, в результате чего его сердце начало слабо биться. Затем мы приготовили бульон и влили ему в рот с порядочным количеством бренди, вследствие чего он снова вернулся к жизни.

На протяжении трех дней я был доктором этого человека и если бы я ослабил свое внимание к нему хоть на час-два, он выскользнул бы сквозь мои пальцы на тот свет, ибо Клаус и остальные были в этом деле совершеннейшими профанами. Но я настойчиво лечил его и на третье утро он пришел в сознание. Долгое время он пристально смотрел на меня, потом сказал:

— Всемогущий! Вы напоминаете мне кое-кого, молодой человек… О, я знаю! Это того проклятого мальчишку англичанина, который побил меня в стрельбе по гусям и поссорил меня с дядей Ретифом, того выскочку, которого так любит Мари. Прекрасно… кто бы ты ни был, благодарение Богу, именно тем англичанином ты быть не можешь!

— Вы ошибаетесь, хеер Перейра, — холодно ответил я, — я именно тот самый проклятый англичанин-выскочка по имени Аллан Квотермейн, который побил вас в стрельбе. Но, если вы примете мой совет, поблагодарите Бога за то, что ваша жизнь спасена…

— И кто же спас ее? — спросил он.

— Если хотите знать, это сделал я. Это я нянчусь с вами все три дня.

— Вы, Аллан Квотермейн? Да, это действительно странно, потому что я-то уж, конечно, не спасал бы вашу жизнь, — и он тихо рассмеялся, затем перевернулся на другой бок и крепко уснул.

С этого времени его выздоровление пошло так быстро, что через два дня мы начали обратное путешествие, причем Перейру несли на носилках несколько туземцев. Из-за этого они сильно ворчали, так как груз был очень тяжелым для такой пересеченной местности, и где бы они только ни оступались, встряхивая его, как он отчаянно ругал их. Наконец один из зулусов сказал, что если бы это делалось не для Инкооси, т. е. меня, он пронзил бы его ассегаем и пусть его тащили бы грифы… После этого Перейра притих.

Когда носильщики совсем утомлялись, мы укладывали его на быка, которого вели двое из нас, в то время как двое других поддерживали Перейру по сторонам. Вот таким манером в один прекрасный вечер мы и прибыли в лагерь.

Здесь фру Принслоо была первой, кто приветствовал нас. Мы увидели ее стоявшей на звериной тропе, по которой мы двигались, в какой-нибудь четверти мили от фургонов, с упершимися в широкие бедра руками и расставленными ногами. Ее поза была столь вызывающей и носила характер такой преднамеренности, что я невольно подумал, что она заранее почуяла наше возвращение, возможно, заметив дым нашего последнего костра. Короче говоря, она совершенно уверенно выглядывала нас. Так что ее приветствие было весьма теплым:

— О! Так это ты прибыл, Эрнан Перейра! — воскликнула она. — Прибыл на быке, в то время как более достойные люди идут пешком! Ладно, теперь мне хочется поболтать с тобой. Как это получилось, что ты удрал ночью, забрав единственную лошадь и весь порох?

— Я ушел, чтобы найти для вас помощь, — ответил он угрюмо.

— Правда, правда! Пожалуй, только ты был тем, кто искренне хотел нам помочь. А ты чем думаешь заплатить хееру Квотермейну за спасение твоей жизни, ибо я уверена, что он это сделал? Ты не оставил никаких товаров, хотя всегда и хвастал своими богатствами, а они — эти богатства — сейчас лежат на дне реки, вот так же получится и с твоей любовью и службой…

Перейра пробормотал что-то о моем нежелании получить вознаграждение за обычный акт христианского милосердия.

— Да, он не хочет от тебя никакого вознаграждения, Эрнан Перейра, ибо Аллан один из людей верного сорта, но ты… ты все равно отплатишь ему самой плохой монетой, если только будешь иметь к этому подходящий случай. О! Я вышла сюда… чтобы сказать тебе, что я о тебе думаю. Ты — вонючий кот, ты слышишь это? Ты — тварь, которую ни одна собака не укусила бы, если бы даже могла сделать это! Ты также и предатель! Ты бросил нас в этой проклятой стране, где, говорил ты, твои родственники дадут нам богатство и землю, а когда на нас навалились голод и лихорадка, ты ускакал и оставил нас умирать, чтобы спасти свою грязную шкуру. А теперь ты возвратился сюда назад за помощью, спасенный тем, кого ты обманул в Гусином Ущелье, у которого пытался украсть его истинную любовь! О, майн Готт! Почему Всемогущий оставляет таких типов живыми, в то время как столько хороших и невинных людей лежат под землей из-за вонючих котов, подобных тебе?..

В такой же манере она продолжала свою речь, шагая огромными шагами рядом с быком и обливая Перейру неиссякаемыми оскорблениями, пока, наконец, он не заткнул уши большими пальцами и молча глядел на нее в безысходной ярости…

Вот так, наконец-то, мы и прибыли в лагерь, где, увидев наше приближение, собрались все буры. Они в общем-то не особенно склонны к юмору, но зрелище сидящего на быке Перейры и разъяренной дородной фру Принслоо, шагающей рядом с ним и орущей проклятья в его адрес, вызвало у них бурю смеха. Тогда, наконец, взорвался Перейра и стал ругаться еще забористей, чем фру Принслоо.

— Так вот как вы принимаете меня, вы… вельдские свиньи, грубые буры, недостойные общения с человеком такого положения, как мое? — начал он.

— Тогда, во имя Бога, почему же ты общаешься с нами, Эрнан Перейра? — мрачно спросил Мейер, выдвигая вперед свое лицо так, что его бородка, казалось, завернулась вверх от ярости. — Когда мы голодали, ты улизнул, забрав весь порох. Но теперь, когда мы опять сыты, благодаря этому маленькому англичанину, а ты голоден, ты возвратился. Да если бы я решал это дело, я дал бы тебе ружье и недельный рацион и отправил самого изворачиваться, как только ты захочешь.

— Не бойся, Ян Мейер! — крикнул Перейра. — Как только я стану достаточно крепким, я сам покину вас с вашим английским капитаном во главе, — и он с пренебрежительной миной ткнул пальцем в мою сторону, — я уйду, чтобы сказать нашим людям, что за подлый вы народ!

— Вот это хорошая новость, — оборвал его речь Принслоо, флегматичный старый бур, стоявший рядом, посасывая трубку. — Убирайся по-хорошему как можно скорее, Эрнан Перейра!

Вот в такой ситуации сюда подошел Анри Марэ, сопровождаемый Мари. Откуда он взялся, я не знаю, но думаю, что он держался где-то невдалеке с целью сориентироваться, каков будет прием Перейры.

— Помолчите, братья, — сказал он. — Так вот какой прием вы устроили моему племяннику, который прибыл от самих врат смерти, а вам следовало бы на коленях благодарить Бога за его спасение?

— Тогда валяйте сами на свои колени и сами благодарите Его, Анри Марэ, — пронзительно закричала неугомонная фру Принслоо. — Я приношу благодарение за возвращение Аллана, хотя скажу откровенно, что эти благодарения были бы теплее, если бы он бросил этого вонючего кота там, откуда привез его. Всемогущий! Анри Марэ, почему это вы делаете так много для этого португальского парня? Что он, заколдовал вас? Или это все потому, что он сын вашей сестры и вы хотите заставить Мари выйти за него замуж? А, быть может, он знает что-то плохое в вашей прошлой жизни и вы вынуждены дать ему взятку, чтобы он держал пасть закрытой?

Очевидно, это последнее неприятное предположение явилось удачной стрелой, пущенной из богатого колчана фру Принслоо. Многие люди совершили в своей юности такие деяния, о которых им не хотелось бы вспоминать на склоне лет. А Перейра мог узнать какую-нибудь семейную тайну от своей матери.

Во всяком случае действие слов старой леди на Марэ было совершенно удивительным. Внезапно его охватил приступ самой неистовой ярости. Он проклинал фру Принслоо. Он проклинал остальных, уверяя каждого в отдельности и всех вместе, что небеса обязательно обрушатся на них… Он говорил, что это заговор против него и его племянника, и что зачинщиком этого заговора являюсь я, который заставил его дочь полюбить мою безобразную физиономию… Такими неистовыми были его слова, из которых многие я теперь позабыл, что в конце концов Мари начала плакать и убежала. Теперь уже и буры зашумели и начали расходиться, пожимая плечами, а один из них громко заявил, что Марэ уже окончательно сошел с ума, хоть он и всегда казался ненормальным.

Тогда Марэ последовал за ними, подняв руки вверх и продолжал проклинать их… Соскользнув по хвосту быка, Перейра заковылял следом за ним. Таким образом мы с фру Принслоо остались одни, так как цветные люди разошлись, как они делают всегда, когда белые начинают ссориться.

— Так вот, Аллан, мой мальчик, — сказала фру с триумфом, — выходит, что я нашла болезненное место на спине мула, и не подними он вопли и брыканье, ибо большинство дней недели он кажется таким добрым и спокойным мулом, мы бы ничего не узнали…

— Я опасаюсь, что вы действительно нашли это болезненное место, фру, — сказал я гневно, — но я желал бы, чтобы вы оставили это больное место минхеера Марэ в покое, видя, что вопли достались вам, а брыканье — мне.

— В чем дело, Аллан? — спросила она. — Марэ всегда являлся твоим врагом, так что это как раз хорошо, что ты сможешь видеть его копыта, когда тебе понадобится приблизиться к нему. Мой бедный мальчик, я думаю, что тебе предстоит плохое время в соседстве с вонючим котом и мулом, хотя ты и сделал так много для них обоих… Ладно, хорошо, что есть одна важная вещь — верное сердце Мари. Она никогда не выйдет замуж ни за одного мужчину, исключая тебя, Аллан, даже если тебя не будет тут, чтобы жениться.

Старая леди немного помолчала, уставившись глазами в землю. Затем посмотрела вверх и сказала:

— Аллан, дорогой мой (а она, действительно, любила меня и называла так временами), ты не принял совет, который я тебе дала, а именно: поехать искать Перейру и не найти его. Что ж, я дам тебе еще некоторые советы, которые ты примешь, если мудрый.

— А что именно? — спросил я с колебанием, ибо, хоть она и бывала достаточно честна на свой, особый, манер, фру Принслоо умела видеть вещи в странном свете. Как и многие другие женщины, она решала моральные законы по импульсам своего сердца и всегда была готова к тому, чтобы оттянуть их до подходящих обстоятельств, или, если нужно, положить им конец…

— Как раз то, парень. Сделай двухдневный марш с Мари в дебри буша. Мне нужна небольшая перемена обстановки, так что я тоже приду туда и обвенчаю вас… Ведь я достала молитвенник и могу читать по складам божью службу, если мы еще разок-другой сначала порепетируем это.

Образ Мари и мой, соединенных узами брака фру Принслоо в безбрежном и неисхоженном вельде, хоть и был привлекательным, но показался мне настолько нелепым, что я рассмеялся.

— А почему ты смеешься, Аллан? Кто угодно может поженить людей, если нет никого другого… Я и вправду верю, что любой человек может сделать это!

— Я охотно вам верю, — ответил я, не желая вступать в открытый спор с фру, — но вы знаете, тетушка, я торжественно обещал ее отцу, что не женюсь на ней, пока она не достигнет совершеннолетия, и, если я нарушу свое слово, я уже не буду честным человеком.

— Честным человеком! — воскликнула она с величайшим презрением. — Честным человеком! Ладно, а Марэ и Перейра разве честные люди? Почему ты боишься применить их же оружие, Аллан Квотермейн? Я говорю тебе, что твоя проклятая честность явится твоим крахом! Ты припомнишь мои слова позднее, — и она зашагала прочь в состоянии крайнего возбуждения.

Когда фру Принслоо ушла, я направился к своим фургонам, где меня ожидал Ханс с детальным и бесконечным рапортом обо всем, что произошло за время моего отсутствия. Я был рад обнаружить, что, за исключением смерти одного быка, заболевшего уже перед моим отъездом, ничего плохого больше не случилось. Когда, наконец, Ханс закончил свою длинную историю, я немного поел того, что прислала мне Мари, так как я был слишком утомлен, чтобы присоединиться к кому-нибудь из буров в этот вечер. Только я покончил с едой и подумывал о том, чтобы пойти на боковую, в круге лагерных костров появилась сама Мари.

Я вскочил и помчался к ней, говоря, что не ожидал увидеть ее в этот вечер и не хотел идти к ним домой.

— Да, — ответила она, потянув меня в тень, — я поняла. Мой отец, кажется, очень расстроен, почти безумен. Если бы язык фру Принслоо был ядовитым зубом змеи, он не мог бы злее ужалить его.

— А где Перейра? — спросил я.

— О! Мой кузен спит в другой комнате. Он слаб и истощен… Но все равно, Аллан, он пытался поцеловать меня. Тогда я сразу рассказала ему, как обстоят дела между тобою и мною, и что через шесть месяцев мы должны будем пожениться.

— И что он ответил на это? — спросил я.

— Он повернулся к моему отцу и сказал: «Это правда, дядя?». И отец ответил: «Да, это лучшая сделка, какую я смог заключить с англичанином, видя, что тебя здесь нет…».

— И что произошло потом, Мари?

— О! Тогда Эрнан думал некоторое время. Наконец он сказал: «Я понимаю. Дела сложились плохо. Я действовал с лучшими намерениями и потом уехал, чтобы попытаться найти помощь для всех вас… Я потерпел неудачу. А в это время прибыл англичанин и спас вас. После этого он спас также и меня. Дядя, во всем этом я вижу руку Бога: не направь он сюда Аллана, никто из нас не жил бы. Ладно, он пообещал, что не женится на Мари в течение шести месяцев. И ты ведь знаешь, дядя, что кое-кто из этих англичан бывают большими дураками: они придерживаются своих обещаний даже себе в убыток. Ну, что ж, за шесть месяцев многое может произойти, кто только знает, что произойдет?..».

— Ты была при этом разговоре, Мари?

— Нет, Аллан, я стояла по другую сторону тростниковой перегородки. Но при этих словах я вошла и сказала: «Отец мой и кузен Эрнан, пожалуйста, поймите, что есть одна вещь, которая никогда не случится».

— И что это такое? — спросил мой кузен.

— Никогда не случится то, что я выйду замуж за тебя, Эрнан! — ответила я.

— Кто знает, Мари, кто знает? — сказал он.

— Я знаю, Эрнан, — ответила я. — Даже если бы Аллан должен был завтра умереть, я не вышла бы за тебя замуж и через двадцать лет. Я рада, что он спас твою жизнь, но с этого времени мы всего лишь двоюродные брат и сестра и ничего больше.

— Ты слышишь, что эта девчонка говорит нам, — сказал мой отец, — почему же ты не отказываешься от этого дела?.. Что за смысл лезть на рожон?

— Смысл есть, — сказал Эрнан, — шесть месяцев, это длинный отрезок времени, дядя!

— Возможно, кузен, — сказала я, — но помни, что ни шесть месяцев, ни шесть лет, ни шесть тысяч лет не будут достаточно длинными, чтобы заставить меня выйти замуж за другого. Ты хоть понимаешь это?

— Да, — ответил Перейра, — я понимаю, что ты не выйдешь за меня замуж. Только тогда я торжественно обещаю, что ты не выйдешь ни за Аллана, ни за кого другого.

— Бог решит это, — ответила я и ушла, оставив его с отцом. А теперь, Аллан, расскажи мне обо всем, что произошло с тех пор, как мы расстались.

Тогда я рассказал ей все, включая совет фру Принслоо.

— Конечно, Аллан, ты был совершенно прав, — заметила она, когда я закончил рассказ, — но я не уверена, что фру Принслоо не права… Я боюсь кузена Эрнана, который крепко держит в руках моего отца, крепко-крепко… Однако, мы дали обещание и должны сдержать свое слово…

ГЛАВА XI Выстрел в ущелье

Я полагаю, что прошло около трех недель после описанных событий, когда мы начали наше переселение на юг. Утром ко мне подошел Перейра. Как раз тогда присутствовало много людей и он, взяв меня за руку, поблагодарил громким ясным голосом за спасение его жизни. С этого времени, провозгласил он, я дороже для него, чем брат, ибо разве не существуют теперь между нами истинно кровные узы? Я ответил, что не помышляю даже о существовании каких-то уз… И в самом деле, я не был уверен, что имел в виду Перейра. Я выполнил свой человеческий долг по отношению к нему, не меньше и не больше, и не считал нужным даже говорить об этом.

Однако, дело повернулось так, что Перейра решил одолжить у меня денег, или, вернее, товаров. Он объяснил, что из-за предрассудков грубых буров, оставшихся живыми в этом лагере, и особенно из-за скандальноязычной фру Принслоо, они с дядей пришли к заключению, что ему, Перейре, было бы умнее отправиться отсюда одному и как можно скорей. Поэтому он намеревается переселяться в одиночку.

Я ответил, что мне думается, он имеет уже горький опыт таких одиночных поездок по вельду, подчеркнув грустное завершение его последней экспедиции… Он ответил, что, в самом деле, он имеет такой опыт, но здесь все так резко настроены против него, что у него не остается другого выхода. Затем он добавил со своеобразной долей правды в словах:

— Всемогущий! Минхеер Квотермейн, не думаете ли вы, что мне приятно видеть, как вы целый день крутите любовь с девушкой, которая была моей невестой, и видеть, как любовь к вам летит из ее глаз? Да и, несомненно, что также и с ее губ…

— Вы могли бросить ту, кого назвали своей невестой, но которая никогда не была обручена ни с кем, кроме меня, могли бросить ее умирать от голода, минхеер!.. Почему же, в таком случае, вы сердитесь, что я подобрал то, что вы бросили и что фактически всегда было мое, а не ваше? Не принадлежи она мне, теперь у нас не было бы повода заводить ссору из-за этой девушки…

— Вы что, Бог, англичанин, что берете на себя смелость распоряжаться жизнью мужчин и женщин по своей воле? Это ОН спас нас, а не вы!

— Он, быть может, и спас вас, но сделал это при моей помощи. Я осуществил спасение этих бедных людей, которых бросили вы, и я выходил их, чтобы они вернулись к жизни.

— Я не бросал их, я просто ушел за помощью…

— Забрав с собой весь порох и единственную лошадь! Ладно, все это уже прошло и сделанного не изменишь… Теперь вы хотите одолжить товары у человека, которого вы ненавидите, чтобы с их помощью купить скот… Вы не горды, минхеер Перейра, когда до конца добиваетесь того, что вам нужно, куда бы этот конец не завел вас, — и я внимательно посмотрел ему в глаза.

Мой инстинкт предостерегал меня против этого лживого и вероломного человека, который, чувствовал я, в душе являлся интриганом, способным принести мне любое горе.

— Да, я не горд. И почему бы мне быть таким, имея в виду, что я готов отплатить вам вдвойне за все, что одолжу сейчас…

Я размышлял некоторое время. Конечно, наше путешествие в Наталь было бы приятнее, если бы он не ехал с нами, я уверен, что раньше, чем мы достигнем конца переселения, один из нас оставит свои мертвые кости на дороге… Короче говоря, я опасался, что тем или иным путем Перейра будет добиваться моей смерти, чтобы таким путем завладеть Мари. Мы находились в дикой стране, где не было и намека на законы, где сплошь и рядом могли совершаться беззаконные действия из-за отсутствия свидетелей и судей.

Так что я настроил свой мозг на то, чтобы согласиться с его желанием и мы начали заключать сделку. Результатом этого явилось то, что я одолжил ему столько из оставшихся у меня товаров, чтобы он мог купить у местных туземцев нужный ему скот. Этот скот, в общем, был невысокого качества, учитывая, что в таком нецивилизованном месте одного быка можно было выменять за несколько ниток бус, или же за дешевый нож. Далее, я продал ему несколько выезженных быков, ружье, немного патронов и некоторые другие необходимые вещи. На все это он дал мне расписку, написав ее в моей записной книжке. И надо сказать, я сделал еще больше: так как никто из буров не помог бы ему, я ассистировал Перейре в выборе скота, который он покупал, и даже согласился, когда он попросил меня, дать ему в услужение двоих зулусов из числа тех, которых я нанял.

Все эти приготовления отняли много времени. Если я правильно припоминаю, прошло еще двенадцать дней, пока Перейра, наконец, не отправился из лагеря Марэ, а к этому времени он был снова силен и вполне здоров.

Мы все собрались, чтобы посмотреть на его отправление, и Марэ прочитал молитву за безопасное путешествие своего племянника и за нашу счастливую с ним встречу в Натале, возле лагеря Ретифа, где должно было состояться наше свидание, если этот вожак буров еще находился в Натале. Никто больше к молитве не присоединился. Только фру Принслоо громко добавила собственную молитву о том, чтобы Перейра не возвращался и чтобы она — фру — никогда не видела его морду: ни в лагере Ретифа, ни в любом другом месте, если только доброму Богу будет угодно так устроить это дело…

Буры захихикали, даже дети Мейера, так как к этому времени ненависть фру Принслоо к Эрнану Перейре являлась посмешищем всего этого места. Но сам Перейра сделал вид, что не слышит, сказал всем нам «до свидания», весьма нежно обратился персонально к фру Принслоо, после чего мы уехали…

Я сказал «мы уехали» потому что с моим обычным счастьем, помогая ему с полуобъезженными быками мне было поручено сопровождать этого человека до первого места с хорошим водопоем, примерно в двенадцати милях от лагеря, где Перейра предполагал остановиться на ночь.

Так вот, когда мы отправились около десяти часов утра и вельд был замечательно ровным, я рассчитывал, что мы доберемся до намеченной остановки в три или четыре часа пополудни, что оставило бы мне время дойти назад до захода солнца. Фактически же произошло столько случайностей то с фургоном, то со скотом, что мы только туда добрались к наступлению ночи.

Последняя миля этого маршрута проходила через узкое ущелье, промытое водами в скалах. Здесь деревья стояли разбросанно, перемежаясь огромными папоротниками, однако дно ущелья, по которому привыкли проходить дикие животные, было достаточно гладким для фургонов, не считая нескольких упавших валунов, которые пришлось откатить с дороги.

Когда, наконец, мы добрались до места ночевки, я спросил Клауса, помогавшего мне тянуть упряжку, где Перейра, ибо я нигде не видел его. Готтентот ответил, что тот поехал назад в ущелье, чтобы найти там что-то, выпавшее из фургона, кажется болт или шкворень.

— Очень хорошо, — ответил я Клаусу. — Тогда скажешь ему, если мы не встретимся с баасом Перейрой, что я возвратился в лагерь.

Когда я отправился назад, солнце уже спускалось за горизонтом, но это ничуть не тревожило меня, поскольку у меня с собой было ружье, то самое легкое ружье, из которого я стрелял гусей в большом состязании. Также я знал, что полная луна сегодня будет высоко…

Солнце село и ущелье погрузилось во мрак. Теперь это место казалось жутковатым и почему-то внезапно я ощутил страх. Я начал думать, где сейчас может находиться Перейра и что он собирается делать. Я даже подумал было вернуться назад, к Клаусу, и поискать какую-нибудь окольную дорогу, однако вспомнил, что через окружающие холмы не проберешься… Так что я шагал дальше, с ружьем наизготовку, посвистывая для храбрости, что в этих обстоятельствах, естественно, являлось глупым, но, по правде говоря, я не поддался смутным подозрениям, шевелившимся в моем мозгу. Несомненно, думал я, сейчас Перейра уже давно разминулся со мной и добрался до стоянки…

Ярко светила луна — эта чудесная африканская луна, которая превращает ночь в день, разбрасывая сеть длинных черных теней деревьев и скал по тропе зверей, по которой я следовал. Справа впереди меня было особенно темное пятно этих теней, созданное отражением стены утеса, а над ним — такой же яркий блик лунного света. Что-то в этом темном месте вызвало у меня подозрение, хотя, конечно, я ничего не мог там рассмотреть, а все же чуткое ухо уловило звук какого-то легкого движения.

На один момент я остановился. Затем, подумав, что эти звуки, вероятно, вызваны каким-нибудь диким ночным созданием, которое, даже являясь для меня опасным, убежало бы при приближении человека, я смело двинулся туда. Когда я выходил на другом конце этого места, — тень была восемнадцати или двадцати шагов длиной, — меня осенило, что, если там затаился враг, я стану хорошей мишенью, когда ступлю за линию яркого света. Так что, почти инстинктивно, ибо я не припоминаю, чтобы я сознательно это делал, после первых двух шагов при свете я сделал небольшой прыжок влево, где была тень, хотя и не очень глубокая.

Хорошо, что я так сделал, ибо в тот же момент я почувствовал, как что-то обожгло мне щеку, и услышал прямо сзади себя оглушительный звук ружейного выстрела.

Теперь, конечно, самым умным для меня было бы броситься на того, кто стрелял, чтобы он не успел перезарядить ружье. Но меня охватил какой-то приступ бешенства и я не побежал. Наоборот, я с криком обернулся и отступил назад, в тень. Некто уловил мое движение и пролетел мимо меня. Через несколько секунд на ярко освещенном луной месте я увидел, что этот некто был …Перейрой!

Он остановился и повернулся кругом, держа ложе своего ружья на манер дубины.

— Благодарение богу! Это вы, хеер Аллан, — вскричал он. — а я подумал, что это тигр.

— Тогда это твоя последняя мысль, убийца, — ответил я, поднимая ружье.

— Не стреляйте, — сказал он. — Разве вы хотите, чтобы моя кровь была на ваших руках? Почему вы хотите убить меня?

— Почему ты пытался убить меня? — спросил я, как бы перекрывая его вопрос.

— Я пытался убить вас? Вы обезумели!.. Слушайте ради себя самого… Я сидел там, на берегу, ожидая восход луны и от усталости уснул. Потом я проснулся, как бы от толчка и, по звукам, что раздались сзади меня, решил, что там тигр, выстрелил, чтобы отпугнуть его. Всемогущий! Человек, если бы я только целился в вас, разве мог бы я промахнуться на такой дистанции?…

— Вы ничуть не промахнулись и не переступи я влево, вы размозжили бы мне голову. Читай молитву, ты, собака!!!

— Аллан Квотермейн, — вскричал он с отчаянной энергией, — вы думаете, что я лгу, я, который говорит искреннюю правду. Убейте меня, если вам так этого хочется, только тогда помните, что вас за это обязательно повесят. Мы ухаживаем за одной женщиной, что всем известно, а кто поверит в вашу сказку, что я пытался застрелить вас? Скоро кафры придут искать меня, возможно, они уже отправились, и найдут мое тело с вашей пулей в сердце… Потом они понесут его в лагерь Марэ и, я говорю еще раз, кто поверит вашей сомнительной сказке?

— Кое-кто поверит, убийца, я уверен…

Но когда я сказал эти слова, дрожь страха пробежала по мне. Это было правдой: ведь я ничего не смог бы доказать, не имея ни единственного свидетеля, и впредь среди буров числился бы Каином, т. е. тем, кто убил человека из ревности. Его ружье было разряжено, но могли сказать, что я разрядил его после смерти Перейры. А что касается легкой раны у меня на щеке, то ведь она могла быть нанесена сучком или веткой… Что же мне следует в таком случае делать? Гнать его перед собой до лагеря и там рассказать эту историю? Даже и в таком случае против Перейры было бы только одно мое голое слово… Да, он здорово поймал меня в ловушку! Я должен позволить ему уйти и просить, чтобы небеса отплатили ему за его преступление, если этого не смог сделать я сам. Кроме того, к этому времени мой первый гнев уже остыл, а казнить человека таким образом трудно!

— Эрнан Перейра, — сказал я, — вы лжец и трус. Вы пытались убить меня, потому что Мари любит меня и ненавидит вас, а вы хотите заставить ее выйти замуж за вас. Однако, я не могу хладнокровно убить вас, как вы этого заслуживаете. Я предоставляю Богу наказать вас, рано или поздно, когда только будет на это его воля… Наказать вас, кто намеревается убить меня и надеялся, что гиены прикроют ваше преступление, что они, конечно, сделали бы до утра. Итак, убирайтесь вон, пока я не переменил свое решение, да поскорей!

Без лишних слов он круто повернулся и побежал быстро, как антилопа, прыгая из стороны в сторону на бегу, чтобы помешать мне прицелиться, если я захочу выстрелить…

Когда он был уже в сотне ярдов от меня, я тоже повернул в другую сторону и побежал, не чувствуя себя в безопасности, пока не увидел, что между нами стало не меньше мили.

Уже около одиннадцати часов вечера я добрался до лагеря, где нашел готтентота Ханса, готового отправиться с двумя зулусами искать меня. Я сказал ему, что меня задержали неисправности фургона. Фру Принслоо также еще была на ногах, ожидая моего возвращения.

— И что там случилось? — спросила она. — Аллан, это выглядит так, как если бы тут прошла пуля, — и она показала на кровавую полосу на моей щеке.

Я утвердительно кивнул головой.

— Перейра? — спросила она опять.

Я кивнул во второй раз.

— Ты убил его?

— Нет, я отпустил его. Об этом могли бы сказать, что я убил его из ревности, — и рассказал ей все, что произошло.

— Да, Аллан, — заметила она, когда я закончил рассказ. — Я думаю, что ты поступил разумно, ибо, действительно, ты ничего не смог бы доказать. Но увы! Для какой судьбы, удивляюсь я, Всемогущий спасает этого вонючего кота? Что ж, я пойду к Мари и расскажу ей, что ты возвратился невредимым, так как ее отец не разрешает ей выходить из хижины так поздно… Больше я ничего не передам, если ты этого не желаешь…

— Нет, тетушка, я полагаю, что больше ничего не стоит рассказывать, во всяком случае, сейчас.

Здесь я должен отметить, однако, что в течение нескольких дней Мари, да и все остальные в лагере, знали эту историю во всех деталях, исключая, быть может, одного Анри Марэ, которому никто ничего не рассказал о его племяннике. По-видимому, фру Принслоо оказалась неспособной сохранить эту тайну. Так что она рассказала о нем своей дочери, которая передала это всем достаточно быстро, хотя, я думаю, некоторые из буров не особенно поверили всему этому. Как бы плохо ни думали они о Перейре, они не могли поверить, что он замечен в попытке совершить такое черное преступление, как убийство своего собственного спасителя.

Примерно через неделю все оставшиеся буры с семьями двинулись из лагеря Марэ, с места, которое, несмотря на грустные ассоциации многих из них, я лично благословлял, покидая его с некоторым сожалением. Я был впереди уезжающих. Дорога перед нами хоть не такая уж и длинная, была исключительно опасной. Нам предстояло пройти почти две сотни миль по стране, о которой мы знали только то, что ее обитателями являлись аматонги и другие дикие племена. Здесь мне следует объяснить, что в жарких спорах мы решили отказаться от маршрута, по которому следовал отряд Марэ во время его злополучного путешествия к Делагоа.

И все-таки мы выбрали тот путь, потому что в этих теплых, расположенных в низменности местах было много травы для быков. Сейчас, в самом начале весны растительность Африки уже исчезла под сжигающими лучами тропического солнца. Однако здесь, даже если она исчезла, животные могли бы питаться той растительностью, которая оставалась от прошлого лета, а также листьями деревьев, хотя, правда, именно в эту зиму вельд остался почти без листвы, но на сожженных пожарами и солнцем равнинах за горами вообще ничего съедобного нельзя было найти… Так что мы решили рискнуть и дикарями и львами, которые сопровождали дичь в этих районах, особенно, когда еще не наступил период лихорадки, или длительных дождей, и реки были проходимы вброд.

Я не стремлюсь к тому, чтобы в деталях изложить наши приключения, ибо это заняло бы много времени… Пока не произошло одно из самых крупных, о котором я расскажу сейчас. Путешествуя так, как мы, между горами и океаном, мы не могли заблудиться, кроме того, мои зулусы уже проходили по этой стране. Когда же их знаний не хватало, мы обычно пользовались услугами случайных проводников. Однако, дороги, или, вернее, звериные и кафрские тропы, по которым мы двигались, были ужасными и еще ни один фургон, кроме фургона Перейры, до этого не проезжал здесь.

А немного позже тут станет вообще невозможно проехать. Временами мы увязали в болотах, с трудом вытаскивая колеса; иногда застревали в скалистом дне ручья, а однажды пришлось буквально прорезать для себя дорогу сквозь сплошной пояс густого буша, что отняло у нас целых восемь дней.

Еще нас беспокоили львы, которых в вельде было огромное количество. Непрерывное присутствие этих голодных зверей принуждало нас очень тщательно следить за скотом во время пастбища, а также ночью и, когда это бывало возможно, закрывать его вместе с нами в домах-загородках из колючего кустарника, внутри которых мы разжигали костры, чтобы отпугивать диких зверей. Несмотря на эти меры предосторожности, мы потеряли несколько быков, да и сами с трудом спаслись.

Как-то ночью, как раз когда Мари собиралась забраться в фургон, где обычно спали женщины, огромный обезумевший от голода лев прыгнул через изгородь. Она была высокой, но сильный и полный энергии зверь легко преодолел препятствие. Мари отскочила в сторону, но зацепилась за что-то ногой и упала на землю, лев же моментально бросился на нее. В следующие секунды она неминуемо погибла бы. Но случилось так, что именно в этот момент рядом стояла фру Принслоо.

Схватив из костра пылающий сук, эта отчаянная женщина подбежала ко льву и, когда он раскрыл свою колоссальную пасть, воткнула конец сука прямо в львиную пасть.

Лев сомкнул свои мощные челюсти на палке и, найдя, что это блюдо ему не по вкусу, убежал даже еще быстрее, чем примчался сюда, издавая ужасающий рев и шум, но оставив Мари совершенно невредимой. Не стоит говорить, что после этого инцидента я стал буквально боготворить фру Принслоо, хоть она — добрая душа — ничего особенного не видела в случившемся.

Я припоминаю, что на второй день после эпизода со львом мы наткнулись на фургон Перейры, вернее, на остатки его. Очевидно, Перейра пытался ехать по краю обрыва, в результате чего фургон рухнул в русло реки, в то время почти сухое, и был окончательно разбит.

Тонга — туземцы, жившие по соседству, которые сожгли деревянные части фургона, чтобы добыть ценные железные болты и винты, сообщили нам, что белый человек и его слуги ушли вперед пешком каких-нибудь десять дней назад, угнав с собой свой скот. Соответствовала ли истине эта история, мы точно выяснить не смогли. Вполне возможно, что Перейра и его спутники убиты, хотя, как мы убедились, тонга очень спокойный народ, если с ними хорошо обращаться и давать им обычные подарки за проезд по территории племени, так что убийство, в данном случае, не казалось возможным. И в самом деле, неделей позже наши сомнения в этом вопросе были рассеяны…

Мы подъехали к крупному краалю по названию Фокоти, на реке Умкуси, оказавшемуся почти безлюдным. Мы спросили дряхлую старуху, встретившуюся нам, куда исчез народ из крааля. Она ответила, что люди убежали к границам Свазиленда, испугавшись нападения зулусов, чья территория начиналась здесь, за рекой Умкуси. Оказалось, что за несколько дней до этого импи, или полк зулусов, появился на берегах реки, и, хотя в это время не было войны между зулусами и тонгами, последние посчитали разумным перебраться подальше от приближения этих ужасных копий.

Услышав эти новости, мы обсудили, не лучше ли и нам последовать их примеру и, передвигаясь западнее, попытаться найти проход в горах. По этому вопросу мнения разделились. Марэ, являвшийся фаталистом, желал двигаться дальше вперед, утверждая, что добрый Бог защитит нас, как он делал это в прошлом.

— Всемогущий! — возразила фру Принслоо. — Защитил ли он всех тех, кто лежит мертвыми в лагере Марэ, куда привел нас ваш глупец, минхеер? Добрый Бог ожидает от нас, что мы сами присмотрим за своими шкурами и я уверена, что эти зулусы той же самой крови, что и кафры Умстликази, которые убили так много наших людей… Поэтому я тоже настаиваю, давайте попытаемся перейти через горы.

Конечно, ее супруг и сын согласились с нею, ибо для них слово фру являлось законом, но Марэ, будучи, как всегда, упрямым, не соглашался на этот маршрут… Все послеобеденное время они пререкались, в то время как я сдерживал свой язык, объявив, что хочу присоединиться к решению большинства. В итоге, как я и предвидел, они обратились ко мне, чтобы я выступил в роли третейского судьи.

— Друзья, — ответил я, — если бы вы спросили о моем мнении до этого, я голосовал бы за попытку перейти через горы, за которыми, быть может, мы смогли бы найти кое-каких буров. Мне не нравится эта история с зулусами. Я думаю, что кто-то рассказал им о нашем приближении и что в любом случае они имеют в виду напасть именно на нас, а не на тонга, с которыми у них мир. Мои люди говорят, что это необходимо для импи посещать данную часть страны…

— А кто мог сказать им о нас? — спросил Марэ.

— Точно не знаю, минхеер… Возможно, передали туземцы, а, может быть, Перейра.

— Я так и знал, что ты будешь подозревать моего племянника, Аллан, — сердито воскликнул он.

— Я не подозреваю никого: я лишь обдумываю все, что возможно. Однако, сейчас слишком поздно для нас двигаться в путь куда бы то ни было, так что я думаю, надо переспать здесь и попытаться выяснить, что возможно, у моих зулусов.

В эту ночь, вернее, на следующее утро, этот вопрос сам собой был для нас решен, потому что, когда я проснулся на рассвете, то смог ясно рассмотреть слабый сверкающий отблеск того, что являлось большой группой зулусов, как я выяснил после, силой около двух сотен. Думая, что согласно их обычной манере они готовятся атаковать нас на рассвете, я сообщил эту новость остальным бурам, в ответ на что вперед выскочил Марэ, прямо из постели, заряжая на ходу свой роер.

— Ради бога, не стреляйте! — остановил я его. — Как можем мы сопротивляться такому большому количеству воинов?… Тихие, спокойные слова — наш единственный шанс.

Однако, он все же хотел выстрелить и сделал бы это, если бы я не бросился на него и буквально не вырвал бы ружье из его рук. К этому времени подошла фру Принслоо, являвшая собой довольно комическое зрелище в так называемом ею «сонном одеянии», включавшем ночной колпак из потертой шкуры шакала и корсаж из хвоста выдры.

— Проклятый дурень! — крикнула она Марэ, — вам хочется, чтобы нам всем перерезали глотки? Иди вперед ты, Аллан, и поговори с чернокожими вежливо, как с дикими собаками. Твой язык смазан маслом и они должны тебя выслушать.

— Да, — ответил я, — это кажется лучшее, что можно сделать. Если я не вернусь, передайте Мари мои слова любви.

Потом знаком руки я подозвал к себе старшего из моих зулусов и смело пошел вперед совершенно без оружия. Мы расположились лагерем на высоте в четверти мили от реки, а импи были у подножья этой высотки, примерно в ста шестидесяти ярдах в стороне. Уже рассвело, и когда я был в пределах каких-нибудь пятидесяти шагов от них, зулусы заметили меня. По команде несколько человек ринулись ко мне, подняв копья и прикрывая тела боевыми щитами.

— Мы погибли! — вскричали мои кафры. Я разделял их точку зрения, но подумал, что лучше умереть стоя на месте, чем убегая… А теперь мне следует объяснить, что я умел разговаривать на некоторых местных диалектах, родственных тем, что обычно употребляли зулусы. Кроме того, нанятые мною в Делагоа люди принадлежали именно к этому племени, а я все свободное время проводил в разговорах с ними, знакомясь с их языком, историей и обычаями.

