Нарушая запреты (fb2)


Настройки текста:



ПРОЛОГ

Странно. Он должен был чувствовать злость. Опустошение. Горечь. Именно так происходит, когда любимый человек бросает тебя. Райли Джексон ожидал, что ощутит хотя бы что-то похожее на боль. Но этого не произошло. Его жена не так давно сбежала с его лучшим другом, но Райли совершенно не чувствовал себя одиноким или покинутым.

Может быть, я излечился от всех этих любовных переживаний и теперь у меня иммунитет? — размышлял Райли.

— Как считаешь, дружище? — обратился он к своему псу.

Бастл нежно уткнулся носом в ладонь хозяина. Он тоже совсем не скучал по Лизе. У нее никогда не было времени на собаку.

— Мы теперь сами по себе, приятель, — сказал Райли и направился в сторону дома. Бастл семенил рядом. В отличие от Лизы, он всегда будет верным хозяину. — Давно мы вот так не гуляли. Я так скучал по тебе, Бастл. Ты мой единственный друг. Никогда больше я не доверюсь никому, кроме тебя.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Я совершила ошибку, подумала Дженна. Но теперь уже поздно о чем-то сожалеть.

Поезд медленно увозил ее в неизвестность. Мимо проплывали какие-то станции, пейзажи один за другим сменяли друг друга. Когда объявили остановку в Баринья-Дауне, Дженна посмотрела в окно. На платформе царила суета. Повсюду сновали люди, похожие на фермеров.

Наверное, это небольшой городок, может, даже поселок, размышляла Дженна. Она не могла больше смотреть, как Брайан обращается со своей маленькой дочкой. Девушка настолько разозлилась, что схватила чемоданы и объявила Карли, что они сходят. Как только они ступили на платформу, поезд тронулся.

Баринья-Даунс. Это название Дженне ни о чем не говорило. Хуже того, все люди вдруг будто испарились, оставив за собой лишь клубы пыли. Дженна беспомощно озиралась по сторонам.

Что я наделала? — спрашивала она себя. Через полтора дня мы были бы в Сиднее. А теперь мы в неизвестности.

— Где мы? — словно прочитав ее мысли, испуганно спросила Карли.

— В Баринья-Даунс, — ответила девушка громко, стараясь придать своему голосу уверенность.

И о чем ты только думала, Дженна, ругала она себя. Ты просто тупица. Отец всегда считал тебя глупой, и, кажется, он оказался прав. Но теперь это не важно. Чарлз Свенсон преспокойно живет в Америке. Это ты оказалась в какой-то глуши. Да еще и сестренку за собой притащила.

У Дженны и Карли были разные отцы, но оба они — и Чарлз, и Брайан — были самыми беспринципными людьми из тех, кого знала Дженна.

Она закрыла глаза и вспомнила лицо Брайана, когда тот хмыкнул:

— Сходите, где хотите. Мне все равно. Я выиграл!

Девушка села на свой чемодан, пытаясь побороть приступ паники. Успокойся, твердила она себе. Успокойся и подумай, что делать дальше.

— Кто-нибудь придет за нами? — спросила пятилетняя Карли, доверчиво взглянув на сестру.

— Не знаю.

Карли по привычке замолчала. Дженна всегда беспокоилась, что сестренка ведет себя слишком тихо. Но сейчас у нее не было сил даже на то, чтобы думать.

К тому же стояла непереносимая жара. Еще чуть-чуть — и можно было бы без огня поджарить яичницу.

Дженна пыталась вспомнить, когда в Баринья-Даунс прибудет пассажирский поезд. Здесь останавливались только товарные поезда и поезда дальнего следования. Значит, следующий поезд остановится здесь только в следующий понедельник, с ужасом подумала девушка.

Чувствуя себя все хуже и хуже, Дженна достала мобильный телефон.

Не обслуживается.

Должен же здесь хоть кто-то жить? — размышляла девушка. Она еще раз огляделась и вдруг заметила вдалеке что-то, похожее на дом. Дженна посмотрела на сестренку, потом на часы. Ровно час. Самый пик жары.

— Давай-ка переоденемся, — сказала она Карли. — А через пару часов, когда жара спадет, мы пойдем и посмотрим, чей это дом.

День клонился к вечеру. Райли вошел в дом с черного хода и прошел на кухню. Он открыл холодильник и посмотрел, что у него осталось из съестного. Бобы. Только бобы и пиво.

Проведу здесь еще неделю — и назад к цивилизации, подумал Райли. В свой дом, где есть бассейн и всегда готова вкусная еда.

— И почему я не отправил одного из своих служащих, чтобы он выполнил эту работу? — произнес он, только чтобы сказать что-нибудь. Неожиданно Райли услышал какой-то звук, доносящийся от центрального входа. — Это домработница, — снова произнес Райли. — Черт! — усмехнулся он. — Кажется, я начинаю сходить с ума. В этом доме нет прислуги.

Решив еще раз обойти окрестности, Райли вышел на улицу.

Дженна постучала еще раз.

И снова никто не ответил.

— Пожалуйста! — взмолилась она. — Есть здесь кто-нибудь?

Карли доверчиво стояла рядом. Они так долго шли сюда, что девочка совершенно выбилась из сил.

— Смотри, Дженна, — слабо позвала она.

Девушка взглянула туда, куда указывала сестренка. Там, на постриженной лужайке стоял новенький дорогой аэроплан. Дженна взяла Карли на руки и обняла ее.

— Значит, здесь должен кто-то жить! — счастливо воскликнула она. — Слава богу! Мы спасены!

Дверь отворилась, но никто так и не вышел. Ждать становилось невыносимо.

— Я пить хочу, — простонала Карли, и Дженна сильнее прижала ее к себе.

— Давай войдем, — шепнула малышке девушка.

— Почему ты шепчешь? — удивленно спросила Карли.

— Это же чужой дом, милая.

— Думаешь, там могут быть привидения?

— Если так, надеюсь, они умеют управлять аэропланом, — улыбнулась Дженна.

Карли хихикнула. В жизни девочки было так мало подобных моментов, что Дженна не стала ругать ее.

Только бы там была вода. Только бы пилот аэроплана не оказался маньяком. Дженна опустила Карли, крепко взяла ее за руку и, пытаясь побороть страх, шагнула в дом.

Внутри дом выглядел так же, как и снаружи. Совершенно заброшенным. Кажется, что сюда уже давно не ступала нога человека. Мебель, хоть и дорогая, была старой. Повсюду лежал толстый слой пыли. Но… на пыльном полу без труда можно было различить следы…

Дженна осторожно ступила на пыльный пол. Ее след оказался куда меньше. Но на раздумья не было времени. Они устали, проголодались, а кроме того, отчаянно хотелось пить.

Они вошли в кухню. В отличие от холла, здесь были все признаки жизни. Повсюду стояли картонные коробки. На столе лежали газеты. Был здесь и новый холодильник. И что самое главное — раковина. Дженна открыла кран, и оттуда хлынул поток чистой, свежей воды. Девушка прильнула к нему и начала жадно пить.

— Мы в безопасности, Карли, — сказала она, поднимая сестренку, чтобы та тоже могла напиться. — Здесь есть вода, да и в холодильнике наверняка что-нибудь найдется. Мы остаемся здесь.

— Интересное заявление.

Дженна замерла. Она медленно повернулась и увидела в дверях мужчину. Девушка испуганно уставилась на него.

Незнакомец был под два метра ростом, широкоплечий и загорелый. Его волосы слегка выгорели на солнце, а в уголках глаз были видны маленькие морщинки. Руки, лицо и одежда этого человека сплошь были покрыты пылью.

Наверное, он фермер, подумала Дженна. Мужчина был одет в молескиновые брюки и майку цвета хаки. В руках он держал широкополую шляпу. Так обычно выглядели рабочие в крупных городах. Хотя какая разница?

— П-п-привет, — пролепетала девушка.

— Ну, здравствуйте, — ответил мужчина. Его голос звучал уверенно и совсем без акцента. Это еще больше удивило Дженну. Незнакомец с интересом разглядывал незваных гостей.

— Это в-в-ваш дом? — неуверенно пробормотала девушка.

— А чей же еще.

Повисла тишина. Кажется, впервые в жизни Дженна не знала, что сказать.

Мужчина бросил на стол свою шляпу, достал из холодильника банку пива и тут же осушил ее.

— Не знаю, кто вы и как сюда попали, — обратился он к девушке, — но могу я предложить вам пиво?

— Нет. Спасибо, — вежливо отказалась Дженна. — Простите, что мы вот так ворвались в ваш дом.

— Ничего страшного. Мне здесь не очень весело одному, — улыбнулся Райли.

Улыбка настолько преобразила этого человека, что Дженна невольно зажмурилась. Ей казалось, что ему около сорока лет, но когда он улыбнулся, она едва ли дала бы ему тридцать.

— А теперь, может, поведаете, откуда вы такие взялись? — поинтересовался хозяин дома.

Дженна помедлила.

— Вы не поверите, мистер… Но я даже имени вашего не знаю…

— Это легко исправить, — сказал он, доставая из холодильника еще пару банок пива. — Я Райли Джексон. Садитесь, леди, — добавил он, указывая на стулья возле стола. — Чувствуйте себя как дома.

— Я Дженна Свенсон, — представилась девушка. — А это Карли.

— Рад познакомиться. Добро пожаловать на мою ферму!

Дженна оглядела ветхую мебель, покрытую толстым слоем пыли, паутину на окнах и произнесла осторожно:

— Но это не рабочая ферма?.. Я хочу сказать… вы ведь здесь не живете?

— Почему вы так думаете? Вам не нравится обстановка? — улыбнулся Райли.

— Здесь очень пыльно, — сказала Карли. Это немало удивило Дженну. Сестренка никогда раньше не осмеливалась говорить с незнакомыми людьми. — Ты даже стол не вытер.

— Э, если бы я знал, что вы придете, я бы непременно прибрался. И даже пирог бы испек.

Райли поднялся и достал из холодильника еще пива. Дженна уставилась на него. Она уже немного успокоилась, но теперь страх снова дал о себе знать. Что, если он напьется? — подумала Дженна, закусив губу.

Он уловил ее беспокойство.

— Это слабоалкогольное пиво, — на всякий случай пояснил он. — Чтобы хоть немного опьянеть, мне нужно было бы выпить не меньше ящика. Вы, наверное, англичанка.

— Да…

— Австралийские девушки не беспокоятся, если их мужчины напиваются. — С этими словами Райли открыл банку и сделал большой глоток. — Могу вас заверить, я не опьянею, — улыбнулся он. — Может быть, я покажусь вам назойливым, но я все-таки хочу знать, какого черта, — взглянув на Карли, он замешкался, — то есть… как вы оказались на моей кухне. Мне нравится принимать гостей, — добавил он с улыбкой. — Но я все-таки хотел бы знать, кто вы и откуда.

— Мы с поезда, — неуверенно начала Дженна.

— Так я и подумал. Но почему я не видел вас?

— Мы сошли перед тем, как поезд тронулся.

— Понятно. А потом решили осмотреть достопримечательности?

— Не нужно сарказма, — обиделась Дженна. — У нас не было выбора.

— Хотите сказать, вас насильно столкнули с поезда? — улыбнулся Райли. Кажется, его начинала забавлять эта ситуация. — Так, так, Дженна и Карли. Садитесь и расскажите мне все.

Дженна посадила сестренку на стул рядом с собой. В отличие от нее девушка никак не могла расслабиться в присутствии этого мужчины.

— Мы разозлились на одного человека и сошли.

— И с кем же вы поссорились? — с интересом продолжал расспрашивать Райли.

— С Брайаном. Отцом Карли, — честно призналась девушка.

Райли посмотрел на Дженну, потом на Карли. Обе были рыжеволосыми и зеленоглазыми. Они были очень похожи. Правда, он не заметил на пальце девушки кольца. Но она ведь могла снять его.

— Ах, вот оно что, вы оставили третьего члена вашей счастливой семьи в поезде.

— Совсем нет, — возразила она.

Щеки ее вспыхнули, когда до нее дошел смысл его слов. Да и как объяснить ему все в присутствии Карли?

— У меня были свои причины так поступить. Поверьте, другого выхода не было. — Дженна помолчала. Она не знала, как попросить совершенно незнакомого человека о такой услуге. — У вас есть самолет, — осторожно начала она. — Мы видели его… Может быть… не могли бы вы отвезти нас? Я вам заплачу, — поспешно добавила девушка.

— Вы хотите, чтобы я все бросил и отвез вас? — удивленно спросил Райли. — И куда же?

— В Аделаиду. Пожалуйста. Я не знаю, что делать, — призналась она. — Мы не можем оставаться здесь.

— Это так, — согласился он. — Но путь туда и обратно займет целый день. Я не могу себе этого позволить. У меня мало времени.

— Простите, — пролепетала она. — Я просто подумала… Знаете, я ведь никогда не бывала на австралийских фермах. А другие фермеры… они не могли бы помочь нам, раз вы так заняты? — спросила девушка.

— До ближайшей фермы сто миль по проселочной дороге, — сообщил Райли. — Обычно фермеры, продав урожай, уезжают в окрестные города на пару недель, чтобы закупить все необходимое.

— Значит, мы здесь застряли, — прошептала Дженна.

— Пока я вас не выставил, да.

— Вы заставите нас вернуться на платформу и нам придется быть там, пока не придет следующий поезд? — спросила Карли.

Дженна хотела было извиниться за сестренку, но потом передумала.

— Это твоя мама виновата, — ответил Райли.

— Моя мама умерла вчера… — прошептала Карли.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Дженна взглянула на Райли. Она была уверена, что он понял, как больно малышке сейчас.

— Прости, — извинился он. — Я думал, это твоя мама, — сказал мужчина, указав на Дженну. — Кто же это?

— Моя старшая сестра, — пробормотала Карли. — Почти.

— Мы сводные сестры. У нас разные отцы, — поспешила пояснить Дженна.

Карли устало прислонилась к ней. Девушка погладила сестренку по голове и посадила ее к себе на колени.

— Значит, вы не сможете отвезти нас?

Райли сомневался. Он покачал головой и с сожалением вымолвил:

— Нет. Мой скот погибает от жажды. Если я не займусь скважинами, то погибнут все. А я не могу этого допустить.

— Простите, — извинилась Дженна, закусив губу. — Какая же я дура… не надо было сходить с поезда.

— Согласен.

— Может быть, вы позволите нам пожить здесь до следующего поезда? — попросила она с мольбой в голосе. Посмотрев на Райли, девушка поторопилась добавить:

— Пожалуйста. Мы не доставим вам хлопот.

— Что ж, — улыбнулся он, — это не самое лучшее место. Вы, наверное, не привыкли к таким условиям. Но вы можете остаться.

— Вы хороший, — прошептала Карли, слабо улыбнувшись. — Он лучше моего папы, — обратилась она к Дженне.

Райли снова улыбнулся.

— Могу предложить вам только постель и бобы. К сожалению, больше ничего. — Он помедлил. — Вы хоть понимаете, какой опасности подвергли себя? А этот человек, Брайан, кажется, сознает это?

— Не думаю, — призналась Дженна. — Он ничего не станет для нас делать. Так же, как и мой отец, — добавила она с грустью.

— Что ж, не могу судить об этом. А теперь, — произнес Райли, — прошу меня простить. У меня был трудный день. Мне нужно принять душ и переодеться. А потом я весь в вашем распоряжении, — усмехнулся он.

Райли посмотрел на Карли и улыбнулся какой-то теплой и заботливой улыбкой.

— Я вернусь, и мы все обсудим. Если надумаете уйти, то возьмите с собой воды. До ближайшей фермы четыре дня пути. Но я надеюсь, что вы все-таки будете благоразумны и останетесь.

С этими словами Райли вышел из кухни.

Карли, кажется, уснула сидя на стуле. Дженна смотрела на сестренку, и на глаза ее наворачивались слезы. Малышка не знала, что такое отец. У нее была только мама и сводная сестра. Но Николь умерла. Теперь Дженна и Карли остались одни на свете.

Как я могла довериться Брайану? — спрашивала себя девушка. Будь он проклят!

Дженна постаралась собраться с мыслями. По крайней мере, этот Райли Джексон, кажется, неплохой человек, подумала она.

Девушка встала. Она так устала, что еле держалась на ногах, но решила осмотреть дом, чтобы найти место, где можно было прилечь и отдохнуть.

Дженна прошла на кухню. Одна дверь здесь вела на улицу, другая — в гостиную, как ей показалось. Там стоял стол, стулья, а в углу — старинный граммофон. Так, что дальше? Снова две двери. Дженна распахнула их и в ужасе отступила. Это, должно быть, спальни. Обе комнаты были настолько заброшенными, вряд ли кто-то жил здесь. Тогда где же спит Райли? — пронеслось в голове девушки.

Дженна вернулась в кухню и взяла Карли на руки. Сквозь стеклянную дверь видна была веранда. Она вышла на улицу, вдохнула свежего воздуха и увидела две большие кровати.

Очевидно, здесь и спал хозяин дома. Девушка уложила Карли на одну из них. Малышка и не думала просыпаться. Она продолжала тихо посапывать. Дженна заботливо укрыла ее одеялом и в раздумьи уставилась на другую кровать. Не хотелось бы, чтобы Райли подумал, что я хочу разделить с ним постель, но, похоже, у меня нет выбора, размышляла она.

Дверь скрипнула, и на пороге появился Райли. Обнаженный. Дженна даже рот открыла от удивления.

Она работала медсестрой и привыкла видеть голых мужчин, но этот…

Выглядел как скульптура Родена. В его совершенном теле не было ни единого изъяна.

Райли улыбался. Дженна покраснела еще больше. Заметив на кровати девушку, он поспешно обернул бедра полотенцем.

— Я и забыл, что у меня гости. Добро пожаловать в мою спальню! — весело проговорил он, стараясь разрядить обстановку.

— П-простите, — пролепетала девушка. — Я сейчас перенесу Карли.

— Не нужно. Мне следовало подумать об этом, прежде чем идти мыться. Я переоденусь в ванной, — добавил Райли. — Жду вас на кухне через пять минут.

Дженна вошла в кухню. Увидев Райли, она снова покраснела. Из одежды на нем были только потертые джинсы. Сейчас, когда его лицо и тело не были сплошь покрыты пылью, он выглядел моложе, мужественнее и сексуальнее…

Тебя не интересуют мужчины, напомнила себе девушка. Она действительно никогда не позволяла себе зайти далеко в отношениях с противоположным полом.

Но этот Райли…

— Простите, что я нарушила ваш покой, — пробормотала она невнятно.

— Вы ведь не знали, что я ворвусь туда вот так, — улыбнулся Райли. От этой улыбки по спине девушки побежали мурашки. — Мои извинения. Я не привык к женщинам в своем доме, — пояснил он. — В будущем обещаю быть осмотрительней.

Дженна едва дышала. О чем он говорит? Какое будущее? Лишь спустя какое-то время она вспомнила, что им придется пробыть здесь целых три дня.

— Могу я предложить вам бобы? — поинтересовался Райли.

Кажется, он прочитал ее мысли. Дженна была очень голодна, они ничего не ели с самого утра. Но бобы…

— Здесь вам не роскошный ресторан, леди, — усмехнулся Райли, снова угадав ее мысли.

— Я понимаю, — смутилась она. — Я могла бы приготовить что-нибудь. У вас ведь есть продукты? Что в этих коробках? — спросила девушка, указав на расставленные повсюду ящики.

— Спагетти и бобы, — признался Райли. — Но, кажется, там есть еще кое-что. Рис, лук, специи тоже… Мэгги собрала для меня эти продукты. Я попросил только бобы и спагетти, но она всегда добавляет еще что-нибудь.

— А кто это — Мэгги? Ваша жена? — неожиданно для себя спросила Дженна.

— Жена? — повторил Райли, как будто его удивил этот вопрос. — Нет, мадам. Мэгги — это… ммм… скажем так, это моя спасительница от голодной смерти.

— Кажется, ее здесь нет…

— Вы очень проницательны, мисс Свенсон. Это моя берлога, мой укромный уголок. Здесь никогда не было женщин. Пока не появились вы, разумеется. Предлагаю разогреть бобы.

— Позвольте мне приготовить что-нибудь более съедобное, — попросила девушка. — Знаете что, давайте я займусь обедом, а если вам не понравится, то можете смело разогревать свои бобы. Согласны?

— Очень великодушно с вашей стороны, учитывая, что это моя еда, — усмехнулся он.

— Вы можете отдохнуть немного. Я позову, когда все будет готово.

Райли удобно расположился на стуле и положил ноги на стол.

— Ну уж нет, мисс Свенсон. Лучше я посижу здесь с вами и попью пива.

— Дело ваше, — не стала спорить Дженна. Она достала две большие луковицы, нашла нож и посмотрела на Райли. — Я хочу приготовить рис с овощами. Но если вы не уберете ноги со стола, я добавлю к этому блюду еще и жареные пальчики Райли Джексона, — с этими словами девушка занесла нож над его ступнями.

Возникла пауза.

— Простите, мадам, — извинился он и сел прямо. — Я предпочитаю сохранить свои пальцы, — усмехнулся мужчина.

— Вот и умница, — отшутилась Дженна. Между ними пробежала какая-то искра, оба они, несомненно, почувствовали это. Воздух, казалось, был весь пропитан электричеством. В комнате снова воцарилась тишина.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Если Дженна и гордилась чем-то, так это своим умением готовить. За долгие дни школьных каникул, когда она была предоставлена самой себе, девушка стала великолепным кулинаром. Райли с интересом наблюдал за ней.

— Потуши рагу еще немного, — попросила его Дженна, перейдя на «ты». — А я пока разбужу Карли.

К большому удивлению девушки, Райли не стал спорить. А когда она вернулась на кухню, держа на руках сонную сестренку, он удивил ее еще больше.

Райли накормил малышку и отнес ее обратно в постель. Дженна даже рот открыла от изумления!

— Спасибо тебе, — поблагодарила она его, когда он вернулся на кухню.

— Не за что, — улыбнулся Райли. По спине девушки пробежали мурашки. — Мне это приятно.

Дженна изо всех сил старалась подавить то странное чувство, которое пробудил в ней этот мужчина.

— Ну так как, ты все еще хочешь бобов? — поддела она его.

— Пожалуй, я попробую то, что ты приготовила. Выглядит очень аппетитно, — признался Райли.

Он уплетал за обе щеки. Через мгновенье от риса с овощами ничего не осталось.

— Вкуснотища! — похвалил он.

Дженна смутилась. Ей было очень приятно слышать от него такие слова.

— Знаешь, я, пожалуй, закрою вас здесь навсегда, глупенькая девчонка, раз ты так хорошо готовишь. И как ты только додумалась сойти с поезда в этой глуши?

Внезапно улыбка сошла с лица Дженны. В голову лезли разные мысли. Райли ведь и правда мог запереть их здесь. И никто не станет искать их. И Брайану, и Стивену совершенно наплевать на дочерей. Они и пальцем не пошевелят ради них. А мама умерла.

Дженна обеспокоенно взглянула на Райли.

— Не бойся, я не стану удерживать вас здесь, — успокоил он девушку. — Через четыре дня я сам посажу вас на поезд. И вы будете в полной безопасности. Здесь вам тоже ничего не угрожает, — добавил он мягко.

Дженна была тронута. По своей глупости она оказалась здесь, на краю света. А этот мужчина… он спас ее и сестренку, и он так мил с ними обеими. К горлу подступил комок. На глаза навернулись слезы. Дженна уже и забыла, когда плакала в последний раз. Но сейчас она не могла сдержать слез.

— Этот Брайан, отец Карли, — спросил Райли, пытаясь хоть как-то успокоить девушку, — он был с вами на поезде?

— Да, — слабо отозвалась она.

— Если бы он взглянул на карту, то понял бы, какой опасности вас подвергает.

— Ему было все равно. Он во всем ищет выгоду только для себя. Ему наплевать на нас.

— Хочешь поговорить об этом? — участливо поинтересовался Райли, придвигая свой стул поближе. — Может, я смогу чем-то помочь…

— Ты и так достаточно для нас сделал. Спасибо.

— Я хочу знать. Расскажи мне все, — попросил Райли. — Почему вы сошли с поезда?

— Мы вообще не должны были быть в этом поезде, — печально проговорила Дженна.

— Так почему вы там оказались?

— Николь прислала нам билеты, — девушка закусила губу. — То есть я так думала.

— Николь?

— Наша мама.

— Женщина, которая умерла вчера?

Дженна встала. Она хотела собрать тарелки, но Райли остановил ее.

— Расскажи мне, Дженна. Тебе необходимо выговориться.

— Моей матерью была Николь Рейзор… — начала Дженна.

— Солистка «Скайрейзор»? — удивился он.

— Точно, — кивнула она. — Бывшая певица и модель. Ее считали наркоманкой и еще бог знает кем, — вздохнула девушка.

— Помню. Кажется, она была замужем за… — Райли задумался на минуту, припоминая, — Чарлзом Свенсоном.

— Гонщиком. Это мой отец.

— Но Карли ведь не его дочь?

— Отец Карли был четвертым мужем Николь. А мой отец — первым, — пояснила Дженна. — Она вышла замуж за Брайана, когда еще страдала от наркотической зависимости. И это была ее самая большая ошибка. — Дженна помолчала немного. — Хотя все ее мужья были с ней только из-за ее популярности.

— Так, значит, ты знаменита, — медленно произнес Райли. — Ты дочь Николь Рейзор и Чарлза Свенсона.

— Бедная маленькая богатая девочка, — с насмешкой ответила Дженна.

— И что же произошло?

— Как уже сказала Карли, мама умерла.

— Я ничего не понял, — признался Райли.

— Попробую пояснить. Николь не хотела детей. Она решила отправить Карли в закрытую школу в Англии.

— В пять лет? — изумленно спросил он.

— Мама постоянно гастролировала.

— Проклятье! — выругался Райли.

— Наша жизнь была похожа на ад, — призналась Дженна. — Я не видела мать и отца годами. Когда я узнала, что школа Карли находится в часе езды от того места, где я работала, то я забрала ее.

— А как вы здесь оказались?

— Брайан позвонил мне, — рассказала Дженна, стараясь подавить злость. — Я никогда его раньше не встречала. Только слышала о нем от прислуги. О жизни матери я читала в журналах. В тот день Брайан позвонил в школу. Ему сообщили, что я забрала Карли на каникулы. И тогда он связался со мной. Сказал, что Николь в Австралии. В Перте. Я знала, что группа отправилась на гастроли, так что не сомневалась в его словах.

— Так вы решили приехать к ней? — заинтересованно продолжил свои расспросы Райли.

— Никто бы не посмел заявиться к маме неожиданно. Даже ее дети, — вздохнула Дженна. — Но Брайан, кажется, был очень расстроен. Он сказал, что у Николь депрессия. Это меня не удивило. С ней это часто случалось. В общем, Брайан сообщил, что она хочет нас видеть и готова оплатить все расходы, если мы приедем немедленно.

— И вы согласились.

— Сначала я не хотела, — призналась девушка. — Но Брайан все равно забрал бы Карли. Он ведь ее отец. Если бы я не поехала, малышка осталась бы одна. Я не могла этого допустить.

— А почему именно поездом?

— Брайан и тут все продумал. Он очень изобретателен. Сказал, что очень соскучился по Карли. И что, если мы самолетом доберемся до Сиднея, а потом пересядем на поезд до Перта, у него будет шанс провести больше времени со своей дочуркой.

Дженна немного помедлила, словно собираясь с силами.

— Звучало вполне разумно, — продолжала она. — Я знала, что Николь сделала все возможное, чтобы разлучить Карли с отцом. А когда я рассказала сестренке о поездке, она отказалась ехать без меня. Пришлось согласиться. С этого все и началось. Я совершила самую большую ошибку в своей жизни…

Райли не сводил с девушки глаз. Он заметил, что на ее лице отразилась неподдельная боль. Ему стало очень жаль ее.

— Почему? Неужели все так плохо? — участливо спросил Райли.

Дженна молчала. Она недоумевала, почему этот человек, которого она едва знает, вызывает у нее доверие.

— Брайан встретил нас в аэропорту Сиднея, — продолжила она. — Он показался мне очень приятным человеком. И он действительно был очень мил с нами. До того момента, как мы сели в поезд…

— Что же произошло?

— Брайан пил. Много. А когда напивался, становился настоящим тираном. Нет, он не был жесток ко мне, — пояснила Дженна. — Он не имел на это права. Да и я могу постоять за себя. Брайан издевался над дочкой… Я не верила собственным глазам, — девушка взглянула на Райли, ища поддержки. — Ты видел Карли. Она всего лишь маленькая девочка. Унижая ее, Брайан хотел унизить и меня. Дать мне понять, что я бессильна.

— И вы не могли уйти от него.

— Да, — кивнула девушка. Рассказать ему, что у них просто не было денег, чтобы самостоятельно добраться до Перта? Нет. Ему незачем об этом знать. — Прошло еще полдня. Проводник передал Брайану срочное сообщение.

— Сообщение о смерти Николь? — догадался Райли.

Дженна кивнула.

— Он выдумал депрессию. А я поверила ему на слово, — вздохнула она. — Мама приняла слишком большую дозу кокаина, — пояснила девушка. — Она была в коме уже неделю. Брайан не мог не знать об этом.

— Но…

— У Николь никого не было, кроме нас. Но она никогда не считала нас частью своей семьи. Бракоразводный процесс с Брайаном затянулся. Возникли какие-то неполадки. Так что он официально все еще ее муж. Наверное, он знал, что когда-нибудь мама плохо кончит. Он все спланировал, как только ее состояние стало безнадежным. Мы сели в поезд, и он тут же распорядился, чтобы Николь отключили от аппаратов.

— Не понимаю…

Дженна и сама с трудом верила во все это. Райли заботливо накрыл ее руку своей ладонью.

— Расскажи мне, — мягко попросил он.

— Все из-за завещания Николь… — прошептала она. — Только сейчас я начинаю осознавать, как Брайан посмеялся надо мной… Когда Николь вышла за него замуж, она составила на его имя завещание. Но вскоре мама возненавидела его так же, как и моего отца…

Дженна собралась с силами и продолжила свой рассказ:

— Николь отправила нас в Англию, чтобы оградить от общения с нашими отцами. Ей нравилась мысль, что мы вырастем вдали от них. Стивен живет в Америке. Брайан — в Австралии. Карли и я — в Англии…

— И что из того?

— В новом завещании говорится, что если мы будем в Англии, когда умрет Николь, и никаким образом не будем контактировать с нашими отцами, тогда мы унаследуем состояние мамы. В противном случае в силу вступит старое завещание и все достанется Брайану.

В глазах Райли отразилась злость.

— Мерзавец! — воскликнул он. — Как он мог так с вами поступить?!

— За себя я не волнуюсь, — прошептала Дженна. — Но Карли… Она мечтала увидеть маму… Брайан подошел к нам в вагоне-ресторане и зло бросил: «Николь умерла, вы ничего не получите. Я выиграл». Тогда-то я и решила сойти с поезда на ближайшей остановке. И вот мы здесь.

Дженна вздохнула. К глазам снова подступили слезы. Что теперь с нами будет? — размышляла она. Девушка встала и начала убирать со стола, чтобы не выдать своего отчаяния.

— Оставь, — обратился к ней Райли. — Я сам все уберу. Лучше иди и прими душ.

Дженна вопросительно посмотрела на него.

— Душ направо, — пояснил он. — Только горячей воды нет. А еще здесь множество пауков. Возьми фонарик. А то еще наступишь на кого-нибудь.

— Ты шутишь? — испуганно спросила она.

— Ага, — признался Райли. — Когда я прилетел, здесь было паучье гнездо, но я уничтожил его.

— Герой! — улыбнулась девушка.

— Тебе нужно во что-нибудь переодеться? — поинтересовался он, оглядывая ее одежду.

— Да, но я оставила чемоданы на платформе, — призналась Дженна.

— Мудрое решение, — улыбнулся Райли. — Я дам тебе свою футболку, если ты не против, конечно.

Дженна в смущении опустила глаза.

— Иди в душ. О завтрашнем дне подумаешь утром. А сейчас, полагаю, нам всем необходимо поспать.

Прежде чем отправиться в душ, Дженна зашла проведать Карли. Малышка крепко спала. Она была сыта и чувствовала себя в безопасности. Девушка заботливо поправила одеяло. Она решила не будить сестренку. Можно ведь выкупать ее и завтра.

Едва ли это можно было назвать ванной комнатой. Ветхий пол, весь в щелях. Четыре разваливающихся стены. Возле одной из них деревянная кабинка, над которой возвышался душ. Рядом — насос, очевидно, он приводил душ в действие.

Дженна разделась и попыталась накачать воды. Но, кажется, этот насос был сделан исключительно для таких мускулистых парней, как Райли Джексон.

— Прекрасная душевая! — произнесла она громко, пытаясь одновременно намылиться и все-таки добраться до воды. — Неудивительно, что мистер Джексон обладает такими мускулами.

— Ты что, сама с собой разговариваешь? — раздался из-за двери голос Райли.

Дженна застыла на месте. На двери нет замка. И этот мужчина может войти, если пожелает!

— Эй, успокойся, — усмехнулся он, уловив ее страх. — Мы, колонисты, никогда не вторгаемся к женщине без приглашения.

Он надо мной смеется! — разозлилась девушка. Она с силой надавила на рычаг. Из душа хлынул долгожданный поток воды. Оказывается, нужно было всего лишь разозлиться.

Вдруг дверь скрипнула и начала медленно открываться. Дженна от испуга потеряла дар речи. Но в проеме появилась лишь рука Райли. Он положил футболку, и рука исчезла.

— Я пошел спать, если тебе и вправду не нужна помощь. И еще. Я сварил кофе. Чашка на прикроватном столике. Не нужно ли тебе еще что-нибудь? — вежливо осведомился он.

— Оставь меня одну, — попросила она.

— Даже спасибо не скажешь? — поддел он ее.

— Спасибо.

— Не за что, — весело отозвался Райли.

Дженна почувствовала себя неловко. Этот мужчина приютил их, напоил, накормил и ничего не потребовал взамен. А она так невежлива с ним.

— Не знаю, что бы с нами было, если бы не ты. Мы тебе очень благодарны.

— Любой на моем месте поступил бы так же. Спокойной ночи, Дженна.

Она быстро помылась. Потом надела футболку и попыталась расчесать волосы, но они не поддавались. Девушка попробовала воду на вкус. Соленая! Неудивительно, что волосы спутались.

Она решила вымыть голову на кухне. Там, кажется, вода была пресная и чистая.

Райли и Карли мирно спали. Они заслужили свой сон, подумала она и прошла на кухню. Девушка включила воду и склонила голову над раковиной.

— Что ты делаешь? — услышала она возмущенный голос.

Райли был в бешенстве. Он стоял перед ней полуобнаженный, с растрепавшимися волосами и блестящими глазами. Дженна чувствовала себя совершенно беззащитной перед этим мужчиной. Он с силой отодвинул ее от раковины и закрыл кран.

— Леди, запомните это раз и навсегда, — подчеркнуто вежливо заявил он. — Здесь нет ничего дороже чистой воды. Только ее и можно пить. А ты включила кран на полную мощность! Ты потратила двухнедельный запас воды!

— Прости меня, я такая глупая.

— Из-за того, что ты решила вымыть голову, мы все могли бы умереть от жажды.

Тишина.

— А скот? Как же он выживает?

— Мы поим скот соленой водой. Животные привычны к таким условиям.

— Это хорошо… — произнесла девушка, чтобы хоть что-то сказать.

Райли посмотрел на нее. Мгновение спустя, когда она еще не успела ничего сообразить, он подхватил ее на руки.

— Что… что ты делаешь? — пролепетала она. — Сейчас же отпусти меня.

— Мисс Свенсон, вы и так доставили мне немало хлопот, — сдерживая улыбку, сурово сказал Райли. — На сегодня хватит. — Не выпуская ее из рук, он потушил свет и вышел на веранду.

Дженна старалась не двигаться. Она чувствовала тепло его тела, его сильные руки… от аромата его лосьона кружилась голова. Девушка поймала себя на мысли, что его прикосновения ей приятны. Более того, она чувствовала себя рядом с ним совсем как школьница. Что-то странное возникало у нее внутри. Что-то, чего она никогда раньше не испытывала. Она доверилась этому человеку, она впервые поделилась своими проблемами с мужчиной. А еще… ее влекло к нему.

— Что ты делаешь? — спросила Дженна, чтобы отвлечься от собственных мыслей.

— Так обычно поступают с непослушными детьми. Их отправляют в постель, — усмехнулся Райли. Он уложил ее в кровать, где мирно посапывала Карли, и заботливо укрыл одеялом. — Чувствую, вы обе еще доставите мне массу хлопот, — улыбнулся он.

Райли в ожидании смотрел на Дженну. Она знала, он ждет, что она что-нибудь скажет. Но она словно язык проглотила. Ее зеленые глаза с интересом разглядывали его мускулистый торс. В лунном свете он казался ей еще привлекательнее.

— Что ж, спокойной ночи, мисс Свенсон, — он нежно коснулся ее щеки своей ладонью. — Приятных снов.

Дженна как завороженная следила за его движениями. Она ругала себя за то, что не в состоянии противостоять притягательности этого мужчины. Он не мог не заметить того, что с ней происходит, когда он рядом. Для опытного искусителя это не составило бы особого труда. А Райли Джексон, несомненно, относился к разряду ловеласов.

Наверняка, он очень доволен собой, подумала она со злостью.

Некоторое время Дженна неподвижно лежала в постели, пытаясь забыть, что Райли спит на соседней кровати, всего в каких-нибудь паре метров от нее. Потом она все-таки завернула волосы в полотенце, перевернула подушку, не в силах уснуть, и уставилась в ночное небо.

Наверняка он считает меня полной дурой, размышляла она. И как я не догадалась про воду?

— Выбрось это из головы, — прошептал Райли. Дженна даже подскочила от испуга. — Я уже забыл. И ты забудь, — сонно пробормотал он.

— Я… спасибо тебе…

— Не за что. Спи.

Если бы мне было пять лет, как Карли, подумала девушка, я бы тоже смогла без труда заснуть. Она обняла сестренку.

Будь проклят тот день, когда я доверилась Брайану! — пронеслось у нее в голове. Мужчины… от них одни неприятности.

Дженна свернулась калачиком. Кровать была очень удобная, но девушка еще долго ворочалась. Тревожные мысли не давали ей покоя. Но постепенно ее охватила приятная прохлада, унося с собой все волнения и страхи.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Райли встал на рассвете.

У него было много работы, но все же сначала он поехал на железнодорожную платформу. Джен не и Карли понадобится одежда, значит, нужно забрать их чемоданы. Райли остановился в тени и вышел из машины. Но что это?

Он увидел целый город, сооруженный из пыли. Как можно было сотворить такое? Были здесь и домики с окнами, дверьми и даже балконами. И большое здание, похожее на школу. И даже… утки?..

Они сделали даже уточек! А он-то думал, что Дженна и Карли бесцельно сидели на платформе, пока не стало прохладнее. Ну конечно, Дженна никак не ассоциировалась со словом «бесцельно». Это было потрясающе!

Перестань думать об этой девушке, сказал себе Райли. Делай то, зачем приехал, и не отвлекайся на всякие глупости!

Он неохотно оторвался от созерцания города из пыли и осмотрелся. Но увидел лишь один ярко-розовый чемоданчик, на котором было имя Карли. Райли улыбнулся. И почему всем девочкам так нравится розовый цвет? Второй чемодан, старый и потрепанный, он не сразу заметил. Райли никак не ожидал, что весь багаж Дженны Свенсон поместится в подобную развалюху.

Райли подхватил оба чемодана, закинул их в свой джип и поехал домой. По дороге он попытался сложить воедино то, что узнал от Дженны.

Итак, она была дочерью Николь Рейзор, знаменитой рок-звезды, которая полжизни страдала от наркотической зависимости и депрессий. Отцом девушки был Чарлз Свенсон, гонщик «Формулы-1». Если верить газетам, он и сейчас жив, здоров и столь же популярен.

Райли вспомнилось, что в детстве отец как-то взял его с собой на Гран-при гонок «Формулы-1». Чарлз Свенсон занял тогда первое место, он стоял на подиуме. Трибуны ликовали. Лишь отец Райли скривился от отвращения.

— Я не могу аплодировать этому человеку, — сказал он тогда. — Свенсон, возможно, хороший гонщик, но человек из него никудышный. Он не знает, что такое мораль.

Восьмилетний Райли был удивлен и озадачен. Отец никогда не отзывался ни о ком так плохо. Вся комната маленького Райли была увешана плакатами с изображением гонщиков. Он, как и все мальчишки, обожал все, что связано с машинами. Но с того дня из его комнаты исчезли плакаты с Чарлзом Свенсоном.

А теперь он познакомился с дочерью знаменитости.

По правде говоря, Райли не хотелось бы иметь таких родителей, как Николь и Чарлз. Он надеялся, что Дженна не унаследовала их беспринципность. Девушка нравилась Райли.

Бесспорно, она должна быть богата. А значит, может оказаться, что Дженна похожа на Лизу, размышлял он. Такая же транжира и пустышка.

Райли занес чемоданы в дом. Нет, думал он, если бы она была такой, то, несомненно, ее чемодан выглядел бы иначе. Он поставил их багаж у кровати. Посмотрел на спящую девушку, и его сомнения лишь окрепли.

Дженна заботливо обнимала сестренку. Ее рыжие кудряшки рассыпались по подушке, а полуоткрытые губы делали ее похожей на ангела.

Если бы я встретил этого Брайана, уж я бы ему задал, подумал Райли со злостью… Он недоумевал, почему ему хочется защитить этих двоих, так неожиданно появившихся в его жизни.

Мужчина прошел на кухню, нашел пару банок апельсинового сока (спасибо, Мэгги!), взял два стакана и отнес все это на веранду. Он еще раз взглянул на спящую девушку и ее маленькую сестренку.

Хватит, Джексон, сказал он себе. Тебя с ними ничто не связывает. В понедельник они сядут на поезд и уедут отсюда. Из этого дома и из твоей жизни.

Райли развернулся и вышел из комнаты.

Дженна проснулась в тишине.

Она открыла глаза и огляделась. Часы пробили десять. Жара еще не стала такой мучительной. Далеко, насколько хватало глаз, раскинулась пустыня. Ветра не было. Клубы пыли больше не кружились повсюду в неистовом танце. Дженна с облегчением закрыла глаза. Она думала о том, что было бы с ними, если бы не Райли.

— Ты проснулась, Дженна?..

Она повернула голову и увидела Карли, которой, кажется, нравилось это маленькое приключение. Выглядела она веселой.

— Да, милая, — ответила Дженна. — Тише, ты разбудишь мистера Джексона.

— А его нет.

Девушка привстала и посмотрела на соседнюю кровать. Она была убрана, да и рабочая одежда, которую он подготовил с вечера, тоже исчезла. На полу стояли их чемоданы, а на столе — пара стаканов и апельсиновый сок в банках.

О Дженне уже давно никто не заботился. На глаза вдруг навернулись слезы. В горле как будто ком застрял. Девушка сглотнула, пытаясь побороть внезапно нахлынувшие эмоции.

Карли разлила сок по стаканам и, забравшись в постель, протянула один сестре.

Несмотря на последние события, Дженна давно не чувствовала себя так легко и спокойно. Их мама умерла, и, наверное, ей следовало бы испытывать грусть, печаль или нечто подобное, но Дженна ничего не могла с собой поделать.

Она никогда не считала Николь матерью. Знаменитая рок-звезда отправила ее в закрытую школу для девочек, когда ей было столько же лет, сколько сейчас Карли. Изредка Николь приезжала навестить ее, но мать всегда куда-то спешила. И она никогда не воспринимала своих детей всерьез. Для нее были важны лишь вечеринки, гастроли и другие светские мероприятия, на которых она могла блистать.

— Смотри, Дженна! — Карли показала на свое отражение в стекле и захихикала.

Девушка с ужасом разглядывала себя. Все руки и лицо были красными. Очевидно, кожа обгорела после вчерашнего путешествия по жаре. Кудряшки в беспорядке торчали в разные стороны. Карли выглядела не лучше.

— Я олененок Рудольф! — провозгласила малышка и снова рассмеялась.

— В таком случае я тоже этот красноносый олененок! — улыбнулась в ответ девушка.

— А как ты думаешь, куда уехал мистер Джексон? — полюбопытствовала Карли.

— Наверное, на работу, — предположила Дженна.

Они встали, застелили кровать и пошли по дому, словно искатели сокровищ. Вокруг не было ни души. Стояла почти зловещая тишина. На кухне они обнаружили записку:

У меня кое-какие дела далеко отсюда. Так что я не вернусь до завтрашнего вечера. Чувствуйте себя как дома. Ешьте и пейте, сколько влезет. Если станет скучно, то можете прибраться в доме.

— Что будем делать? — поинтересовалась Карли. К своему удивлению, Дженна уловила нотки разочарования в голосе сестренки. Кажется, ей тоже было жаль, что Райли нет с ними.

— Для начала, — заговорщически произнесла девушка, — пойдем купаться. Это весело! А потом… — Дженна закусила губу. Она была уверена, что насчет уборки Райли пошутил, но все равно ведь им нечем больше заняться. — Потом мы покажем мистеру Джексону, как нужно наводить порядок! — весело добавила она.

— Я умею протирать пыль, — с гордостью сообщила Карли.

— Отлично, давай прямо сейчас и начнем!

В это время Райли уже был далеко от дома. Странно, но он никак не мог заставить себя не думать о Дженне. И хотя он был очень занят работой, мысли никак не давали ему покоя.