И к этому времени я прекрасно знал их язык, хотя случайно мог употреблять не свойственные ему термины. Так что получилось, когда они были в пределах досягаемости для моего голоса, я спросил, какое у них к нам дело. Услышав адресованные им понятные слова, воины остановились и, увидев, что я безоружен, трое из них приблизились ко мне.

— Мы пришли, чтобы взять вас в плен, белые люди, или убить, если вы будете сопротивляться, — сказал командир зулусов.

— По чьему приказу? — спросил я.

— По приказу Дингаана, нашего короля.

— Это правда? А кто сказал Дингаану, что мы должны прибыть именно сюда?

— Бур, который приехал перед вами.

— Правда? Ну, а теперь, что вы от нас хотите?

— Чтобы вы шли с нами в крааль Дингаана.

— Понимаю… Мы совершенно согласны с этим, поскольку нам по дороге. Но почему вы так воинственно выступили против нас, мирных переселенцев, почему вы так ощетинились копьями?

— По такой причине: тот бур сказал нам, что среди вас находится «сын Георга»… ужасный человек, который убьет нас всех, если мы не опередим его. Покажи нам этого сына Георга, чтобы мы смогли связать его, убить на месте, и мы не причиним никакого вреда всем остальным.

— Сын Георга — я, — ответил я, — так что можете делать со мной, что вам угодно.

В ответ зулусы разразились смехом.

— Ты? Да ты еще мальчишка! — вскричал их командир, красивый парень, которого звали Камбула.

— Возможно, это и так, — ответил я, — но… иногда мудрость отцов обитает в молодых. Я сын Георга, который спас этих буров от смерти далеко отсюда, и я веду их назад, к их собственному народу. Мы желаем видеть Дингаана — вашего короля. Будьте любезны отвести нас к нему, как он и приказал вам сделать. Если вы не верите тому, что я говорю, спросите этого человека, который со мной, и его товарищей, которые принадлежат к вашему племени. Они расскажут вам все.

Тогда капитан Камбула отозвал моего слугу в сторону и довольно долго разговаривал с ним. Когда их беседа закончилась, он подошел ко мне и сказал:

— Теперь я слышал о тебе все. И я знаю, что, хотя ты молод, ты очень умный, такой умный, что даже не спишь, и видишь ночью так же хорошо, как и днем. Вот поэтому я, Камбула, называю тебя Макумазан, Бодрствующий ночью, и под этим именем ты будешь известен среди нас. Итак, Макумазан, объяви бурам, которыми ты руководишь, что я проведу их в передвижных хижинах в Великое Место, Умгингундхлову, где живет Дингаан, король… Смотри же, мы бросаем наши копья и пойдем встретить их безоружными, веря в то, что ты защитишь нас, о Макумазан, сын Георга! — и он бросил свой ассегай на землю.

— Пойдем, — сказал я и повел их к фургонам.

ГЛАВА XII Пари Дингаана

Когда, сопровождаемый Камбулой и его двумя провожатыми, я подошел к нашим фургонам, то увидел, что Марэ в состоянии большого возбуждения разглагольствовал с мужчинами Принслоо и Мейером, в то время как фру Принслоо и Мари, казалось, старались успокоить их.

— Они безоружны! — услышал я крик Марэ. — Давайте схватим черных дьяволов и задержим, как заложников.

В соответствии с этим, ведомые Марэ трое мужчин-буров, подозрительно озираясь, подошли к нам с ружьями в руках.

— Будьте осторожны, что вы делаете? — воззвал я к ним. — Ведь это посланники.

Они немного замешкались, в то время как Марэ продолжал свои излияния. Зулусы посмотрели на них и на меня, затем Камбула сказал:

— Ты завел нас в ловушку, сын Георга?

— Нет, — ответил я, — но буры боятся вас и думают захватить вас, как пленников.

— Скажи им, — спокойно начал Камбула, — что, если они убьют нас, или только поднимут на нас руку, что они, без сомнения, могут сделать, то очень скоро каждый из них будет мертв и их женщины вместе с ними.

Я перевел этот достаточно энергичный ультиматум но Марэ закричал:

— Этот англичанин продал нас зулусам!.. Не верьте ему! Хватайте их, говорю вам!

Я даже не представляю, что только могло произойти но как раз в этот критический момент подошла фру Принслоо и схватила своего супруга за руку, крикнула ему:

— Ты не будешь принимать участия в этом дурацком деле. Если Марэ желает убивать зулусов, пусть он делает это сам… Вы с ума посходили, или пьяны, что осмелились подумать, якобы Аллан хотел предать Мари кафрам, не говоря уже об остальных нас? — И она начала размахивать грязным посудным полотенцем, которое всегда носила с собой и употребляла для различных целей, в данном случае, как знак мира по отношению к Камбуле.

Теперь буры отступили, а Марэ, видя себя в меньшинстве, в молчании сердито посмотрел на меня.

— Спроси этих белых людей, о Макумазан, — сказал Камбула, — кто является их капитаном, ибо я буду разговаривать только с их капитаном.

Я перевел вопрос и Марэ ответил:

— Я — капитан!

— Нет! — вмешалась фру Принслоо, — капитан это я! Скажи им, Аллан, что эти мужчины все дураки и отдали управление собою мне, женщине!

Я так и перевел зулусам. Очевидно, это сообщение их несколько удивило, так как они заспорили. Затем Камбула сказал:

— Пусть так будет. Мы слышали, что народ Георга теперь управляется женщиной, а, поскольку ты, Макумазан, представитель этого народа, несомненно то же самое происходит и в вашей маленькой партии.

Здесь я должен добавить, что отныне зулусы всегда признавали фру Принслоо, как «Инкозикаас» или, так сказать, предводительницу нашего небольшого отряда, с единственным исключением для меня, которого они рассматривали, как «рупор», или индуни, который совершал через нее все дела и давал ей необходимые указания. Остальных буров они полностью игнорировали.

Обговорив все пункты этикета, Камбула приказал мне повторить то, что он уже говорил мне: все мы являемся пленными, которых по указанию Дингаана он должен доставить в его Великое Место, и если мы не будем делать попыток к бегству, нам не причинят во время путешествия никакого вреда.

Я все перевел, после чего фру спросила, кто информировал Дингаана о нашем предстоящем приезде. Я повторил ей, слово в слово, то, что зулус рассказал мне: что это был Перейра, чьей целью, очевидно, было послать меня на смерть, или в плен.

Тогда фру взорвалась.

— Вы слышите это, Анри Марэ? — завопила она. — Это опять ваш вонючий кот-племянничек! О, я ведь подумала уже, что чую его! Ваш племянник предал нас этому зулусу, чтобы он смог умертвить Аллана… Спроси их, мой мальчик, что сделал Дингаан с этим вонючим котом?

И я спросил об этом, и мне сообщили, что, кажется, король разрешил Перейре ехать дальше в виде платы за информацию, которую Перейра дал Дингаану.

— Мой Бог, — сказала фру, — а я надеялась, что он убил Перейру… Ладно, что же нам делать теперь?

— Я не знаю, — ответил я.

Затем одна мысль пришла мне в голову и я сказал Камбуле:

— Это меня, сына Георга, хочет ваш Дингаан. Так бери меня одного и разреши этим людям ехать своей дорогой.

Трое зулусов начали обсуждать этот вопрос, отойдя немного в сторону, чтобы я не мог их подслушать. Но когда буры поняли, какое я сделал предложение, молчавшая до этого времени Мари рассердилась так, что я подобного с ней еще не видел до сих пор.

— Не будет этого! — вскричала она, топая ногой. — Отец, я была послушна тебе очень долго, но, если ты разрешишь это, то я больше не буду послушной. Аллан спас жизнь моему кузену Эрнану, как он спас и все наши жизни! В награду за этот добрый поступок Эрнан пытался убить его в ущелье… О, успокойся, Аллан!.. Я знаю всю эту историю. Теперь Эрнан предал его зулусам, сказав им, что он ужасный и опасный человек, который должен быть убит. Хорошо, тогда и я буду убита вместе с ним. Если зулусы нас отпустят, а его возьмут с собой, я пойду только с ним. Так что настраивайся на это!..

Марэ дернул себя за бороду, сперва посмотрев на дочь, а потом на меня. Что он ответил бы, я не знаю, так как в этот момент Камбула выступил вперед и вынес свое решение…

Оно заключалось в том, что хотя Дингаан хотел именно сына Георга, он приказал привести всех, кто будет с ним. А такие приказы не обсуждаются. Король и сам решит, кого убить, кого освободить, когда мы прибудем в его Дом… Поэтому Камбула приказал, чтобы мы запрягли быков в «движущиеся хижины» и немедленно пересекали реку.

Таков был конец этой сцены. Не имея выбора, мы запрягли быков и продолжили наше путешествие, эскортируемые группой из двух сотен дикарей. Я обязан здесь сказать, что в течение четырех или пяти дней, что они сопровождали нас до крааля Дингаана, зулусы обращались с нами очень хорошо. С Камбулой и его офицерами, — все они по-своему были отличными ребятами, — я вел много разговоров и от них узнал порядочно сведений о государстве и обычаях зулусов. Это касалось и племен тех районов, через которые продвигались мы и где устраивали привалы. Большинство этих народов никогда не видело белых людей, и в обмен на несколько бус они приносили нам нужное продовольствие. По приказу Дингаана туземцы должны были бесплатно удовлетворять наши желания, так что по сути дела бусы являлись просто подарками.

И надо подчеркнуть, что приказ этот они выполняли очень старательно. Например, когда в последний день нашего путешествия некоторые из быков вышли из строя, множество зулусов впряглись вместо них, и с их помощью фургоны дотянули до великого крааля Умгингундхлову. Здесь место стоянки для нас было определено рядом с домом, вернее, хижиной одного миссионера по имени Оуэн, который с большим мужеством, рискуя жизнью, проповедовал слово Божье в этой стране. Мы были приняты им и его женой с величайшей вежливостью. Также и его домочадцы были приветливы с нами и я просто не могу выразить, каким удовольствием для меня, после всех дорожных мытарств, было встретить воспитанного человека моей расы.

Рядом с нашим лагерем находился покрытый камнями холм, где утром после нашего прибытия я увидел шестерых или семерых мужчин, казненных таким страшным способом, что здесь я не буду этого даже описывать. Преступление этих несчастных по словам мистера Оуэна заключалось в том, что они заколдовали несколько королевских быков…

Пока я приходил в себя от этого ужасного зрелища, свидетельницей которого, к счастью, Мари не была, пришел капитан Камбула, говоря, что Дингаан желает видеть меня. Так что, взяв с собой готтентота Ханса и двух зулусов из тех, что я нанял в Делагоа Бей, ибо королевский приказ был таков, чтобы из белых людей больше никто не приходил, я был проведен через изгородь большого города, в котором стояло не менее двух тысяч хижин, — «множество домов», как называли это зулусы, — и через огромное пустое пространство в центр.

На дальней стороне этого пространства, где мне будет суждено стать свидетелем трагической сцены, я вошел в своего рода лабиринт. Это называлось сиклоло и в нем был высокий забор с многочисленными поворотами, где невозможно было определить направление и найти выход… В конечном итоге, однако, я подошел к большой хижине, именуемой интеун куку, что означало «Дом домов», или жилище короля, перед которым я увидел жирного человека, сидящего на табурете, нагого, за исключением мучи вокруг талии и ожерелья и браслетов из синих бус. Два свирепого вида воина держали над его головой широкие щиты, чтобы защищать его от палящих лучей солнца. Казалось, что он один, однако, я ясно чувствовал, что многочисленные проходы вокруг него заполнены охраной, я даже слышал движения большого скопления людей.

При входе на эту площадь Камбула и его воины стремительным движением закрыли руками лица и начали петь восхваления, на которые король не обратил никакого внимания. Подняв глаза вверх и, словно в первый раз увидев меня, он спросил:

— Кто этот белый мальчик?

Тогда Кабула вытянулся и сказал;

— О, король, это сын Георга, которого ты приказал мне взять в плен. Я взял и его и буров, его компаньонов, и привел их к тебе всех, о король!

— Я припоминаю что-то, — лениво протянул Дингаан.

— Высокий бур, который был здесь и которого Тамбуса — (один из капитанов Дингаана) — отпустил против моей воли… Так вот, тот бур, сказал, что он, этот сын Георга, страшный человек, которого нужно немедленно убить, прежде чем он принесет большой вред моему народу… Почему же ты не убил его, Камбула, хотя, по правде говоря, он и не выглядит таким страшным?

— Потому что королевское слово было о том, чтобы я привел его к королю живым, — ответил Камбула и бодро добавил. — Однако, если король этого желает, я могу немедленно убить его!

— Не знаю, не знаю, — сказал Дингаан с колебанием в голосе, — может быть, он умеет чинить ружья?..

Затем, после некоторого раздумья, он приказал одному из державших щиты воинов привести кого-то, Я не смог расслышать кого.

«Несомненно, — подумал я, — он послал за палачом — и при этой мысли какая-то бешеная ярость охватила меня. — Почему это моя жизнь должна окончиться таким образом в юности, чтобы удовлетворить минутную прихоть дикаря? А если этому суждено быть именно так, то почему я один должен идти на тот свет?…».

Во внутреннем кармане моего изорванного пиджака был спрятан маленький заряженный двуствольный пистолет. Из одного ствола я убью Дингаана, — я не смогу промахнуться в такую гору мяса на расстоянии пяти шагов, — а из второго я раскрою себе череп и выбью мозги, так как у меня не было желания, чтобы мне скрутили, как цыпленку, шею, или забили палками до смерти. Что ж, если этому суждено произойти, то лучше сделать это немедленно. Уже моя рука начала пробираться к карману, когда новая мысль, или, пожалуй, две мысли ударили мне в голову…

Первая была о том, что если я застрелю Дингаана, зулусы наверняка убьют Мари и других… Мари, чье милое личико я уже никогда не увижу. А вторая мысль была о том, что пока есть жизнь, остается и надежда! Ведь может же быть, что Дингаан послал не за палачом, а за кем-нибудь другим? Я решил обождать… Даже несколько лишних минут существования стоят того, чтобы подождать…

Носитель щита возвратился, появившись в одном из проходов, а за ним пришел не палач, а молодой белый человек, на мой взгляд, англичанин. Он приветствовал короля, сняв утыканную черными страусовыми перьями шляпу, затем посмотрел на меня.

— О, Тоо-маас, — начал Дингаан, — скажи мне, этот мальчик один из твоих братьев, или же он бур?

— Король хочет знать: вы голландец, или британец? — спросил по-английски белый парень.

— Такой же британец, как и вы, — ответил я. — Я родился в Англии, а сюда приехал из Капа.

— Для вас это может явиться счастьем, — сказал он, — ибо старый колдун Зикали говорил ему, что он не должен убивать ни одного англичанина… Как ваше имя? Мое — Томас Холстед. Я здесь являюсь толмачем.

— А я — Аллан Квотермейн. Скажите этому Зикали, кто бы он ни был, что если он будет настаивать на своем совете Дингаану, я дам ему хороший подарок.

— О чем вы там болтаете? — подозрительно спросил Дингаан.

— Он говорит, что является англичанином, а не буром, о король, что он родился за Черной Водой и что он приехал сюда из страны, откуда переселяются все буры.

На это разумный и хитрый Дингаан навострил уши.

— Тогда он может рассказать мне об этих бурах, — сказал он. — Я хотел бы знать, что они за люди… Но он смог бы это сделать, если бы говорил на моем языке… Я ведь не доверяю тебе, когда переводишь ты… Тоо-маас, которого я понял, как лжеца, — и он сердито посмотрел на Холстеда.

— Я умею говорить на твоем языке, хоть и не очень хорошо, о король, — перебил я Дингаана, — и могу рассказать тебе все о бурах, ибо я жил среди них.

— О! — сказал Дингаан, заметно заинтересовавшись.

— Однако, быть может, ты такой же лжец? Или же ты — набожный человек, подобно тому глупцу там, которого называют Овенна? — он имел в виду миссионера Оуэна.

— Которому я сохранил жизнь, потому что у того, кто убьет безумного, случится несчастье, хоть он и пытается запугивать моих солдат сказками об огне, в который они попадут после смерти… Как будто имеет значение, что произойдет с ними после того, как они умрут? — добавил он задумчиво, беря понюшку табака.

— Я не лжец, — ответил я. — Да и о чем мне лгать?

— Ты можешь лгать, чтобы спасти свою собственную жизнь, потому что все белые люди — трусы; они не похожи на зулусов, которые любят умирать за своего короля… Однако, как тебя зовут?

— Твои люди назвали меня Макумазаном.

— Хорошо, Макумазан, если ты не лжец, то скажи мне, правда ли, что эти буры (он сказал: аммабоона) взбунтовались против своего короля, которого зовут Георгом, и убежали от него, как изменник Умстликази бежал от меня?

— Да, — ответил я, — это правда.

— Вот теперь я уверен, что ты лжец, — сказал Дингаан торжествующе. — Ты говоришь, что ты англичанин и, следовательно, служишь своему королю, или Инкозикаас, которая, говорят, сидит сейчас на его месте. Как же это могло получиться, что ты путешествуешь с партией этих аммабоона, которые должны быть твоими врагами, поскольку они — враги твоего короля, или той, кто наследовал его…

Тут я осознал, что попал в тупик, ибо в связи с такой темой зулусы, как и все туземцы, мыслят весьма примитивно. Если бы я сказал, что симпатизирую бурам, король уничтожил бы меня, как предателя. Если бы я сказал, что ненавижу буров, тогда все равно я считался бы изменником, потому что был связан с ними и поэтому заслужил смерть. Я не люблю болтать о религии и тот, кто читал написанное мною ранее, признает, что о ней я писал редко… Однако, в тот момент я произнес в душе молитву, чтобы мне свыше было дано указание, чувствуя, что моя молодая жизнь зависит от ответа… И он пришел ко мне, откуда я не знаю. Сущность этого указания была в том, что мне следовало говорить чистую правду этому жирному дикарю. И поэтому я сказал ему:

— Ответ таков, о король. Среди этих буров есть девушка, которую я люблю и которая помолвлена со мной с тех пор, как мы признались друг другу. Ее отец увез ее на север. Но она послала ко мне весть, сообщая, что их люди умирают от голода и лихорадки, и что от голода умирает и она… Тогда я поехал на корабле, чтобы спасти ее, и я спас не только ее, но и всех, кто оставался еще живым.

— О! — сказал Дингаан, — вот эту причину я понимаю… Это хорошая причина. Правда, мужчина может иметь и многих жен, однако, совсем не глупость, что он вдруг делает все для спасения какой-то одной, особенной девушки, которая еще не является его женой. Я сам когда-то делал так, особенно для одной, которую звали Нада — Лилия и которую один гад — Умслопогас — украл у меня, а он был моей собственной крови и я его очень боялся.

Некоторое время Дингаан мрачно размышлял о чем-то, затем продолжал:

— Твоя причина хорошая, Макумазан, и я принимаю ее. Быть может, я и убью всех этих буров, а может быть, и не убью… Более того, я одобряю твою причину. Но, даже если я настрою свой разум на то, чтобы убить буров, твоя девушка будет мною помилована. Обрати на нее внимание Камбулы, только не Тоо-мааса, ибо он лжец, и она будет помилована!

— Я благодарю тебя, о король, — сказал я, — но какая мне польза от этого, если я должен быть убит?

— Я не говорил, что ты должен быть убит, Макумазан, хотя, вполне возможно, я и убью тебя, а, может быть, и нет… Это зависит от того, если я удостоверюсь точно, лжец ты, или не лжец. Бур, которого Тамбуса отпустил против моего желания, утверждал, что ты могучий волшебник, как равно и опасный человек, способный убивать птиц на лету, пулей прямо в крыло, что, конечно, невозможно… Можешь ты это делать?

— Иногда могу, — ответил я.

— Очень хорошо, Макумазан. Тогда мы увидим колдун ты, или лжец. Я буду держать с тобой пари. Там вон, около вашего лагеря, есть холм, называемый Хлома Амабуту, каменный холм, где убивают злодеев. Сегодня после полудня там умрут несколько преступников, а когда они умрут, прилетят стервятники — грифы, чтобы сожрать их мясо. Ну, так вот в чем заключается мое пари с тобой: когда эти грифы прилетят, ты будешь стрелять в них и, если ты убьешь трех из первых пяти птиц на лету, — не на земле, Макумазан, — тогда я помилую этих буров. Но, если ты промахнешься, тогда я буду знать, что ты лжец, а не колдун, и я убью их, по одному на холме Хлома Амабуту. Я не отпущу ни одного из них, за исключением той девушки, которую, может статься, я возьму себе в жены… А что касается тебя, то я теперь еще и не скажу, что с тобой сделаю…

Первым моим побуждением было отказаться от этого чудовищного пари, которое означало, что жизнь большого количества людей была поставлена в зависимость от моего искусства стрельбы. Но Томас Холстед, поняв, что слова Дингаана страшно подействовали на меня, быстро сказал по-английски:

— Соглашайтесь, если вы не дурак… Если только вы не согласитесь, он перережет горло каждому из них и загонит вашу девушку в эмпосени (гарем), в то время как вы сами станете таким же пленником, как и я…

Таковы были его слова, на которые и не мог ни обижаться, ни пренебрегать ими и, хотя в моем сердце царило отчаяние, я сказал внешне спокойно:

— Да будет так, о король. Я принимаю пари. Если я убью трех грифов из пяти, когда они будут парить над холмом, тогда я, согласно твоему обещанию, получу разрешение на то, чтобы все ехавшие со мной люди в целости и сохранности уехали?

— Да, да, Макумазан… Но, если тебе не удастся убить их, то помни, что следующих грифов ты будешь уже стрелять из числа тех, которые прилетят пожирать ИХ мясо, ибо тогда я узнаю, что ты никакой не волшебник, а просто обыкновенный лжец. А теперь, Тоо-маас, убирайся! Я не желаю, чтобы ты шпионил за мной, а ты, Макумазан, иди сюда. Хотя ты и довольно плохо говоришь на моем языке, я хотел бы поговорить с тобой об этих бурах…

Так что Холстед ушел, пожимая плечами и бормоча, когда проходил мимо меня:

— Я надеюсь, что вы действительно умеете стрелять…

После его ухода я на протяжении полного часа сидел один с Дингааном, который устроил мне перекрестный допрос о голландцах, их движениях и целях переселения к границам его страны. Я ответил на его вопросы насколько мог хорошо, пытаясь представить буров в наилучшем свете.

Наконец, когда он утомился разговором, он захлопал в ладоши, в ответ на что появилось изрядное количество миловидных девушек, причем две из них принесли горшки с пивом, из которых он предложил пить и мне. Я ответил, что не хотел бы этого делать, поскольку от пива будет дрожать рука, а от твердости моей руки сегодня зависят жизни многих людей. Надо отдать ему должное, он полностью разделил мою точку зрения. И тут же приказал мне немедленно возвращаться в лагерь, чтобы я имел возможность отдохнуть, и даже послал со мной одного из своих телохранителей, чтобы он держал щит над моей головой, предохраняя от солнца.

— Хамба-гахле (иди мягко) — сказал мне коварный тиран, когда я уходил. — Сегодня после полудня я непременно встречу тебя возле Хлома Амабуту и там будет решена судьба этих аммабоона, твоих товарищей.

Когда я добрался до лагеря, то нашел там всех буров, столпившихся вместе в ожидании меня, и с ними преподобного мистера Оуэна и его людей, включая валлийскую служанку, женщину средних лет, которую, помнится, звали Джен.

— Ладно, — сказала фру Принслоо, — и что у тебя за новости, молодой человек?

— Мои новости, тетушка, — ответил я, — таковы, что сегодня, за час до захода солнца, я должен буду подстрелить грифов на лету за сохранение всех ваших жизней. Этому вы обязаны вероломной собаке, Эрнану Перейре, который наговорил Дингаану, что я волшебник. Теперь Дингаан хочет получить подтверждение этому. Он заключил со мной пари, поставив передо мной задачу, которую считает неосуществимой без колдовства. Если я промахнусь, вы все, быть может, за исключением Мари, будете убиты… Если же я добьюсь успеха, мы уйдем с миром, так как Камбула сказал мне, что король считает долгом чести всегда платить при проигрыше. Теперь вы знаете всю правду и я надеюсь вам она понравилась, — и я горько засмеялся.

Когда я закончил, буры подняли форменную бурю. Если бы проклятия могли убивать, Перейра наверняка умер бы от них, где бы он только не был. Лишь двое молчали… Мари, страшно побледневшая, бедная девушка, и ее отец… Внезапно один из буров, кажется, Мейер, злобно обратился к нему и спросил, что он теперь думает об этом дьяволе, его племяннике.

— Возможно, здесь произошла какая-то непонятная ошибка, — тихо ответил Марэ, — ибо Эрнан не может желать смерти всем нам…

— Нет! — закричал Мейер. — Но он желает ее Аллану Квотермейну и получается, что наши жизни снова зависят от него…

— Во всяком случае, — ответил Марэ, странно глядя на меня, — кажется, что он-то не будет убит, независимо от того, подстрелит ли он грифов, или же промахнется…

— Остается только доказать это, минхеер, — горячо ответил я, так как очередная инсинуация причинила мне острую боль. — Но поймите, если вас убьют, а Мари попадет в гарем, как грозится этот черный скот, я не имею никакого желания жить…

— Мой бог! — воскликнул Марэ. — Я уверен, что ты просто не понял его, Аллан.

— И вы смеете думать, что я смог бы лгать по такому вопросу… — начал я, но прежде чем я успел продолжить свою мысль, фру Принслоо ворвалась между нами, крича:

— Молчите, вы, Марэ, и ты, Аллан! Сейчас не время ссориться! Молите Бога об отмщении вашему проклятому племяннику, Анри Марэ, а не оскорбляйте того, от которого зависят наши жизни! Иди, Аллан, поешь! Я поджарила печенку телки, что прислал нам король, она уже готова и очень вкусная. А потом ты должен лечь и поспать.

Когда мистер Оуэн с помощью мальчика-переводчика понял весь ужас сложившейся ситуации, он вмешался, говоря:

— Сейчас надо молиться, чтобы смягчить сердце дикого Дингаана. Пойдемте…

— Да! — согласилась фру Принслоо. — Вот вы и молитесь, проповедник, и остальные, которым нечего делать, молитесь за то, чтобы пули Аллана не пролетели мимо цели! А что касается меня и Аллана, то нам предстоит увидеть другие вещи, так что молитесь посильней, чтобы прикрыть и нас. Теперь пошли, племянник Аллан, а то эта печенка пережарится и нарушит твое пищеварение, что хуже перед стрельбой, чем даже плохое настроение… Нет, нет, ни слова больше… Если вы еще попытаетесь разговаривать, Анри Марэ, я ударю вас по уху, — и она подняла руку размером с баранью ляжку.

Затем, когда Марэ отступил перед нею, она схватила меня за воротник, словно нашкодившего мальчишку, и повела к фургонам.

ГЛАВА XIII Репетиция

Около женского фургона мы обнаружили печенку, жарившуюся на сковородке, как и говорила фру. И пожарена она была как раз в меру. Выбрав наиболее массивный ломоть, фру ухитрилась взять его прямо пальцами с шипящей сковороды, чтобы положить на крышку жестянки. Но этот номер не прошел, так как кипящий жир обжег пальцы фру, печенка упала на пыльную траву, а фру, стыдно признаться, замысловато выругалась. Но, не признав себя побежденной, пососав пальцы, чтобы унять жгучую боль, она схватила печенку передником и водрузила на жестянку.

— Вот, племянничек, — сказала она торжествующе, — есть больше путей для убийства кота, чем только утопить его… Что за дура я была, не вспомнив сразу о переднике? Всемогущий! Как это мясо обожгло меня: не думаю, что бывает большее, даже когда тебя убивают. Если худшее приходит к еще более худшему, то скоро все это закончится… Подумай об этом, Аллан, ведь уже до ночи я смогу стать ангелом, одетым в длинную белую ночную рубаху, такую, какую подарила мне моя мать, когда я вышла замуж: рубаху, которую я разрезала на детские одежонки, ибо я нашла ее холодной для носки, привыкнув всегда спать в моем жилете… Да, и у меня будут крылья, такие же, как у тех белых гусаков, только большие, чтобы они смогли таскать в воздухе мой вес.

— И святой нимб, — подсказал я.

— Да, конечно, корона славы — святой нимб — очень большой, поскольку я ведь буду великомученицей… Но я надеюсь, что буду носить его только по воскресеньям, ибо я никогда не могла носить ничего тяжелого на своих волосах. Затем еще должна быть арфа, — продолжала она, разжигаемая огнем ее небесных перспектив. — Видел ли ты, Аллан, когда-нибудь арфу? Я не видела, за исключением той, которую держит царь Давид на картинке в Библии… Она ведь там выглядит подобно поломанной раме стула, поставленной боком. А вот как играть на этой штуке, то они, святые, должны будут научить меня, потому что это дело трудное, особенно учитывая то, что я скорее слушала бы котов на крыше, чем музыку, а что касается исполнения ее, то…

Так она и стрекотала, избрав объектом отвлечения и развлечения меня, ибо у нее была проницательная старая душа, понимавшая, как важно держать меня в спокойном состоянии рассудка в этот кризисный для наших судеб момент.

Тем временем я прекраснейшим образом расправился с печенкой, которая тяжело припахивала передником и была обсыпана песком. И, по правде говоря, когда фру повернулась ко мне спиной, я ухитрился большую часть печенки швырнуть сидевшему сзади Хансу, который проглотил ее одним глотком, как это делает собака, ибо он не хотел быть пойманным во время ее пережевывания.

— Боже на небесах! Как быстро ты ешь, племянничек, — сказала фру, бросив взгляд на мою пустую жестянку, затем, подозрительно посмотрев на прожорливого готтентота, она добавила. — Уж не украла ли ее эта твоя желтая собака? Если только это так, я проучу его.

— Нет, нет, фру, — в тревоге ответил Ханс. — Никакое мясо не проходило через мои губы сегодня, за исключением того, что я вылизал сковородку после завтрака…

— В таком случае, Аллан, у тебя будет, конечно, нарушено пищеварение, — т. е., получится то, чего я как раз хотела избежать. Разве я не говорила, что каждый кусок надо пережевывать раз двадцать, что делала бы и я, кабы остался хоть один коренной зуб? Ладно, выпей это молоко: оно, правда, немного прокисло, зато очистит желудок, — и она достала черную от грязи бутылку из-под передника, рассердившись, когда я отказался от молока и послал за водой.

Затем фру настояла, чтобы я лег спать на ее кровати в фургоне, запретив мне курить, чтобы рука, мол, не дрожала. Приказав Хансу тщательно почистить ружье, я пошел, хоть и с большой неохотой, туда, лег и закрыл глаза, чтобы ввести в заблуждение фру, которая все время заглядывала, проверяя, как я исполняю ее приказ. В это послеобеденное время сон долго не приходил ко мне, но в конце концов я уснул. Как мог я спать в такой жаре, когда мое сердце раздирали сомнения и ужас? Подумай об этом, читатель, подумай! Еще час или два, и от моего искусства будет зависеть жизнь восьми белых людей — мужчин, женщин и детей — и безопасность или полный позор девушки, которую я любил и которая любила меня. Нет, она не должна быть помилована для самого худшего. Я отдам ей свой пистолет и, если понадобится, она знает, что делать…

Ужасная ответственность была большей, чем я в силах был вынести. Я впал в форменную агонию, я весь дрожал и даже потихоньку плакал. Затем подумал об отце и о том, что он делал бы при таких обстоятельствах, и начал так молиться, как никогда до сих пор. Я умолял Всевышнего дать мне силу и мудрость, не позволить промахнуться, вследствие чего погибли бы невинные люди. Я молился до тех пор, пока пот не заструился по моему лицу… Внезапно я погрузился в сон, вернее, упал в обморок. Не знаю, сколько времени пролежал я в таком состоянии, но думаю, что добрых полчаса — час. Наконец я очнулся и при этом явственно услышал тоненький голосок, не похожий ни на какие голоса в мире, говоривший внутри моего сердца, — или это мне только показалось, — такие слова:

«Иди к холму Хлома Амабуту и наблюдай, как летают грифы. Делай то, что придет тебе на ум и, даже если тебе покажется, что ты промахнулся, не бойся ничего».

Я уселся на кровати старой фру и почувствовал, что во мне произошла какая-то таинственная перемена. Я словно стал другим человеком. Мои сомнения и страх исчезли, рука была тверда, как скала, сердце стало легким… Я теперь твердо знал, что убью этих грифов. Конечно, эта история может показаться абсурдной и легко может быть объяснена состоянием моих нервов в то время… Однако, я не стыжусь сознаться в том, на чем стоял тогда и во что верю сейчас… Я верю, что при крайних обстоятельствах какая-то добрая Сила подсказала, что именно необходимо мне: рассудительность и спокойствие! Во всяком случае в тот момент я как бы подчинился поучениям того тоненького сверхъестественного голоса.

Выбравшись из фургона, я пошел к Хансу, который сидел в ослепительном блеске солнца, глядя на него, казалось, не моргая.

— Где ружье, Ханс? — спросил я.

— Интомби здесь, баас, где я положил его, чтобы держать в прохладе, чтобы оно не заговорило раньше, чем вам захочется, — и он указал на маленькую впадину с густой травой.

Туземцы, я должен объяснить, называли это особенное ружье «интомби», что означало «молодая девушка», потому что оно было более стройное и грациозное, чем другие ружья.

— А оно чистое? — спросил я.

— Никогда не бывало чище с тех пор, как оно родилось из огня, баас. Также и порох просеян и выставлен сушиться на солнце вместе с капсюлями, и пули подогнаны к стволу, чтобы не было никаких случайностей, когда дело дойдет до стрельбы. Если вы промахнетесь по аасфогелям — «грифам», баас, то это будет ошибка не интомби, либо пороха, а также пуль, — это будет только ваша собственная ошибка.

— Это успокаивает меня, — ответил я. — Ну, что ж, пойдем, я хочу выйти туда, на холм Смерти.

— Зачем, баас, делать это до назначенного времени? — спросил готтентот, отступая немного назад. — Это не место для прогулок, если никто не заставляет вас туда идти. Зулусы говорят, что привидения сидят там даже в дневное время, появляясь на тех скалах, где их убили…

— Туда также летят и там садятся грифы, Ханс, и я хотел бы видеть, как они это проделывают, чтобы понять, когда и где лучше в них стрелять.

— Вот это правильно, баас, — сказал разумный готтентот. — Ведь это совсем не то, что стрелять гусей в Большом ущелье. Гуси летят прямо, как ассегай в свою цель. Аасфогели же кружатся по кругу, постоянно изменяя направление полета, а по птице, которая всегда изменяет направление полета, легко промахнуться.

— Очень легко, Ханс!.. Пойдем!

Как раз, когда мы отправлялись, из-за другого фургона появилась фру Принслоо, а с нею Мари, которая, как я заметил, была очень бледна и чьи прекрасные глаза покраснели, как если бы она перед этим плакала. Фру спросила, куда мы идем. Я ответил. После небольшого раздумья она сказала, что эта моя мысль хороша, что всегда полезно изучить поле предстоящей битвы. Я кивнул головой и повел Мари за растущие рядом колючие деревья.

— О, Аллан, чем закончится все это? — спросила жалобным голосом Мари.

Как ни велика была ее храбрость ее, казалось, уже не хватало.

— Хорошо закончится, дорогая, — ласково ответил я. — Мы в целости и сохранности выберемся из этой ямы, как мы это уже делали много раз.

— Как ты можешь знать об этом, Аллан, если это знает один лишь Бог?

— Потому, что это сказал мне сам Бог, Мари, — и я повторил ей историю таинственного голоса, который я слышал во сне, что, кажется, ее немного успокоило.

— Однако, однако! — воскликнула она с сомнением. — Но ведь это только сон, Аллан, а сны бывают такие необычные… В конце концов, ведь ты можешь промахнуться!

— Разве я похож на того, кто может промахнуться, Мари?

Она осмотрела меня изучающим взглядом с головы до ног, затем ответила:

— Нет, ты не похож на такого, хотя и был похожим, когда вернулся от короля. Сейчас ты совершенно другой. Однако, Аллан, все равно ты можешь промахнуться и что тогда будет? Несколько этих ужасных зулусов было здесь во время твоего сна, приказав нам готовиться идти на холм Смерти. Они сказали, что Дингаан берет нас в качестве заложников. Если ты не убьешь грифов, то он убьет нас. Кажется, грифы являются у них священными птицами и, если только им удастся спастись, Дингаану нечего будет бояться белых людей и их колдовства и это будет началом нашего истребления… Я имею в виду других наших буров, ибо я должна быть оставлена живой и… О, что мне тогда делать, Аллан?

Я посмотрел на нее, а она посмотрела на меня. Затем я вынул из кармана двухствольный пистолет и протянул ей.

— Он заряжен и взят на предохранитель!

Она радостно кивнула головой и спрятала его в своей одежде, под фартук. Затем, без дальнейших слов, мы поцеловались и расстались, ибо каждый из нас боялся затягивать эту сцену.

Холм Хлома Амабуту находился совсем рядом с нашим лагерем и хижинами преподобного мистера Оуэна, едва ли не в четверти мили. Когда мы подошли туда, я отметил его своеобразный негостеприимный вид. В это время, как кругом все цвело живой зеленью весны, на этом мрачном месте ничего не росло. Вся возвышенность холма Смерти была усыпана упавшими грудами черной скалы, а между ними пробивались, борясь за свое существование, несколько кустарников с темными листьями. Такова была открывшаяся здесь картина. Кроме того, многие из скалистых валунов выглядели так, словно их забрызгали известкой, что подтверждало, что они являлись местом отдыха сотен отвратительных грифов.

Мне помнится, что китайцы считают, что определенные местности обладают дурным или хорошим влиянием благодаря тем или иным духам, так Хлома Амабуту являлся подтверждением этой фантазии. Едва я поставил ногу на эту проклятую почву, на эту Голгофу, как дрожь пробежала по моему телу. Очевидно, сознание того, что здесь предстоит судилище, внесло в мою живую кровь смертельный озноб.

Через холм, извиваясь между лежавшими там грубыми скалами, бежали песчаные тропинки. Кратчайшая дорога к различным местам по соседству пролегала через него и, хотя ни один зулус никогда не осмелится ступить туда ногой между заходом и восходом солнца, в дневное время туземцы пользовались этими тропинками свободно. Но я предполагаю, что они, чтобы умилостивить злых духов, проходя тут, бросали камни и во многих местах возвышались целые кучи их.

Мой Ханс, хоть он никогда не ступал на это место до этого, знал все традиции и ритуалы, свойственные местным народам, необходимые для того, чтобы предотвратить пагубное влияние духов. Во всяком случае, когда он подошел к первой же куче, он бросил на нее поднятый с земли камень и попросил меня сделать то же самое. Я засмеялся и отказался выполнить это, но, когда эта сцена повторилась возле следующей кучи, Ханс уселся на землю и начал стонать, давая клятвы, что он не ступит ни шагу дальше, пока я не сделаю приношение духам.

— Но почему же, дурак, ты требуешь от меня это? — спросил я.