Эта ферма долгое время пустовала. Райли даже показалось, что сама судьба распорядилась так, чтобы он приехал сюда именно сейчас. Ведь если бы не решение поправить положение дел в Баринья-Дауне, он никогда бы не встретил Дженну.

Райли работал до позднего вечера, пока наконец совсем не выбился из сил. Он заснул прямо на земле под звездами.

Первой его мыслью, когда он проснулся на следующее утро, было лишь то, как там его девочки.

Райли знал, что это его не касается, но он чувствовал ответственность за них. Они были совершенно одни в доме. Вдруг кто-нибудь из них заболеет?

Райли весь извелся. Он встал и настроил приемник. Поймать какую-либо радиостанцию не представлялось возможным. Зато можно было общаться с ближайшим соседом, Биллом Холмсом.

Семидесятилетний Билл и его жена Дот жили в Финья-Даунс, в ста милях на север от фермы Райли. Они связывались с помощью приемника, как по рации, и всегда помогали друг другу.

— Эй, Джексон, — услышал Райли голос соседа, — ты здесь? — Билл обычно был немногословен, и сейчас не изменил себе. — Я видел тебя на платформе в четверг. Это ты приютил девушку с ребенком?..

— Ммм… нуда.

— Им повезло, правда?

— Откуда ты узнал о них, хитрый лис?

— Дуг Стэнли из территориальной полиции связался со мной. Он не знал, здесь ли ты, поэтому и позвонил мне. Кажется, кто-то видел, как между мужчиной и женщиной завязалась перепалка. Мужчина издевался над ребенком, и девушку это взбесило. Она забрала девочку, и они сошли с поезда. Когда проводники заметили их отсутствие, было уже поздно. — Билл помолчал немного, переводя дух. — Энид О'Коннел. Помнишь эту дотошную старушку? Это она подняла шум и заставила проводников связаться с полицией. Я сказал Дугу, что был на платформе, но не видел, чтобы кто-то сошел с поезда. Твоя ферма находится ближе всего. Вот я и подумал… В общем, если ты их не видел, тогда полиция начнет поиски.

— Они у меня, — признался Райли.

— Слава богу! — с облегчением воскликнул сосед. — Моя женушка сказала, что если они не добрались до тебя, тогда я должен исколесить всю пустыню и найти несчастных.

— Передай Дот, пусть не беспокоится. Они в безопасности. В понедельник я посажу их на поезд.

— Ты сообщишь полиции, что они у тебя?

— Прямо сейчас это сделаю.

Билл сомневался.

— Кажется, они приходятся дочерьми знаменитой рок-звезде. Дот узнала, что она наркоманка. А Дуг сказал мне, что все газеты пестрят сообщениями о ее смерти. От передозировки…

— Представляю.

— А еще Дуг говорил, что если бы они потерялись, это был бы сенсационный репортаж. Только представь себе: «Дочери погибшей Николь Рейзор заблудились в пустыне». А? Как тебе?

— Этим газетчикам только повод дай, — усмехнулся Ра или.

— Люди, несомненно, создадут ажиотаж вокруг них, стоит им только сесть на поезд.

— Да уж.

— В любом случае, — прокашлялся Билл, это не мое дело. Скажи полиции, что все в порядке, а я успокою свою хозяюшку.

— Хорошо.

— Джексон?

— Да?

— Я рад, что ты купил эту ферму. И еще, я перегнал к себе голов двести твоего скота, чтобы животные не умерли от жажды. Я мог бы вернуть их тебе, раз уж ты здесь.

— Спасибо, — поблагодарил Райли.

— Да не за что. Зачем еще нужны соседи, если не выручать друг друга, когда это необходимо. — Билл немного помедлил. — И еще… ты не мог бы связаться со мной? Ну… когда все это закончится. Дот меня замучает, пока не узнает все подробности.

Райли усмехнулся. Он знал Дот. Она всегда очень беспокоилась о других. Если бы Райли не сообщил, что девушка и ребенок находятся у него, женщина могла бы сама усесться за руль внедорожника.

— Я лично сообщу обо всем Дот, — пообещал Райли. — До связи.

Он отдохнул еще немного, размышляя о том, что рассказал ему сосед. И как я могу рассказать Дот все подробности, если я сам ничего не знаю? — спрашивал себя Райли. Вздохнув, он снова потянулся к радиоприемнику, чтобы связаться с полицейским участком. А потом снова принялся за работу.

Дженне и Карли тоже некогда было скучать. Они убирались целых два дня. Несмотря на то, что они были очень заняты, сестры отлично провели время.

Карли сияла.

Они никогда не были вместе так долго. В Англии Дженне приходилось почти все время проводить на работе. Часто она дежурила в больнице ночами. А малышка Карли оставалась дома.

Сейчас девочка была совершенно счастлива. Да, скоро им придется вернуться в Англию, но пока она могла в полной мере насладиться обществом своей горячо любимой старшей сестры. Улыбка почти не сходила с ее личика, на щеках заиграл румянец.

Уборка превратилась для обеих в маленькое приключение. Они вымыли окна, вытерли пыль.

Карли очень нравилась эта игра по превращению заброшенного дома в уютное жилище.

И все же к концу второго дня они совершенно выбились из сил. Однако это была приятная усталость. Дженна убрала волосы наверх, чтобы они не мешались. То же сделала и Карли. Они стали похожи на двух горничных. И все время хихикали, когда смотрели друг на друга.

Сестры встали рядом и оглядели результаты своей работы. Они потрудились на славу! Дом было не узнать!

Кто-то любил этот дом и гордился им. Не удивительно, что под слоями грязи и пыли оказался очень милый и уютный особнячок.

— Ух, ты! Здорово! — восторженно воскликнула Карли.

— Да. Мы отлично поработали. Ты просто умница! — похвалила сестренку Дженна.

— Как ты думаешь, мистер Джексон вернется сегодня? — с любопытством спросила Карли.

— Может быть, — ответила Дженна так, словно ей было все равно.

Но на самом деле ей отчего-то очень хотелось, чтобы Райли поскорее приехал домой.

Солнце уже село, когда он вошел в дом… и застыл на месте. Все просто сияло чистотой! Столько раз он задумывался о ремонте, а дом всего лишь нуждался в хорошей уборке. Золотого цвета шторы отлично сочетались с обоями в светло-зеленых тонах. Стол, натертый до блеска, так и приглашал к обеду. Окна сверкали. А пахло… пахло домашними булочками!.. Как, недоумевал Райли, двум женщинам, одна из которых ребенок, удалось сделать все это? И где же они сами?

Откуда-то сзади он услышал веселый детский голосок и смех.

Райли подошел к душевой. Они обе весело плескались в ванной, смеялись и пели какую-то безумную песенку.

Как будто вернулся домой после тяжелого дня, пронеслось у него в голове. Детский смех и… Дженна…

Он представил ее обнаженное тело, по которому стекают капли ледяной воды, но тут же прогнал эту мысль.

— Достаточно, — раздался голос Дженны. — Вылезай из ванны! — сказала она. — Я не знаю, сколько там осталось воды. Вдруг…

— Много, — отозвался Райли. — Плескайтесь сколько угодно.

За дверью воцарилась тишина. Потом раздался веселый голос Карли:

— Мистер Джексон приехал, Дженна! Мистер Джексон дома! Мистер Джексон, мы купаемся! Мы здорово научились качать воду!

— Знаешь, использование детского труда преследуется законом, — пошутил он.

— Только не говори об этом Карли, — рассмеялась Дженна. И Райли это понравилось. Что-то внутри его проснулось. Давно он не испытывал такой теплоты по отношению к женщине. Он не мог отрицать, что Дженна нравится ему. Очень нравится.

— Мы выйдем через минуту! — крикнула она.

— И как вам только удалось сотворить из этого ветхого домишки такое сокровище? — подхватил ее настроение Райли.

— Мы все вычистили и вытерли пыль, — гордо сообщила Карли. Вода перестала литься. — Я и Дженна. Мы не любим пыль и грязь.

— Как ваши коровы?

— Лучше, — ответил Райли, чувствуя себя совсем по-домашнему. Как там жены спрашивают своих мужей? Как прошел день, милый? Так, кажется.

С появлением этих двоих что-то изменилось, подумал Райли. Но что?

Дверь ванной отворилась, и на пороге появились две совершенно одинаковые девушки. Только одна большая, а другая поменьше. Райли восхищенно смотрел на Дженну. Полотенце едва доходило ей до бедер, оно не скрывало ее длинных ног и приятных округлостей. Она выглядела так сексуально, что Райли некоторое время просто смотрел на нее, не в силах сказать ни слова.

— Тебе не верится? — игриво спросила Дженна.

— Ну… ммм… да.

— Так поверь.

— Но ты же дочь знаменитостей. Твой отец Чарлз Свенсон…

— Ага. Ему следовало бы приехать и помочь нам, но у папочки нет такой привычки. — Дженна посмотрела на смущенного Райли и улыбнулась. — Мы вынуждены попросить вас покинуть эту комнату, чтобы мы могли переодеться.

— Эээ… конечно… — пробормотал он и вышел.

А что еще ему оставалось делать?..

ГЛАВА ПЯТАЯ

Райли ругал себя за глупое поведение. Ему захотелось выпить, но в холодильнике не оказалось пива. Тогда он решил просто побродить по дому.

Комнаты стали неузнаваемы. Стулья, диваны — все так и приглашало удобно расположиться и отдохнуть. Но Райли не смел. После тяжелого рабочего дня он был весь в пыли и грязи.

— Душ свободен! — раздалось из кухни. Райли быстро направился туда.

Какие-то странные чувства зарождались в нем. Он никогда еще не испытывал подобного. Это волновало и радовало его одновременно.

Райли помылся и натянул джинсы. Он направился было на кухню, но потом решил надеть еще и футболку. Его смущала Дженна. Он не мог понять почему, но и отрицать это было бы бессмысленно.

Райли вошел в кухню и замер. Его взору предстало великолепное зрелище! Дженна и Карли выглядели потрясающе! Карли в своем желтом платьице была похожа на маленькую фею, а Дженна…

Райли не мог оторвать от нее глаз. Светло-зеленое платье струилось по ее телу, подчеркивая каждый изгиб. Плечи и руки были открыты. И хотя такое платье можно было купить в любом магазине, ей оно придавало какой-то особый шарм.

Дженна не накрасилась. В приглушенном свете лицо ее казалось по-детски невинным. Она была совсем не похожа ни на дочь знаменитостей, ни на тех женщин, которые обычно окружали Райли.

Он все смотрел и смотрел на нее. У него даже дыхание перехватило.

— Вы думаете о том, какие мы милые? — непосредственно поинтересовалась Карли. Дженна оторвалась от своего занятия, посмотрела на Райли и улыбнулась. Он нервно облизал внезапно пересохшие губы.

— Конечно, он та к думает, дорогая. Мы в своих парадных платьях, мистер Джексон, — пояснила девушка.

— Ммм… у нас сегодня праздник?..

— У Карли день рождения. И хотя он еще только предстоит, мы решили отпраздновать его сегодня.

— Правда?

— Ага. Мы нашли свечи, когда убирались и вспомнили, что свой шестой день рождения Карли проведет в школе. Мы не сможем отпраздновать его вместе. Карли расстроилась, и я решила, что не произойдет ничего страшного, если вместо десятого июня мы перенесем праздник на десятое марта.

— Так, так, так, — улыбнулся Райли. — Значит, я пришел как раз вовремя!

— Ты можешь ничего мне не дарить, — добавила Карли. — Ведь это мой ненастоящий день рождения. Хотя Дженна испекла торт.

— Торт! Ммм… великолепно! — Райли сел за стол рядом с Карли и заговорщически прошептал:

— Пахнет вкусно. Что это?

— Дженна сказала, что это сюрприз. Когда мы убирались на кухне, то нашли много всего. Из муки, сахара, яиц и какао Дженна сделала шоколадный торт. Но мы нашли еще и другие продукты. Некоторые пришлось выбросить, потому что они испортились. А из остального Дженна решила приготовить запеканку. Такую ты больше нигде не попробуешь!

— Это точно, — усмехнулся Райли. — А что там насчет торта?

— Это не совсем торт, — призналась Дженна. — Но туда вполне можно поставить свечку.

— Свечку?..

— Я же говорила.

— Ах да, прости.

Их взгляды встретились. Воздух как будто заискрился.

— Хочешь посмотреть? — спросила Карли, первой нарушив тишину. Малышка подбежала к холодильнику и распахнула его.

«Торт» гордо стоял посредине. Хотя, как и говорила Дженна, это были всего лишь два коржа, политых глазурью из какао.

— Ты голоден? — участливо спросила Дженна. Он был так тронут ее заботой, что у него даже в горле пересохло.

— Я бы не отказался от пива.

— От пива растет живот, — захихикала Карли.

— Карли вытащила его из холодильника, потому что нам некуда было поставить торт, — призналась Дженна. — Но я все-таки поставила пару бутылок обратно.

— Спасибо, Дженна — улыбнулся Райли.

Она улыбнулась в ответ.

Что здесь происходит? — подумал он. Она всего лишь улыбнулась… но как!

Райли быстро подошел к холодильнику. Сейчас он хотел уже не пива. Он желал прикоснуться к этой девушке. Обнять ее, поцеловать.

Это глупо, ругал он себя. Всего две ночи, и они вернутся домой, к привычной жизни.

Спустя некоторое время все трое сидели за одним столом, с удовольствием поедая запеканку.

Стоило Райли только войти в комнату, как все сразу изменилось. Его улыбка очаровывала и манила. И он так нежно относился к Карли. Дженна не могла не признать, что ее влечет к этому человеку. Еще вчера ей и в голову бы не пришло, что Райли Джексон стал бы вот так сидеть с ними. Но он был здесь…

Девушка вдруг вспомнила, как он выглядел совсем недавно. Весь в пыли, с красными уставшими глазами. Наверное, он работал не покладая рук и очень устал. Ему следовало бы быть уже в постели, подумала она. Ну, по крайней мере, я накормила его. Торт, конечно, ужасен, но запеканка, кажется, удалась.

— В духовке есть еще, — обратилась к нему Дженна, заметив, что Райли уплетает запеканку за обе щеки.

Он оторвался от еды, посмотрел на нее и улыбнулся.

— Спасибо, мне этого вполне достаточно.

— Ты ел что-нибудь, когда работал?

— У меня были бобы.

— Ты что, завтракал, обедал и ужинал одними бобами? — изумилась Дженна.

— Я ел их все время, до того момента, как вы неожиданно ворвались в мою жизнь, — усмехнулся он.

— Но почему? Неужели у тебя не было времени даже на то, чтобы приготовить себе что-нибудь?

— У меня много работы, — пояснил Райли, — а помощников нет.

Какая разница, подумала девушка. Кажется, у Райли Джексона водятся деньги. Иначе откуда самолет?

— А самолет? — спросила она. — Он твой?..

— Да, мисс, — улыбнулся Райли.

— Тогда почему бы тебе не продать его? И не перебраться куда-нибудь поближе к цивилизации? — поинтересовалась Дженна.

— А здесь разве не цивилизация? — снова усмехнулся он.

Райли с улыбкой посмотрел на Дженну. Возникла неловкая пауза.

— Не могу поверить, что вы вдвоем разобрали весь этот старый хлам, — наконец произнес Райли.

— Ты и сам, кажется, хорошо потрудился.

Меня не должно это беспокоить, подумала она, но ничего не могла с собой поделать. Райли выглядел очень уставшим.

— Но я не сын Николь Рейзор.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Твои родители — известные люди. Я не могу представить, чтобы тебе когда-нибудь приходилось заниматься повседневными делами.

Ну вот опять. Люди всегда относились к Дженне с предубеждением. И Райли Джексон не стал исключением.

— Я работаю…

— Но ведь тебе это не нужно.

— А на что я тогда буду жить?

— Ты знаменита, — не унимался Райли. — Ты ведь предложила заплатить мне за перелет в Аделаиду.

— Я была в отчаянии. Если честно, у меня нет денег.

— Ни за что не поверю! — воскликнул он.

Дженна собрала тарелки со стола и поставила их в раковину.

— Но если отец не помогает тебе, как же ты живешь?

— По-моему, это тебя не касается.

— Да. Но…

— А как тебе удается содержать такой большой дом? — перевела тему Дженна. — Может, тайком выращиваешь марихуану?

— Конечно! — усмехнулся Райли. — Целое поле марихуаны покачивается на ветру. Стоит только пройти через великолепный сад, пересечь аллею вязов и справа ты увидишь первый куст.

— Видишь, ты не хочешь мне рассказывать. Так почему я должна?

— Дженна медсестра, — вставила малышка. Ей очень хотелось тоже поговорить. И она была рада подвернувшейся возможности.

Снова возникла неловкая пауза.

— Спасибо, Карли, — поблагодарил ее Райли. — А что именно она делает?

— Помогает доктору на операциях, — гордо ответила девочка.

— А где живет твоя сестра?

— Хватит, Джексон! Это не твое дело. — Дженна резко повернулась, но никто, кажется, не замечал ее.

— У Дженны очень уютная маленькая квартирка в большом доме на самом последнем этаже. Мы забираемся туда по такой длинной лестнице. А из окошка видны крыши других домов. А еще, — увлеченно рассказывала девочка, — к нам приходит кот хозяйки этого дома. Его зовут Пудинг. Мы его очень любим и всегда впускаем.

— Тебе там нравится?

— Еще бы! Мы с Дженной спим на соседних кроватях, делаем тосты и какао. Это так здорово! Правда, сначала директор школы задала мне множество вопросов, потому что Николь хотела, чтобы я все время проводила в школе. Но потом она решила, что не станет спрашивать разрешения у мамы, потому что Дженна все-таки моя сестра.

— Так, значит, ты не предполагала, что Карли может жить с тобой? — обратился он к девушке.

— Что за вопрос! Конечно, я думала об этом! — обиделась она. — Ладно, у нас ведь есть еще торт, — напомнила Дженна. — Не зажжете ли свечу, мистер Джексон?

Райли посмотрел на нее. Он хотел задать ей еще множество вопросов. Но сейчас их ждал торт. Мужчина потушил лампу в комнате и зажег огромную для такого маленького торта свечу.

— А теперь споем «С днем рождения тебя». Все как полагается, да, Карли? — подмигнула сестренке девушка.

Они встали и запели. Голос Райли оказался глубоким и красивым. Он улыбался Карли, а Дженна не могла оторвать от него глаз. Закончив петь, они по традиции захлопали в ладоши, и Карли задула свечу.

— Если свечка не потухла с первого раза, значит, у тебя появится мальчик, — улыбнулась девушка.

— Глупости! Мистер Джексон здесь единственный мальчик, а он слишком большой для меня, — хихикнула малышка. — Он тебе подходит.

Дженна покраснела. Она заторопилась к лампе, но Райли ее опередил. Они одновременно потянулись к ней. Их руки соприкоснулись. И оба замерли в нерешительности.

— Я зажгу… — пробормотал Райли. — У меня есть спички.

— Хорошо… замечательно… — Дженна отступила, колени предательски дрожали.

Комната озарилась светом. Карли зачарованно смотрела на торт, немного покосившийся, когда она задула свечу.

— Это мой самый лучший день рождения… — прошептала девочка.

— У меня для тебя подарок, — улыбнулся Райли и вышел из кухни.

Глаза Карли загорелись от счастья. Дженна понимала, что сейчас чувствует ее сестренка. Обычно их дни рождения были похожи друг на друга. Приходили гости, которых они даже не знали. Повсюду развешивали воздушные шары. Взрослые напивались и раздавали дежурные улыбки папарацци. А о детях забывали…

— Закрой глаза, Карли, — попросила ее сестра. — Так будет интереснее, ведь правда?

Девочка с готовностью зажмурилась. Райли вошел на кухню, держа руки за спиной. Он увидел, что Карли сидит, в ожидании закрыв глаза, и улыбнулся Дженне. У девушки даже дыхание перехватило. Она уговаривала себя сконцентрироваться на празднике, но у нее с трудом это получалось.

— Можешь открыть глаза… — заговорщически произнес Райли. Дженна вздрогнула от звука его голоса.

— Это носок…

— Умница, мисс Карли, — улыбнулся он. — Это мой лучший носок. Я подумал, если Санта кладет подарки в рождественские чулки, то я могу положить свой в носок. Бери, он твой. Там кое-что есть.

Малышка вопросительно посмотрела на сестру, словно в ожидании совета.

— Задержи дыхание, когда будешь смотреть, что там, — сказала Дженна. — Мужские носки не всегда хорошо пахнут.

— Эй… — обиделся Райли.

— Ладно, прости, — примирительно улыбнулась девушка.

— С днем рождения! — провозгласил он, вложив носок в руку малышки.

— Что там? — полюбопытствовала Карли.

— Угадай.

— Кажется, это фигурка…

— Молодец, но какая?

— Ух ты! — воскликнула девочка. — Похоже на морскую звезду.

— Точно! — улыбнулся Райли. — А теперь переверни.

— Раковина! — удивилась она.

— Это не простая раковина. И не простая звезда, — начал рассказывать Райли. — Много лет назад вся эта деревня находилась под водой. И эта морская звезда медленно ползла по дну океана, а рядом полз моллюск из этой раковины…

— Значит, они когда-то были живыми! — восторженно воскликнула Карли.

— Да. А потом океан исчез, они остались глубоко в песке. Так глубоко, что слились в единое целое. Сегодня днем я бурил скважину, чтобы добыть воды для своих коров. И нашел их. Они как будто ждали особенного случая, чтобы появиться.

— И теперь они мои?

— Да. Ты можешь делать с ними что хочешь, Карли. Можешь даже отнести их в музей, когда вернешься домой. И тебе скажут, насколько они древние.

С блестящими от восторга глазами Карли повернулась к сестре.

— Это будет моим сокровищем! — воскликнула малышка.

— Да, милая, — с трудом сдерживая слезы, пробормотала Дженна.

— Они просто замечательные, — просияла Карли. — Это самый лучший подарок на день рождения! А теперь давайте есть торт.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Они еще долго смеялись и шутили. После такого насыщенного вечера Карли сразу заснула. Дженна вернулась на кухню, чтобы помочь Райли с уборкой. На пороге она помедлила, наблюдая, как тот моет посуду. Казалось, это даже доставляло ему удовольствие.

Райли повернулся. Увидев, что он заметил ее, девушка покраснела.

— Что? — спросил он, и она смутилась в поисках ответа.

— Мне нравится наблюдать за людьми, которые так увлечены своим занятием, — улыбнулась Дженна. — А особенно я люблю мужчин, которые с удовольствием занимаются домашними делами.

— Да, я такой, — гордо провозгласил Райли.

— Наверное, Мэгги это нравится…

— Конечно.

Я ничего о нем не знаю, с грустью подумала девушка. Живу в его доме, ем и пью за его счет… Он очень мил с моей сестренкой… И все же этот человек может оказаться кем угодно…

— А где Мэгги?

— В Маньеринге.

— А где Маньеринг?

— О, это самый отдаленный уголок мира, — ответил Райли. — Отсюда до него пятьсот миль, — пояснил он.

— Значит, у вас с Мэгги любовь на расстоянии?

— Я никогда больше не сближусь с женщиной, — неожиданно для самого себя сказал Райли. — Я имею в виду… мы отлично подходим друг другу.

— Но она, кажется, тебе не жена?

— Нет.

— Значит, ты холостяк? Или?..

— Она мне не любовница, если ты об этом.

— А ты когда-нибудь был женат?

— Это что, допрос? — полюбопытствовал Райли.

— Нет. Мне просто интересно. Я ведь совсем ничего о тебе не знаю. Так ты был женат?

— Однажды. Но у нас ничего не получилось.

— Дети?

— Нет.

Райли замолчал. Взгляды их встретились. С минуту они молча смотрели друг на друга.

— Кажется, один преданный друг у тебя появился. Карли. Она заснула, прижимая к себе твой подарок, как другие дети обычно обнимают плюшевых мишек.

— А разве у Карли нет медвежонка?

Вопрос прозвучал неожиданно. Дженна даже понять ничего не успела, а Райли снова перехватил инициативу.

— Кажется, ей дарили нескольких, — медленно проговорила она. — Николь всегда считала такие игрушки бесполезными. Она передаривала их, могла забыть в отеле или просто выбрасывала. Мама никогда не потакала ничьим капризам, кроме своих собственных. Ради себя она была готова на все…

Дженна помолчала немного и со вздохом добавила:

— Поэтому я всегда старалась не привязываться ни к одной из своих игрушек.

— Не могу поверить, что у тебя было такое безрадостное детство.

— А я не могу представить, чтобы у тебя совсем не было друзей, — поспешила сменить тему девушка. — Это просто невероятно!..

— Там, где я живу, трудно завести друзей.

— Так, значит, это не твой дом? То есть ты приезжаешь сюда на работу, так?

— Мое жилище такое же уединенное, как и этот дом, — признался Райли.

— Но, надеюсь, не столь запущенное?

— Нет, — улыбнулся он. — Ты что, действительно медсестра? Дочь рок-звезды и знаменитого автогонщика?

— Да. Ты думал, Карли пошутила?

— Как такое может быть? Чтобы дочь таких богатых и знаменитых родителей работала в какой-то больнице?

— Думаю, ты не все понимаешь.

— Ты права. Может, объяснишь мне? — спросил он, усевшись на стул напротив Дженны.

— Ты устал. Ты же не хочешь слушать историю моей жизни вместо того, чтобы идти спать.

— Да, я хорошо потрудился. Но чтобы заснуть, мне не помешает услышать захватывающую историю.

Райли взял ее руку в свою. И улыбнулся той самой обезоруживающей и сексуальной улыбкой, от которой у Дженны дух захватывало.

— Я… — пролепетала она.

— Просто расскажи мне, — попросил он. — Я хочу знать.

— Зачем тебе это? — спросила она, пытаясь отдернуть руку. Но Райли не дал ей этого сделать.

— Я и сам не понимаю. Но я хотел бы знать. Расскажи мне о своих родителях, — настаивал он.

— Я не… я не знаю их. У меня никогда не было родителей… то есть…

Дженна сделала глубокий вдох, словно собираясь с силами. Как объяснить ему, что их никогда не было рядом? Что с самого детства она была предоставлена сама себе?

— Николь родила меня… и почти сразу улетела на очередные гастроли.

— А твой отец?

— Его тоже не особенно заботила моя судьба, — призналась девушка. — Я была для них обоих обузой. Они ненавидели друг друга. На меня у родителей не оставалось времени. Меня отдали в закрытую школу для девочек, когда я была младше, чем Карли. Николь с Чарлзом спорили, кто будет оплачивать мое обучение и кому забирать меня на каникулы. И кто раскошелится на отель для меня.

— Отель?

— Ты же не думаешь, что они сами заботились обо мне?

— Не знаю.

— Я была не против жить в отеле. Но в школе… директор постоянно задавал мне вопросы. Меня хотели уже выгонять, потому что никто не вносил плату за обучение. Другие дети насмехались надо мной, так как мои знаменитые родители никогда не приезжали ко мне. Когда мне исполнилось четырнадцать лет, мне сказали, что я не могу дольше оставаться в школе. Мои счета были настолько просрочены, что директор позвонил родителям и велел им приехать за мной.

Дженна замолчала. С каждой секундой говорить становилось все труднее. Райли заметил, что она изо всех сил сдерживает слезы, и крепче сжал ее руку.

— Я соврала. Написала письмо, подделав почерк Николь, и сказала директору, что мама ждет меня в Лондоне.

— Но почему?

— Потому что никто бы за мной не приехал, — неожиданно зло пробормотала девушка. — Каждая девочка в школе знала, что мои счета не оплачены. Я ненавидела это. Думаю… я всех тогда ненавидела. В общем, я села на поезд, приехала в Лондон и стала искать работу. Я крутилась как белка в колесе, чтобы сводить концы с концами, — вздохнула она. — Пока однажды репортер из какого-то таблоида не нашел меня.

Райли с нежностью перебирал пальчики Дженны.

— Как ему это удалось в таком большом городе?

— Даже не думай меня жалеть! — воскликнула девушка, уловив тон его голоса.

— Я не хотел…

— И не надо. Я ведь не голодала. Я работала посудомойщицей в небольшом китайском ресторане. Там никогда не задавали вопросов, да и платили наличными. Родители даже не знали, что я уехала в Лондон. И все бы ничего, если бы мне не хватило глупости рассказать о своем прошлом одному из беспризорников, с которыми я жила тогда. Он продал мою историю таблоидам. Из-за денег. И ее напечатали на первых полосах.

— Это жестоко.

Дженна с любопытством посмотрела на Райли. Он выглядел спокойно и беспристрастно. Именно это ей сейчас и было нужно.

— И чем же все закончилось?

— Родители были в бешенстве, — продолжила она. — Конечно, разве могли они представить, что их дочь живет как уличный подросток. Один из представителей моего отца насильно вернул меня в школу. Агент матери позвонил и сказал, что я своими руками разрушаю карьеру Николь и мне должно быть стыдно. Мне пришлось смириться… Тот период многому меня научил. Я как будто разрушила невидимую стену и пробралась на другую сторону. Жизнь на улице сделала меня сильнее, проворнее, хитрее. Насмешницы в школе оставили меня в покое, потому что я перестала бояться их и могла постоять за себя.

— Могу себе представить! — усмехнулся Райли.

Дженна улыбнулась. Этот мужчина каким-то странным образом действовал на нее. С ним ей хотелось забыть обо всех проблемах.

— А что потом?

— Мне много пришлось пережить, — призналась она. — После школы я поступила на курсы медсестер. Там я никогда не упоминала о своих родителях. С тех самых пор я сама боролась за свое место под солнцем. Я никогда не просила помощи у своих родителей. Да они и не предлагали. Их это вполне устраивало. Вот и все. Конец истории. Если бы из газет я не узнала о Карли, я бы никогда больше не связалась с Николь.

В комнате воцарилась тишина. Дженна редко говорила с кем-либо о своей жизни. Лишь однажды она решилась рассказать свою историю. Тогда она была слишком наивна, чтобы даже подумать о том, что человек, которого она считала другом, способен предать ее ради денег.

С тех пор Дженна научилась молчать.

Она знала, что Райли тоже может продать ее историю прессе. Ему хорошо заплатят, учитывая то, что Николь недавно умерла. Эта статья стала бы сенсацией!

— Я… Можно тебя попросить?.. — осторожно начала она. — Я имею в виду… надеюсь, это между нами… мне бы не хотелось…

— Ты что, думаешь, я могу продать тебя? — обиделся он.

Дженна взглянула на него. Он выглядел так, будто не верил собственным ушам.

— А ты совсем не такая, как я думал. Наверное, ты очень одинока.

— Мне двадцать шесть лет. У меня есть работа. И друзья. Кто действительно одинок, так это Карли. Официально она все еще зависит от Брайана. Я не знаю, что с ней теперь будет.

Райли внимательно посмотрел на нее. Он как будто видел ее насквозь. Чем больше Дженна общалась с этим человеком, тем сильнее становилось это ощущение.

Он все еще держал ее руку в своих ладонях.

— Ты, наверное, сделаешь все, чтобы сестренка осталась с тобой… — медленно сказал он, и девушка кивнула.

— А кто будет оплачивать ее обучение? У Дженны не было ответа на этот вопрос.

— Хватит, — бросила она со злостью. Живя на улице, она уяснила еще один урок: в трудные моменты всегда лучше нападать, чем защищаться. Девушка отняла руку, глаза ее зловеще сверкнули.

— Эй, я не собираюсь на тебя давить. Если не хочешь говорить об этом, я не настаиваю.

Райли выглядел расстроенно и озадаченно.

Кажется, я переборщила, подумала Дженна.

— Прости. Я не хотела тебя обидеть. Просто я не привыкла ждать помощи со стороны. Меня никогда ни о чем не спрашивали просто из интереса, пойми. Только с определенной целью.

— Но мне ничего от тебя не нужно.

— Знаю.

— А ты ведь и правда одинока.

— Нет, — возразила девушка, стараясь подавить злость. — Просто одной жить легче. Я привыкла справляться с трудностями в одиночку. Но теперь, когда в моей жизни появилась Карли, передо мной словно открылся совершенно новый мир. Пришлось учиться жить заново. Ради ее блага. Если бы Брайан не обманул нас таким подлым образом…

Дженна посмотрела на Райли. Он выглядел устало.

Господи, какая же я эгоистка, выругала себя девушка. Он же весь день работал не покладая рук. А я гружу его своими проблемами.

— А теперь пойдем спать, — предложила она. — Прости, что тебе пришлось выслушать все это.

— Я сам спросил.

— Да, люди часто задают вопросы. Но обычно я не настолько глупа, чтобы отвечать.

— Я вовсе не считаю тебя глупой.

Возникла неловкая пауза.

— Ты снова уедешь утром?

— Да, — кивнул он. — У меня много работы.

— Нам тоже предстоит нелегкий день, — сообщила она. — Можно попытаться что-нибудь сделать со спальней.

— Не нужно.

— Считай это платой за кров и еду. До прибытия нашего поезда остался еще один день, а нам все равно нечем заняться. Повеселимся вместе еще раз, прежде чем вернуться домой.

— Хочу тебя предупредить, — осторожно произнес Райли. — Вам не избежать встречи с репортерами. Как только вы сядете на поезд, вас окружат папарацци.

— Что?..

— Прессе известно, что вы здесь.

— Боже мой! Откуда?! — воскликнула Дженна.

— Сегодня я говорил с территориальной полицией. Все самые известные журналисты собираются сюда. Ты могла бы продать свою историю…

— Так это ты сообщил им! — вскричала девушка. Ее глаза блестели от гнева. Щеки раскраснелись. — Так я и знала! Ты связался с полицией и все им рассказал! И теперь мне… да что там мне… ты даже о Карли не подумал! Малышке придется столкнуться с этими ужасными журналистами и фотографами! Как ты мог! Ты подлец! Ты ничтожный земляной червяк! Ты лживый, дешевый обманщик!

— Эй, притормози! — одернул он ее, но она не собиралась слушаться.

— Сколько они тебе заплатили?! А может, свяжешься с полицией сейчас? Добавишь то, что я тебе рассказала? А я-то думала, тебе можно доверять, Райли Джексон! Вот дура! Идиотка! Тупица!

— Тебе не кажется, что ты немного переигрываешь, дорогая? — улыбнулся он. — Не драматизируй.

Дженна перевела дыхание. Кажется, ему весело. Он еще и улыбается!

— Это я-то драматизирую! — Дженна схватила первое, что попалось под руку, — оставшийся торт, — и запустила в него.

Торт разлетелся по всей кухне. Райли уже не скрывал своего веселья.

— Только попробуй рассмеяться! — пригрозила она. — Если ты это сделаешь, я убью тебя!

— Умер от куска торта. Вот здорово!

— И нечего улыбаться!

— Кричать, знаешь ли, тоже не имеет смысла, — заверил он ее, вставая, чтобы убрать разлетевшиеся куски торта.

— Ты рассказал…

— Я этого не делал, я не такой, поверь. Ты не дала мне договорить. Помнишь ту пожилую леди, которая читала Карли сказку, когда Брайан сообщил вам о смерти Николь? Энид была председателем территориального суда Западной Австралии. Сейчас она на пенсии.

— Ну и что с того? — недоуменно спросила девушка.

— Ты дашь мне сказать?

Дженна кивнула.

— Она очень проницательная женщина. И сразу поняла, что вы с Брайаном не ладите.

— Но…

— Ты можешь посидеть спокойно?

— Хорошо. Прости.

— Когда поезд прибыл в Перт, Энид вышла и подождала, пока выйдут все пассажиры. Не увидев среди них вас, она не на шутку разволновалась. Женщина заставила проводника связаться с полицией. Брайана расспросили, он и рассказал, что вы сошли в Баринья-Дауне. Кто-то из тех, кто был на платформе, сообщил, что ближайшая оттуда ферма моя. Шериф связался со мной, и я рассказал, что вы в безопасности. После шума, который подняла Энид, у меня просто не оставалось выбора. Если бы я скрыл то, что вы у меня, старушка подняла бы на ноги все службы, какие только есть.

Дженна молча смотрела на Райли. Ей стало очень стыдно за ее недавний выпад.

— Я-я не знаю, что сказать, — выдохнула она.

— Попробуй поругаться, — усмехнулся он. — Мне очень понравился концерт, который ты устроила.

— Заткнись, — огрызнулась девушка.

— Что-то слабовато, — рассмеялся Райли. — Раньше у тебя лучше получалось.

Дженна злобно сверкнула глазами.

— Эй, ты обвинила меня в том, чего я не совершал. Это я должен был бы злиться.

— Ну, прости, — извинилась девушка. — Не знаю, что на меня нашло.

— Да ладно, забудь. Меня это даже позабавило. Ты доставила мне ни с чем не сравнимое удовольствие. Знаешь, никогда раньше меня не называли ничтожным земляным червяком.

— Не понимаю почему, — заявила она.

Райли снова рассмеялся. От его усталости не осталось и следа. Самое странное, Дженне понравилось, что он улыбается из-за нее. Она с трудом заставила себя отвлечься от мыслей об этом мужчине.

— Значит, ты не рассказывал репортерам…

— Я же сказал. И хватит об этом.

Дженна увидела выражение его лица и замолчала. Она и так расстроила его своими оскорблениями. Ей стало невыносимо стыдно. Как я могла так говорить с ним? — ругала она себя. Если бы не он, мы бы заблудились в пустыне и погибли от жажды. Какая же я все-таки глупая!..

Райли Джексону можно доверять. Кем бы он ни оказался, он честный человек. Девушка закусила губу.

— Это значит, что Карли…

— Карли придется это пережить, — словно угадав ее мысли, произнес он.

— Это ужасно. Бедная моя малышка. Не надо было мне сходить с этого поезда.

— Если Брайан такой, как ты рассказывала, едва ли у тебя оставался выбор.

— По крайней мере, мне не придется больше иметь с ним дело, — прошептала она. — Если бы Карли унаследовала состояние мамы, тогда Брайан непременно заявил бы о своих правах на отцовство. Но теперь, когда все деньги принадлежат ему, он хотя бы оставит нас в покое. Но что же мне делать?

— Садитесь на поезд, — посоветовал он. — Объясни Карли, что, прежде чем вы вернетесь домой, вам придется кое-что пережить. И до отъезда в Англию задержитесь ненадолго в Перте, устройте Брайану несладкую жизнь.

— Но зачем?..

— Потому что он этого заслуживает, — резко отозвался Райли. — Он наверняка думает, что вы уже погибли от жажды. Ведь если бы не Энид, вас бы даже не искали.

— Он, наверное, не осознавал, на что нас обрекает.

— Не пытайся его защищать. Он все прекрасно понимает. Дженна…

Райли стоял и смотрел на нее. В приглушенном свете лицо ее казалось по-детски невинным. Он подошел ближе и обнял ее. Дженна прижалась к нему, ища поддержки. Слезы струились по ее щекам. Странно, но рядом с этим мужчиной она чувствовала себя маленькой и беззащитной. И Райли не мог не понять ее волнения.

— Завтра будет лучше, — успокаивал он ее. — Ты справишься. Ты ведь сильная.

— Знаю. Жизнь многому меня научила. Просто я волнуюсь за Карли. Она еще совсем малышка…

Райли ничего не сказал, он лишь крепче прижал ее к себе. Она взглянула в его серые глаза. Он как-то странно посмотрел на нее и ласково утер слезы с ее лица. Дженна смущенно отвернулась.

Он был так близко. Такой сильный, мужественный, сексуальный… У Дженны голова пошла кругом. Ей хотелось, чтобы он вечно держал ее в своих объятиях.

Тишина становилась почти осязаемой. Они как будто остались одни в этом мире. Все остальное перестало существовать…

Что-то дрогнуло в сердце Дженны. Она вдруг почувствовала приятное тепло, которое разливалось по всему телу. Никогда еще она не испытывала подобного.

Но что это? Благодарность? Желание? Или, может быть, что-то совсем другое?..

Она крепче прижалась к Райли. С ним она чувствовала себя в безопасности, прямо как дома.

Но ведь этого не может быть, говорила себе девушка. У нас нет ничего общего. Он просто фермер, о котором я ничего толком не знаю. Только то, что он живет на краю земли и не хочет связываться с женщинами.

Но он обнимал ее. И она чувствовала… Что? Что это за ощущение в ее груди, настолько сильное, что сердце готово выпрыгнуть в любую секунду? Ей хотелось раствориться в его объятиях, хотелось…

Нет!

Дженна заставила себя отстраниться от этого человека. Он с беспокойством глядел на нее.

— Прости. У тебя своих проблем хватает, а тут еще я…

— Я мог бы помочь.

— Ты и так достаточно сделал. С этого момента я буду снова полагаться только на себя, мистер Джексон…

— Райли.

— Хорошо. Райли… — прошептала она, и голос ее дрогнул.

— Что тебя беспокоит больше всего?

— Карли… — призналась девушка. — Я не представляю, как я смогу уберечь ее от всех этих репортеров. На поезде до Перта целых два дня пути…

— Я могу взять вас с собой на самолет.

— Ты же говорил, что не можешь…

— И я не врал. В тот день я не мог сделать это для вас. Мне нужно было пробурить пару скважин, чтобы добыть воды для скота. И хотя бы что-то сделать с этим домом. Чтобы здесь могли поселиться рабочие. Так что вы сэкономили мне пару дней. У меня еще остались кой-какие дела, и, если я управлюсь за два дня, мы могли бы вылететь во вторник. Приглашаю вас на борт моего самолета.

— Но, — Дженна развела руками, — куда ты полетишь?

— В Маньеринг. Там мой дом.

— Еще одна ферма? — неуверенно спросила она.

— Нет, Дженна, — улыбнулся он. — Маньеринг хоть и небольшой город, но все же там достаточно чистой воды и есть магазины.

— А как оттуда мы сможем добраться до какого-нибудь крупного города?

— Я вас отвезу, — заверил Райли, взяв ее руку в свою.

Странно, подумала девушка. Райли говорит со мной, касается меня, как будто не замечает, что я при этом чувствую… Это как электрический ток… но такое приятное ощущение… Хватит, Дженна, ругала она себя. О чем ты только думаешь?

— Я заправлюсь в Маньеринге и доставлю вас в Аделаиду, — голос Райли вернул девушку к реальности. — Там есть международные рейсы. Можете лететь, куда хотите.

Куда я хочу лететь? — спросила она себя. Дом там, где твое сердце. Дженна не помнила, когда и где она слышала эти слова. Но сейчас они прочно засели у нее в голове. Она никак не могла собраться с мыслями.

— Я заплачу тебе…

— Не смей даже думать об этом.

— Я не верю в бескорыстную помощь.

— Придется научиться. Если не ради себя, то хотя бы ради Карли.

— Но для тебя это, наверное, накладно. Ты и так очень много для нас сделал…

— Я могу себе это позволить. Поверь мне, Дженна. Просто прими мою помощь.

— Я… Спасибо тебе… — прошептала она.

— Не за что. Вы хорошо потрудились, теперь в этом доме можно жить. Это я должен быть вам благодарен.

Благодарен? Неужели он предложил доставить их в Аделаиду только из благодарности?

— Иди спать, Дженна, — произнес Райли. — Хватит с тебя переживаний.

Дженна со злостью посмотрела на него. Она не понимала, почему злится, но ничего не могла с собой поделать. Ей так хотелось обнять его, поцеловать… принадлежать ему… а он, кажется, желал совсем другого.

Мгновение они молча смотрели друг на друга. Потом Райли нежно коснулся ее щеки, совсем как тогда, на веранде, и мурашки снова побежали по спине девушки.

— Уже поздно. Иди спать, Дженна, — прошептал он.

Она накрыла его руку своей ладонью и посмотрела ему в глаза. В них застыл вопрос, ответа на который у нее не было. Она отняла руку, как будто прикосновение к нему обожгло ее. Затем повернулась и вышла прежде, чем совершила бы то, о чем, возможно, потом жалела бы всю оставшуюся жизнь…

А Райли еще долго бродил по кухне. Он пил одну банку пива за другой, пока холодильник не опустел. Он хотел забыть… выбросить из головы образ Дженны. Но у него не получалось. Он и сам не понимал почему.

Она такая красивая. Такая потрясающая. Он думал о том, какой она была в детстве, когда жила на улице среди беспризорников. И злился на ее богатых и знаменитых родителей, которым было совершенно наплевать на нее.

Какого черта ты переживаешь, Райли Джексон? — спрашивал он себя. Тебя это не касается. Знаешь, что тебе нужно сделать? Сесть в самолет и завтра же отправить эту парочку в Аделаиду. У тебя самого проблем навалом. Отвези их и возвращайся к своим делам.

Все поплыло у него перед глазами. Если он отвезет их завтра, тогда придется возвращаться сюда. Но ему этого не хотелось. Уже не хотелось.

Но почему?

Проклятье! — думал Райли. Что с тобой сделали эти двое, Джексон? А? Ты же поклялся, что никогда больше не сблизишься ни с одной женщиной! Знаешь, что это, дружище? Обыкновенное желание. Разве ты не испытывал такого раньше?

Нет. И Райли знал это. Образ Дженны опять всплыл перед глазами. И это было невыносимо. К ней он чувствовал нечто большее, чем просто желание. Ему хотелось, чтобы она всегда улыбалась… чтобы исчезло из ее глаз это недоверие… чтобы Карли было хорошо… чтобы они больше не страдали.

Райли сделал глубокий вдох и направился на веранду.

Дженна была уже в постели, но он не был уверен, что она спит. Он хотел подойти к ней, пожелать спокойной ночи, склониться над ней, откинуть одеяло и…

Но он этого не сделал. Он тихо выругался, взял одеяло и отправился спать в гостиную. Райли не смог бы заснуть на веранде. Только не сейчас.