— Потому что если вы проявите невнимание к этому, баас, мне кажется, что вы останетесь здесь навсегда и мы все с вами… О! Вы можете смеяться, но я говорю вам, что вы уже накликали на себя несчастье. Припомните мои слова, когда промахнетесь по двум аасфогелям из пяти!

— Глупости! — вскричал я, однако, после слов о промахе, я швырнул в дальнейшие кучи требуемые камни так же покорно, как самый суеверный туземец…

Наконец подошли к вершине, напоминавшей своим углублением цирковую арену! О! Что за зрелище предстало моим глазам!.. Кругом валялись обглоданные человеческие кости. Некоторые были еще совершенно свежими, так как на черепах держались волосы, другие — старые, уже отбеленные. Тут и там кости были собраны в отражающие свет кучи. Не удивительно, что грифы так любили Хлома Амабуту, место убийства жертв кровавого короля зулусов.

Оглядевшись, я не заметил ни одной из этих отвратительных птиц. Видимо, они добывали себе пищу где-нибудь в другом месте. Но мне необходимо привлечь их сюда, иначе мое посещение было бы напрасным.

— Ханс, — сказал я, — я сделаю вид, что убиваю тебя а ты лежи неподвижно, чтобы я смог увидеть, откуда грифы прилетают и как садятся на землю.

Готтентот отнюдь не с восторгом принял это предложение. Сначала он категорически отказался, выдвигая различные веские аргументы. Он сказал, что такая репетиция принесет несчастье и вызовет разных злых духов. Он сказал так же, со слов зулусов, что священные аасфогели Хлома Амабуту свирепы, как львы, и когда они увидят вдруг под собой человека, они растерзают его на куски, живого или мертвого. Короче говоря, наши взгляды разошлись. Пришлось изменить тактику.

— Ханс, — сказал я, — ты должен явиться приманкой для грифов, так что выбирай — будешь ты живой приманкой, или же мертвой, — при этом я многозначительно зарядил ружье, хотя, по правде говоря, последним делом, какое я желал бы сделать, было застрелить моего старого, верного готтентотского друга.

Но Ханс, зная, что я все ставил в данном случае на карту, пришел к другому заключению.

— Всемогущий! Баас, — сказал он, — я понимаю и не осуждаю вас. Что ж, если я соглашусь сделаться живой приманкой, быть может, тогда мой дух-хранитель защитит меня от дурных примет, и, может быть, аасфогели не выклюют мои глаза. Однако, если же вы пробьете мой желудок пулей, то в таком случае все будет кончено и для Ханса наступит «Спокойной ночи, спи хорошенько!». Я подчиняюсь вам, баас, и лягу там, где вам угодно, только, умоляю, не забудьте обо мне, когда будете уходить, чтобы не оставить меня на растерзание этим дьявольским птицам.

Я торжественно пообещал ему, что не сделаю этого. Затем мы осуществили небольшую, довольно мрачную пантомиму… Пройдя к центру аренообразного пространства, я поднял ружье и сделал вид, что намереваюсь вышибить прикладом мозги Хансу. Тот упал на спину, подрыгал немного ногами и остался лежать неподвижно. Так закончился первый акт нашего спектакля.

Второй акт был таков, что, прыгая туда-сюда, подобно зулусскому палачу, я отступал от своей жертвы и спрятался в кустарнике на краю плато, на расстоянии ярдов сорока. После этого была пауза… В этом месте, озаренном солнечными лучами, царило безмолвие, безмолвны были скелеты убитых людей, как безмолвен был Ханс, который лежал среди них и выглядел таким маленьким на этой обширной арене, где даже трава не росла. Жутко ожидать в таком окружении, но, в конце концов, занавес поднялся перед третьим актом.

В бесконечном голубом своде я едва заметил крохотную точку. Аасфогель на страже находится вне пределов человеческого зрения, но вот он заметил «мертвеца»… Опускаясь вниз, он сигнализировал своим товарищам, парившим в небе на пятьдесят миль вокруг, ибо главное у этих птиц — зрение, а не обоняние. Гриф спускался ниже и ниже, и, задолго до того, как он приблизился к земле, другие пятнышки появились в голубой дали. Сейчас гриф был уже не более, чем в четырех или пяти сотнях ярдов надо мной, и начал описывать круги, плывя вокруг этого места на своих широких крыльях и опускаясь все ниже. Вот так мягко и медленно он опускался до тех пор, пока не оказался примерно в ста пятидесяти ярдах над Хансом. Затем он повис в течение нескольких секунд без движения, свернул крылья и упал, развернув их только перед самой землей.

Здесь он уселся, наклонившись вперед в странной манере, свойственной грифам, и застыл в неподвижности, уставившись каменным взглядом на лежавшего примерно в пятнадцати футах от него Ханса. Сразу же из глубины неба посыпались другие аасфогели, повторяя его маневр. Они усаживались друг за дружкой и вскоре образовали большой круг вокруг несчастного готтентота, все неподвижные, все пристально смотрящие на него, все жадно ожидающие чего-то…

И вдруг появилось нечто в образе аасфогеля, что было почти вдвое больше, чем любая из других птиц. Это было то, что буры и туземцы называют «король грифов», обязательная принадлежность каждой стаи. Он был тем, кто управляет насестом и без которого никто из грифов не осмелится броситься на жертву. Чем, кроме величины, такой гриф отличается от остальных, мне трудно объяснить, но в результате долгих наблюдений я точно установил, что в каждой стае грифов есть король.

Когда прибыло это королевское величество, остальные аасфогели, которых к этому времени было уже штук пятьдесят, собрались вокруг Ханса и явно начали проявлять признаки заинтересованного оживления.

Они посматривали на короля и на Ханса, вытягивая вперед голые красные шеи и помаргивая блестящими глазами. Я, однако, не обращал особого внимания на сидящих на земле, будучи полностью занят наблюдением за их собратьями в воздухе.

С удовлетворением я отметил, что грифы весьма консервативны. Видимо, они делали все так же, как во времена Адама: описывали круги, зависали в воздухе и падали на землю. Так я нашел самый подходящий момент для стрельбы, ибо в течение четырех-пяти секунд они практически представляли собой почти неподвижную мишень.

А я знал, что на расстоянии до ста ярдов попадаю в чайное блюдце, а гриф ведь значительно больше… Так что я подумал, что мне нечего бояться предстоящего испытания. Снова и снова я прицеливался в парящих птиц, чувствуя, что, если я нажму на спусковой крючок, то прострелю грифа насквозь…

Подумав о пользе такой практики, я довольно долго продолжал эту игру, пока не наступила неожиданная развязка. Внезапно я услышал шум драки. Глянув вниз, я увидел, что все сборище грифов бросилось на Ханса и в следующее мгновение он исчез под ними, а из центра этой пушистой, зловонной массы вырвался ужасающий вопль несчастного готтентота.

Как я узнал потом, король грифов ухватил Ханса своим крючковатым клювом, в то время, как его ужасные сотоварищи бросились, чтобы вырвать и для себя кусок добычи. Ханс начал бешено отбиваться руками и ногами, дико крича при этом, а я также подбежал туда с криком, так что в результате вспугнутая стая хищников поднялась в воздух и исчезла мрачным облаком. В течение минуты их как и не было, а готтентот и я остались на холме одни.

— Это очень хорошо, — сказал я. — Ты, Ханс, играл прекрасно.

— Ничего себе, хорошо, баас, — ответил он, — я остался с двумя ранами на носу, в которые могу всунуть целый палец, и с укусами по всему телу. Посмотрите, как разорваны мои штаны! А моя голова! Где мои волосы? А мой нос? Ладно уж! Играл прекрасно! Это те проклятые грифы играли! О, баас, если бы вы видели и нюхали их, как я, вы не стали бы говорить, что это было очень хорошо… Присмотритесь лучше, еще секунда, и я был бы не с двумя, а с четырьмя ноздрями!..

— Не беда, Ханс, — сказал я, — ведь это только царапины, а я сделаю тебе великолепный подарок, новые штаны! Вот еще и табак для тебя. А теперь пойдем, потолкуем…

И мы тихо ушли оттуда и обсудили то, что нам удалось заметить. Ханс согласился со мной, что самый подходящий момент для стрельбы в грифов, как раз перед их стремительным падением на землю.

В это время мы услышали какие-то крики и увидели над краем холма мрачное зрелище. По склону перед нами трое палачей и несколько солдат волокли трех мужчин со связанными за спиной руками. Один очень старый, второй — лет пятидесяти, а третий — юноша, не старше восемнадцати. Как я вскоре услышал, они были из одной семьи: дед, отец и старший сын, которые были арестованы по нелепому обвинению в колдовстве, а в самом деле из-за того, что король позарился на их скот.

После суда и приговора колдуна, эти бедняги были теперь обречены на смерть. Они оставались последними представителями когда-то многочисленной семьи, уже уничтоженной Дингааном, становившимся теперь единственным наследником скота. Такова была ужасная, безжалостная жестокость, бытовавшая в те дни в Зулуленде.

ГЛАВА XIV Игра

Трое обреченных были втянуты в центр углубления, в каких-нибудь нескольких ярдах от нас. За ними пришел главный палач, грубая огромная скотина, на котором был надет оригинальной формы колпак из леопардовой шкуры, видимо, символ его должности, а в руке он держал тяжелую боевую палицу, рукоятка которой была испещрена многочисленными зарубками, олицетворявшими загубленные человеческие жизни.

— Смотри, белый человек, — крикнул он, — вот здесь приманка, которую посылает тебе король, чтобы вызвать священных птиц. Если бы не это, может быть, этим колдунам и удалось бы избежать смерти. Но… великий король сказал, что сын Георга, которого называют Макумазан, нуждается в них, чтобы показать свое волшебство, и поэтому они должны умереть сегодня.

Услышав это, я почувствовал себя совсем больным. И еще хуже стало, когда самая молодая жертва — юноша, упал на колени и стал умолять меня пощадить его. Дед также обратился ко мне:

— Вождь, разве недостаточно того, если умру я? А если мало, возьми еще и моего сына, но отпусти на свободу внука. Мы не замешаны ни в каком колдовстве, а он еще слишком молод, чтобы заниматься такими вещами. Вождь! Ведь ты также молод! Разве не тяжело было бы у тебя на сердце, если бы тебя должны были убить, когда солнце твоей жизни только-только взошло? Подумай, Белый Вождь, что почувствовал бы твой отец, если бы на его глазах убивали тебя, чтобы какой-то чужеземец мог показать действие волшебного оружия, убивая диких тварей, которые будут пожирать твое тело?…

Почти со слезами на глазах я начал объяснять почтенному старику, что их ужасная судьба совершенно не зависит от меня. Я объяснил ему, что меня заставили остаться здесь, чтобы я попытался на лету подстрелить грифов и тем самым спасти моих белых товарищей от гибели, подобно уготованной им, бедным людям. Он внимательно слушал меня, задавая ряд вопросов, а когда понял мои объяснения, сказал со спокойным достоинством:

— Сейчас я все понял, белый человек, и я рад узнать, что ты не такой жестокий, как я думал перед этим. Мои дети, — добавил он, обращаясь к остальным, — не будем больше беспокоить этого Инкооси. Он делает всего лишь то, что должен делать, чтобы спасти жизнь своих братьев при помощи своего искусства. Если мы будем дальше побуждать его сердце к милосердию, переполнившая его печаль может вызвать дрожь его руки и тогда они все тоже умрут, и их кровь падет не только на его голову, но и на наши… Дети мои, это воля короля, что мы должны быть убиты! Так подчинимся королю, как всегда делали мужчины нашего рода. Белый Вождь, мы благодарим тебя за твои добрые слова. Живи долго, и пусть счастье почивает в твоей хижине до самого конца твоего. Желаю тебе стрелять точно твоим волшебным оружием и выиграть жизни всех твоих товарищей, вырвав их из рук короля. Прощай, Инкооси, — и поскольку он не мог поднять свои связанные руки для приветственного салюта, он поклонился мне, что сделали и другие.

Затем они отошли на небольшое расстояние и, усевшись на землю, начали беседовать друг с другом, а через некоторое время запели в унисон какую-то странную песню. Палачи и охрана также уселись недалеко от них, хохоча, непринужденно болтая и передавая из рук в руки рог с нюхательным табаком. Между прочим, я заметил, что офицер охраны даже дал немного нюхательного табака жертвам, держа его в собственных пальцах под носами осужденных, в то время как они втягивали его ноздрями и вежливо благодарили капитана в промежутках между чиханьями…

Что касается меня, то я закурил трубку и глубоко затягивался ароматным дымом, ибо понимал, что мне необходимо возбуждающее, или, вернее, успокаивающее средство. Это занятие прервал Ханс, который занимался лечением своих царапин, натирая их месивом из пережеванных листьев, внезапно закричав:

— Смотри, баас, они идут сюда, белые люди с одной стороны, а черные с другой, точно так, как козы и овцы в Судный день в Библии!

Я посмотрел и увидел, что справа идут буры, во главе с фру Принслоо, державшей над головой остатки старого зонта. Слева же появилась группа зулусской знати и советников, впереди которых шел, переваливаясь, как жирная утка, Дингаан, одетый в разукрашенный бусами костюм для танцев. Его поддерживали два дюжих телохранителя, а третий держал у него над головой щит, предохраняя от солнца, четвертый же тащил большое кресло, в котором король должен был восседать. Сзади каждой группы я также заметил изрядное количество зулусов в боевых нарядах, вооруженных копьями с широкими лезвиями.

Обе группы почти одновременно подошли к камню, на котором сидел я, и остановились, глядя друг на друга, словно это было предусмотрено заранее. А я продолжал сидеть и спокойно курить.

— Всемогущий! Аллан, — закряхтела фру, которая запыхалась от пешей прогулки на холм, — так ты здесь! А когда ты не вернулся, я подумала было, что ты удрал и бросил нас, подобно вонючему коту Перейре!

— Да, тетушка, я здесь, — ответил я довольно мрачно, — но я желал бы, чтобы небеса унесли меня куда-нибудь в другое место.

Как раз в этот момент Дингаан, всадив свой объемистый корпус в кресло и отдышавшись, позвал Холстеда и сказал:

— О, Тоо-маас, спроси своего брата, Макумазана, готов ли он попытаться стрелять грифов. Если нет, что было бы прекрасно, то я отпущу ему еще немного времени, чтобы он мог получше проделать свое колдовство.

Я сердито ответил, что всегда готов.

Тогда фру Принслоо, поняв, что перед нею находится король зулусов, выступила вперед, размахивая своим зонтом. Уставившись в Холстеда, понимавшего по-голландски, она заставила его переводить свои разглагольствования, адресованные Дингаану.

Если бы Холстед переводил точно все то, что исходило из уст фру, то в течение пяти минут все мы были бы умерщвлены, но, к счастью, этот неудачливый молодой человек набрался змеиной хитрости за время пребывания среди зулусов и радикально изменял ее энергичные выражения. Сущность ее речи сводилась к тому, что он, Дингаан, является злодеем с черным сердцем и кровавым разумом, с которым Всемогущий рано или поздно расправится (что, действительно, ОН и сделал!), и что если он посмеет коснуться хотя бы одного волоска на ее голове или к ее товарищам, буры, ее соотечественники, докажут, что они являются слугами Всевышнего в этом отношении (что они и доказали)!

Холстед же перевел это так, якобы она сказала, что Дингаан — величайший король во всем мире, что никогда не бывало такого могущественного короля, такого мудрого и такого красивого, и что, если она и ее товарищи должны умереть, то вид его славного великолепия утешит их перед смертью.

— Что, в самом деле такие слова говорила эта женщина-мужчина? — с подозрением спросил Дингаан. — Ведь ее глаза, получается, говорили одно, а губы другое! О, Тоо-маас, не лги больше! Переводи правильно ее слова, чтобы я не узнал их истинный смысл другим путем и не отдал тебя самого на расправу моим палачам…

Холстед поклялся и покаялся, объяснив, что он не совсем точно пересказал все сказанные ему слова, ибо она, по его утверждению, действительно является большой женщиной среди голландцев. И вот, якобы, она сказала, что, если он, могучий и славный король, потрясатель земли, пожиратель всего мира, убьет ее, или любого из ее подданных, то ее народ отомстит за них тем, что убьет его, Дингаана, а также и весь его народ.

— И она действительно говорит это? — спросил Дингаан. — В таком случае, как я и думал, эти буры опасны, а не такие уж невинные люди, за каких себя выдают, — и он поразмышлял некоторое время, уставившись глазами в землю. Затем он поднял голову и продолжал:

— Ладно! Пари есть пари, и поэтому я не уничтожу эту кучу белых, как сделал бы немедленно в другом случае. Скажи этой старой корове, что несмотря на ее угрозы, я придерживаюсь своего обещания. Если маленький сын Георга, Макумазан, сможет застрелить трех грифов из пяти при помощи своего волшебства, тогда и она и ее слуги смогут уйти свободно. Если же нет, грифы, по которым он промахнется, будут кормиться ими, а после этого я поговорю с ее людьми, если они придут мстить за нее. А теперь довольно болтовни! Приведите сюда тех злодеев, чтобы они могли поблагодарить и восславить меня, который дарит им такой милосердный конец.

И вот деда, отца и сына вытолкнули перед Дингааном солдаты, приветствовавшие своего короля королевским салютом.

— О король, — сказал старик, я и мои дети — невинны. Однако, если это доставляет тебе удовольствие, о король, я готов умереть, а также и мой сын. Но мы умоляем тебя, пощади нашего мальчика. Он ведь всего лишь мальчик, который может вырасти и сослужить тебе хорошую службу, как это делал я на протяжении многих лет.

— Помолчи, ты, белоголовая собака, — свирепо зарычал Дингаан. — Этот парень — колдун, как и все вы остальные, и вырос бы, чтобы заколдовать меня и вступить в заговор с моими врагами. Знай, что я вырвал с корнем весь твой род, так зачем же мне оставлять этого щенка, чтобы разводить другой род, который ненавидел бы меня? Убирайся в Мир Духов и расскажи им, как Дингаан поступает с колдунами.

Старик пытался говорить еще, ибо, видимо, очень любил своего внука, но солдат ударил его в лицо, и Дингаан крикнул:

— Что? Ты не доволен? Я говорю тебе, что если ты еще раскроешь пасть, я заставлю тебя убить мальчишку собственной рукой. Уберите их!

Тогда я отвернулся и спрятал лицо, как сделали и все белые люди. И в тот момент я услышал старика, которому только и осталось, став свидетелем смерти своих потомков, крикнуть громовым голосом:

— Ночью тридцатой полной луны, считая с этого дня, я, ясновидящий пророк, вызываю тебя, Дингаан, встретить меня и всех моих близких на Земле Призраков и там заплатить нам долг…

Тогда с ревом ужаса палачи набросились на него и… он погиб. Когда воцарилась тишина, я поднял глаза и увидел, что король, ставший грязно-желтого оттенка от страха, так как он был очень суеверным, весь дрожал и вытирал обильно катившийся со лба пот.

— Тебе следовало бы оставить этого колдуна в живых, — сказал он дрожащим голосом главе колдунов, то есть, палачей, ибо они совмещали обе эти должности. — Дурак, ведь я хотел бы услышать окончание его лживого предсказания…

Этот скот в образе человека — палач — ответил смиренно, что он подумал, что будет лучше, если предсказание останется недосказанным, и тут же постарался побыстрей убраться подальше с глаз короля.

Здесь я могу отметить, что по странному совпадению Дингаан действительно был убит примерно через «тридцать лун». Moпo, его генерал, убивший брата Дингаана, Чаку, убил также и Дингаана с помощью Умслопогаса, сына Чаки.

В последующие годы сам Умслопогас рассказал мне историю ужасной смерти этого тирана, но, конечно, он не мог сказать точно, в какой день это случилось. Поэтому я и не знаю, точно ли исполнилось пророчество старика.

Итак, три бездыханные жертвы лежали во впадине на холме Смерти. Сейчас король, придя в себя, отдал приказание уйти зрителям назад на места, откуда они смогли бы видеть все, что происходит, не пугая грифов. Так что буры с сопровождавшим их отрядом солдат, которым была дана команда убивать их немедленно, если они попытаются бежать, двинулись одной дорогой, а Дингаан с его зулусами — другой, оставив нас с Хансом одних за нашим кустарником. Когда буры проходили мимо меня, фру Принслоо пожелала нежным голосом удачи мне, хотя я смог заметить, что ее бедная старая рука дрожала, когда она вытирала глаза передником.

Анри Марэ прерывистым голосом попросил меня стрелять метко ради спасения его дочери. Потом прошла Мари, бледная, но решительная, которая ничего не сказала, а только посмотрела мне в глаза и прикоснулась к карману платья, где, как мне было известно, лежал спрятанный пистолет. На остальных буров я не обратил внимания.

И вот этот страшный миг испытания, наконец, наступил и, увы! Неопределенность и ожидание были просто невыносимы… Казалось, целая вечность прошла, прежде чем появилось первое пятнышко, а я точно знал, что это гриф, и с высоты около тысячи футов начало спускаться широкими кругами.

— О, баас, — сказал Ханс, — это похуже, чем стрелять в гусей в Большом Ущелье. Тогда вы могли лишиться только своей лошади, а теперь…

— Молчи, — зашипел я, — и дай мне ружье.

Гриф описывал круги и снижался… Посмотрев в сторону буров, я увидел, что все они молитвенно опустились на колени. Что касается зулусов, то они смотрели так, как, полагаю, никогда до этого ни на что не смотрели, ибо для них это было новое, доселе не испытанное волнение. Затем я вперил свой взгляд в птицу…

Ее последний круг был завершен. Раньше, чем начать свое падение вниз, птица повисла на широких распущенных крыльях, как делали это и другие, держа голову по направлению ко мне. Я глубоко вздохнул, поднял ружье, навел мушку прямо на грудь грифа и нажал на спусковой крючок. Когда заряд взорвался, я увидел, что аасфогель дал как бы задний ход. В следующее мгновение я услышал громкий хлопок и большая волна радости покатилась по мне, ибо я подумал, что это пуля достигла своей цели… Но, увы! Это было не так. Хлопок произошел от того, что воздух, нарушенный пролетавшей пулей, столкнулся с воздухом, выходящим из тугих перьев на крыльях.

Каждый, кто стрелял пулями в больших птиц на лету, знаком с этим звуком. Вместо того, чтобы упасть, гриф пришел в себя. Не зная значения этого необычного звука, он спокойно опустился на землю и сел рядом с трупами, наклонившись вперед, как обычно, и пробежав несколько шагов, как это делали и другие грифы сегодня после полудня. Очевидно, гриф был совершенно невредим…

— Промахнулся! — задыхаясь, прошептал Ханс, хватая ружье для перезарядки. — О, почему вы не бросили камень в первую кучу?

Я подарил Хансу взгляд, который должен был испугать его, во всяком случае, он больше мне ничего не говорил. А со стороны буров донесся подавленный стон. Затем они начали горячо молиться, в то время как зулусы собирались вокруг короля и нашептывали ему что-то. Потом я узнал, что король ставил большие ставки против меня, десять против одного в головах скота, что его подданные обязаны были принимать, хоть и делали это очень неохотно.

Ханс закончил зарядку, поставил пистон и вручил ружье мне. К этому времени уже подлетали другие грифы. Сгорая от нетерпения довести дело до конца, я выбрал подходящий момент и выстрелил. И снова я заметил непонятную задержку птицы и услышал хлопок воздуха над ее крыльями… Потом, о ужас! И этот аасфогель спокойно повернул и ринулся вниз… Я промахнулся еще раз!

— И вторая куча камней сделала свое дело, баас, — безнадежно сказал Ханс, но в этот раз я даже не посмотрел на него.

Я только уселся на землю и спрятал в руках лицо. Еще один промах и тогда…

— Баас, — сказал Ханс, — те аасфогели видели вспышку выстрела и пугались ее, подобно лошадям. Баас, вы стреляете прямо в их морды, так как перед падением они поворачивают клюв к вам. Вы должны стрелять им в заднюю часть, потому что даже аасфогель не может смотреть своим хвостом.

Я опустил руки и посмотрел на него. Конечно, на бедного парня нашло вдохновение свыше! Сейчас я понял все! Когда их клювы повернуты ко мне, я мог бы стрелять хоть пятьдесят раз и никогда не подбил бы ни одного, ибо каждый раз они отклонялись от пули.

— Пойдем, — задыхаясь шепнул я и быстро пошел к скале, которую я заметил напротив, приблизительно в ста ярдах от нас. Мой путь проходил мимо зулусов которые громко насмехались надо мною, спрашивая, где же мое колдовство и не хочу ли я сейчас увидеть, как они будут убивать белых людей. Дингаан уже предлагал ставить пятьдесят голов скота за одну против меня, но никто не соглашался на такое пари даже с королем.

Я не отвечал, даже когда они спрашивали меня: «Почему бы мне не бросить свое „копье“ и не убежать?».

Мрачный, отчаявшийся, я подошел к скале и спрятался за ней вместе с Хансом. Буры, — я видел это, — были все еще на коленях, но, кажется, уже перестали молиться. Дети плакали, мужчины смотрели друг на друга, фру Принслоо обхватила рукой талию Мари. Пока я ожидал там, за скалой, моя храбрость вернулась ко мне, как это иногда бывает при крайних обстоятельствах. Я вспомнил свой сон и успокоился. Конечно, Бог не может быть таким жестоким, чтобы принудить меня промахнуться и принести смерть всем этим бедным людям!

Вырвав ружье у Ханса, я сам зарядил его: ничего нельзя было в такой ситуации доверить другому. Когда я вставлял капсюль, новый гриф совершал свой последний круг. Он повис в воздухе точно так, как это делали другие и, ура!.. Его хвост был направлен ко мне.

Я поднял ружье, прицелился между его лапами, нажал спуск и закрыл глаза, ибо не осмелился даже посмотреть на результат своего выстрела…

Я слышал удар пули, или мне только показался этот удар, а несколькими секундами позднее я услышал нечто иное — шум от падения тяжелого тела. Я посмотрел — там лежала с раскинутыми крыльями отвратительная мертвая птица, совершенно мертвая, шагах в десяти от тел казненных зулусов.

— Всемогущий! Вот это уже лучше, — сказал Ханс. — Ведь вы бросили камни во все остальные кучи, не правда ли, баас?

Волнение зулусов возрастало, а ставки снижались. Буры подняли побледневшие лица и глазели на меня. Снова заряжая ружье, я видел их краем глаза. Подлетел новый гриф. Я оперся о скалу и уверенно выстрелил. На этот раз я не закрывал глаза, а смотрел, чтобы увидеть, что произойдет. Пуля пронизала птицу насквозь и гриф упал на землю, почти рядом с первым.

— Хорошо, хорошо! — гортанно хохотнул Ханс. — Теперь, баас, не сделайте ошибки, и с третьей все будет хорошо.

— Да, — ответил я, — если я не совершу ошибки с третьей…

Я снова сам зарядил ружье, особенно осторожно набивая порох и выбирая пулю, чтобы она как можно точнее подошла к каналу ствола. Кроме того, я вычистил колючий ниппель и засыпал в него немного хорошего пороха, чтобы избежать любой возможной осечки. Потом я установил капсюль и стал ожидать. Что делалось тогда среди буров и зулусов, я не знаю… В этот последний, критический момент наших судеб я никуда не смотрел, будучи слишком занят собственной ролью в этой драме.

К этому времени появлявшиеся новые грифы сообразили, что происходит нечто неожиданное и им грозит опасность. Собравшись сотнями со всех сторон света, они описывали величественные круги в небе, не решаясь спуститься к трупам. Я внимательно наблюдал и заметил среди них того самого огромного короля птиц, давеча клевавшего Ханса в лицо. Его легко было отличить от других из-за величины и чего-то белого на кончиках крыльев. Я также заметил, что некоторые грифы подлетали поближе к нему, как бы советуясь с ним о чем-то.

Наконец все разлетелись, а король начал спускаться ниже, очевидно намереваясь разведать, что творится на земле. Он спускался все ниже и ниже, пока не достиг намеченной точки и, согласно идущей с незапамятных времен привычке, повис на некоторое время в воздухе перед падением.

Момент был удобный и, обрадовавшись такой крупной мишени, я прицелился и выстрелил. Пуля ударила с глухим шумом, несколько перьев вылетело из брюха грифа, показывая, что я попал, и я смотрел вверх, чтобы проследить его падение, как это было с другими грифами. Но, увы! Гриф не упал… В течение нескольких секунд он качался из стороны в сторону на своих огромных крыльях, затем заложил вираж и ушел вертикально вверх в небесную синеву… Я смотрел и смотрел. Все смотрели, пока колоссальная птица не стала сначала казаться лишь пятном на голубом фоне, а затем — маленькой крапинкой. В конце-концов она ушла за пределы человеческого зрения.

— Вот теперь конец! — сказал я Хансу.

— Да, баас, — сквозь зубы процедил готтентот, — это конец. Вы положили мало пороха. Теперь мы все будем убиты.

— Не совсем, — сказал я с горьким смехом. — Ханс, заряжай ружье, заряжай побыстрей. Раньше, чем они умрут, в Зулуленде будет другой король…

— Хорошо, хорошо! — воскликнул Ханс, когда в отчаянии заряжал ружье. — Давайте возьмем с собой эту жирную свинью, Дингаана! Стреляйте ему в брюхо, в желудок, чтобы он, гад, тоже мог узнать, что это такое — умирать медленно. Потом перережьте мне горло, вот мой большой нож, а после этого перережьте горло себе, если у вас не будет времени перезарядить ружье…

Я кивнул головой, ибо в моем мозгу уже сформировалась мысль сделать все это. Я никогда и не думал стоять тихо и мирно, наблюдая, как будут убивать бедных буров. И я знал, что Мари позаботится о себе сама…

В это время зулусы со всех сторон подошли ко мне, а солдаты, охранявшие людей Марэ, начали их отталкивать, делая вид, что собираются пронзать ассегаями. Обе группы оказались в углублении почти в одно время, но их разделяло небольшое пространство. В этом пространстве лежали тела убитых людей и два подстреленных аасфогеля, рядом с нами.

— Ладно, маленький сын Георга, — пропыхтел Дингаан, — ты проиграл пари, ибо убил при помощи колдовства только двух из пяти, что не так уж плохо, но мало. Теперь расплачивайся, как сделал бы я, если бы выиграл ты.

Он вытянул руку и отдал страшный приказ:

«Булала амалогну» (Убить белых людей). Убивайте одного за другим, чтобы я видел, знают ли они, как умирать? Убейте всех, кроме Макумазана и высокой девушки, которую я беру себе в жены.

Один из воинов стремительно бросился вперед и схватил фру Принслоо.

— Подожди немного, король! — выкрикнула она. — Как ты можешь знать, что пари проиграно? Тот, кого ты называешь Макумазаном, поразил последнего грифа. Его следует поискать, раньше чем убивать нас.

— Что говорит эта старуха? — спросил Дингаан и Холстед медленно перевел ее слова.

— Что ж, правильно, — сказал Дингаан. — Ладно, в таком случае я пошлю ее на небо поискать того грифа! Возвращайся оттуда, жирная, и расскажи нам, если найдешь его.

Солдаты снова подняли ассегаи, ожидая решающего слова короля. Я сделал вид, что смотрю на землю, а сам вставил пистон в ружье, твердо решив, что, если Дингаан скажет это слово, оно будет последним в его жизни. Ханс смотрел вверх, думаю, чтобы не видеть картины страшной смерти. Вдруг он издал дикий вой, побудивший всех, даже обреченных, обратить к нему взоры. Ханс показывал на небо и все посмотрели туда.

И вот что они увидели. Далеко-далеко вверху, в бесконечном море синевы появилось небольшое зернышко, которое разглядел его острый взгляд, зернышко, становившееся все больше и больше, поскольку оно мчалось к земле с ужасающей скоростью. Это был король грифов — мертвый!.. Он рухнул на землю между фру Принслоо и ее убийцами, с силой ударив по поднятому ассегаю одного из них и швырнув его на землю. Гриф упал и лежал там сплошной массой смешанного мяса и перьев!

— О, Дингаан, — сказал я в воцарившейся тишине, — оказывается, я выиграл пари… Я убил этого короля птиц, который, будучи королем, выбрал местом своей смерти высоту и пожелал встретить ее там в одиночестве, вот и все…

Дингаан колебался, ибо ему не хотелось щадить буров, и я, заметив это, взял наизготовку ружье. Возможно, он это увидел, а может, и чувство чести, как он понимал это слово, превозмогло кровожадное желание. Во всяком случае, он сказал одному из своих советников:

— Осмотри труп грифа и проверь, есть ли в нем отверстие от пули.

Тот повиновался и стал ощупывать всю массу раздробленных костей и мяса, но нашел не отверстие, а саму пулю, застрявшую в плотной коже. Зулус вытащил ее и, подняв вверх, так держал, чтобы все ее видели.

— Макумазан выиграл свое пари, — сказал Дингаан. — Его колдовство победило, хотя и с большим трудом. Макумазан! Забирай этих буров, они теперь твои, и убирайся с ними из моей страны!..

ГЛАВА XV Ретиф просит об одолжении

Время от времени, в течение нашего тревожного жизненного путешествия, мы достигаем маленьких оазисов почти полного счастья, вкрапленных то тут, то там в тернистые дебри нашей жизни. Иногда они бывают всего лишь часами плотского наслаждения. В других случаях они как бы красиво созданы водами, текущими из наших духовных источников бытия, и мы чувствуем присутствие и поддержку нас со стороны самого Бога внутри нас и вокруг нас, направляющего наши стопы к невообразимому концу, который является Им самим… Случайно, однако, все это — физическое удовлетворение и божественная и человеческая любовь — смешаны в одно целое, подобно душе и телу, и мы можем сказать: «Теперь я знаю, что такое радость…».

Такой час пришел для меня вечером того дня, когда я выиграл пари у Дингаана, когда дюжина жизней, или около этого, были поставлены на карту моих нервов и искусства. Они не изменили мне, хотя я знал, что, не будь подсказки от Ханса (а кто послал эту подсказку, спрашиваю я?), то они вообще не сослужили бы мне службу. Со всеми моими прикидками и опытом, мне никогда не пришло бы в голову, что замечательные глаза грифов улавливают вспышку пороха даже при ярком солнечном свете, и они отклоняются от своего пути раньше, чем их может настигнуть смертоносная пуля.

В эту ночь я действительно, был маленьким ребенком. Даже Анри Марэ оттаял и разговаривал со мною, как отец мог бы говорить со своим ребенком. Он, всегда тайно нелюбящий меня, отчасти потому, что я англичанин, отчасти потому, что я всегда составлял компанию его дочери, и он ревновал меня. Отчасти по той причине, что я стоял на пути его племянника, Эрнана Перейры, которого он или любил, или боялся, или и то, и другое вместе взятые. Что касается остальных — мужчин, женщин и детей, — то они благодарили меня и благословляли со слезами на глазах, клялись, что хоть я и молод, никто другой не должен быть их командиром.

Можно себе представить, что фру Принслоо, она хотя и относила мой успех за счет жареной ею печенки и короткого сна, на котором она тогда настояла, ее восторг был самым шумным.

— Смотрите на него, — говорила она, указывая своим жирным пальцем на мою незначительную особу, обращаясь к своей семье. — Если бы у меня был такой муж, или сын, вместо вас, чурбанов, которых Бог привязал ко мне подобно путам на копытах ослицы, я была бы счастлива.

— Бог сделал это для того, чтобы предотвратить тебя от брыкания, старая фру, — шутливым тоном сказал ее супруг, спокойный человек. — Правда, если бы только он накинул другие пута и на твой язык, то я также был бы счастлив!..

В ответ фру шлепнула его по голове, а дети, хихикая, убрались с дороги.

Но наиболее блаженным явлением была моя беседа с Мари. Все, что имело место между нами, лучше предоставить воображению, поскольку любовная болтовня при любых обстоятельствах не интересна для других. Также это настолько священно, что его не следует смаковать. Одно только, однако, я изложу, потому что в свете дальнейших событий, я чувствую, что это было пророческим, и о нем не было сказано только случайно…

Это случилось в конце нашего разговора, когда Мари возвращала мне пистолет, который я дал ей недавно для ужасной цели.

— Три раза ты спас мне жизнь, Аллан: один раз в Марэсфонтейне, второй — от голода, и теперь, — в третий раз, — от Дингаана, прикосновение которого значило бы для меня смерть. Я теперь задаю себе вопрос: наступит ли когда-нибудь мой черед спасти твою жизнь?

Она в течение некоторого времени смотрела вниз, потом подняла голову и положила руку мне на плечо, тихо добавив:

— Ты знаешь, Аллан, я думаю, что это будет в… — и внезапно она круто повернулась на пятках и покинула меня, оставив фразу неоконченной, а меня в недоумении.

Вот так и произошло, что с помощью Провидения я получил возможность спасти всех этих достойных людей от ужасной смерти. И, однако, я часто размышлял, что если бы события пошли иначе, если бы, например, король грифов нашел в себе силы отлететь умирать подальше, то конец мог бы быть иным. Тогда я наверняка выстрелил бы в Дингаана и убил бы его, и каждый из нас, конечно, был бы убит на месте. Но, если бы Дингаан умер в тот день, тогда Ретиф с его спутниками никогда не были бы так зверски убиты… Также, если бы мирно настроенный Панда, брат Дингаана, унаследовал бы его трон, очевидно не было бы и последующей резни в Виинене, и все остальные сражения не имели бы места. Но именно так было суждено и кто я, собственно говоря, такой, чтобы спорить с судьбой? Несомненно, было предопределено, чтобы эти события произошли, и они произошли, как им было положено! Тут уж нечего говорить!

Рано на следующее утро мы собрали наших быков, которые немного отдохнули и отъелись. Через час-два началось наше странствие, согласно данному Дингааном слову. Он даже прислал нам проводников под командованием капитана Камбулы, чтобы показать нам дорогу до Наталя.

Я позавтракал в то утро вместе с преподобным мистером Оуэном и его людьми, причем моей целью было уговорить его уехать вместе с нами, ибо я не считал что Зулуленд является безопасным местом для белых женщин и детей. Мои усилия оказались бесплодными. Миссис Галлей, жена отсутствовавшего переводчика, у которой было трое малышей, мисс Оуэн и прислуга, Джен Вильямс, очень хотели поступить так, как рекомендовал я. Но супруги Оуэн, исполненные истинного миссионерского рвения, даже не хотели об этом слышать.

Они говорили, что Бог защитит их, что они в этой стране всего несколько месяцев, что это было бы актом трусости и предательства — бежать в самом начале их работы. Здесь я могу добавить, что после истребления группы Ретифа Оуэны изменили свою точку зрения, немного поспорили и бежали с величайшей поспешностью…

Я рассказал Оуэну, как близок я был к тому, чтобы застрелить Дингаана, после чего зулусы могли истребить всех нас. Это сообщение сильно смутило его. И он прочитал мне целую лекцию о грехах кровожадности и желания отмщения. Так что, обнаружив, что мы совершенно по-разному смотрим на вещи и спорить впустую бесполезно, я пожелал ему и его людям всего хорошего и всяческой удачи и пошел своей дорогой, мало догадываясь, при каких обстоятельствах нам предстоит снова встретиться…

Часом позднее мы двинулись в путь. Миновав проклятый холм, Хлома Амабуту, где я заметил несколько насытившихся аасфогелей, спящих на скалах, мы подъехали к воротам Большого Крааля. Здесь я, к моему удивлению, увидел Дингаана с несколькими советниками и вооруженной охраной, сидевших в тени двух больших молочных деревьев. Опасаясь вероломного предательства, я остановил фургоны и посоветовал бурам зарядить ружья и быть готовыми к самому худшему…

Тут же появился Томас Холстед, который сказал мне, что Дингаан желает говорить с нами. Я спросил его, не означает ли это, что нас собираются убить. Но он ответил:

«Нет, вы в полной безопасности… Король получил какие-то известия, которые привели его в хорошее настроение по отношению к белым людям, и он просто желает попрощаться с вами, пожелать доброго пути и это, пожалуй, все…».