Завтра я покончу со всеми делами и уеду отсюда, сказал он себе. И я забуду о Дженне, как забыл о Лизе. Я смогу. Время сотрет воспоминания. Только время…

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Утром Джен ну разбудила сестренка.

— Эй, слышишь, пора вставать, мистер Джексон, наверное, скоро уедет.

Дженна с трудом открыла глаза. Она провела бессонную ночь, задремав только на рассвете, но Карли и не думала отступать.

— Он уже давно встал.

Девушка поморщилась.

— Ты что, заболела? — обеспокоенно спросила малышка.

— Нет. Просто устала.

— Не может быть! Ты же долго спала.

Дженна попыталась снова заснуть, но это ей не удалось. Раздались голоса. Малышка захихикала. И снова раздался звук молотка. Только теперь он стал сильнее.

Девушка открыла глаза и, зевая, потянулась. С улицы доносились голоса Райли и Карли. Кажется, они о чем-то болтали. Дженна направилась в их сторону. Но не стала подходить близко. Она встала поодаль, чтобы отчетливо слышать их разговор.

— Мы полетим с вами на самолете? — услышала она голос Карли.

— Да.

— К вам в гости?

— Точно.

— Ваш другой дом такой же ужасный, как этот? Дженна зажмурилась, но Райли только усмехнулся.

— Нет. Он другой.

— А там столько же пыли?

— Поменьше. Мэгги отлично справляется с нею. Так же, как и вы с Дженной.

— Мэгги хорошая?

— Да, очень.

— Дженна тоже очень милая. Правда? — невинно осведомилась малышка.

Девушка вся превратилась в слух.

— Твоя сестра просто замечательная, — был ответ.

— Она не всегда так выглядит, просто здесь нет чистой воды, чтобы помыть голову.

— Понимаю, — рассмеялся Райли.

Она постояла еще немного, наблюдая за тем, как ловко он работает. Райли в одних только джинсах распиливал длинные брусья. По его широкой спине струился пот. Он выглядел так… так…

Совсем как парень, от которого нужно держаться подальше, чтобы не потерять голову, заключила девушка. Мачо, о которых обычно пишут в любовных романах. Великолепный до кончиков ногтей!

Заслышав ее шаги, он оторвался от своего занятия и посмотрел на нее.

— Так, так, так… Вот и наша спящая красавица! Мы уже было решили, что ты можешь проспать еще двести лет.

— Только не в компании морской звезды, которую оставила мне Карли, — улыбнулась Дженна. — И позвольте вам напомнить, что сейчас всего семь утра.

— Семь? — удивился Райли. — Ух ты. Я и не заметил. Значит, пора завтракать.

— Во сколько ты встал?

— В пять, кажется.

— И успел постирать белье? — спросила девушка, указав на веревку, где сушились носки и футболки.

— Ага. Ты заметила? — поддел он ее.

— Я думала, Мэгги стирает твои вещи.

— Нуда, просто у меня кончились чистые футболки. Я же не могу постоянно разгуливать полуобнаженным.

— Они же потеряют мягкость от соленой воды.

— Мы, фермеры, очень толстокожи, — усмехнулся Райли. И впечатление Дженны только усилилось.

Так улыбаются только опытные искусители.

— Пора завтракать. Я решил, что сегодня я сам приготовлю еду. Лежа вчера на своем диване, я подумал, что, наверное, мои гостьи считают меня ужасным хозяином. И потому нашел сегодня время и приготовил завтрак. Чтобы вы не думали, что я так уж безнадежен.

— Хочешь сказать, ты все-таки разогрел бобы? — поддела его Дженна.

— А вот и нет, — улыбнулся Райли. — Я забыл, что такое бобы, в тот день, когда ты приготовила рагу. Это блинчики. Я уже замесил тесто. Пойдемте. — С этими словами он взял Карли за руку, и они направились в дом. Дженне ничего не оставалось, как последовать за ними.

— Что это значит? — с сомнением в голосе спросила она.

— Разве в Англии не пекут блины? — удивился он.

— Конечно, пекут, но…

— Доверьтесь мне, леди! — весело сказал Райли, придерживая перед Карли дверь. Он пропустил и Дженну вперед. На ней был короткий топ и шорты. Тела их соприкоснулись. Девушку словно током ударило.

Интересно, он почувствовал то же самое? — подумала она. Дженна поспешила сесть за стол. Она изо всех сил пыталась не выдать своего волнения.

— Я люблю блинчики, — сообщила Карли. — Ты правда умеешь их готовить?

— Не сомневайся.

Им пришлось поверить в это. Обе с интересом наблюдали, как он ловко управляется с готовкой, обжаривая каждый блинчик и складывая их горкой на тарелке.

— Ты не в первый раз печешь блинчики! — заключила Дженна, улыбнувшись.

— Для вас впервые! — отозвался он. — Молока здесь достаточно, так что это единственное блюдо, которое можно без труда приготовить. Если не лениться, конечно. Ну, вот и все. Там на полке стоит джем из терна, открой, — попросил Райли.

Дженна посмотрела на сестренку, которая уже вовсю уплетала дымящиеся блинчики. Она с умилением наблюдала, как Райли хихикал вместе с Карли, совсем как мальчишка. Они спорили, сколько джема поместится на одном блинчике. И оба казались такими счастливыми.

Перестань, Дженна, ты почти не знаешь этого мужчину, говорила себе девушка. Но не могла ничего с собой поделать. Он пробудил в ней какое-то новое, неизвестное ей чувство.

— Кто научил тебя готовить? — спросила она, надеясь хотя бы так отвлечься от собственных мыслей.

Райли смотрел на нее и улыбался. От его взгляда мурашки снова побежали по ее спине.

— Расскажи. Это твоя мама?

— Если бы… — вздохнул он.

— Звучит так, будто твое детство было не намного лучше моего.

— Что ты имеешь в виду?

Дженна засомневалась, но, в конце концов, подумала, что ей нечего терять. Через несколько дней Райли и не вспомнит о ней.

— Ты все прекрасно понял. Знаешь, я ведь работаю в больнице. Мне пришлось повидать немало людей. И я научилась определять, кто из них живет счастливо, а кто нет. Я так завидовала детям, которых родители по-настоящему любили, что это переросло во что-то вроде привычки. Я могу только определить, было ли у человека счастливое детство… Могу поклясться, что твои родители тоже не особенно заботились о тебе.

— Это не твое дело.

Дженна вздрогнула от резкого звука его голоса.

— Просто… ты так много о нас знаешь, а я о тебе почти ничего.

— Может быть, меня это вполне устраивает.

Но Дженна не привыкла сдаваться. Она хотела получше узнать этого мужчину. Даже самые неразговорчивые пациенты, как правило, доверяли ей свои секреты. Внутренний голос всегда подсказывал ей, как лучше себя вести, чтобы вызвать человека на откровенный разговор. Дженна чувствовала, что у Райли были какие-то трудности в детстве.

— Может быть, мое сердце разбито… — он даже не улыбнулся. Дженна почувствовала себя неловко. О чем это он?

— Ты, наверное, шутишь!.. Разбитое сердце? Есть дела поважнее, чем страдать о потерянной любви.

— Рад слышать. Но я не хочу больше говорить об этом, если ты не возражаешь.

— Думаешь, я слишком дотошна?

— Как и Мэгги.

— Я ее не знаю, но она мне уже нравится. Но, кажется, ты не собираешься рассказывать мне о ней.

— В этом нет необходимости. Почему женщины так чертовски любопытны?

— Меня учили в школе, что жизнью мужчины нужно интересоваться, — смущенно призналась она. — Но раз уж ты хочешь держать дистанцию, я не буду настаивать. Но и от меня тогда не жди больше откровенности.

— Вот и договорились.

Он сказал это непринужденным тоном, но лицо его выражало неподдельную серьезность. Дженна подумала, что у него есть причины, чтобы не раскрываться перед нею. Что-то в его лице говорило ей о том, что он не хочет подпускать ее слишком близко. Более того, он не хочет больше видеть ее здесь. Ни минуты…

— Райли, ты ведь предпочел бы, чтобы мы уехал и уже сегодня, да?

Она угадала. По тому, как он взглянул на нее, она знала, что оказалась права.

Райли выдавил из себя улыбку и ушел от ответа. Хорошо, что Карли уже убежала на улицу и не слышит их разговор.

— Ты не хочешь подпускать меня к себе слишком близко?

— Я этого не говорил.

— Все и так понятно.

Их взгляды встретились. С минуту они молча смотрели друг на друга.

— Хватит, — Райли первым нарушил тишину. Неожиданно в его глазах запрыгали чертики.

Он прямо как хамелеон, подумала девушка. Его настроение меняется каждую секунду. Никогда не знаешь, чего от него ждать…

— Если я все-таки позволю вам остаться, вы приберетесь в спальне, пока я буду заделывать щели в доме снаружи?

— Что, прости?

— Я вытащу оттуда всю мебель, а вы вычистите комнату внутри. Договорились?

— Мы уже убрали весь дом, — запротестовала девушка.

— Соглашайся. Недалеко отсюда есть небольшой пруд, там можно искупаться.

— Ага, а еще там есть шезлонги, махровые полотенца и официанты, разносящие кока-колу.

— Могу предложить только пиво.

Дженна замерла. Так он говорит серьезно!

— Там правда можно искупаться?

Купаться! Вода будет повсюду… и не нужно качать ее.

— Ты серьезно? Если мы поработаем днем, ты отвезешь нас туда вечером?

— Если вам не помешает несколько коров. И кенгуру, и другие дикие животные, которым захочется пить.

— Хорошо, я согласна. Мы уберемся в спальне, а ты вечером отвезешь нас на пруд.

— я…

— Это же выгодная сделка! — поспешно добавила Дженна, испугавшись, что Райли откажется.

А она знала, почему ему следовало бы отказаться. Внутренний голос сказал ей, что только так она сможет справиться с этим мужчиной. Дженна поняла, что Райли Джексон важен для нее. Ее тело сказало ей об этом, не объяснив, почему.

Вернуться в Англию, не разобравшись в собственных чувствах, так и не узнав, чем могло бы закончиться их знакомство… Нет! Это было бы непростительно!

Их взгляды встретились. В глазах обоих отражался вызов. Райли привык отвечать на вызов.

— Хорошо, мисс Свенсон, — медленно произнес он. — Только потом не жалуйся. Ты сама согласилась провести весь день в работе в обмен на солнце, мутную воду и волны.

— Волны?

— Там водятся водяные змеи. Они обычно плавают стаями, создавая волны, — он помедлил. — Ты все еще уверена, что хочешь купаться?

— Они ядовитые? — спросила она, не сводя с него глаз.

— Нет. Но они кусаются.

— Тебя они хоть раз кусали?

— Нет, но могли бы.

— То есть змеи боятся нас больше, чем мы их.

— Наверное, так.

— Мы быстро плаваем. Прямо как рыбы, — улыбнулась Дженна. — Если они нас покусают, мы не умрем. И если бы там невозможно было купаться, ты бы ведь даже не упомянул об этом.

— Хорошо, мисс Свенсон. Если вы так настаиваете, я отвезу вас.

Дженна решила не терять времени даром. Она сразу же принялась за уборку. Райли вынес из спальни всю мебель, как и обещал. Мыть пустую комнату было намного легче.

Закончив с полами, окнами и стенами, Дженна вышла на улицу, чтобы стереть пыль с мебели. До нее доносились смешки и веселая болтовня Райли и Карли. Девушка даже немного завидовала сестренке. Та могла находиться с Райли постоянно. И ей ничего не нужно было для этого делать.

Жара становилась терпимее. Дженна наконец могла передохнуть. Присев на ступеньку, она разглядывала свои грязные ноги. Несмотря ни на что, уборка доставляет ей удовольствие. Здесь, рядом с Карли и Райли, девушка чувствовала себя спокойно и умиротворенно. Она была… счастлива?..

Девушка сидела и улыбалась неизвестно чему. Отдохнув немного, она подняла глаза и подскочила от неожиданности. Прямо перед ней стоял Райли. Интересно, долго он за мной наблюдает? — не без удовольствия подумала она.

— Ты странная.

— Ну и что?

— Эй, Карли, твоя сестра всегда такая чудачка?

— Она забавная, — хихикнула малышка.

— Да уж! Только посмотри на ее пальцы!

— Фу, какие грязнючие.

— Это точно. Я гораздо больше извозилась, чем вы оба, — улыбнулась Дженна. — А это значит, что я потрудилась лучше всех! И буду плавать дольше!

— Ты продолжишь работать медсестрой по возвращении в Англию?

Неожиданный вопрос заставил девушку посерьезнеть.

— Конечно. Что мне еще остается делать?

— Могу поспорить, твои пациенты тебя очень любят.

— Они меня просто обожают. Когда я подхожу к ним со шприцем или клизмой, они так и падают в мои объятия.

Райли усмехнулся. Он смущенно переминался с ноги на ногу, как будто не зная, что еще сказать. И Дженне это нравилось.

— В любом случае это совсем другой мир, — произнесла она. — Сейчас мне важно лишь одно, — в глазах девушки блеснули веселые искорки, — то, что вы закончили работу, Райли Джексон. Поехали купаться!

— Как скажете, ваше высочество. Только, по-моему, вы еще не совсем закончили. Ты кое-что забыла, — усмехнулся Райли, указав на едва заметное оконце, выходящее на задний двор.

Вздохнув, Дженна побрела в дом.

Через полчаса жара спала. Райли рассудил, что это лучшее время для купания. Он обошел дом и позвал Дженну. Девушка оторвалась от своего занятия и вопросительно посмотрела в его сторону. Ее волосы растрепались, глаза блестели, а полуоткрытые губы… Райли не мог отвести от нее глаз. Интересно, она знает, как она прекрасна?

Прекрасна? Как такое может быть? Без макияжа, в грязи и пыли… Но Райли вынужден был признаться, что Дженна Свенсон выглядит потрясающе.

Проклятье!

— Если хочешь поплавать, поторопись! — крикнул он ей.

— Я уже почти закончила! — отозвалась она. — Зайди, оценишь мою работу!

Райли вошел. На мгновение он даже потерял дар речи. Комната преобразилась настолько, что он едва узнал ее.

— Эта красная полоса вдоль стен, — обратился он к ней, — наверное, это в английском стиле. Бежевые обои и красная полоса под потолком…

— Это пыль. При всем желании мне не добраться так высоко. Если хочешь расправиться с этой грязью, придется тебе найти рабыню повыше ростом, — поддела его девушка.

— В моем «лендровере» есть раскладная лестница.

— Я должна убрать эту полосу сегодня?

— Нет, на сегодня достаточно. Завтра у тебя будет время заняться ею. Если у тебя есть с собой купальник, надень его. Через пару минут жду тебя в машине.

С этими словами он развернулся и вышел. Одному богу известно, каких усилий ему стоило просто выйти из комнаты, когда всем сердцем ему хотелось совсем другого…

Райли усадил Карли на заднее сиденье и завел внедорожник. Его мысли вернулись к Дженне. Он пытался не думать о ней, но у него ничего не получалось. Эта девушка отличалась от тех, с которыми ему доводилось общаться раньше. Она не была ни жеманной, ни высокомерной. Ее не пугала тяжелая работа. И она не опускала рук даже тогда, когда ситуация казалась безнадежной. Райли восхищало ее жизнелюбие и упорство.

Он злился на себя, что не может избавиться от мыслей о ней.

Что за человек ее отец? Почему его совсем не беспокоит судьба дочери? А этот Брайан? Тоже подлец. Как он мог так поступить с ними? Райли хотелось выругаться, но он вовремя вспомнил, что Карли сидит на заднем сиденье.

Хватит постоянно думать об этой девушке, Райли, сказал он себе. Отправь их в Англию и забудь. Иначе сойдешь с ума. Что с ними будет дальше, тебя не касается.

Он даже не заметил, как Дженна села на сиденье рядом с ним.

— Ну что, мы едем или ты так и будешь сидеть? Райли вздрогнул от неожиданности.

— Да, конечно.

Машина с визгом тронулась с места, оставив за собой клубы пыли.

Пруд находился в трех милях на север от фермы. Карли всю дорогу распевала на все лады «Мы едем купаться», а Дженна и Райли хранили молчание.

— Как тебе пришло в голову разводить скот? — спросила девушка, чтобы нарушить наконец гнетущую тишину.

— Я купил его вместе с фермой. Первое время было тяжело, потому что пришлось приводить в порядок подачу воды, бурить скважины.

— Значит, в Маньеринге дела обстоят лучше?

— Конечно. Намного лучше.

— Маньеринг… Какой он?

Этот вопрос так и остался без ответа. Они приехали. Дженна вышла из машины и огляделась.

Это уж точно не шло ни в какое сравнение с бассейном. Здесь повсюду бродили коровы, как и говорил Райли. Животные плотным кольцом стояли возле воды и жадно пили. Их было около сотни. И выглядели они ужасно. Кожа да кости.

— Райли, они… — Девушка недоговорила. Она с ужасом смотрела на истощенных коров, и сердце ее разрывалось.

— Знаю, они выглядят пугающе. Но это ненадолго.

— Что ты имеешь в виду? Ты же не хочешь сказать… что все они умрут?

— Умерли бы. Но сейчас они уже на пути к выздоровлению.

— Что-то не верится.

— Поверь. Я не хочу, чтобы ты думала, будто я довел скот до такого состояния, — добавил Райли. — Я купил эту ферму совсем недавно. Человек, которому она принадлежала раньше, разорился. Он не мог отвезти коров на ярмарку, чтобы распродать, поэтому оставил их умирать от жажды. Когда я впервые прилетел сюда, повсюду лежали трупы животных.

— Как это ужасно.

— Это было три недели назад. Этот пруд почти весь высох. Я выровнял дно и наполнил его водой. И наладил подачу воды на ферме и дамбах. Я не могу лететь, не убедившись, что все дамбы наполнены и моим коровам ничто не угрожает. Правда, некоторые животные были в таком ужасном состоянии, что пришлось пристрелить их.

— Но чем же они питаются?

— Корма у них достаточно. Главное, чтобы была вода. Фермерство здесь не так развито, как, скажем, на лугах Шотландии. Здесь, если у тебя одна корова на квадратный метр, считается, что дела идут отлично.

— Одна корова на… квадратный метр? — изумленно спросила Дженна. — Каких же размеров эта ферма?

— Здесь всего три тысячи квадратных метров. Девушка сглотнула.

— А твоя ферма в Маньеринге?

— Десять.

— Десять? Чего?

— Десять тысяч квадратных метров.

— Но это же огромная площадь!

— Ну да, — подтвердил Райли. — Триста на триста квадратных метров.

Дженна замолчала, пораженная услышанным. Она думала, что Райли Джексон простой австралийский фермер. А он, оказывается, богат! И как она не догадалась об этом раньше! Один самолет чего стоит!

— Я же говорил тебе. Моя ферма в Маньеринге гораздо лучше.

— Это место просто ужасно. Как здесь вообще можно жить и иметь при этом хозяйство?

— Сейчас засуха, Дженна. Здесь не всегда так невыносимо. Скоро настанет сезон дождей.

Дженна сосредоточенно смотрела на стадо. Карли пыталась погладить корову.

— Эй, вы собираетесь купаться или так и будете весь вечер пытаться слиться с природой? — весело поинтересовался Райли.

— Не уверена, что смогу плавать, когда вокруг столько зрителей. У них глаза прямо как у людей.

— Не обращай на них внимания. Вы им понравитесь. Держу пари, они никогда в жизни не видели таких очаровательных юных леди.

— Кажется, эта коровка меня полюбила, — сообщила Карли.

Дженна все еще сомневалась.

— Слушай, я три мили ехал сюда по жаре, чтобы вы могли поплавать. А теперь ты сомневаешься? Тогда залезай обратно в машину и подожди, пока мы с Карли искупаемся. Карли, хочешь в воду?

— Да.

— Ну а ты, Дженна?

— Я… пожалуй, тоже поплаваю.

— Тогда пошли. Наши зрители с нетерпением ждут представления!

Дженна сняла рубашку и шорты, оставшись в купальнике. Она оставила вещи в машине и направилась к пруду. Не успела девушка пройти и двух шагов, как вляпалась в коровью лепешку.

— Урок первый, — улыбнулся Райли. — Запомни, ты в коровьем царстве. Смотри под ноги.

— Я бы предпочла сейчас оказаться дома, Райли.

— Что? Уехать домой, когда все самое интересное только начинается?

— Я имею в виду, у себя дома, — пояснила Дженна. — В Англии.

— О, дорогая, ты же никогда не пасуешь перед трудностями. А тут растерялась перед коровьей лепешкой! — поддел он ее. Райли и не думал скрывать своего удовольствия. Его забавляла эта ситуация. — Сейчас тебе тем более нужно искупаться.

Райли стянул с себя футболку, ботинки и джинсы, оставшись в плавках, которые обтягивали его, как вторая кожа. Дженна даже вскрикнула.

— Что-то не так? — поинтересовался он, оглянувшись.

— Да… — пробормотала она смущенно.

— Я не думал, что здесь будет еще кто-то, кроме моих коров. Если бы я знал, что встречу вас, то непременно взял бы с собой костюм для серфинга. Но я не мог себе даже представить, что здесь у меня появится такая необычная компания. И мне не было известно, что ты такая скромница, — улыбнулся он. — Кстати, твой купальник тоже мало что прикрывает.

Под проницательным взглядом Райли девушка почувствовала себя неловко и покраснела. Он взглянул на малышку. Та уже пробовала ножкой ДНО.

— Карли мой вид не смущает, — продолжал веселиться Райли. — И моих коров тоже. Да и твой купальник очень милый. Ты очень аппетитная, — в его глазах запрыгали чертики. — И, позволь тебе напомнить, ты уже видела меня совершенно голым. Так что смущаться нечего.

Как же он великолепен! — думала девушка, глядя ему вслед. Его тело… такое загорелое, мускулистое… сексуальное… Перестань думать о нем, Дженна, сказала она себе. Ты рискуешь. Ты здесь, чтобы купаться. Так иди и купайся! Почему ты вообще смущаешься?

У нее не было ответа на этот вопрос.

— Пойдем, Карли, — произнес Райли, взяв малышку за руку. — Пусть твоя сестра делает, что хочет. А я хочу скорее окунуться.

Дженна подошла к краю пруда и ступила в грязь. Там, дальше, чистая вода. Такая прохладная и замечательная. Вода окутала все ее тело. И она поплыла. Поплыла, забыв обо всем на свете. Наслаждаясь волшебным ощущением окутывающей ее влаги…

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Дженна ныряла не переставая. Как будто только так она могла смыть с себя все проблемы. Она оставалась под водой, пока не почувствовала нехватку воздуха. Девушка вынырнула, сделала глубокий вдох и снова погрузилась под воду. Ей не приходилось волноваться за Карли, ведь малышка была в надежных руках.

Девушка заметила Райли, когда он уже подплыл к ней близко. Слишком близко. Он плыл на спине, а на груди у него сидела довольная Карли.

Первый раз в жизни Дженна не знала, что делать. И что говорить.

Она снова нырнула. И оставалась под водой, насколько хватило сил. Но когда она появилась на поверхности, Райли не исчез из виду. Он ждал ее. Посадив Карли на бревно, он приблизился к Дженне и удержал ее.

— Что это ты делаешь?

— Наслаждаюсь купанием. Пусти меня.

— Только если пообещаешь, что прекратишь нырять. Ты заставляешь нас нервничать. Мы уже подумали, что тебя растерзали рачки.

— Какие еще рачки?

— Обыкновенные, — улыбнулся Райли. — Маленькие лобстеры.

Дженна инстинктивно поджала ноги. Почувствовав это, Райли рассмеялся. На его лице блестели капельки воды. Влажные волосы прилипли ко лбу. Он был так чертовски привлекателен! А его глаза находились в миллиметре от ее собственных.

Слишком близко…

Дженна как завороженная смотрела на него. Она чувствовала непреодолимое желание коснуться его лица, убрать вьющиеся волосы, чтобы они ему не мешали. Подплыть вплотную к нему. И всем телом прижаться к этому мужчине.

Девушка больше не в силах была обманывать себя. Ее влекло к этому человеку. Каждой клеточкой своего тела она хотела принадлежать ему. Внутренний голос подсказывал ей, что Райли Джексон — ее мужчина. С ним она могла бы жить где угодно. И неважно, догадывается он об этом или нет. Ее сердце уже все решило за нее…

— Я их не боюсь, — выдохнула Дженна и отплыла назад.

Кажется, Райли ощутил ее волнение. Он не стал удерживать ее.

— Их и не стоит бояться. И меня не нужно бояться, — добавил он, помедлив. — Я не причиню тебе вреда, Дженна. У меня нет каких-либо бесчестных намерений.

Надеюсь, подумала девушка. Потому что у меня есть.

Но она не произнесла этого вслух. Она просто улыбнулась Карли и толкнула бревно, на котором сидела девочка. Малышке понравилась эта игра. Она взвизгнула от восторга и весело засмеялась. Дженна поплыла вслед за кораблем Карли. Она изо всех сил пыталась расслабиться.

— Подтолкни меня к грязи, — попросила сестренка. — Я буду лепить из нее пирожки.

— Конечно, моя госпожа.

Карли слезла с бревна, оставшись по пояс в воде. Она загребла две пригоршни грязи и положила ее на свой корабль. Дженна могла бы поиграть с малышкой, но ей хотелось еще немного поплавать.

Она легла на спину и расслабилась. Вечернее солнце ласкало ее лицо. Девушка чувствовала небывалое умиротворение. На минуту она забыла обо всем на свете, но потом мысли ее вернулись к Райли.

Для Райли, размышляла девушка, я, должно быть, просто глупая девчонка, которой взбрело в голову сойти с поезда на краю земли. И которая попросила его о помощи. Ему просто жаль нас. И все.

Завтра он исчезнет на целый день. А наутро он посадит нас в свой самолет, и мы вернемся к привычной жизни. Я снова буду работать в больнице. Только теперь придется оплачивать обучение Карли. Или забрать девочку к себе.

Дженна обрадовалась этой мысли. По крайней мере, с Карли она не будет так одинока.

Девушка посмотрела на сестренку. Малышка была настолько увлечена своим новым занятием, что не замечала ничего вокруг. У нас все будет хорошо, уверенно сказала себе Дженна.

Жизнь была бы еще лучше, если бы я никогда не встречала Райли на своем пути. Если бы даже не знала о его существовании.

Вернувшись в Англию, она еще долго не сможет забыть его серые глаза, такие чарующие и манящие…

Так сделай что-нибудь, услышала она свой внутренний голос.

Могу ли я? Девушку терзали сомнения. Но в конце концов она решила, что если ничего не сделает, то будет еще хуже. Что я теряю?

Райли?

Но ведь нельзя потерять то, что тебе не принадлежит…

Она помедлила, набираясь смелости.

И вот Дженна Свенсон, тихая, скромная девушка, которая всю свою жизнь сдерживала себя и свои эмоции, сделала глубокий вдох, досчитала до трех, нырнула и поплыла в сторону Райли.

За те годы, что она провела в пятизвездочных отелях, где ребенку нечем было заняться, кроме как плавать в бассейне, Дженна привыкла чувствовать себя в воде как рыба. Райли даже не заметил ее приближения. Она выплыла прямо перед ним, и от неожиданности он даже подскочил.

Ее грудь соприкоснулась с его грудью, она обвила руками его шею, как будто хотела удержать равновесие. Но на самом деле она заранее все рассчитала.

— Эй, ты чего? — недоуменно спросил он, отплывая. Дженне пришлось выпустить его из своих объятий. — Такой большой пруд, а ты умудрилась наткнуться на меня. Тебе что, места мало?

— Прости…

Райли как-то странно посмотрел на нее. Девушка смущенно отвернулась.

— А ты, оказывается, ленивый, — предприняла она еще одну попытку. — Ты даже не плаваешь, просто лежишь на воде. Кто же так купается! — поддела она его.

Спустя мгновенье Дженна исчезла из виду. А еще через секунду Райли оказался под водой, так и не успев понять, что произошло.

— Надо было задержать дыхание, — веселилась она, когда он вынырнул. — Разве тебя этому не учили?

Дженна с надеждой взглянула на него. Как же он контролировал себя! Но сейчас ей отчаянно хотелось, чтобы он забыл обо всех условностях.

— По-моему, нам пора собираться домой, — отрезал он и отвернулся.

Он что, из железа сделан?

— Раз так, повеселимся напоследок, — загадочно произнесла девушка.

Она снова нырнула. На этот раз она обвилась вокруг ног Райли и потянула его вниз. Чтобы вырваться, ему пришлось побороться с ней. Они вместе выплыли на поверхность. И она не отплыла, не оттолкнула его. Никогда еще они не были так близко. Дженна ни на секунду не пожалела, что затеяла все это.

Даже если Райли никогда больше не прикоснется ко мне, я навсегда запомню этот день и это мгновение, заключила она.

По телу девушки словно пробежал электрический ток. Сердце словно наполнилось пением птиц от охватившего ее счастья, когда она изо всех сил прижалась к мужчине, которого любила…

Ах, пусть этот миг длится вечно!..

Дженна все смелее прижималась к нему.

Пусть он ощутит то же, что и я. Пусть захочет меня столь же сильно. Только бы он понял, что я чувствую. И все равно, что будет завтра. Но сегодня я хочу быть с Райли, принадлежать ему… только ему…

Она умоляюще посмотрела на него. Взгляды их встретились. Но что это в его глазах? Сомнения? Желание? Страсть? Или…

Райли молчал. Его пугали его собственные ощущения. Но кто бы смог устоять перед такой девушкой?

Нет, не девушкой. Он держал в своих объятиях женщину. Он ощущал, как она дрожит, прижимаясь к нему. И вдруг он почти физически ощутил, как внутри него возникло какое-то новое чувство, зовущее к новой жизни. Надежда? Ему вдруг почудилось, что еще не все для него потеряно. Что в его жизни еще есть место для тепла, ласки, любви…

Безумная мысль, подумал Райли. Все это сплошное безумие… Как я могу так поступить? Он знал, что ему следует оттолкнуть эту девушку, но не мог.

Он догадался, что она никогда еще не поступала так ради мужчины. Внутренний голос подсказал ему это. И он понял, чего хотела Дженна.

Но Райли давно не тешил себя иллюзиями. Он решил для себя, что как бы ни была сладка любовь, она не для него. Никогда больше он не поддастся чувствам.

Но сейчас…

Может быть, важно только то, что происходит здесь и сейчас. Они посредине пруда. Вокруг стадо коров. Карли мирно играет на другом берегу. И Дженна. В его объятиях. Райли посмотрел ей в глаза. Какая же она красивая! И он потерял контроль. Все преграды рухнули. Будь что будет…

И Райли ответил на ее ласки. Сердце неожиданно наполнилось радостью. Все до сих пор сдерживаемые желания вспыхнули в нем с небывалой силой. Он отчаянно хотел ее. Как изголодавшийся хищник хочет насытиться добычей, так и он должен насытиться ею. Но не только это. У него возникло ощущение, что Дженне как-то удалось пробудить его душу, истосковавшуюся по любви, избавить от гнетущего одиночества и наполнить счастьем.

Ее руки скользили по его телу, словно пытаясь запомнить каждую его черточку, каждый изгиб. Они были едины в это мгновение. Если бы один нырнул, второй непременно последовал бы за ним. Именно это им и следовало бы, наверное, сделать. Уйти под воду и умереть. Но умереть счастливыми.

Безумие! Сумасшествие какое-то! Они ведь были не вольны в своих желаниях. Карли нуждается в Дженне. А истощенные коровы нуждаются в уходе. Кроме Райли о них некому позаботиться.

Но сейчас весь мир перестал существовать для этих двоих. Они хотели принадлежать друг другу. Они чувствовали себя единым целым. И они были единым целым.

— Мы играем с огнем, — прохрипел он, заглянув в глаза девушки.

— Мы в воде. Она потушит огонь, — улыбнулась Дженна.

— Ты уверена?

— Нет. Я ни в чем не уверена. Я знаю только одно… я… хочу тебя…

— Ты…

— Замолчи, Райли. Не говори ничего. Поцелуй меня.

И губы их слились в поцелуе…

Никогда еще губы ни одной девушки не казались ему столь сладкими. Никогда. Он целовал ее сначала нежно, даже робко, но с каждой секундой желание его росло. Поцелуй становился все более требовательным, горячим, страстным.

Сейчас между ними не было препятствий, они растворились в горячем ночном воздухе, исчезли, как будто их и не было вовсе. И мир замер. Все краски жизни сосредоточились для них в этом поцелуе.

Если бы это мгновение длилось вечно, неожиданно подумал Райли.

Он с трудом оторвался от ее губ и отстранился. В глазах Дженны стояли слезы.

— Я не хотел огорчить тебя, Дженна.

— О, Райли, — прошептала она, коснувшись его лица. Осторожно, с небывалой нежностью. — Как же ты можешь сделать мне больно? Я люблю тебя.

Вот оно. Он взглянул на нее. Дженна замерла в ожидании.

— Я тоже мог бы полюбить тебя… — пробормотал он еле слышно.

Его слова поразили Дженну. Она все гладила и гладила его по голове. Должно быть, в его душе поселилась боль. И пока он от нее не избавится, он не сможет довериться кому-либо.

А если этого не произойдет? Что, если мне не хватит времени на то, чтобы помочь ему справиться с этой болью? Ведь через пару дней, а может, и раньше, мы сядем в самолет и вернемся в Англию. И никогда больше я не увижу Райли, думала девушка.

Что тогда?

— Ты такая красивая, — прошептал он. — Заняться с тобой любовью…

— Это невозможно, — перебила она его, не скрывая своего разочарования. — Моя сестренка может в любую секунду обратиться к нам.

— Кажется, ее больше интересуют кенгуру, нежели мы с тобой, — улыбнулся Райли. — Хотя у нас есть и другие зрители.

Дженна посмотрела по сторонам. Он был прав. На них смотрели тысячи глаз. Кроме коров у берегов появились и кенгуру, которые, должно быть, пришли сюда на вечерний водопой.

— Мы нарушаем покой звериного царства, — шепнул ей на ушко Райли. — Разве это не захватывающее приключение? — спросил он, нежно целуя девушку в шею.

Дженна не ответила. Мурашки побежали по всему ее телу. Внизу живота приятно заныло. Голова пошла кругом. Она готова была согласиться на что угодно, как вдруг откуда-то со стороны раздался голосок Карли. Кажется, малышка все-таки заметила их.

— Почему ты целуешь мою сестру? — поинтересовалась она.

Райли не без сожаления выпустил девушку из своих объятий.

— Она этого заслуживает. Ведь правда?

— Да. Но вы так долго целовались.

Дженна покраснела. Так, значит, Карли все видела!

— Ты видела кенгуру, Дженна?

— Д-да.

— А ты поможешь мне делать пирожки из грязи?

— Наверное, нам следовало заняться этим с самого начала, — вставил Райли.

— Подожди немного, детка. Я помогу тебе, но сначала мы закончим целоваться, — улыбнулась девушка.

— В школе девочки говорят, что, когда целуешься, меняешься микробами с мальчиками. От этого получаются дети.

— Как ужасно! — рассмеялась Дженна.

— А мы ведь не хотим детей, а? — спросил Райли. В его голосе послышались нотки отчуждения.

— Ммм… нет, конечно.

— Тогда нам лучше поехать домой.

— И перестать целоваться? — игриво спросила она.

— Думаю… ммм… я просто потерял контроль над собой.

— Ты боишься чувств, которые я у тебя вызываю?

— Мне чужды эмоции.

— Но почему?

Он ответил не сразу. Заводить подобный разговор здесь на берегу, посреди грязной воды, было по меньшей мере глупо. Самообладание вернулось к Райли. Что происходит? — спрашивала себя Дженна. Что же такое произошло в жизни этого мужчины? Почему он так говорит? Почему ведет себя так странно?

— Ты сказала недавно, что любишь меня, — произнес он. Его насмешливый тон немало удивил и расстроил ее.

— Да… думаю, так оно и есть.

— Тогда ты должна усвоить одну вещь.

— Какую?

— Любовь — это лишь слово. Другое обозначение желания… Ну, или страсти. Называй как хочешь. Это лишь способ избежать одиночества. И все. Любовь не может навеки связать двух людей. Ни любовь, ни какое-то другое чувство. Ничто и никто не способен на это.

Как он может так говорить?

— С чего ты это взял? — прошептала Дженна, не веря своим ушам.

Райли пожал плечами.

— Я знаю, я был женат.

— Ах, вот оно что!

Внезапно Райли снова расслабился. В его глазах появились веселые искорки. Как ему только удается так легко менять настроение? — подумала девушка.

— И не нужно так на меня смотреть. Ты даже не представляешь себе, что значит быть связанной обязательствами. Ты ведь никогда не была замужем. Для меня теперь все в прошлом. Мы с Лизой давно расстались.

— Почему?

Дженна понимала, что это ее не касается. Но она также знала, что все кроется в ответе на этот вопрос.

— Такое случается. Кто-то уходит, причиняя другому боль. Вот мы, например. Если мы начнем отношения, а потом расстанемся, это расстроит Карли.

— Что ты хочешь сказать? — смутилась Дженна.

— Все уезжают отсюда. Ни одна женщина не может долго выдержать такую жизнь.

— Если ты привез сюда свою жену, неудивительно, что она здесь надолго не задержалась. Женщине нужен комфорт. Ее вины тут нет.

— В Маньеринге все по-другому. Там есть все условия, дело не в этом. И вообще это было давно.

— Но не настолько давно, чтобы ты смог еще хотя бы раз довериться женщине.

— Я поклялся никогда больше не подпускать к себе близко ни одну женщину. Пока не появилась ты…

— Отлично. — С этими словами она приблизилась к нему, взяла его лицо в свои ладони и поцеловала. Долго и страстно, вкладывая в этот поцелуй всю свою любовь. — Теперь твоя клятва нарушена. И что ты со мной сделаешь? — прошептала она. — Заключишь меня в темницу?

— Это было бы непростительно. — Он протянул руку, но вместо того, чтобы притянуть ее к себе, снова оттолкнул. — Нет, Дженна. Не надо. Хватит и того, что я уже нарушил данное себе обещание. Если бы не было Карли и ты не призналась бы мне в любви, я, возможно, занялся бы с тобой любовью. Может быть, мы бы вспоминали этот секс всю жизнь.

Он помедлил, словно собираясь с силами.

— Но ты сказала, что любишь меня. Я, конечно, не верю в это. Но я не могу… не хочу сделать тебе больно. Поэтому между нами ничего больше не будет. Мы играем с огнем. Это касается не только тебя. Но и Карли.

— Что? При чем здесь Карли? О чем ты?

— Ты же не любишь меня по-настоящему. Это всего лишь желание…

— Да что ты знаешь о моих желаниях! — разозлилась Дженна. — Ты ничего не знаешь обо мне. И твои слова еще раз доказали мне это. Я не понимаю, почему я испытываю к тебе то, что испытываю. Но это так. Поэтому я сказала тебе о своих чувствах. Я просто хотела быть честной с тобой. А ты, Райли Джексон, даже не можешь признаться себе в том, что чувствуешь!

— Не правда…

— Нет, правда. Иначе ты не вел бы себя как мальчишка! Я уже не школьница. И хотя я не знаю, что между нами происходит, потому что никогда раньше не испытывала ничего подобного, я хотя бы нашла в себе силы признать, что это не просто симпатия. А тебе не хватило смелости даже на то, чтобы сделать первый шаг. Ты испугался, что это может зайти слишком далеко!

— Я не хотел…

— Рисковать, — словно угадав его мысли, выпалила она.

— А ты? — разозлился Райли. — Ну, конечно! Тебе не привыкать! Ты же у нас такая рисковая! Кто бы еще отважился сойти с поезда на краю земли, рискуя не только собственной жизнью, но и жизнью маленькой девочки!

Что он говорит? Дженна не верила собственным ушам. Она хотела было занести руку, чтобы ударить его, но вовремя спохватилась.

Нет.

Да и к чему бы привела эта пощечина? Может быть, это помогло бы. Но что подумала бы Карли?

— Замечательно! — бросила Дженна, отворачиваясь от него. — Ты можешь думать, что хочешь. Мне все равно. Мы с Карли уедем как можно скорее, и ты никогда больше не увидишь нас.

— Ты предпочитаешь завтра сесть на поезд, вместо того чтобы улететь со мной?

Девушка застыла на месте. Поезд. Она и думать о нем забыла.

Да. Ей отчаянно хотелось побыстрее оказаться подальше отсюда, подальше от Райли Джексона. Ее самолюбие было сильно задето. Но потом она взглянула в сторону Карли.

Малышка казалась такой счастливой. Ей и так пришлось много всего пережить. Сможет ли она вынести еще и встречу с репортерами?

— Нет, — прошептала Дженна беспомощно. — Я… прошу тебя…

Сейчас судьба Карли была в руках этого человека, как и ее собственная. Слишком многое поставлено на карту.

Повисла напряженная тишина. Взгляды их встретились. Что-то странное мелькнуло в глазах Райли. Но что это?

— Я не допущу, чтобы вы поехали на поезде, — сказал он наконец. — Проклятье! Прости, что накричал на тебя. Я не имел права так говорить. — Он помолчал немного. — Но я должен забыть о тебе, Дженна. Я поклялся. Я сам по себе. Вы так неожиданно ворвались в мою жизнь… Но это не то место, где заводят романы. Я так решил.

Дженна кивнула. Может быть, Райли прав. Он не хочет, чтобы она становилась частью его жизни. А она… Она не имеет права просить его об этом. Хватит и того, что он спас их обеих от неминуемой смерти.

Но почему тогда ком застрял в горле? И так хочется плакать?

Она полюбила этого мужчину. Она знала это точно, вот почему его слова болью отозвались в ее сердце.

Это не то место, где заводят романы…

Что еще я могу сделать? — думала девушка. Я и так забыла о гордости. Открылась перед ним, не боясь ни боли, ни обид. Ничего. Тут уже ничего не поделаешь…

— Спасибо, что привез нас сюда. Ты прав. Пора возвращаться домой.

— Прости, Дженна.

Девушка взглянула на него. Некоторое время она смотрела молча, потом вздернула подбородок. Он еще и извиняется!

— Трус, — прошептала она.

— Я не трус. Я просто не хочу делать тебе больно.

— Ты не хочешь ранить себя.

— Возможно, — ответил он с напускным безразличием. — Но как бы там ни было, нам действительно пора домой.

Он быстро направился к берегу. В ту сторону, где Карли лепила куличики.

— Готова ехать?

— Ага, — улыбнулась девочка. — Вы закончили целоваться?

— Да.

— Хорошо. Потому что мне уже надоело вас ждать.

Она протянула ему свою крошечную ручку, и они вышли на берег.

Очутившись в машине, Карли почти сразу заснула. За всю дорогу Райли и Дженна не проронили ни слова. Каждый был занят своими мыслями. Только когда джип затормозил возле дома, Райли произнес:

— Нам не следовало этого делать…

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Он вошел в дом, взял сумку с инструментами и уехал. Дженна даже не успела ничего сообразить.

— Вы что, поссорились? — поинтересовалась Карли.

Девушка отрицательно покачала головой. Чтобы как-то отвлечься, она занялась приготовлением обеда.

— А мы что, больше не увидим Райли?

— Возможно, нет.

— Очень жалко.

— Ты должна называть его мистер Джексон. Он ведь старше тебя.

— Он разрешил мне звать его Райли. Мы друзья. И я бы очень хотела остаться с ним.

Оказавшись наконец в постели, Карли сразу заснула. А Дженна еще долго лежала без сна.

Она смотрела в ночное небо, как будто звезды могли ответить на ее вопросы. Девушка пыталась разобраться в себе, понять, что она чувствует. Она думала о том, что их с Карли ждет в будущем. Странно, но представить свое будущее без Райли она теперь не могла. В голове кружилось множество вопросов, на которые не было ответов. Заснуть удалось только под утро.

На следующий день, с утра, Дженна занялась уборкой спальни. Она быстро справилась, но без Райли это уже не казалось ей веселым занятием.

После полудня она вышла на улицу вместе с Карли. Они проводили глазами поезд, который должен был увезти их в Перт.

Может быть, мне не следовало соглашаться на предложение Райли подвезти нас? — думала Дженна. Может, я зря доверилась ему?

Но она знала, что может положиться на Райли. Он сдержит свое слово, что бы ни случилось. Этот человек был столь же честным, сколь и одиноким.

А еще он разбил ей сердце.

В четыре часа Карли и Дженна купались. Но на сей раз и купание тоже не вызвало бурного восторга. Они не плескались и не пели песни. Энтузиазм первых трех дней пропал. Дженна чувствовала себя смертельно уставшей.

Они ждали Райли. Никогда еще ожидание не было столь тягостным для Дженны.

В пять часов возле дома припарковался «лендровер». Райли вошел. Дженна даже не узнала его, так он плохо выглядел.

— Райли… — прошептала девушка, но неожиданно он так посмотрел на нее, что она замолчала.

— Я закончил свои дела, — сухо бросил он. — Будьте готовы через пятнадцать минут.

— Мы уже упаковали чемоданы, — сообщила Карли, с любопытством поглядывая то на Райли, то на сестру.

— Хорошо, — ответил Райли и улыбнулся малышке.

На Дженну он даже не взглянул.

Они быстро собрались. Райли закинул их вещи в багажный отсек и помог им подняться на борт самолета. Потом завел мотор и развернул самолет на юг. Райли проделывал все это с невозмутимым видом. В кабине воцарилась тишина. Карли крепко сжимала в руках свое сокровище. Дженна уставилась в окно. Она наблюдала, как Баринья-Даунс превращается в маленькую точку.