И тогда мы смело двинулись туда, где сидел Дингаан, и подошли к нему в полном составе. Он довольно вежливо приветствовал нас и даже дал мне пожать свою жирную руку.

— Макумазан, — сказал он, — хоть это и стоило мне многих быков, но я доволен, что твое колдовство восторжествовало вчера. Если бы так не вышло, я должен был бы убить всех этих твоих друзей, что стало бы причиной войны между мною и амабуна. Сегодня я узнал, что эти амабуна посылают ко мне дружеское посольство под командованием одного их своих великих вождей, и я думаю, что вы встретите их по дороге. Поэтому я поручаю тебе сказать им, чтобы они приходили сюда без страха, ибо я приму их хорошо и охотно выслушаю все, что они мне скажут.

Я ответил, что точно передам все, как он поручает.

— Хорошо, — сказал он, — я посылаю двенадцать голов скота вместе с тобой: шесть для вашего пропитания, а шесть — в качестве подарка посольству амабуна. Также Камбула, мой капитан, имеет поручение проследить, чтобы вы в полной безопасности переправились через реку Тугелу.

Я поблагодарил Дингаана и уже повернулся, чтобы уходить, как вдруг глаза короля зулусов заметили Мари, которая, довольно неосторожно и глупо, использовала эту кратковременную остановку, чтобы выйти из фургона и сказать мне что-то незначительное.

— Так вот эта девушка, о которой ты говорил? — спросил Дингаан, — та, на которой ты собираешься жениться?

— Да, — ответил я.

— Клянусь головой Великого Черного! — воскликнул он. — Она и вправду очень красива… Не хочешь ли ты преподнести ее мне в подарок, Макумазан?

— Нет, она не моя, чтобы дарить ее!

— Хорошо! Тогда, Макумазан, я уплачу тебе сто голов скота за нее, что является ценой королевской жены, и дам тебе десять красивейших девушек Зулуленда в обмен.

Я ответил, что это невозможно.

Король заметно начал наливаться гневом.

— Я задержу ее, хочешь ты этого, или нет, — сказал он сердито.

— Тогда ты возьмешь ее мертвой, о Дингаан, — возразил я, — так как здесь много волшебства, которое убило грифов! — и я многозначительно похлопал по стволу ружья.

Конечно, в данном случае я имел в виду, что мертвой будет Мари, но, поскольку мое знание зулусского языка было несовершенным, Дингаан понял эти слова так, что мертвым будет он, и я, думаю, это сильно его испугало. Во всяком случае, он в ответ сказал мне:

— Ладно… Я обещал всем вам полную сохранность если ты выиграешь пари, так что гамба гахле (идите с миром). Я желаю не иметь никаких споров с белым народом, однако, Макумазан, ты первый из них, кто отказал в подарке Дингаану. Но у меня нет зуба на тебя, и если ты надумаешь вернуться сюда, ты будешь гостеприимно встречен, ибо я осознал, что, хотя ты и такой маленький и юный, но весьма умный и обладаешь своей собственной волей. Также хорошо и то, что ты понимаешь наш язык и говоришь всегда правду… Скажи народу Георга, что мое сердце мягко к нему, — он круто повернулся и зашагал через ворота крааля.

Я был очень доволен увидеть Дингаана в последний раз, так как теперь знал, что мы находимся в безопасности, исключая, естественно, те несчастные случаи, которые могут застигнуть любых путешественников по дикой стране. В настоящее время, безусловно, пока он не повидается с упомянутым им посольством, Дингаан желал оставаться в хороших отношениях с бурами. Будучи уверенным в этом, мы продвигались с легким сердцем своей дорогой, благодаря Небо за проявленное к нам милосердие.

Это случилось на третий день нашего путешествия, когда мы подтягивались ближе к реке Тугеле. Мы встретили бурское посольство около небольшого ручья, где предполагали остановиться и мы, чтобы пообедать. Они — эти посланцы — спали в самое жаркое время дня и не заметили нас до тех пор, пока мы не подошли к ним. Тогда, бросив взгляд на нашу зулусскую охрану, они вскочили на ноги и опрометью бросились за своими ружьями.

Тут из буша появились наши фургоны и они уставились на них в изумлении, не понимая, кто мог ехать в этой стране в запряженных быками фургонах. Мы обратились к ним на голландском языке и уже в следующую минуту были среди них. Когда мы еще подъезжали, глаза мои остановились на плотном седобородом человеке, фигура которого показалась мне знакомой, и я подошел к нему, не обращая внимания на остальных. Вскоре я точно удостоверился, кто это такой и, протянув руку, весело сказал:

— Добрый день, минхеер Ретиф! Кто мог бы только подумать, что мы, расставшиеся давно и так далеко отсюда, доживем до встречи среди зулусов?

Он с удивлением уставился на меня.

— Кто это такой? Кто это такой? Всемогущий! Я ведь теперь знаю, кто это такой… Ведь это тот маленький англичанин, Аллан Квотермейн, который стрелял гусей в Старой Колонии! Ладно, мне не следовало бы удивляться, потому что человек, которого ты побил в том состязании, говорил мне, что ты путешествуешь где-то в этих краях… Только я понял его так что тебя убили зулусы…

— Если вы имеете в виду Эрнана Перейру, то где вы встретились с ним? — ответил я.

— Да вон там, в нижнем течении Тугелы, на отвратительной дороге. Однако, он сможет сам рассказать тебе об этом, потому что я взял его с собой, чтобы он показал дорогу к краалю Дингаана. Где Перейра? Пришлите Перейру сюда! Я хочу поговорить с ним.

— Я здесь! — ответил сонный, ненавистный голос самого Перейры с другой стороны густого кустарника, где он дремал. — В чем дело, командир? Я иду!

И он появился перед нами, потягиваясь и зевая, как раз в тот момент, когда подошли остальные буры. Перейра прежде всего бросил взгляд на Анри Марэ и начал приветствовать его, говоря:

— Благодарение Богу, дядя, вы невредимы!

Затем его глаза остановились на мне, и я не думаю, чтобы когда-нибудь я видел такое полное изменение человеческой физиономии. Челюсть у него отвисла, краска исчезла с его щек, оставив, пожалуй, лишь желтый цвет, который вообще присущ лицам португальского происхождения. Его протянутая к дядюшке рука безжизненно упала.

— Аллан Квотермейн! — воскликнул он. — Что такое? Ведь я был уверен, что вы умерли!

— Что мне и следовало бы сделать, минхеер Перейра, даже более двух раз, чтобы вы могли продолжать свою дорогу, — сказал я.

— Что ты имеешь в виду, Аллан? — вмешался Ретиф.

— Я сама скажу вам, что он имеет в виду, — вскричала фру Принслоо, грозя Перейре своим жирным кулаком. — Эта желтая собака дважды намеревалась убить Аллана, Аллана, который спас его жизнь и все наши жизни. Один раз он стрелял в него в ущелье и оцарапал ему щеку: смотрите, вот шрам от этой раны. Еще раз он замыслил заговор с зулусами, чтобы убить его, сказал Дингаану, что он — Аллан — злодей и колдун, который принесет проклятие на его страну.

Теперь Ретиф пристально посмотрел на Перейру.

— Что вы скажете на это? — спросил он.

— Что я скажу? — повторил Перейра, приходя в себя. — Да ведь это же ложь, или недоразумение… Я никогда не стрелял в хеера Аллана ни в каком ущелье… Разве это возможно, чтобы я мог так поступить, когда он как раз перед этим вынянчил меня, возвратив к жизни? Я никогда не замышлял заговора с зулусами, не могу даже этого представить, ибо это означало бы смерть и моего дяди и моей кузины, а также всех их компаньонов. Разве я сумасшедший, чтобы сотворить подобную нелепость?

— Не сумасшедший, а подлый! — пронзительно закричала фру Принслоо. — Я настаиваю, хеер Ретиф, на моих словах, это не ложь! Спросите людей, которые со мной, — добавила она, апеллируя к остальным, которые за исключением Марэ, ответили в один голос:

— Нет, это не ложь!

— Тише! — сказал Ретиф. — Теперь, Аллан, ты расскажи нам свою историю.

И тогда я рассказал ему все, пропуская, конечно, многие детали. Даже и тогда рассказ получился длинным, хотя, по-моему, он не утомил слушателей.

— Всемогущий! — сказал Ретиф, когда я закончил. — Это странная история, более удивительная из всех когда-либо слышанных мною. Если все это правда, Эрнан Перейра, то ты заслуживаешь того, чтобы быть поставленным спиной к дереву и расстрелянным!

— Бог на небесах! — ответил он. — Разве могу я быть приговоренным к смерти на основании такой сказки?… Я, невинный человек? Где улики? Этот англичанин наговаривает все против меня лишь по простой причине: потому что он украл у меня любовь моей кузины, с которой я был с детства обручен. Где его свидетели, пусть скажет?

— Что касается выстрела в меня в ущелье, то у меня нет ни одного свидетеля, за исключением Бога, который видел вас, — ответил я. — А в отношении заговора, организованного вами против меня среди зулусов, здесь, к счастью, имеется один свидетель, капитан Камбула, которого послали захватить меня, как было инспирировано вами, и который командует нашим эскортом.

— Дикарь! — воскликнул гневно Перейра. — Разве сказка дикаря может быть выставлена против белого человека? Кроме того, кто переведет эту историю? Вы, минхеер Квотермейн, здесь являетесь единственным кто знает его язык, если вы его действительно знаете, да к тому же ведь вы являетесь и моим обвинителем…

— Пожалуй, это правда, — заметил Ретиф. — Такой свидетель не может быть признан действительным без специально присягнувшего переводчика… Ну, тогда слушайте… Я выношу приговор, как походный командир. Эрнан Перейра, я знал тебя в прошлом, как мошенника, ибо я помню, что ты обманул этого молодого человека в товарищеском испытании искусством стрельбы, на котором я сам присутствовал. Но с тех пор я не слышал ничего больше о тебе, ни хорошего, ни плохого. Сегодня юный Аллан Квотермейн и многие мои соотечественники выдвинули против тебя тяжкие обвинения, которые, однако, в настоящее время нет возможности ни доказать, ни опровергнуть. Что поделаешь, пока я не принял решения, как отреагировать на эти обвинения. Я думаю, что тебе, Эрнан, лучше всего отправиться назад со своим дядей, Анри Марэ, к бурам-переселенцам, где тебя можно будет предать суду и поступить с тобой по закону…

— Если так, то он отправится назад один, — вмешалась фру Принслоо. — С нами вместе он возвращаться не будет, ибо мы выберем удобный момент и пристрелим его — вонючего кота, который бросил нас умирать с голода и потом пытался убить маленького Аллана Квотермейна, спасшего наши жизни! — и хор голосов сзади фру Принслоо откликнулся, как эхо:

— Да-да… мы застрелим его!

— Эрнан Перейра, — сказал Ретиф, потирая свой широкий лоб, — я не совсем понимаю, почему это, но, кажется, никто не хочет быть твоим попутчиком… Говоря по правде, я и сам этого не хочу. Однако, я полагаю, что со мной тебе будет безопаснее, нежели с этими, другими, которым ты, кажется, внушил отвращение. Но слушай меня, человек, — строго добавил он, — если только я обнаружу, что ты плетешь против нас заговор с зулусами, в тот же час ты умрешь. Понимаешь ты это?

— Я понимаю, что я оклеветан, — возразил Перейра.

— Однако, христианин должен сносить обиды, и поэтому я сделаю так, как вы желаете. А что касается этих лжесвидетельств, то я оставляю их на усмотрение самого Бога…

— А я оставляю тебя на самого дьявола, — заорала фру Принслоо, — который наверняка схватит тебя рано или поздно! Вон с глаз моих, вонючий кот, или я вырву у тебя все волосы!

И она рванулась к нему, размахивая своим ужасным фартуком и хлопнув им Перейру прямо по лицу, отгоняя его прочь, словно он был каким-то вредным насекомым.

И он ушел, я не знаю куда, и так сильно было общественное мнение против него, что я не думаю, чтобы даже его дядя, Анри Марэ, стал бы разыскивать его и утешать. Когда Перейра ушел, наша группа начала беседу с людьми Ретифа, а нам было много о чем поговорить… Командир особенно заинтересовался историей моего пари с Дингааном, посредством чего я спас жизни всех моих спутников стрельбой в грифов.

— Это не напрасно, племянник, Всемогущий дал тебе силу держать так прямо ружье, — сказал Ретиф мне, когда вник в сущность дела. — Я припоминаю, что, когда ты убил дичь в Большом Ущелье пулями, чего не смог бы сделать ни один простой охотник, я еще подумал, откуда у тебя такой дар среди нас всех, которые практиковались в этом деле так много лет… А вот теперь я понимаю. Всемогущий — не дурак, он знает свое дело. Я хотел бы, чтобы ты возвратился со мной к Дингаану, однако, поскольку этот испорченный человек, Эрнан Перейра, находится в моей компании, пожалуй, будет лучше, чтобы вы были врозь. Расскажи-ка мне подробнее об этом самом Дингаане. Не намерен ли он нас убить?

— Только не в настоящее время, дядюшка, — ответил я, — потому что в первую очередь он хочет все узнать о бурах. Однако, не доверяйте ему полностью как раз потому, что он так нежно говорит. Помните, если бы я промахнулся по третьему грифу, все мы наверняка были бы уже мертвы. И если вы мудры, не спускайте глаз с Эрнана Перейры…

— Я буду иметь все это в виду, особенно последнее… А теперь мы должны отправляться. Постойте, идите сюда, Анри Марэ, мне нужно сказать вам несколько слов. Я знаю, что этот маленький англичанин, Аллан Квотермейн, который стоит десяти крупных мужчин, любит вашу дочь, чью жизнь он спасал снова и снова, и что она любит его. Почему же, в таком случае, вы не разрешаете им жениться достойным образом?

— Потому что перед Богом я поклялся, что отдам ее замуж за другого человека, моего племянника Эрнана Перейру, на которого каждый, кому только не лень, наговаривает что угодно, — угрюмо ответил Марэ. — И, пока она не достигнет совершеннолетия, эта клятва будет строго и неукоснительно соблюдаться…

— Ого! — сказал Ретиф. — Вы поклялись выдать свою овечку за эту гиену, не правда ли? Что ж, смотрите, чтобы он не растрощил ваши кости, так же, как и ее, и, вполне вероятно, и еще чьи-нибудь… Почему только Бог запускает некоторым людям в их мозги червяка как он делает это с дикими животными, червяка, который заставляет их вечно мчаться по неправильной дороге? Не знаю… Но ведь вы очень религиозны, Анри Марэ, и могли бы хорошо обдумать это дело и дать мне ответ, когда мы встретимся в следующий раз… Что ж, эта ваша девочка скоро будет совершеннолетней и тогда, поскольку я являюсь комендантом того пункта, куда она направляется, я смогу официально выдать ее замуж за того мужчину, за которого она захочет выйти, что бы вы ни говорили, Анри Марэ… Да будут небеса над ними! Я только хотел бы, чтобы у меня была дочь, которую любил бы он! Парень, умеющий поразить любую цель, имеет право владеть многими любимыми…

И, от всего сердца расхохотавшись, Ретиф пошел к своей лошади.

На следующий день после этой встречи, мы перешли вброд Тугелу и вступили на территорию, ныне называемую Наталь. Двухдневное передвижение по красивой стране привело нас к гряде холмов, которые назывались Пакади, или же Пакади именовался какой-то живший там вождь, точно я уже не помню… Когда мы пересекли эти холмы, то на другой их стороне, как нам и говорил Ретиф, обнаружили большую группу буров-переселенцев, занявших пространство до реки бушменов, бедного народа, где нашли могилу многие из них.

Теперь, в далеком будущем, относительно того времени, этот район известен под названием Виинен, или Место Плача, из-за тех пионеров, которые были истреблены Дингааном через каких-нибудь несколько недель после описываемых событий…

Эта страна была настолько приятна, хотя по некоторым причинам и не соответствовала моим склонностям, что в преддверии моей свадьбы с Мари, я купил лошадь у одного из буров и начал внимательно исследовать окружающую местность.

Моей целью было найти соответствующий участок плодородного вельда, где мы смогли бы поселиться, когда нас обвенчают, и такое место, после некоторых поисков, я обнаружил. Оно лежало примерно в тридцати милях на восток, в извилине чудесной речки, известной теперь как Муи Ривер.

Заключенные в эту петлеобразную извилину около тридцати тысяч акров очень плодородной низменной почвы, почти без деревьев и покрытых пышными травами, изобиловали дичью. Над этим местом возвышался холм, с гребня которого стекал Многоводный ручей, питаемый мощным подземным источником. На полпути к холму, если идти к востоку, раскинулось, омываемое ручьем, обширное плато, словно предназначенное для возведения жилья. Я решил, что здесь мы построим наше жилище и будем понемногу богатеть, разводя скот. Я должен объяснить, что эта земля, прежде принадлежавшая племени кафров, истребленному Чакой, королем зулусов, теперь была ничейной и любой мог ее занять…

И, поскольку ее здесь хватило бы многим, я убедил Анри Марэ, Принслоо и Мейеров поехать вместе со мной туда… Когда они увидели такую прекрасную землю, они согласились сделать ее в будущем постоянным пристанищем, но временно решили вернуться к другим бурам из соображений безопасности. Так что с помощью нескольких оставшихся туземцев я отмерил и застолбил владение около двенадцати тысяч акров для себя и оставил туземцев строить примитивный глиняный дом, как временное жилище. Следует добавить, что Принслоо и Мейеры также делали приготовления для строительства простых укрытий почти рядом с моим. Закончив это, я возвратился к Мари в лагерь.

На утро после моего возвращения, там появился Питер Ретиф со своими спутниками. Я спросил его, как он был принят Дингааном.

— Вполне прилично, племянник, — ответил он. — Сперва король был немного сердит, утверждая, что буры украли шестьсот голов его скота. Но я доказал ему, что это сделал вождь Сиконьела, живущий на реке Каледон, который переодел своих людей в одежду белых и усадил их на лошадей, а после этого погнал скот через один из наших лагерей, чтобы создать видимость, что воры — это мы, буры. Тогда Дингаан спросил меня, какова цель моего посещения его. Я ответил, что хочу получить разрешение на землю к югу от Тугелы.

«Приведи назад мне скот, который, как ты говоришь, украл Сиконьела, — сказал он, — и мы будем говорить об этой земле».

Я согласился с этим и вскоре после этого покинул крааль Дингаана.

— А что вы сделали с Эрнаном Перейрой, дядюшка? — спросил я.

— Вот что, Аллан… Когда я был в Умгингундхлову, я проверил правдивость истории, которую ты рассказал мне, в отношении заговора с зулусами и обвинением тебя в колдовстве.

— И что вы узнали, дядюшка?

— Я узнал, что ты говорил правду, так как Дингаан сам рассказал это мне. Тогда я прислал за Перейрой и приказал ему немедленно убираться из нашего лагеря, пригрозив ему, что, если он снова возвратится к бурам, я отдам его под суд за попытку убийства. Он промолчал и ушел.

— Куда же он пошел?

— На место, которое предоставил ему Дингаан, сразу за его краалем. Король сказал, что Перейра будет ему полезен, ибо он умеет чинить ружья и научит его солдат стрелять из них. Так что там, я предполагаю, он и останется, если не надумает, что умнее будет удрать оттуда… Во всяком случае, я уверен, что здесь он не появится, чтобы беспокоить тебя, или кого-нибудь другого.

— Ладно, дядя, но он может побеспокоить вас там, — сказал я с сомнением.

— Что ты имеешь в виду, Аллан?

— Я точно ничего не знаю, но он человек с черным сердцем, предатель по натуре и тем или иным путем будет раздувать ненависть к вам. Не думаете же вы, что он, например, будет любить вас после того, как вы изгнали его, как вора?

Ретиф пожал плечами и громко расхохотался.

— Я рискну этим! Что за смысл забивать себе голову такой змеей? А теперь, Аллан, я кое о чем спрошу тебя. Ты уже женился?

— Нет, дядюшка, это может произойти через пять недель, когда Мари достигнет совершеннолетия. Ее отец еще держится на том, что клятва связывает его, а я обещал, что не трону ее до того.

— И ты, Аллан, в самом деле обещал это? Я думаю, что Анри Марэ выжил из ума, или же его проклятый племянник заколдовал его, как змея делает это с птицей. Однако, я полагаю, что закон на его стороне и, поскольку я являюсь комендантом, я не могу посоветовать кому бы то ни было нарушить закон. Теперь слушай. Твое пребывание здесь совершенно бесполезно, ибо ты только смотришь на спелый персик, который не можешь сорвать, а от этого болит желудок. Поэтому лучшее, что ты можешь сейчас сделать, так это поехать со мной забрать тот скот у Сиконьелы, так как я буду рад твоей компании. После этого мне также захотелось бы, чтобы ты возвратился со мной в Зулуленд, когда я отправлюсь туда окончательно договариваться с Дингааном об этой земле.

— Однако, как же насчет моей женитьбы? — спросил я со страхом.

— О! Я полагаю, что ты сможешь жениться до того, как мы отправимся. Или, если нет, это обязательно произойдет, когда мы возвратимся. Слушай теперь: не разочаровывай меня в этом вопросе, Аллан. Никто из нас не может разговаривать по-зулусски, кроме тебя, который ухватился за этот дикий язык, как утка за воду… И я хочу, чтобы ты был моим переводчиком с Дингааном. Также и сам король специально просил, чтобы ты приехал со мной, когда я пригоню скот, ибо он, кажется, очень полюбил тебя. Он сказал, что уж ты будешь честно переводить слова, а парню, который есть у него для перевода английского и голландского, он не доверяет. Так что сам видишь, в моем важном деле очень будет полезно, если ты поедешь.

Однако, я все еще колебался, ибо какой-то неясный страх перед будущим тяжелым грузом лежал у меня на сердце, предостерегая против этой экспедиции.

— Всемогущий! — сказал Ретиф сердито. — Если ты не соглашаешься сделать такое одолжение, то пусть уж так и будет! Или ты хочешь за это вознаграждение? Единственное, что я могу пообещать тебе, так это тысяч двадцать акров лучшей земли, когда мы ее получим.

— Нет, минхеер Ретиф, — возразил я, — дело не в награде… А что касается земли, то я уже отметил колышками мою ферму на реке, приблизительно в тридцати милях к востоку. Дело ведь в том, что мне не нравится оставлять Мари одну, опасаясь, как бы ее отец не сыграл какую-нибудь штучку со мной, вроде венчания ее с Эрнаном Перейрой…

— О, если это все, что тебя пугает, Аллан, я могу легко все уладить: я дам приказ проповеднику Келльерсу, чтобы он не венчал Мари Марэ ни с кем, кроме тебя, даже если она сама попросит его об этом. Также я прикажу, чтобы, если Перейра появится в лагере, его немедленно взяли под стражу, пока не возвращусь я, чтобы судить его. В конце концов, как комендант, я прикажу Анри Марэ сопровождать нас, так что он ничего не сможет замыслить против тебя. Теперь ты удовлетворен?

Я сказал «да» так бодро, как только мог, хотя и предчувствовал, что добром это не кончится, и мы расстались. Затем я пошел и рассказал Мари, что я пообещал Ретифу. К моему удивлению, она сказала, что, по ее мнению, я действовал разумно.

— Если бы ты остался здесь, — добавила она, — быть может, какая-нибудь новая ссора возникла бы между тобой и моим отцом, что впоследствии принесло бы горечь… Также, дорогой, было бы глупо с твоей стороны обижать коменданта Ретифа, который будет величайшим человеком в этой стране и который очень любит тебя. Ведь мы разлучаемся ненадолго и всю остальную жизнь проведем вместе…

Я покинул ее успокоенный и пошел готовиться к экспедиции.

Разговор с Ретифом я изложил полностью, ибо запомнил из-за его роковых последствий. О, если бы я мог предвидеть!..

ГЛАВА XVI Совет

Спустя два дня мы отправились за скотом Дингаана, человек шестьдесят или семьдесят, все хорошо вооруженные и верхом. С нами ехали два капитана Дингаана и порядочное число зулусов, человек сто, которые должны будут гнать скот, если нам удастся возвратить его. Поскольку я мог говорить на их языке, я в большей или меньшей степени командовал этим зулусским контингентом и в этом качестве чувствовал себя весьма полезным.

Общаясь с ними, я значительно усовершенствовал свои познания в их красивом, но трудном языке. Я сейчас не намереваюсь описывать детали этой экспедиции, во время которой не было никаких сражений, да и вообще ничего серьезного не случилось. Мы прибыли к Сиконьеле и изложили суть нашего задания. Когда он увидел, сколь мы многочисленны и хорошо вооружены, и что за нами вся мощь зулусской армии, этот коварный старый мошенник подумал, что лучше без сопротивления отдать угнанный скот вместе с лошадьми, которых он украл у буров. Так что, получив все это, мы доверили зулусским капитанам скот и лошадей, с инструкциями, чтобы они осторожно гнали возвращенных животных в Умгингундхлову.

Наш комендант, Ретиф, отправил с этими людьми послание, в котором сообщал, что выполнив свою часть соглашения, он будет ожидать Дингаана, чтобы по возможности скорее заключить с ним договор о земле. Покончив с этим делом, Ретиф взял меня и еще несколько буров, чтобы посетить другие поселения эмигрантов-голландцев, находящиеся за Драконовыми горами, там, где теперь располагается территория Трансвааля. Эти буры были довольно широко рассеяны, и в каждом их лагере мы вынуждены были задерживаться по несколько дней, пока Ретиф все объяснил их вожакам.

Ретиф также договорился о переезде в Наталь, как только он добьется от Дингаана формально уступки этой части страны. И многие из них начали переселение сразу же, хотя подозрительность и недоверие между различными комендантами способствовали созданию отдельных отрядов, которые, к счастью для них, оставались на более отдаленной стороне гор.

Наконец, уладив все дела, мы уехали и достигли своего лагеря в один прекрасный субботний день. Здесь, к моей радости, все было в полном порядке. Ничего не было слышно об Эрнане Перейре, зулусы же, судя по прибывшим к нам посланцам, казалось, были настроены вполне дружелюбно. Мари теперь полностью оправилась после всех страхов и трудностей. Никогда еще я не видел ее такой милой и красивой, какой она вышла приветствовать меня, уже не в лохмотьях, а принаряженная в простое, но очаровательное платьице, сшитое из какой-то материи, которую ей посчастливилось купить у бродячего торговца, прибывшего в лагерь из Дурбана. Кроме того, я думаю, что была и другая причина для изменения, с тех пор как свет восходящего счастья засиял в ее глазах.

День был, как я уже сказал, субботний, а в понедельник должно было наступить ее совершеннолетие и она будет вольна распоряжаться собою в вопросе замужества, ибо в тот день потеряет силу обещание, которое мы дали ее отцу. Но, увы! По проклятому своенравию судьбы, именно в этот понедельник, в полдень, комендант Ретиф назначил поездку в Зулуленд к Дингаану, а с ним имел честь ехать и я…

— Мари, — сказал я, — не смягчится ли твой отец и не разрешит ли нам жениться завтра, чтобы мы смогли побыть хоть несколько часов вместе перед расставанием?

— Я не знаю, мой дорогой, — ответила она, залившись румянцем, — ибо в этом вопросе он очень странный и упрямый. Знай, что все время, пока ты отсутствовал, он никогда даже не упомянул твоего имени, а, если кто-либо произносил его, он тут же поднимался и уходил!

— Это плохо, — сказал я. — Однако, если ты желаешь, мы можем попытаться.

— Да, да, Аллан, я желаю этого, я больна из-за того, что нахожусь так близко к тебе, и, однако, так далеко… Но как лучше нам это сделать?

— Я думаю, мы попросим коменданта Ретифа и фру Принслоо похлопотать за нас, Мари, поищем их.

Она кивнула головой, и, рука об руку, мы прошли мимо буров, которые многозначительно подталкивали друг друга и дружелюбно подсмеивались над нами, когда мы направились к тому месту, где старая фру попивала кофе, сидя на табуретке возле своего фургона. Я припоминаю, что ее фартук был растянут на коленях; так как у нее тоже было новое платье, которое она боялась замарать.

— Прекрасно, мои дорогие, — сказала она своим громким голосом, — вы что, уже поженились, что повисли так тесно один на другом?

— Нет, тетушка, — ответил я, — но мы хотим этого и пришли к вам, чтобы вы помогли!

— И я это сделаю от всего сердца, хотя, сказать по правде, молодые люди, в вашем возрасте я и сама все сделала бы, как я вам уже говорила раньше. Какое может иметь значение, как отправляется бракосочетание, в глазах самого Бога? Ведь это самец и самка должны объявить себя мужем и женой перед всем народом и жить в качестве таковых… Пастор и его бормотание — все это очень хорошо, но настоящее бракосочетание, — это взаимное пожатие рук, а не насаживание на них колец, это взаимная клятва двух сердец, а не прочитанные по книге слова! Однако, это смелые слова, за которые какой-нибудь преподобный побранил бы меня, ибо, если молодые люди все поступали бы так, что стало бы с заработком священников? Пойдем, давайте поищем коменданта и послушаем, что скажет он… Аллан, подними меня с этой табуретки, где после таких длительных странствий, я в состоянии сидеть до тех пор, пока над моей головой не построят крышу, и так до конца жизни…

Я помог ей и, надо сказать, не без труда, и мы пошли искать Ретифа. Когда мы увидели его, он стоял один, поглядывая на два фургона, которые как раз отъезжали. В них находились его жена и другие члены семьи, а также некоторые друзья, которых он отправлял под надзором хеера Смита в место, называемое Дурнкоп, лежавшее в пятнадцати милях отсюда. В этом Дурнкопе он уже подготовил примитивный дом, вернее сарай, чтобы его заняла фру Ретиф, рассчитывая, что ей будет там более уютно и, возможно, безопаснее во время его отсутствия, чем в многолюдном лагере.

— Всемогущий, Аллан! — сказал он, перехватив мой взгляд. — у меня сердце болит, не знаю почему… Когда я поцеловал свою старуху, говоря ей «до свидания», я почувствовал, будто больше никогда ее не увижу и слезы полились из моих глаз. Я желал бы, чтобы мы все в целости и сохранности возвратились от Дингаана… А что хочешь ты, Аллан, с этой своей долговязой невестой? — и он указал на высокую фигурку Мари.

— Чего бы хотел любой мужчина от такой девушки, кроме как жениться на ней? — вмешалась фру Принслоо.

— Теперь, комендант, послушайте меня, пока я не выложу всю историю.

— Хорошо, тетушка, только покороче, а то у меня нет лишнего времени.

Она подчинилась, но нельзя сказать, что говорила кратко. Когда, наконец, старая дама умолкла, задыхающийся от сдерживаемого гнева Ретиф сказал:

— Я понимаю все, и вам, молодые люди, нет необходимости объяснять мне. Мы теперь пойдем и повидаемся с Анри Марэ, и, если только он не такой сумасшедший, как обычно, мы заставим его выслушать наше предложение.

И мы пошли туда, где стоял фургон Марэ, и застали его сидящим за примитивным столом и нарезавшим перочинным ножом табак.

— Добрый день, Аллан, — сказал он, потому что мы еще не встречались после моего возвращения, — ну, приятное было у тебя путешествие?

Я уже собрался ответить, как комендант нетерпеливо вмешался:

— Слушай сюда, Анри! Мы пришли не болтать, а поговорить о женитьбе Аллана. Он едет со мною в Зулуленд в понедельник, что, кстати, предстоит и тебе, и хочет жениться на твоей дочери завтра, т. е. в воскресенье, подходящий день для такового деяния…

— Это день для молитв, а не для того, чтобы выдавать кого-нибудь замуж или жениться, — угрюмо буркнул Марэ. — Кроме того, Мари еще не достигла совершеннолетия и не достигнет его до понедельника, а до тех пор находится в силе клятва, данная мною Богу!

— Моим фартуком на твою клятву! — воскликнула фру Принслоо, хлопая ужасной тряпкой Марэ по физиономии. — Как долго ты предполагаешь Бог будет следить за твоей глупой клятвой, данной этому вонючему коту, твоему племяннику? Берегись, Анри Марэ, как бы Бог не заставил за эту твою драгоценную клятву упасть какой-нибудь камень на твою голову и растрощить ее, как ореховую скорлупу!

— Придержи свой ядовитый язык, старуха! — разъяренно вскричал Марэ. — Не ты ли собираешься обучать меня моим обязанностям перед моей совестью и моей дочерью?

— Конечно, именно я, если ты не можешь сам этому научиться, — начала фру.

Но Ретиф оттолкнул ее в сторону.

— Нечего здесь ссориться! Так вот, Анри Марэ, твое отношение к этим двум молодым людям, которые любят друг друга, является форменным скандалом! Я повторяю вопрос: позволишь ли ты им жениться завтра, или же нет?

— Нет, комендант, я этого не позволю. По закону я властен над своей дочерью, пока она не достигнет совершеннолетия, и я отказываюсь разрешить ей выйти замуж за проклятого англичанина! Кроме того, проповедник Сельерс уехал, так что сочетать их браком все равно некому…

— Вы говорите странные слова, минхеер Марэ, — спокойно сказал Ретиф, — в особенности, когда я припоминаю все, что этот «проклятый англичанин» сделал для вас и вашей семьи, ибо я слышал каждую крупицу этой истории, хотя, правда, и не от Аллана. Так что теперь слушайте! Вы апеллируете к закону и, как комендант, я должен признать вашу апелляцию. Но после двенадцати часов завтра ночью, согласно вашему собственному свидетельству, закон разрешает выдать вашу дочь замуж без вашего согласия… Поэтому, утром в понедельник, если в лагере не будет священника, этих двоих, если они не передумают, обвенчаю перед всеми людьми лично я, ибо, как комендант, я имею право это совершать!

Тогда Марэ впал в пароксизм бешенства, присущий ему, а, по моему мнению, он никогда и не был в здравом уме. Весьма странно, что его гнев был почему-то сконцентрирован на бедной Мари. Он ужасно проклинал ее, потому что она, дескать, сопротивлялась его воле и отказалась выйти замуж за Эрнана Перейру. Он клялся, что на нее падет горе, что она никогда не сможет родить ребенка, а если родит, то он, ребенок, обязательно умрет, и другие вещи, слишком неприятные, чтобы их упоминать…

Мы смотрели на него пораженные, и я думаю, что не будь он отцом моей невесты, я ударил бы его. Ретиф, заметил я, поднял уже руку, чтобы сделать это, но снова опустил, бормоча: «Пусть будет так, ведь он во власти дьявола».

В конце концов Марэ прекратил ругань, не от недостатка слов, я думаю, а потому что он утомился, и остановился перед нами. Его высокая фигура дрожала мелкой дрожью, а тонкое, нервное лицо дергалось, как во время конвульсий. Тогда Мари, опустив голову перед этой бурей, подняла ее и я увидел, что ее голубые глаза пылали и она была очень бледна.

— Ты мой отец, — сказала она низким голосом, — и поэтому я вынуждена стерпеть то, что ты позволил себе сказать мне… Кроме того, я думаю, что горе, которое ты накликал на меня, вероятно, и в самом деле падет на меня, ибо Сатана всегда находится под рукой, чтобы исполнять такие желания. Но, если так, отец, я уверена, что это же горе падет и на твою голову, не только здесь, сейчас, но и в будущем. Таким образом, правосудие осуществится над нами обоими, быть может, и в недалеком будущем, а так же и над твоим племянником, Эрнаном Перейрой!

Марэ не ответил, его гнев, казалось, израсходовался полностью. Он снова уселся перед столом и продолжал злобно резать табак, словно он разрезал на ломтики сердце своего врага. Даже фру Принслоо молчала и внимательно глазела на него, обмахиваясь фартуком. Но Ретиф сказал:

— И вот я думаю, безумец ли вы, или же просто злой человек, Анри Марэ, чтобы так проклинать свою собственную милую девочку, как это вы делали… А, быть может, вы и то, и другое? Так клясть свое единственное дитя, которое всегда было таким добрым к вам? Что ж, если вы поедете со мной в понедельник, умоляю вас держать под контролем свой темперамент, чтобы он не наделал нам неприятностей… Что касается тебя, дорогая Мари, не волнуйся из-за того, что дикий зверь пытался поднять тебя на рога, хотя, правда, получилось так, что зверь этот оказался твоим отцом. В понедельник утром ты сможешь, если захочешь, распоряжаться собой сама, и в этот день я выдам тебя замуж за Аллана Квотермейна. Между тем, я полагаю, для тебя безопаснее быть подальше от твоего отца, который может перерезать тебе горло вместо этого табака… Фру Принслоо, будьте добры присмотреть за Мари, а утром в понедельник привести ее ко мне, чтобы я выдал ее замуж. А до тех пор, Анри Марэ, я, как комендант, выставляю над вами охрану с приказом схватить вас, если это будет необходимо. Теперь же советую вам прогуляться, а когда вы немного остынете, помолиться Богу, чтобы он простил вам ваши злобные слова, дабы они не исполнились и не повлекли за собой кару на вас…

Затем все мы удалились, оставив Марэ режущим табак.

В воскресенье я встретил Марэ, гуляющего вокруг лагеря, сопровождаемого охраной, которую назначил Ретиф. К моему удивлению, он приветствовал меня почти ласково.

— Аллан, — сказал он, — ты не должен неправильно понимать меня. Ведь в самом деле я не желаю зла Мари, которую люблю больше всего в жизни. Один Бог знает, как я люблю ее! Но я дал обещание ее двоюродному брату, Эрнану, единственному ребенку моей единственной сестры, и не могу нарушить это обещание, хоть Эрнан и разочаровал меня во многом… Но, если он и плохой, то это происходит от его португальской крови, каковая является несчастьем, которому он не может помочь, не правда ли? Однако, пусть он и плохой, я, как человек, обязан сдержать свое слово, не так ли? Также, Аллан, ты должен помнить, что ты — англичанин, и, хоть сам ты и хороший парень, но это уж такой недостаток, который я простить не могу… Тем не менее, если уж суждено, ты должен жениться на моей дочери и выводить с нею английских детей. О небо! Подумать только: английских детей! Ладно, уж тут не о чем говорить… Но забудь о словах, сказанных мною Мари! По правде сказать, я сам не могу их точно вспомнить. Когда я сержусь, какой-то поток крови заливает мой мозг и тогда я забываю все, что я сказал, — и он дружелюбно протянул мне руку.

Я пожал ее и ответил, что я так и понял, что он был вне себя, когда произносил свои ужасные проклятья, которые мы оба — и Мари и я — хотели бы забыть.

— Я надеюсь, что завтра вы придете на нашу свадьбу, — добавил я, — и смоете свои слова отцовским благословением.

— Завтра? Неужели вы действительно собираетесь жениться завтра? — воскликнул он и его болезненное лицо нервно задергалось, будто по нему пробежала судорога.

— О, Боже! Ведь я мечтал совсем о другом мужчине, которого хотел бы видеть рядом с Мари во время бракосочетания… Но его здесь нет, он опозорил меня и покинул. Хорошо, я приду: если мои тюремщики позволят это. До свидания, ты, счастливый завтрашний жених, до свидания…

Затем он круто повернулся и удалился, сопровождаемый охранниками, один из которых покрутил пальцем возле виска, когда проходил мимо меня.

Я полагаю, что это воскресенье показалось мне самым длинным в жизни. Фру Принслоо запретила даже мимолетную встречу с Мари, из-за какой-то причуды, засевшей в ее мозгу, что это или неприлично, или грозит несчастьем — я уже забыл, — если жених и невеста будут общаться накануне свадьбы. Так что я занимал себя, чем только мог. Написал длинное письмо отцу, рассказав обо всем, что произошло, и отметив, как я опечален, что он не может присутствовать, чтобы лично сочетать нас и дать отеческое благословение… Я отдал это письмо торговцу, отправлявшемуся к заливу, упросив его переслать письмо адресату при первой же возможности. Исполнив этот долг, я осмотрел лошадей, которых брал в Зулуленд, целых трех, две для меня и одна для Ханса. Также и седла, седельные сумки, ружья и патроны были подвергнуты осмотру, что отняло некоторое время.

— Вы собираетесь провести странную витреброодсвиик (неделя белого хлеба, или, другими словами, медовый месяц), баас, — сказал Ханс, искоса поглядывая на меня своими маленькими глазками, в то же время растягивая оленью шкуру, которая должна была служить чепраком. — Ну, если уж я женился бы, я б остался со своей милой на несколько дней и уехал бы только тогда, когда она надоела бы мне, особенно если ехать надо в Зулуленд, где так любят убивать людей…

— Я полагаю, что ты не поехал бы, Ханс… Так же не поехал бы и я, если бы смог, в этом ты уж будь уверен! Но ты же видишь, комендант хочет, чтобы я был его переводчиком, и поэтому мой долг — ехать с ним.

— Долг… А что такое долг, баас? Любовь — вот это я понимаю… Это ведь из-за любви к вам я еду с вами. Правда, и из-за страха, чтобы вы меня не отлупили, если я откажусь с вами ехать. В другом случае, я, конечно, остался бы здесь, в лагере, где много еды и мало работы, что, будь я на вашем месте, обязательно сделал также из любви к этой белой мисси… Но долг… долг — фуй! Это какое-то глупое слово, которое заставляет человека поступать против своего желания и оставлять свою любимую девушку другим…

— Конечно, ты не понимаешь, Ханс, как и другие цветные люди, что такое благодарность и благородство. Но что ты думаешь о предстоящей поездке? Ты боишься чего-нибудь?

Он пожал плечами.

— Немного, может быть, и боюсь, баас… В конце концов, мне следовало бы бояться, если бы я думал о завтрашнем дне, чего я не делаю, ибо для меня достаточно сегодняшнего дня. Дингаан не особенно хороший человек, баас, ведь вы видели это, не правда ли? Он — охотник, который знает, как брать след. Кроме того, в его распоряжении находится баас Перейра, чтобы помогать ему. Так что вам было бы более уютно здесь, целуя свою мисси Мари. Почему бы вам не сказать, к примеру, что вы подвернули ногу и не можете ехать?… Ведь вам не поставило бы много хлопот походить денек-другой на костыле, а когда комендант уедет далеко, ваша нога сможет сразу выздороветь и вы выбросите свою палку.

— Изыди, Сатана, — пробормотал я про себя и уже готов был дать Хансу достойную отповедь, когда вдруг вспомнил, что у бедного парня совершенно иной взгляд на вещи, и передумал. Ведь он вел этот разговор из-за любви ко мне, думая только о моей безопасности! Предстоящая дипломатическая миссия к Дингаану вызывала у него, безусловно, единственную мысль, что это дело рискованное. Так что я сказал только следующее:

— Ханс, если ты боишься, то тебе лучше остаться здесь. Ведь я могу легко найти и другого ординарца…

— Баас сердит на меня, что я так говорил? — спросил готтентот. — Разве не был я всегда верен ему? А если мне суждено быть убитым, то какое это имеет значение? Разве я не говорил вам, что никогда не думаю о завтрашнем дне и что мы все когда-нибудь должны отойти к вечному сну? Ну, чтобы баас снова не побил меня, я пойду с ним. Но, баас, — это он сказал льстивым тоном, — вы должны дать мне немножечко бренди, чтобы мог сегодня вечером выпить за ваше здоровье. Это очень здорово — выпить, когда тебе предстоит быть мертвым, задолго перед тем, как это произойдет… Будет приятно вспоминать об этом, когда ты уже станешь привидением, или ангелом с белыми крыльями, таким, о каких обычно рассказывал старый баас, ваш отец, в воскресной школе…

Видя полную бессмысленность в продолжении разговора, я поднялся и ушел, оставив Ханса заканчивать наши приготовления.

В этот вечер в лагере состоялось молитвенное собрание, и, хотя не было пастора, один из старых буров занял его место и читал молитвы, сначала примитивные и даже абсурдные, но к концу достаточно сердечные. Я припоминаю моления о безопасности для тех, кто уезжал с миссией к Дингаану, а также и для тех, кто оставался здесь. Увы! Эти молитвы не были услышаны, ибо той Силе, к которой он обращался, угодно было отдать иное распоряжение…

После этого состоялось собрание, в котором я принял горячее участие. Прискакавший из Дурнкопа, Ретиф, где он навещал жену, собрал своего рода совет, где, наконец, были названы имена тех, кто должен сопровождать его. Споров было предостаточно, так как многие буры не считали эту экспедицию разумной. Один из них обратил внимание на то, что эта экспедиция может выглядеть, как боевой поход, и что более разумно, если бы поехали человек пять-шесть, как это делалось раньше, ибо тогда не было бы сомнения в отношении мирной природы их намерений.

Ретиф сам боролся за эту точку зрения, и, наконец обратился ко мне:

— Аллан Квотермейн, ты молод, но у тебя здравые суждения, также ты являешься одним из немногих, кто знает Дингаана и умеет разговаривать на его языке. Скажи нам, что ты думаешь обо всем этом, о чем мы спорим.

Я ответил, что считаю это предприятие опасным и что кто-нибудь, чья жизнь стоит меньше, чем жизнь коменданта, должен бы возглавить эту экспедицию. К такому ответу меня, возможно, подтолкнули размышления о том, о чем мы перед этим беседовали с Хансом.

— А почему ты так говоришь, племянник? — сказал Ретиф сердито. — Все жизни белых людей имеют одинаковую ценность, а я лично не вижу в этом деле никакой опасности.

— Потому, комендант, что я чую опасность, хотя в чем она заключается, я не могу точно сказать, примерно так же, как собака или олень чуют нечто в воздухе и в результате следуют громкий лай и поспешное бегство… Дингаан сейчас кажется мне прирученным тигром, но тигры — не домашние кошки, с которыми любой может играть… Я ведь по себе знаю это, ощутив у него тигриные когти, из которых только недавно вырвался…

— Что ты имеешь в виду, племянник? — спросил Ретиф в своей обычной прямой манере. — Ты предполагаешь, что этот сварцель (черномазый) собирается убить всех нас?

— Я допускаю, зная Дингаана, что это вполне возможно, — ответил я.

— Тогда, племянник, будучи рассудительным человеком, каким ты безусловно являешься, ты должен иметь какие-то веские основания к своему предположению. Ну, давай, выкладывай их сейчас же!

— У меня нет никаких прямых оснований, комендант, за исключением того, что тот, кто может поставить жизнь двенадцати человек в зависимости от искусства одного человека в стрельбе по летящей птице, способен на все! Кроме того, лично мне Дингаан говорил, что он не любит вас, буров, непонятно почему…

Теперь все стоявшие вокруг, казалось, были подавлены этим моим аргументом. Во всяком случае, они все обернулись к Ретифу, жадно ожидая его ответ.

— Несомненно, — сказал комендант, который, как я уже говорил, в этот вечер был в раздражительном состоянии, — несомненно эти английские миссионеры настроили короля Дингаана против нас, буров. Также, — добавил он с подозрением, — я думаю, что не ошибся, ведь ты говорил, что король обещал, даже убив твоих товарищей, пощадить тебя, потому что ты англичанин? Уверен ли ты, что не располагаешь другими подробностями кроме тех, которые ты выбрал для рассказа нам? Может быть, Дингаан поручил тебе что-либо по секрету именно потому, что ты англичанин?

Заметив, что его последние слова задели буров, у которых расовые предрассудки и недавние события вызвали глубокое недоверие к любым лицам с английской кровью, я буквально вспыхнул от гнева.

— Комендант, Дингаан ничего не говорил мне по секрету, за исключением того, что один кафр-колдун по имени Зикали, которого я не видел, говорил ему, что он не должен убивать англичан и поэтому Дингаан пощадил меня, хотя один тип из вашего народа, Эрнан Перейра, нашептал ему, что он должен обязательно убить меня. Однако, теперь я говорю прямо, что вы делаете глупость, собираясь посетить короля с большим военным отрядом. Я готов сделать это сам, с одним или двумя бурами. Позвольте мне отправиться и попытаться уговорить Дингаана подписать этот договор в отношении земли. Если я потерплю неудачу, или меня убьют, тогда вы сами сможете последовать за мною и попытаться сделать это лучше, чем я…

— Всемогущий! — воскликнул Ретиф. — Это хорошее предложение! Но каково мне будет узнать, племянник, когда мы придем прочитать договор и обнаружим, что вся обещанная земля передана вам, англичанам, а не нам, бурам? Нет, нет, не смотри так сердито! Это сказано мною неправильно, ибо ты честен, какая бы не текла в твоих жилах кровь… Племянник Аллан, ты, являющийся смелым человеком, вдруг боишься этого путешествия! И вот я удивляюсь, — с чего бы это? О! Ведь я совсем забыл: ты должен завтра утром жениться на очень красивой девушке и вполне понятно, что тебе хочется провести две последующие недели с молодой женой, а не в Зулуленде. И вполне естественно, что он пытается запугать всех нас. Когда мы собирались жениться, разве нам хотелось немедленно уехать от жен, чтобы посетить каких-то вонючих дикарей? Ну?.. Я очень доволен, что это пришло мне в голову именно тогда, когда Аллан, подобно хамелеону, начал менять свой цвет, ибо это объясняет все! — и он хлопнул своей огромной ладонью по бедру и залился громовым хохотом.

Все окружавшие его буры тоже начали громко хохотать, так как им пришлась по душе эта примитивная шутка. Кроме того, их нервы были напряжены: они очень боялись этой экспедиции и поэтому были рады снять тяжелый груз со своей души таким, немного истерическим весельем… Им теперь все стало ясным. Мол, являясь их единственным переводчиком, я, хитрая собака, дескать, пытался сыграть на их опасениях, чтобы отговорить от поездки в Зулуленд, а самому провести недельку-другую в компании со своей новобрачной… Они поняли и высоко оценили эту шутку.

— Он хитрый, он очень хитрый, этот маленький англичанин, — кричал один.

— Не сердитесь на него! Мы тоже сделали бы так, — смеялся другой.

— Оставьте его в покое, — воскликнул третий. — Ведь даже зулусы не посылают новобрачного по служебным делам!

Затем они похлопали меня по спине и потолкали в своей грубовато-ласковой манере, пока, наконец, я не впал в ярость и не ударил одного из них по носу.

— Слушайте сюда, друзья, — сказал я, как только воцарилась тишина, — женатый или неженатый, я еду с тем, кто отправится к Дингаану, хотя это и противоречит моему мнению… Хорошо смеется тот, кто смеется последний!

— Хорошо! — закричал один. — Если вам удастся установить мир с зулусами, то мы скоро возвратимся домой, Аллан Квотермейн! И в конце путешествия ты будешь со своей Мари Марэ!..

Потом, провожаемый их грубым, насмешливым хохотом, я вырвался от них и нашел убежище в своем фургоне, ни мало ни догадываясь, что в будущем вся эта невинная на первый взгляд болтовня, будет использована против меня…

В определенной части малообразованного интеллекта предвидение часто интерпретируется, как потенциальное преступление…

ГЛАВА XVII Свадьба

В свадебное утро меня разбудил гром и бушевание страшной грозовой бури. Молнии призрачно освещали все вокруг, убив совсем рядом с моим фургоном двух быков, а гром так рокотал и отдавался кругом эхом, что, казалось, трясется сама земля. Затем повеял холодный ветер и полил проливной дождь. Хоть я и привык к сюрпризам африканской погоды, особенно в это время года, я признаюсь, что это зрелище и подобные звуки не способствовали подъему моего духа, который уже был ниже, чем ему следовало бы быть в такой знаменательный день. Верный Ханс, прибывший, чтобы помочь мне надеть мою лучшую одежду для церемонии, был на сей раз в роли утешителя.

— Не смотрите так тоскливо, баас, — сказал он, — ибо, если буря бывает утром, то к вечеру обязательно будет сиять солнце.

— Да, — ответил я, говоря скорее для себя, чем для него, — но что только может произойти между утренней бурей и ночным штилем?..

Предполагалось, что делегация выедет в Зулуленд за час до полудня. Но никто не мог заниматься необходимыми приготовлениями, пока не прекратился проливной дождь, что произошло вскоре после восьми часов утра. Поэтому, когда я вышел из фургона, чтобы перекусить, я нашел весь лагерь в состоянии суматохи.

Буры кричали на своих слуг, проверяли лошадей, женщины упаковывали седельные сумки своих мужей и отцов запасной одеждой, вьючных животных загружали билтонгом и другой провизией и так далее…

Глядя на это действо, я начал сомневаться, не забудут ли о моем личном деле, да и найдется ли время для свадьбы. Однако, около десяти часов, когда я, сделав все дела, сидел печальный на своем фургонном ящике, стесняясь пойти к стоянке Принслоо, чтобы разведать ситуацию, вдруг явилась сама фру.

— Ну, пойдем, Аллан, — сказала она, — комендант уже ждет и ругается, что тебя нет. Невеста тоже ждет. О, она очень мило выглядит. Когда все увидели ее, каждый мужчина в лагере захотел ее себе в жены, независимо от того, есть у него жена, или нет, ибо в этом деле они, мужчины, то же самое, что и кафры… О, я-то уж знаю их: белая или черная кожа не делает никакой разницы!

Болтая таким образом в своей обычной прямолинейной манере, фру тянула вперед меня за руку, словно я был маленьким мальчиком. Я не мог ни освободиться от ее мощной хватки, ни остановить ее — противостоять своим весом против такой солидной туши… Конечно, кое-кто из молодых буров, зная, что она выполняет обязанности посаженной матери, следовали за нами, подняв радостный крик и хохот, что привлекло внимание всех окружающих к этой процессии.

— Сейчас уже слишком поздно отступать, англичанин! — кричали они. — Если ты надумал изменить свое намерение, надо было сделать это раньше! — ревели и кричали мужчины и женщины, делая такие двусмысленные намеки, что я, в конце концов, залился румянцем и стал похож на красную лилию.

Наконец мы подошли туда, где стояла Мари. Она была одета в белое платье из какой-то простой, но приличной материи, а на темных волосах лежал венок, сделанный другими девушками, стайка которых стояла позади Мари.

Теперь мы оказались лицом к лицу. О! Ее глаза были полны любви и веры. Они поразили и околдовали меня. Чувствуя, что я обязан заговорить и не зная, что сказать, я промямлил, запинаясь: «Доброе утро», после чего все разразились хохотом, за исключением фру Принслоо, воскликнувшей:

— Видел ли кто-нибудь такого дурня? — и даже Мари улыбнулась.

Тут появился Питер Ретиф, одетый в высокие сапоги и грубую одежду наездника. Передав роер одному из своих сыновей, после долгого ощупывания одежды, он достал из кармана книгу, в которой на нужном месте была сделана закладка из пучка травы.

— Ну теперь, — сказал он, — все помолчите и проявите уважение, ибо помните, что сейчас я не просто человек, а священник, что совершенно другая вещь, чем комендант, и корнет и другие офицеры, хоть скатай их вместе в одну кучу… На основании закона я сейчас займусь тем, что обвенчаю этих молодых людей, и да поможет мне в этом Бог! И тому будут свидетели, чтобы не сказали потом, что они были неправильно или незаконно связаны узами брака, ибо я еще раз говорю, что все это делается правильно и будет совершено законно.

Он сделал паузу, чтобы перевести дыхание, и кто-то произнес в это время: «Слушайте! Слушайте!». Ретиф свирепо посмотрел на нарушителя тишины и продолжал:

— Юноша и молодая женщина, как ваши имена?

— Не задавайте глупых вопросов, комендант, — вмешалась неугомонная фру Принслоо, — ведь вы достаточно хорошо знаете их имена?

— Конечно, я знаю, тетушка, — ответил он, — но для этой цели я должен делать вид, что не знаю их. Может быть вы лучше знакомы с законом, чем я?.. Однако, стойте, где же отец Анри Марэ?

Кто-то вытолкнул Марэ вперед и он стоял там совсем тихо, уставившись в нас со странным выражением на лице, с ружьем в руке, так как он также был готов к выезду.

— Уберите это ружье, — сказал Ретиф, — оно может случайно выстрелить и произойдет несчастный случай.

Марэ подчинился этому требованию.

— Теперь, Анри Марэ, отдаете ли вы свою дочь замуж за этого мужчину?

— Нет, — мягко сказал Марэ.

— Очень хорошо, это как раз на вас похоже, но не имеет значения, ибо она совершеннолетняя и может самостоятельно выйти замуж. Может быть. Мари еще несовершеннолетняя, Анри Марэ? Да не стойте там, как лошадь, которую трясет, а скажите мне четко: совершеннолетняя ли она?

— Я полагаю, что да, — ответил Марэ тем же мягким голосом.

— Тогда заметьте все, люди, что эта женщина совершеннолетняя и выходит по собственной воле замуж за этого мужчину, не правда, моя дорогая?

— Да! — ответила Мари.

— Хорошо! А теперь — за дело, — и, открыв книгу, он поднял ее к свету и начал читать, вернее запинаться, путаясь в подробностях свадебной службы. Вскоре он завяз в ней, будучи подобно большинству буров того времени не ахти каким грамотеем, и воскликнул:

— Ну, кто-нибудь из вас, помогите мне с этими твердыми словами.

Поскольку никто не вызвался добровольно, Ретиф вручил эту книгу мне, потому что знал, что от Марэ помощи не дождется.

— Ты сын священника, Аллан, и ученый. Читай, пока мы не дойдем до важных мест, а я буду повторять эти слова за тобой, что как раз и будет соответствовать закону.

И я читал так, как одно небо знает, ибо ситуация была довольно трудная, читал, пока не дошел до решающих вопросов, тогда я вернул книгу обратно.

— О, — сказал Ретиф, — вот это уже совсем легко. Ну, что ж, Аллан, берешь ли ты эту женщину в жены? Отвечай и впиши свое имя, которое должно остаться на свободном месте в книге.

Я выполнил это и вопрос был повторен Мари, которая проделала то же.

— Что ж, тогда все в порядке, — сказал Ретиф, — потому что мне было бы трудно со всеми этими молитвами, которые я, не чувствуя себя вполне священником, может быть, и не сказал бы. О, а об этом я совсем забыл. Есть ли у тебя кольцо?

Я снял с пальца кольцо моей матери, — я думаю, что оно служило такой же цели и на свадьбе ее бабушки, — надел этот тоненький маленький золотой обруч на палец правой руки Мари…

Я еще ношу это кольцо и сейчас…

— Здесь нужно было бы новое, — пробормотала фру Принслоо.

— Помолчите, тетушка, — сказал Ретиф, — что, может быть здесь, в вельде, имеется где-нибудь ювелирная лавка? Кольцо и есть кольцо, даже если его сняли с лошадиных удил. Что ж, теперь, я думаю, уже совсем все. Нет-нет, подождите минуту, я намерен сказать вам свою собственную молитву, не из этой вот книги, которая так плохо напечатана, что я не могу ее читать… Становитесь на колени, вы, оба, остальные могут стоять, потому что трава сырая.

Сразу вспомнив о новом платье Мари, фру вытащила свой фартук из вместительного кармана и подсунула эту грязную тряпку под колени Мари. Затем Питер Ретиф, бросив на землю книгу, сжал кулаки и произнес простую, бесхитростную молитву, которая, как ни странно, до последнего слова запечатлелась в моей памяти. Рождаясь не на печатных страницах, а в его честном, верующем сердце, она была очень трогательная и торжественна…

— О, Бог над нами. Кто видит все и пребывает с нами, когда мы рождаемся, когда мы умираем и когда исполняем свой долг во все времена потом, на небесах, слушай нашу молитву. Я молю Тебя благословить этого мужчину и эту женщину, которые предстали перед Тобою, чтобы сочетаться браком. Сделай их любовь друг к другу верной на всю их жизнь, будь она длинной или короткой, будь они больными или здоровыми, будь они счастливы или печальны, будь они богаты или бедны. Дай им детей, верных Твоему слову, дай им честное имя и уважение всех, кто знает их, и, наконец, дай им Твое Спасение через кровь Иисуса Спасителя. Если они будут вместе, разреши им радоваться друг другом. Если они будут жить врозь, не позволяй им забывать друг друга. Если один из них умрет, а другой останется жить, пусть оставшийся ждет день воссоединения и склоняет голову перед Твоей Волей, зная, что тот, кто умер, находится в Твоей Руке… О, Ты, Кто знает все, веди жизни этих двух согласно Твоей вечной цели и учи их быть уверенными в том, что Ты, чтобы Ты ни делал, делаешь все к лучшему. К Тебе, вечный Творец, Кто желает добра Твоим детям, а не зла, дать им это добро, если они будут верить в Тебя и днем и ночью. Теперь пусть никто не осмелится разлучить тех, кого Ты соединил вместе, о, Всемогущий Бог, Отец нас всех! Аминь!

Так он молился и вся собравшаяся компания повторила «аминь» от всего сердца. Все, за исключением одного, так как Анри Марэ повернулся к нам спиной и отошел в сторону.

— Так, — сказал Ретиф, вытирая лоб рукавом куртки, — вы — последняя пара, которую я сочетаю браком. Эта работа слишком трудна для неспециалиста, у которого плохое зрение для печатного слова. Теперь поцелуйте друг друга, это как раз подходящее дело.

И мы поцеловались, а сходка приветствовала это одобрительными возгласами.

— Аллан, — продолжал комендант, вытаскивая похожие на луковицу серебряные часы, — до нашего отъезда как раз полчаса, а фру Принслоо говорит, что она приготовила для вас свадебное угощение, вон там, в палатке, так что вам лучше всего пойти и съесть его.

И мы пошли в палатку, где нашли простое, но обильное угощение, которому мы и отдали честь, угощая друг друга, как это принято у новобрачных. Многие буры заглядывали сюда и пили за наше здоровье, хотя фру Принслоо и говорила им, что было бы более прилично оставить нас наедине. А Анри Марэ не пришел и не выпил за наше здоровье…

Таким образом и прошли полчаса, прошли чересчур быстро, и ни единого слова мы не смогли произнести наедине. Наконец в отчаянии, видя, что Ханс уже ожидает с лошадьми, я оттянул Мари в сторону, показав жестом всем остальным, чтобы они отвернулись.

— Дорогая жена, — сказал я срывающимся голосом, — это очень странное начало нашей супружеской жизни, но ведь ты сама видишь, что помочь этому нельзя.

— Нет, Аллан, этому помочь нельзя, но… О, я хотела бы, чтобы мое сердце не болело во время твоего путешествия. Я боюсь коварства Дингаана и, если что-нибудь случится с тобой, я умру от горя.

— А почему что-нибудь должно случиться, Мари? Мы — сильная и хорошо вооруженная группа, а ведь Дингаан расположен к нам миролюбиво…

— Я не знаю, супруг мой, но говорят, что Эрнан Перейра находится у зулусов, а ведь он ненавидит тебя…

— Тогда ему лучше позаботиться о своих манерах, а то он недолго будет ненавидеть кого бы то ни было, — ответил я мрачно, ибо моя ярость буквально закипела при одной только мысли об этом человеке и его коварстве.

— Ору Принслоо, — обратился я к старой даме, находившейся рядом, — будьте добры выслушать меня. И ты, Мари, слушай тоже. Если я случайно услышу что-либо, угрожающее твоей безопасности, я пришлю тебе сообщение об этом с кем-нибудь, кому ты можешь верить и с которым ты сможешь переехать куда-либо и спрятаться, обещай мне, что ты подчинишься этому без лишних разговоров.

— Конечно, я подчинюсь тебе, супруг. Разве я не поклялась в этом только что? — сказала Мари с грустной улыбкой.

— И я тоже подчинюсь, Аллан, — сказала фру, — не потому, что я клялась тебе в чем-либо, а потому, что я твердо знаю: у тебя на плечах хорошая голова и это знают и мой муж и другие переселенцы. Хотя, почему это вдруг пришло тебе в голову, что ты должен будешь послать какое-то послание, я не могу даже предположить, разве что ты узнаешь что-то такое, что скрыто от нас, — добавила она с хитрой усмешкой. — Ты говоришь, что не знаешь, что, однако, это не похоже на тебя: пугать неизвестно чем. Ладно, смотри! Они уже зовут тебя, ты должен идти. Пойдем, Мари, проводим их.

И мы пошли туда, где собралась миссия уже верхом на лошадях, как раз в тот момент, чтобы услышать, как Ретиф, обращаясь к людям, говорил свое последнее слово.

— Друзья, — сказал он, — мы едем по важному делу, после которого, я надеюсь, мы возвратимся счастливо и через очень короткое время. Однако, здесь дикая страна и нам предстоит иметь дело с дикими людьми… Поэтому мой совет всем вам, кто остается здесь, что вам не следует рассеиваться, а только держаться вместе, чтобы в случае какой-нибудь тревоги оставшиеся мужчины смогли бы быть под рукой, чтобы защитить этот лагерь. Ибо, пока они здесь, вам нечего бояться дикарей, даже всех дикарей Африки. А теперь, да будет Бог с вами и до свидания. Поехали, в путь, братья, в путь!

Затем мужчины целовали своих жен, детей и сестер на прощанье или пожимали один другому руки. Я также поцеловал Мари и, кое-как вскочив на свою лошадь, отъехал с глазами слепыми от слез, таким горьким было это расставание. Когда я снова смог ясно различать окружающие предметы, я осадил лошадь и оглянулся назад, на лагерь, находившийся теперь уже на некотором расстоянии. Он казался действительно мирным местом, так как хоть утренняя буря и возвращалась и пелена темной тучей висела над ним, все же яркое солнце еще светило на белые крыши фургонов и ходивших туда и сюда между ними людей.

Кто бы только мог подумать, что в течение короткого времени все это будет являть собой лишь кровавое поле, что эти мирные фургоны будут иссечены и изрешечены ассегаями и что женщины и дети, которые сейчас передвигались там, в большинстве своем будут разбросаны по вельду с такими искалеченными телами, что на них страшно будет посмотреть?.. Увы, буры, всегда враждебные к власти и самонадеянные, когда дело касалось их самостоятельности и собственных взглядов, не подчинилось совету коменданта держаться вместе…

Они поразъезжали то в одну, то в другую сторону, чтобы охотиться на дичь, которой тогда было изобилие, оставив свои семьи почти без всякой защиты. Поэтому зулусы разыскали их и перебили.

Тогда, когда я ехал впереди, немного в стороне от остальных, кто-то обогнал меня и я увидел, что это был Анри Марэ.

— Ну, что ж, Аллан, — сказал он, — вот так Бог дал тебя мне в качестве зятя. Кто подумал бы об этом? Ты не похож в моих глазах на новобрачного, потому что свадьба неестественна, когда жених уезжает и оставляет невесту хотя бы на один час. Пожалуй, ты никогда по-настоящему не женишься после всего этого, ибо Бог, который дает зятя, может так же и забрать его, в особенности, когда Его хорошо попросят об этом… О! — продолжал он, переходя на французский, что было его обыкновением, когда он выходил из себя. — О-а е а! О а а!

Затем, выкрикнув эту блестящую, но с явным намеком, пословицу во всю высоту своего голоса, он ударил лошадь прикладом ружья и умчался галопом раньше, чем я успел ему ответить.

В этот момент я ненавидел Анри Марэ, так как никого до этих пор не ненавидел… даже его племянника Эрнана. Я уже чуть было не поехал к коменданту Ретифу, чтобы пожаловаться ему, но потом сам себя отговорил от этой мысли, во-первых, потому что Марэ вне всякого сомнения был полусумасшедшим и, следовательно, не отвечал за свои поступки, а во-вторых, лучше бы он находился с нами, нежели в одном лагере с моей женой, — такая неожиданная мысль пришла мне в голову. Но увы!.. Этот полусумасшедший более опасен, чем даже лунатики!..

Ханс, который наблюдал за этой сценой и прослушал всю болтовню Марэ, будучи прекрасно осведомленным о положении всего этого дела, подошел бочком к моей лошади и шепнул льстивым голосом:

— Баас, я думаю, что старый баас болен и небезопасен. Он выглядит как человек, который намерен повредить кому-нибудь что-нибудь. Теперь, баас, давайте я разряжу свое ружье, чтобы не получился несчастный случай: ведь вы же знаете, что мы, цветные люди, очень осторожны с ружьями! Хеер Марэ никогда больше не беспокоил бы никого какими-либо поручениями и вы, и мисси Мари, и все мы были бы в безопасности… Также и вас никто не мог бы ругать, ведь несчастному случаю помешать невозможно… Ружья иногда разряжаются, баас, когда вы не хотите этого…

— Убирайся, — ответил я.

Однако, если бы ружье Ханса тогда действительно «случайно» выстрелило, я полагаю, что это могло бы спасти множество человеческих жизней…

ГЛАВА XVIII Договор

Наше путешествие в Умгингундхлову было успешным и без всяких инцидентов. Когда нам оставалось каких-нибудь полтора дня марша до Большого Крааля, мы обогнали стадо скота, который мы отобрали у Сиконьелы, ибо этих животных гнали медленно и давали им хорошо отдохнуть и отъесться, чтобы они прибыли в хорошем состоянии. Также комендант очень хотел, чтобы мы сами подарили этот скот королю. Погоняя это множество животных впереди себя, их было более пяти тысяч голов, — мы достигли места в субботу 3-го февраля около полудня и прогнали стадо через ворота города и крааль для скота. Затем мы спешились и пообедали под теми самыми двумя молочными деревьями недалеко от ворот крааля, где я недавно простился с Дингааном.

После обеда прибыли посланцы, чтобы просить нас посетить крааль, и с ними юный Томас Холстед, который сказал коменданту, что все оружие должно быть оставлено, так как существует зулусский закон, что ни один человек не может предстать перед королем вооруженным. Ретиф отклонил это, в связи с чем посланцы апеллировали ко мне, которого узнали, чтобы я подтвердил их слова.

Я ответил, что был здесь не так долго, чтобы знать все законы. Тогда воцарилась пауза, во время которой они послали за кем-то, чтобы принести необходимые доказательства. Я не знал, за кем послали, так как я не был достаточно близок с Томасом Холстедом, чтобы это выяснить. И сейчас этот некто явился и оказался никем иным, как Эрнаном Перейрой…

Он подходил к нам, сопровождаемый зулусом, так важно, как если бы являлся каким-нибудь вождем. Вид у него был весьма здоровым, и он казался еще более красивым, чем когда-либо. Заметив Ретифа, он поднял шляпу и помахал ею, а затем протянул для рукопожатия руку, которую, как с удовлетворением я отметил, комендант не принял.

— Так вы все еще здесь, минхеер Перейра! — сказал холодно Ретиф. — Тогда будьте настолько добры и скажите мне, что это за выдумка с оружием?

— Король поручил мне сказать… — начал он.

— Поручил вам сказать? Разве вы являетесь слугой этого черного человека? Однако, продолжайте…

— Король сказал, что никто не должен входить в его личное помещение с оружием.

— Ладно, минхеер, тогда будьте любезны пойти и сказать этому королю, что мы не желаем входить в его личное помещение. Я привел скот, который он попросил меня доставить, и я хочу передать животных ему лично, где бы он не захотел, но мы не желаем разоружаться ради этого.

Теперь начались разговоры, после которых посланники ушли, а потом возвратились, чтобы сказать, что Дингаан примет буров на большой площади для танцев в центре крааля и что они могут взять с собой свои ружья, поскольку он, король, желает видеть, как они стреляют из них.

Так мы и въехали в крааль, делая это насколько возможно красиво, и обнаружив, что занимающая много акров площадь окружена тысячами воинов с плюмажами, но невооруженных, построенных полками.

— Вот видите, — услышал я, как сказал Ретифу Перейра, — у них нет даже копий.

— Вижу, — ответил комендант, — но зато у них есть палки, которыми они прекрасно умеют пользоваться.

В это время вся масса скота двумя потоками прогонялась мимо находившейся в центре площади группы людей, а затем через ворота назад. Когда все животные прошли, мы приблизились к этим людям, между которыми я различил тучные формы Дингаана, задрапированного в украшенный бусами плащ. Мы расположились полукругом перед ним и стояли так, пока он ощупывал нас своими острыми глазами. Вдруг он заметил меня и послал советника сказать, что я должен подойти к нему и служить ему переводчиком.

Так что, спешившись, я пошел с Ретифом, Томасом Холстедом и еще несколькими из числа влиятельных буров.

— Сакубона (добрый день), Макумазан, — сказал Дингаан. — Я доволен, что ты приехал, ибо я знаю, что ты будешь переводить мои слова правильно, будучи одним из народа Георга, которого я люблю, потому что Тоо-маасу, который, здесь, я не доверяю, хотя он тоже является сыном Георга.

Я перевел Ретифу его слова.

— О! — проворчал он. — Кажется вы, англичане, на шаг впереди нас, буров, даже здесь…

Затем он пошел вперед и потряс руки короля, которого, как вы помните, он уже посетил перед этим.

После этого начался разговор, или индаба, который я не намереваюсь излагать подробно, ибо это дело истории. Достаточно сказать, что Дингаан, после того как он поблагодарил Ретифа за возвращение скота, спросил, где находится сейчас Сиконьела, поскольку Дингаан имел в виду расправиться с ним. Когда Дингаан узнал, что Сиконьела находится на территории его собственной страны, он страшно разгневался, или сделал вид, что сердится. Потом он спросил, где шестьдесят лошадей, которые, слышал он, мы захватили у Сиконьелы, так как этих лошадей, мол, тоже следовало бы отдать ему, Дингаану. Ретиф в виде ответа коснулся своих седых волос и спросил, не принимает ли Дингаан его за ребенка: если он, Дингаан, счел возможным потребовать себе лошадей, которые ему не принадлежали и не принадлежат. Он добавил, что эти лошади возвращены бурам, у которых их украл Сиконьела.

Когда Дингаан, казалось, удовлетворился этим ответом, Ретиф поднял вопрос о заключении договора относительно земли… Однако, король ответил, что белые люди только что прибыли и ему хочется посмотреть их характерные танцы. А что касается дела, то его можно и отложить на другой день.

Так что в результате этого буры выступили со своими «танцами», приведшими короля в изумление. Для этого буры разделились на две группы и атаковали друг друга полным галопом, стреляя из ружей в воздух. Получилось зрелище, которое, казалось, наполнило всех присутствующих восхищением и благоговейным страхом. Когда все утихло, король пожелал, чтобы они продолжали стрелять «по сто выстрелов каждый», но комендант отказал в этом, говоря, что нельзя расходовать много пороха.

— А зачем вам порох в мирной стране? — с подозрением спросил Дингаан.

Ретиф ответил с моей помощью:

— Порох нам нужен, чтобы убивать дичь для пропитания, или чтобы защищаться, если какие-либо злодеи захотят напасть на нас.

— Тогда здесь вам порох не понадобится, — сказал Дингаан, — поскольку я дам вам пищу и я, король, являюсь вашим другом, так что ни один человек в Зулуленде не осмелится стать вашим врагом.

Ретиф сказал, что рад слышать это, и попросил, чтобы бурам разрешили остаться в пределах крааля, поскольку они утомились от верховой езды. Дингаан дозволил и мы, попрощавшись, удалились. Однако, раньше чем я достиг ворот, меня догнал посланец, мой старый знакомый, Камбула, и сказал, что король желает поговорить со мною наедине. Я ответил, что без разрешения коменданта не могу это сделать. Но Камбула настаивал:

— Пойдем со мной, я умоляю тебя, о Макумазан, так как в противном случае ты будешь взят силой.

Тогда я сказал Хансу, чтобы он мчался галопом к Ретифу и рассказал ему о моем затруднительном положении, потому что я уже задержан, по знаку Камбулы меня окружили зулусы. Ханс исполнил мой приказ и тут же появился Ретиф и спросил меня, в чем дело. Я перевел ему слова Камбулы, которые последний повторил при Ретифе.

— Имеет ли в виду этот парень, что ты будешь схвачен, если не пойдешь, или если я откажусь разрешить тебе сделать это?

На этот вопрос Камбула ответил так:

— Это именно так, инкоос, так как у короля имеются личные слова для уха Макумазана. Поэтому мы должны повиноваться приказу и доставить его к королю, живым или мертвым!

— Всемогущий! — воскликнул Ретиф. — Это уже серьезно, — и он посмотрел назад, в сторону главного отряда буров, который под охраной большого числа зулусов к этому времени уже почти прошел через ворота.

— Аллан, — продолжал он, — если ты не боишься, я полагаю, что тебе следует пойти. Может быть, это только означает, что Дингаан должен через тебя передать какое-то поручение мне относительно договора.

— Я не боюсь, — ответил я. — Какой смысл бояться чего-либо в месте, подобном этому?

— Спроси у него, гарантирует ли король твою безопасность? — попросил Ретиф.

Я сделал это и Камбула ответил:

— Да, на это посещение ты имеешь такую гарантию… Но кто я такой, чтобы истолковывать слова и мысли короля? Никаких гарантий на будущее я дать не могу.

— Темно сказано, — прокомментировал Ретиф. — Однако, иди, Аллан, так как ты должен идти, и Бог приведет тебя назад в полной безопасности. Ясно, что Дингаан не стал бы звать тебя из-за пустяка… А сейчас я жалею, что не оставил тебя дома с твоей красивой женой…

И мы таким образом расстались. Я ушел к личным королевским аппартаментам, без ружья, так как мне не разрешили явиться перед королем вооруженным, сопровождаемый Хансом, а комендант — к воротам крааля… Через десять минут я уже стоял перед Дингааном, который довольно ласково приветствовал меня и начал задавать множество вопросов о бурах, в особенности о том, не являются ли они народом, поднявшим мятеж против своего короля и убежавшим от него.

Я ответил: «Да, они убежали, поскольку они не хотели жить в тесноте, а желали иметь больше пространства для жизни…» Но я уже все это рассказывал ему, когда мы виделись с ним раньше. Он ответил, что знает, что я об этом рассказывал, но он, мол, хочет слышать «те ли самые слова выйдут из того же самого рта, или же какие-нибудь иные…» т. е., чтобы он мог проверить, правдивый я человек или же нет. Затем, после небольшой паузы, он посмотрел на меня своим пронизывающим взглядом и спросил:

— Привез ли ты мне в подарок ту высокую белую девушку с глазами, подобными двум звездам, Макумазан? Я имею в виду ту девушку, в которой ты отказал мне, а я не мог взять, потому что тогда ты выиграл пари, отдавшее тебе всех белых людей… Ее, для спасения которой ты сделал своими братьями этих буров, изменивших своему королю?

— Нет, о Дингаан, — ответил я, — здесь среди нас нет ни одной женщины. Кроме того, эта девушка уже стала моей женой.

— Твоей женой? — сердито воскликнул он. — Клянусь головой Великого Черного, и ты осмелился сделать своей женой ее, которую возжелал я! Теперь скажи, мальчик, ты, мудрый Бодрствующий Ночью, ты, маленький муравей, который работает во тьме и выглядывает из конца своего туннеля только когда он закончен, ты, колдун, который своим волшебством может вырвать добычу из рук величайшего короля во всем мире, ибо это, конечно, волшебство, а не твои пули, убило тех грифов на Хлома Амабуту, Макумазан, скажи, разве не следует мне за такую выходку немедленно покончить с тобой?

Я скрестил руки на груди и посмотрел ему в глаза. Странный контраст должны были являть мы: огромный черный тиран с королевским выражением лица, ибо, чтобы вершить правосудие, он напускал на себя такое выражение, что одного кивка было достаточно, чтобы отправить сотни на смерть, и я — ничтожный белый мальчик, во всяком случае по внешнему виду я ничего большего из себя не представлял.

— О, Дингаан, — сказал я хладнокровно, ибо знал, что только хладнокровие было моим единственным шансом, — я отвечаю словами коменданта Ретифа, великого вождя. Ты принимаешь меня за ребенка, если думаешь, что я отдам тебе мою жену, тебе, у кого их уже так много! Кроме того, ты не можешь убить меня, потому что твой капитан Камбула дал мне слово, что у тебя я буду в безопасности…

Этот ответ, казалось, представился ему забавным. Во всяком случае, при одном из тех почти младенческих настроений, которые свойственны дикарям всех рангов и степеней, он внезапно перешел от ярости к безудержному хохоту.

— Ты проворный, как ящерица, — сказал он, — почему мне, кто имеет так много жен, и в самом деле хотелось еще одну, которая наверняка будет ненавидеть меня? Как раз потому, что она белая и заставит, предполагаю я, ревновать других, которые черные… Я уверен, что они отравят ее, или защипают до смерти за какой-нибудь месяц, а потом придут ко мне и скажут, что она умерла от раздражения. Так что, пожалуй, ты прав… У тебя имеется мое охранное свидетельство, и ты должен уйти отсюда невредимым. Но смотри же ты, маленькая ящерица, хоть ты и убегаешь от меня между камнями, я поймаю тебя за хвост. Я сказал, что хочу сорвать этот твой высокий, белый цветок, и я сорву его! Я ведь знаю, где она живет. Да, я знаю, где находится тот фургон, где она спит, он стоит в определенном ряду, ибо мои шпионы сказали мне об этом и я дам приказ, что, даже если всех убьют, то ее должны привести ко мне живой. Так что, может статься, что ты встретишь тут свою жену, Макумазан…

Теперь, при этих зловещих словах, которые могли значить так много и так мало, пот покрыл мой лоб и мороз пробежал у меня по спине…

— Быть может, я ее встречу здесь, а, быть может, и не встречу, о король, — ответил я, — мир нынче полон случайностей, как это было совсем недавно, когда я стрелял в священных грифов на Хлома Амабуту. И все же, я думаю, что моя жена никогда не будет твоей, о король!

— О! — сказал Дингаан, — этот маленький муравей роет другой туннель, думая, что через него он влезет на мою спину. Но что, если я отпущу свою пятку и раздавлю тебя, маленький белый муравей? А знаешь ли ты, — добавил он доверительно, — что тот бур, который исправляет мои ружья и которого мы называем Двуликий, потому что он одним глазом смотрит в вашу сторону, другим — в нашу, так вот он все еще очень хочет, чтобы я убил тебя. И когда я сказал ему, что ты едешь сюда с бурами, Двуликий ответил, что если я не пообещаю ему отдать тебя на растерзание грифам, он предупредит их, чтобы они сюда не ехали. Поэтому, раз я захотел, чтобы они, буры, прибыли, как я договорился, я дал ему такое обещание.

— Это правда, о король? — спросил я? — Умоляю, скажи, почему этот Двуликий, имя которого Перейра, так сильно желает моей смерти?

— О-о! — закудахтал тучный старый негодяй. — Разве ты, со своим умом, не можешь догадаться, о Макумазан? Может быть он, а совсем не я, нуждается в высокой белой девушке… Возможно, если он сделает для меня одно дело, я и отдам ее ему, как уже пообещал, в качестве платы за это дело… И, быть может, — добавил он с громким смехом, — я обману его после всего и удержу ее для себя, заплатив ему другим путем, ибо разве не могу я обмануть небесный гром, если он боится меня?..

Я ответил, что являюсь честным человеком и не знаю ничего о способах какого бы то ни было обмана.

— Да, Макумазан, — ответил Дингаан совсем добродушно. — Вот это и есть, в чем ты и я похожи друг на друга. Мы оба честные, совсем честные, и поэтому мы являемся с тобой друзьями, чем никогда я не смогу быть с этими амабуна, которые, как слышал я и от тебя, и от других, являются изменниками. Мы играем свою игру при ясном свете, как мужчины, и кто выигрывает, тот выигрывает, а кто проигрывает, тот проигрывает… Теперь слушай меня, Макумазан, и запоминай, что я говорю. Что бы ни случилось с другими, что бы ты не увидел, пока я жив, ты в безопасности… Дингаан сказал! Получу ли я высокую белую девушку, или же не получу ее, все равно: ты в безопасности… Это под залог моей головы, — и он прикоснулся к каучуковому кольцу в густых волосах.

— А почему же я в безопасности, если другим грозит опасность, о король? — спросил я.

— О! Если ты хочешь узнать, спроси у одного древнего пророка по имени Зикали, который был уже в этой стране в дни самого Сензангэкона, моего отца, и даже еще перед тем… Если, правда, ты сможешь найти его. Кроме того, ты нравишься мне, ибо ты не такой плосколицый, как эти амабуна, и у тебя такой мозг, что протаскивает тебя через всякие трудности, как змея делает это через камыши… А потом, просто жалко было бы убить человека, который может подстреливать птиц, кружащихся высоко над ним в небе, чего никто другой сделать не может! Так что, что бы ни произошло, помни, что ты в полной безопасности, и живым уйдешь из этой страны, и живым останешься здесь, если только захочешь остаться и быть моим голосом для того, чтобы я мог легко разговаривать с сынами Георга… А теперь возвращайся к коменданту и скажи ему, что мое сердце — это его сердце, и что я буду очень рад видеть его здесь. Завтра, а может быть и на следующий день, я покажу ему некоторые танцы моего народа, а после этого я подпишу то писание, отдавая ему всю землю, которую он просит, и все другое, что только он может пожелать, даже, быть может, и больше того. Гамба гахле, Макумазан, — и поднявшись с поразительной быстротой со своего кресла, он круто повернулся и скрылся через маленькое отверстие в тростниковой ограде за его спиной, ведшее в его личные хижины…

Когда меня сопровождал назад Камбула, ожидавший за воротами лабиринта, я встретил Томаса Холстеда, который праздно шатался вокруг, думаю, для того, чтобы поговорить со мной. Остановившись, я прямо спросил его, каковы намерения короля относительно буров.

— Не знаю, — ответил он, пожимая плечами, — однако, он хочет казаться таким сладеньким по отношению к ним, что я думаю, как бы он не замыслил против них что-то… Он удивительно доволен вами, потому что я сам слышал, как он отдал приказ, чтобы всем полкам было передано слово, что если вам будет нанесен хотя бы малейший вред, виновника немедленно умертвят. Также, что вас следует показать всем солдатам, когда вы будете ехать с остальными, чтобы каждый солдат знал вас в лицо.

— Для меня это хорошо, — ответил я. — Но я что-то не пойму, почему я нуждаюсь в специальной защите больше, чем все остальные, если кто-то не замыслил что-то дурное только против меня?

— Странно, но, однако, это так, Аллан Квотермейн, индуна сказал мне, что красивый португалец все время просит короля убить вас, просит каждый раз, как только видит короля. И действительно, я сам слышал это.

— Это очень любезно с его стороны, — ответил Я, — но тогда Эрнан Перейра и я никогда не достигнем успеха… Скажите, пожалуйста, что он еще говорит королю, когда не просит его убить меня?

— Не знаю, — сказал он. — Что-то грязное, я уверен в этом. Не даром же дали ему туземцы такую кличку… Я думаю, однако, — добавил он шепотом, — что он много занимался бурами, так как ему было разрешено остаться здесь, чтобы получить их подписи под договором. Дингаан однажды клялся, что не даст им земли больше, чем нужно, чтобы похоронить их, а Перейра сказал ему, что подпись не имеет никакого значения, ибо «что написано пером, можно выцарапать копьем»…

— Правда? И что ответил на это король?

— О, он расхохотался и сказал, что это самое правильное и что он, дескать, отдаст бурской комиссии все, что хочется их народу и кое-то еще сверху для них самих. Но не передавайте этого, ибо, если Дингаан узнает, я наверняка буду убит. Я говорю вам, вы хороший парень, благодаря вам я выиграл крупное пари при той стрельбе по грифам, поэтому даю вам небольшой совет, которому вы последуете, если вы действительно разумный человек. Уносите ноги из этой страшной страны, причем так скоро, как только сумеете, и идите присматривать за красивой мисс Марэ, которую вы обожаете. Дингаан желает ее, а что в этой части света желает Дингаан — он получает!

Затем, не ожидая благодарности, он круто повернулся и скрылся в толпе зулусов, которые следовали за нами из любопытства, предоставив мне гадать, был ли прав Дингаан, назвав этого молодого человека лжецом… Его рассказ вроде бы соответствовал тому, что говорил мне король, так что, пожалуй, Холстед и не лгал…

Сразу же после того, как я прошел через главные ворота, где, исполнив службу, Камбула отсалютовал мне и ушел, я увидел двоих белых мужчин, занятых оживленным разговором под одним из молочных деревьев. Это были Анри Марэ и его племянник. Перехватив мой взгляд, Марэ отошел в сторону, а Перейра приблизился и заговорил со мной, хотя наученный горьким опытом с Ретифом, не протянул руку.

— Добрый день, Аллан, Я сказал он довольно приветливо. — Я только что услышал от дяди, что должен поздравить вас с женитьбой, и, поверьте мне, я делаю это от всего сердца!

Сейчас, когда он сказал эти лживые слова, кровь закипела во мне, но я подумал, что разумнее будет держать себя под контролем, поэтому только сказал сухо:

— Благодарю вас.

— Конечно, — продолжал он, — мы оба стремились к одному призу, но Богу было угодно, чтобы выиграли его вы… Ну, что ж, я не из тех, что таят злобу.

— Рад слышать это, — ответил я. — Но все ж я думаю, что вы затаили злобу. А теперь скажите, как долго Дингаан будет держать нас здесь?

— О, два или три дня, самое большее. Видите, Аллан, к счастью, я сумел убедить его подписать договор о земле без дальнейших хлопот. Как только это будет сделано, вы все сможете ехать домой.

— Комендант будет очень благодарен вам, — сказал я. — Но что намереваетесь делать вы лично?

— Я не знаю, Аллан. Вы ведь видите, что я не такой удачливый парень, как вы, чтобы меня где-то ожидала жена. Полагаю, что я задержусь некоторое время. Я уже представляю себе путь, которым я смогу вытянуть солидное количество денег из этих зулусов. Потеряв все во время того переселения в Делагоа Бей, я хочу заработать денег.

— Мы все этого хотим, — ответил я, — особенно, если мы только отправляемся в жизнь. Так что, если вам будет удобно так разделаться со своими долгами, я этим буду доволен…

— О, не бойтесь! — воскликнул он, а по его смуглому лицу пробежала тень. — Я заплачу вам то, что должен, каждый фартинг, даже с хорошими процентами.

— Король как раз перед этим говорил мне, каковы ваши намерения, — спокойно заметил я, глядя ему прямо в глаза.

Затем я зашагал вперед, оставив его в растерянности, так как, по-видимому, ему нечего было ответить мне.

Я пошел прямо к хижине, предоставленной Ретифу В небольшом охраняемом краале, который передан нам для лагеря. Коменданта я застал занятым тягостным для него писанием письма на положенной на колени доске. Он поднял на меня глаза и спросил, как принимал меня Дингаан, не жалея, думаю, о перерыве в его канцелярских трудах.

— Послушайте, комендант, — сказал я тихо, чтобы не быть услышанным, и пересказал ему слово в слово беседы, состоявшиеся у меня только что с Дингааном, Томасом Холстедом и Перейрой.

Он молча выслушал меня, затем сказал:

— Это странная и угрожающая история, Аллан, и, если это правда, Перейра является еще большим негодяем, чем я думал. Но я не могу поверить, что это правда. Я полагаю, что Дингаан лгал тебе для своих собственных темных целей, я имею в виду… план убить тебя!

— Может быть, комендант. Я не знаю и не особенно беспокоюсь. Но я уверен, что он не лгал, когда говорил, что хочет похитить мою жену для себя, или для Перейры.

— Ну, и что же ты намереваешься делать в таком случае, Аллан?

— Я намереваюсь, комендант, с вашего разрешения послать моего ординарца Ханса назад в лагерь с письмом к Мари, где предложить ей незаметно переехать на ферму, которую я облюбовал ниже по реке, и прятаться там, пока я не возвращусь.

— Я думаю, что это бесполезно, Аллан. Однако, если это облегчит твое сердце, делай так, ибо я не могу разрешить ехать туда тебе самому. Только не следует посылать этого готтентота, который все разболтает и только напугает людей… Я сам направлю посланца в лагерь, чтобы сообщить о нашем благополучном прибытии и хорошем приеме Дингааном. Этот посланец сможет взять и твое письмо, в котором я советую написать твоей жене, что, если она, Принслоо и Мейеры направятся на твою ферму, они должны сделать это без всякой болтовни!.. Приготовь письмо к рассвету завтрашнего дня, когда, надеюсь, и мое будет готово, — добавил он с мучительным стоном.

— Оно будет готово, комендант… Но что вы думаете о Перейре и его штучках?

— Опять этот проклятый Перейра! — воскликнул комендант, ударив кулаком по доске. — При первой возможности я сам получу свидетельства у Дингаана и этого английского парня, Холстеда. Если я обнаружу, что они повторяют то, что рассказали тебе, я отдам Перейру под суд, как обещал до этого, и если только он будет признан виновным, ей Богу, я сам расстреляю его! Но сейчас лучше ничего не предпринимать, а только не спускать с него глаз, чтобы он не вызвал панику в лагере и, в конце концов, не испортил бы все. Теперь иди и пиши письмо, а я займусь тем же…

Так что я пошел и написал, рассказав Мари кое-что, но не упоминая обо всем, что я изложил перед этим. Я приказал ей, с Принслоо и Мейерами выбираться немедленно на ферму, находящуюся в тридцати милях от Буменской реки, под предлогом наблюдения за строительством дома. Если же они не захотят с ней ехать, я приказал Мари отправиться одной, с несколькими слугами готтентотами, или с кем другим, кого она сможет найти.

Это письмо я вручил Ретифу, предварительно прочитав его ему. По моей просьбе он нацарапал внизу письма:

«Я видел то, что написано выше и одобряю это, зная всю историю, которая может быть и правдой и ложью. Делай так, как приказывает твой супруг, но не болтай об этом в лагере, исключая тех, кого он упоминает.

Питер Ретиф».

Итак, посланец отправился на рассвете и должным порядком вручит письма Мари.

Следующий день был воскресеньем. Утром я пошел к преподобному мистеру Оуэну, который был весьма рад меня видеть. Он сообщил мне, что Дингаан по отношению к нам настроен хорошо и что он спрашивал Оуэна, не сможет ли он написать текст договора о передаче в аренду земли, которую хотят буры. Я побыл около хижины мистера Оуэна, а затем вернулся в лагерь.

В полдень Дингаан устроил в нашу честь большой военный танец, в котором приняли участие двенадцать тысяч солдат. Это было замечательное и внушающее благоговейный страх зрелище, и я припоминаю, что каждый из участвующих полков имел большое количество обученных быков, которые маневрировали с ними согласно словам команды. В этот день мы видели Дингаана только на расстоянии, а после танцев возвратились в лагерь, чтобы поесть мяса, которое Дингаан прислал нам в изобилии.

На третий день, — это был понедельник 5-го февраля, — танцев и показательных боев стало так много, что мы начали уставать от этого дикого зрелища. Поздно после полудня, Дингаан послал за комендантом и его людьми, сказав, что он желает поговорить с Ретифом относительно договора. Так что мы пошли. Но только трое или четверо, в том числе и я, были допущены к особе Дингаана, остальные же остались на таком расстоянии, откуда они могли видеть нас, но не слышать.

Дингаан достал бумагу, написанную мистером Оуэном. Этот документ, который, я думаю, еще существует, был составлен по всем правилам и начинался подобно воззванию: «Знайте, все люди…» В нем Дингаан сдавал… «место от Тугелы до реки Умзимвубу, называемое Наталь…» в постоянную аренду бурам. По требованию короля я перевел ему этот текст, затем Холстед, вызванный сюда, когда я закончил, проделал то же самое.

На буров все это произвело благоприятное впечатление: им стало ясно, что король хочет знать точно все, что должен подписать, чтобы потом не было повода говорить, что он хотел надуть буров. С этого момента Ретиф и его люди, уже не имели никаких сомнений в добром отношении к ним Дингаана и отбросили всякие подозрения о возможном предательстве.

Затем комендант спросил короля, подпишет ли он бумагу сейчас. Тот ответил, что он подпишет следующим утром, перед самым отъездом комиссии. Тогда Ретиф спросил через Холстеда, соответствует ли истине рассказ о том, что бур по имени Перейра, которого зулусы называют Двуликим, снова просил его, Дингаана, чтобы он убил Аллана Квотермейна, именуемого у них Макумазаном, Дингаан рассмеялся и ответил:

— Да, это совершенная правда, потому что он ненавидит Макумазана. Но пусть маленький белый сын Георга не боится, ибо мое сердце мягко для него и я поклялся головой Великого Черного, что ему в Зулуленде не принесут никакого вреда. Разве не является он моим гостем, как и все вы?

Затем Дингаан сказал, что если комендант пожелает, он прикажет схватить и убить Двуликого, потому что тот осмелился требовать моей жизни. Ретиф ответил, что сам разберется с этим делом, и после того как Холстед подтвердил рассказ короля о поведении Перейры, он поднялся и попрощался с Дингааном.

Когда мы шли назад в лагерь, Ретиф мало говорил об этом деле, но было заметно, что он весь кипел от гнева.

Вернувшись в лагерь, он послал за Перейрой, Марэ и несколькими старшими бурами, людьми солидными и рассудительными. Мне также было приказано присутствовать. Когда прибыл Перейра, Ретиф прямо обвинил его в замысле убить меня и спросил, что он может сказать в свое оправдание. Конечно, его ответ был полным отрицанием всего и выдвижением выдуманной истории о якобы имевшей место неприязни с моей стороны, с тех пор как я женился.

— Тогда минхеер Перейра, — сказал Ретиф, — поскольку Аллан Квотермейн завоевал девушку, которая сейчас является его женой, его причина неприязни должна исчезнуть, в то время как ваша вполне может остаться. Однако, у меня сейчас нет времени изучать все эти обстоятельства. Но я предупреждаю вас, что все это будет рассмотрено позже, когда мы возвратимся в Наталь, где я возьму вас под наблюдение, чтобы знать, что вы делаете. Также я предупреждаю вас, что у меня есть доказательства всего, о чем я здесь говорил. А сейчас будьте добры убраться и не попадаться мне на глаза, ибо мне не нравится человек, которого даже кафры называют Двуликим. Что касается вас, друг Марэ, то я скажу вам, чтобы вы поменьше общались с этим типом, имя которого, хотя он и ваш племянник, находится под таким темным облаком, и которого вы почему-то слепо любите…

Насколько я помню, никто из них не дал ответа на эту прямую, честную речь. Они просто повернулись и ушли. Однако, утром, в тот роковой день 6-го февраля, когда я встретил коменданта Ретифа, проезжавшего верхом через лагерь, он сказал:

— Аллан, Перейра сбежал и Анри Марэ с ним, но я не жалею об этом, ибо, вне всякого сомнения, мы снова встретимся в этом мире, или в следующем, и выясним всю правду. Вот, читай это, а потом верни, и он протянул мне листок бумаги и поскакал дольше.

Я развернул свернутый листок и прочитал следующее:

«Коменданту Ретифу, губернатору буров-эмигрантов.

Минхеер комендант!

Я не останусь здесь, где на меня возведены такие глупые обвинения кафрами и англичанином Алланом Квотермейном, который, как и вся его раса, является нашим врагом и, хотя вы и не знаете этого, предателем, который задумал вместе с зулусами страшное преступление против вас. Поэтому я ухожу, но я готов встретить любое обвинение перед настоящим судом! Мой дядя уходит со мною, ибо он чувствует, что его дочери угрожает опасность со стороны зулусов, и он возвращается защищать ее, потому что тот, кого назвали ее супругом, пренебрегает этим. Аллан Квотермейн, англичанин, являющийся личным другом Дингаана, может объяснить, что я имею в виду, ибо он знает больше о планах зулусов, нежели я, что в конце концов поймете и вы…»

Затем следовали подписи Перейры и Марэ. Я положил это гнусное письмо в карман, ломая голову над тем, что может означать его точный смысл и особенно это совершенно абсурдное и неопределенное обвинение в предательстве.

Мне показалось, что Перейра покинул нас, потому что он чего-то боялся: или того, что он может быть отдан под суд, или из-за какой-то отдаленной аферы, в которую он мог быть втянут. Марэ, вероятно, убежал с ним по той же причине, что и кусок железа следует за магнитом, так как он никогда не мог противостоять притяжению этого дурного человека. Или, возможно, он узнал от него о грозящей его дочери опасности, и в самом деле забеспокоился…

Ибо нужно всегда помнить, что Марэ страстно любил Мари, однако, плохой читатель этой истории может подумать, что он придирался к ней. Она была его любимицей, зрачком его глаза, и большой обидой для него было то, что она беспокоилась обо мне больше, чем о нем. В этом была одна из причин, почему он ненавидел меня так же сильно, как любил ее…

Я еще не кончил читать это письмо, как поступил приказ, чтобы мы в полном составе пришли попрощаться с Дингааном, оставив оружие у ворот города. Большинству наших оруженосцев было приказано сопровождать нас, — я думаю потому, что Ретиф желал произвести большее впечатление на зулусов таким количеством людей. Однако, несколько готтентотов оставили на месте, чтобы оседлать лошадей.

К ним я послал и Ханса, чтобы быть уверенным, что мои лошади в порядке. Как раз, когда мы отправлялись, ко мне подошел парнишка — Вильям Вуд — который проживал с мистером Оуэном, бродивший вокруг с озабоченной физиономией.

— Как поживаете, Вильям, — спросил я.

— Не лучшим образом, мистер Квотермейн, — ответил он. — Дело в том, — добавил он с оттенком доверительности, — что обо всех вас ходят очень странные слухи. Зулусы говорили мне, что с вами должно что-то произойти, и я думаю, что вы обязаны об этом знать… Больше я ничего не решаюсь сказать по этому поводу, — и он исчез.

В этот момент я перехватил взгляд Ретифа, подошел к нему и остановил.

— Комендант, послушайте меня.

— Давай… Что там еще, племянник? — спросил он рассеянно.

Я передал ему слова Вуда, добавив, что я тоже неспокоен, хоть и не могу объяснить почему…

— О, — ответил он с раздражением, — это все градины и горящая трава (имея в виду, что первое может таять, а второе — разгораться, другими словами, по нашей английской идиоме — обманывать и говорить чепуху). — Почему ты всегда пытаешься запугать меня своими фантазиями? Ведь Дингаан является нашим другом, а не врагом! Так что давай принимать дары, которые преподносит нам фортуна, и будем ей благодарны. Пойдем, марш!..

Он сказал эти слова около восьми часов утра…

Мы, главная часть буров, проследовали через ворота Большого Крааля, сложив оружие под двумя молочными деревьями, группами по четыре-пять человек, смеясь и непринужденно болтая. Потом я часто думал, почему, — хоть каждый из них, исключая меня, был осужден в течение часа совершить ужасный шаг в небытие, — приближающаяся роковая судьба не бросила заранее ни единой тени на их сердца… Наоборот, они шли совершенно веселые, будучи чрезвычайно довольными успешным исходом своей миссии и перспективой немедленного возвращения к своим женам и детям… Даже сам Ретиф был весел, так как я слышал его шутки с товарищами обо мне и моей «неделе белого хлеба», или медовом месяце, который, как сказал Ретиф, еще и не начинался…

Когда мы шли, я обратил внимание на то, что большинство полков, которые исполняли большие военные пляски перед нами в предыдущий день, ушли. Однако, два еще осталось: «Ишлангу Инхлопе», то есть «Белые Щиты», которые являлись корпусом ветеранов, носивших кольца на голове, и «Ишлангу Умняма», то есть «Черные Щиты», — только молодые воины, без колец. «Белые Щиты» выстроились вдоль изгороди большой открытой площади, слева от нас, а «Черные Щиты» подобным же образом расположились справа от нас, причем каждый полк насчитывал до пятнадцати сотен человек… За исключением боевых дубинок и танцевальных палок, они были безоружны.

Наконец мы приблизились к передней части танцевального поля и обнаружили Дингаана, сидевшего в своем кресле, и двух его великих индуна, Умхелу и Тамьусу, опустившихся на корточки по обе стороны. За ним, стоя вокруг входа в лабиринт, через который пришел король, находились другие индусы и капитаны. Подойдя к Дингаану, мы приветствовали его, а он принял этот привет радостными словами и улыбкой. Затем Ретиф, трое других буров, Томас Холстед и я вышли вперед, где снова достали договор и опознали его, как тот самый документ, который видели в предыдущий день. Внизу его кто-то, — я уже забыл кто, — написал по-голландски: «Де мерк ван конинг Дингаан» (т. е., — поставил знак «король Дингаан»). В пространстве слева, между словами «мерк» и «ван» Дингаан сделал пером крест, а перо дал ему Томас Холстед, который держал его за руку и показывал, что нужно делать пером.

После этого трое его индун, или великих советников, которых звали Нвара, Манондо и Юливана, подтвердили это, как свидетели от зулусов, а Оостгуйзен, Либенберг и Грейлинг, стоявшие ближе к Ретифу, как свидетели от буров.

Когда это было проделано, Дингаан приказал одному из его исибонго, или «восхвалителей», пробежать туда и сюда перед полками и другими собравшимися там и объявить, что он подарил Наталь бурам в их вечную собственность. Это сообщение зулусы приняли громкими криками. Потом Дингаан спросил Ретифа, не хочет ли он поесть, и тут же принесли огромные столовые подносы с вареным мясом и роздали всем вокруг. Однако, буры от угощения отказались, говоря, что они уже позавтракали. На это король заявил, что в таком случае, они должны напиться, и всем были предложены горшки с твалой или зулусским пивом, которому все буры охотно отдали честь.

Пока они пили, Дингаан дал Ретифу поручение голландских фермеров поскорей приехать сюда и занять Наталь, который с этого времени является их собственной страной. Этот гнусный тип пожелал также приятного пути домой. Затем он приказал двум полкам плясать и петь военные песни, чтобы получше развлечь гостей.

И вот полки зулусов начали выполнять это, стягиваясь все ближе и ближе в ходе беспрерывной пляски. И именно в этот момент появился какой-то зулус, прокладывая себе путь сквозь строй капитанов, собравшихся у ворот лабиринта, и вручил какое-то послание одному из индун, который в свою очередь передал его королю.

— О! Вот как? — сказал король с тревожным видом.

Затем его взгляд как-то упал на меня, и он добавил:

— Макумазан, одна из моих жен внезапно сильно заболела и говорит, что она должна получить кое-какие лекарства белых людей, пока они еще не уехали. Ну, ты ведь говорил мне, что ты новобрачный мужчина, так что я могу доверить тебе моих жен. Я умоляю тебя пойти и выяснить, что за лекарства, в которых она нуждается, ибо ты ведь умеешь говорить на нашем языке…

Я колебался, затем перевел его слова Ретифу.

— Тебе лучше пойти, племянник, — сказал комендант, — но поскорее возвращайся назад, так как мы выезжаем немедленно.

Я еще немного колебался, ибо мне не нравилось это дело, король же, заметив мои колебания, начал заметно злиться.

— Как, — сказал он, — и вы, белые люди, отказываете мне в этой маленькой любезности, когда я только что сделал для вас так много, вы, которые обладаете чудодейственными лекарствами, которые могут исцелять больных?

— Иди, Аллан, иди, — сказал Ретиф, когда понял слова, короля, — или он поставит арест и все может пропасть…

Так что, не имея выбора, я пошел через ворота в лабиринт. В следующее же мгновение на меня навалились какие-то люди и, раньше чем я успел произнести хоть слово, в рот мне загнали дурно пахнущую ткань, которую туго затянули сзади на шее… Я оказался пленником с заткнутым тугим кляпом ртом…

ГЛАВА XIX Отправляйтесь с миром…

Высокий кафр, один из королевских охранников, державший в руках ассегай, вошел ко мне и шепнул:

— Слушай, маленький сын Георга!.. Король спасет тебя, если сможет, потому что ты не голландец, а англичанин. Однако, знай, что, если ты попытаешься закричать или даже сопротивляться, ты немедленно отправишься к предкам, — и он поднял ассегай так, словно собирался пронзить мне бок.

Теперь я все понял и буквально облился холодным потом. Мои спутники должны быть убиты, все!.. О, я охотно отдал бы свою жизнь, чтобы предостеречь их… Но, увы! Я не мог этого сделать, потому что тряпка была такой плотной, что ни один звук не мог проникнуть из моего рта… Один из зулусов просунул палку между тростниками изгороди. Подвигав ею в разные стороны, он сделал отверстие точно перед моими глазами. Я думаю, он сделал это из садистской жестокости, ибо через эти отверстия я смогу видеть все, что произойдет на площади.

Через некоторое время, — я думаю, минут через десять — пришли танцующие и пьющие пиво. Тогда Дингаан поднялся со своего кресла и тепло пожал руку Ретифу.

— Гамба гахле (отправляйтесь с миром), — сказав это, Дингаан отступил к воротам лабиринта и, когда он шел, буры сняли шляпы, размахивая ими и приветствуя короля. Дингаан уже почти прошел сквозь толпу и я снова обрел дыхание. Несомненно, я ошибся. Очевидно, никто не намеревался осуществить предательство. Уже в самом проеме ворот Дингаан круто обернулся и, обращаясь к окружавшим его воинам, сказал два слова, которые означали: «Хватайте их!»

Моментально воины, которые в данный момент танцевали совсем близко и, видимо, ожидали этих слов, ринулись на буров. Я услышал, как Томас Холстед отчаянно закричал по-английски:

— Мы погибли! — и затем добавил по-зулусски: — Дайте мне поговорить с королем!

Дингаан тоже услышал это и махнул рукой, показывая этим, что он отказывается слушать Томаса, и одновременно трижды крикнул:

— Булала Абатагати! — (убить колдунов).

Тут я увидел, как бедняга Холстед выхватил свой нож и вонзил его в стоящего рядом зулуса. Тот упал, а Холстед снова ударил другого солдата, перерезав ему горло. Буры также выхватили ножи, — те из них, у кого еще было время, — и пытались защищаться против этих черных дьяволов, которые набросились на них целыми толпами. Я потом слышал, что бурам удалось убить всего шесть или восемь зулусов и ранить с десяток. Но скоро все было кончено, ибо что могли сделать люди, вооруженные лишь карманными ножами, против такого множества озверелых врагов?..

Вскоре, среди ужасающей суматохи и шума, криков и стонов, проклятий и зулусских боевых кличей, все буры были сражены… Да, даже двое маленьких мальчиков и слуги готтентоты. Затем солдаты оттащили их в сторону, еще живых, держа за пятки, подобно тому, как черные муравьи тащили бы пойманных червяков или насекомых…

Дингаан же теперь стоял рядом со мной, сладострастно хохоча, его жирное лицо нервно подергивалось.

— Пойдем, сын Георга, — сказал он, — и давай посмотрим конец этих изменников.

Меня потащили на возвышенность внутри лабиринта, откуда был хороший обзор окружающей местности. Здесь мы немного подождали, прислушиваясь к шуму, нараставшему с далекого расстояния, пока не показалась ужасная процессия смерти, тянувшаяся вдоль изгороди Большого Крааля и направлявшаяся к Хлома Амабуту. Скоро склоны этого холма были достигнуты и там, среди кустов и скал, черные солдаты поубивали буров, всех до единого… Я смотрел на это, пока не потерял сознание…

Я думаю, что оставался без сознания на протяжении многих часов, хотя к концу этого периода мой обморок стал таким слабым, что я явственно слышал чей-то глухой голос, говоривший надо мной по-зулусски.

— Я доволен, что маленький сын Георга спасся, — доносился отдающийся эхом голос, который я совершенно не знал, — ведь он еще будет полезен черному народу…

Затем тот же голос продолжал:

— О, дом Сензангэкона! Теперь ты перемешал свое молоко с кровью, с белой кровью! Из этой чаши ты будешь пить до дна и после этого чаша должна быть разбита вдребезги, — говоривший засмеялся глубоким, ужасным смехом, который мне не суждено было снова услышать в течение многих лет…

Мне показалось, что обладатель этого голоса уходит, шаркая ногами, подобно какому-то большому пресмыкающемуся, и тогда я с усилием открыл глаза. Я находился в просторной хижине и единственный свет в ней исходил от костра, который горел в центре помещения, так как время, очевидно, было ночное. Женщина-зулуска, молодая и красивая, склонилась над тыквенной бутылкой около костра, что-то делая с ее содержимым. Я заговорил с нею в состоянии полубреда.

— О, женщина, — сказал я, — есть здесь тот человек, который только что говорил и смеялся надо мною?

— Не совсем, Макумазан, — ответила она приятным голосом. — Это был Зикали, Могущественный Волшебник, советник короля, Открыватель Дорог, тот, чье рождение не помнят даже наши деды, тот, чье дыхание вырывает деревья с корнями, тот, кого боится сам Дингаан и кому беспрекословно повинуется.

— И это он является причиной того, что убиты буры? — спросил я.

— Может быть, — ответила она, — но кто я такая, чтобы разбираться в таких вещах?

— Ты та женщина, которая заболела и которую меня послали проведать?

— Да, Макумазан, я была больна, но теперь я здорова, а ты болен, ибо все идет по кругу. Выпей это, — и она подала мне тыквенную бутылку с молоком.

— Как тебя зовут? — спросил я, когда брал бутылку.

— Найя — мое имя, — ответила она, — и я — твоя тюремщица. Не думай, что ты можешь убежать от меня, Макумазан, ибо здесь имеются и другие тюремщики, у которых копья… Пей!

И я выпил содержимое бутылки, но подумал, что оно может быть отравлено. Однако, жажда моя была так сильна, что я выпил все до последней капли.

— Ну что, теперь я уже мертвец? — спросил я, поставив бутылку на пол.

— Нет, нет, Макумазан, — ответила нежным голосом та, которая назвала себя Найей, — ты не будешь мертвецом, а таким, кто будет спать и забудет все.

Вскоре я потерял счет времени и крепко уснул, а как долго я спал, — не знаю.

Когда я проснулся, солнце стояло высоко в небе. Может быть, Найя положила снотворное в молоко, а может я просто крепко спал. Я этого не знаю. Во всяком случае, я был благодарен за этот сон, иначе, думаю, я сошел бы с ума.

Лежа в той хижине, я вспоминал и удивлялся, как Всемогущий мог допустить такое деяние, какое я увидел собственными глазами. Как это может согласовываться с теорией о любящем и милосердном Отце? Те бедные буры, каковы бы ни были их недостатки, а они имели их много, как и все мы, были в основном добрыми, честными людьми. Однако, им суждено было быть зверски убитыми по единственному кивку головой дикаря-деспота, оставив жен вдовами, а детей без отцов.

Тайна была слишком большая, достаточно большая, чтобы нарушить равновесие сознания у молодого человека, который явился очевидцем такой ужасающей сцены…

На протяжении нескольких дней мой рассудок и в самом деле был на волосок от психического расстройства. Наконец, здравый смысл и воспитание, которые, благодаря моему отцу, были у меня довольно солидные, победили. Я припомнил, что такие убийства, часто в гораздо больших масштабах случались тысячи раз в истории, что из-за них, и часто посредством их, цивилизация двигалась вперед, а милосердие и мир целовали друг друга над кровавыми могилами жертв.

Следовательно, даже при моей молодости и неопытности, я приходил к выводу, что какие-то невыразимые цели достигались путем этого ужаса и что жизнь тех бедных людей, приносимых в жертву, была необходима для этой цели. Это может показаться ужасной и роковой доктриной, но это и есть то, что подтверждается в Природе каждый день, и пострадавшие несомненно найдут возмещение в каком-то другом мире. Но если же этого не произойдет, тогда и вера и все религии совершенно напрасны!

Правда, может случиться, что такие события произойдут не согласно воле милосердной Силы, о которой я сказал, а вопреки ей. Быть может, дьявол из Священного Писания, над которым мы склонны смеяться, все еще является очень реальной и активной силой в нашем мире? Может быть, время от времени, некоторые злые принципы выливаются в форме взрыва, подобно заключенным в вулкане силам, принося горе и смерть на своих крыльях, пока в конце эта сила не ослабеет и не будет побеждена. Кто может об этом сказать?…

Этот вопрос, который следовало бы рассмотреть архиепископу Кентерберийскому и Папе Римскому в конклаве с Тибетским ламой в качестве третейского судьи, в случае, если они разойдутся во мнениях. Я же лишь пытаюсь изложить те мысли, которые долго терзали меня и которые до сих пор припоминает мой мозг. Но вполне вероятно, что это уже и не те самые мысли, ибо целое поколение умерло с тех пор, а за это время интеллект созрел, как вино дозревает в бутылке.

О собственной безопасности я особенно не задумывался. Если бы мне было суждено, я уже был бы убит. Но моя осведомленность о Дингаане говорила мне, что он не убил бы Ретифа и его спутников просто так, без причины. Это должно было явиться как бы прелюдией к еще большей резне, ибо я не забыл слова Дингаана в отношении Мари и другие намеки, которые он делал…

Из всего этого я сделал вывод, как оказалось, совершенно правильный, что на буров будет совершено общее нападение и что они, вероятно, будут уничтожены все. А я сижу здесь с единственной женщиной в качестве тюремщика и не могу убежать, чтобы предупредить их! Потому что вокруг двора моей хижины стояла шестифутовая изгородь, а за нею днем и ночью стояли многочисленные часовые. Так что бежать я не мог.

Так прошла неделя, поверьте мне, ужасная неделя. Все это время моим единственным компаньоном была красивая молодая женщина, Найя. В известной степени мы стали с нею друзьями и разговаривали на различные темы. Только я постоянно замечал, что не получал от нее никаких интересующих меня сведений. Она часами говорила об истории зулусов, или о характере Чаки, великого короля, однако, когда мы касались текущих событий, она замолкала, как высыхает вода на раскаленном кирпиче. Тем не менее, Найя все больше привыкала ко мне, или делала вид, что привыкает.

Она даже наивно рассуждала о том, что я мог бы жениться на ней, что Дингаан совсем готов разрешить это, так как, мол, я ему нравлюсь и он считает, что я могу быть полезен его стране. Когда я говорил ей, что уже женат, она пожимала своими роскошными плечами и спрашивала со смехом, открывая красивые ровные зубы:

— А какое это имеет значение? Разве мужчина не может иметь больше, чем одну жену? И, Макумазан, — добавила она, нагибаясь вперед и многозначительно глядя на меня, — как можешь ты знать, имеешь ли ты даже одну-единственную жену? Сейчас, может быть, ты уже разведен, или вдовец…

— Что ты имеешь в виду? — взволнованно спросил я.

— Я? Я ничего не имею в виду… Не смотри на меня так свирепо, Макумазан… Но ведь в мире всюду всякое случается…

— Найя, — сказал я, — ты представляешь собой две плохие вещи: приманку и шпионку, и ты знаешь это.

— Может быть, Макумазан. Но нужно ли меня бранить за это, если в этом вся моя жизнь, в особенности, если ты мне действительно нравишься?

— Я не знаю, — сказал я. — Скажи мне, когда я смогу выбраться из этого места?

— Как могу я сказать это, Макумазан? — ответила Найя, ласково похлопывая меня по руке. — Но думаю, что скоро. Когда ты уйдешь, вспоминай меня иногда, ибо я пыталась все сделать для тебя поудобней, насколько это возможно при наблюдателях за спиной, которые смотрят в хижину через каждую соломинку…

Я сказал то, что казалось мне подходящим в данном случае, а на следующее утро пришло мое освобождение. В то время, когда я во дворе за хижиной доедал свой завтрак, Найя выглянула из-за угла и сказала, что прибыл посланец от короля. Бросив еду, я пошел к воротам и обнаружил там своего знакомца, Камбулу.

— Приветствую, инкоос, — сказал он мне, — я пришел проводить тебя в Наталь… под стражей. Но предупреждаю тебя не задавать мне никаких вопросов, ибо, если ты будешь их задавать, я все равно не имею права на них отвечать. Дингаан болен и ты не можешь его видеть, как не можешь ты видеть ни белого молящегося человека, ни кого-нибудь другого. Ты должен отправляться со мной немедленно.

— А я и не хочу видеть Дингаана, — ответил я резко, смотря ему прямо в глаза.

— Я понимаю, — сказал Камбула, — мысли Дингаана — его мысли, а твои — твои и, возможно, именно поэтому он не хочет видеть тебя. Еще помни, инкоос, что Дингаан спас твою жизнь, вырвав тебя несгоревшим из очень большого огня, быть может, оттого, что ты — дерево иного сорта, который, подумал Дингаан, жалко сжигать… Ну, если ты готов, давай пойдем!

— Я готов, — ответил я.

На выходе я встретил Найю, которая сказала:

— Ты даже не подумал попрощаться, Белый Человек, хоть я и хорошо заботилась о тебе. О, чего другого могла я ждать? Однако, я надеюсь, если понадобится, то ты сделаешь для меня то, что я сделала для тебя…

— Обещаю это, — ответил я, пожимая ей руку… И, когда это случилось, я выполнил это обещание…

Камбула повел меня не через крааль Умгингундхлову, а вокруг него. Наша дорога пролегла рядом с Хлома Амабуту, где еще скопились в большом количестве грифы. Такова уж была моя судьба: проходить почти по свежеобглоданным костям моих сотоварищей, которые были казнены у подножья этого проклятого холма.

Пустые глазницы черепов, казалось, смотрели на меня укоризненно, словно спрашивая, почему я остался в живых, когда все они погибли. Я задавал себе этот вопрос неоднократно. Почему я единственный из такой большой компании остался живым? И ответ невольно возникал внутри меня: чтобы я смог отомстить дьявольскому убийце, Дингаану…

Глядя на эти раздробленные и оскверненные скелеты, которые недавно были живыми людьми, я сердцем поклялся, что, если я буду жив, я не откажусь от этой миссии. Как и не отказался, хотя и история этой расплаты не может, к сожалению, быть рассказана на этих страницах.

Отведя глаза от ужасного зрелища, я увидел, что на противоположном склоне еще стояли хижины и фургоны мистера Оуэна. Я спросил Камбулу, погибли ли тоже он и его люди.

— Нет, инкоос, — поколебавшись, ответил он, — они являются детьми Георга, как и ты, и поэтому король пощадил их, хотя и собирается выслать их из страны.

Это уже были отрадные вести и я снова спросил, пощадили ли Холстеда, раз он также является англичанином.

— Нет, — сказал Камбула, — король хотел спасти его, но он убил двоих наших людей и был растерзан воинами. Когда… убийцы принимаются за свою работу, остановить их руки слишком трудно!

Снова я спросил, не могу ли я присоединиться к мистеру Оуэну и ехать вместе с ним из Зулуленда, на что Камбула ответил кратко:

— Нет, Макумазан, распоряжение короля таково, что ты должен уехать один.

Так что я отправился и никогда больше не встретил, ни мистера Оуэна, ни его людей. Я полагаю, однако, что они благополучно добрались до Дурбаман и уплыли из Африки…

Вскоре мы подошли к двум молочным деревьям, где всюду валялись различные вещи и предметы нашего седельного снаряжения, хотя, правда, все ружья исчезли… Камбула спросил, могу ли я опознать мое седло.

— Вот оно, — указал я на седло, которое я с первого взгляда узнал, — но что за польза от седла без лошади?

— Лошадь, на которой ты ехал, оставлена для тебя, Макумазан, — спокойно ответил Камбула.

Затем он приказал одному из сопровождавших нас принести седло и уздечку, а также некоторые другие предметы, из которых я тут же выбрал два шерстяных одеяла, бутыль для воды, жестянки с сахаром и кофе, маленький ящик с медикаментами и тому подобное.

Примерно в миле дальше я обнаружил одну из моих лошадей, привязанную у сторожевой хижины, и отметил, что она хорошо упитана и ухожена. С разрешения Камбулы я оседлал ее и взобрался в седло. Когда я делал это, Камбула предупредил меня, что, если я попытаюсь оторваться от эскорта, то, безусловно, буду убит, ибо, даже если мне удастся скрыться, все равно по всей стране отдан приказ покончить со мной, если я буду замечен один.

Я ответил, что я безоружен и не собираюсь делать таких попыток. Итак, мы двинулись вперед: я — на лошади, а Камбула и его солдаты пешком, вернее, рысью по бокам лошади.

Полных четыре дня мы путешествовали таким манером, насколько я мог судить, примерно милях в тридцати на восток от той дороги, по которой ехали мы с Ретифом.

Очевидно, я был объектом большого интереса для туземцев страны, через которую мы проходили, быть может, потому, что они знали о том, что я остался единственным выжившим из всех белых, которые посетили короля. Они толпами выходили из краалей и глазели на меня почти с благоговейным страхом, словно я являлся духом, а не человеком. Только ни один из них не говорил мне ни слова, видимо, это было им запрещено. И в самом деле, когда я заговаривал с кем-либо из них, они неизменно отворачивались и уходили, или даже убегали.

На четвертый день к вечеру, Камбула и его солдаты получили какие-то известия, которые, казалось, сильно их взволновали. Посланец был в состоянии истощения, с пулевым ранением левой руки, появился из буша и сказал что-то, из чего я уловил лишь два слова «большое… убийство…» Затем Камбула приложил палец к губам и отвел этого человека в сторону, так что больше я ничего не услышал. Позже я спросил Камбулу, кто пострадал от этого большого убийства, в ответ на что он посмотрел на меня с невинным видом и сказал, что не понимает, о чем я говорю.

— Что за польза лгать мне, Камбула, ведь я потом все равно узнаю все.

— Тогда, Макумазан, и жди до тех пор, пока не узнаешь, и, может быть, это порадует тебя, — ответил он и отошел в сторону, чтобы поговорить со своими людьми. Всю ночь доносился их разговор и я, лежавший без сна, окунулся в новую пучину страданий. Я был уверен, что произошло нечто ужасное. Вероятно, армия Дингаана уничтожила всех буров, и если так, о!.. Что же случилось с Мари? Мертва она, или взята в плен, как обещал Дингаан, для его гнусных целей. Может быть, пока я еду в Наталь, она уже на пути в Умгингундхлову…

Утро пришло, наконец, и в этот день мы около полудня достигли брода через реку Тугелу. Здесь Камбула попрощался со мною, сказав, что его миссия окончена… Также он поручил мне передать послание от Дингаана англичанам в Натале. Содержание его было таково: «Он, Дингаан, убил посетивших его буров, ибо они предали своего вождя и потому не заслуживали того, чтобы жить дальше. Он, Дингаан, любит сыновей Георга, которые являются людьми с верными сердцами, и поэтому им нечего его, Дингаана, бояться. Пусть англичане прибудут к нему в Большой Город, где он обсудит с ними все важные вопросы».

Я сказал Камбуле, что вручу это послание, если встречу англичан, но не могу гарантировать, что они примут приглашение. Вряд ли англичане согласятся без армии пойти в город с такой плохой репутацией… Затем, прежде чем Камбула успел обидеться на эти слова, я пожал его руку и погнал свою лошадь через Тугелу. Живым я никогда больше не встретил Камбулу, хотя после битвы на Кровавой Реке видел его мертвым.

Я быстро переехал реку и отъехал с полмили, когда убедился, что зулусы не преследуют меня. Не видя никаких следов погони, я остановился… Одинокое существо в заброшенной стране, которой я еще почти не знал… Я задавал себе вопрос, что мне следует делать и куда нужно ехать. Тогда и случилось одно из самых странных переживаний во всей моей, полной опасностей, жизни…

Когда я удрученный сидел на лошади, казалось, тоже чем-то удрученной, среди беспорядочно нагроможденных скал, которые в отдаленный период истории мира сформировали берег реки, я услышал, как чей-то явно знакомый голос проговорил:

— Баас, это вы, баас?

Я осмотрелся вокруг и не заметил никого, подумав, что это игра воображения.

— Баас, — снова сказал этот голос, — вы мертвы или живы? Потому что, если вы… мертвец, я не хочу иметь дело с привидением, пока меня не заставят…

Теперь я ответил.

— Кто это там говорит… и где?

В душе я подумал, не сошел ли я с ума, поскольку я никого не видел. Но в следующий момент моя лошадь захрапела и неистово бросилась в сторону. И не удивительно: из большой норы муравьеда, не дальше пяти шагов от меня, появилась желтая физиономия, увенчанная черной шерстью, в которой торчало поломанное перо. Я посмотрел на физиономию, а она на меня…

— Ханс, — сказал я, — это ты? А я ведь думал, что ты убит вместе с другими.

— А я думал, что вы убиты с другими, баас. А вы уверены, что вы сейчас живы?

— Что ты там делаешь, ты, старый дурак?

— Прячусь от зулусов, баас. Я услышал, что они на другом берегу, затем увидел человека на лошади, пересекающего реку, и спрятался в землю подобно шакалу. С меня уже хватит этих зулусов!

— Вылазь оттуда, — сказал я, — и расскажи мне свою историю.

Он появился на свет божий, худой, грязный, почти без одежды, но все же это был Ханс, несомненно Ханс. Он подбежал ко мне и, схватив мой ботинок, стал целовать его, проливая слезы радости и бормоча.

— О, баас, подумать только, что мне удалось найти вас! О, баас, никогда я больше не буду сомневаться в Большом Человеке на небе, которого так любит ваш преподобный отец. Ибо, когда я пытался вызвать наших духов и предков, а встретил лишь одни неприятности, я сказал молитву, которой научил меня преподобный, попросив о моем хлебе насущном, потому что я очень голоден. Потом я выглянул из норы и увидел вас. У вас есть что-нибудь поесть, баас?

Как всегда, в моей седельной сумке было немного билтонга, который я сохранял для непредвиденных случайностей. Я отдал его Хансу и тот сожрал его, как могла бы сделать голодная гиена, разрывая жесткое мясо на крупные куски и глотая их целиком. Когда все мясо исчезло, Ханс облизал пальцы и губы и уставился на меня.

— Расскажи свою историю, — повторил я.

— Баас, тогда я с другими пошел привести лошадей, а наши отбились от табуна и заблудились. Я влез на дерево, что поискать их сверху. И тогда я услышал страшный шум и увидел, что зулусы убивают буров… Зная, что они скоро убьют и нас, я остался на том дереве, спрятавшись в гнезде аиста. Ну, а тут они пришли и пронзили ассегаями всех других тотти, и остановились под моим деревом, очищая свои копья и переводя дыхание, потому что один из моих собратьев заставил их хорошенько побегать. Но никто из них не заметил меня, хоть и я был прямо над ними. И я, совсем больной от страха, сидел тихонько в гнезде.

— Ну, вот, я сидел в том гнезде целый день, хоть солнце и пекло меня, как мясо на вертеле, а когда наступила ночь, слез вниз и убежал, так как я знал, что нехорошо оставаться, чтобы искать вас, или кого-нибудь другого, когда вокруг тебя черные дьяволы, как говорит ваш преподобный отец. Всю ночь я бежал, а утром спрятался в норе. Затем, когда снова наступила ночь, я продолжал бежать. О! Они раза два-три чуть не поймали меня, но так и не смогли догнать, потому что я знаю, как прятаться, и я держался там, где не ходят люди… Только я был голодный-голодный, я питался улитками и червями и жевал траву, подобно быку, пока не заболели мои внутренности. Однако, я, наконец, перебрался через реку, недалеко от лагеря… Тогда только-только начался день и я сказал себе: «Теперь, Ханс, хотя твое сердце и печально, твой желудок будет радоваться и петь…» Но тут я увидел, как эти зулусские дьяволы, тысячи их, набросились на лагерь и убили всех бедных буров. Мужчин, женщин и маленьких детей они убивали сотнями: пока, наконец, не прибыли другие буры и не отбросили их, хоть зулусы и захватили с собой почти весь скот… Что ж, поскольку я был уверен, что они возвратятся назад, я не остался там. Я убежал вниз по берегу реки и пробирался в течение нескольких дней через тростники, питаясь яйцами водяных птиц и маленькими рыбками из луж. И так продолжалось до этого утра, когда я опять услышал зулусов и спрятался в эту нору. Потом приехали вы и стали над норой, и долгое время я думал, что вы — призрак… Но теперь мы снова вместе и все хорошо, потому что так бывает с теми, как говорил ваш преподобный отец, кто ходит в церковь по воскресеньям, подобно мне, когда больше нечего делать…

И снова Ханс упал на колени, чтобы поцеловать мою ногу.

— Ханс, — сказал я, — ты видел лагерь. Была там мисси Мари?

— Баас, как могу я это сказать, если я не успел даже войти в лагерь? Но фургона, в котором она спала, там не было… Да и фургонов фру Принслоо и хеера Мейера я тоже не заметил в лагере…

— Благодарение Богу! — прошептал я и добавил: — Куда ты пытался добраться, Ханс, когда убегал от лагеря?

— Баас, я подумал, что мисси с Принслоо и Мейерами уехала на ту прекрасную ферму, что вы отметили колышками, и я пойду посмотреть, там ли они. Потому что я был уверен, что им важно узнать, что вы погибли и они наверняка дали бы мне какую-нибудь пищу в награду за мои новости. Но я боялся идти через открытый вельд, чтобы зулусы не заметили меня и не убили. Поэтому я пробирался кругом сквозь густой буш вдоль реки, где человек может передвигаться только медленно, в особенности, если он совсем пустой, — и он погладил свой тощий живот.

— Но, Ханс, — сказал я, — ведь мы находимся совсем близко от моей фермы, где я оставил людей, чтобы они построили дома на холме над рекой.

— Конечно, баас… Неужели ваши мозги размягчились настолько, что вы не можете найти дорогу через вельд? Четыре-пять часов верхом и вы будете там…

— Поехали, Ханс, — сказал я, — и будь быстрым, так как я думаю, что зулусы недалеко от нас.

Таким образом, мы отправились: я, на лошади, а Ханс — у меня на стремени. Он указывал направление, хоть я и знал довольно хорошо эти места, а он никогда не проходил этой дорогой, инстинкт определения местности у цветного человека позволял ему находить верный путь через непротоптанный вельд так же уверенно, как это делает олень, или птица в воздухе…

Мы двигались вперед по наклонной равнине и я рассказал всю свою собственную историю, причем, весьма сжато, ибо мой мозг был слишком расстроен от страха перед будущим, чтобы позволить мне много говорить. Ханс также рассказал мне поподробней о своем бегстве и отдельных приключениях. Теперь я понял, что это были за известия, которые недавно привели в такое волнение Камбулу и его солдат. Это было сообщение о том, что зулусские полки разгромили большое количество буров, которых застали врасплох, не готовых к нападению, а затем были отброшены подкреплением, прибывшим из других лагерей.

ГЛАВА XX Военный суд

Прошел час… два… три… и затем внезапно с вершины подъема открылся вид прекрасной Моои Ривер, извивающейся по равнине, подобно гигантской серебряной змее, а там, на ее излучине, плоский холмик, на котором я намеревался построить свой дом… Надеялся! А почему бы мне и не надеяться? Насколько мне известно, все еще могло сложиться хорошо… Мари могла убежать от убийц, а если это так, то после всех треволнений нас еще, возможно, ожидают много лет счастья… Только это казалось слишком хорошим, чтобы явиться правдой…

Я подстегнул свою лошадь, но бедное животное настолько измучилось, что могло только трусить мелкой рысью, которая очень скоро переходила в шаг. Но трусила ли она рысью, или же шла шагом, копыта ее, казалось, выстукивали слова:

«Слишком хорошо, чтобы явиться правдой». Ханс тоже был истощен и слаб от голодания. Кроме того, ему сильно мешала рана на ноге и он в конце концов сказал, что мне лучше ехать дальше самому, а он будет потихоньку следовать сзади. Тогда я посадил его на лошадь, а сам пошел пешком.

Так продолжалось до пышного заката солнца, сменившегося темнотой, когда мы, наконец, достигли подножия холма. Но последние лучи дневного светила успели показать мне кое-что до того, как солнце совсем скрылось. Там, на склоне холма, стояло несколько сделанных из глины и прутьев домов, таких, как я приказал построить, а рядом с ними — несколько фургонов с белыми крышами. Только я не заметил ни единого дымка, поднимавшегося над этими домами, хотя в этот час, когда обычно варят ужин, обязательно должен был бы идти дым. Вскоре взойдет луна, но сейчас стало совсем темно и утомленная лошадь спотыкалась и с трудом продвигалась среди камней, которые валялись вокруг у подножья холма… Я больше не мог этого вынести!

— Ханс, — сказал я, — оставайтесь здесь с лошадью. Я подкрадусь к домам и посмотрю, есть ли там кто-нибудь.

— Будьте осторожны, баас, — ответил он, чтобы вы не застали там зулусов, так как эти дьяволы кругом…

Я кивнул головой, ибо не мог сказать ни слова, и начал взбираться на холм. На протяжении нескольких сотен ярдов я переползал от камня к камню, прощупывая себе дорогу, потому что кафрская тропа, которая вела к небольшому плато, где был родник, над которым стояли дома, была засыпана грудами камней. Я наткнулся на питаемый этим родником ручеек, привлеченный его журчанием, и, следуя вверх по его бережку, услышал звук, заставивший меня припасть к земле и насторожиться.

Из-за непрерывного журчания ручейка я не мог точно определить происхождение этого звука, но он показался мне похожим на рыдания или всхлипывания… Пока я ожидал в неподвижности, огромная африканская луна внезапно показалась над чернильной грядой облаков, заливая все вокруг ярким светом, и… О!.. При этом свете, выглядевшую скорее неземным духом, чем женщиной, я увидел… увидел Мари! Она стояла в каких-нибудь пяти шагах от меня, около ручья, куда пришла, очевидно, за водой, так как она держала в руках какой-то сосуд. На ней была черная одежда, такая, какую носят вдовы, сшитая из грубой материи, и поэтому ее лицо казалось особенно бледным в лучах луны. Глядя на нее из тени, я даже видел слезы, бегущие по ее щекам, ибо она плакала по тем, кто больше не возвратится…

Мой голос был буквально сдавлен в горле и я не мог произнести ни единого слова. Поднявшись из-за скалы, я двинулся к Мари. Она увидела меня и вздрогнула, затем проговорила дрожащим шепотом:

— О, супруг, Бог послал тебя призвать меня? Я готова, супруг, я готова! — и она неистово протянула ко мне руки, бросив сосуд, который лязгнул от удара о камень.

— Мари! — выдохнул я, наконец, и при этом слове кровь бросилась ей в лицо и я увидел, что она задыхается, не в силах закричать.

— Успокойся! — прошептал я. — Это я, Аллан, которому удалось бежать живым…

А дальше я помню только то, что она упала в мои объятия…

— Что здесь произошло? — спросил я, когда рассказал ей мою историю, или, вернее, кое-что из нее.

— Ничего, Аллан, — ответила она. — Я получила твое письмо и мы сразу же выехали, как ты приказал нам, не говоря ничего другим, потому что ты ведь помнишь, что комендант Ретиф дописал в твоем письме, что именно так следует поступить… Так что мы избежали большой резни, ибо зулусы не знали, куда мы уехали, и никто нас здесь не преследовал, хоть я и слышала, что они особенно тщательно искали именно меня. Мой отец и кузен Эрнан прибыли в лагерь только через два дня после нападения зулусов и, открыв или догадавшись о нашем убежище, — я не знаю, каким образом, — приехали сюда. Они говорят, что прибыли предупредить буров, чтобы они были осторожны, ибо Дингаану нельзя доверять, но было слишком поздно… Так что они также избежали резни, ибо Аллан, многие, многие были убиты: они говорят, пятьсот или шестьсот человек, причем в большинстве это женщины и дети. Но, благодарение Богу, многие все же сумели спастись, так как прибыли мужчины из других, дальних лагерей и из охотничьих партий, и они отбросили зулусов, убивая их десятками.

— Здесь ли сейчас твой отец и Перейра? — спросил я.

— Нет, Аллан. Они узнали о резне и что зулусы отступили. Так же они получили плохие новости, что Ретиф и все с ним убиты в городе Дингаана. Говорят также об измене какого-то англичанина, который, якобы, сговорился с Дингааном, что он убьет всех буров.

— Это ложь, — сказал я, — однако, продолжай.

— Тогда, Аллан, они приехали и сказали мне, что я уже вдова, подобно многим другим женщинам, я, которая еще фактически не была ничьей женой… Аллан, Эрнан сказал, что мне не следует горевать по тебе, ибо ты заслужил свою участь, так как попался в свою собственную ловушку, будучи одним из тех, кто предал буров. Фру Принслоо бросила ему прямо в лицо, что он лжет и, Аллан, я сказала, что никогда не буду с ним разговаривать, пока мы не встретимся перед судом господним!

— Но я-то буду говорить с ним, — пробормотал я. — Ладно, где они сейчас?

— Они ускакали сегодня утром к другим бурам. Я думаю, что они хотят привести их сюда, чтобы они поселились здесь, если им понравится это место, которое так легко оборонять. Они говорили, что возвратятся завтра и что во время их отсутствия мы будем в полной безопасности, так как у них есть сведения, что зулусы отступили за Тугелу, забрав с собой раненых и скот. Но идем в дом, Аллан, в наш дом, который я приготовила для тебя, как только смогла получше. О, мой Бог! Наш дом, на порог которого, думала я, никогда не ступит твоя нога. Да, когда луна выкатывалась из этого облака, я еще думала именно так и, смотри, они еще совсем близко друг от друга… Но слушай, что это?

Я прислушался и уловил стук копыт.

— Не пугайся, — ответил я, — это всего лишь Ханс с моей лошадью. Он убежал также. Я потом расскажу тебе, как это ему удалось.

Когда я сказал это, появился Ханс — мрачная, истощенная личность…

— Добрый день, мисси, — сказал он с претензией на учтивость. — Теперь вам следует дать мне хороший обед, так как вы видите, что я привел к вам бааса назад в целости и сохранности. Разве я не говорил вам, баас, что все будет хорошо?

Потом он от полного истощения замолчал, а мы не были этим опечалены, кому в такой момент нужно слушать болтовню бедного парня…

Немного более двух часов прошло с тех пор, как луна вырвалась из облаков. Я поздоровался с фру Принслоо и со всеми моими другими друзьями и был принят ими с восторгом, как человек, восставший из мертвых. Если они любили меня до этого, то теперь новая благодарность прибавилась к их любви, ибо, не будь моего предостережения, они также познакомились бы с зулусскими копьями и погибли бы. Именно на их часть лагеря было совершено самое злобное нападение, и из тех фургонов едва ли кто спасся бы бегством.

Я рассказал свою историю, которую они слушали в гробовом молчании. Только, когда она была закончена, хеер Мейер, постоянная мрачность которого еще усугубилась, сказал:

— Всемогущий! Но ты имеешь счастье, большое счастье, Аллан, остаться невредимым, когда все остальные убиты… Теперь, не знай я тебя так хорошо, мне следовало бы подумать, подобно Эрнану Перейре, что ты и этот дьявол Дингаан перемигнулись друг с другом.

Фру Принслоо возмущенно набросилась на него:

— Как смеешь ты говорить такие слова, Карл Мейер? — воскликнула она. — Должен ли Аллан вечно получать оскорбления только потому, что он англичанин, чему он никак помочь не может? Со своей стороны я думаю, что если кто-нибудь перемигивался с Дингааном, то это вонючий кот Перейра. Иначе, почему он ушел оттуда перед истреблением людей и привел с собой этого безумца, Анри Марэ?

— Разумеется, я не знаю, тетушка, — сказал покорно Мейер, потому что, подобно всем остальным, он боялся фру Принслоо.

— Тогда почему ты не можешь держать за зубами, вместо того, чтобы причинять боль? — спросила фру. — Нет, не отвечай, потому что ты только ухудшишь дело… Лучше отдай остаток этого мяса бедному готтентоту, — я забыл сказать, что к этому времени мы уже поужинали, — который, хоть и съел достаточно, чтобы разорвать любой белый желудок, я полагаю, справится еще с фунтом или двумя…

Мейер смиренно повиновался и вместе с остальными исчез из виду: как они старались делать, когда фру проявляла воинственные признаки, так что мы остались втроем.

— Ну, — сказала фру, — все устали, и я говорю, что настало самое подходящее время, чтобы идти отдыхать. Доброй ночи, племянник Аллан и племянница Мари, — и она ушла, переваливаясь, как старая утка.

— Супруг мой, — сказала Мари, — не войдешь ли ты и не осмотришь ли этот дом, который я приготовила до того, как начала думать, что ты умер? Это бедное место, но я молю Бога, чтобы мы смогли здесь быть счастливы, — и она взяла меня за руку и поцеловала раз, и второй и третий…

Около полудня на следующий день, когда мы с женой радостно смеялись и обсуждали какие-то мелкие детали нашего скудного домашнего хозяйства, — так быстро были забыты все горести в переполнявшей нас радости, — как вдруг я заметил, что выражение ее лица изменилось, и спросил, что случилось:

— Тише! — сказала она. — Я слышу лошадей.

Я посмотрел в указанном ею направлении и там, около холма, увидел конный отряд человек из тридцати-сорока, большинство который были белые.

— Смотри, смотри! — сказала Мари. — Там мой отец и кузен Эрнан скачет рядом с ним.

Это была правда… Сразу за Анри Марэ, говоря ему что-то на ухо, ехал Перейра. Оба они напоминали мне читанную в детстве сказку о человеке, к которому привязали злой дух, тянувший его к ужасной судьбе вопреки положительным побуждениям его хорошей натуры. Худой, истощенный, с безумными глазами Марэ, и красивый, чувственный Перейра, хитро шепчущий ему на ухо… Они точно представляли типажи той сказки. Побуждаемый каким-то неясным импульсом, я обвил руки вокруг Мари.

— По крайней мере, дорогая, — сказал я, — мы хоть некоторое время были счастливы с тобой.

— Что ты хочешь этим сказать, Аллан? — спросила она подозрительно.

— Я подумал только, что счастливые часы явились для нас подарком…

— Возможно, — медленно ответила она, — но, по крайней мере, они были действительно очень хорошими и, если мне суждено умереть хоть сегодня, я довольна тем, что дожила до завоевания этих счастливых часов…

И в этот момент подъехала кавалькада буров. Эрнан Перейра, чьи чувства, очевидно, обострились ненавистью и ревностью, первым узнал меня…

— Да ведь это минхеер Квотермейн, — сказал он. — Как это получилось, что вы оказались здесь? Как это сталось, что вы еще живы? Комендант, — обратился он к угрюмому человеку с печальным лицом, примерно шестидесяти лет, которого я прежде не встречал, — здесь имеет место весьма странное дело… Этот хеер Квотермейн, англичанин, был вместе с губернатором Ретифом в городе зулусского короля, что может засвидетельствовать хеер Анри Марэ. Теперь, как вы знаете наверняка, Питер и все его люди мертвы, убиты Дингааном… Как же могло случиться, что этот человек спасся?…

— Почему это вы забрасываете меня вопросами, минхеер Перейра? — спросил мрачный бур. — Несомненно, англичанин объяснит все это сам.

— Конечно, я объясню, минхеер, — сказал я, — хотите ли вы, чтобы я сейчас же начал?

Комендант заколебался. Затем, отозвав Анри Марэ в сторону и поговорив с ним некоторое время, он ответил:

— Нет, я думаю, не теперь: дело чересчур серьезное. После того, как мы перекусим, мы выслушаем вашу историю, минхеер Квотермейн, а пока я приказываю вам не покидать это место.

— Вы хотите этим подчеркнуть, что я арестован, комендант? — спросил я.

— Если вам нравится это выражение, то да, минхеер Квотермейн… вы арестованы, так как нужно объяснять, как получилось, что примерно шестьдесят наших братьев были убиты в Зулуленде, как скот на бойне, в то время как вы спаслись. Ну, ладно, теперь — ни слова… Вскоре, несомненно, слов будет множество! Эй, вы, Каролус и Йоханнес, присмотрите за этим англичанином, о котором мне пришлось слышать такие странные истории! Да, не забудьте зарядить свои ружья, а когда вам скажут, приведете его к нам.

— Как обычно, твой кузен Эрнан привез плохие подарки, — горько сказал я Мари. — Ладно, давайте тоже съедим наш обед, который, может быть, хееры Каролус и Йоханнес окажут нам честь разделить с нами, захватив свои заряженные ружья…

Оба охотно приняли приглашение и от них мы услышали много новостей достаточно ужасных, особенно детали истребления буров в этом округе, который из-за этого страшного события теперь и навсегда известен, как ВИИНЕН, или Место Плача. Достаточно сказать, что таких новостей хватило, чтобы прогнать всякий аппетит, хотя Каролус и Йоханнес, которые к этому времени уже немного пришли в себя от потрясения, ели так, что это могло бы вызвать зависть у самого готтентота Ханса.

Вскоре после того, как мы закончили обед, Ханс, который, между прочим, казался уже совсем восстановившим свои силы, пришел убрать посуду. Он сообщил нам, что буры организовали «большую болтовню» и скоро должны послать за мной. И действительно, через несколько минут явились двое вооруженных мужчин и приказали мне следовать за ними. Я повернулся, чтобы сказать несколько прощальных слов Мари, но она запротестовала.

— Я иду туда, куда и ты, супруг мой, — и поскольку со стороны охраны не было никаких возражений, она пошла вместе с нами.

Примерно в двухстах ярдах в стороне, в тени фургона, собрались буры. Шестеро из них сидели полукругом на табуретках, или на чем только пришлось сесть, чернобровый мрачный комендант находился в центре, за столом, на котором лежали бумаги.

Слева от них расположились Принслоо и Мейеры, как бы представляя тех людей, которых я спас у Делагоа, а справа — другие буры, приехавшие сегодня. Я понял с первого взгляда, что передо мною находится военный суд и эти шестеро — судьи, комендант же был председателем суда.

Я намеренно не называю их имен, так как не желаю, чтобы подлинные виновники грубых ошибок, о которых я пишу, стали известны последующим поколениям. Кроме того, они действовали честно согласно имевшимся у них сведениям и фактически были лишь слепыми орудиями в руках этого черного негодяя — Эрнана Перейры.

— Аллан Квотермейн, — сказал комендант, — вас привели сюда, чтобы должным образом судить военным судом, учрежденным согласно закону, принятому в лагерях буров-эмигрантов. Вам известен этот закон?

— Я знаю, что такой закон существует, но имеет ли право, комендант, ваш военный суд судить человека, не являющегося буром, в данном случае, подданного королевы Великобритании?

— Мы обсудили этот пункт, Аллан Квотермейн, — сказал комендант, и отвергли его. Вспомните, что перед тем, как вы поехали с покойным Питером Ретифом к вождю Сиконьеле, когда вам была придана команда зулусов, вы дали присягу переводить правильно и быть верным всем делам генерала Ретифа и его сотоварищей. Именно эта присяга и отдает вас под юрисдикцию настоящего суда.

— Я отклоняю вашу юрисдикцию, — ответил я, — хотя это и правда, что я давал присягу переводить правильно… Я требую, чтобы это заявление было записано в протокол.

— Это будет сделано, — сказал комендант и старательно сделал заметку на лежавшей перед ним бумаге. Затем он сказал:

— Обвинение против вас, Аллан Квотермейн, заключается в том, что, будучи одним из членов комиссии, которая направилась к королю зулусов Дингаану под командованием губернатора и генерала Питера Ретифа и его компаньонов, вы совершили лживый и коварный поступок, уговорив Дингаана убить Питера Ретифа и его сотоварищей, в особенности Анри Марэ, вашего тестя, и Эрнана Перейру, его племянника, с которым вы были в ссоре. Далее, после организованного вами вышеупомянутого убийства, вы договорились с королем зулусов, как вам вернуться в безопасное место. Признаете вы себя виновным?

Когда я услышал это отвратительное обвинение, ярость и негодование вызвали у меня громкий смех.

— Вы безумец, комендант, — воскликнул я, — если осмеливаетесь говорить обо мне такие вещи! На каком основании выдвинута против меня эта ужасная ложь?

— Нет, Аллан Квотермейн, я не безумец, — ответил он, — хоть и правда, что из-за ваших злобных деяний я, потерявший жену и троих детей под копьями зулусов, выстрадал достаточно, чтобы сделаться безумным… Что же касается доказательств против вас, то вы услышите их. Но сперва я напишу, что вы не признаете себя виновным.

Он сделал это и продолжал:

— Если вы признаете некоторые факты, то это сохранит нам много времени. Эти факты заключаются в том что, зная, что должно произойти с комиссией, вы пытались уклониться от ее сопровождения. Правда ли это?

— Нет, — ответил я, — я ничего не знал о том, что должно случиться с комиссией, хотя я чего-то и опасался, так как недавно спас своих друзей, — я указал на Принслоо, — от смерти от руки Дингаана. Я не хотел сопровождать комиссию по другой причине: в день отбытия в Зулуленд я женился на Мари Марэ. Однако, в конце концов, я поехал, потому что генерал Ретиф, являвшийся моим другом, очень просил меня поехать, чтобы быть его переводчиком.

Тут некоторые из буров сказали:

— Это правда!.. Мы это помним!..

Но комендант продолжал, не обращая никакого внимания ни на мой ответ, ни на реплики буров.

— Признаете ли вы, что состояли в плохих отношениях с Анри Марэ и Эрнаном Перейрой?

— Да, — ответил я, — потому что Анри Марэ делал все, что было в его власти, чтобы воспрепятствовать моей женитьбе на его дочери и очень плохо относился ко мне, который спас его жизнь и жизни тех его людей, которые остались с ним возле Делагоа, а затем в Умгингундхлову. Потому, также, что Эрнан Перейра прилагал все возможные усилия к тому, чтобы украсть у меня Мари, которая любила и любит меня. Кроме того, хоть я и спас Перейру, когда он был на волосок от гибели, впоследствии он пытался убить меня, стреляя в меня в уединенном месте. Вот знак этого, — и я прикоснулся к шраму на лице…

— Это правда, он… он сделал это, вон тот вонючий кот, — показав на Перейру, закричала фру Принслоо, но ей тут же было строго приказано помолчать.

— Вы признаете, — продолжал комендант, — что вы послали предупредить вашу жену и этих людей с нею, чтобы они выехали из лагеря, потому что на него должно произойти нападение, предлагая им держать это дело в секрете, и что впоследствии и вы, и ваш слуга готтентот сами благополучно возвратились из Зулуленда, где все те, кто поехал с вами, полегли страшной смертью?

— Я признаю, — ответил я, — что дал указание моей жене выехать в это место, где я строил дома, как вы сами видите, а также взять с собой любых из наших сотоварищей, которые решатся переселиться сюда, или, если это не удастся, ехать одной. Я сделал это, так как Дингаан сказал, то ли в шутку, то ли всерьез, что он дал приказ похитить мою жену, так как он пожелал сделать ее одной из своих жен, ибо ее красота, когда он увидел ее, запала ему в душу. Однако, это было сделано из ведома губернатора Ретифа, что может быть доказано его собственноручной припиской к моему письму. Я знаю также, что я бежал, когда все мои собратья уже были убиты, что знает и готтентот Ханс, и, если вы желаете, я расскажу, как мы бежали и почему.

Комендант сделал очередную заметку, а затем сказал:

— Пусть будет вызван и приведен к присяге свидетель Эрнан Перейра!

Это было выполнено и Перейре приказали рассказать свою историю.

Как можно себе представить, это был длинный рассказ и такой, который, очевидно, готовился с большой осторожностью. Я изложу лишь самые черные измышления его лжи. Он уверял суд, что против меня у него не было никакой враждебности и он никогда не пытался меня убить, или причинить хоть малейший вред, хотя и было правдой то, что его нежное сердце ощущало боль, потому что я украл его невесту, против воли ее отца, которая сейчас является моей женой.

Он сказал, что остался в Зулуленде, потому что знал, что я должен жениться на ней, когда она достигнет совершеннолетия, и ему слишком больно было бы видеть, как это будет сделано. Он сказал, что в то время, когда он находился там перед прибытием комиссии, Дингаан и некоторые его капитаны говорили ему, что я беспрестанно убеждал Дингаана убить буров, потому что, мол, они изменили повелителю Англии, но он, Дингаан, отказывался. Он сказал, что, когда Ретиф прибыл с комиссией, он попытался предостеречь его, но Ретиф не пожелал его выслушать, будучи ослепленным мною, как и многие другие, — Перейра бросил многозначительный взгляд на Принслоо.

Затем наступило самое худшее. Перейра сказал, что, ремонтируя ружья в одной из хижин Дингаана, он подслушал разговор между мною и королем, имевший место рядом с этой хижиной. Я, якобы, снова убеждал Дингаана убить буров, а потом послать импи, чтобы вырезать бурские семьи. Только, якобы, я попросил Дингаана дать мне время, чтобы вывезти из лагеря жену и еще нескольких друзей, которых я хотел пощадить, поскольку я, дескать, намеревался стать своего рода вождем над ними и взять всю страну Наталь под свое правление и под защиту Англии… На эти предложения Дингаан, якобы, ответил, что «они кажутся мудрыми и хорошими и что он очень внимательно обдумает их».

Перейра сказал дальше, что после ухода Дингаана он вышел из хижины и резко упрекал меня за коварство и пригрозил, что предупредит буров, что он и сделал впоследствии, и устно и письменно. Что я явился причиной того, что его задержали зулусы, а сам я, мол, пошел к Ретифу и выложил ему какую-то лживую историю о нем, Перейре, что побудило Ретифа выгнать его из лагеря и дать приказ, чтобы никто из буров не смел даже разговаривать с ним. И что тогда он сделал единственное, что мог, пошел к своему дяде и сказал, что его дочь находится в опасности, что ее жизнь — на волоске, так как готовится нападение зулусов.

Поэтому, дескать, он посоветовал Анри Марэ незаметно уехать и предупредить буров. Так они и сделали, тайком, не уведомляя Ретифа, но их задерживали то те, то другие случайности, которые он изложил детально, и поэтому они добрались до реки Бушменов слишком поздно, после завершения резни. Впоследствии, как уже знает комендант, прослышав, что Мари и другие буры переселились в это место до резни, они приехали сюда и узнали, что те поступили так в соответствии с предостережением, присланным Алланом Квотермейном, после чего они возвратились и сообщили эти новости оставшимся в живых бурам на реке Бушменов.

Это было все, что он собирался сказать.

Потом, поскольку я отложил свой перекрестный допрос до тех пор, пока не услышу всех свидетельств против меня, к присяге привели Анри Марэ, который подтвердил показания своего племянника по многим пунктам, в особенности о моих отношениях с его дочерью: он говорил, что возражал против моей женитьбы на ней, потому что я англичанин, которых он не любит, которым не доверяет и так далее.

Он добавил дальше, что Перейра действительно говорил ему, что получил надежную информацию, что Мари и буры находились под угрозой нападения, организованного сговором между Алланом Квотермейном и Дингааном, что он также писал Ретифу и пытался поговорить с ним, но его не захотели выслушать. Потом он уехал из Умгингундхлову, чтобы попытаться спасти свою дочь и предупредить буров. Это было все, что он мог сказать.

Поскольку свидетелей обвинения больше не было, я устроил перекрестный допрос этим обоим со всеми подробностями, но абсолютно безрезультатно, так как каждый существенный вопрос, который я задавал, встречал прямое отрицание.

Я позвал своего свидетеля, Мари, чье свидетельство они отказались выслушать на основании того, что она являлась моей женой и была, якобы, пристрастным лицом. Затем призвали семьи фру Принслоо и Мейеров. Все они рассказывали правильную историю моих отношений с Эрнаном Перейрой, Анри Марэ и Дингааном, насколько они их знали.

После этого, когда комендант отказался взять показания у Ханса, потому что он готтентот и мой слуга, я обратился к суду, рассказывая точно, что имело место между мною и Дингааном, и каким образом я и Ханс сумели бежать. Я подчеркнул также, что, к счастью, я не могу доказать мои слова, так как все остальные свидетели мертвы. Далее я достал мое письмо к Мари с припиской Ретифа и письмо к Ретифу, подписанное Марэ и Перейрой, находившееся у меня.

К тому времени, что я закончил свою речь, солнце уже садилось и все утомились. Мне было приказано уйти под стражей, в то время как суд остался на совещание, что продолжалось довольно долго. Затем меня снова вызвали и комендант сказал:

— Аллан Квотермейн, помолившись Богу, мы обсудили это дело со всех сторон, согласно нашим способностям и справедливости. И мы отметили, что вы принадлежите к расе, которая ненавидит и всегда угнетала наш народ, так что в ваших интересах было отделаться от двоих из них, с которыми вы поссорились. Свидетельства Марэ и Перейры показывают, что вы достаточно подлы, чтобы договориться с дикарем об истреблении буров. В результате этого около семи сотен мужчин, женщин и детей расстались с жизнью самым жестоким способом, в то время как вы, ваш слуга, ваша жена и друзья единственные остались невредимыми. За такие преступления, за эти сотни смертей, не может быть иной расплаты, чем смерть… Полную расплату вам даст в наказание один лишь Бог, и к нему мы посылаем вас на суд. Как предателя и убийцу, мы приговариваем вас к расстрелу и, может быть, он проявит милосердие к вашей душе!

При этих ужасных словах Мари упала без сознания на землю и пока ее относили к дому Принслоо, наступила пауза. Затем комендант продолжал:

— Однако, хоть мы и вынесли такой приговор, вы являетесь англичанином и нас могут обвинить в пристрастии, так что, поскольку вы не имели возможности подготовиться к защите и нет свидетелей многих фактов, ибо все те, кого вы упоминали, мертвы, мы думаем, что будет правильно, если наш единодушный приговор будет утвержден генеральным судом буров. Поэтому завтра вас доставят в лагерь на реке Бушменов, где это дело будет разобрано. А пока вы останетесь под охраной в собственном доме. Есть у вас замечания?

— Да, — ответил я, — приговор несправедливый, ибо построен на лжи моего врага. Я никогда не предавал буров. Если кто и делал это, то сам Перейра, который умолял Дингаана убить меня, за что Ретиф угрожал отдать его под суд. Именно из-за этого Перейра бежал из крааля, захватив свое слепое оружие, Анри Марэ, с собой. Вы просили Бога осудить меня, а я прошу осудить их, и Он сделает это. Можете расстрелять меня хоть сейчас, но если я вырвусь из ваших рук, я не потерплю, чтобы такое безобразие оставалось безнаказанным. Если понадобится, я доберусь до Лондона и вы узнаете, что нельзя осуждать невинного по лжесвидетельству, и вы заплатите за это!..

Правда, эти слова не произвели большого впечатления на моих судей. Они верили в справедливость своего приговора… Доведенные до безумия ужасными потерями своего народа, они не сомневались, что я виновен и должен умереть!

Да и в самом деле, простой факт моего спасения, когда все мои сотоварищи погибли, доказывал им мою вину без свидетельских показаний Перейры, которые они посчитали достаточными для вынесения смертного приговора.

Однако, у них таилось тревожное подозрение, что эти показания не были убедительными и могли быть, по различным причинам, признаны недействительными более компетентным судом. Также они сами прекрасно понимали, что, будучи мятежниками, не имевшими никаких юридических прав организовывать военные суды, они подвергались опасности. У Англии длинные руки, от которых они совсем недавно убежали. Если мне вдруг разрешат рассказать мою историю в парламенте в Лондоне, то что только может случиться с ними? — возможно задавали они себе вопрос. — …С ними, кто осмелился вынести смертный приговор подданному королевы Великобритании? Не сможет ли это склонить чашу весов в противную сторону? Не сможет ли Британия прийти в ярость и раздавить их, этих людей, которые осмелились призвать свои формы закона для того, чтобы убить ее гражданина? Таковы, как я узнал впоследствии, были мысли, пробегавшие в их взволнованных мозгах.

Но и другая мысль приходила им в голову: а что, если приговор привести в исполнение немедленно, ведь мертвый человек не сможет апеллировать? Ведь здесь у меня не было никого, кто мог бы передать куда следует подробности моего дела и отомстить за меня?… Но обо всем этом они ничего не говорили. Только по отданной команде меня отконвоировали в мой маленький домик и заключили там под стражу.

А теперь… Теперь я хочу рассказать остаток истории об этих трагических событиях так, как они произошли, хотя некоторые из них тогда не были мне известны и я узнал о них позже…

Полагаю, что это будет простое и немногословное изложение событий…

ГЛАВА XXI Невинная кровь

После того, как я был уведен, суд вызвал Перейру и Марэ и отвел их в уединенное место, где, они думали, их обсуждения не смогут быть подслушаны… В этом, однако, они ошиблись, забыв о хитром готтентоте Хансе. Тот слышал мой приговор, и решил, что не исключена возможность, что и он может быть призван разделить этот приговор. (Мало ли что может прийти в головы этим непонятным белым людям!). Поэтому, естественно, он и пожелал знать содержание секретного совещания этих буров, чей язык, конечно, он понимал так же хорошо, как и свой собственный.

Так что, обойдя холм, он подполз к собравшимся бурам на брюхе, как ползает змея, извиваясь туда-сюда между пучками прошлогодней сухой травы, оставшейся здесь в изобилии, даже не шевеля верхушек травинок. В конце концов, он залег прямо в центре куста, который рос за камнем не менее чем в пяти шагах от места, где разговаривали буры, откуда он внимательнейшим образом прослушал каждое слово, слетавшее с их губ.

И вот какова была суть их разговора.

По причинам, которые я уже упоминал, было бы лучше, чтобы я был убит немедленно. Приговор, сказал комендант, вынесен правильно и не может быть отменен, так как даже если бы это было сделано, все равно их действия в глазах британских властей рассматривались бы как тяжкое преступление. Но, если они отправят меня в их главный лагерь, возможно, что их большой совет отменит приговор, а им придется расплачиваться за то, что они сделали. Также они знали, что я, мол, очень умный и еще вдруг сумею тем или иным путем передать англичанам, а, возможно, даже и зулусам, об их партии буров, так как они были убеждены, что мы с Дингааном стремимся к их истреблению, и что пока в моем теле оставалось дыхание, я не прекращу попыток отомстить.

Когда было обнаружено, что у всех одно мнение на этот счет, встал вопрос: «Что следует делать?» Некоторые предложили расстрелять меня немедленно, но комендант указал на то, что такой поступок, совершенный ночью, будет убийством, в особенности, если он нарушит их же вердикт. Тогда выдвинули другое предложение, вывести меня из дома перед самым рассветом и застрелить, якобы при попытке к бегству. Или сделать вид, что я пытался напасть на кого-нибудь. Тогда все подтвердят, что обстоятельства были таковы, при которых по закону стрелять совершенно допустимо в арестованного, формально уже осужденного на смерть.

На этом черном совете они все пришли к согласию отнять жизнь у бедного английского парня, которого так боялись… Но тогда возникла другая проблема, чья рука должна совершить это? Ни один из них, оказалось, не горел желанием лично исполнить эту кровавую обязанность. И они, один за другим, отказались это сделать. Внесли, было, предложение принудить стать исполнителем одного из туземных слуг, но это запрещалось и дело зашло в тупик.

Тогда, после переговоров шепотом, комендант произнес несколько страшных слов:

— Эрнан Перейра и Анри Марэ, — сказал он, — ведь по вашим показаниям этот молодой человек приговорен к смерти… Мы верим этим показаниям, но, если они хоть на йоту лживы, тогда будет совершено подлое убийство, а не справедливость, и на ваших руках навеки останется невинная кровь. Эрнан Перейра и Анри Марэ… суд назначил вас охранниками, которые выведут заключенного из его дома завтра утром, когда небо начнет светлеть… Это именно от вас он будет пытаться убежать, и именно вы предотвратите его бегство смертью. Затем вы должны присоединиться к нам, где мы будем ожидать вас и ваш рапорт о свершении казни!..

Когда Анри Марэ услышал это, он воскликнул:

— Клянусь Богом, я не могу сделать это. Разве правильно и естественно, что человека заставляют убить своего собственного зятя?

— Ведь вы смогли дать показания против вашего зятя, Анри Марэ, — ответил комендант с суровым выражением лица. — Почему же тогда вы не можете убить ружьем того, кого вы уже помогли убить вашим языком?

— Я не буду, я не могу! — сказал Марэ, подергивая свою бороду.

Но комендант продолжал:

— Вы получили приказ от суда, и если вы думаете не подчиниться ему, мы начнем верить в то, что вы давали ложную присягу… Тогда вы и ваш племянник предстанут перед большим советом, когда англичанина будут судить снова. Однако, для нас это не имеет никакого значения, если вы, или Эрнан Перейра, произведете этот, требуемый нами, выстрел в осужденного. Это напоминает то, что евреи говорили Иуде, который предал невинного Христа…

Затем комендант помолчал и обратился к Перейре:

— Вы также отказываетесь, Эрнан Перейра? Подумайте, прежде чем ответить, что, если и вы откажетесь, мы тут же сделаем соответствующие выводы. Помните также, что показания, которые вы дали и в правдивость которых мы поверили, могут быть взвешены и изучены слово за словом перед большим советом.

— Дать показания — одно дело, а застрелить предателя и убийцу — другое, — сказал Перейра, а затем он добавил, — однако, почему это я, который знает всю вину этого негодяя, должен отказываться от исполнения законного приговора? Не бойтесь, комендант, проклятый Аллан Квотермейн не добьется успеха в своей попытке бежать завтра утром…

— Да будет так, — сказал комендант. — Теперь все, кто слышал эти слова, запомните их.

Тогда Ханс, видя, что совет близок к окончанию, и опасаясь, чтобы его не поймали и не убили, ускользнул назад тем же путем. У него была мысль предупредить меня, но он не смог это осуществить из-за охраны. Так что он пошел к Принслоо и, застав фру с Мари, рассказал им все, что услышал.

Как только он закончил, Мари стала на колени и помолилась, или просто думала долгое время, затем поднялась и сказала:

— Тетушка, ясно одно: Аллана убьют на рассвете. Если бы удалось его спрятать, он смог бы бежать и спастись.

— Но как и куда можем мы его спрятать, — спросила фру, — учитывая, что его тщательно охраняют?

— Тетушка, сзади вашего дома имеется старый крааль для скота, сделанный кафрами, и в нем, как я заметила, есть ямы, в которые кафры складывали зерно. Ну, я полагаю, что нам следует посадить моего супруга в одну из таких ям и закрыть ее сверху. Там буры не смогут найти его, как бы ни старались.

— Это хорошая мысль, — сказала фру, — но как, во имя Бога, вытащим мы Аллана из охраняемого дома?

— Тетушка, ведь я имею право пойти в дом моего супруга и я пойду туда. Впоследствии я также буду иметь право уйти до того, как его выведут. Так вот, он мог бы покинуть дом вместо меня, изображая меня, а вы с Хансом помогли бы ему. Когда утром буры войдут в дом, они найдут там только меня…

— Все это очень прелестно, — ответила фру, — но не думаешь ли ты, племянница, что эти проклятые хищники уйдут отсюда, пока не закопают кости Аллана? Ведь они понимают, что на них слишком много висит ответственности за этот незаконный суд! Ведь они сообразят, что Аллан не мог убежать далеко и будут буквально ползать всюду, пока не обнаружат его в яме, или пока он сам не выйдет оттуда. Этой крови они жаждут, благодаря твоему кузену Эрнану, вонючему коту, ради собственной безопасности. Они никогда не уйдут отсюда, пока не увидят Аллана мертвым…

Теперь согласно рассказу Ханса, Мари снова глубоко задумалась. Затем она сказала:

— Есть большой риск, тетушка, но мы должны принять этот план. Пошлите своего мужа поболтать с охранниками и передайте им бутылку спиртного. А я пока посоветуюсь с Хансом и посмотрю, что можно устроить.

И Мари отошла в сторону с Хансом и спросила его, знает ли он какое-нибудь средство, чтобы усыпить на длительное время человека. Он ответил, что все цветные люди знают подобные снадобья. Он бы смог достать кое-что у кафров, живущих в этой местности, а если нет, то и сам может откопать корни растения, которое он видел растущим поблизости и которое может послужить этой цели. Итак, она послала его добывать это снадобье, после чего обратилась к фру Принслоо:

— Мой план заключается в том, что Аллану нужно бежать из нашего дома переодетым в мою одежду. Но, поскольку я твердо знаю, что он не убежит, будучи в сознании, ибо посчитает, что самим фактом бегства он признает себя виновным, я предлагаю усыпить его приготовленным Хансом напитком. Потом вы с Хансом перетащите его в тень дома, а когда никто не будет смотреть туда, перенесете его в зерновую яму, находящуюся всего в нескольких ярдах в стороне, прикрыв ее отверстие сухой травой. Там он будет оставаться, пока бурам не надоест искать его и они не уедут. А если же так случится, что они найдут его, ему будет не хуже, чем было до этого…

— Вполне хороший план, Мари, хотя и не такой, какой принял бы Аллан, если бы он находился в своем уме, — ответила фру, — учитывая, что он очень серьезный человек, хоть и молод годами. Однако, мы попытаемся спасти его, против его воли, из когтей этого вонючего кота Перейры, которого может проклянет сам Бог, и твоего отца, его орудия. Как ты говоришь, хуже не будет в любом случае!..

Такова была хитрость, задуманная Мари с фру Принслоо. Или, должен я сказать, видимость хитрости, так как Мари ничего не сказала о ее действительном замысле, ибо она твердо знала, что буры не покинут это место до тех пор, пока не увидят мою кровь…

Именно в этом… О, именно в этом и заключался истинный смысл ужасного плана Мари: отдать свою жизнь за меня! Она была уверена, что только Перейра убьет свою жертву, он не остановится, чтобы осмотреть труп… Он сразу же ускачет подальше, подгоняемый нечистой совестью, а тем временем я успею убежать…

Она не продумывала план во всех деталях, она обезумела от ужаса и у нее просто не оставалось времени. Она только прочувствовала свой образ действий, смутно видя мое освобождение в конце задуманного предприятия. Мари договорилась с фру Принслоо, что та добавит мне снотворного, если я буду плохо засыпать… Затем фру должна спрятать меня в яму для зерна. А тогда Мари скажет бурам, что я уже давно убежал.

Фру ответила, что у нее есть план получше. Он заключался в том, чтобы все, кто любит меня, попытались меня спасти, при необходимости убив или обезоружив Перейру до того, как он застрелит меня… Мари это очень понравилось и фру вышла, чтобы собрать верных мужчин. Однако, вскоре она возвратилась с вытянутым лицом, сообщив, что комендант всех их взял под стражу. Оказалось, что ему, а вернее Перейре, пришло в голову, что Принслоо и Мейеры могут сделать попытку освободить меня. Поэтому, в качестве предусмотрительной меры, их взяли под стражу и отобрали оружие. Комендант, правда, сказал, что это сделано, чтобы они следующим утром поехали в главный лагерь, где большой совет может пожелать допросить их.

Одну уступку, однако, фру получила от коменданта. Ей и моей жене было разрешено посетить меня и принести мне еду.

Так что получилось, что на постороннюю помощь нечего рассчитывать и лишь две женщины и готтентот могли что-либо сделать.

Итак, обе женщины и готтентот приступили к реализации плана. Ханс, правда, предложил усыпить охрану и дать возможность мне и Мари ускользнуть к реке и спрятаться в тростниках. Оттуда, быть может, мы смогли бы убежать в порт Наталь, где живут англичане, которые защитят нас.

Конечно, эта мысль была безнадежной с самого начала. Луна светила ярко, а вельд просматривался далеко вокруг, так что нас наверняка сразу же заметили бы и схватили, что, конечно, означало бы немедленную смерть. Кроме того, стражникам запретили принимать от посторонних любые напитки из боязни отравления. Однако, женщины решили попытаться использовать даже этот план, если появится возможность. В конце концов, это была запасная тетива их лука.

Тем временем они занялись приготовлением. Ханс ушел, но скоро вернулся с запасом снотворного зелья, только достал ли он его у кафров, или же сделал сам, я уже не помню. Во всяком случае, оно было прокипячено в воде и смешано с кофе, который я должен был выпить, а кофе своим вкусом и цветом полностью маскировал его. Фру также приготовила кое-какую еду и дала ее нести Хансу. Сначала, однако, он пошел осмотреть зерновую яму в нескольких шагах от дома Принслоо. Ханс доложил, что яма вполне пригодна, чтобы в ней спрятаться, особенно благодаря высокой траве и кустарнику, разросшемуся у входа.

Затем все трое направились к моему дому, где были остановлены часовыми.

— Хееры, — сказала Мари, — комендант разрешил нам принести пищу моему супругу, находящемуся в этом доме. Умоляю не препятствовать нашему посещению.

— Да, — последовал достаточно вежливый ответ, — у нас есть приказ пропустить к арестованному вас, фру Принслоо и слугу, хотя и не понятно, зачем троим нести пищу одному человеку. Вероятно, в такое время он предпочел бы побыть наедине с женой.

— Фру Принслоо желает задать моему мужу некоторые вопросы о его собственности здесь, а также о том, что делать в его отсутствие, поскольку мне, у которой сердце полно печали, не до таких вещей. Также и готтентот должен получить распоряжения, куда ему доставить лошадь, так что пропустите нас, минхееры.

— Очень хорошо, это не наше дело, фру Квотермейн… Хотя, стойте, я надеюсь, что под вашим длинным пальто нет оружия?

— Обыщите, если вам угодно, минхеер, — ответила она, распахивая пальто, и, после беглого осмотра, стражник кивнул головой и позволил им войти, добавив:

— Помните, что вы должны уйти отсюда до десяти часов. Ночью вам нельзя быть в этом доме, а то маленький англичанин еще проспит утром…

Тогда они вошли внутрь и застали меня пишущим заметки для своей защиты. Я могу сказать, что тогда, кроме пылкого негодования, я ничего не испытывал. И в самом деле, я не ощущал ни малейшего сомнения в том что после рассмотрения моего дела в высшем совете я смогу доказать свою полную невиновность и снять те отвратительные обвинения, которые были выдвинуты против меня. Поэтому, когда Мари только намекнула, что мне следует попытаться бежать, я почти грубо попросил ее больше не затрагивать этот вопрос.

— Бежать! — сердито сказал я. — Да ведь это значило бы, что я признал себя виновным, ибо зачем убегать невинному! Чего только я хочу, так это распутать все это дело и публично разоблачить этого дьявола Перейру!

— Но, Аллан, — сказала Мари, — как ты сможешь все разоблачить, если ты не будешь в живых? Что будет, если тебя первого застрелят?…

Здесь она встала и, посмотрев, плотно ли закрыта ставня в маленьком окне, повернулась и сказала шепотом:

— Ханс подслушал ужасное дело, Аллан… Расскажи об этом баасу, Ханс!

Итак, пока фру Принслоо для отвода глаз разводила огонь в очаге, чтобы подогреть мне еду, Ханс рассказал мне всю историю, как я уже изложил ее выше.

Я выслушал ее со все возрастающим недоверием. Или Ханс был введен в заблуждение, или лгал, последнее более вероятно, ибо я хорошо знал силу воображения моего готтентота. Или, может быть, он был пьян. Да, пожалуй, от него попахивало чем-то спиртным, а его он мог выпивать огромное количество без внешних признаков опьянения.

— Я не могу поверить в это, — сказал я, когда он закончил свой рассказ. — Насчет Перейры, правда, у меня сомнений нет, но неужели Анри Марэ, твой отец, человек добрый и богобоязненный, мог хладнокровно согласиться с убийством мужа своей дочери, хоть и не любит его?

— Мой отец уже не тот, кем он был раньше, Аллан, — сказала Мари. — Иногда я думаю, что он сошел с ума…

— Но он не рассуждает, как безумный, — ответил я. — Однако, давай допустим, что все это правда, что тогда ты хочешь делать?

— Аллан! Я хочу, чтобы ты переоделся в мою одежду и выбрался отсюда в укромное место, которое знают Ханс и фру, оставив меня здесь вместо себя.

— Что ты, Мари? — сказал я. — Тогда тебя могут застрелить вместо меня, если предположить, что они имеют в виду застрелить меня без предупреждения. Кроме того, меня наверняка поймают и убьют, так как у них будет формальное право убить меня за попытку к бегству, да еще переодетым. Это безумный план и у меня есть лучший. Фру Принслоо, идите прямо к коменданту и расскажите ему всю эту историю. Или, если он не захочет ее выслушать, кричите во весь голос, чтобы каждый мог слышать, а потом возвратитесь и расскажите нам результат. В одном я уверен, если вы это сделаете, решение застрелить меня утром будет отменено. Кстати, вы же не обязаны говорить, кто рассказал вам все это…

— Да, пожалуйста, не выдавайте меня, — пробормотал Ханс, — иначе я знаю, кого застрелят…

— Хорошо, я пойду, — сказала фру и вышла.

Охранники позволили ей выйти после нескольких слов, которых мы не разобрали.

Через полчаса, она возвратилась и окликнула нас, чтобы открыли ей дверь.

— Ну? — спросил я.

— Ну и ну, — сказала она, — мне ничего не удалось, племянник. За исключением этих часовых за дверью, никого нет. Комендант и все буры уехали неизвестно куда…

— Это странно, — ответил я, — но я полагаю, что для этого нашлась важная причина… Подождите, сейчас я кое-что сделаю, — и, открыв дверь, я позвал охранников, честных по-своему парней, которых я знал еще по прошлым временам.

— Послушайте, друзья, — сказал я, — до меня дошел слух, что меня не отправят в большой лагерь, чтобы совет изучил мое дело, а хладнокровно пристрелят, когда я утром выйду из дома. Правда это?

— Всемогущий, англичанин! — воскликнул один из них. — Ты что, считаешь нас убийцами? Нам приказано отвести тебя к коменданту, когда он распорядится, так что не бойся, что мы застрелим тебя, как кафра. Или ты, или те, кто рассказал тебе эту сказку, сумасшедшие!

— Так подумал и я, друзья, — ответил я. — Но все же, где комендант и все остальные? Фру Принслоо ходила искать их и говорит, что все они куда-то уехали…

— Это уж точно, — сказал бур. — Прошел слух, что твои зулусские братья перешли реку Тугелу, чтобы снова напасть на нас. Вот комендант и взял людей, чтобы поехать посмотреть, нельзя ли их прихлопнуть при ярком лунном свете. Жаль, что он не смог взять и тебя, ведь ты хорошо знаешь, где их искать, если они вообще есть. А теперь, пожалуйста, не говори нам больше глупостей, которые нам тошно слушать, и не думай, что ты сможешь ускользнуть отсюда, раз нас осталось только двое, так как знай, что наши роеры заряжены картечью и мы имеем строгий приказ при любой попытке к бегству применить их!

— Ну, что ж, — сказал я, когда закрыл входную дверь, — теперь вы сами все слушали. Как я и думал, во всей этой истории нет ни слова правды, так что, надеюсь, вы убедились в своей неправоте…

Ни фру, ни Мари не ответили, а Ханс тоже придержал язык за зубами. Однако, как я вспоминал потом, я тогда заметил странные взгляды, которыми обменялись женщины, которые вовсе не были убеждены и, хотя я даже не мог подумать об этом, твердо решили осуществить свой отчаянный план. Но об этом, повторяю, фру и Ханс знали только половину, остальное было скрыто в любящем сердце Мари…

— Возможно, ты и прав, Аллан, — сказала фру тоном, каким рассуждают с неразумным ребенком. — Я надеюсь, что это так и, в любом случае, ты можешь отказаться выйти из дома завтра утром, пока не будешь совершенно уверен… А теперь давай поедим кое-какой ужин, так как мы не сделаем лучше, если будем голодными… Ханс, принеси еду!

И мы поели, или сделали вид, что едим, а я, поскольку мне хотелось пить, выпил две чашки черного кофе с примесью спирта, заменившего молоко. После этого меня охватила странная сонливость. Последнее, что я вспоминаю, это Мари, смотревшая на меня наполненными нежной любовью прекрасными печальными глазами и целовавшая меня в губы еще и еще…

Я видел различные сны, в общем довольно приятные… Затем я проснулся, постепенно пришел в себя и обнаружил, что почему-то нахожусь в яме в форме бутылки с отшлифованными стенками. Это заставило меня подумать об Иосифе, который был опущен братьями в колодец в пустыне. Кто же, подумал я, и каким образом мог опустить меня в колодец, если у меня не было никаких братьев?… А, может быть, я в самом деле нахожусь не в колодце? Или это какой-то кошмар, или я уже умер?… Я начал вспоминать, что были, пожалуй, веские причины, почему мне следовало бы умереть… Только… только… почему же тогда они похоронили меня в женской одежде?

Однако, что это за шум, который разбудил меня?… На трубный глас не похоже, а скорей это звук выстрела из двуствольного ружья… Я начал делать попытки выбраться из моей норы, но она была футов девяти глубиной и сходилась конусом к верху, так что они не увенчались успехом. И едва я смирился, как в отверстии появилось желтое лицо, лицо Ханса, и вниз протянулась его рука.

— Прыгайте, если уже проснулись, баас, — раздался его голос, — и я вытащу вас отсюда.

Я немедленно подпрыгнул и ухватился за протянутую руку выше кисти. Затем обладатель этой руки отчаянно потянул и завершением этого было то, что мне удалось схватиться за край ямы и выбраться на поверхность земли.

— Ну, баас, — сказал Ханс, — бегите, бегите, пока буры не схватили вас.

— Какие буры? — сонно спросил я. — И как я могу бежать с этими штуками, обвивающимися вокруг моих ног?…

Затем я осмотрелся вокруг и, хотя только начинался рассвет, стал различать окрестности… Конечно, справа от меня стоял дом Принслоо, а тот, слабо различимый сквозь туман примерно в ста шагах, был домом Мари и моим собственным. Казалось, нечто необычайное случилось там, что пробудило во мне любопытство. Я мог различить какие-то фигуры, двигавшиеся в необычной манере, и мне захотелось узнать, что они там делают…

Я пошел по направлению к ним, а Ханс старался потащить меня в противоположном направлении, издавая нечленораздельные звуки, пытаясь убедить меня в необходимости немедленного бегства. Но я сопротивлялся, и, в конце концов, ударил его. Тогда, наконец, с возгласом отчаяния он отпустил меня и куда-то исчез.

Так что я дальше пошел один. Я приблизился к моему дому и увидел там какую-то фигуру, лежавшую лицом к земле в каких-нибудь десяти или пятнадцати ярдах направо от двери, и я рассеянно отметил, что она — эта фигура — почему-то была одета в мою одежду… Фру Принслоо в нелепом ночном одеянии, переваливаясь, пробиралась к этой фигуре, а невдалеке стоял Эрнан Перейра, как видно занимавшийся перезарядкой двуствольного ружья… Сзади, уставившись в него совершенно безумным взглядом, стоял Анри Марэ, тянувший свою длинную бороду одной рукой и державший ружье в другой руке. Еще дальше за ними стояли две оседланные лошади, порученные заботам кафра, который тупо смотрел в сторону.

Фру Принслоо подошла к лежащему на земле телу, одетому в похожую на мою одежду и, с усилием согнув свою плотную талию, перевернула тело лицом вверх. Она только глянула на него и тут же начала дико кричать:

— Иди сюда, Анри Марэ!.. Подойди и посмотри, что сделал твой возлюбленный племянник! У тебя была дочь, являвшаяся всей жизнью для тебя, Анри Марэ… Хорошо, подойди же, посмотри на нее после того, как твой любимый племянник закончил свою работу с нею!..

Анри Марэ подошел медленно, как человек, который ничего не понимает. Он остановился над лежащим на земле телом и посмотрел вниз сквозь утреннюю дымку. Затем внезапно он обезумел. Его широкополая шляпа упала с головы, а его длинные волосы, казалось, встали дыбом. Также и его борода словно увеличилась и ощетинилась, подобно птичьим перьям в морозную погоду. Он круто повернулся к Эрнану Перейре.

— Ты — дьявол! — воскликнул он и его голос звучал подобно реву дикого зверя. — Ты — дьявол, ты убил мою дочь! Потому что ты не смог получить Мари для себя, ты убил ее. Хорошо же, я расплачусь с тобой!

Он стремительно поднял свое ружье и выстрелил прямо в Эрнана Перейру, который с тяжелым стоном опустился на землю и остался там лежать. Как раз в этот момент я заметил, что нас окружили какие-то всадники, много всадников, хотя откуда они приехали в то время я и не знал. Одного из них я узнал даже в своем полуопьяненном состоянии, ибо он особенно ярко запечатлелся в моей памяти. Это был чернобровый комендант, который так старался приговорить меня к смерти. Он соскочил с лошади и, глядя на две лежавшие на земле фигуры, произнес громким и страшным голосом:

— Что это такое? Кто эти убитые мужчины и почему их застрелили? Объясните, Анри Марэ!

— Мужчины!!! — буквально завопил Марэ. — Это не мужчины! Одна из них — женщина, мое единственное дитя, а второй — дьявол, который будучи дьяволом, не умер. Смотрите! Он не умер! Дайте мне другое ружье, чтобы я смог заставить его умереть.

Комендант дико посмотрел на него, затем взгляд его остановился на фру Принслоо.

— Что здесь произошло, фру? — спросил он.

— Только это, — ответила она неестественно спокойным голосом. — Твои грязные убийцы, которых ты направил именем закона и справедливости, совершили ошибку. Ты сказал им, чтобы они, по твоим собственным соображениям, убили Аллана Квотермейна. Ну, а они вместо его убили его жену!

Тут комендант схватился за голову и застонал, а я, наконец, наполовину проснувшийся, бросился вперед, размахивая кулаками и невнятно крича что-то.

— А это еще кто? — спросил комендант. — Мужчина или женщина?

— Это мужчина в женской одежде, Аллан Квотермейн, — ответила фру, — которого мы усыпили и пытались спрятать от твоих палачей!

— Бог с нами! — воскликнул комендант. — Это земля или ад?…

Тогда раненый Перейра приподнялся, опираясь на руку.

— Я умираю! — застонал он. — Моя жизнь уходит вместе с кровью, но раньше чем я умру, я должен сказать… Вся эта история, которую я рассказал об англичанине, является ложью! Он никогда не устраивал сговор с Дингааном против буров. Это я договорился об этом с Дингааном… Я не хотел, чтобы Ретиф и его люди были убиты. Но я страстно желал, чтобы был убит Аллан Квотермейн ибо он завоевал ту, которую я любил, но стало так, что все другие оказались убитыми, а он единственный уцелел… Тогда я пришел сюда и узнал, что Мари стала его женой, — да, его настоящей женой, — и я взбесился от ненависти и ревности… Я дал ложные показания против него, а вы, дураки, мне поверили, да еще и приказали мне застрелить его… его, кто невиновен перед Богом и людьми… Затем события пошли неправильно… Эта женщина опять перехитрила меня, теперь уже в последний раз… Она оделась как мужчина и в предрассветных сумерках я был обманут… Я убил ее… ее, единственную, кого я любил, а теперь отец ее, который также любил ее, убил меня…

К этому времени я понял все, ибо мой отравленный мозг наконец-то полностью пробудился. Я подскочил к лежавшему не земле негодяю, нелепый в своем надетом вкривь и вкось женском одеянии, я прыгнул на него и вытряс из него остаток жизни. Затем, встав над его трупом, я потряс кулаками и закричал:

— Люди! Посмотрите, что вы сделали! Сможет ли Бог отплатить вам за все, что вы задолжали ей и мне!

Все всадники спешились, они обступили меня, они протестовали, они даже плакали… А я, я неистовствовал по их адресу с одной стороны, в то время как безумный Анри Марэ неистовствовал с другой. А фру Принслоо, размахивая своими огромными руками, призывала проклятия Бога и невинную кровь на их головы и головы их детей на веки веков…

А потом я больше ничего не помню…

Когда две недели спустя я пришел в себя (я был очень болен и находился в бредовом состоянии), я увидел, что лежу один в доме фру Принслоо. Все буры разъехались в разные стороны, а мертвые давно уже были похоронены. Буры взяли с собой Анри Марэ, как рассказали мне, привязав его к повозке с волами, ибо он был совершенно безумным человеком. Впоследствии он стал спокойнее и прожил многие годы, бродя вокруг и спрашивая всех, кто только встречался, не могут ли они отвести его к Мари… Но довольно о нем, бедном человеке. Кругом ходил рассказ о том, что Перейра убил Мари из ревности и был застрелен ее отцом. Но было так много трагических историй в те дни войны и резни, что одна частная история скоро совсем забылась, тем более, что причину ее так толком и не объяснили окружающим, да еще в деталях. Не рассказывал о ней и я, ибо никакое утешение не могло восстановить мое разбитое сердце…

Мне принесли письмо, обнаруженное на груди Мари и обагренное ее кровью. Вот оно:

«Супруг мой!

Трижды ты спас мою жизнь, а теперь моя очередь спасти твою, ибо другого пути нет. Может быть, они убьют тебя потом, но, если будет так, я буду рада тому, что умерла первой, чтобы приветствовать тебя в загробной жизни, где мы с тобой обязательно встретимся…

Я подмешала тебе зелье, Аллан, затем я обрезала себе волосы и переоделась в твою одежду. Фру Принслоо, Ханс и я надели мою одежду на тебя. Они выведут тебя, когда ты полностью потеряешь сознание, и охранники пропустят без расспросов, думая, что ведут меня.

Что может произойти, я не знаю, так как пишу это после того, как вы ушли… Я надеюсь, однако, что ты убежишь и будешь вести полнокровную и счастливую жизнь, хотя и я опасаюсь, что ее лучшие моменты всегда будут омрачены грустными воспоминаниями обо мне… Ибо я знаю, что ты любишь меня, Аллан, и всегда будешь любить меня, как и я всегда буду любить тебя…

Лампа уже догорает, — как и моя жизнь, — так что прощай, прощай, прощай! Все земные истории приходят к своему концу, но в том конце мы еще обязательно встретимся. А до тех пор прощай…

Ах, если бы я могла сделать больше, чем умереть за того, кого люблю плотью, сердцем и душой… Ведь то, что я делаю, это такая малость! Однако, я была твоей женой, Аллан, и твоей женой я останусь, пока этот мир не состарился, пока не постареют небеса, Аллан, а там я буду приветствовать тебя.

Свет погас, но в моем сердце возникает иной свет…

Твоя Мари.»

Таким было ее письмо…

Я не знаю, можно ли было сказать что-нибудь больше…

Перед вами история моей первой любви. Те, кто прочитает ее, если кто-либо прочитает, поймут, почему я никогда не рассказывал о ней и не желаю, чтобы она стала известна до тех пор, пока я также не умру и не присоединюсь к великой душе Мари Марэ.

Аллан Квотермейн.

Примечания

1

Нантский эдикт — издан французским королем Генрихом IV в 1598 г., который закрепил католицизм как господствующую религию.

(обратно)

2

Кап — сокращенное название Кейптауна.

(обратно)

3

Тонзура — выстриженное или выбритое место на макушке католических духовных лиц.

(обратно)

4

Великий Император — Наполеон I (Бонапарт).

(обратно)

5

Роер — одноствольное ружье для охоты на слона.

(обратно)

Оглавление

  • Посвящение
  • Предисловие
  • Заметка редактора
  • МАРИ Эпизод из жизни покойного Аллана Квотермейна
  •   ГЛАВА I Аллан изучает французский язык
  •   ГЛАВА II Нападение на Марэсфонтейн
  •   ГЛАВА III Спасение
  •   ГЛАВА IV Эрнандо Перейра
  •   ГЛАВА V Состязание в стрельбе
  •   ГЛАВА VI Расставание
  •   ГЛАВА VII Призыв к Аллану
  •   ГЛАВА VIII Лагерь смерти
  •   ГЛАВА IX Обещание
  •   ГЛАВА X Фру Принслоо высказывает свое мнение
  •   ГЛАВА XI Выстрел в ущелье
  •   ГЛАВА XII Пари Дингаана
  •   ГЛАВА XIII Репетиция
  •   ГЛАВА XIV Игра
  •   ГЛАВА XV Ретиф просит об одолжении
  •   ГЛАВА XVI Совет
  •   ГЛАВА XVII Свадьба
  •   ГЛАВА XVIII Договор
  •   ГЛАВА XIX Отправляйтесь с миром…
  •   ГЛАВА XX Военный суд
  •   ГЛАВА XXI Невинная кровь