Как же все это глупо.

Она влюбилась в это место.

Влюбилась в Райли.

Мы должны поговорить, подумала Дженна. Наша встреча не может вот так закончиться. Но говорить не хотелось. Они летели на небольшом самолете над самым странным местом на земле. Это должно было стать для них захватывающим приключением. Но даже Карли не испытывала восторга. Она тоже понимала, что они теряют что-то важное…

Чем дальше они летели на юг, тем зеленее становилась местность. Наконец они приземлились. Это место, после Баринья-Даунс, показалось им раем.

Маньеринг.

Дженна не могла поверить собственным глазам, а Карли даже рот открыла от удивления.

Просторные огороженные пастбища. Прудики в тени деревьев. Роскошный сад. Попугаи. Тысячи бабочек. И никакой пыли.

А дом! Дом был скорее похож на дворец! Окруженный зеленью, он возвышался как величественная гора.

Райли вышел и помог своим спутницам выбраться из кабины. Дженна посмотрела на него. Но его лицо не выражало никаких эмоций. Должно быть, он думает о Мэгги.

Навстречу им вышла женщина. На вид ей было лет шестьдесят. Ее густые темные волосы были собраны в пучок. Но некоторые кудряшки все-таки выбивались и торчали в разные стороны. Одета она была в красную юбку и светлую блузу, поверх которой был надет передник. Дженна не сразу поняла, кто эта женщина. Но когда догадалась, почувствовала странное облегчение. Мэгги. Так вот она какая!

Женщина обняла Райли, а потом внимание ее переключилось на Дженну и Карли.

— Так это правда… — прошептала она. — Везде только и говорят о вас двоих, — тепло улыбнулась женщина. — Бедняжки. Хорошо, что вы встретили Райли. Не представляю, что было бы… Ладно, вам и так не сладко пришлось, а тут еще я со своими напоминаниями. А тебе, — обратилась она к Райли, — нужно было сразу отвезти их домой.

— Я не мог, — отрезал он. — Тогда бы все коровы погибли.

Мэгги с укоризной посмотрела на него. Она хотела было что-то сказать, но потом передумала, снова переключившись на девочек.

— Добро пожаловать в Маньеринг. А ты, должно быть, Карли, — сказала она, наклонившись к малышке. — Знаешь, здесь давно не бывало маленьких девочек. Пойдемте в дом.

— Хотите, я покажу вам свое сокровище? — спросила Карли.

— Конечно, я с удовольствием посмотрю, — улыбнулась Мэгги.

— Макс свободен? — неожиданно спросил Райли. — Пусть отвезет их в Аделаиду.

Дженна замерла.

— Я думала…

— Разве не ты отвезешь нас? — спросила Карли, явно огорченная.

— У меня много дел. У Макса тоже есть лицензия на управление самолетом. Он мой управляющий и муж Мэгги, — объяснил Райли, увидев выражение лица малышки. — Он тебе понравится. Макс обожает детей. И могу поклясться, он будет в восторге от твоего сокровища.

Но, кажется, Мэгги совсем не понравились слова Райли.

— О чем это ты? Макс не повезет никого в Аделаиду сегодня.

— Почему нет? Он может переночевать в Аделаиде и вернуться завтра.

— Нет.

— Мэгги…

— Ты же знаешь, он не любит летать по ночам. Кроме того, это может быть опасно.

— О, перестань, Мэгги. Здесь всегда очень светлые ночи.

— Он не будет этого делать.

— Почему, черт возьми, нет? — выкрикнул он и, осекшись, взглянул в сторону Карли. — То есть… ему приходилось вести самолет и в более сложных условиях.

— Вот именно. Приходилось. Но сейчас ему некуда спешить, — настаивала Мэгги. — Он мой муж. И я говорю, что он не станет этого делать. Это мое последнее слово, Райли Джексон. И не спорь. Эти милые юные леди останутся здесь на ночь. Посмотри, как они устали. Уверена, ничуть не меньше, чем ты. Будь гостеприимным хозяином. Я поговорю с Максом. Завтра утром он отвезет их в Аделаиду.

— Макс — мой служащий. Он должен выполнять мои приказы.

— Так же, как и я. Но мы еще и люди. Обещаю тебе, если ты заставишь моего мужа лететь сегодня в Аделаиду, мы уволимся, — твердо заявила женщина.

— Послушайте, — вмешалась Дженна, — я не хочу, чтобы вы из-за меня увольнялись. Неважно, когда…

Мэгги не дала ей договорить.

— Нет, важно, девочка. Райли ведет себя глупо. Иди вымойся и переоденься, — сказала ему женщина. — Обед будет на столе через полчаса.

— Я поем с рабочими.

— Что происходит?

— Накорми Дженну и Карли, — отрезал Райли. — Приготовь для них комнату. Макс может отвезти их утром.

Мэгги показала гостьям дом. Она приготовила для них комнату. Проводив их туда, она сразу исчезла за дверью. Полкомнаты занимала огромных размеров красивая и уютная кровать. Стеклянные двери вели на просторную веранду, откуда открывался великолепный вид на сад и бассейн. Но Дженна, кажется, не замечала ничего вокруг.

Они с Карли пошли в ванную. Она была великолепна, не шла ни в какое сравнение с душевой в Баринья-Даунс, но обе они скучали по насосу, соленой воде и даже шатким стенам.

Карли снова превратилась в тихоню. Она почти не разговаривала, когда они одевались к обеду. А когда узнала, что им придется обедать вдвоем в столовой, предназначенной для двенадцати человек, девочка стала еще молчаливее и угрюмее.

Мэгги бегала туда-сюда, принося то мясо, то салаты, то десерт. Она с беспокойством поглядывала на них. Но не проронила ни слова. Ее недавняя разговорчивость улетучилась.

Надо было сесть на поезд, подумала Дженна. Это просто невыносимо.

Все куда-то исчезли. Казалось, дом опустел. Они отнесли свои тарелки на кухню, ожидая встретить там Мэгги. Но и ее нигде не было. Чувствуя себя покинутыми, они вернулись в спальню. Дженна уложила Карли в постель.

— Райли нас больше не любит, — прошептала малышка. На глазах ее выступили слезы. Дженна обняла сестренку и заверила, что это не так.

— Просто Райли очень устал.

Когда Карли наконец заснула, Дженна вышла на веранду. Она смотрела на звезды, воспоминания о последних днях нахлынули на нее. Завтра они уже будут в Англии. И жизнь пойдет своим чередом.

Теплая южная ночь была прекрасна. Мириады звезд светились на небе. Полная луна серебрила воду и верхушки деревьев. Маньеринг оказался просто райским уголком, эдаким сочетанием современного комфорта и первозданной красоты.

Как жена Райли могла отказаться от всего этого? Ради чего?..

И где все? Где Райли?

Из-за куста вышел маленький щенок колли. Дженна позвала его. Сейчас ей нужна была хоть какая-нибудь компания. Одиночество стало невыносимым.

— Интересно, хозяин разговаривает с тобой? — спросила Дженна, поглаживая щенка по голове.

— Нет, — из темноты раздался женский голос. — Райли любит собак, но не настолько. По крайней мере, я никогда не заставала его за подобным занятием.

— Простите… — Дженна испугалась от неожиданности, но Мэгги жестом успокоила ее.

— Я хотела поговорить с тобой.

— Я не хотела вас беспокоить.

— О, ты совсем не беспокоишь меня. Но вот Райли… — Женщина помолчала. — Собственно, о нем я и хочу с тобой побеседовать.

— Если вы хотите, чтобы я извинилась…

— Нет, ну что ты. Наоборот. Райли уже давно не увлекался кем-либо. А на этот раз он, кажется, даже перестарался.

— Что вы имеете в виду?

— Он влюбился в тебя.

— Что? — пораженная Дженна уставилась на Мэгги.

Женщина наградила ее проницательным взглядом. Девушка смущенно отвернулась. Не зная, куда деваться, она продолжала некоторое время сидеть молча. В воздухе витал аромат роз. Луна серебрила сад, делая его похожим на райские кущи. Все здесь так и дышало романтикой.

— Почему вы так говорите? Он не…

— Но ты ведь тоже влюблена в него?

— Не буду скрывать, это так.

— То же самое могу сказать и о Райли.

— Я так не думаю.

— Ты видела его лицо?

— я…

— Ну, конечно, вы ведь еще так мало знаете друг друга, — перебила ее женщина. — Просто поверь мне, Дженна. В тот самый момент, когда он вышел из кабины самолета и я посмотрела в его глаза… я не видела его таким с тех пор, как умер его отец. И сначала это расстроило меня.

— Не понимаю…

— Что ж, сейчас тебе все станет ясно. Я расскажу тебе. Макс просил меня не вмешиваться, но я не могу спокойно смотреть, как мучается мой мальчик. Я ведь знаю Райли с малых лет. Ему многое пришлось пережить. Он говорил тебе, как с ним обошлась его мать?

— Нет, но…

— Отец Райли влюбился в его мать с первого взгляда. Он женился на ней и привез ее сюда. Он готов был бросить весь мир к ее ногам, но ей все было мало. Она была дочерью известных людей и выросла избалованной принцессой. Всего у них было трое детей. Две дочери и сын. Райли воспитывал отец. Мать его не очень жаловала. Мальчику едва исполнилось четыре года, когда она встретила какого-то миллионера и сбежала с ним. Эта женщина разбила сердце отца Райли. Насколько я знаю, мальчик никогда больше не видел ее.

— О боже…

— И это только начало, — вздохнула Мэгги. — Его старшие сестры были копией матери. Она воспитывала их в точности так, как когда-то воспитывали ее. Им не нравилась здешняя школа, и мать отправила их в закрытый пансион для девочек. Они приезжали сюда только на каникулы. Также, как их мать, они терпеть не могли Манье-ринг. Райли исполнилось восемь лет, когда сестры и вовсе перестали навещать отца. Так они остались вдвоем. Отец Райли умер через три года. Мальчику было всего одиннадцать.

Мэгги помолчала с минуту. Она украдкой взглянула на Дженну. Очевидно, она решила, что может продолжить свой рассказ.

— Для Райли настало очень тяжелое время. Никто так к нему и не приехал. Ни мать, ни сестры. Когда мы с Максом сообщили им о смерти мистера Джексона, единственное, чем они поинтересовались, было ли завещание. Судьба Райли их совершенно не заботила. Они получили достаточно, чтобы безбедно существовать. Райли получил эту ферму. Я и мой муж помогали ему как могли.

— О, Мэгги…

— Но теперь все это в прошлом. Райли много и упорно трудится. Эта ферма начала приносить огромный доход. Сейчас он один из самых известных фермеров в Австралии. И один из немногих здешних миллионеров.

Мэгги замолчала, словно сомневаясь, имеет ли она право рассказывать эту историю малознакомой девушке.

— Но шесть лет назад в Аделаиде он встретил Лизу, — все же продолжила женщина. — Она казалась ему почти идеальной. Больше всего он ценил ее самодостаточность. Они поженились. А однажды она просто сбежала, как когда-то его мать. Да еще с человеком, которого Райли считал своим другом. С тех пор Райли Джексон поклялся себе в том, что никогда больше не доверится ни одному живому существу. И вот появилась ты…

— Господи… — прошептала Дженна. — Я…

— Ты не можешь просто так уехать, — сказала Мэгги твердо.

— Думаете, я этого хочу?

— Нет. — Женщина вздохнула. — Увидев его сегодня, я подумала, что он снова связался не с той девушкой. И я очень расстроилась. Именно поэтому я и оставила вас обедать в одиночестве. Я хотела понять, нужен ли он тебе.

— Но теперь вы знаете…

— Конечно. Я все поняла и попробую поговорить с ним. Я научилась вызывать его на откровенность и уже разузнала кое-что.

— И что же? — нетерпеливо спросила ее Дженна. — Что?

— Он влюблен в тебя так же, как и ты в него, — резюмировала Мэгги. — Не знаю, что за чудо произошло за эти четыре дня, но факт остается фактом. Он любит…

— Эти дни были самыми волшебными в моей жизни, — призналась девушка.

— В таком случае ты можешь остаться здесь навсегда.

— Я бы с удовольствием. Но боюсь, что Райли будет против.

— Иди к нему. Не зря же я оставила вас на ночь. Действуй. Он в ангаре, проверяет самолет для завтрашнего полета. Иди и поговори с ним.

— Я не могу.

— Разве любовь не стоит того, чтобы за нее бороться?

— Вчера вечером я уже предприняла попытку сблизиться с Райли, — призналась Дженна. — Я не могу больше унижаться.

— Я же не прошу тебя унижаться. Просто поговори с ним. Не знаю… ну, поблагодари его за гостеприимство или еще что-нибудь. Спровоцируй его. Подтолкни. Возможно, он уедет до рассвета, и тогда у тебя больше не будет такой возможности. Попытайся. Что ты теряешь?

— Хорошо. Я пойду.

— Так чего же ты ждешь? — подтолкнула ее женщина. — Удачи тебе, девочка. Удачи тебе…

Дженна вошла в ангар. Она чувствовала себя как школьница перед экзаменом. Райли нигде не было видно. Наверное, он ушел, подумала девушка. Не нужно было вообще приходить сюда.

— Я думал, ты уже спишь, — раздался его голос из темноты.

Дженна вздрогнула.

— Я пришла поблагодарить тебя за гостеприимство.

— Не за что, — небрежно бросил он, вернувшись к своему занятию.

Дженна в изумлении уставилась на него. Такой реакции она не ожидала. В ней закипела злость.

— Ты говоришь так, будто тебе не терпится избавиться от меня!

— Заметь, я молчал.

— Ты — эгоистичный, самовлюбленный идиот! не выдержала девушка. — И как я могла подумать, что влюбилась в тебя!

Возникла неловкая пауза. Райли медленно вытер с рук машинное масло и аккуратно положил полотенце на крыло самолета.

— Самовлюбленный идиот, говоришь?

— Да! И ты расстроил Карли, — добавила она. — Малышка даже не поняла, почему ты так обошелся с нами.

— Как? Я привез вас сюда. Завтра вы будете в Аделаиде. Неужели этого мало?

— Но ты отвергаешь нашу любовь! Ты ничем не отличаешься от Николь. Она обеспечивала нам нянек и комнаты в пятизвездочных отелях, но ей было наплевать на всех, кроме себя. Поэтому ее никто не любил. Даже собственные дочери.

— Мне не нужна любовь. Я не хочу, чтобы кто-нибудь любил меня.

— Хочешь! Просто боишься признаться в этом даже себе, потому что в прошлом тебе причинили много боли. Знаешь, мне ведь тоже было нелегко. Но я стою сейчас здесь и снова раскрываю перед тобой свое сердце! Боже, какая же я все-таки дура! Зачем я только пришла сюда!

— Перестань, Дженна, замолчи.

В его глазах отражалась мольба. Как будто он был не в силах вынести ее слов.

— Почему я должна молчать? Я не побоялась признаться тебе в своих чувствах, а тебе не хватает смелости даже на то, чтобы самому отвезти нас в Аделаиду!

— Хватит.

— Трус, — прошипела она сквозь зубы.

— Я не трус. Я реалист.

— Думаешь, наши отношения должны на этом закончиться?

— Все когда-нибудь кончается.

— Смотря когда. Мы могли бы быть вместе, пока смерть не разлучит нас.

— Что ты имеешь в виду? Ты что, хочешь за меня замуж?

— Неужели ты до сих пор не понял, что я чувствую, когда ты рядом? Раз уж нам, по-твоему, не суждено быть вместе, я хочу быть честной с тобой. Здесь и сейчас. Поженимся мы или нет — не это главное. Ты часть меня, Райли. Но тебе не хватает мужества, чтобы признать, что я действительно люблю тебя. Люблю всем сердцем.

— Дженна, этого не может быть!

— Почему? Откуда ты знаешь?

— Но это долго не продлится…

— Перестань! Чего ты боишься? Открой глаза, Райли! Я здесь. Стою перед тобой и, потеряв остатки гордости, говорю о своих чувствах. А ты что делаешь? Ты вбил себе в голову, что наша любовь не продлится долго. Поэтому ты решил прекратить все сейчас? Это смешно! Ты ведешь себя как человек, который стоит перед столом, уставленным яствами, и не смеет прикоснуться к ним.

— Я не…

— Замолчи! Это так! Давай же, переубеди меня, Райли Джексон!

— Я не хочу…

— Что? Связывать себя обязательствами? Любить? Нарушить свою дурацкую клятву? Но ведь ты уже нарушил ее! И ведешь себя, как капризный ребенок.

— Дженна, иди спать. Я не хочу и не буду рисковать твоим счастьем. И счастьем Карли.

— Но наше счастье зависит сейчас от тебя!

— Дженна, не надо, прошу тебя…

— Ты хочешь, чтобы я ушла?

— Да.

— Даже Мэгги поняла, что ты любишь меня.

— Мэгги ничего не знает.

— Правда? — спросила Дженна, подойдя почти вплотную к нему. — Тогда посмотри мне в глаза и скажи, что она ошибается. Что я люблю, а ты нет.

— Я не…

— Что? Ты не любишь меня? Скажи мне это, Райли.

— Иди спать.

— Скажи мне.

— Проклятье! Уйдешь ты, наконец?!

— Ты не можешь, ведь так?

— Какая тебе разница, что я могу сказать, а что нет. Я не ищу новых отношений. У меня к тебе только одна просьба… скажи Карли от меня «до свидания». Передай, что я напишу ей, как только смогу.

— Очень великодушно с твоей стороны.

— Больше я ничего не могу сделать. Пойми, Дженна.

Девушка закрыла глаза. Его холодность и безразличие по отношению к ней болью отзывались в сердце.

Где тот Райли, которого я полюбила? Где его теплота, улыбки, смех, его такая трогательная забота?

Он больше никогда не будет с нею таким, как прежде.

Значит, я проиграла, грустно подумала Дженна. Что ж, по крайней мере, я пыталась спасти нашу любовь. Придется вернуться в Англию и забыть обо всем, что было.

— Хорошо, — сказала она, направляясь к выходу. — Разбивай себе сердце. Мое ты уже разбил. И сердце Карли тоже.

С высоко поднятой головой девушка ушла, оставив Райли в полной растерянности.

Ему нужно было закончить работу. Но он не мог. Он стоял и смотрел в темноту. Туда, где только что исчезла Дженна. На его лице отразилась неподдельная боль.

Трус. Трус. Трус.

Она права, подумал Райли. Но он не был до конца уверен, что сможет дать им счастье, которое они заслуживают. Поэтому лучше закончить все сейчас, убеждал он себя.

Стать мужем для Дженны, отцом для Карли… Могу ли я взять на себя такую ответственность? — спрашивал себя Райли. Смогу ли снова променять свободу на сомнительные супружеские узы?

Щенок пробрался в ангар, Райли в порыве нежности взял его на руки.

Щенок в ответ лизнул его в щеку и радостно тявкнул.

— Перестань, дружище, — сказал ему Райли, опустив на землю. — Меня не стоит любить.

Но малыш не сдавался. Он ткнулся носом в ладонь хозяина и заскулил.

— Хватит.

Райли взял ключи от «лендровера». Макс может сам закончить с самолетом.

— Поеду проверю коров. Утром свяжусь с Максом по рации и сообщу, что уехал.

Неужели я разговариваю с собакой? — пронеслось у него в голове.

Щенок с интересом смотрел на него, наклонив голову набок. Райли готов был поклясться, что тот все понял.

За десять минут он собрал все необходимые инструменты, немного еды и оставил записку для Мэгги. Райли хотел было написать и Дженне, но не смог найти подходящих слов.

Он сел в машину и завел мотор. Потом открыл окно, чтобы впустить немного прохлады в салон. Как только джип начал выезжать из гаража, в зеркале заднего вида показалась крошечная фигурка щенка. Райли остановил машину и открыл дверь. В ту же секунду, радостно повизгивая, щенок запрыгнул к нему на колени. И начал лизать лицо хозяина.

— Ну ладно, хватит, поедем, так и быть, — усмехнулся Райли. — Хотя, наверное, мне не следовало бы брать тебя с собой.

Щенок ответил громким лаем. Он уселся на пассажирское сиденье и наконец успокоился. Машина скрылась в ночи.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Дженна проснулась с первыми лучами солнца. Она вышла на веранду и вдохнула свежего воздуха. Скоро она вернется в Англию, и, возможно, сегодня в последний раз над ней голубое небо Австралии.

Как бы ни было трудно, я должна пережить все это, говорила себе девушка. Она постояла еще немного на солнышке и вошла в дом.

Дженна разбудила сестренку. Когда Макс зашел за ними, чтобы сообщить, что самолет готов, они уже собрали вещи.

— Все будет хорошо, — сказала Дженна, обнимая Карли.

Самолет поднялся в воздух. Скоро ферма Райли превратилась в маленькое пятно, а потом и вовсе исчезла из вида.

— Не будет, — помолчав, возразила малышка. — Я хочу остаться здесь. С Райли.

— Из Аделаиды мы полетим в Перт, — сообщила девушка, чтобы отвлечься от мрачных мыслей. — Я позвоню агенту Николь, чтобы он забронировал для нас место в отеле. И тогда нам не придется покупать билеты в Англию.

— А что мы будем делать в Перте?

— Мы могли бы отнести в музей подарок Райли.

— Нет. Не получится, — всхлипнула девочка.

— Почему?

— Я оставила свое сокровище в доме Райли.

Малышка почти не выпускала из рук эту морскую звезду, и как такое могло случиться, что она забыла свой подарок?

— Не расстраивайся, милая, — успокаивала ее Дженни. — Мы позвоним Мэгги, и она пришлет тебе твое сокровище.

— Нет.

— Но почему?

— Я нарочно оставила его там, — сообщила девочка, внезапно перестав хныкать. — Я сказала Мэгги, чтобы она вернула его Райли.

Райли лежал на траве и смотрел, как самолет поднялся в небо и взял курс на юг. Только тогда он сел в машину и отправился домой.

Мэгги уже поджидала его. Как только Райли переступил порог кухни, она молча протянула ему морскую звезду. Он посмотрел на нее, словно не веря своим глазам.

— Возьми, малышка оставила это для тебя, — холодно сообщила служанка.

— Но она…

— Дала это мне, чтобы я передала тебе.

— Это же мой подарок ей.

— Правда? Что ж, получается, бедная девочка вернула его тебе.

— Карли любила эту звезду. И раковину…

— Мне кажется, именно поэтому она и вернула это тебе, — пробормотала Мэгги, разрезая картофелины на куски.

— Не понимаю…

— Малышка сказала… — тут женщина не выдержала и всхлипнула. — Она сказала, что у нее есть Дженна, которая любит ее. А ты… ты даже не любишь своего щенка…

Райли застыл на месте, пораженный.

Мэгги всхлипнула.

— Мэгги, Лиза ушла от меня. Как же я смогу быть хорошим мужем для Дженны?

— Так не обязательно сразу становиться ей мужем. Просто люби ее. И Карли. И пусть все идет своим чередом.

— Они улетели. Все кончено.

— Если ты захочешь, все может измениться. Прикажи Максу развернуть самолет. Он ведь на связи.

— Ну, конечно! Как ты себе это представляешь? Я свяжусь с Максом и что? Скажу: «Макс, разворачивайся, нам с Дженной нужно кое-что обсудить». Да? Они и так много всего пережили. А Дженна еще и накричала на меня вчера. Думаешь, после этого я могу спокойно попросить твоего мужа вернуть их, чтобы я все выяснил? Не уверен…

— Да что ты такое говоришь?! — разозлилась Мэгги.

Изо всех сил стараясь не наброситься на хозяина с кулаками, она сказала:

— Какой же ты идиот, Райли Джексон! Сделай же что-нибудь!

С улицы раздался звук ревущего мотора самолета.

Мэгги прислушалась.

— Нет, — вздохнула она. — Это не наш самолет. Тогда чей же? — Женщина выглянула в окно. Один за другим на посадку шли два самолета. — Кажется, один принадлежит Биллу и Дот Холмс, — предположила она.

Райли удивился. Что Биллу и Дот понадобилось в Маньеринге? Билл не любил уезжать со своей фермы в Баринья-Дауне.

— Не стой как вкопанный, Райли! — подтолкнула его Мэгги. — Иди встречай гостей.

Райли вышел из кухни, оставив служанку готовить ланч.

Первым приземлился красный самолет. Райли впервые видел его. Даже когда пассажирка и пилот вышли из кабины, он не смог припомнить, чтобы когда-либо встречал этих людей. Миниатюрная пожилая леди, одетая в дорогой деловой костюм, и ее пилот направились в сторону Райли, но он знаком приказал им остановиться, чтобы второй самолет мог зайти на посадку.

Это был старый большой винтовой самолет. Он с грохотом приземлился, оставив после себя облако пыли. Дот и Билл Холмс вылезли из кабины и сразу начали ругаться.

— Я же говорила, что давно пора избавиться от этой старой развалины! — кричала женщина. — У нас же есть приличная сумма в банке! Ты, старый скупердяй! Мы отвезем девушку и малышку в Аделаиду, и… в общем, я ни за что не вернусь домой на этой груде железяк, слышишь?

Дот заметила Райли и помахала ему рукой.

— Привет, Джексон!

Он улыбнулся в ответ. Ему нравились его соседи в Баринья-Дауне. Но что им нужно здесь? Наверное, Дот не терпелось узнать, чем закончилась история Дженны и Карли, но как Билл согласился полететь в Маньеринг ради этого?

— Очень рад видеть тебя, Дот! — поприветствовал Райли соседку. — Чему я обязан такой честью?

— Мы прилетели, чтобы доставить твоих гостей в Аделаиду, — ответила та, с любопытством поглядывая на приближающуюся к ним женщину. — Я сказала Биллу, что это будет очень по-христиански.

— Ты просто не могла удержаться, чтобы не сунуть свой нос в это дело, — усмехнулся ее муж. — Эй, как поживаешь, дружище? — обратился он к Райли, протянув руку в приветствии. — Дот решила, что мы непременно должны тебе помочь и отвезти твоих гостей в Аделаиду. Ты ведь знаешь, в споре с женщиной побеждает только эхо, — рассмеялся старик. — И вот мы здесь.

— Но Дженна и Карли уже улетели.

Дот разочарованно вздохнула. Райли повернулся к неожиданной гостье и протянул ей руку.

— Простите, я, кажется, вас не знаю. Здравствуйте.

— Я Энид О'Коннел, — представилась та. Ее рукопожатие оказалось крепче, чем у Билла. — Так я их упустила?

— Вы ищете Дженну Свенсон и ее сестру?

— Именно так.

Райли вопросительно посмотрел на нее.

— Я познакомилась с ними в поезде, — пояснила женщина. — Именно я сообщила об их исчезновении. В полиции мне сказали, что они находятся здесь, но это меня не успокоило. Я кое-что уладила для них. И прилетела сюда, чтобы они смогли хоть немного расслабиться.

— И что вы сделали? — поинтересовался Райли.

— Все очень просто, — пояснила Энид, с интересом разглядывая Райли. Он в свою очередь рассматривал ее. — Мне с первого взгляда не понравился Брайан. Он просто мерзавец. Но на этот раз он выбрал не тех людей для своих издевательств. На этом поезде оказалось много порядочных людей. За два дня до приезда в Перт я нашла двоих адвокатов, судью и психолога…

— Боюсь, я вас не понимаю, — нетерпеливо перебил ее Райли.

— Ну как же, — продолжала тараторить женщина. — Я как раз читала малышке историю, когда этот самый Брайан ворвался к нам и начал кричать, что лишит ее наследства, что ее мама умерла. Все пассажиры, которые это слышали, были в ужасе! Ну да ладно. С моими связями у нас теперь есть все для того, чтобы оспорить завещание в суде. Брайан признался, что обманом завлек бедняжек в тот поезд. Тому есть по меньшей мере восемь свидетелей. Мы постараемся, чтобы все деньги достались Дженне и Карли!

— Он соврал? — спросила Мэгги. Подгоняемая любопытством, она тоже вышла на улицу и все это время слушала разговор.

— Несмотря на все свое коварство, этот человек оказался слишком глуп. Празднуя свою победу, он так напился, что рассказал всем присутствующим о том, как ему удалось удачно все провернуть. Так что старое завещание потеряло свою силу. Девочки наследуют все.

Райли задумался. Теперь Дженна и Карли богаты. И независимы. Странно, но эта мысль совсем не обрадовала его.

— Так вы прилетели сюда из Перта, только чтобы сообщить им об этом? — удивился Райли.

— Да, — серьезно ответила Энид. — Я подумала, что Дженна, должно быть, совершенно не знает, что делать. А потом я узнала, что вчера они не сели на поезд, и решила приехать к ним сама.

— Это же здорово, что все так закончилось! — воскликнула Дот. Взглянув на Райли, она смутилась. — Разве нет? Райли, тебе не кажется, что это просто потрясающе?

— Он не знает, что и думать, — вставила Мэгги. — Он влюблен в Дженну.

Кажется, весь мир замер.

Спасибо, Мэгги, подумал Райли. Спасибо за все.

Все молчали. Только щенок, повизгивая, тыкался носом в ладонь хозяина, как будто тоже был смущен.

Райли попробовал разозлиться, потом улыбнуться, но ничего не получалось.

— Он влюбился в дочь Николь Рейзор? — спросила Дот, первой обретя дар речи.

Мэгги кивнула.

— Эй, дружище, как это тебя угораздило, а? — поинтересовался Билл.

— А почему он не может влюбиться, дорогой? Стало быть, стрела амура поразила их в Баринья-Даунс! Это так романтично, правда?

— Не вижу здесь ничего романтичного.

— Но, Билл, — мечтательно произнесла Дот, — мы ведь тоже полюбили друг друга именно в Баринья-Дауне. Ты что же, не помнишь? Ты привез меня туда, когда только начинал строить дом. И, несмотря на все неудобства, именно там я поняла, что хочу быть с тобой в горе и в радости. — Дот достала платок и утерла слезы. — В этом и есть романтика, милый.

— Да, — согласилась Мэгги. — Только Райли боится. Ему кажется, что Дженна непременно бросит его.

— Но почему? — спросила Энид.

— Простите, что вмешиваюсь, но это вас не…

— Потому что все женщины, которых он привозил сюда, не выдерживали и уходили, — перебила хозяина Мэгги. — Райли думает, что если он попытается построить отношения с Дженной, то у них ничего не получится и это ранит малышку.

— Но он ведь даже не попробовал.

— Вот и скажите ему это. У него голова забита разными глупостями.

— Может, хватит обсуждать то, что вас не касается? — поинтересовался Райли.

— Если уж я прилетела сюда из Перта, то считаю, что имею право знать, — заявила Энид.

— А если бы мы не сообщили тебе, что их разыскивает полиция, то у вас не было бы времени, чтобы влюбиться. Значит, это и наше дело, — добавила Дот.

— Я вовсе не влюблен, — упорствовал Райли.

— Правда? — спросила Мэгги. — Ты можешь повторить это, глядя мне в глаза, Райли Джексон? Скажи, что не любишь Дженну, и забудем об этом.

— Проклятье, Мэгги! Я не хочу делать им больно!

— Как ты думаешь, то, что ты отправил их отсюда, совсем не опечалило их? Ты уже причинил им боль. Больше, чем когда-либо. Они обе полюбили тебя, Райли. Только взгляни на морскую звезду, которую малышка оставила для тебя! Разве это не лучшее тому доказательство?

Райли сомневался. Он все еще не верил…

— Я не могу…

— Нет, можешь…

Все в ожидании уставились на него. Райли задумался.

Дженна призналась мне в своих чувствах, когда мы купались в том чертовом пруду. Она еще не знала, что богата. И думала, что мой дом в Баринья-Дауне. Может быть, я и вправду дурак?

Что-то сжалось у него внутри. Он попытался подавить это, но не мог.

— У меня нет самолета.

— Я вижу целых два, — сообщила Мэгги, поняв, что он чувствует.

— Мы могли бы подбросить тебя до Аделаиды, — быстро вставила Дот. — Правда, Билл? Все равно мы собирались лететь туда.

Райли посмотрел на соседку, потом на самолет. И повернулся к Энид:

— Вы не могли бы…

— Нет. В моем самолете только два места. Мы с Гарольдом должны быть там. Правда, Гарольд?

— Да, мадам.

— Мы ни за что не догоним их на этой развалине, — в отчаянии произнес Райли. — Уж прости, дружище.

— Я свяжусь с Максом, — сказала Мэгги. — Попрошу его, чтобы он сделал пару крюков. Это сэкономит вам около часа. Уверена, Дженна ничего не заметит, — улыбнулась женщина.

— Он безопасен? — поинтересовался Райли.

— Конечно, — заверил его Билл. — Правда, сзади может плохо пахнуть. Иногда мы перевозим костные удобрения.

— Замечательно…

— Что такое удобрения, когда речь идет о любви! Ты хочешь вернуть девушку или нет?

Райли в нерешительности смотрел на всех этих людей. Потом он взглянул на своего щенка. Я назову его Бастл, подумал он. В честь моего первого любимого пса.

— Но я даже не знаю, хочет ли она этого…

— Конечно, хочет, Райли, — сказала Мэгги с уверенностью. — Дженна любит тебя.

— Если бы у меня не было Гарольда, я бы и сама влюбилась в вас, молодой человек, — подтвердила Энид. — А теперь пошевеливайтесь. Мы теряем время.

— Вдохни побольше свежего воздуха, — посоветовал Билл. — Тебе придется несладко до самой Аделаиды. А теперь пора поднять мою крошку в небо!

— Ничего себе «крошка»! — фыркнула Дот.

— Нужно заправиться перед вылетом, — напомнила Энид.

— У нас достаточно топлива, чтобы долететь до Аделаиды. А вы заправляйтесь. Наверняка догоните нас.

— Это безумие… — прошептал Райли.

— Нет, — отозвалась Мэгги, целуя его в лоб. — Просто ты наконец снова ощутил радость жизни. Лети, Райли. И привези свою семью домой.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Все уселись по местам. Первый самолет поднялся в небо. Мэгги в последний момент решила лететь вместе со всеми. Она заняла пассажирское кресло, тогда как Райли пришлось сидеть в самом хвосте. Более ужасного полета он не помнил.

— Я же предлагала поменяться местами, — оправдывалась Мэгги.

— Я бы ни за что не позволила тебе сидеть в хвосте, дорогуша. Это не место для женщины, — вставила Дот. — Может быть, теперь мой дорогой муж поймет, почему я хочу новый самолет.

— Ох уж эти женщины, — произнес Билл. — Как ты там, дружище? Ты еще можешь отказаться. Одно слово, и мы повернем назад.

— Нет, — твердо ответил Райли. — Вперед!

В это же время самолет Макса уже приближался к Аделаиде. Никогда еще полет не казался Дженне таким долгим. Карли мирно дремала на пассажирском сиденье.

— Мы сядем в Парафилде, — сообщил Макс. — Только там есть стоянка для частных самолетов. Вам нужно будет добраться на такси до главного аэропорта. А оттуда вы сможете улететь, куда захотите.

— Не могли бы вы связаться с авиакомпанией и узнать, нет ли у них билетов до Англии на сегодня?

— Простите, но не могу вам помочь. В кассах нет радиосвязи.

Дженна закусила губу. У нее не было денег, чтобы переночевать в каком-нибудь отеле.

— Мы снижаемся. Держите малышку крепче. Аэропорт Парафилда оказался небольшим.

Дженна разбудила сестренку и помогла ей выбраться из кабины.

— Спасибо вам, — поблагодарила она Макса. — Вы были очень добры.

Макс как-то странно посмотрел в небо.

— Я помогу вам с багажом. Вам не следует напрягаться.

— Но у нас всего пара чемоданов.

— Да, но… — Макс как будто искал повод задержать их. — Здесь действуют налоги на провоз фруктов, — выпалил он.

— Что?

— Здесь запрещено провозить фрукты из одного города в другой, предварительно не пройдя проверку. Ваши чемоданы обнюхают специально обученные собаки. Не волнуйтесь. Подождите меня в зале ожидания, а я пока все улажу.

— По-моему, на терминале вообще никого нет, — засомневалась Дженна.

— Правила есть правила, — медленно произнес Макс, снова взглянув в небо. — Посидите здесь, я принесу вам ваши чемоданы, как только они пройдут проверку.

Что-то здесь не так, пронеслось в голове у девушки.

Как только Дженна и Карли вошли внутрь, в небе появился еще один самолет.

Его пассажиры заметно нервничали.

— Мы ведь не могли знать, что министр сельского хозяйства именно сегодня захочет посетить Аделаиду, — успокаивала всех Мэгги.

— Черт, мы здесь застряли! — выругалась Дот. — Посадить такой огромный самолет, когда вокруг столько лимузинов, невозможно.

— Меня сейчас стошнит, — ныл ее муж, схватившись за живот.

— Есть здесь парашют? — неожиданно для всех спросил Райли.

Ему потребовалось еще пять минут, чтобы надеть необходимое снаряжение и выпрыгнуть из самолета.

Райли снижался очень медленно.

Сидя в зале ожидания, Дженна озиралась по сторонам в поисках Макса, но его нигде не было видно. Даже Карли выказала свое нетерпение. Они с интересом наблюдали, как в здании аэропорта появились какие-то люди. Вряд ли это загадочные таможенники с собаками, подумала Дженна. Они выглядели скорее как бизнесмены или высокопоставленные чиновники. Посмотрев все, они уехали на своих роскошных лимузинах.

— Почему Макс так долго возится с нашими чемоданами? — поинтересовалась Карли.

— Не представляю, милая. Но знаешь, мне надоело ждать. Есть там собаки или нет, я сама разберусь. Пойдем.

Сестры направились к выходу. Дженна с силой дернула дверь и застыла на месте, не веря своим глазам.

Напротив нее стоял… Райли.

Этого не может быть!..

Дженна зажмурилась. Но Райли не исчез. Карли захихикала. Странно, но, кажется, малышку совсем не удивило такое неожиданное появление их друга.

— Так не бывает, — выдохнула девушка.

Мир на секунду замер, а затем все вокруг закружилось и поплыло. Пол уходил из-под ног. На секунду Дженне показалось, что она сейчас лишится чувств. Но сильные мужские руки поддержали ее, не давая упасть.

— Вы здесь… — прошептал Райли.

— Конечно, — придя в себя, ответила девушка. — Что еще нам остается делать. Проверяющие думают, что мы можем провезти фрукты.

— Какие еще фрукты? — не понял он.

— Макс сказал, что люди провозят в багаже фрукты, а здесь это запрещено. Наши чемоданы сейчас обнюхивают собаки, — пояснила Карли. — Райли, а ты можешь сказать людям с собаками, что я уже съела свой банан по дороге? А то мы тут все ждем и ждем. А зачем ты приехал?

— Мне нужно было найти вас, — ответил Райли, не сводя с Дженны глаз. — Я же должен вернуть тебе твое сокровище.

— Но я оставила его для тебя — на память — Теперь этого не нужно — отозвался он, крепче прижимая к себе Дженну. — У меня есть вы.

В здании воцарилась тишина.

На этот раз Дженна не выдержала нахлынувших на нее чувств и разрыдалась, закрыв лицо руками. А когда открыла глаза, вокруг нее собралась целая толпа. Дженна в изумлении озиралась по сторонам, пытаясь понять, что происходит. Она все еще была в объятиях Райли. Но кто все эти люди?

— Кто?

— Мэгги ты знаешь, — начал перечислять Райли. — Дот и Билл — наши соседи в Баринья-Даунс. А это Энид, женщина, с которой вы познакомились в поезде, помнишь? О, и Гарольд. Ее… ее…

— Любовник, — закончила пожилая леди. — Дженна, я уладила все ваши дела, связанные с завещанием. Теперь вы с Карли единственные наследницы Николь Рейзор. Так что не беспокойся о будущем. Вы теперь богатые юные мисс.

Мысли путались в голове Дженны. Она решила обдумать все позже. Сейчас имело значение только то, что Райли здесь, что он смотрит на нее, держит в своих объятиях…

— Почему ты приехал?

— Потому что я дурак.

— Хорошенькая причина, — фыркнул Билл. — Ты три часа провел в вонючем заднем отсеке самолета. Неужели это все, что ты можешь сказать?

— Я люблю тебя, — прошептал Райли.

Все с облегчением вздохнули.

— Правда?

— Да.

— Я полюбил малышку Карли. И влюбился в тебя, Дженна Свенсон. Я полюбил тебя так сильно, что не уверен, смогу ли я когда-нибудь разлюбить тебя. Я был таким идиотом! Я думал только о себе. Но ты… ты заставила меня чувствовать… ты изменила мой мир… Моя дорогая, милая Дженна.

— Ты серьезно? — едва дыша, выдохнула девушка.

— Думаешь, я шучу? — улыбнулся Райли. — Хотя теперь ты богатая девушка, Дженна. Может быть, тебе кажется, что я прилетел за тобой из-за денег. Но…

Она проигнорировала его слова.

— Ты правда любишь меня?

Улыбка исчезла с его лица. Он немного отстранился, ровно на столько, чтобы она могла видеть его глаза, и произнес серьезно:

— Да. Я люблю тебя. Люблю твое лицо, твою улыбку, твою независимость и смелость. Люблю, как ты собираешь волосы. Даже пыль на твоем милом личике. Я люблю, как ты хихикаешь, как обнимаешь Карли, когда спишь. Я люблю в тебе все, каждую клеточку.

Он помолчал немного, словно собираясь с силами.

— Тогда, в пруду, ты призналась мне в своих чувствах. Скажи, у меня еще есть шанс…

— О, Райли! — прошептала Дженна. — Любимый… как ты можешь сомневаться?..

Она встала на цыпочки и коснулась его губ.

— Ты что, еще не поцеловал ее? — не выдержала Дот. — Чего ты ждешь?

Райли наклонился, и губы их слились в поцелуе. Он целовал ее долго и страстно. Он вложил в этот поцелуй всю свою любовь. Казалось, все вокруг почувствовали, что сердца их бились в этот момент в унисон и что с этого мгновенья началась для них новая жизнь.

— Фу, — поморщилась Карли.

— Тебе не нравится целоваться? — удивилась Мэгги.

— Нет. Я сказала «фу», потому что от Райли плохо пахнет.

— Знаешь, — обратилась к малышке Дот, — если Дженна целует Райли, когда от него воняет, значит, это действительно серьезно.

— Значит, они могут пожениться?

— Конечно, они поженятся, — вставила Энид. — Я могу заняться подготовкой церемонии. И я знаю по меньшей мере семьдесят человек, которым не терпится узнать продолжение этой истории.

— О, это будет лучшая свадьба во всем Маньеринге, — мечтательно произнесла Мэгги.

— Я думала, свадьба будет в Баринья-Даунс, — парировала Дот. — Ведь именно там все началось. Можно было бы устроить свадьбу на плоту. В том самом пруду, где Дженна впервые призналась в своих чувствах. Это было бы так романтично, — улыбнулась женщина.

— А чем угощать гостей? — поинтересовался Билл. — Неужели бобами и пивом? Нет, это плохая идея.

— А можно мне быть подружкой невесты? — спросила Карли.

— Конечно, милая, — ответила Мэгги, взяв девочку на руки. — Я сошью тебе самое красивое платье. Розовое, с большим розовым бантом.

— Но что такая богатая девушка, как Дженна, будет делать в Маньеринге? — поинтересовалась Энид.

— Она медсестра, — сообщила Мэгги. — Она могла бы открыть сеть клиник. Здесь это необходимо. А Карли будет ходить в школу.

— Я могу научить их кататься на лошадях, — добавила Дот. — У нас с Биллом как раз есть пара спокойных скакунов.

— Эй, Дженна, хочешь, я преподам тебе несколько летных уроков? Тогда сможешь сама летать за покупками в Аделаиду, когда захочешь, — вставил Билл, захваченный всеобщим энтузиазмом.

— Но он ведь еще не сделал ей предложение, — пробормотал Гарольд, и все затихли.

— И то правда, — резюмировал Билл. — Но у тебя еще есть шанс, дружище! Ой! — вскрикнул он, когда Дот ткнула его в бок.

— Ты ведь сделаешь это, правда, Райли? — подтолкнула его Мэгги.

— Ты женишься на Дженне?.. — прошептала Карли. И посмотрела на Райли полными надежды глазами.

— Все плохое позади, — улыбнулся он. Райли неохотно выпустил Дженну из своих объятий и взял Карли на руки. Он улыбнулся малышке, и сердце девушки сжалось. — Все мы слишком долго были одиноки. Теперь нас ждет только хорошее, обещаю.

— Значит, у этой истории счастливый конец? — озвучила девочка мысли Дженны.

— Нет.

— А что же тогда?

— Как насчет счастливого начала? — весело поинтересовался Райли. — Тебе нравится?

— Думаю, да, — серьезно ответила Карли. — Мы будем жить все вместе! Ты, я, Дженна, Мэгги и твой щенок!

— Да. Одной семьей, — сказал Райли. — Но только если Дженна согласится стать моей женой.

— Ты выйдешь за него замуж? — спросила малышка, посмотрев в сторону сестры.

— Я бы согласилась, — вставила Энид. — Каждая девушка в глубине души всегда мечтает о замужестве.

— Значит, ты согласна выйти за меня? — спросил Гарольд.

— Конечно, — улыбнулась женщина.

— Дай мне Карли, — попросила Мэгги, забирая девочку. — Давай же, Райли, спроси ее согласия.

— Хорошенько подумай прежде, дружище! сказал Билл.

Райли улыбался. Никогда еще он не был так счастлив. Потом, осознав наконец, что все взгляды обращены на них, он опустился на одно колено.

— Ты выйдешь за меня, Дженна Свенсон?

— Да, — прошептала девушка.


Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики