Воины Крови и Мечты (fb2)


Настройки текста:



Воины Крови и Мечты

Роджер Желязны Пролог

Учитель оказывает воздействие на вечность: он никогда не может сказать, где оканчивается его влияние.

Генри Адамс
1

На единственной сохранившейся у меня фотографии Фила Клеверли он бросает меня на землю с помощью неуловимого приема айкидо, которым безупречно отразил мою атаку. На снимке ему лет тридцать пять, бедра задрапированы хакама,[1] словно у античной статуи, длинные волосы не растрепаны, лицо с аккуратной бородой абсолютно бесстрастно. Снимок сделан проходившим мимо фотографом журнала «New-Mexican», который решил в субботу с утра пораньше побродить в поисках интересного человеческого материала.

Насколько я помню, тогда был пряный весенний день, солнечный, приправленный птичьим пением и легким ветерком. Ночью прошел небольшой дождь, но земля была не мокрая, лишь слегка влажная. На моей доге[2] должны были остаться пятна от травы, вполне устранимые с помощью отбеливателя. В то утро никто больше не пришел на занятия в парк, и я получил индивидуальный урок. Кажется, в то время у меня был коричневый пояс.

Фил преподавал очень мягкий стиль айкидо: то есть в нем не было рывков, выкручивающих движений, жестких захватов — все это допускалось лишь со стороны нападавшего. Бывали случаи, когда я даже не чувствовал его прикосновений, перед тем как внезапно потерять равновесие и упасть. У этого стиля не было ничего общего с дзюдо, которое я изучал прежде в колледже. Однако он был не менее эффективен.

В течение нескольких лет я занимался с Филом в парке Патрика Смита между Каньон-Роуд и Западной Аламедой в Санта-Фе, штат Нью-Мексико. Занятия в парке проходили обычно с апреля по октябрь. Зимой Фил арендовал помещение в додзё,[3] у Керри Ли или Коди Темплетона, где мы бросали друг друга на маты. Однако он предпочитал травянистую землю парка, утверждая, что там была наша настоящая школа. Во-первых, как он говорил, в жизни на человека редко нападают, когда он стоит на мате, а во-вторых, ему просто нравилось заниматься на воздухе.

Мягкий стиль. Жесткий стиль… Припоминаю Билла Гэвела, бывшего инструктора рукопашного боя в морской пехоте, который говорил во время моих первых занятий по дзюдо, что когда тебя тянут, ты должен толкать, а когда толкают, должен тянуть. Помимо этого он обучал множеству чисто боевых приемов, не имевших ничего общего со спортом — как смять гортань, сломать шею или позвоночник, — и все это казалось весьма полезным, да и техника «тяни-толкай» после длительной практики действовала вполне эффективно. Позже Фил втолковывал мне, что когда тебя толкают или тянут, ты должен развернуться. Техника «тяни-толкай» также была ему известна, и когда я спросил его, в чем преимущества его приемов, он пожал плечами и сказал: «Не лучше. Не хуже. Просто иначе».

Фил пришел к айкидо, имея за плечами опыт школы шотокан карате-до, кэмпо и тай-чи. Однажды, когда я пристал к нему с расспросами о преимуществах той или иной школы, он сказал мне: «В карате, парируя удар, ты уходишь от атаки, уходишь от атакующего. В айкидо ты принимаешь атаку, обнимаешь атакующего и разворачиваешься».

— А что неправильного в том, чтобы уходить от атаки и атакующего? — спросил я.

Он покачал головой.

— Ничего, — сказал он. — Здесь нет правильных или неправильных путей. Просто разные подходы. Принимай это как метафоры.

Позже я в течение шести месяцев дважды в неделю занимался тхэквондо, чтобы отточить свои атаки в айкидо. Не то чтобы мне этого очень хотелось, но атаки Фила, а также других учеников нашего класса, практикующих различные школы карате, были настолько отточеннее моих, что я почувствовал настоятельную потребность в совершенствовании. Поскольку айкидо действительно является в основном искусством защиты, половина времени на занятиях вы проводите в роли атакующего — уке, чтобы дать другому партнеру — наге возможность попрактиковаться в обороне.

Концепция блокировки и нападения не была для меня новостью. Я познакомился с ней, когда четыре года занимался фехтованием, будучи студентом «Кейс Вестерн Резерв» и набирая очки по физкультуре. Я выбрал фехтование для регулярных занятий по физподготовке, так как не переносил командного спорта. Мне больше подходили индивидуальные тренировки. После первого года занятий, однако, преподаватель предложил мне попробовать себя в команде, и я согласился. К последнему курсу я уже стал капитаном шпажистов, возможно, благодаря неправильному сочленению сустава, который давал мне возможность отводить локоть назад под неестественным углом, уходя из-под удара. Парировать и нападать, отбивать клинок в сторону и нападать — все это не что иное, как разнообразные варианты блоков и ударов: уход от атаки, уход от атакующего. Выпад!

Как-то в ходе занятий боевыми искусствами я узнал японский термин, которого мне всегда не хватало: «суки». Он означает раскрытие. Можно углубляться в философию относительно инь и ян и взаимного воодушевления, но в основном это означает, что любые твои действия делают тебя уязвимым. Боец, искушенный в искусстве обороны, вызывает атаку на себя и переходит к раскрытию, суки, вызываемому атакой. Даже мощные, целенаправленные удары создают свое собственное суки, ибо вкладываемая в удар сила имеет волнообразную схему — напряжение, расслабление, напряжение, расслабление, — и любой боец мягкого стиля подтвердит вам, что каждый момент силы у бойца жесткого стиля сменяется моментом слабости. Уклонись от удара или парируй его, и наступит суки. Боец мягкого стиля старается избежать собственного чередования силы и слабости, заставляя свою силу течь все время на одном и том же уровне. Никаких подъемов, никаких спадов, раскрываемся, принимаем атаку, разворачиваемся.


Я стою напротив одной из учениц в классе, где преподаю. Я прошу ее нанести удар в центр моего туловища. Первоначально я стою перед ней прямо. Когда начинается нападение, я двигаюсь вперед и разворачиваюсь. Если удар достигнет цели, он не сработает. Он просто скатится с меня в процессе разворота. Я применяю прием. Разворачиваюсь в обратном направлении. Она оказывается на земле.


Жесткий стиль, мягкий стиль, «тяни-толкай», уход-уход, вращение-выравнивание. Все эти термины стали понятны, когда я на практике осознал, что они означают. «Боевые искусства — это микрокосм большого мира, — говорил Фил. — Он весь там».

— А что делать, если нападающий изучал силат, или капоэйру, или один из стилей кунг-фу, о котором я не слышал? — спросил я его.

— Ты не можешь изучить их все, — сказал он. — Я скажу тебе, чего нельзя делать никогда: ни при каких обстоятельствах не вторгайся в мир другого человека, ибо там он — Бог.

— Что ты имеешь в виду?

— Не старайся играть по его правилам. Он знает их лучше тебя. Постарайся заставить его вторгнуться в твой мир.

— Каким образом?

— Ты должен спровоцировать его ки.

— Что это такое?

Он протянул мне палец.

Окончание дзэн-буддийской притчи.

2

Зима, конец пятидесятых: небеса пепельно-серые и скучные, вдоль тротуаров на 185-й улице лежат небольшие сугробики снега. Мои родители всегда делали покупки на неделю по пятницам в магазинчиках, выстроившихся вдоль магистрали. Пока они были заняты этим, я рылся в дешевых книжных развалах и слонялся в аптеке[4] вдоль полок. Как-то раз я ждал просвета в потоке транспорта, а дождавшись, заторопился перебежать улицу. На полпути я наткнулся на ледяной каточек, присыпанный снегом, и почувствовал, что земля уходит из-под ног. Мне повезло, что я упал, не думая. Правая рука ударилась о мостовую под углом в сорок пять градусов и одновременно бедро развернулось, распределив силу удара по внешней стороне ноги как раз в тот момент, когда левая ступня соприкоснулась с асфальтом. Это было хорошее падение: я поднялся, отряхнулся и направился к тому магазину, куда хотел заглянуть. Помнится, я тогда подумал: «Хотя бы для этого мне пригодилось дзюдо». К тому времени я занимался им с год или около того.

Несколько лет назад, в такой же зимний день, я спускался по крутой заасфальтированной дорожке, ведущей от дома к воротам, чтобы забрать утренние газеты, когда вновь наткнулся на ледяной каток. На этот раз, почувствовав, что скольжу вперед, я расслабил туловище; это было похоже на то, словно вся плоть от плеч до талии мгновенно стекла вниз. Я плавно перетек в скольжение и покатился, словно на лыжах. Добравшись до края льда, я шагнул вперед, выпрямился во весь рост и пошел дальше, к подножию холма. Позже я пытался повторить это намеренно, просто из интереса, и каждый раз моя реакция была той же самой. Я принимал падение и двигался с ним дальше. К тому времени я занимался айкидо в течение трех или четырех лет.

В айкидо боец осуществляет те же укеми (падения), что и в дзюдо, и в дзю-дзюцу; он совершает такие же перекаты, подтягивая спину к ногам. Определенные варианты укеми зависят от вектора броска, и через некоторое время тело уже само знает, какой вариант применить, ощущает это на уровне нервных окончаний позвоночника. Человек учится падать от центра тела и двигаться от вертикальной оси.


Одним из учеников нашего класса айкидо был Лерой Йеркса — младший, сын старого писателя-фантаста. Овдовев, его мать вышла замуж вторично за Уильяма Хэмлинга, который вскоре привлек Лероя к чтению рукописей, присылаемых в его журнал «Имэджинейшн». Мы с Лероем одного возраста, то есть он читал эти рукописи в юности, как раз в то время, когда я писал свои первые рассказы и пытался их продать. Вполне возможно, что он отверг некоторые из моих ранних рассказов, хотя я никогда не обсуждал с ним подобной возможности. Хотелось бы только узнать теперь, много лет спустя, не он ли нацарапал на некоторых из этих рукописей неизменное: «Просим прощения, попытайтесь еще». Один из причудливых поворотов жизни.


Бихевиоризм поражает меня как чудовищно циничный взгляд на человеческую природу: мы бежим по лабиринту потому, что нам за это платят, или потому, что мы боимся последствий отказа. Но с другой стороны, я всегда задавался вопросом, верил ли сам Фрейд, как, похоже, верят многие из его последователей, в то, что каждое действие человека является результатом некоего скрытого принуждения. Мне интересно: неужели людям несвойственно просто выбирать для себя определенные ценности и руководствоваться ими? Или это слишком наивно? Вспоминаю своего преподавателя политологии доктора Хотца, призывавшего класс не доверять любой системе, которая слишком полагается на разумность животного под названием «человек». Он предпочитал ориентироваться на природу и возможности человеческой иррациональности. Достаточно лишь знать о ее существовании, сказал он мне однажды. Позже я пришел к осмыслению его слов как идеи коллективного человеческого суки.

* * *

На меня произвела впечатление книга Ноэля Перрина «Отказ от ружья» («Японский возврат к мечу, 1543–1879»), где он рассказывает о том, что огнестрельное оружие впервые появилось в этой стране в 1543 году и в течение последующих тридцати лет довольно успешно вытеснило из обращения мечи; этот процесс не затронул лишь самых твердолобых самураев. Но в результате военачальники осознали, что они могут затратить годы на обучение непревзойденных бойцов, которых затем легко сможет убить любой, кто научится целиться и стрелять, прежде чем великий воин сумеет приблизиться к стрелку. Последней кампанией того периода, в которой огнестрельное оружие играло главную роль, было восстание Шимабары в 1637 году, в ходе которого христианство потеряло свой последний шанс на успех в этой стране. После того военачальники начали выдавать всем оружейникам лицензии; они строго регулировали объемы производства, скупали всю продукцию на корню и запирали ее на складах; самураи же вернулись к фехтованию, монахи — к изготовлению стрел, а кузнецы — к созданию доспехов. Огнестрельное оружие с тех пор использовалось лишь для охоты и демонстрации. Только двумя веками позже, после поражения самурайства в восстании Сацумы в конце 1870-х годов, огнестрельное оружие отстояло свои позиции — на этот раз окончательно. Автор не делает самоочевидных сравнений этой истории с добровольным отказом от ядерного оружия; он просто описывает то, что произошло однажды, в результате чего цивилизация отказалась от одной из форм военной технологии.

Однако, как говорил мой ментор, воспитанный в духе Моргентау, не следует доверять системе, которая слишком полагается… В насильственном сравнении разных цивилизаций обнаруживается слишком много прорех.

Однако истории, подобные этой, завораживают меня, потому что я технологический наркоман. У греков был эолипл, ротационная паровая машина. С этой технологией они с легкостью могли бы научиться дистиллировать вино и производить коньяк, сделав свою жизнь еще приятнее, однако посмотрите, сколько человечеству пришлось ждать появления настоящего спирта. Взаимодействие технологии и общества — один из тех вопросов, которые всегда завораживали меня в научной фантастике. Даже если на них нет простых ответов.


Некоторое время назад, во время интеллектуальной схватки с другом, я дал весьма приблизительный ответ на заданный им политический вопрос, и это заставило меня задуматься о более обобщенном определении.

Мне как-то сказали, что по моим рассказам трудно судить о моих политических взглядах. Этому можно было бы дать объяснение, слегка отдающее извращенчеством, если бы не то обстоятельство, что я был таким задолго до момента, как начал об этом задумываться: когда в стране воцаряется консервативный политический климат, я становлюсь либералом. Когда страну бросает к другому политическому полюсу, я начинаю замечать в себе явные признаки консерватизма. Причины этого коренятся в моем неприятии всякого рода экстремизма. Не знаю, делает ли это меня радикалом или крайним консерватором. Скорее всего это говорит о моем глубинном недоверии как к правительству, так и к общественным настроениям в целом. Я сознаю, что в моем образе мыслей существует некий параноидальный элемент, оживляющийся каждый раз, когда кто-то или что-то пытается проявить власть надо мной. Трудно сказать, похожа ли эта реакция на «тяни-толкай» или «разворот». А жесткий или мягкий стиль моих действий зависит от того, насколько активным я предпочитаю быть в том или ином случае.


— Айкидо — чисто оборонительная школа, — сказал мне однажды Фил, когда золотистые тополиные листья падали на нас в парке. — Она учит реагировать на агрессию. Но как определить, когда начинается нападение? Когда другой человек замахивается на тебя? Или когда в нем зарождается намерение это сделать? Существуют ли способы выявления этого намерения прежде, чем оно превратится в действие?

— Если у тебя есть пример, пожалуйста, приведи его, — попросил я.

— Как-то я работал в больнице, — отозвался он, — и один раздраженный пациент обозвал меня и двинулся на меня, пока мы ждали лифта. Это можно было принять за намерение напасть.

— И что ты сделал? — спросил я.

— Я поднял руки перед собой, — сказал он, — и улыбнулся.

— А тот человек?

— Он передумал. Может, на него подействовали мои руки. А может, улыбка.


Некоторое время назад я прочитал «Краткую историю времени» Стивена Хокинга, поскольку считаю себя обязанным читать популярные издания в этой области, особенно написанные человеком с такими рекомендациями. При том, что книга в целом обобщает сюжеты, хорошо знакомые всем писателям-фантастам, последние главы, раскрывающие космологическое мышление автора, действительно заинтересовали меня. Еще более интересным, однако, является победа этого человека над тяжелой, изнурительной болезнью, амиотрофическим латеральным склерозом (АЛС) — болезнью Лу Герига, — который, терзая его тело, оказался бессильным остановить его разум, несущийся сквозь время, пространство, гравитацию, от количества к относительности, в поисках единств. В книге «Нейро» («Жизнь на передовой линии мозговой хирургии и неврологии») Дэвида Нунана говорится:

«…Известно, что у АЛС различают три формы течения: типичная форма, при которой пациент может прожить от двух до трех лет; ускоренное течение, при котором смерть наступает в течение месяцев и даже недель; и очень медленное течение, когда пациент может прожить десять, двадцать лет и даже дольше».

Трудно сказать, благодарить или проклинать судьбу в случаях, подобных случаю доктора Хокинга. Можно лишь поражаться мужественному сердцу, которое продолжало любить мир и работать ради максимально возможного осмысления этого мира, не будучи способным «тянуть-толкать» или уходить от нападения собственной ускоряющейся энтропии, а способное лишь «разворачиваться», лавировать среди тайн человека и Вселенной.

* * *

— Однажды на меня напали какие-то парни на улице, — как-то рассказывал Фил холодным вечером после занятий, пока мы натягивали теплую одежду и собирались возле стола, накрытого для пикника. — Один из них бросил в меня бутылку коки. Я автоматически поставил блок. Бутылка разбилась, ударившись о левое предплечье — несколько осколков в нем застряли, — и разлетелась вдребезги. Довольно впечатляющее зрелище. Должно быть, я выглядел как человек, который знает, что делает, потому что они разбежались.

— Похоже скорее на уход от нападения, чем на «разворот» вместе с ним, — высказался я.

— Да, действительно, — согласился он. — Все, что ты узнаешь о боевых искусствах, в конце концов сливается в нечто цельное. Ты вырабатываешь собственный стиль. Каждый раз действуешь по обстоятельствам.


Фил умер в понедельник 26 февраля 1990 года от амиотрофического латерального склероза. Это была типичная форма; она убила его за пару лет. Он боролся с болезнью, отражая ее нападения и применяя все приемы, на которые был способен при каждом ее приступе, теряя силы и энергию. Он ставил блоки и наносил удары; он тянул и толкал. Но у него не было иного выбора, кроме как войти в ее мир и играть по ее правилам. Я стал заниматься с учениками Фила сначала под его руководством. Потом, когда он уже не мог приходить, при всеобщем согласии класса, продолжал вести занятия, периодически докладывая ему о результатах по телефону и выслушивая его советы. Я продолжал преподавать еще несколько лет после того, как его не стало.

Его хоронили в Санта-Фе в четверг 1 марта. Его пришли проводить все те, кого он учил.

Джо Лансдэйл Мастер-палач

Я хотел начать книгу парой историй, где были бы представлены ян и инь боевых искусств.

В шесть часов утра Ричард плыл на пароме от отеля на Кэй к Кристианстеду в компании нескольких туристов, таких же ранних пташек, как он, когда, повернувшись и взглянув в сторону берега, увидел большого ската, выпрыгивающего из воды; иссиня-серая кожа блеснула в утреннем солнце, как оружейная сталь, дьявольский хвост был оттянут в сторону, словно готовился рассечь воздух.

Скат парил, будто не был подвержен гравитации, зависнув в небе между паромом и берегом, на фоне складов и доков, словно фрагмент картины; затем почти беззвучно нырнул в пурпурные карибские воды, оставив после себя на воде морщинку солнечного поцелуя.

Ричард обернулся, чтобы узнать, видели ли это остальные пассажиры. Судя по их лицам, не видели. Прыжок ската был индивидуальным представлением, специально для него, и Ричард насладился им сполна. Позже ему пришло в голову, что, возможно, это было своего рода предзнаменованием.

Сойдя на берег, он зашагал вдоль доков и складов туда, где перед рестораном «Анкоринн» его ждала чартерная рыбацкая шхуна.

На борту уже были мужчина и женщина. Мужчине было лет пятьдесят, может, немного больше, но он был, безусловно, в хорошей форме. От него исходило какое-то ощущение незыблемости, словно обычные законы бренности жизни на него не распространялись.

Он был коренастый, с мощными плечами и немного широк в поясе, хотя это была крепкая полнота. Черная свободная рубашка не могла скрыть развитой мускулатуры, и было очевидно, что эта мускулистость прежде всего врожденная, а уж потом усовершенствованная тренировками. Кожа была темная и обветренная, как старая бычья шкура, а волосы напоминали иней или подпаленную траву. На нем были шорты цвета хаки, открывавшие загорелые мускулистые ноги, и икры отсвечивали желтым цветом, вызывавшим в памяти старую слоновую кость.

Он стоял возле стула, привинченного в центре палубы, и смотрел на Ричарда, державшего в руках бумажный пакет с ленчем и лосьоном от солнца. Его глаза цвета воронова крыла разглядывали Ричарда, словно тот был навозной кучей, в которой могли остаться непереваренные зерна, представлявшие интерес для вороны.

Повадки мужчины мгновенно насторожили Ричарда. Была в нем какая-то петушистость. Манера оценивающе смотреть на человека, давая ему при этом понять, что он ничего не стоит.

Женщина была совсем иная. Она принадлежала к типу конкурсных красавиц, сошедших с дистанции по возрасту, хотя и сохранила красоту, с телом, словно выточенным морем. Она была по меньшей мере на десять лет моложе мужчины. У нее были волосы до плеч, выбеленные солнцем и перекисью. На лице выделялся безупречный нос и пухлые губы в форме сердечка. На подбородке виднелась небольшая ямочка, а глаза были блекло-голубыми. Женщина была тонкая и большегрудая; на ней была просторная белая футболка поверх черного купальника, одного из тех, что женщины носят в кино, но на пляже увидишь не часто. У нее было подходящее тело для такого купальника. Ричарду припомнилось, что эти купальники называют ремешками или шнурками. Когда полоска ткани пропускается между ягодицами и не прикрывает их совсем. Верх купальника темнел сквозь белую футболку. Женщина двигалась легко, словно привыкнув к постоянному вниманию, но что-то в ее глазах встревожило Ричарда.

Однажды, когда он ехал ночью по шоссе, наперерез машине выскочила кошка, и он сбил ее. Он остановился, чтобы посмотреть, нельзя ли что-нибудь сделать — смятый в лепешку зверек умирал, и его глаза горячо и дико светились в луче фар. Вот такие же глаза были у женщины.

Она быстро взглянула на него и отвернулась. Ричард взошел на борт.

Протянул руку мужчине. Тот улыбнулся, взял его руку и потряс ее. Ричард выругался про себя, ибо рукопожатие было каменным. Этого следовало ожидать.

— Хьюго Пик, — сказал мужчина, затем наклонил голову в сторону женщины: — Моя жена Марго.

Марго кивнула Ричарду и еле заметно улыбнулась. Ричард собрался уже было представиться, когда капитан Билл Джонс, сияя, вышел из каюты. Это был долговязый обветренный дядька с лицом, состоявшим лишь из носа и глаз цвета жидкой мясной подливки. Он нес две чашки кофе. Одну он подал Марго, другую — Хьюго, сказал:

— Ричард, ну как ты, дружище?

— Хотел бы еще поваляться в постели, — ответил Ричард. — Не знаю, как тебе удалось меня уговорить, Джонс.

— Послушай, рыбалка — это не так уж плохо, — сказал капитан.

— Где-нибудь на бережке в Техасе это, может, и неплохо. Но вся эта вода… Ненавижу ее.

Это было правдой. Ричард ненавидел воду. Он умел плавать, лет двадцать пять назад, будучи бойскаутом, даже получил свидетельство спасателя, но так и не научился любить воду. Особенно глубокую воду. Океан.

До него дошло, что он позволил Джонсу уговорить себя просто ради того, чтобы проверить, избавился ли он от этого навязчивого страха. Ну вот, пожалуйста, избавиться-то он избавился, но воду по-прежнему не любил. Мысль о том, что скоро он окажется со всех сторон окруженным ею и она будет глубокой, а над ними не будет ничего, кроме синего неба, не вдохновляла его.

— Принесу тебе кофе и будем отчаливать, — сказал Джонс.

— Помнится, договаривались пять за фрахт? — спросил Ричард.

Джонс выглядел слегка растерянным.

— Знаешь, мистер Пик оплатил время между приливом и отливом. Он хотел снизить оплату до трех. Чем больше просидишь в этом стуле, тем больше шансов что-то поймать.

Ричард повернулся к Пику:

— Наверное, я должен разделить с вами разницу.

— Ни в коем случае, — сказал Пик. — Это была моя идея.

— Очень любезно с вашей стороны, Хьюго, — сказал Ричард.

— Не стоит. И кстати, если это не будет звучать слишком предосудительно, я предпочитаю, чтобы меня не называли по имени, даже если дело касается моей жены. Если мне не совсем наплевать на человека, то мне хотелось бы, чтобы меня называли мистер Пик. Или просто Пик. Договорились?

Ричард заметил, что Марго отвернулась к морю, притворившись, что следит за чайками, летавшими в отдалении.

— Конечно, — кивнул Ричард.

— Я принесу кофе, — сказал Джонс, исчезая в каюте. Пик завопил ему вслед:

— Давай отчаливать!


Море было спокойным, пока они не добрались до Атлантики. Вода здесь была сине-зеленая, и глубокий пурпурный цвет карибской воды оттенял ее, вторгаясь в великий океан длинными бордовыми когтями, словно Карибы хотели притянуть Атлантику к себе. Но Атлантика была слишком могуча и не поддавалась.

Маленькое рыбацкое судно, пыхтя, выбралось из Карибского залива в изменчивые воды Атлантики и поплыло над ее глубинами, и небо над ним было синим с облаками, белыми, словно белье Святой Девы.

Судно поднималось вверх и опускалось вниз, между мокрыми океанскими долинами, взбиралось на пригорки и вновь спускалось. Холодные брызги океана сеялись на палубу, и дизельный двигатель пыхтел, выдувая свой выхлоп прямо на Ричарда, сидевшего на багажном ящике. Движение воды и смрад дизеля вызывали дурноту.

Через пару часов такого пыхтения Джонс приглушил двигатель, а потом и вовсе остановил.

— Приехали, мистер Пик, — сказал Джонс, отходя от штурвала. Он выволок из каюты огромный металлический ящик со льдом, оттащил его на палубу и открыл. Во льду лежало несколько маленьких черных рыбок. Сардины, наверное. Джонс взял одну из них, вспорол ей брюхо, снял одно из удилищ, прикрепленных к стенке каюты, и нацепил рыбку на большой крючок. Удочку он протянул Пику.

Пик взял удочку и умело забросил. Потом уселся на стул, застегнул поясной и плечевой ремни и закрепил конец удочки в шарнире. Пик выглядел спокойным и опытным. Судно запрыгало под жарким солнцем, и поползли томительные минуты.

Марго сняла футболку и откинулась на борт лодки. Верх купальника едва прикрывал груди. По замыслу, он должен был лишь прятать соски. Внизу с боков купальника выбивались лобковые волосы, тоже светлые, но темнее выбеленных волос на голове.

Она достала из плетеной сумки тюбик крема для загара, выдавила крем на ладонь и начала втирать его, медленно и осторожно, начиная со щиколоток и продвигаясь вверх. Ричард старался не смотреть, как ее руки гладят загорелые ноги и бедра, потом живот и верхнюю часть грудей. Он отводил глаза в сторону, но взгляд то и дело возвращался обратно.

Он уже год не занимался любовью с женщиной, причем первые шесть месяцев ему этого и не хотелось. Теперь же, глядя на Марго Пик, он не мог думать ни о чем другом.

Ричард бросил взгляд на Пика. Тот внимательно изучал океан. Джонс стоял в дверях каюты, исподтишка разглядывая женщину. Ричарду было видно, как катается адамово яблоко в его горле. Марго, казалось, не замечала пристального внимания к себе или слишком привыкла к нему. Предметом ее главной заботы было равномерное распределение крема. Во всяком случае, так она выглядела.

И тут удочка запела.

Ричард взглянул на океан и увидел, что леска туго натянулась — клюнула рыба. Она начала дергать, удочка запела громче.

— Я ее достану, — сказал Пик. Он потянул катушку, дернул удочку на себя, и та слегка прогнулась. — Есть!

Рыба метнулась вправо, и удочка последовала за ней. Пик еще раз дернул и сказал:

— Она не очень большая. Скорее даже мелочь.

Быстро работая катушкой, Пик вытащил рыбу на палубу. Это была барракуда. Джонс взял металлический прут и долбанул барракуду по голове. Он поднял с палубы тяжелый секатор, раскрыл его и, приставив к голове барракуды, с усилием свел ножи. Голова барракуды наполовину отделилась от тела. Джонс резанул вновь, на этот раз голова повисла на лоскутке. Он отрезал голову, запустил ее в океан и положил обезглавленную барракуду в ящик со льдом.

— Некоторые рестораны ее покупают, — сказал он. — Наверное, продают потом как тунца.

— Хороший улов, — сказал Ричард.

— Барракуда, — сказал Пик. — Это вообще не рыба. Такой улов ни черта не стоит.

— Иногда это бывает все, что клюнет, — сказал Джонс. — На последней рыбалке так и случилось. Три барракуды, одна к одной. Теперь вы, миссис Пик.

Джонс насадил наживку на крючок, забросил удочку, и Марго пристегнулась к стулу, закрепив конец удочки в шарнире. Они дрейфовали около часа, и под конец Джонс слегка разогнал судно, чтобы протащить леску, но рыба по-прежнему не клевала. Двадцать минут спустя, когда они все пили пиво, шарнир внезапно вздрогнул и удочка зазвенела так громко, что у Ричарда по спине побежали мурашки.

Марго выронила пиво и вцепилась в удилище. Пиво, пенясь, вытекло из банки и побежало по палубе, затекая под теннисные туфли Ричарда. Леска ушла далеко от судна. Джонс дал задний ход, леска продолжала петь, прячась под воду далеко в стороне.

— Подцепи ее, Марго, — сказал Пик. — Подцепи. Она еще не клюнула, только взяла наживку. Если не подцепишь, эта сука сорвется.

Марго подтравила катушку, изо всех сил уперлась ногами в перекладину стула и яростно дернула леску. Леска натянулась, удочка согнулась вперед, ремни врезались в тело Марго.

— Ослабь эту чертову катушку, — сказал Пик, — или она сломает удочку.

Марго ослабила катушку. Леска запела, и рыба широкой дугой пошла к правому борту. Джонс подскочил к штурвалу, изменил курс и замедлил скорость. Леска ослабла, удочка начала выпрямляться.

— Дерни еще раз, — сказал Пик.

Марго попыталась, но это было трудно, и Ричард понял, что рыба тянет немилосердно. Солнце припекало не настолько сильно, чтобы вспотеть, но борьба с рыбой выдавила капельки пота на лбу, щеках и под носом. Мышцы на ногах Марго напоминали туго сплетенную косу. Она отчаянно упиралась в перекладину.

— Слишком велика для нее, — сказал Ричард.

— Не лезьте не в свое дело, мистер Янг, — сказал Пик.

Янг? Откуда Пику известна его фамилия? Это его озадачило, и он уже был готов задать вопрос, но тут вдруг рыба понеслась вперед. Пик завопил:

— Дергай, Марго, черт бы тебя побрал! Дергай!

Марго крутила катушку вперед и назад, было видно, что рыбачить ей не впервой, но рыба была слишком велика для нее, все это поняли. Но вот Марго дернула еще раз, с силой, и рыба взметнулась в воздух. Она взлетела высоко в небо, переливаясь всеми цветами радуги, и тут же нырнула вновь, словно стрела, скрывшись под водой. Это была большая рыба-меч, и Ричард подумал: когда мы вытянем ее на палубу, она мгновенно начнет терять окраску и умрет. У них не останется ничего, кроме большой тускло-серой рыбины, годной лишь для лавки таксидермиста. Это было стыдно, и Ричард почувствовал угрызения совести за то, что пришел сюда, за то, что вообще захотел порыбачить. Дома он ловил рыбу в речках, ее потом съедали. Здесь же у рыбалки не было иной цели, кроме сбора трофеев.

— Она мне нужна, Марго, — сказал Пик. — Слышишь, ты, не упусти эту рыбу. Я ясно выразился, черт бы меня побрал?

— Я стараюсь, — сквозь зубы выдавила Марго. — Честно.

— Ты знаешь, как надо действовать, не упусти же ее, — нажал Пик.

— Хьюго… я не могу ее удержать. У меня все болит.

— Ты удержишь ее, или пожалеешь об этом, — повысил голос Пик. — Тебе только кажется, что у тебя что-то болит.

— Эй, — не выдержал Ричард, — это как-то странно. Если вам так нужна эта проклятущая рыба, возьмите ее сами.

Пик, стоявший возле Марго, взглянул на Ричарда и улыбнулся:

— Она удержит ее. Это ее рыба, и она ее удержит.

— Рыба разорвет ее на части, — не унимался Ричард. — Марго для нее недостаточно сильна.

— Прошу тебя, Хьюго, — взмолилась Марго. — Возьми ее сам. Ведь это мне могла попасться барракуда.

— Следи за рыбой! — рявкнул Пик.

Марго уставилась на воду, и ее лицо сжалось: она вдруг стала выглядеть намного старше, чем казалась вначале. Протянув руку, Пик положил ладонь на грудь Марго и, обернувшись к Ричарду, сказал:

— Если я ей велю что-то сделать, она делает. Вот как должна себя вести жена. Муж велит ей, и она делает.

Пик провел рукой по груди Марго, чудь не сдернув с нее купальник. Ричард отвернулся от них и окликнул Джонса:

— Кончай это дело. Возвращаемся.

Джонс не ответил.

— Он делает то, что хочу я, — ухмыльнулся Пик. — Я плачу ему достаточно, чтобы он делал то, что я хочу.

Судно замедлило ход, почти остановилось, и огромная рыбина начала погружаться в глубину. Она опускалась вниз, а они ждали. Удочка изогнулась в крутую дугу. Марго начало трясти. Глаза, казалось, были готовы выскочить из орбит. Она подалась вперед, натянув ремни, и Ричарду была видна ее спина с четко обрисованными мышцами: они были сведены, словно гордиев узел.

— Она больше не выдержит, — сказал Ричард. — Я сам возьму рыбу, если вы не хотите.

— Вы не сделаете такой гадости, мистер Янг. Она сама может ее взять, и она ее возьмет. Она ее вытащит. Она поймала рыбу, она же и вытянет ее на палубу.

— Хьюго, — отрывисто дыша, проговорила Марго. — Мне тяжело. Это правда.

Пик, все еще державший в руке банку с пивом, вылил его на голову Марго.

— Это освежит тебя.

Марго стряхнула пиво с волос и беззвучно заплакала. Удочка стала дергаться вверх-вниз, и леска начала раскручиваться с катушки. Рыба уходила еще глубже.

Джонс сошел с верхней палубы.

— Я заглушил двигатель. Рыба уходит в глубину и уйдет еще глубже.

— Знаю, — сказал Пик. — Она будет погружаться до тех пор, пока эта потаскуха не сдастся, чего она не сделает, или пока не вытащит ее, что и произойдет.

Ричард посмотрел на Джонса. Водянистые глаза смотрели в сторону. До Ричарда дошло, что Джонс был не просто продажным лакеем, он сделал так, чтобы Ричард Янг оказался на этом судне вместе с Хьюго Пиком. Он познакомился с Джонсом недавно, когда жил в Сен-Круа, и они вместе выпивали, при этом, возможно, он наболтал Джонсу лишнего. Его болтовня не могла навредить ему в обычных обстоятельствах, но кое-что начинало проясняться, и Ричард пожалел, что познакомился с капитаном Джонсом.

До сих пор он считал Джонса вполне приличным человеком. Ричард рассказал ему, что приехал на Карибы на несколько месяцев, чтобы забыться после некоторых разочарований. А после одного излишне крепкого фруктового коктейля сказал еще кое-что. Ненадолго — на два боя — он стал чемпионом мира по кикбоксингу в тяжелом весе.

Начав с кэмпо и тхэквондо, он пришел в кикбоксинг поздно, к тридцати годам, а на чемпионат пробился лишь к тридцати пяти, поскольку ограниченные финансовые ресурсы не позволяли ему участвовать во всех турнирах. Профессионалом он не был, поэтому больших денег не заработал. Но все же, с божьей помощью, ему удалось стать чемпионом.

Во время второго боя, против Мануэля Мартинеса, все пошло наперекосяк. Мартинес был силен. Действительно силен. Он задал Ричарду трепку, и Ричард на какой-то момент, забыв о правилах, заехал противнику локтем в висок. Мартинес упал, да так и не встал. Удар был противоправным, для Мартинеса он кончился смертью, а для Ричарда позором и болезненными угрызениями совести.

Весь бой был у него записан на видеокассету. Дома по ночам, напившись или впав в депрессию, он иной раз доставал кассету и мучил себя ею. То, что он сделал, было сделано намеренно, но он не собирался его убивать. Это было инстинктивное действие, выработанное долгими годами занятий различными системами самообороны, особенно кэмпо, где широко применяются удары локтем. Он потерял самообладание и убил.

Именно этим он и поделился с Джонсом, и тот, очевидно, рассказал это Пику, скорее всего тоже будучи в подпитии. Пик относился к людям, которые испытывали интерес к тем, кому случалось убивать. Ему хотелось бы испытать себя в противоборстве с ними. Для него человек, убивший другого на ринге, представлялся воплощением мужественности, проявлением сущности «мачо».

И эти блестящие желтые икры Пика. Мозоли. Тайские боксеры делают свои икры неуязвимыми для боли. Они притирают их особыми травами, чтобы убить чувствительность, а потом стучат ногами по дереву, пока те не начинают кровоточить. Затем кожа покрывается струпьями и в конце концов затягивается ороговевшими мозолями. Пик носил эти щитки на икрах, словно знаки отличия.

Да, теперь многое становилось ясно. Пику хотелось с ним встретиться и посмотреть, к чему приведет их столкновение. А Джонс хотя бы отчасти помог этой мечте осуществиться. Он предоставил Пику Ричарда, заманил его, как неразумную овечку на бойню.

Ричарда начало подташнивать. Не столько от качки и вони дизеля, сколько от сознания того, что его подло предали, что он вынужден смотреть на такие вещи, как насилие человека над собственной женой из-за какой-то рыбы, из-за того, что Пик поймал жалкую барракуду, а жене случайно повезло и она подцепила такую громадину.

Ричард перегнулся через борт, и его начало рвать. Это продолжалось долго. Наконец он смог разогнуться и оглянуться на Пика, который просунул руку под купальник Марго и мял ее груди, склонив голову набок и что-то нашептывая. Марго уже не казалась загорелой: она побледнела, губы обвисли, слезы текли по лицу и капали с подбородка.

Ричард взглянул на море и увидел голову какой-то большой рыбы, которую не смог определить, выскочившую из воды и скрывшуюся обратно. Он посмотрел на палубу и увидел измазанный кровью секатор, которым Джонс обезглавил барракуду. Когда он поднимал его, леска быстро разматывалась с катушки, грозя вот-вот кончиться. Пик начал проклинать Марго и давать ей указания. Ричард быстро подошел к удочке и перерезал леску секатором. Удочка со свистом разогнулась, леска скользнула в море и поплыла, сворачиваясь кольцами, затем дернулась и исчезла в волнах, унесенная рыбой. Марго откинулась на стуле и облегченно вздохнула, освободившись от врезавшихся в тело ремней.

Отшвырнув секатор, Ричард взглянул на Пика, который тяжело смотрел на него.

— Катись ко всем чертям, — сказал Ричард.


Два дня спустя Ричард переехал из отеля на Кэй. Слишком дорого, его сбережения таяли. Он снял комнату, окна которой выходили на рыбный рынок, открывая вид на доки и воды залива. Он планировал вскоре вернуться домой, в городок Тайлер в Техасе, но почему-то при мысли об этом ему становилось тошно.

Здесь он находился как бы за пределами хорошо известного ему мира, и это позволяло ему хотя бы время от времени отключаться от воспоминаний о событии, приведшем его сюда.

В первый вечер в новом маленьком номере он лежал полностью одетый на кровати, вдыхая запах рыбы, все еще поднимавшийся от закрытых лавочек внизу. Над ним закрепленный на потолке вентилятор, словно перемешивая густой суп, взбивал горячий воздух, и Ричард завороженно следил за тенями, которые отбрасывали лопасти вентилятора, вращаясь в лунном свете. Эти тени кружили вокруг него, напоминая какого-то паука — пришельца из других миров.

Спустя некоторое время он почувствовал, что больше так лежать не в состоянии. Он поднялся и принялся двигаться возле кровати, проделывая упражнения кэмпо, изменяя их и приноравливаясь к крохотным габаритам комнатки, стараясь не задевать кровать и другую мебель, состоявшую из стола и двух стульев с жесткими спинками.

Он рассекал воздух кулаками и ступнями, а вентилятор продолжал вращаться, и запах рыбы становился сильнее, и через открытое окно донеслись крики пьяной компании из доков.

Тело покрылось потом, и, прежде чем перейти к другим движениям, Ричард остановился на минуту, чтобы снять промокшую рубашку. Наконец, он вновь лег на кровать и постарался уснуть, и это ему почти удалось, но тут раздался стук в дверь.

Он подошел к двери и спросил:

— Кто там?

— Марго Пик.

Ричард открыл дверь. Она стояла под низкой коридорной лампочкой, почти касавшейся ее головы. Мельтешившие вокруг лампочки мошки казались странным сиянием, окружавшим ее голову, нимбом из маленьких крылатых демонов. На ней было короткое летнее платье, эффектно открывавшее загорелые ноги и верхнюю часть груди. Выглядела она неважно. Оба глаза заплыли черным, верхняя губа рассечена, а на щеках синяки, цветом и размером напоминавшие спелые сливы.

— Можно войти? — спросила она.

— Да. — Он впустил ее и повернул лампочку без абажура, торчавшую из высокой напольной лампы в углу.

— Нельзя ли обойтись без этого? — сказала она. — Я не в лучшей форме.

— Пик? — спросил он, выворачивая лампочку.

Она присела на край кровати и подпрыгнула на ней разок, словно проверяя пружины. Лунный свет, проникавший сквозь окно, ложился на нее, словно нечто тяжелое.

— Он мне слегка наподдал.

Ричард прислонился к стене.

— Из-за рыбы?

— Да. И из-за тебя. Ты же его оскорбил в присутствии меня и капитана Джонса, перерезав леску. Он почувствовал себя униженным. На какой-то момент он потерял власть надо мной. Мне было бы легче, если бы ты не стал вмешиваться и дал мне вытянуть рыбу.

— Прости. Принимая во внимание все обстоятельства, тебе не следовало бы здесь находиться. Зачем ты пришла?

— Ты повел себя не так, как он от тебя хотел.

— Не понял?

— Он хотел драться с тобой.

— Это-то я сообразил. Я догадался, что Джонс затем и затащил меня на судно. Пик нацеливался на матч. Он обо мне знает. Разузнал мое настоящее имя.

— Он восхищается твоими способностями. У него есть видеозаписи твоих боев. Его особенно возбуждает тот факт, что ты убил человека на ринге. Ему хотелось бы сразиться с тем, кому случалось убивать. Он думал, ему удастся спровоцировать тебя.

— Судно — не место для драки.

— Ему неважно, где драться. На самом деле, он хотел тебя так разозлить, чтобы ты согласился отправиться на его остров. У него есть небольшой островок недалеко отсюда. Он там хозяин.

— Он полагает, что сможет меня одолеть?

— Он хочет это выяснить… Да, он думает, что сможет.

— Передай ему, я тоже думаю, что он сможет. Когда вернусь домой, я пришлю ему по почте одну из своих наград.

— Он хочет завоевать ее в бою.

— Ему не повезло.

— Он прислал меня сюда. Хотел, чтобы ты посмотрел, что он со мной сделал. Хотел, чтобы я сказала тебе, что если ты не приедешь на остров, он сделает это еще раз. Что он может быть мастером-палачом. Если не по отношению к тебе, то по отношению ко мне.

— Это твои проблемы. Не возвращайся к нему. Вернешься — будешь дурой.

— У него куча денег.

— На меня не производят впечатления ни его деньги, ни ты. Ты, Марго, просто дура.

— Это все, что у меня есть, Ричард. Он далеко не так ужасен, как моя собственная семья. Он, по крайней мере, дает мне деньги, окружает вниманием. Быть красивым трофеем лучше, чем игрушкой собственного отца, если ты понимаешь, что я имею в виду. Хьюго отучил меня от наркотиков. Я больше не работаю на панели. Все это сделал он.

— Получив взамен живую боксерскую грушу. Красивый трофей, ничего не скажешь! Конечно, сейчас он к тебе похуже относится, а? Послушай, Марго, это твоя жизнь. Откажись от нее, если она тебе не нравится. И не приходи ко мне с таким видом, будто это моя вина, что тебе надрали задницу.

— Я не могу оставить такого человека, как Пик, если у меня не будет к кому уйти.

— Ты говоришь так, будто покупаешь машину. Ты же видишь, какое у меня богатство. И ты оставишь Пика ради этого? Будешь жить в такой дыре? С общим туалетом?

— Ты мог бы жить получше. У тебя есть опыт. Имя. Внешность у тебя — хоть в кино снимайся. Ребята, освоившие боевые искусства, могут зашибать большие деньги. Погляди на Чака Норриса. Господи, ты ведь кого-то убил! Да пресса на тебя прямо накинется. Ты настоящий Мак-Кой.

— Знаешь, вы с Пиком друг друга стоите. Почему бы тебе не нарисовать на себе мишени, чтобы Пику было куда целиться, когда он в следующий раз напьется.

— Он и без того знает, куда целиться.

— Прости, Марго, но давай лучше попрощаемся.

Он распахнул дверь. Марго остановилась, внимательно разглядывая его. Она вышла в коридор и повернулась к нему. Вновь мошки образовали нимб над ее головой.

— Он хочет, чтобы ты приехал на его остров. Капитан Джонс тебя привезет. Сейчас он отвезет меня обратно, но потом вернется за тобой. Плыть туда недалеко. Хьюго просил дать тебе вот это.

Он сунула руку в большой карман на платье и, достав сложенный лист бумаги, подала Ричарду. Тот взял, но не взглянул на него. Только сказал:

— Я не приеду.

— Если не приедешь, он все выместит на мне. Будет меня бить. Ты видел мое лицо. А посмотрел бы ты на мои груди. А между ногами! Что он там вытворял! Он еще и не то может. Бывало и похуже. Что ты потеряешь? Раньше ты делал это ради заработка. А мы с тобой могли бы поладить.

— Мы даже не знаем друг друга.

— Это ерунда. Можно начать узнавать друг друга прямо сейчас. Если узнаешь, ты уже не захочешь меня отпустить.

Она придвинулась к нему и обвила руками его шею. Он обнял ее за талию. Она была крепкая, миниатюрная и теплая.

Ричард чуть отстранился:

— Я уже сказал. И повторяю. Ты можешь бросить его в любой момент.

— Он меня под землей найдет.

— По мне, лучше бегать от него, чем, как собака, лизать ему пятки.

— Ты просто не понимаешь, — сказала она, отталкивая его. — Ты ничегошеньки не понимаешь.

— Я понимаю, что ты все еще работаешь на панели, а Пик у тебя вроде сутенера, и ты даже не подозреваешь об этом.

— Ты ни черта не понимаешь.

— Пусть так. Желаю удачи.

Марго не пошевелилась. Она неподвижно стояла под лампочкой с мельтешащими мошками. Ричард шагнул в комнату и закрыл за собой дверь.


Ричард лег на кровать, сжимая в руках записку. Так он лежал не меньше пятнадцати минут. В конце концов он перекатился на бок, развернул записку и прочитал ее в лунном свете.

МИСТЕР ЯНГ,

ПРИХОДИТЕ В ДОК В ПОЛНОЧЬ И САДИТЕСЬ НА СУДНО ДЖОНСА. ОН ДОСТАВИТ ВАС НА МОЙ ОСТРОВ. МЫ БУДЕМ ДРАТЬСЯ. БЕЗ ПРАВИЛ. БУДЕМ ДРАТЬСЯ — ОСТАВЛЮ МАРГО В ПОКОЕ. ЕСЛИ ВЫИГРАЕТЕ, ДАМ ВАМ ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ. ДАМ МАРГО. ДАМ РЕСТОРАННЫЙ КУПОН НА ПЯТЬ ДОЛЛАРОВ. ЕСЛИ НЕ ПРИЕДЕТЕ, МАРГО БУДЕТ НЕСЧАСТНА. Я БУДУ НЕСЧАСТЕН, А КУПОН БУДЕТ ПРОСРОЧЕН. И ВЫ ТАК И НЕ УЗНАЕТЕ, МОЖЕТЕ ЛИ ВЫ МЕНЯ ПОБИТЬ.

ХЬЮГО ПИК

Ричард уронил записку на пол, вновь лег на спину. «Как все просто для Пика, — подумал Ричард. — Сказал — приезжай, и уверен, что приеду. Он чокнутый.

Марго тоже чокнутая. Думает, я ей что-то должен, а я ее даже не знаю. И не хочу знать. Тоже мне, золотоискательница. Это не моя забота, что у нее не хватает силенок делать то, что она должна делать. Не моя вина, если он вколотит ей башку в плечи. Она взрослая женщина и должна сама принимать решения. Я не герой. Не рыцарь на белом коне. Да, я случайно убил человека, нарушив правила, и никогда не стану намеренно драться без правил. Чертов подонок воображает себя Джеймсом Бондом. Не хочу иметь с ним никаких дел. Больше не собираюсь драться ради спортивного интереса».

Ричард лежал в темноте и следил за вентилятором. Тени, отбрасываемые лопастями, становились все чернее. Скоро они вовсе исчезнут, останется только тьма — луну затягивало облаками. В открытое окно вливался прохладный влажный воздух. Запах рыбного рынка внизу теперь стал слабее, его заглушали запахи моря и сырой земли. Ричард поднял над собой руку, пытаясь разглядеть часы. Светящиеся цифры сказали ему, что скоро десять. Он закрыл глаза и уснул.

Его разбудил ливень, барабанивший по подоконнику и брызгавший на кровать. Сразу стало легче. Он даже не встал, чтобы закрыть окно. Ричард вспомнил о Хьюго Пике, который ждал его. Посмотрел на часы. Было одиннадцать тридцать.

Пик сейчас, наверное, разогревается. Предвкушает. Думает, что Ричард приедет. Пик в это верит, потому что считает Ричарда слабаком. Он думает, что желание защитить женщину, которая не сделала и попытки защитить себя, было проявлением слабости. И перерезанную леску он тоже считает признаком слабости. Он не может поверить, что Ричард сделал это только ради того, чтобы помочь Марго. Пик думает, что Ричард сделал это в приступе бешенства и что на самом деле Ричард хотел с ним драться. Вот что сейчас думает Пик.

В глубине души Ричард знал, что Пик не до конца не прав.

Он подумал: «Если я все-таки соберусь поехать, до судна можно добраться за десять минут. Это недалеко. Через десять минут я там буду, если пойду быстро. Но я не пойду, так что это не имеет значения».

Он присел на край кровати и подставил лицо дождю. Потом встал, обошел кровать, открыл стенной шкаф и достал сумку со снаряжением. Расстегнул «молнию», раскрыл. Мундштук и защитные приспособления были на месте. Он застегнул сумку. Поставил ее обратно в шкаф и закрыл дверь. Вновь присел на край кровати. Поднял записку и перечитал ее. Разорвал записку на мелкие кусочки и бросил их на пол, перепугав таракана. Он старался не думать ни о чем, но думал только о Марго. Об ее избитом лице, о том, что Пик, по ее словам, сделал с ее грудями и между ног. Он вспомнил глаза той умирающей кошки и глаза Марго. Такие же глаза, только Марго умирала не так быстро. Она убивала себя медленно, отрезая кусок за куском. Он вспомнил свой ужас после убийства на ринге, а в какой-то глубоко запрятанной, примитивной частичке его души коренилось воспоминание об испытанном при этом удовольствии. Это была пугающая, отталкивающая частичка его души: внутри гуманного современного человека сидел первобытный убийца. Потребность убивать. Жажда убивать. Может быть, он еще вернется домой и пойдет охотиться на оленей. Он не был дома больше десяти лет. А сейчас нужно идти. Он не мог не пойти.

Ричард встал, сбросил одежду, натерся с ног до головы «Айси-хотон», принял шесть таблеток аспирина и запил их стаканом воды. Надел свободные тренировочные штаны, а сверху натянул толстый свитер. Сунул босые ноги в белые кроссовки и туго зашнуровал их. Вытащил из стенного шкафа сумку. Подойдя к двери, он обернулся и осмотрел комнату. Она выглядела так, словно в ней никто никогда не жил. Ричард посмотрел на часы. У него оставалось ровно десять минут. Он открыл дверь и вышел.

Пока он шел, «Айси-хот» начал разогреваться и проникать в мышцы. В ноздрях стоял сильный запах этого снадобья. Еще через пятнадцать минут начнет действовать аспирин, расслабляя тело. Дождь барабанил сильно, словно пытался вонзить в Ричарда стальные пульки. Волосы намокли и прилипли ко лбу, но Ричард продолжал идти и в конце концов побежал.

Добравшись до ресторана «Анкоринн», он замедлил бег, обогнул угол и, увидев судно Джонса, посмотрел на часы. Он пришел как раз вовремя. Ричард подошел и окликнул капитана.

Джонс появился на палубе в зюйдвестке и плаще. Вода сбегала с полей и заслоняла его лицо завесой брызг. Он помог Ричарду взойти на борт. Джонс сказал:

— Это я только из-за денег. Я должен за судно. Не заплачу за него, они придут и заберут.

— Каждому что-то нужно, — сказал Ричард. — Слушай меня внимательно, Джонс. После всего этого тебе лучше молиться, чтобы я уехал в Техас. Если останусь здесь и запримечу тебя на пристани, тебе придется плохо. Понял меня?

Джонс кивнул.

— Поехали.


Ветер крепчал, и дождь тоже. У Ричарда желудок начал подкатывать к горлу. Он старался оставаться в каюте, но понял, что так только хуже. Ричард вырвался на палубу и перегнулся через борт. В конце концов он привязал себя к металлическому стулу на палубе и поскакал на нем, словно на ярмарочном механическом родео, принимая на себя удары больших волн и следя за молниями, которые расчерчивали небо и ударяли в океан, словно Бог хотел наказать его за что-то.

Довольно скоро прожекторы судна высветили землю. Джонс медленно подплыл к маленькому островку, подошел к причалу и пришвартовался. Когда Ричард пошел в кабину, чтобы забрать свою сумку, Джонс оторвался от штурвала и сказал:

— Вот, возьми. Тебе потребуется много сил.

Это была полоска солонины.

— Нет, спасибо, — сказал Ричард.

— Ты меня не любишь, и я тебя не виню. Но все же возьми солонину. Тебе нужно подкрепиться.

— Ладно, — сказал Ричард, взял солонину и съел. Джонс дал ему воды в бумажном стаканчике. Выпив воду, Ричард бросил: — Вода и солонина ничего не изменят.

— Знаю, — отозвался Джонс. — Я возвращаюсь на Сен-Круа, пока не стало хуже. Лучше мне там причалить. По-моему, там суда лучше защищены от ветра.

— А как же я вернусь обратно?

— Удачи тебе, — сказал Джонс.

— Ах вот, значит, как? Стало быть, ты уходишь?

— Как только ты сойдешь с судна, — Джонс отступил назад и вынул из-под рубашки маленький пистолет тридцать восьмого калибра. — Я ничего не имею против тебя лично. Это все ради денег. Марго тоже была очень убедительна. Пику нравится, что она умеет убеждать. Но главное, конечно, деньги. Марго — это просто дополнительные льготы. Одних денег было бы достаточно.

— Он действительно хочет драться насмерть?

— Я не слишком-то интересовался тем, чего он хочет. Поставь себя на мое место: я все время хожу в дальние рейсы на этом судне, живу на чаевые. Каждая рыбалка влетает в копеечку, амортизация судна и тому подобное. Я подумываю о том, чтобы заняться чем-то другим, куда-нибудь уехать. Где я сам мог бы нанимать болвана вроде меня, чтобы возил меня рыбачить.

— Ты столько заработал?

— Не твое дело. И запомни, не я заставил тебя сюда приехать. Сходи.

Ричард вышел из каюты и сошел на причал. Подняв голову, он разглядел сквозь падающий дождь Джонса, который смотрел на него с палубы, не опуская пистолета.

— Ступай вот туда, к каменным плитам. Пройдешь по ним между скалами и деревьями и окажешься как раз там, куда тебе нужно. Там увидишь. А теперь ступай, чтобы я мог отчалить. И удачи тебе. Это я искренне.

— Ага, знаю. Ты ничего против меня не имеешь. Пошел ты со своим пожеланием удачи знаешь куда? — Ричард повернулся и пошел по причалу.

Дорожка из плит вела его, изгибаясь вокруг скал, пока он не увидел огромный дом из почерневшего дерева, стекла и камня, прилепившийся к подножию горы. Дом казался частью острова. Ричард подумал, что, стоя там, внутри, возле одного из этих гигантских окон, в погожий день можно разглядеть рыб, плавающих на некотором отдалении в чистых карибских водах.

Он двинулся дальше по тропе, пытаясь сосредоточиться на том, за чем он туда шел. Он старался думать о тайских боксерах и о том, как они дерутся. Он был уверен, что Пик натренирован именно в этом виде борьбы. Его выдавали икры, но это не означало, что он не знал других систем. Он мог быть силен и в ближнем бою. Это тоже приходилось учитывать, но прежде всего следовало подумать о тайском боксе. Тайские боксеры не были столь сильны в ударах, как приверженцы карате или кунг-фу, но особая система тренировки делала их очень опасными. Система тренировки была важнее полученных ими знаний. Они тренировались упорно, на износ. Они приучали себя извлекать энергию из боли. Они закаляли свое главное оружие, икры, до такой степени, что самые упорные могли разбить в щепки толстый конец бейсбольной биты. Это нужно было помнить. Нужно было помнить и то, что Пик, должно быть, находился в хорошей форме и что, в отличие от самого Ричарда, он не прекращал на несколько лет жестких тренировок. Нет, Ричард не совсем распустился. Он оттачивал движения, упражнялся, его живот был плоским, рефлексы совершенными, но уже давно, с того самого момента, как убил человека на ринге, он не дрался в спарринге. И это тоже приходилось учитывать. Нельзя было дать осознанию всех этих недостатков обескуражить себя, но при этом необходимо было помнить о собственных слабостях и преимуществах. Нужно было обдумать стратегию взаимоотношений с Пиком, прежде чем Пик сделает выпад или нанесет удар. Приходилось помнить о том, что Пик, очевидно, хочет убить его. При этом лучше было не думать о том, какого дурака он свалял, заявившись сюда. О том, насколько предсказуемым он стал для Пика. Он старался надеяться на то, что во время схватки его предсказуемость исчезнет. И еще нужно было убедить себя в том, что он сможет убить человека, если захочет, если для этого представится возможность. Однажды он уже сделал это. Ненамеренно. Теперь предстояло сделать это осознанно.

В конце подъема было нависающее каменное крыльцо; из-за толстого стекла, вставленного в дубовую дверь, лился теплый оранжевый свет. Прежде чем Ричард успел дотронуться до звонка, дверь распахнулась — на пороге стояла Марго. На ней было то же платье, что и накануне. Только волосы заколоты. Она смотрела на него теми же глазами умирающей кошки. За спиной Ричарда бесновались море и ветер.

— Спасибо, — сказала она.

Ричард прошел мимо нее, оставляя влажные следы.

Дом был высокий, словно собор, обставленный тяжелой мебелью из дерева и кожи, украшенный головами зверей и чучелами рыб. Они были повсюду. Это напоминало лавку таксидермиста.

Марго закрыла дверь от дождя и ветра. Она сказала:

— Он ждет тебя.

— Догадываюсь, — кивнул Ричард.

Он пошел вперед, оставляя мокрые следу на полу. Она привела его в большую роскошно обставленную спальню, скрылась в ванной и вышла оттуда с пляжным полотенцем, парой кроссовок и тренировочными штанами.

— Он хочет, чтобы ты надел вот это. Он хотел бы видеть тебя прямо сейчас, если только ты не хочешь сначала немного отдохнуть.

— Я прибыл сюда не отдыхать, — сказал Ричард. — Чем раньше, тем лучше.

Он взял полотенце и вытерся, затем снял с себя всю одежду и, не обращая на Марго внимания, растерся полотенцем. После чего надел штаны и кроссовки.

Марго провела его в спортивный зал. Это был прекрасный просторный зал, одна стена которого была стеклянной от пола до потолка; через нее открывался захватывающий вид на скалы и море: это были те самые окна, которые он видел с тропы. В зале было темновато, лишь вдоль стен шли узкие светящиеся полосы. Хьюго Пик сидел на табуретке, глядя в окно. На нем были красные штаны и кроссовки. На его спине, обращенной к Ричарду, между выпуклыми мышцами залегли глубокие тени.

Ричард повернулся и посмотрел на Марго, превратившуюся в бесплотную тень в темноте. Он сказал:

— Просто хочу, чтобы ты знала, я это делаю не ради тебя. Я это делаю ради себя.

— И ради денег?

— Деньги — это мишура. Получу — хорошо. Даже заберу тебя с собой, увезу отсюда, если захочешь. Но не потащу тебя силой.

— Если победишь, я пойду с тобой. Но десять тысяч — небольшие деньги. Не те, к которым я привыкла.

— Ты права. Помни об этом. Помни также и о том, что эти десять тысяч не твои. Ни на один доллар. Я сказал, что возьму тебя с собой, но это означает только то, что я увезу тебя с этого острова, а после этого предоставлю самой себе. Я тебе ничего не должен.

— Я могу сделать мужчину счастливым.

— Я способен быть счастливым не только ниже пояса.

— Это нечестно. Если ты победишь, я иду с тобой, но не получу твоих денег и не получу денег Хьюго.

— Тогда лучше держись за Хьюго.

Ричард оставил Марго прятаться в тени, а сам подошел к Пику и посмотрел в окно. Море вскипало высокими черными валами, разбиваясь белой пеной о скалы. Ричард увидел, что причал, по которому он только что шел, исчез. Море разбило и унесло его. Во всяком случае, большую его часть. На берегу, между скалами, валялось несколько изломанных досок. Огромные окна слегка вибрировали.

— Надвигается ураган, — сказал Пик, не глядя на Ричарда. — По-моему, это кстати.

— Я хочу, чтобы вы выписали чек на десять тысяч долларов сейчас, — сказал Ричард. — Пусть он будет у Марго. Если я проиграю, она может его порвать. Если одержу победу, мы найдем кого-нибудь, кто увезет нас с острова. Джонс не вернется, так что это будет кто-то другой.

— Я выпишу чек, — сказал Пик, по-прежнему глядя в окно, — но вам не стоит беспокоиться о том, как выбраться с острова. Это ваша последняя остановка, мистер Янг. Видите эту выступающую скалу, ближайшую к дому, слева от тропы?

— Да. А что с ней такое?

Пик долго сидел молча. Не отвечал.

— Знали ли вы о том, что на Востоке, в таких странах, как Таиланд, Индия, проводятся смертельные матчи? Я учился там. Изучал тайский бокс и бандо, когда был в армии. Я выиграл несколько крутых поединков. Как-то сюда привезли из Таиланда чемпионов по тайскому боксу. Они приехали сюда за деньгами, а уехали израненные. Некоторые из них остались инвалидами. Правда, я никого не убил. И никогда не дрался с тем, кому случалось убить. Вы будете первым. Вы знаете, что именно для этого я все и затеял?

— А какое отношение это имеет к скале? — спросил Ричард.

— О, у меня мысли путаются. У ее подножия похоронен Герой. Моя собака. Немецкая овчарка. Он понимал меня. Вот чего мне не хватает, мистер Янг. Понимания.

— Вы мне прямо сердце разрываете.

— Я думаю, что поскольку вы все-таки приехали сюда, вы понимаете меня в определенной степени. А это дорогого стоит. Знать, что достойный противник понимает тебя. В мире осталось не так много людей, подобных вам или мне.

— Верю вам на слово.

— Смерть — ничто. Знаете, что Хемингуэй сказал о смерти? Он назвал ее подарком.

— Ага, ясно, только я что-то не замечал, чтобы такие подарки были очень популярны. Так мы займемся делом или как? Вы горели таким желанием, так давайте же начнем.

— Разогревайтесь, и приступим. Пока вы готовитесь, я выпишу чек.


Ричард принялся растягиваться, вскоре с чеком вернулся Пик. Он протянул его Ричарду. Тот спросил:

— Как я узнаю, что он настоящий?

— Никак. Но вам это и не важно. Ведь речь идет не о деньгах, не так ли?

— Отдайте его на хранение Марго.

Пик отдал чек и тоже начал растягиваться. Через пятнадцать минут он сказал:

— Время.

Они сошлись в центре зала и начали ходить кругами, высматривая слабые места друг друга. Пик сделал пару выпадов, но Ричард отклонился. Он тоже сделал пару выпадов с тем же успехом. Затем они сошлись.

Пик нанес несколько тяжелых круговых тайских ударов по внешней поверхности бедра Ричарда, стараясь, оттолкнувшись, достать повыше, до шеи, но Ричард каждый раз уклонялся. Тайские боксеры славятся как мастера ломать шеи, и Ричард знал это. Сила ударов поразила его. Они были просты и на первый взгляд даже дубоваты, но даже несмотря на то, что ему удавалось отбивать удары, вскидывая ноги, они все же достигали цели.

Ричард попробовал пару боковых ударов, и каждый раз Пик блокировал их коленями; второй раз, когда Пик поставил блок, Ричарду удалось продвинуться вперед и, размахнувшись, ударить Пика локтем в челюсть. Это был тот самый удар локтем, который Ричард применил, убивая Мартинеса. Удар получился сокрушительным, и Ричард почувствовал отдачу до самых пяток. Отскочив назад, чтобы перегруппироваться, он взглянул на Пика и увидел, что тот ухмыляется.

После этого началась настоящая схватка. Ричард нанес прямой удар, чтобы сойтись поближе, ничего особенного, обычный прямой удар, попытка попасть в пах, но этот выпад привел его в мертвую зону Пика, и здесь он опробовал серию атакующих движений руками — кулаком в голову, перевернутый выпад в солнечное сплетение, апперкот под мышку, жесткий удар в ребра. Это было все равно что избивать чугунную печку.

Пик нанес ему ответный удар локтем, отпрыгнул, ухватил Ричарда за волосы, дернул голову вниз и быстро и высоко поднял колено. Ричард успел отвернуть голову, и колено тяжело ударило его в плечо. Всю руку пронзила такая боль, что он был не в состоянии сжать кулак. Ладонь раскрылась, словно у жадного ребенка, выпрашивающего конфетку.

Ричард выбросил другую руку в сторону и назад и оторвал от волос сжимавшую их руку, потеряв в процессе несколько прядей. Он ударил Пика в колено; удар был скользящий, но он дал ему возможность перейти к двойному удару локтями в обе стороны головы, и на мгновение ему показалось, что он добился успеха, но Пик, приняв удары, выбросил другое колено, ударил Ричарда в локоть и отогнал его назад серией быстрых круговых выпадов.

Ричард почувствовал, как кровь хлынула из носа, заливая губы и подбородок. Теперь надо было быть осторожнее, чтобы не поскользнуться в собственной крови, когда она закапает пол. Черт, этот человек умел бить и делал это здорово. Ричард уже начинал уставать, к тому же горячая пульсация в носу ясно говорила о том, что нос был сломан. Какого же дурака он свалял. Это был вовсе не матч. Никакого гонга не предвиделось. Надо было убить самому или дать прикончить себя.

Ричард два раза ударил Пика по ногам. Первый раз прямой ногой, а затем развернувшись и выбросив ногу назад. Оба удара достигли цели, но Пик, быстро повернувшись, принял их на икры. Это было все равно что бить дерево. Ричард начал понимать, чем все это должно закончиться. Ему удастся сильно измочалить Пика, но и Пик изрядно потреплет Ричарда, и в конце концов Пик одержит верх благодаря хорошей форме и тому, что может лучше держать удары телом и икрами.

Ричард слегка подался назад и встряхнул поврежденную руку. Она уже не так болела. Во всяком случае, ею можно было работать. Буря за окном разыгрывалась все сильнее. Стекла в окнах начали дребезжать. Пол под ногами вибрировал. Ричард принялся приседать и раскачиваться. Пик высоко поднял руки в стиле тайских боксеров — сжатые кулаки ладонями вперед, — готовясь нанести локтевой удар.

Ричард подался вперед с серией передних ударов и ухитрился достать Пика по глазам. Тот моргнул, глаза заслезились. Это была передышка, очень короткая, но Ричард сумел ею воспользоваться. Он набросился на Пика и схватил его ухо. Дернул, услышал, как оно отделяется от головы со звуком рвущегося полотна. Кровь забрызгала лицо Ричарда.

Пик завопил и накинулся на него лавиной ударов локтями и коленями. Когда Пик остановился, тяжело дыша, Ричард раскрыл ладонь и показал ухо. Улыбнулся Пику. Поднес ухо ко рту и сжал его зубами. Приседая и раскачиваясь, он продвигался в сторону Пика. Теперь Ричард многое понял. Тайские боксеры были отлично натренированы. У них были крепкие тела, и если пытаться действовать их методами, кулаками и коленями, не будучи в такой же форме, то можно лишь довести себя до изнеможения, ничего не добившись.

Но в том-то и состояло преимущество систем, подобных карате. Ричард был способен использовать в схватке пальцы и бить в определенные специфические точки противника, а не только в те области, которые можно достать локтями. Действительно, все места, куда Пик нанес удары, сильно болели, но как бы ни был крепок Пик, у него были уязвимы глаза, уши и горло. Пах тоже являлся хорошей мишенью, но Ричард рассудил, что туда бить не стоило: тренированный боец может не только выдержать удар в пах, но и получить от этого сильнейший вброс адреналина в кровь, который длится те несколько секунд, пока боль не овладеет телом. Это похоже на пинок, придающий скорость. Иной раз один такой удар может подстегнуть противника.

«Ладно, следи за собой, не теряйся. Он все еще может достать тебя и прикончить одним крепким ударом». Ричард бросил взгляд в сторону Марго. Она по-прежнему оставалась неясной тенью в темноте.

Ричард выплюнул ухо, и они сошлись опять. Шквал ударов. У Ричарда не оставалось времени применить какой-нибудь изощренный прием. Он был слишком занят отражением атак Пика. Ему удалось обхватить Пика, зажав ему руки внизу, но Пик боднул головой, попав Ричарду в верхнюю губу. Губа взорвалась болью. Ричард шагнул в сторону, выставил бедро и перебросил через него Пика. Тот перекатился по полу и вскочил на ноги.

В этот миг Ричард услышал треск огромного оконного стекла, напоминающий звук ломающихся костей. Он взглянул на окно краем глаза. Ураган неистовствовал. Было похоже, что дом попал в огромный миксер. Стекло треснуло в нескольких местах, дождь ворвался в зал.

— Это не имеет значения, — сказал Пик. — Только бой имеет значение.

Он двинулся в сторону Ричарда. Половина его головы была залита кровью, один глаз начал заплывать.

Ричард подумал: «О'кей, для меня лучше не играть по его правилам. Притворюсь, будто собираюсь играть в его игру, а сам не стану». И тут он вдруг вспомнил ската. Как тот выпрыгнул из воды и взмахнул хвостом. Как только перед Ричардом возник этот образ, он сразу понял, что нужно делать. Хвост ската напомнил ему об ударе пяткой в прыжке. В настоящей схватке такие удары применяются нечасто. Не важно, что там показывают в кино, в жизни ты всегда стараешься стоять на земле и бить пониже, и Пику это должно быть известно. Он должен знать это настолько твердо, что такой удар со стороны Ричарда окажется для него неожиданностью.

Ричард сделал низкий выпад ногой, затем последовал короткий прямой удар, а за ним — удар в реверсе, после чего Ричард выбросил ногу назад, словно собираясь ударить коленом в прыжке, но на самом деле использовал колено для толчка и в пируэте взлетел вверх, рассекая ногой воздух, подобно тому, как скат рассекал воздух хвостом.

Удар пришелся Пику в голову над виском, и Ричард почувствовал, как кости черепа подались под пяткой. Пик завалился на бок, тяжело ударившись о пол.

В тот момент, когда Ричард подошел ближе и что было сил ударил Пика в горло, окно разбилось, осыпав Ричарда осколками; стена воды обрушилась на гимнастический зал и вынесла всех его обитателей через обрушившуюся противоположную стену. Ричарда ударило по голове бревном, и все погрузилось во тьму.


Когда Ричард очнулся, было по-прежнему темно и нечем дышать. Он был в море. На глубине. Он начал отчаянно выгребать вверх, но вода тянула его книзу. Он продолжал молотить руками, и в конце концов, когда ему уже казалось, что легкие вот-вот лопнут, он вылетел на поверхность, набрал полную грудь воздуха и погрузился вновь. На этот раз не слишком глубоко. Длинная черная деревянная балка задела его, и он ухватился за нее. Это была потолочная балка гимнастического зала. Она была толстая и отлично держалась на плаву. Ричард понял, что шторм уже отшумел и унесся дальше, оставив после себя неспокойное море, над головой виднелось удивительно чистое небо, освещенное холодной полной луной.

Ричард осмотрел балку и содрогнулся. Ее дальний конец обломался и был заострен, словно отточенный карандаш, и это острие пронзило грудь Марго, словно булавка насекомое. Ее голова свешивалась набок и под действием волн и ветра моталась из стороны в сторону, словно на шарнире, причем влево она откатывалась дальше, чем вправо. Это зрелище напоминало собачек с кивающими головами, которых ставят у заднего стекла машины. Язык высунулся изо рта, словно она пыталась слизнуть последние капельки какой-то сладости. Мокрые волосы были зализаны назад, открывая лицо в синяках. В щеку глубоко вонзился осколок стекла. Руки болтались в воде, поднимаясь и опускаясь, словно она неистово подавала какие-то сигналы.

Балка перевернулась в воде, и Ричард перевернулся вместе с ней. Когда он вынырнул и вновь ухватился за бревно, голова Марго оказалась под водой, вверх торчали ноги: широко раздвинутые, согнутые в коленях, они бесстыдно демонстрировали в лунном свете ее трусики.

Ричард поискал глазами остров, но не нашел его. Волны были слишком высокими. Возможно, проклятый остров поглотила вода. А может, бревно далеко отнесло от берега. Не исключено, что Ричард уходил под воду и выгребал вверх десятки раз, только не помнил об этом. Рефлекторные действия. Боже, как же он ненавидел море!

И тут он увидел Пика. Тот вцепился в дверь. Он висел на ней, держась одной рукой за дверную ручку. Хозяин острова казался ослабевшим. Другая рука, очевидно, сломанная, бессильно болталась, море швыряло и мотало ее. Он не видел Ричарда. До Пика было футов десять. Волны то относили его подальше, то подгоняли ближе.

Ричард рассчитал время. Когда волны отогнали Пика прочь, Ричард отпустил балку и поплыл к нему, а когда море поднесло дверь к Ричарду, он уже был тут как тут. Ричард заплыл сзади, одной рукой обвил шею Пика, а другой рукой закрепил захват. Такой захват перекрывал доступ крови к мозгу.

Пик не хотел отрывать руки от двери, но ему пришлось ухватиться за руку Ричарда. Волны потащили их под воду, но Ричард отчаянно рванул наверх. Их выбросило на лунный свет, и Ричард откинулся на спину, держа Пика над собой. Ему самому было непросто удерживать голову над поверхностью. Пик слабо царапал ногтями руку Ричарда.

— Знаешь, что Хемингуэй говорил о смерти? — спросил Ричард. — Что это подарок. Так вот я тебе ее дарю.

Секунду спустя рука перестала царапаться, и Ричард отпустил Пика. Тот камнем ушел под воду и скрылся из виду.

Ричард подплыл к двери, забрался на нее и ухватился за ручку. Поискал глазами балку с нанизанной на нее Марго. Он заприметил ее вдалеке на гребне волны. Ноги Марго торчали как обломанный символ победы. Балка вновь перевернулась, и появилась голова Марго, затем она опять исчезла, и так продолжалось, пока балка не скрылась где-то в холмистой долине волн. Совсем рядом Ричард заприметил чек, выписанный Пиком. Он плясал на волне, словно маленькая плоская рыбка, сверкнул на мгновение в лунном свете и скрылся навсегда.

Ричард рассмеялся. Он больше не боялся моря, не боялся ничего. Волны бешено перекатывались через него, дверь затрещала и вдруг начала разваливаться. В руках у него осталась одна только ручка.

Джеральд Хаусман Соколиный глаз

Боевые искусства дают нам еще кое-что, помимо здоровья или навыков борьбы. Это особая способность преодолевать границы собственных возможностей.

И вот я вернулся. Не знаю, к добру или к худу. Вернулся туда, где десять лет назад автобус упал с утеса в ущелье и кувыркался по склону до самой реки Два Дракона. Называйте это случайностью, если угодно, я же так не скажу. Судьба, рок, что угодно, но не случайность.

Называйте их как хотите, эти два момента, которые вдруг сходятся вместе и начинают взаимодействовать. Тропинки, запечатленные на огромной игральной доске вечности. И вот внезапно, никто не знает почему, они пересекаются.

И двое становятся одним целым.

Сколько раз, выздоравливая в кингстонском госпитале, я обещал себе, что если поправлюсь, если выживу, никогда не вернусь на остров!

Ямайка. Не зря ее прозвали Ямой.

Вернуться после стольких лет: встать на краю и заглянуть в пропасть, в которую я упал, а потом лежал, беспомощный, словно жук, пронзенный острым выступом скалы, а дикая река бесновалась вокруг меня.

Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что самым ужасным во всем, этом было ожидание, бесконечно долгая тишина, длившаяся до тех пор, пока кто-то не обнаружил искореженную оболочку человека, лежащую на обломке скалы и медленно, сонно истекающую кровью.

Я пролежал на этой скале, как мне потом сказали, восемь часов. Однако я этого не осознавал, потому что большая часть того времени прошла в бреду. На меня наплывали сны без подробностей. Все, предшествовавшее аварии, сейчас запечатано, заперто в мозговых компьютерных терминалах, в которые нет доступа.

И вот я вернулся. Болван с металлической ногой. И вернулся не для того, чтобы играть, лежать на солнце и пить дайкири. Я приехал по делу — нет, я приехал по заданию Судьбы. Десять лет спустя я вернул себе человеческий облик, превратил наконец свои мышцы в механизмы, выполняющие ту работу, для которой они предназначены.

Я — бегун, марафонец. Повинуясь зову Судьбы, я каждый год участвовал в одном значительном соревновании, Карибском международном триатлоне. И каждый год я прибегал к финишу в конце забега, в толпе бесчисленных неудачников.

Зачем я каждый год совершал подобное безумство?

Почему я выбирал страдание, заранее обрекая себя на поражение?

Не трудитесь задавать вопросы. Подумайте лучше вот о чем: а может быть, я делал это не для того, чтобы выиграть, а чтобы проиграть. Или, возможно, чтобы запомнить ту боль, ощутить ледяной клинок, оттачивающий затупившиеся немолодые кости и заставляющий их скрипеть от страха, дрожать от безумия. Возможно, именно в надежде запомнить. Да, это ближе всего к истине. Увидеть то, что было прежде, и испытать то, что будет потом.

К тому времени, как я встретил Яна Волту, «соколиного» мастера, я находился на острове уже два дня. Он тоже готовился к участию в триатлоне. Я не имел представления о том, кто он такой, так же как и о том, что такое «сокол». В гостинице «Каса Мария» на северном побережье Ямайки нас была целая группа — все готовились к предстоящему в июле забегу.

А в июне Судьба свела меня с Яном Волтой.

В тот вечер, когда мы с ним встретились, я зашел в бар пропустить стаканчик кампари. Рядом со мной сидел седобородый человек, потягивающий пиво.

— Мне семьдесят пять, — сообщил он без всяких предисловий.

— Вам не дашь больше сорока, — отозвался я, слегка смущенный его неожиданной фамильярностью. Однако мои слова были продиктованы не только вежливостью. Если не принимать в расчет седые волосы, этот человек был, безусловно, в прекрасной форме. У него было славянское лицо с острым ястребиным носом, и от него веяло несомненным аристократизмом.

— Вы смотрите, — сардонически продолжал он, — на одного из старейших «соколистов» страны, последнего представителя этого вымирающего вида.

Он отхлебнул пива и хихикнул.

Я тоже пригубил кампари.

— А что это такое — «соколист»?

Он посмотрел на меня стеклянистыми голубыми глазами. Я сразу понял, что от этих глаз трудно что-либо скрыть.

— Мы являемся — простите, следовало бы сказать, являлись — членами тренировочного корпуса чехословацкой армии. Мы были призваны в чешскую пехоту, чтобы обучать людей приемам рукопашного боя. Наши тренировки были необычными, но в то же время высокоэффективными. Мне было дано задание отправиться с чешской бригадой в Северную Америку, а затем в Англию, где меня приписали к военно-воздушным силам. После войны я стал преподавать в Карловом университете в Праге.

— Вы преподавали искусство рукопашного боя — «сокол»?

— Сокол, — повторил он.

— Простите, но я никогда о таком не слышал.

— Не стоит извиняться. Что вообще знают американцы, кроме футбола или баскетбола?

Я дотронулся своим стаканом до его кружки и сказал:

— Туше.

Он улыбнулся.

— А вы чем занимаетесь?

— В настоящий момент так же, как вы, полагаю, готовлюсь к летнему триатлону. В свободное от тренировок время я опять-таки, как и вы, преподаю.

— И что вы преподаете?

— Гимнастику.

Он усмехнулся и сделал большой глоток пива, осушив свою кружку.

— Значит, у нас много общего, — подытожил он.

Затем он нацелил на меня свои голубые глаза и наградил оценивающим взглядом.

— Почему бы вам не потренироваться со мной? — спросил он. — Не думаю, чтобы вы сочли это слишком утомительным, но я, возможно, смог бы научить вас кое-чему.

— Я никогда ни с кем не работал. Может, я и смог бы, но…

Он рассмеялся.

— Типично американский подход. Синдром одинокого волка. Мы в Европе преодолели это давным-давно. В общем, я занимаюсь «соколом» каждое утро на рассвете. Остаток дня я бегаю, плаваю и расслабляюсь. Приглашаю вас присоединиться ко мне в любое время.

Он пожал мне руку и вышел из бара.

В ту ночь мне кое-что приснилось. Я не видел самого себя, истекающего кровью на скале, но все окружающее представлялось мне увиденным глазами того самого человека, которым я когда-то был, человека, выброшенного из автобуса, единственного, пережившего аварию.

Во сне я видел небо, безгрешный голубой купол. Надо мной кружились антрацитово-серые перья, временами заслонявшие солнце. Я увидел росчерк крыльев, затем птицу, которая, низко спустившись, подлетела прямо ко мне, и я разглядел светлые перья у нее на животе, белое горлышко, тонкую каемку на пышной грудке. И тут птица упала мне на лицо, выставив острые когти.

Я проснулся в холодном поту, с бешено колотящимся сердцем. Я знал, что эта птица — сокол.

На рассвете Ян поджидал меня на берегу.

Когда я приблизился, он вручил мне какую-то вещь, сделанную из зеленого бамбука.

— Я срезал это для вас перед заходом луны, — сказал он. — Так она будет крепче. Вот, попробуйте.

Я взял палку, по примеру моего учителя положил ее себе на плечи и повесил на нее руки, словно пугало.

— Это «сокол»? — рассмеялся я.

— Повторяйте за мной, — сказал он, улыбаясь тонкими губами.

Движения были быстрыми, округлыми; палку все время приходилось держать в неудобной позиции — за головой, на уровне плеч, перед грудью, высоко над головой. Держа палку, словно оружие, Ян Волта проделывал всевозможные боевые выпады, летящие удары и внезапные уколы. Ногами он работал так причудливо, что я не мог за ними уследить. Все это напоминало — во всяком случае мне — сцены из Робин Гуда.

Примерно через полчаса Ян велел мне положить палку и дышать. Несколько минут мы дышали, медленно и глубоко, от диафрагмы. Затем мы начали тренировочный бой.

— Мы будем боксировать, держа в руках маленькие, с кулак, литые гирьки, — объяснил Ян.

Гирьки показались мне легкими, но это было обманчивое впечатление. Когда мы начали пританцовывать друг против друга, мои руки тотчас налились свинцом. Между тем Ян двигался быстро, размеренно обходя меня по часовой стрелке. Вскоре у меня перехватило дыхание, что оказалось для меня неожиданностью; впрочем, неудивительно, что я потерял форму за долгую зиму, когда приходилось больше показывать, чем тренироваться самому.

В завершение мы освежились в море, которое в этот ранний час было гладким и тихим. Мы проплыли с четверть мили до рифов.

— Каково происхождение системы «сокол»? — спросил я, когда мы плыли обратно к пляжу.

— Возможно, ее занесли в Европу монголы. Хотя это были люди, которые в своем стремлении к завоеваниям переняли многие боевые навыки европейцев. Наклоны и изгибы в «соколе» могли прийти с Востока, но боксирование — явно греко-романского происхождения. Впрочем, это одни догадки. Чехи применяют «сокол» так давно, что уже не помнят о его происхождении. В 1948 году коммунисты пытались запретить «сокол», но безуспешно. В 1956 году он был восстановлен в правах — разумеется, под коммунистическим руководством.

Он рассмеялся над собственным искаженным чувством юмора. Впрочем, все его замечания, как я заметил, были немного абсурдны.

— Значит, «сокол» доступен любому в вашей стране? — спросил я, когда мы выбрались на берег.

— Был доступен, да и сейчас доступен, хотя и в меньшей степени. Откровенно говоря, мне неизвестна подобная система в других странах. «Сокол» полностью стирает классовые границы. Любой, кто хочет его изучать, может этим заняться.

— А где люди изучают «сокол»?

— У «соколиных» мастеров, в спортивном зале. В каждом городке есть такие залы.

Судьбе было угодно, чтобы с того дня Ян Волта стал моим ментором, моим «соколиным» тренером. Я рассказал ему о своей ноге, скрепленной пластинками и шпильками, упомянул некоторые подробности, рассказав обо всем, что мне было известно насчет аварии. Он вежливо выслушал меня, но когда я кончил, пожал плечами.

— Гитлер убил во мне интерес, который я когда-то испытывал к человеческим несчастьям, — мрачно отозвался он. — Вы говорите о своей травме как о трагедии. Я потерял во время войны всю семью, я видел, как мой отец покончил с собой, когда карательные войска вошли в нашу деревню под Любляной. В Италии я несколько месяцев провел на голой скале, питаясь одними лишайниками. А вы говорите о паре сломанных костей.

Я был несказанно обижен его замечанием и высказал ему это.

— Я не могу изменить того, что случилось с вами, но хотел бы рассказать, что случилось со мной. У меня от колена до лодыжки четырнадцать осколков кости держатся вместе с помощью винтов и проволочек. Хирург, который собирал меня по кусочкам, сказал, что если я смогу ходить — это будет моей удачей.

Ян горько покачал головой.

— Кажется, вы не осознали того, — сказал он, — что остались живы. Кому какое дело до ваших трудностей? Вы должны превратить свою травму в нечто жизнеутверждающее, в орудие, способное искоренить тяжелое прошлое.

Больше мы об этом не говорили, но во время тренировок он не оказывал мне никакого снисхождения. Большинство из того, что мы делали, находилось на анаэробном пороге. Ян Волта подвел меня к таким высотам боли, о существовании которых я и не мог догадываться. Было трудно — нет, невозможно — поверить в то, что Яну Волте было семьдесят пять. Его собственная выносливость и устойчивость к боли были удивительны. И как я уже сказал, по мере увеличения сложности занятий он не оказывал мне никакого снисхождения — никакого.

Однажды мы поплыли с ним за рифы и проплыли две с половиной мили без сопровождения. Несколько раз я чувствовал приближение судороги в бедре или икре, и Ян показывал мне, как расслабить сжавшуюся мышцу, перекатившись на спину и слегка постукивая по ноге. Он знал множество подобных приемов.

В другой раз, когда мы плыли к острову Кабарита, он показал мне место, которое местные рыбаки называют Бычьими Рогами. Вода там была небесно-голубая, солнечные лучи проникали чуть ли не до дна. Рога, как их называют, образованы двумя серпообразными рифами, которые почти сходятся друг с другом. Провал дна между рифами и открытым морем создавал зыбь, особый водный режим в этом месте. Стоячие волны между рогами достигали двенадцати-четырнадцати[5] футов в высоту.

— Хочу немного усложнить вам задачу, — сказал Ян, когда мы подплыли к Рогам.

Он извлек из своей непромокаемой сумки, прикрепленной к костюму, пару ямайских сигар и зажигалку. Когда мы добрались до первой волны, Ян зажег одну сигару и подал ее мне.

— Держите ее зажженной! — было все, что он сказал.

Чтобы сигара не потухла, я сначала старался выгибать шею и держаться над поверхностью волны. Но это оказалось слишком утомительным, и шея затекала.

— Лягте на спину — вот так, — скомандовал он.

Я перевернулся и стал грести назад. Сигара теперь оставалась защищенной от воды. Но самым трудным оказалось дышать через ноздри, продолжая раздувать сигару, чтобы не потухла.

Когда мы добрались до острова, я обнаружил, что моя сигара куда-то делась. Ян же продолжал попыхивать своей, выпуская облачка голубого дыма.

— Это еще не все, — усмехнулся он. — Я приготовил вам еще один тест.

Он протянул мне свою фляжку, и я сделал большой глоток воды.

— А теперь наберите полный рот воды и держите, не глотая, — приказал он.

Я кивнул. Если предыдущий «тест» был бессмысленным, то этот — если он уже начался — казался совсем идиотским.

Затем, сам отхлебнув из фляжки, он стал взбираться по козьей тропе на Файерфлайский холм. Мы были босиком, я устал и нервничал. Но я продолжал безропотно следовать за ним, удивляясь, почему я не в состоянии восстать против всех этих издевательств. Одно дело «сокол», и совсем иное — подобные лунатические похождения.

Он штурмовал холм мучительно быстрым шагом. Я был способен выдержать такой темп в обычный день. Но не после жевания соленой сигары и двухмильного плавания по зыби.

А теперь еще этот сводящий с ума глоток воды, который плескался во рту, дразня и умоляя проглотить себя. Мое горло горело огнем, спина болела, а босые ноги подвергались унизительному наказанию со стороны широкого ассортимента камней, колючек и скользкого овечьего помета, на котором я то и дело оступался, в результате чего ободрал колено о скалистый склон холма.

Когда мы приблизились к вершине Файерфлайского холма, мой желудок взбунтовался, и меня вырвало прямо на ноги.

Я проклинал Яна Волту, ненавидел себя за то, что потерял свой глоток воды и, разумеется, не прошел «тест».

Но он оставался равнодушен к моим страданиям. Я видел, как он помочился с вершины. Затем подошел к тому месту, где я сидел, уткнувшись головой в колени и невыразимо жалея себя.

— Можно взглянуть на подошвы ваших ног? — спросил он.

Кивнув, я поднял ноги. Они кровоточили.

Спускаясь с горы, он разъяснил мне, что в укреплении нуждаются не мои ноги, но мой разум.

— Вашим глазам, — жестко сказал он, — не на что смотреть.

— А что моим глазам делать с этими ногами? — ответил я вопросом на вопрос.

— Вы должны видеть цель. Должны не сводить с нее глаз все время, пока бежите.

— О чем вы говорите? Я так и делал!

— Если это так — а я в этом сомневаюсь — значит, вы ничего не видели.

— Что? — вскипел я.

— Вы видели, как я бежал?

— Естественно, вы же всю дорогу бежали впереди меня.

— Взгляните, — сказал он, поднимая босую ногу.

На подошве не было ни порезов, ни лопнувших волдырей. Нога выглядела превосходно.

— И что… — сказал я раздраженно, — что это доказывает?

— Это доказывает то, что если бы вы видели все правильно, то заметили бы, что я бежал не затем, чтобы победить, а затем, чтобы бежать. Гора пришла ко мне, совсем как стоячие волны у Рогов. Я дал им прийти, ведь они больше меня. Я просто позволил им. Вы же набрасываетесь на воду так же, как набрасываетесь на гору — мстительно. От этого, мой друг, следует избавляться. Разве вы не понимаете? Все это игра теней, это ничего не значит. Но в один прекрасный день это приобретет смысл, и тогда, надеюсь, ваши глаза смогут все разглядеть как следует.

Унижение, причиненное бегом и болью в ступнях, разозлило меня. Я чувствовал себя, как ребенок, преданный вожатым скаутов.

— Я бежал легко, — проворчал я.

Он загоготал.

— Если бы вы бежали легко, плоско ставя ступни, то сейчас не страдали бы. Я ведь видел, что вы делали. Вы бежали, выгнув ступни, словно олень. Вы штурмовали гору, в то время, как вам следовало бы парить в нескольких дюймах над нею.

Хотя я был очень зол на него, но все же понимал, что он прав. Факт оставался фактом, мне было плохо, а семидесятипятилетний человек разбил меня на моем собственном поле. Я неправильно подошел к задаче. Мои бедные ноги колотили по горе вот именно мстительно.

Внезапно я сел и закатился смехом.

Ян молча стоял возле меня.

Вскоре мой смех истощился и сменился слезами.

Через некоторое время я поднялся, и Ян сказал:

— Чтобы выжить, поток должен двигаться, а человек — думать.

На следующий день, когда мы сидели на газоне перед «Каса Мария», Ян увидел мальчика, который пытался поймать ящерицу пальмовым арканом.

— Спорим, я поймаю ящерицу без аркана, — хихикнул Ян.

Но мальчик возразил:

— Нет, аркана ловить его.

Ян шагнул к дереву, где отдыхала большая зеленая игуана.

Мальчик сказал кисло:

— Ты не поймать его как так. Надо взять аркана ловить ящерица.

Ян смело подошел к ящерице и уставился в ее золотистые глаза. И человек, и пресмыкающееся замерли. Солнце припекало, пот катился по шее Яна, но он оставался неподвижным, как ящерица. В конце концов ящерица начала ползти к дереву. И тут рука Яна вытянулась, подобно броску змеи, и схватила ящерицу за горло. Смеясь, он протянул игуану мальчику, который спросил, как ему удалось это сделать.

— Зеленый ящериц очен шустрый, чтобы ловить рука, — сказал мальчик, в изумлении сжимая свой трофей.

— Нет, — сказал Ян, — рука всегда быстрее глаза. Но когда имеешь дело с существами, двигающимися быстрее руки, надо заставить их думать, что тебя здесь вовсе нет. И когда их внимание обратится на что угодно, кроме тебя, ты просто берешь их. Вот как я поймал ящерицу.

Позже я спросил его, от кого он научился этим трюкам.

Он объяснил, что перенял их от своего первого учителя «сокола», мастера по имени Хойер.

— Мы были в Карпатских горах, — сказал он, — и как-то поймали маленькую самку сокола. Мой учитель велел мне сесть рядом с птицей, привязанной к столбу в грязном амбаре, где мы собирались провести ночь. «Что бы ты ни делал, не отводи взгляда от глаз сокола», — приказал мне Хойер.

К сожалению, после того как я несколько часов бессмысленно смотрел в глаза сокола, меня сморил сон, и я уснул. Когда я проснулся, Хойер был очень сердит на меня. «Ты все погубил, — сказал он, — теперь я должен начать ее обучение с самого начала». Тогда он сел перед птицей сам и приготовился к состязанию. Вскоре птица и человек слились воедино: они сцепились глазами.

Сначала мне казалось, что эта связь существует только между глазами. Затем я осознал нечто более глубинное. Они соединились — не глаза в глаза, как я предполагал, — но душа в душу. Странно было наблюдать за двумя существами этой земли, столь различными и вместе с тем ставшими благодаря своей удивительной связи единым целым.

В конце концов, ближе к рассвету, птица устала. Один раз — всего один раз — она закрыла свои горящие глаза. И Хойер накрыл носатую головку рукой, затянутой в перчатку. Она не сопротивлялась — замерший сокол был покорен, его душа отныне принадлежала Хойеру. И теперь мы передаем душу этой птицы от человека к человеку посредством искусства «сокола».


Неделю спустя мы отправились в Синие горы, чтобы взобраться на утес, известный под именем Лестницы Иакова. Ян сказал, что это будет моим последним испытанием. Возможно, благодаря приобретенной мною физической форме восхождение было не слишком изнурительным, во всяком случае, так мне казалось, пока мы не добрались до самой «лестницы».

Перед нами возвышался утес из застывшей лавы. Снизу, примерно ярдов[6] на двадцать, вверх тянулись вырубленные выемки для рук, затем вертикаль прерывалась горизонтальной площадкой, так что альпинист оказывался вновь на твердой «земле». Трудность заключалась в том, что лестница напоминала лабиринт. Яркое солнце играло на граненых выемках, слепя глаза. Скользкая порода была похожа на черный фарфор. Один неверный захват рукой — и ты погиб.

— Помните, — предупредил Ян, — нельзя смотреть вниз. Представьте, что укрощаете сокола и не отводите взгляда от его глаз.

Я кивнул и начал восхождение.

Почти половину пути мне удавалось ни о чем не думать и сосредоточиваться лишь на трещинах в блестящей черной поверхности. Ян поднимался вслед за мной, цепляясь за те выемки, откуда я убирал свои ноги. У нас не оставалось ни места, ни времени для ошибки. Приходилось подниматься размеренно, дышать в унисон, двигаться непрерывно.

Затем на долю секунды мой взгляд отвлекся. Я увидел щель между моей грудью и стеной. В этой щели виднелась самая красивая долина из всех, какие мне приходилось видеть. Мы покинули эту долину, начиная восхождение. Там, внизу, трепеща под ветром, вспыхивали на солнце листья кофейных деревьев. Я разглядел сборщиков кофе, их желтые шляпы и грубые мешки; меня захватила красота открывавшегося вида, и мне и в голову не пришло, что это была красота смерти.

Я почувствовал потребность разжать руки и слететь вниз, в эту желанную щель, и в то же время ощутил присутствие кого-то, помимо Яна, и этот кто-то прижимал меня к телу горы. Я моментально понял, что это существо было женского рода. И тут прелестная долина скрылась из моих глаз. Пролетающее облако стерло ее, и я обнаружил, что прижимаюсь щекой к горячему камню. Таинственное существо заставило меня двигаться: я вспомнил блестящий глаз покоренного сокола и продолжил восхождение.

В ту ночь мы разбили лагерь на поляне орхидей. Сладкий аромат диких ямайских орхидей пропитывал ночной воздух, и сосновые ветки, которые мы жгли в костре, добавляли ему сладости. Разреженный горный воздух казался особенно прохладным и свежим после изнурительного подъема.

Я рассказал Яну о том, что случилось со мной на Лестнице Иакова.

— Да, — вздохнул он, — я здорово испугался. Вы некоторое время совсем не двигались.

— Я знаю, что у меня случился смертельный сон альпиниста, но она вернула меня к действительности.

Ян пристально посмотрел на меня сквозь пляшущее пламя.

Наконец он заговорил:

— Вы сказали, что «она» вернула вас к действительности.

— Это был дух той самки сокола. Она пришла ко мне. Соколиха.

Он долго молчал. Мы оба смотрели на пламя, на искры, на тишину, струящуюся между нами. Слова казались тогда слишком глупыми. Дул ветерок, напоенный крепким запахом горных орхидей, нас окружала ночь, непроницаемая, словно пучина, лежавшая под Бычьими Рогами.

— Друг мой, — сказал наконец Ян, — отныне вы будете предоставлены сами себе. Мне больше нечему учить вас.

— Мне хотелось бы, чтобы вы сказали мне еще одну вещь.

— Да? — Он вопросительно посмотрел на меня.

— Если она меня благословила — что теперь?

Он нахмурился.

— Она не благословила вас. И не прокляла. Она просто взглянула на вас. И теперь для вас начнется настоящая работа.

Когда мы вернулись из Синих гор, до старта триатлона оставалась всего пара дней. Я провел большую часть из них на берегу, медитируя. Ян приходил и уходил по своим делам. Он был дружелюбен, как обычно, но под его вежливостью ощущалась отчужденность. В утро моего отъезда в Кингстон его нигде не было видно. Полагаю, он так пожелал.


Между Портом-Марией и Кингстоном курсировал один из древних сельских автобусов, у которых обычно бывают имена наподобие «Принц Альфонсо» или «Король Табби». Они бывают набиты цыплятами и козами, так же, как и людьми, и когда на перевале начинается болтанка, все в салоне хаотически катается и кувыркается.

Возле маленькой деревушки Френдшип в автобус вошла красивая женщина и села рядом со мной. Внезапное ее прикосновение вызвало во мне странное, забытое ощущение — сексуальный позыв. Моя длительная изоляция от женщин навела на меня сон наяву, в котором я представлял, что занимаюсь любовью с сидевшей рядом женщиной. Под беспорядочное раскачивание автобуса я начал мысленно раздевать ее.

Затем мы вытянулись рядом, услаждая друг друга. Автобус и его многочисленные обитатели задрожали и исчезли из глаз. Остались только мы с женщиной, ее медового цвета кожа таяла на моем теле, пока мы страстно преодолевали изгибы перевала, помня лишь о своей плоти, своем вожделении.

Когда мы уже спиралью ввинчивались в оргазм, автобус внезапно отчаянно затормозил и, не вписавшись в поворот, рухнул вниз с горы. Бамбуковые стволы колотили об обшивку машины, и нас швыряло из стороны в сторону. В лица пассажиров полетел багаж; раздались крики, вопли, стоны агонии.

Инстинктивно я сжал руку сидевшей рядом женщины. В ту же секунду автобус начал кувыркаться и в конце концов приземлился в реку. Сжатый барахтающимися телами, я беспомощно наблюдал, как поток, захлестнувший покореженный автобус, смыл ребенка.

— Надо выбираться отсюда! — крикнул я женщине, чью руку все еще сжимал.

С силой вытянув ее из переплетения тел, я вырвался наружу через уже разбитое окно, и река укрыла нас своим сумраком. В течение следующих нескольких секунд автобус скрылся под водой, и мы принялись бороться за свои жизни с беснующимся потоком.

Река Два Дракона известна своим предательским характером. Разбухший от недавних дождей, поток швырял и терзал нас до тех пор, пока неожиданно мы не врезались в какой-то твердый предмет. Это была стальная балка, прикрепленная к недостроенному мосту. Зеленая вода яростно била нас со всех сторон. Мы оба были пригвождены к стальному выступу.

И тут, к своему ужасу, я осознал, что отпустил руку женщины. Ее нигде не было видно. Вокруг меня вздымались лишь бешеные буруны. Женщина исчезла, ее смыл поток.

Мне оставалось лишь взобраться по стальному шпилю в небо, продвигаясь дюйм за дюймом и тихо ругаясь. Я знал, что преодолел предел своих возможностей, зашел за черту, в сумрачный, не поддающийся определению мир, где доступно чистое ощущение истины. Все вокруг сверкало, словно иней на солнце.

Затем я увидел сметенный взрывом Вавилон, и ноты нью-орлеанского джаза защекотали внутренний слух. Я зачарованно следил, как львиноподобное солнце с монументальной грацией заходит над Вифлеемом. Взрывающиеся пшеницей поля Иерихона, переливающаяся акварель Атлантиды, висящие над Нилом черные тучи.

Я затерялся в качающихся кедрах Ливана в поисках своего имени, в поисках любви, а дети Освенцима слушали скрипку Сеговии, рыдающую в снегах.

Потом все взвихрилось и куда-то умчалось.

Меня сотрясли рвотные спазмы. Я посмотрел на свою ладонь и увидел смятую полоску ткани, разорванную финишную ленточку. В течение нескольких безумных секунд я успел побывать всем: рыбой, ящерицей, обезьяной, человеком. Затем я услышал беспорядочные крики, увидел окружавшие меня лица. Забег окончился, я победил. Толпа приветствовала меня.

Я встал на ноги и, шатаясь, посмотрел в небо. И прежде, чем крылья закрыли от меня солнце, я увидел глаза соколихи.

Джоэл Ричардс Слушай

Дзэн-буддизм, или даосизм, в зависимости от того, говорите ли вы с японским или китайским практиком боевых искусств, привнесли многое в систему отношений и образ мышления, которые способны изменить как философию человека, так и его телесное состояние.

Кэмерон оглядел просторный пол из твердого дерева в рекреационном центре Проектного института. Хотя он активно использовался как учеными, так и административным персоналом для игры в баскетбол и волейбол, на хорошо отполированной древесине нельзя было заметить ни царапинки — и все это без лака или защитных покрытий. Дерево темора оказалось уникальным представителем местной флоры. Производные из его коры служили сырьем для заменителя ацетилколина, являвшегося многообещающим средством для восстановления памяти и борьбы со старческим слабоумием. Исследовательская группа Кэмерона работала над синтезом этого вещества в водорастворимой форме.

Но сейчас Кэмерон был не в рабочем настроении. В настоящий момент его вниманием нераздельно владел полированный, девственно-гладкий пол. Он сделал шаг вперед, еще один, медленно и плавно прокладывая путь по невидимой извилистой дорожке. Каждое движение вытекало из предыдущего, при этом нельзя было заметить, когда кончалось одно движение и начиналось следующее. Но каждое движение было отточенным.

Шаг. Второй. Поворот, пируэт.

Вот только некого было кинуть на пол. И некому было кинуть на пол его.

Кэмерон мысленно переключился с дзюдо на карате и пожалел, что недостаточно тренирован в этом искусстве. Его опыт и категория сложности оценивались лишь зеленым поясом. И все же каратист мог наносить удары фантому, чувствуя при этом удовлетворение. Что касается дзюдо, то оно требовало уке, который бы оказывал сопротивление, и тори, который бы парировал броски. Но в этом мире не было дзюдоистов.

И тут, как ни странно, в зале возник каратист. Перед Кэмероном задрожал воздух, возможно, от теплового излучения. Он поднял взгляд и увидел безмятежные черты Хидео Накаджимы, своего старого сенсея, с такой отчетливостью, что мог рассмотреть поношенный черный пояс и все детали вышивки до последней нитки.

Сенсей приближался к нему не спеша, совсем не с той скоростью, с которой встретил бы высокоопытного противника в открытой борьбе. Он провел серию ударов. Кэмерон блокировал их и с разворота нанес круговой удар. Грациозным и экономичным движением сенсей уклонился от удара и сделал боковой выпад. Кэмерон увидел, что нога сенсея дотронулась до его доги, но ничего не почувствовал. Он быстро, прокрутил в памяти первую серию заблокированных им ударов и отметил, что пропустил прямой выпад. Однако удара при этом не было. Значит, никаких выпадов он не блокировал.

Кэмерон повернулся к партнеру и никого перед собой не увидел.

В стороне стоял Руководитель Проекта. Рядом с ним был алкайданский гость, которого Кэмерон раньше не замечал. А может, замечал?

Алкайданец с улыбкой отвернулся.

* * *

Руководитель Проекта аккуратно сложил руки перед собой на столе и внимательно посмотрел на них Кэмерон тоже посмотрел на них. Эти руки были оружием, столь же смертоносным, как руки каратека. Сколько анкет перелистали руки Мэйнваринга, сколько меморандумов они подписали! И каждый из этих документов мог разрушить любую карьеру.

Но сейчас это не были руки палача. Мэйнваринг сам казался обеспокоенным.

— Питер, — сказал Мэйнваринг, — с облегчением должен сказать, что наши хозяева все же продлили нам визу. При этом с болью сообщаю, что она продлена и вам тоже. Но факт остается фактом.

Кэмерон ждал, но взгляд Мэйнваринга вернулся к наманикюренным и неподвижным рукам.

— Приглашение, — повторил Кэмерон без вопросительного оттенка.

— Они приглашают вас на собеседование. Если вы зарекомендуете себя удовлетворительно — что бы это ни значило, — вы будете приглашены на Охоту.

— Понял.

— В самом деле? — Мэйнваринг поднял брови. — А я вот многого не понимаю. Например, как эти алкайданцы выглядят на самом деле. Они способны менять форму, но на что они похожи в те моменты, когда не пытаются произвести на нас определенное впечатление? Как они мыслят? Почему они изобретают и заставляют нас заполнять бесчисленные формуляры? Мне приходится проталкивать слишком много нелепых бумаг даже — честно признаюсь — по моим стандартам. Путь к вершине дерева устлан этими бессмысленными документами.

— Очень образно, — заметил Кэмерон.

— Да, Питер, я понимаю собственные аллюзии. Для того, чтобы присматривать за вами, учеными, и освобождать вас от бумажной работы, которую вы презираете, требуются кое-какие мозги. Мне нужно, чтобы вы занимались своим делом и производили годную для рынка продукцию из этих ботанических компонентов, которые вам кажутся столь многообещающими. Мне будет работать проще — а вам спокойнее, — если вы сумеете представить медикаменты, которые принесут компании прибыль. — Он сделал паузу и нахмурился. — Между тем мне приходится иметь дело с алкайданцами, их прихотями и обычаями. И прикидывать, что мы сможем дать им взамен, когда они выступят с требованием компенсации. Возможно, Охота наведет на некоторые мысли. — Мэйнваринг взглянул на Кэмерона: — Или они у вас уже имеются?

Кэмерон мрачно смотрел на Мэйнваринга.

— Соломенные маты и дога для дзюдо.

Мэйнваринг прищурился. Открыл рот, но передумал говорить. Помахал Кэмерону, давая понять, что тот свободен.


Ансари Фархал был Мастером Охоты этого года и, стало быть, наследником алкайданского титула кир. Кир — это земной напиток из черной смородины и белого вина. Очень крепкий и освежающий, насколько Кэмерон мог припомнить. Ансари-кир выглядел весьма крепким. Хотя слово «освежающий» к нему, конечно, не подходило. Скорее здесь было уместно определение «благородный». Благородство проявлялось в намерениях, а не в признаках аристократического вырождения.

Глаза Ансари блестели. Блестело и его одеяние. При ходьбе он весь мерцал. Движения Ансари были экономны, плавны, целесообразны. Ничего лишнего. Он пользовался руками, а не думал, куда их деть. Ансари пригласил Кэмерона присесть.

— Не согласитесь ли поучаствовать в нашей Охоте? — спросил он.

— Да.

— А знаете ли вы, что это такое, какова добыча, каковы правила?

— Нет.

Ансари-кир повернулся от стола к окну и посмотрел на лес, начинавшийся прямо под стенами замка. Никаких газонов, никаких регулярных парков не было в поместье этого аристократа. Оно напоминало деревушку в Шварцвальде.

Кэмерон рассматривал его профиль и вспоминал римские монеты.

Ансари-кир повернулся к Кэмерону анфас:

— Мы подходим к ущелью, через которое переброшен непроверенный мост, а внизу беснуется вихрящаяся стремнина. Кто-то должен испробовать мост — в противном случае добыча ускользнет. Вы или ваш компаньон по охоте. Что вы выберете?

Кэмерон внимательно огляделся.

— Я не вижу ни моста, ни стремнины, ни компаньонов.

Ансари-кир кивнул:

— Увидите.


— Таков был его ответ? — спросил Мэйнваринг.

— Похоже, да.

Мэйнваринг покачал головой:

— Это немного проясняет ситуацию. Я не воспринимаю их образ мышления. Возможно, именно поэтому выбрали не меня. Но, Питер, вы сами-то можете это объяснить?

— Объяснение все испортит, — сказал Кэмерон, но физиономия Мэйнваринга разжалобила его. Перед ним сидел уже не тот бюрократический монстр, что так пугал его еще недавно. Руководителю Проекта требовалась помощь. — Это двойная отсылка. Ответ является частью вопроса. Кроме того, здесь заключена скрытая шутка, использующая нашу собственную идиому. Мост, который не надо переходить, пока мы не доберемся до него. Возможно, мы никогда до него не доберемся.

Мэйнваринг молчал.

— Они советуют нам покончить с многочисленными вариантами плана, — мягко добавил Кэмерон. — Жить сегодняшним днем.

Когда прибыл Кэмерон, участники Охоты уже собирались во дворе замка, но Ансари-кир отложил хлопоты, чтобы поприветствовать инопланетного гостя. Не выпуская бокала из руки, с дружелюбностью, выходящей за рамки ноблесс оближ, он обнял Кэмерона за плечи и повел его по широким ступеням в зал. На грубо сколоченных козлах, покрытых дамасским ковром, стояла огромная хрустальная чаша. Приятное сочетание контрастов. На серебряных подносах высились горы булок и караваев, от некоторых поднимался пар. Несколько слуг резали хлеб и намазывали его паштетами из стоящих рядом чаш. Когда хозяин зала и Охоты приблизился в обнимку с Кэмероном, все разом повернулись и подняли бокалы в приветствии.

— Мистер Питер Кэмерон, — объявил Ансари-кир. Он сделал шаг назад и поднял бокал. — Наш новый компаньон по Охоте!

Все поднесли бокалы к губам, описав ими в воздухе изящные параболы. Ближайший к ним слуга взял хрустальный кубок, оправленный серебром, наполнил его из чаши и протянул Кэмерону.

— За Охоту! — провозгласил Кэмерон. — И за Поле!

Все выпили под одобрительный ропот. Кэмерон выпил тоже.

— Пейте и ешьте, джентльмены, — сказал Ансари-кир. — Наши скакуны ждут нас.

Через пятнадцать минут Кэмерон запомнил имена дюжины присутствовавших и проглотил завтрак, который вполне сошел бы за обед в земном ресторане.

Затем вся компания вернулась во двор, где их ждали скакуны и егеря. Ансари-кир вновь отвлекся от приготовлений, чтобы проверить, удобно ли Кэмерону в седле нарядно убранного гаффа, чья сбруя и упряжь весело играла всеми красками на утреннем солнце.

— Возьмите, — Ансари-кир протянул ему шлем местного производства, декорированный янтарно-зелеными цветами Охоты. — Наденьте его и слейтесь воедино со своим скакуном.

И с этим миром, мог бы добавить он. Кэмерон надел шлем и увидел, что все краски окружающего обрушились на него с преувеличенной яркостью. Он услышал звуки лесной жизни за стенами замка: пугливых земляных грызунов; обитателей деревьев; парящих стервятников. Ближе и сильнее всего ощущался разум его гаффа. Он ждал не команды, но импульса, и желал нести Кэмерона как напарник, а не как вьючное животное. Сознание егерей — их жажда бесконечной погони. Сознание компаньонов — вихри их энергии, бушующие вокруг без слов.

Кэмерон огляделся. Если компания и чувствовала Кэмерона, его отчужденность, то не подавала виду. Шлемов на них не было.

— В этом нет необходимости, — сказал/подумал Ансари-кир. — Да, они видят/чувствуют ваше присутствие. С радостью и предвкушением.

Он махнул рукой, и ворота распахнулись. Нетерпеливая кавалькада выехала из замка, но не в лес, а на поляну, поросшую весенней травой и полевыми цветами. Кэмерон ее раньше не видел. Он вспомнил, что стены со всех сторон были окружены лесом. Каждая стена? Возможно, здесь существовало больше сторон обзора, больше румбов поворота, чем обычные тридцать два?

Еще один вопрос, заключавший в себе ответ. Лучший из вопросов. Он остался незаданным.

— Вперед! — скомандовал Ансари-кир.

Кэмерон тронул скакуна.


Когда позже Кэмерон вспоминал об этом, все казалось ему бесконечной идиллией. Возможно, так оно и было. А возможно, это было синаптической вспышкой длительностью в долю секунды, сжатием, которое невозможно определить словами. Слова. Словами там пользовались редко. Шлем устранял потребность в словах, за исключением тех, что обладали собственной ценностью и автономной телесностью, тех, которыми можно было любоваться, пока они вспыхивали. Или слов, слишком коротких для абстрактного движения мысли. Их оказалось больше, чем можно было бы ожидать от утра, наполненного скачкой по лесам и полям.

Кавалькада тянулась через поляны, влажные от утреннего тумана, затем нагретые полуденным солнцем. Пение ранних сверчков замирало, когда они ехали по траве, но неослабное жужжание продолжало проникать через шлем. Несмолкаемое полуденное жужжание насекомых.

Приходилось пересекать темные подлески лавра, пробираться по лесным тропинкам, где можно было ехать очень медленно цепочкой по одному.

Когда день достиг своей самой жаркой точки, они выехали из лесной прохлады на травянистую низменность у реки. Солнце стояло в зените, но ярко расцвеченный палаточный лагерь притягивал взгляд и манил прохладой. Компания спешилась и пустила расседланных животных попастись, напиться и отдохнуть. Палатки хорошо проветривались, полотнища не доходили на несколько футов до земли. Внутри их ждали подносы с сырами и хлебом, напитками во льду, освежающими шербетами. Все это было словно только разложено, хотя слуг нигде не было видно.

Компания восприняла возможность отдохнуть как должное. Хотя самому Кэмерону было жарко, его страдания, казалось, не шли ни в какое сравнение с тем, что происходило с Ансари-киром и остальными. Пот ручьями струился по их лицам, размывал черты, делая их плоскими. Орлиный нос Ансари-кира словно распух, превратившись в лепешку. Кэмерон пригляделся к своим компаньонам. Их одежда, хотя и созданная специально для Охоты, выглядела слишком тонкой для этого занятия. Она расползалась по швам и была усеяна дырками и прорехами, оставленными ветками и колючками. Под дырами виднелась покрасневшая кожа.

Никто не обращал на это внимания; все принялись за еду и напитки. Кэмерон последовал их примеру, пока Ансари-кир не созвал всех в самую большую палатку. Еще до того, как его глаза привыкли к царившему внутри сумраку, ноги и нос Кэмерона дали ему понять, что он находится в додзё. Он почувствовал крепкую упругость татами. В жарком воздухе висел свежий запах соломы. Кэмерон сел на край мата и снял обувь. Подняв глаза, он увидел своих компаньонов в новом образе. Они предстали перед ним в еще более отчетливом человеческом обличье, с разными типами телосложения и весом, все одетые в доги для дзюдо. Он узнавал лица своих старых друзей и соперников, ощущал запах их тел, почувствовал грубоватую мягкость своей многократно стиранной доги на плечах. Слабый ветерок шевелил волоски на его обнаженной груди.

— Ваш додзё, ваше искусство, Кэмерон, — сказал Ансари-кир. Он единственный сохранил тот облик, который запомнился Кэмерону. — Проведите нас через растяжки и укеми.[7]

Хрустящие звуки хлопающих рукавов доги наполнили воздух, отскакивая от стенок палатки. Затем дзюдоисты разбились на пары, повторяя движения за Кэмероном. Партнером Кэмерона оказался Ансари-кир, действовавший в роли обороняющегося. Кэмерон, выступая в качестве тори, провел огоши:[8] вращаясь внутрь по спирали, присел в повороте, подводя бедро под пояс партнера. Он обхватил руками талию Ансари-кира, чтобы закинуть его себе на спину, и тут понял, что что-то не так. Приседание оказалось недостаточно глубоким, и он не сумел нарушить равновесия партнера. При этом Кэмерону никак не удавалось обхватить партнера руками — тот оказался шире, чем казалось на глаз.

Кэмерон инстинктивно развернулся лицом к партнеру. Ансари-кир поклонился.

— Прошу прощения, — сказал он.

Кэмерон огляделся и увидел, что Ансари-кир стал гораздо более приземистым и тяжелым, чем казался в палатке для отдыха. Лишь лицо оставалось прежним. Кэмерон понимающе кивнул. Он провел Ансари-кира через серию коротких движений — в основном бросков через бедро. Остальные дзюдоисты повторяли движения ведущей пары: внутрь-наружу, внутрь-наружу. Воздух стал тяжелым и влажным, наполнившись испарениями, слегка отличными от запаха человеческого пота.

Они обучались быстро.

Воздух был также пропитан ожиданием чего-то, физически ощутимым, почти как этот запах. В конце концов Ансари-кир озвучил коллективное желание:

— Рандори?

Кэмерон кивнул. Он шагнул на середину мата вместе с Ансари-киром. Они поклонились, ухватили друг друга за отвороты и рукава дог и начали.

Кэмерон увлек соперника в круговое движение против часовой стрелки. Попробовал поставить блок щиколоткой. Ансари-кир перепрыгнул. Кэмерон зашел слева в осото гари, но противник, кружась, уклонился. Они возобновили круговое движение. Кэмерон попытался воспользоваться своими длинными ногами, чтобы проделать тай отоши, весьма целесообразный бросок, когда противник короткий и коренастый. Он развернулся на левой ступне, выбросил правую ногу, чтобы заблокировать щиколотку Ансари-кира, и попытался перекинуть его через вытянутую ногу. Но противник вновь перепрыгнул через блок, а затем развернулся в куби наге. Ансари-кир сделал быстрое движение бедрами, пытаясь нарушить равновесие Кэмерона, одновременно заводя руку для захвата головы. Кэмерон успел вовремя присесть, сохраняя равновесие и уходя из-под захвата. Ансари-кир был проворен. Слишком проворен.

Они вновь закружились, и Кэмерон обдумал создавшееся положение.

И тогда он понял, что делать. Он перестал думать, впал в бессознательное состояние, разрешив думать телу, не допуская отчетливых мыслей, понятных противнику. И тогда тело само нашло брешь в обороне противника и вошло в нее: это был бросок через бедро, которого обычно не ждут от высокого противника. Теперь настала очередь Ансари-кира приседать, уворачиваясь от сеои наге.[9] Но Кэмерон резко изменил направление вращения, зацепив левую ногу противника своей правой, чуть пониже колена, толкнул Ансари-кира левым плечом, оттесняя его в угол. Правая нога оппонента оторвалась от земли, а Кэмерон продолжал теснить его, подпрыгивая и не отпуская опорную ногу Ансари-кира до тех пор, пока тот не упал на спину, тяжело ударившись о мат.

Кэмерон помог ему встать. Они разошлись, чтобы одернуть доги и поклониться.

— Какая техника? — спросил Ансари-кир, подняв брови.

— Учи гари. Внутренний захват ногой.

Они освободили место для спарринга другим партнерам. Затем поменялись противниками.

Время шло. Солнце опускалось, пока его лучи не проникли под полог палатки, высветив пляшущие между спортсменами пылинки.

Они вернулись в палатку с закусками. Кэмерон рассматривал своих компаньонов из-за горок фруктов. На них вновь появилась охотничья одежда, а внешность продолжала претерпевать изменения. До какого предела? Какую часть их истинной природы способен воспринять он сам и все человечество?

Где была их истинная природа и где иллюзия? Или они остаются все теми же, принимая иные формы?

Кэмерон почувствовал влагу на обнаженной руке и взглянул вверх. Над ним стоял преобразившийся Ансари-кир, более не напоминавший патриция, держа в руке несколько кубиков льда. Капли холодной воды вытекали из его волосатых пальцев и падали на руку Кэмерона.

Та же вещь. В иной форме.


Обратно ехали не спеша. Лес теперь казался менее величественным, он был замусорен сухостоем и зарос колючим подлеском. С интересом, но без сочувствия Кэмерон следил за тем, как рвалась одежда охотников, превращаясь в клочья, едва прикрывавшие пятнистую кожу, покрытую беспорядочными островками меха. Но изысканная мысленная игра не прекращалась, прикрывая телесное ядро соблазнительным покровом.

Оставалось благородство мысли. Кто-то сказал когда-то: обычный человек есть Будда; иллюзия есть спасение. Глупая мысль — и мы становимся заурядными, вульгарными, тупыми. За ней следует просвещенная мысль — и мы становимся Буддой.

Ансари-кир придвинулся вплотную к Кэмерону, его лицо напоминало дикую волосатую маску. Но отчетливость и ясность мысли не исчезли.

«Я бы выразил это иначе: глупая мысль — и мы становимся просвещенными. Просвещенная мысль — и мы вновь становимся заурядными существами».

Ансари-кир пришпорил скакуна и умчался вперед. «Хватит разговоров. Просвещенность — это деятельность, а не состояние. Едем».


В кабинете Мэйнваринга царил беспорядок. Ящики стола выдвинуты, пол уставлен ними. Портьеры со стен сняты и уложены на полу между коробками. Стол Мэйнваринга бел непривычно пуст, на нем виднелся лишь голографический кубик с изображением его семьи и блокнот с исчерканными листками.

— Ну что это такое? — спросил Мэйнваринг. — Вся эта Охота с ее добычей?

— Можно рассматривать ее как метафору. Все зависит от того, что вы захотите увидеть, — сказал Кэмерон. — Я увидел Охоту как некое фокусирующее устройство. Добыча — это то, что нам следовало бы замечать ежедневно, голоса, к которым стоило бы прислушиваться. Иногда стоит прийти в движение, оторваться от корней, чтобы воспринять это. — Он сделал паузу. — Кажется, я был частью добычи. И дзюдо тоже. Добыча — то, что я должен был сказать и показать им.

Мэйнваринг кивнул:

— Ценное прозрение, несомненно. Но я надеялся на что-то более ощутимое, нечто, что мы могли бы использовать. — Он посмотрел на Кэмерона: — Знаете, алкайданцы хотят, чтобы я уехал. А вы остались.

Кэмерон посмотрел на Мэйнваринга. Руководитель Проекта выглядел неважно. Он сам претерпел значительные изменения. Утеря власти вызвала разительные перемены в поведении.

— Мне это не очень понятно, — продолжал Мэйнваринг. — Они просят, чтобы в будущем в исследовательские группы включались дзэн-буддисты. И практики боевых искусств. Карате, дзюдо, фехтование на мечах — как это называется?

— Кендо.

— Да. Полагаю, все это они узнали от вас.

— И от вас тоже, — сказал Кэмерон. — От нас всех. Не рассчитывайте скрыть от них какие-либо тайны. Они тешат нас, разговаривая с нами, но это совершенно необязательно. Они телепаты.

Мэйнваринга это обеспокоило меньше, чем ожидал Кэмерон. Возможно, его больше занимал крах этой ступени в своей карьере.

— А что они хотят от практика боевых искусств?

— В основном их интересует образ мышления, — сказал Кэмерон. — Взгляд на мир. Это и еще взаимодействие, спарринг — физический и ментальный. Вот что они ценят в каждой новой культуре, с которой встречаются, и этим мы сможем отблагодарить их за то, что хотим от них получить.

Мэйнваринг вернулся к своему излюбленному занятию — принялся складывать руки и внимательно их разглядывать.

— Полагаю, они сумеют приспособиться к физическим требованиям боевых искусств, несмотря на то что меняют форму тела.

— Они не меняют форму тела, — сказал Кэмерон.

Мэйнварниг посмотрел на него.

— К этому заключению пришла наша контактная группа, ознакомившись с их произведениями искусства и сравнив их с тем обликом, в котором они перед нами предстали, — сказал Кэмерон. — Но это неверно. Они способны воздействовать на наше сознание, окружая себя иллюзиями. Они создают привычный нам образ, чтобы мы чувствовали себя комфортно.

«Включая и кучу бессмысленных бумаг для тебя». — Кэмерон подумал об этом, но вслух не сказал.

— А вы знаете, как они на самом деле выглядят?

Кэмерон покачал головой. Безнадежно.

— По-моему, это не важно, сэр. Для них это все иллюзия.

— М-да, — сказал Мэйнваринг. — Сомневаюсь, что мне удастся это понять. Но я буду стараться.

— Возможно, вы идете не тем путем.

— А существует тот путь?

Кэмерон удивился. Потом одобрительно кивнул.

— Вот теперь лучше.

— Стоит ли мне вновь и вновь приставать к вам с вопросами? — Мэйнваринг повернулся к Кэмерону, и тот впервые увидел на лице Руководителя Проекта проблески самоиронии. — И кого расспрашивать, если вас не будет поблизости?

Кэмерон некоторое время рассматривал лакированную поверхность стола, затем потянулся к исписанному блокноту. Он прикинул на глаз его толщину, повернул торцом вниз и с силой ударил по столу. Стол отозвался сухим деревянным треском.

Мэйнваринг поднялся было, но тут же опустился обратно в кресло.

Кэмерон наклонился, чтобы вернуть блокнот. Мэйнваринг наблюдал за ним с поднятыми бровями, затем протянул руку, чтобы взять блокнот. Кэмерон вновь повернул блокнот торцом вниз и ударил Мэйнваринга по руке. Тот вскрикнул, больше от неожиданности, чем от боли.

— Почему стол не вскрикнул? — спросил Кэмерон. Мэйнваринг застыл с поднятой рукой, ошарашенно глядя на Кэмерона.

Кэмерон заговорил в наступившей тишине:

— Научитесь слушать, и вы услышите.

Джек Холдеман II Сила воли

На одном из двух лиц, которыми поворачивается к нам жизнь, играет улыбка. Не стоит идти слишком долго, не оглядываясь назад и не посмеиваясь над собой.

Бубба Джонсон сидел на расшатанном крыльце и смотрел поверх разбитых машин и брошенных рефрижераторов, загромождавших его двор, на густой сосновый лес вдалеке. Рекс, его верный доберман, на кого-то ворчал во сне; очевидно, ему снилось, что он перегрызает горло беспомощным милым кроликам. Бубба осушил банку «Будвайзера», смял ее и запустил подальше от крыльца, туда, где высилась гора из тысячи таких же банок. Он рыгнул, почесал объемистый живот и пошарил в ящике со льдом в поисках новой банки. Ящик был пуст.

Не важно. Скоро они приедут. Жизнь хороша.


Карен вздохнула и уперлась в переднюю панель громыхающего «Фольксвагена», трясущегося по известняковой дороге. Грег вел машину слишком быстро. Он всегда водил быстро, когда выезжал на тайную миссию.

К сожалению, для Грега вся жизнь была тайной миссией, бесконечное стремление к некоему внутреннему совершенству. В настоящий момент он стремился к внутреннему совершенству на скорости почти шестьдесят миль в час по лесной дороге в Джорджии, где он, несомненно, угробит их обоих.

Благоразумие, безусловно, не относилось к числу его достоинств. Карен это хорошо знала, но все же глубоко любила его, поскольку у него было много компенсирующих качеств, таких, как душевный покой, упрямство и очень мужественные усы.

— Осторожно, корова, — крикнула Карен, заметив тощую херефордскую коровенку, бредущую через дорогу в тщетной надежде пожевать что-нибудь помимо жесткой, как проволока, травы.

Грег безмятежно улыбнулся и крутнул руль. Ему не хватило каких-нибудь шести дюймов, чтобы оставить на дороге несколько сотен фунтов[10] гамбургеров. Фургон угрожающе занесло прямехонько в направлении здоровенного дуба, росшего у дороги.

— Ну вот, — сказал Грег, не без труда восстанавливая контроль над машиной. — Встреча с природой всегда прекрасна.

— Ох, по мне, эта встреча была слишком близкой, — сказала Карен, глубоко сожалея о том, что Грег бросил заниматься нанджитсу. Даже при всех синяках и шишках то было гораздо более спокойное время.

Родившись в самом конце шестидесятых, Грег всю жизнь что-то догонял. Он тосковал по дням цветов, о которых знал в основном по рассказам родителей, которые зачали его — согласно семейному преданию — в грязном спальнике в Вудстоке. Его растили на диете из гранул с высоким содержанием клетчатки и музыки Битлз. Детство вспоминалось Грегу в радужных тонах, и в качестве стиля жизни он принял философию, составленную из всевозможных метафизических воззрений своих родителей, за исключением одного.


Непротивление злу не согласовывалось с выбранной им профессией продавца в ночном магазине.

Грег искренне любил свою работу, хотя она была небезопасна. Он находил успокоение в правильной расстановке бутылок с маслом и сигаретных пачек.

Раскладывая леденцы и жвачку, он тешил ребенка, таившегося внутри его существа. Возможность подсказывать дорогу незнакомцам, которые блуждали в ночи, отчаянно сжимая давно устаревшие карты, наполняла Грега ощущением высокого смысла собственной жизни. Заполняя бензином резервуары на заправке самообслуживания, он думал о бесчисленных линиях жизни, в прихотливый узор которых вплеталась и его тропинка, — все эти многомильные экзотические путешествия в Атланту и Уэйкросс определенным образом зависели от него. Ему нравилось радостное волнение, которое он испытывал, продавая кому-нибудь лотерейный билет, — это был его шанс радикально изменить жизнь человека, исполнить его самые заветные мечты и желания.

Грег следил, чтобы кофе был крепким и горячим для всех ночных путников; он радостно убирал за ними просыпанный сахар и чашечки из-под сливок, которые они роняли на пол, отправляясь на своих усталых дизелях во тьму Джорджии навстречу судьбе. Ему даже нравилось убирать в туалете, умиляясь многочисленным ликам любви и тому, как этот акт эмоциональной связи зависел от покупки экзотических приспособлений в висевшем на стене автомате. Рядом на стене даже было нацарапано несколько полезных телефонных номеров для одиноких путников. Грег ценил также возможность без помехи медитировать в четыре часа утра в просторном, ярко освещенном помещении.

Грег любил в своей профессии все, за исключением ограблений.

Первые три раза он просто отдал деньги. В обмен на такое сотрудничество он получил интересный, но болезненный ассортимент подбитых глаз, ссадин и первоклассной шишки на голове. На четвертый раз он вытащил из-за стойки бейсбольную биту и очутился в реанимации Нордсайдской региональной больницы. Ибо Грег не был Тедом Уильямсом.

В госпитале у него было много времени для медитаций, пока его сшивали по кусочкам. Он также много смотрел телевизор. При просмотре пятого канала на него снизошло просветление.

В тот судьбоносный вечер он смотрел сквозь легкий туман от обезболивающих препаратов телевизионный фильм о джентльмене, прибывшем в захваченный бандитами городок и выбившем оттуда примерно сотню плохих парней с помощью голых рук и хорошего набора точных ударов. После этого, конечно, все хорошенькие пташки городка влюбились в бесстрашного героя.

Боевые искусства приобрели особую привлекательность для Грега. Так начался его путь.

Дорогу к истине нелегко было найти в его родном городе, где, собственно, всего и было-то, что светофор, продуктовая лавка, две церкви, три бара и ночной магазин. Тогда он и купил «Фольксваген»-фургон. Машина расширяла возможности Грега и отличалась низким расходом топлива.

В соседнем городе он начал с кунг-фу. К своему удивлению, Грег обнаружил в себе талант к боевым искусствам. У него оказалось развитое внутреннее чувство равновесия и самосохранения, к тому же философские аспекты этого вида единоборств импонировали ему как личности. Он делал успехи и оставался в группе почти год, пока ему не наскучило, что для него являлось определенным рекордом.

Затем он перешел к карате, обнаружив, что ему нравится бить людей руками и пинать ногами. Он занимался с разными инструкторами, но лучше всего у него получалось под руководством самых крутых. Потом Грег переключился на дзюдо, с удовольствием проделывая броски и захваты в додзё. Но все-таки ему постоянно чего-то не хватало. Он так и не нашел точки равновесия.

Поиски привели его к дзю-дзюцу, затем к айкидо. И все же каждый раз, когда он делал очередной шаг к дальнейшей интеграции тела и духа, какое-то звено казалось отсутствующим. Он продолжал поиски.

Ответа он не нашел ни в тай-чи, ни в кэндо (хотя ему нравилось колотить людей деревянными мечами). Он бесцельно переходил из группы в группу, примеряя и отбрасывая философии и техники. Постепенно он сблизился с небольшой компанией таких же неудовлетворенных душ. Вместе они продолжили кажущиеся бесплодными поиски озарения. Во время одного из их многочисленных странствий их карма пришла во взаимодействие с передним бампером пикапа Буббы Джонсона на перекрестке проселочных дорог.

Бубба включил стоп-сигнал. Это было вполне понятно. Но вот что смутило Грега и его спутников, так это неистовство, с которым Бубба выскочил из пикапа и, громко крича, запустил банкой «Будвайзера» в переднюю дверцу «Фольксвагена». Их первой мыслью было то, что этот человек, возможно, не нашел точки равновесия и не находился в гармонии с собой. Как же они ошибались!

Бубба бушевал, пинал фургон и обзывал их хиппи. В конце концов Джордж, в котором было шесть футов четыре дюйма, вылез из машины и встал напротив разъяренного человека. Он горой возвышался над Буббой, который отступил к своему пикапу, испускавшему пар из поврежденного радиатора. Джордж поднял руки и встал в классическую позу.

— Кунг-фу, — мягко сказал он ровным и спокойным голосом, в котором, однако, чувствовалась огромная внутренняя сила. Будучи человеком весьма впечатляющих габаритов, он всегда ограничивался этим, не переходя к дальнейшим действиям.

Бубба влез в свою машину.

— Монтировка, — сказал он и быстрым движением долбанул Джорджа по голове огромным гаечным ключом.

Грег был ошеломлен. Ему никогда не приходилось видеть столь быстрых и решительных действий.

За внешностью фермера с багровой шеей таился мастер, что было, несомненно, результатом многолетнего самосовершенствования. Грег благоговейно замер.

Наконец-то он нашел в этом неподходящем месте то, что искал годы. Истину.

Грег посмотрел на друзей. У Берта на лице застыло выражение боязливого восхищения. Сэм излучал преданность и умиление. Джимми был просто покорен.

— Монтировка, — прошептали они хором, обменявшись взглядами. — Монтировка.

Так началось их длительное постижение мастерства у ног мастера.

— Мне тоже нужно? — спросила Карен, когда «Фольксваген» пробирался через кучу рассыпанного на дороге песка.

Грег мягко улыбнулся ей и потрогал козырек своей бейсболки с надписью «Джон Диар». На ее бейсболке было написано «Пурина Фид». Все это должно было что-то означать, но что именно, Карен не понимала. Что касается ее самой, то Карен знала одно — ей никогда не заслужить кепочки с надписью «Джон Диар».

— Пояса мне нравились больше, — сказал она, и это была правда. — Во всяком случае, знаешь, где стоять со своим поясом.

Карен посещала одну группу с Грегом где-то между карате и кэндо. С первого раза, когда они вместе упали на мат, она безнадежно влюбилась.

Ворота в усадьбу Буббы были распахнуты, а грязная дорожка, ведущая к дому, была закидана пустыми банками из-под пива и коробками из-под замороженных гамбургеров. Грег преклонялся перед безусловной и глубокой мужественностью этого тщательно спланированного действа. В этом было что-то от повадок вожака волчьей стаи, который поднимает ногу, чтобы пометить территорию. Искусство оставлять следы имело длинную и достойную традицию.

Старый деревянный дом выглядел так, словно сильный ветер способен смести его с лица земли. На почерневших и подгнивших досках здесь и там виднелись фанерные заплаты, приколоченные под причудливыми углами. Несколько сломанных оконных рам были заменены древесными плитами. Они еле держались на петлях, угрожающе наклоняясь влево.

Окруженная почти двумя акрами разбитых машин, лачуга являлась ярким доказательством полного пренебрежения Буббы к материальным ценностям, свойственным западному человеку. Хотя мастер гордо заявлял, что никогда в жизни не пересекал границы штата, картина его жизни была отчетливо выписана кистью дзэн-буддизма и местами обработана резцом даосизма.

Они опоздали. Остальные уже начали. Грег опустил свой контейнер пива в ящик со льдом, и они с Карен присоединились к Сэму, который погрузился в работу под помятым капотом синего «Олдсмобиля-катласс» с откидным верхом.

— Бензонасос, — сказал Сэм, не поднимая головы.

— Бензонасос, — эхом откликнулся Грег, доставая из заднего кармана универсальный ключ. Карен залезла в салон и начала наудачу отсоединять провода под приборной панелью. Проводов, знаете ли, никогда не бывает слишком много.

Рядом Берт сражался с задним бампером обгоревшего черного «Олдсмобиля-катласс» с откидным верхом. Джимми и Джордж вытаскивали головки цилиндра из зеленого «Олдсмобиля-катласс» с откидным верхом, у которого треснул блок и была разбита задняя панель.

Все сто семьдесят три машины, окружавшие жилище Буббы, были «Олдсмобилями-катласс» с откидным верхом. Как-то раз Бубба начал было малевать краской номера на корпусах, но после нескольких банок пива поймал себя на том, что одни номера пишет по нескольку раз, а другие пропускает, так что теперь он просто стал писать номер 87 на каждой новой машине, которую принимал в свое владение. Это значительно упростило дело.

Простота и порядок были двумя концепциями, которые Грег вывел для себя, ибо он интуитивно понимал, что нельзя просто приходить и смотреть, как мастер орудует монтировкой. Не то чтобы в этом обманчиво примитивном действии не было многослойных нюансов и техники, но ученик должен первым делом достичь гармонии и равновесия. Это было незыблемым правилом.

Однако выяснилось, что ученичество под руководством Буббы включает в себя «Олдсмобили-катласс» с откидным верхом.

Где-то среди покореженных и разрозненных деталей ста шестидесяти трех «Олдсмобилей-катласс» с откидным верхом были составные части Единственной Настоящей Машины. А может, и не было.

Задача состояла в поиске верной комбинации деталей. А может, и не в этом.

Если бы им это удалось, Бубба покрасил бы машину в красный цвет.

Вот как случилось, что Грег и его товарищи по поискам истины каждое воскресенье в поте лица своего трудились под палящим солнцем и недреманным оком Буббы, отбиваясь от москитов, скорпионов и змей и неустанно переставляя ржавые и непригодные части с одного «Олдсмобиля» на другой в поисках Единственной Настоящей Машины.

Которой, возможно, не было.

Да, именно это больше всего привлекало Грега, который понял, что нашел истинный путь. Ибо цель могла существовать, а могла не существовать; возможное и невозможное; тьма и свет, инь и ян. Это было как раз то, что можно принять и сделать своим.

Бубба между тем надзирал за их деятельностью с крыльца, преисполненный задумчивости и пива «Будвайзер». Когда внутренний голос подсказал ему, что прошло достаточно много времени, он медленно и величественно поднялся, свистнул и сел обратно. Так он проделал три раза, и когда он сел в последний раз, ученики, потные и покрытые грязью и маслом, собрались, как обычно, у крыльца, чтобы внимать словам мастера.

Они сидели так тихо и почтительно, что можно было расслышать, как Рекс пускает ветры во сне. Настолько глубока была их концентрация.

— Знайте, что вы приближаетесь к истине, — сказал Бубба, смяв очередную банку пива, — когда у вас пряжка на ремне весит больше трех фунтов.

Группа задумчиво закивала.

Грег нахмурился. Это высказывание было сложным. Впрочем, Бубба не изрекал простых мыслей.

Грег припомнил афоризм, произнесенный на прошлой неделе: «Вы приближаетесь к истине, когда отец ходит с вами в школу, потому что вы оба учитесь в одном классе». Анализ: Все мы ученики в школе жизни.

Или на позапрошлой неделе: «Вы приближаетесь к истине, когда затыкаете бензобак тряпкой». Анализ: Функция превыше формы; пренебрегай условностями ради целесообразности.

Или еще один из предыдущих: «Вы приближаетесь к истине, когда идете на семейное торжество, чтобы подцепить девочек». Анализ: Мы все принадлежим к огромной семье человечества. Это высказывание было тесно связано с мыслью о родственном дереве как прямой линии. Да, этот афоризм заслуживал самого тщательного обдумывания.

Или еще одно грандиозное высказывание в прошлом месяце: «Вы приближаетесь к истине, когда у вас и кошелек, и собака на цепи». Анализ: Не расставайся со своими ценностями. Эта мысль была достаточно глубока, чтобы побудить Грега приобрести собаку. И несколько цепей.

Бубба, разумеется, никогда не согласился бы с однозначной интерпретацией своих еженедельных афоризмов. Первые несколько раз, когда кто-то из учеников делился своими впечатлениями об услышанном, у Буббы просто начинался мощный, рокочущий, идущий из брюха хохот, переходящий в приступ кашля, что свидетельствовало о том, как мастера изумляла наивность учеников.

Пряжка. Тяжелая. Возле пупка, средоточия жизни. Грег решил, что это связано с поисками своей точки равновесия и с подтягиванием штанов. Над этим предстояло долго думать. Он посмотрел на Карен, которая тоже казалась смущенной. Да, это было серьезно.

Внезапно во двор, подскакивая на ухабах и расталкивая «Олдсмобили-катласс», влетел джип. Дверца распахнулась, и из джипа выпрыгнул человек в камуфляже. Он казался расстроенным.

— Я опять поймал твою собаку возле своих цыплят, и теперь ты покойник, — заорал он. — Проклятая, бестолковая псина!

Бубба наклонился, взял монтировку и встал с кресла. Ученики хором издали почтительный вздох и попятились назад, чтобы освободить место бойцам и насладиться техникой мастера.

— Потише о Рексе, — сказал Бубба, спускаясь по ступенькам и грациозно размахивая монтировкой. — Рекс — собака-убийца.

Рекс, собака-убийца, открыл один глаз, помахал хвостом, пустил ветры и опять заснул.

— Единственное, что можно сказать в пользу этой собаки, так это то, что она пахнет получше тебя, — сказал незнакомец.

Бубба замахнулся монтировкой, и Грег следил за его движениями так пристально, что едва не пропустил маневр незнакомца, который мгновенно наклонился и вытащил из сапога маленький револьвер. Все произошло, как во сне: и четкий щелчок выстрела, и утробный вопль Буббы, потерявшего одновременно и монтировку, и кусочек пальца.

Грег окаменел. Какая скорость! Какая нужна собранность для подобной реакции перед лицом мастера! Несомненно, этому предшествовали годы тренировок. Путь к мелкокалиберной истине открывался перед глазами Грега.

— Дерринджер, — прошептал Джордж осипшим голосом, полным благоговения. У Сэма отвисла челюсть: он не мог поверить собственным глазам.

— Дерринджер, — эхом отозвался Грег, сдергивая с головы шапочку «Джон Диар» и отшвыривая ее в грязь. — Дерринджер.

С облегчением закидывая в кусты свою кепочку «Пурина Фид», Карен подумала, пойдет ли ей камуфляж.

Уолтер Йон Уильямс Джонни Бродвей

Когда я вошел в бар со стороны Локхарт-Роуд, все заведение сотрясалось в танце. Оркестр наяривал «Скид-Дэт-Де-Дэт», посетители отплясывали, расходуя мировые запасы энергии, и дела в баре шли так, словно нынче в полдень закончилась двенадцатилетняя засуха.

Я снял свой шелковый цилиндр и направился к стойке, поглядывая на собственное отражение в волнистом зеркале — достоинство и элегантность. Я был в вечернем костюме, галстук безупречно повторял форму бабочки, белый шелковый шарф небрежно свисал с плеч. Рука в облегающей белой перчатке сжимала трость с серебряным набалдашником. При внимательном рассмотрении можно было заметить, что плечи у меня пошире, чем предписывал стандарт Вернона Кастла, а шея несколько толще; но в целом Искусство сумело исправить то, чего не предусмотрела Природа. Я снял одну перчатку, элегантно повесил ее на край цилиндра и помахал безупречно наманикюренной рукой Старому Когтю, бармену.

— Ну что, труженик ты наш, — сказал я. — Будь добр, моего обычного «кузнечика».

— Понял, босс.

Я зажег сигарету и затянулся. При всем желании я не мог отделаться от чувства, что жизнь прекрасна. Горизонт казался безоблачным. Все мое существо было наполнено безмятежностью.

Но тут я посмотрел в сторону стойки, увидел бессмертного, и кровь застыла у меня в жилах.

Наверное, кроме меня, никто из присутствующих не заметил ничего особенного в краснолицем старикашке, сидящем у стойки. Но если вы достаточно долго проживете среди бессмертных, то научитесь распознавать их с первого взгляда.

Старый Коготь подал мне коктейль, и, отхлебнув глоток, я пожалел, что не заказал двойной бурбон.

— Что это за пень с ушами там, возле стойки? — спросил я.

— Сидит там весь вечер, — сказал Коготь. — Сказал, что хочет поговорить с вами.

— Так я и думал, — пробормотал я и сделал еще глоток.

— Заказал только две выпивки, — сказал Коготь. — Чаевых не дал.

Я вытянул манжеты, чтобы скрыть вылезающие на запястьях волосы — моя наиболее отталкивающая черта, как мне всегда казалось. Затем я нацепил свою самую приятную улыбку, собрал всю оставшуюся любезность и направился к гостю.

— Я так понимаю, вы хотели меня видеть? — спросил я.

Краснолицый поднял брови и оглядел меня.

— Это так, если вы — Чан Кун-хао, — сказал он.

— Зовите меня Джонни, если не возражаете.

— Если вы не против, я буду звать вас мистер Чан.

Я поправил шелковый шарф.

— Подходяще, — сказал я.

— Мое имя Хо. Я один из Хо Хо Эр Сьен.

Возможно, вы слышали о Хо Хо Эр Сьен, известных так же, как Два Бога По Имени Хо. Если же нет, то рассказ о них может стать хорошим вступлением к перипетиям причудливой китайской мифологии.

Один из вышеназванных бессмертных, человек по имени Хо Хо, известен тем, что покрыл расстояние в десять тысяч миль за один день, откликнувшись на зов брата. Другой был малопочтенным монахом по имени Хан Шан, который издавал непристойные звуки во время медитации, ругал и пинал настоятеля и в конце концов был изгнан из монастыря и переведен в ранг отшельника. Наконец, третий — малый по имени Ши-те — работал на кухне того самого монастыря и подкармливал изгнанного Хан Шана объедками. Поскольку Хо по-китайски значит «гармония», все члены этой троицы почитаются бессмертными.

Если вы были внимательны, то могли обнаружить в вышеизложенном одну или две несуразицы. Во-первых, настоящая абракадабра — хотя и говорится «Два Бога По Имени Хо», но их на самом деле трое. Во-вторых, только одного из них действительно зовут Хо, причем дважды — Хо Хо. Опять-таки, один из этих бессмертных, почитаемых за свою непревзойденную общительность, был, судя по всем рассказам, законченным мизантропом, не способным поддержать любезной беседы ни со зверем, ни с человеком.

С сожалением вынужден констатировать, что эти печальные противоречия полностью соответствуют китайской космологии. Обитателям Срединного Царства, похоже, близок афоризм Эмерсона о том, что последовательность — недостаток мелких умов. Собственно, в китайской мифологии ни в чем нет ни малейшего смысла. Особенно это становится очевидным, когда вы сталкиваетесь воочию с ее персонажами. Уж поверьте мне на слово.

Данный Хо был долговязым худощавым типом, одетым в длинный шелковый китайский халат и шапочку — достаточно элегантно, но не совсем в стиле моего ночного клуба. Его розовые ногти были около пяти дюймов длиной, с серебряными защитными колпачками на концах. В руках у него была двухфутовая железная курительная трубка, которая, очевидно, приводила в восторг нахальных рикш и беспризорных ребятишек. Выражение лица у него было такое, будто он только что поперхнулся сливовой косточкой.

Разглядывая его, я прикидывал, кого именно из преподобной троицы вижу перед собой. Хо Хо, тот, который прошел десять тысяч миль, пожалуй, мог оказаться полезным, особенно если вы собираетесь в отпуск или вам нужно быстро смыться из города. Ши-те, повар, был, конечно, изрядным болваном, но уж держал, верно, в памяти пару толковых рецептов. Однако, зная, как обычно бывает расположена ко мне Судьба, я был готов к худшему, то есть познакомиться с Хан Шаном.

— Вам что, действительно нравится этот грязный притон? — спросил бессмертный. — Я здесь сижу уже несколько часов!

— Я так понимаю, — отозвался я, — что вы не относитесь к ценителям джаза с его синкопированными ритмами и острыми «ча-ча-ча»? — Я с гордостью посмотрел на свой оркестр, состоявший из китайцев, загримированных под негров. — У «Эйс Ритм Кингc» лучшее звучание по эту сторону Бэйсин-стрит, — сказал я.

— «Эйс Ритм Кингc» могут сразу идти на пенсию, если заиграет «Бэд Дог Вилледж» из Адского Региона, — брякнул мой гость. Такая ужасная бестактность подтвердила мои худшие предположения.

— Хан Шан, полагаю? — сказал я.

— Точно.

— Не хотите ли пройти в мой личный кабинет?

— И выбраться из этого дьявольского местечка, где все загримированы под иностранцев? — сказал он. — Ведите меня!

Провожая багроволицее божество согласия через бар, я бросил тоскующий взгляд в сторону нашей певицы Бетси Вонг, которая как раз готовилась завести «Я маленькая ласточка, где мой черный стриж» в собственной интерпретации, мою любимую вещь в ее репертуаре.

Я привел Хан Шана в свой офис и положил цилиндр и трость на специальные подставки.

— Могу я предложить вам что-нибудь выпить? — спросил я.

Он фыркнул.

— А есть у вас тут что-нибудь китайское?

— Мао-тай подойдет? У меня есть особенно удачный урожай.

— Если это не подделка.

Проигнорировав эту попытку очернить мою репутацию, я отпер свой личный бар и налил гостю напиток.

— Надеюсь, вы оцените превосходный букет, — заметил я, — терпкий и интересный, но вместе с тем скромный. — Я подал ему бокал, а сам поднял свой коктейль. — Ваше здоровье!

Мы выпили. Он поднял бокал с подозрительным видом, очевидно, опасаясь, что я подсунул ему «Шато-Латур» 1903 года или другой неудачный урожай. Но после первого глотка последовал второй, затем он осушил весь бокал, и к тому времени, как я наполнил его вновь, вид у него был уже менее брюзгливый. Он даже изобразил подобие улыбки.

— Благодарю вас, мистер Чан. Я вижу, что иностранные вкусы еще не окончательно вас испортили.

— Простите, что заставил вас ждать, — заметил я. — Я был в «Лицее», где Азиатская гастрольная компания давала премьеру мюзикла Ирвина Берлина «Мьюзик Бокс Ревю». Затем я отправился в клуб с друзьями и девочками из шоу.

У Хан Шана появилось такое выражение лица, будто он хотел отменить свою похвалу. Я улыбнулся.

— Поскольку уже поздно, а я заставил вас прождать так долго, — продолжал я, — то, может быть, мы дотанцуем последний вальс и завершим наш котильон.

— Если я вас правильно понял, что не так-то просто ввиду вашего стремления сочетать хороший кантонский диалект с замысловатыми иностранными идиомами, то ваше предложение вполне приемлемо. У меня, однако, есть условие: то, что я вам скажу, не должно выйти за пределы этой комнаты.

— Разумеется, — сказал я. — У меня нет ни малейшего желания привлекать к себе внимание, выставляя напоказ свою связь с бессмертными.

— Прекрасно. — Он опрокинул третий бокал и налил себе в четвертый раз. — Известно ли вам о золотых мечах Кан Чиань и Мо Йе?

— Кажется, я слышал легенду об этих двоих.

Кан Чиань и Мо Йе — имена мечей, которые назвали в честь выковавших их кузнецов, добродушной супружеской пары, чья кузница находилась в горах Ши Мин. Они буквально сгорели на работе, бросившись в топку, чтобы создать необходимую температуру для превращения двух волшебных золотых самородков в пару мечей. Возможно, подумал я, им вовремя не подвезли уголь.

— Два золотых меча, — сказал Хо, — являются средоточием великой силы. В них заключена воинская удача китайского народа.

— Не очень-то они нам помогали последние два века, а? — сказал я.

Хан Шана перекосило, словно от флюса.

— Все это из-за одного бессмертного — по имени By Мень.

— By Мень? Тот почтительный сынок?

— Да. Он самый.

— Хм-м.

Китайцы, как вы, наверное, знаете, очень почитают такое качество, как сиао, что можно перевести как «сыновняя почтительность», хотя по зрелом размышлении я подобрал бы для этого другие слова. By Мень — бессмертный, который прославился тем, что был наполнен этим самым сиао под завязку. Это, возможно, означало лишь то, что он целыми днями подливал маслица бабушке и дедушке, надеясь получить лишнюю толику наследства. Неизвестно, получил он ее или нет, но в итоге он приобрел бессмертие, что в свете дальней перспективы, пожалуй, лучше.

Как вы могли уже понять, я являюсь наименее почтительным сыном из всех китайцев, с которыми вас может свести судьба. Вы можете посчитать это великим грехом, но это означает лишь то, что вы не знакомы с моей семейкой. Представьте, что любящие родители продают вас в рабство в возрасте восьми лет, и прикиньте, насколько это способствует укреплению сиао.

Если бы семья By Меня продала его в рабство, он, наверное, высылал бы им половину своей баланды.

— И что же натворил этот By Мень? — спросил я. — Дал мечам заржаветь или что-то в этом роде?

— Нет. By Мень не имеет никакого отношения к мечам. Он был стражем другого великого символа могущества, Опахала Пяти Тигров. Народ, владеющий Опахалом Пяти Тигров, становится обладателем неизмеримого духа предприимчивости, изобретательности и гениальности. Благодаря обладанию опахалом Китай стал величайшей страной мира, на зависть всем остальным. Но во время правления династии Мин By Мень проиграл опахало в кости португальскому купцу по имени Пирес де Андрада.

— Понятно. И в результате дух предприимчивости покинул Срединное Царство?

— Совершенно верно. Начало упадка нашей нации можно проследить с момента той злополучной игры в кости. Мы больше не способны ничего изобрести, мы лишь повторяем схемы прошлого. А воинская доблесть, обеспеченная обладанием золотыми мечами, представляет гораздо меньшую ценность, если воины не наделены духом предприимчивости и гениальности.

Да, по мне, так By Меня можно обвинить сразу в двух преступлениях. Во-первых, был почтительным сыном, а во-вторых, потерял дух самобытности и изобретательности для целой бестолковой страны. Кроме того, потеря Опахала Пяти Тигров задевала меня лично: она означала, что какими бы прекрасными музыкантами ни были мои «Эйс Ритм Кингc», им никогда не удастся зазвучать лучше тех записей, которые я прокручиваю им на граммофоне. «Импровизация, — постоянно твержу я им, — краеугольный камень джаза». Но они лишь кивают и исполняют «Диппермаут Блюз» в точности так же, как это делал оркестр Кинга Оливера пять лет назад.

— А как обстояло дело с португальцем? — спросил я.

— Он разбогател на торговле и вернулся в Португалию.

— Которая, — подытожил я, — судя по истории, вскоре после этого тоже потеряла Опахало.

— Вам виднее. Вы специалист по иностранщине.

— А что было дальше с By Менем? Как Нефритовый Император и другие боги отнеслись к потере Опахала? Представляю, как они ему всыпали.

— Я здесь не из-за Опахала! — рявкнул Хан Шан, стукнув по столу бокалом. — К черту это Опахало Пяти Тигров!

Я подумал, что мао-тай, должно быть, оказалось для него слишком крепким. Впрочем, его реакция неудивительна — ведь он один из тех, кто добыл Опахало.

— Ну ладно, — сказал я. — Долой все разговоры об Опахале Пяти Тигров. — Я последний раз затянулся сигаретой и затушил ее в хрустальной пепельнице. — Так зачем все-таки вы сюда пожаловали?

Бессмертный вновь потянулся к мао-таю.

— Мне оказали честь, назначив стражем золотых мечей.

Я подумал, что, дай я ему заранее кусок хорошего мягкого мыла, он добрался бы до сути быстрее.

— Они не могли найти более надежного человека, — сказал я.

— Мечи спрятаны в озере под фонтаном.

— Стало быть, ваши окна выходят на озеро? Лучше не придумаешь. Но мечи от этого не ржавеют?

— Они вообще не ржавеют, — ответил он, — ибо они столь остры, что перерезают воду пополам.

— Отличные мечи, однако, — сказал я.

— Острейшие мечи в истории! — закричал он, вновь стукнув бокалом по столу. И тут, к моему великому изумлению, разрыдался. — Но они пропали, — всхлипывал он. — Я их потерял.

Я склонился над столом, одной рукой протягивая Хан Шану носовой платок, а другой наполняя его бокал. Зловещие предвестники ужаса начали затягивать мой безоблачный горизонт. Мне становилась ясна та роль, которая отводилась для меня во всем этом деле.

— Может быть, вы помните, где были в тот день? — предположил я. — Не наводили ли вы справки в бюро забытых вещей?

— Я прекрасно помню, где я был! — рыдал он.

— Ну и отлично, — успокаивал я его. — Тогда ведь будет легче их отыскать, верно?

— Я играл с ками и проиграл их!

— Вы играли с коммунистом? — переспросил я.

Он посмотрел на меня.

— Не с комми, а с ками! С японским богом.

— А-а!

Игра, как я мог заметить, проклятие класса бессмертных. Им становится скучно, рассуждал я, слоняться в своих горах, без конца медитировать в часовнях или стоять на часах возле каких-нибудь сокровищ — вот, собственно, и все занятия бессмертных. При этом перед ними не маячит перспектива смерти, которая придает остроту жизни всем нам. И вот, после нескольких столетий беспросветной скуки они отправляются в города и ставят все на один-два броска костей. Были случаи, когда целые империи рушились в результате того, что пара бессмертных стремилась облегчить тоску парой раундов в ма-джонгг.

Когда узнаешь об истинной подоплеке многих событий, невольно лишаешься иллюзий. Вот почему у таких, как я, иллюзий давно не осталось.

— Добрая старая традиция бессмертных, я так понимаю? — сказал я. — Вот что, вытрите-ка глаза и расскажите мне все по порядку.

Он потер щеки и начал.

— Ну, мы играли в фан-тан в шанхайском клубе, и я проигрывал — о, это было так несправедливо! В фан-тан просто невозможно столько проиграть — при том, что на каждом броске шансы пятьдесят на пятьдесят! — Он застонал. — Это все из-за By Меня! — всхлипнул он.

— Каким образом?

— Если бы в этой пропащей стране хоть как-то вознаграждалась предприимчивость, я бы выиграл.

— Не обязательно. Возможно, игра велась нечестно.

Он уставился на меня:

— Что вы имеете в виду?

Я зажег сигарету.

— Вы ведь кладете бобы в тарелку, верно? А затем ставите на чет или нечет — и для того, чтобы изменить результат, вам нужно лишь припрятать боб в ладони. Простейшая в мире вещь. А если хотите быть абсолютно уверенным в удаче, вам нужно всего лишь спрятать несколько бобов в рукаве и потом добавлять боб из рукава или нет, в зависимости от того, на что ставит соперник.

Глаза Хан Шана округлились от запоздалого прозрения. Он завыл и затопал ногами.

— Крыса! Мошенник! Так вот как он выиграл!

— Несомненно. Ну а теперь говорите, кто был этот японский прохвост?

— Его имя Теруо Шокан Но Ками Минамото Но Тадаоки. — Лицо Хан Шана исказилось от злости. — Он сказал «Зови меня Теруо. Пойдем в клуб, пропустим по стаканчику, развлечемся. Подцепим девочек. Мы, бессмертные, должны чаще встречаться!» — Хан Шан помрачнел. — Мне следовало знать, что он что-то замышляет.

Действительно. Ясно, как божий день, что тот, кто приглашает такого обормота, как Хан Шан, разделить сомнительные удовольствия, на самом деле преследует иные цели, нежели веселое времяпрепровождение.

— Значит, я так понимаю, — сказал я, — вы хотите нанять меня для того, чтобы я зацепил этого Теруо и вышиб его с вашей озерной собственности.

Он выглядел слегка смущенным.

— Ну, — промямлил он, — в каком-то смысле.

— А что такое? Где этот фонтан?

— В Циньдао.

Я нахмурился:

— Но Циньдао оккупирован японцами.

— Ну, — признал он, — в общем, да.

— Так как же я должен прогнать Теруо с земли, если в ответ на ваши притязания он может просто-на-просто позвать морских пехотинцев?

— Это не самое страшное, — торопливо проговорил он. — Фонтан-то, собственно, находится в амулете.

Кажется, я выглядел полным болваном.

— Фонтан нарисован на амулете?

— Нет, он внутри амулета.

Я сжал свой стакан с коктейлем.

— Я понимаю, что мечи могут быть в фонтане, но как фонтан мог оказаться в амулете?

— Это метафизический фонтан, — просто ответил он. — Он может оказаться везде, где захочет.

По-моему, в этом было столько же смысла, сколько и во всем, с чем связаны бессмертные.

— Прекрасно, — сказал я. — Белиссимо. Как выглядит амулет?

— Он сделан из двухцветного золота, красного и белого. Размером он с медную монету, с одной стороны покрыт письменами, а с другой — изображением Дверных Богов.

— Так почему же эти Дверные Боги не стерегут фонтан сами?

— Не знаю. Не я устанавливаю правила.

— А где амулет может быть в Циньдао?

— Думаю, на шее у этого бандита. Я сам носил его на шее.

Я стряхнул пепел в хрустальную пепельницу.

— А где в Циньдао искать этого прохвоста Теруо?

— Не знаю, где он живет, но, наведя некоторые справки, я выяснил, что он является персональным богом 142-го батальона военной полиции, расквартированного в Циньдао, стало быть, его можно найти в окрестностях казармы.

— Ага! — Я отхлебнул коктейль и в который уже раз пожалел, что не заказал бурбон.

— Что ж, — сказал я, — было очень приятно с вами познакомиться. Надеюсь, вы знаете, где выход.

Его лицо вытянулось дюймов на четырнадцать.

— Вы не поможете мне? — прошептал он.

— То, что вы натравливаете меня на бессмертного, уже само по себе достаточно скверно, — сказал я. — У бессмертных долгая память, по не зависящим от них причинам. Но бессмертный со своим собственным батальоном японских имперских головорезов — слуга покорный!

— Но, мистер Чан, — это ваш патриотический долг: вы должны сделать это для своей родины!

— Расскажите это морским пехотинцам, — сказал я. — Если у вас такие строгие понятия о патриотизме и родине, то прежде всего не следовало проигрывать амулет.

Хан Шан высокомерно вскинул голову:

— Ваш дедушка по материнской линии без промедления взялся бы за эту задачу.

Я намеренно задвинул обратно манжеты, открыв волосатые запястья. Упомянутый дедушка — взбалмошный эгоманьяк с большой палкой и на моей шкале привязанностей стоит не выше остальной семейки, о которой вы уже проинформированы.

— Прелестно, — сказал я. — Вот к нему и обращайтесь, если угодно.

— Но… где мне его искать?

Я пожал плечами и выпустил струйку дыма.

— Боюсь, что не знаю. Мы как-то выпустили друг друга из виду.

И это, рад сообщить, было истинной правдой.

Слезы вновь покатились по лицу Хо.

— Пожалуйста, мистер Чан! Вы должны помочь мне! Если я в ближайшее время не верну мечи, остальные бессмертные это обнаружат!

— И тогда вам не позавидуешь, да?

Он зарыдал громче, не забывая прихлебывать мао-тай.

— Если бы я не был столь суров к By Меню во время того суда!

— Ах вот как? В самом деле?

Слезы начали капать на халат.

— Да! — стонал он. — Я настаивал на самом суровом наказании за предательство.

Теперь я начал понимать, почему он так стремился переменить тему, когда речь зашла о судьбе By Меня.

— И как же все-таки вы наказали этого бессмертного? — спросил я. — Его же нельзя убить.

— Нет, — он залпом осушил бокал. — Но его можно приковать цепью на четыреста лет в Аду, Где Ваши Внутренности Едят Собаки и Дикие Свиньи.

— Действительно, звучит жутковато, — сказал я. — Но насколько я понимаю, старый By Мень в любом случае скоро выйдет из заключения. — Я улыбнулся гостю. — Возможно, он как раз успеет к суду над вами.

Хан Шан начал подвывать.

— Неужели вы не вернете мечи, мистер Чан? Не знаю, что мне делать — я ведь не воин и не вор!

— Я тоже, — сказал я. — Да будет вам известно, — я помахал рукой. — Действительно, в годы своевольной юности я брался выполнять различные поручения определенных выдающихся личностей. Но потом я бросил это занятие, открыл ночной клуб «Джонни Бродвей», и дела мои пошли очень успешно. Не сомневаюсь, что такой честный человек, как ты, способен оценить мое преображение.

Он зарычал на меня.

— Я прокляну тебя! — крикнул он. — Я бессмертный! Я могу превратить твою жизнь в кошмар!

Я вновь вытянул манжеты. Сейчас он был у меня в руках.

— Ну что ж, давай. — Я тоже перешел на «ты». — Если сделаешь это, я буду знать, кто это подстроил. Пара словечек в нужное божественное ушко, и будет Рай для Собак и Диких Свиней.

Его начало трясти. Он отхлебнул мао-тай прямо из бутылки.

— Я дам тебе денег! — сказал он.

— Разве ты не все проиграл?

— Я проиграл все, что имел при себе. Но я ведь бессмертный, и шатаюсь по свету уже давно — я знаю, где спрятаны сокровища.

Я сделал вид, что пристально разглядываю ногти, при этом мысленно оценивая состояние своих финансов. Хотя дела в клубе шли неплохо, некоторые нововведения никогда не помешают. К примеру, оркестр, состоящий из настоящих джазовых музыкантов, скажем, импортированных с Бэйсин-стрит. Кордебалет в блестящих нарядах. Возможно, талантливый специалист по коктейлям, вывезенный из Штатов, — с тех пор, как там ввели сухой закон, найти хорошего бармена не проблема.

И если я сумею вытрясти достаточно из этого обалдуя, то, возможно, я даже смогу заняться тем, о чем мог только мечтать, — стать театральным импресарио. Каждый год ездить в Нью-Йорк и Лондон, смотреть новые шоу и решать, какие из них привезти к нам на Восток.

— Сокровища? — сказал я. — Какие-нибудь горшки со старыми монетами, зарытые бережливыми крестьянами.

— Нет! Настоящие сокровища! Серебряные слитки! Старинная бронза и фарфор! Золото! Камни!

— Приготовь всего побольше, — сказал я. — Если я возьмусь за это дело, то потребую плату вперед.

— Зачем? Я могу заплатить тебе, когда ты все сделаешь, когда украдешь…

— Я не собираюсь красть мечи, — сказал я и, прежде чем у старого монаха начала дрожать челюсть, добавил: — Это было бы крайне неразумно, учитывая, что объект окружен батальоном копов. Я собираюсь добыть амулет тем же самым способом, каким его добыл Теруо, — отыграю его. А для этого мне нужна ставка.

Он смотрел на меня с надеждой.

— Так вы возьметесь за это, мистер Чан?

Я притворно нахмурился.

— Возможно, — сказал я, — но тебе следует позаботиться о том, чтобы мне захотелось это сделать.


Не буду утомлять вас перечислением подробностей нашего соглашения, скажу лишь, что когда я выпроваживал Хан Шана из клуба, я широко улыбался, а он озадаченно хмурился. Ему действительно следовало бы больше заботиться о своем фонтане, не вдаваясь в денежные дела. Финансовая сметка, как говорится, не относится к числу его достоинств.

Моя улыбка, однако, сползла с лица в тот момент, когда я повернулся и вошел обратно в клуб, при этом даже «Убежим из дому, детка» в интерпретации Бетси Вонг не улучшили моего настроения. Я было присоединился к оркестру и даже пробежался пальцами по клавишам в надежде на то, что «Техасский жалобный блюз» развеет мою озабоченность, но этого не случилось. Мне оставалось только сесть за стойку, заказать еще одного «кузнечика» и крепко задуматься.

«Кузнечик» — это не тот напиток, что способствует выработке планов; однако я всегда придерживался мнения, что при достаточной сосредоточенности и внимании к деталям подобные препятствия легко преодолимы.

После закрытия клуба я забрал выручку и велел подогнать мою «Испано-Суизу» к выходу на Локхарт-Роуд. Бетси Вонг выжидательно смотрела на меня, очевидно, надеясь на совместную ночь, но ее блюзы настроили меня на деловой лад, и я просто поцеловал ее на прощание, прыгнул в «Испано» и растворился в ночи.

Я всегда с осторожностью подъезжаю по ночам к банку. Общая стачка докеров была в разгаре по всему китайскому побережью, и людей безжалостно выбрасывали за ворота. Некоторые из них доходили до такой степени отчаяния, что легко решались на грабеж. Но в ту ночь подозрительных личностей возле банка не было, поэтому я спокойно сдал выручку и укатил домой.

Квартира мне досталась по дешевке, потому что она населена привидениями. Большинство людей, как я заметил, боятся призраков, но для того, кто, подобно мне, вдоволь пообщался с бессмертными и моим чокнутым дедушкой, сборище привидений — раздражающий фактор, не более того. Когда я вошел, призраки сидели за угловым столом и играли в ма-джонгг. Видок у них был тот еще — все в шрамах и татуировках. Смерть застала их за игорным столом, когда они обыгрывали знакомого, зашедшего на огонек. К несчастью шулеров, их гость успел первым извлечь автоматический браунинг.

Если приглядеться повнимательнее, на стене можно было заметить заплатки в штукатурке — замазанные следы от пуль.

В тот вечер я не был расположен к общению с грубыми мертвецами, поэтому я просто подошел к столу и начал плеваться в них. Призраки возмущенно смотрели на меня в течение нескольких зловещих минут, а затем растаяли в воздухе вместе со своими фишками.

Большинство китайцев придерживаются того мнения, что человеческая слюна ядовита для призраков. Возможно, это и верно, но я больше склонен верить в то, что призраки исчезают по другой причине: их раздражает тот факт, что они не могут плюнуть в ответ.

Я плеснул себе коньяка, сел в кресло и продолжил свои раздумья. Бессмертные вновь вторгались в мою жизнь, подобно грозовым облакам на чистом весеннем небосклоне, и это было несправедливо. Я обеспечил себе приятное существование вдали от них, и мне не нравилось, когда меня силком тащили в прошлое. Я чувствовал себя, как сказал поэт, «лабухом в поисках радуги».

Впрочем, ладно. Речь шла о твердой валюте.

Судьба, решил я, хотя бы предоставляет мне некую компенсацию.


После того как Хан Шан снабдил меня обещанными ресурсами, я пересек на пароходе залив, а далее нанял такси до Укрепленного города в Коулуне. Укрепленный город — часть Коулуна, которая из-за каких-то формальностей до сих пор принадлежит Китаю, а не английской короне. Поскольку китайское правительство не обращает на это местечко никакого внимания, а англичане не могут туда войти, Укрепленный город стал притоном преступников, политических экстремистов и беженцев. Даже в лучшие времена там крайне опасно, а сейчас были далеко не лучшие времена, поскольку забастовка докеров подпитывала население города отчаявшимися людьми. Дошло до того, что я не смог заставить таксиста провезти меня за полуразрушенные ворота.

Пришлось расплатиться с ним и отправиться дальше пешком, постукивая тростью о землю при каждом шаге. Мои карманы были набиты звенящей мелочью, которую я захватил в качестве определенной мзды несчастным обитателям этого жалкого места, но ограбления я не боялся. Я знал, что удача, временно сопутствовавшая мне, не допустит досадных инцидентов.

Так и случилось. Карманник, направившийся было в мою сторону, зацепился ботинком о какую-то невидимую трещину в мостовой и упал со всего размаху, разбив нос о камень. Громила, выскочивший из темного переулка, вонзил топор в череп своего напарника, который попытался наброситься на меня из-за бочки. Банда мрачных подростков в красных тюрбанах, развязно направившаяся ко мне с недвусмысленным намерением взять с меня немалую пошлину за проход через их территорию, внезапно оказалась объектом пристального внимания со стороны выбежавшей из переулка другой мрачной банды подростков в желтых тюрбанах; блеск их ножей и топориков был столь же ярок, как кровожадные огоньки в глазах.

Как бы то ни было, я продолжал идти, целый и невредимый, покуривая сигарету и наслаждаясь видом окрестностей.

Я знал, что так и будет, ибо я направлялся к самому везучему человеку в мире.

Его звали Пинь, хотя больше он был известен под именем Великий Мудрец Китайского города (так иногда называли Укрепленный город). Поскольку я собирался дать Пиню денег, то было понятно, что его удача, или джосс, как ее здесь величали, не даст меня в обиду, пока я иду к его жилищу.

Меня больше волновало то, что может случиться со мной после этого визита. Как только я вручу Великому Мудрецу его долю, он уже не будет больше нуждаться во мне, и выбраться из Укрепленного города будет посложнее, чем попасть в него.

Дом Пиня представлял из себя причудливое сооружение, трехэтажную конструкцию, сложенную из камня, кирпича и частично отделанную металлом. Покосившиеся башенки, балкончики и окна нелепой формы были довольно произвольно разбросаны по его поверхности, словно бородавки на спине у жабы. Архитектура дома была навеяна эксцентричными теориями Пиня о геомании, или фен шуй, — он соорудил дом так, чтобы привлекать удачу и отталкивать зло. И это действовало, судя по всему, довольно успешно.

Я часто задумывался, почему Пинь выбрал местом жительства именно Укрепленный город, и мне неоднократно приходило в голову, что, возможно, он остановился на этом месте именно потому, что больше нигде в мире ему не позволили бы построить такой нелепый дом.

Большинство предсказателей судьбы, конечно, мошенники — после того как меня с треском вышибли из шанхайской Золотой Национальной Оперной компании, я некоторое время путешествовал с таким типом, — однако крайне редко, ну, может, один раз на десять тысяч, удается встретить провидца, который никогда не ошибается в отношении денег. Таким был Пинь.

Он принял меня в комнате, по форме напоминающей вытянутый шестиугольник, одна из благоприятных форм, согласно теории фен шуй. По углам комнаты были расставлены предметы, выкрашенные в белый, красный, желтый, зеленый, синий и черный цвета, что соответствовало Шести Истинным Словам буддизма. На плитках пола виднелась триграмма Па К'уа. Еле различимые знаки помечали Путь Девяти Звезд и движение спиц Колеса Восьми Дверей. Растения в горшках, сделанных из разнообразных материалов, были расставлены в определенном строгом порядке, здесь и там виднелись зеркала, отражающие друг друга под причудливыми углами, с потолка на шнурках свисали грубо обработанные куски кварца…

Если бы вы не знали, что этот парень — истинный мудрец, вы бы непременно решили, что у него не все дома.

— Приветствую, мистер Пинь, — сказал я, осторожно продвигаясь по комнате. — Похоже, мне не помешала бы толика удачи.

— Как удачно, что вы пришли сюда, а не в какое-нибудь другое место, — сказал мудрец. — Пожалуйста, садитесь и выпейте чаю.

И тут же вошел слуга с чаем и закусками — Пинь был столь удачлив, видите ли, что успел отдать приказания слугам прежде, чем я пришел.

Пинь выглядел примерно так, как и должен выглядеть мудрец — у него были кустистые седые брови, свисавшие до скул, жиденькая седая бородка и довольно лукавый блеск в глазах. Я так и не вычислил, был ли он бессмертным — обычно я это сразу определяю, но резиденция Пиня было настолько заряжена мощными вибрациями, что я не мог сказать с уверенностью, какие из них исходили от него, а какие — от обстановки. Конечно, он жил здесь чрезвычайно давно, но причиной этому могла послужить его необыкновенная удачливость, благодаря которой Смерть забывала его адрес, либо по ошибке ловила в силки другую птичку, а может, ее просто-напросто по дороге избивали и обворовывали гангстеры, которыми кишел Укрепленный город.

— Боюсь, что это весьма щекотливое дело, — сказал я.

— В таком случае, мистер Чан, лучше начать с самого начала и продолжать непосредственно до самого конца. — Если вам еще не приходилось сталкиваться с мудрецами, то знайте, что именно так они обычно и разговаривают.

Итак, я описал ему скорбящее божество согласия, его проигрыш мистических мечей некоему японскому полицейскому богу, а также мое решение вернуть их обратно. Я старался подчеркнуть патриотическую подоплеку моего предприятия наряду с теми жертвами, которые мне предстояло принести во имя родины, — все это в надежде, разумеется, на определенное поощрение с его стороны.

— Ваша любовь к родине — это прекрасно, — сказал Пинь, улыбаясь. — Превосходный пример сиао. Человек, подобный мне, может только отступить в восхищении. Уверен, что вы будете щедро вознаграждены в следующей жизни.

Вот и все поощрение. Пинь раскурил трубку, а я — сигарету, пока он собирался с мыслями.

— Ваш джосс требует большой мобильности, — сказал он, — поскольку вы не знаете точно, где можно натолкнуться на этого заморского бессмертного. — Он выпустил колечко дыма, которое тут же превратилось в триграмму Ген, означающую знание. — Правильно, — сказал он, — полагаю, мне известно, что вам нужно.

Он вытащил лист бумаги и маленькую кисточку для каллиграфии, развел немного чернил, куда отсыпал из кармана в своем широком рукаве щепотку порошка с металлическим блеском, а затем, пробормотав короткое неслышное заклинание, стал быстро покрывать бумагу иероглифами, диаграммами и странными мелкими рисунками. Затем он извлек линейку и ножницы, вырезал из середины листа маленький квадратик, а остальное смял. Квадратик он подтолкнул ко мне.

— Если у вас найдется восемьсот двадцать два американских доллара плюс один серебряный десятицентовик, я буду вам признателен.

Просьба была столь же эксцентрична, как и архитектурный вкус хозяина. По каким-то причинам, и близко не лежавшим рядом со здравым смыслом, самой распространенной валютой в Китае в то время были мексиканские доллары, но у меня не было даже их.

— Боюсь, что у меня есть только старые китайские монеты, — сказал я. — Серебряные лодочки.

— Полагаю, мне не следовало надеяться на то, мое везение зайдет настолько далеко. — Он почесал свои жиденькие усы концом кисточки. — Хан Шан выкопал старинный клад, не так ли? Это скверно — американские доллары будут приносить удачу в ближайшие час или два. Боюсь, что если вы не в состоянии заплатить американскими, мне придется назначить цену повыше.

Я взглянул на маленький бумажный квадратик в форме заурядного амулета.

— Но разве заклинание не было начертано на большом листе? Разве вы не выбросили большую его часть?

— Большое подразумевает маленькое, а маленькое подразумевает большое, — сказал он. Кажется, я уже говорил, что мудрецы разговаривают именно так.

— А как этот амулет действует?

— Носите его там, где он не сможет намокнуть, — ответил он. — В портсигаре, например. Когда вам понадобится джосс, лизните амулет, а затем приложите к своей коже так, чтобы на ней отпечатались чернила. После этого вам будет сопутствовать ошеломительный успех.

— Превосходно, — сказал я.

— Но длиться это будет недолго. В определенный последующий момент ваш джосс станет плохим, и вам придется перевести невезение на кого-либо другого, повторив весь процесс.

— То есть мне надо будет лизнуть амулет и наклеить его на другого человека?

— Совершенно верно. Или пережить несчастье самому.

— Но зачем вообще мне плохой джосс?

Пинь выпустил колечко дыма, которое превратилось во вращающуюся мандалу.

— Вот как он действует, — сказал он. — На каждый ян приходится маленький инь.

— Но как я узнаю, когда переменится мой джосс?

— Этого нельзя сказать заранее, — сказал Пинь. — Все зависит от того, сколько удачи будет взято из амулета в ходе его использования. Если с самого начала вам не потребуется много удачи, амулет будет действовать долго. Если же вы предъявите высокие требования к имеющейся у вас удаче, она будет израсходована быстро — скажем, в течение одного дня.

— Имеются ли другие недостатки?

Он немного подумал.

— Амулет содержит очень хорошую удачу, но он не может защитить вас от того, что я бы назвал вселенским плохим джоссом.

— Например?

— Скажем, амулет не сможет предотвратить землетрясение в районе, где вы будете находиться, хотя сможет отвести от вас падающую балку, если землетрясение все же произойдет. Он также не предотвратит нечто вроде войны, если ей суждено разразиться, хотя и не даст пулям пролетать в непосредственной близости от вас.

— Если только удача не переменится, в каковом случае я превращусь в магнит для свинца.

Он кивнул.

— Вы воспользовались иглой и тут же увидели кровь, — процитировал он.

— Мне бы не хотелось, чтобы вы упоминали кровь, — сказал я.

— Серебро, — сказал он, — будет красноречивее меня.

Итак, я расплатился с ним, что заняло некоторое время. Надо было не просто пододвинуть деньги к нему по столу, но разместить их маленькими кучками по всей комнате в тех местах, которые считались удачливыми. Старые китайские серебряные слитки сделаны в форме маленьких лодочек, и их можно ставить одну на другую. К тому времени, когда я закончил, старый Пинь казался окруженным целой армадой серебряных лодочек, которые толпились вокруг, словно киношные индейцы, нападающие на поезд.

Затем я поблагодарил его, взял свой амулет и распрощался. Прежде чем покинуть дом, я встал на колени в прихожей и отбил несколько поклонов, поскольку знал, что мое обратное путешествие по Укрепленному городу не будет осенено удачей Пиня, а использовать амулет раньше времени мне не хотелось. Я планировал быструю пробежку до ближайших ворот, а затем прыжок в такси.

Первым делом я встретился с карманником, который намеревался как бы случайно налететь на меня, вытащив что-нибудь из моих карманов в ходе столкновения; однако я выставил вперед локоть, услышал хруст пары ребер и увидел его круглые глаза.

— Извиняюсь, — пробормотал я, дотронувшись до шляпы, и был таков.

Не помню, упоминал ли я, что сложение у меня весьма крепкое, а рост высокий? Кажется, нет, поскольку до сих пор это было не существенно, а я как-то неохотно признаю, что не вполне соответствую своему идеалу физического совершенства, который тяготеет скорее к образцу Рудольфо Валентино. Не могу представить, чтобы Валентино приходилось натягивать манжеты на волосатые запястья или покупать воротнички XL. Увы, мы обречены жить с чертами, которыми нас наделили родители или — в моем случае — дедушка.

Затем меня осадила дюжина ребятишек, которые принялись совать грязные пальчики мне в карманы. Я был знаком с этим типом попрошаек, которые убеждены, что их жертвы не станут сразу бить по их ангельским мордашкам и дадут им время обчистить себя. Я, в свою очередь, также не был склонен к излишней жестокости, и мне удалось держать их на определенном расстоянии достаточно долго для того, чтобы заприметить их, так сказать, менеджера, жирного, маслянистого субъекта, который маячил в дверной нише, наблюдая за своими подопечными с выражением родительской алчности. Я перегнулся через головы ребятишек, схватил жирдяя и засунул его в окно соседнего дома. Поскольку оконный переплет не был рассчитан на проталкивание столь масштабных объектов, я, кажется, причинил ему некоторый дискомфорт. Во всяком случае, он начал громкими криками выражать свое недовольство, а стайка учеников оставила свои усилия ограбить меня и бросилась на помощь наставнику, что позволило мне продолжить путь.

На следующем углу меня поджидали трое мрачных подростков в желтых тюрбанах, которые, по-видимому, только что разгромили своих красноголовых конкурентов и теперь полностью переключили внимание на сбор подати с увеличившейся налоговой базы. Первый из них, не успев закончить оглашение требований, получил от меня тростью между глаз и свалился на мостовую; второго я ударил сапогом туда, куда он явно не ожидал; а третьего я просто уронил на первого, подцепив за ногу тростью.

На этом этапе вся троица начала громко звать на помощь, которая, к сожалению, не заставила себя ждать. При виде орды желтых тюрбанов, высыпающей из переулка с ножами и топориками наготове, я счел за благо без промедления дать деру в сторону стены, не оставив, так сказать, своей карточки. Усилием воли мне удалось оторваться на целых полквартала, что равносильно миле на узкой улице, запруженной прохожими, повозками и уличными разносчиками.

Желтые тюрбаны, должно быть, хорошо похозяйничали в этом районе, ибо, пробежав пару кварталов, я заметил, что приближаюсь к очередному углу, оккупированному еще одной бандой мрачных подростков, на этот раз в зеленых тюрбанах. Их, кажется, также не переполняли чувства братской любви и гостеприимства, поскольку при виде желтых тюрбанов они немедленно обнажили оружие и принялись голосить, вызывая подкрепление. Помощь подоспела быстро, и вскоре два войска уже сближались друг с другом на полной скорости; я же, застряв посередине, чувствовал себя наподобие Бастера Китона, зажатого в переулке, с обоих концов которого с грохотом надвигаются копы.

Должен признаться, что в некий короткий миг я подумал об использовании амулета. Но тут же благоразумие возобладало, и я прикинул, что в пылу сражения обе банды вполне могут забыть о моем существовании, если я не стану им о себе напоминать; поэтому я, подтянувшись, перемахнул через край парусинового тента и устроился в нем, словно в гамаке, как раз в тот момент, когда обе команды сошлись с мясистым звуком, отчасти напоминающим тот, что издают «Нью-Йорк Джайантс», встречаясь с «Орранг Индианс».

Зажав трость зубами, я раскачался на тенте и допрыгнул до зарешеченного окна, выходившего на улицу.

— Вор! — завизжал пронзительный голос из окна. — Убирайся, гнусное создание!

Я проигнорировал этот совет и стал взбираться по решетке, что, к сожалению, побудило престарелую леди по ту сторону окна начать тыкать в меня метлой. Я постарался отпихнуть от себя этот инструмент, но тщетно. Вытянув руку над головой, я нащупал край нависающей крыши.

— Чудовище! — вопила старая дама. — Горилла!

— Леди, я не виноват, что родился с такой внешностью, — пробормотал я, продолжая сжимать зубами трость. Я оторвался от решетки и повис, раскачиваясь, над улицей, уцепившись за край крыши одной рукой.

— Гориллоподобный демон! — выкрикнула она, делая выпад метлой.

Метла пребольно ткнула меня в ребра, и тут же мимо просвистел топорик, свидетельствуя о том, что не все головорезы внизу забыли о своих первоначальных намерениях. Бормоча слова, которые, вероятно, более опытные писатели предпочли бы назвать «нецензурными ругательствами», я подтянулся и перемахнул через край черепичной крыши. Оказавшись там, я слегка задержался, чтобы запустить несколько черепиц в столпившихся внизу хулиганов — это помогло мне немного разрядиться, — а затем словно лань перелетел через конек крыши. Переулки в Китайском городе очень узкие, и даже мои неустойчивые ковбойские сапоги не помешали мне перескакивать с крыши на крышу, подобно черному гиббону с далекой Суматры, пока наконец я не обрел твердую почву под ногами возле самых ворот. Здесь я облегченно засвистел «Боже, храни короля» и перешел под юрисдикцию доброго короля Георга Пятого, соверена империи, в которой, как меня уверяли, никогда не заходит солнце, и чью длань на том этапе я был готов вечно благословлять.


Добраться до Циньдао оказалось непросто. Всеобщая стачка докеров парализовала судоходство, и на железнодорожной линии были проблемы. Недалеко от Пекина, в районе, контролируемом могущественным военачальником генералом By П'эй-фу, происходили рабочие волнения. Рабочие волнения не относятся к разряду событий, характерных для генеральских вотчин, но генерал By считался защитником угнетенных, поскольку вытурил из района коррумпированных политиканов, состоявших на содержании у японской военщины, которые управляли областью до него. В результате этих решительных действий генерал By приобрел репутацию прогрессивного государственного мужа, склонного платить рабочим гораздо более солидную зарплату, чем другие генералы, возможно, даже близкую к прожиточному минимуму. Однако, не удивив никого, кроме рабочих агитаторов, By в этом отношении оказался довольно несговорчив и с большой самоотдачей приступил к деятельности, более свойственной генералам, а именно к репрессиям и расстрелам.

Результатом этих передряг стало то, что мне пришлось проделать несколько длительных марш-бросков, путешествуя последовательно на поезде, повозке, влекомой быками, арендованном «Форде» и моторной барже. Мистер Филеас Фогг, несомненно, подивился бы не столько маршруту, сколько завидной скорости: мне удалось добраться до Циньдао всего за четыре дня.

На последнем этапе я ехал в вагоне первого класса, одетый в безупречно сшитый спортивного покроя костюм из серой фланели — бриджи со складками, короткая куртка, тонкий трикотажный шарф. При мне было пугающее количество чемоданов из тонкой телячьей кожи ручной выделки, с которыми обычно путешествуют люди со средствами. Со стыдом признаюсь, что на голове у меня была серая шапочка дерби, не относящаяся к разряду деталей, допустимых в костюме спортивного джентльмена вроде меня, но, к сожалению, предполагалось, что я — бизнесмен, и мне приходилось играть выбранную роль. Утешало лишь то, что жемчужно-серая шапочка безупречно сочеталась по тону с гетрами. Страдая от унижения под шапочкой дерби, я поймал себя на том, что тоскую по своим фасонным шмоткам, оксфордским сумкам, ярким галстукам и смелым двубортным пиджакам в стиле, лишь недавно завезенном из Америки и получившем название «такседо»; Хан Шан и Теруо, подумал я, должны ответить за это.

Поскольку Циньдао находился под оккупацией, мне пришлось пройти японскую таможню, к чему я был готов. Еще в Гонконге я приобрел у лучшей шайки подделывателей документов прекрасный британский паспорт на имя Йин Ло Фо, который, оказывается, был реальной личностью, гонконгским торговцем текстилем средней руки, который никогда в жизни не выезжал из колонии и который, если удача меня еще не покинула, пока не собирался изменять своим привычкам.

Нас, пассажиров, заставили покинуть поезд и переправить свой багаж под навес, где орудовали таможенники. Японских граждан пропускали с минимальными формальностями, у европейцев и американцев проверяли документы, а вот китайцев заставляли ждать до последнего, а затем на их багаж налетала стая местной саранчи в униформе, длинноволосых корейских крестьян, записанных в японскую армию, людей, незнакомых с законами чести и живущих только ради наживы.

Я, однако, был готов к такому повороту событий. Я отыскал глазами дежурного офицера, типичного представителя той категории людей, которых японцы посылали в те дни за границу — очень молодой, с пробивающимися усиками и шпагой больше его самого; возможно, это был спасающийся от нищеты выходец из провинциального самурайского семейства, воспитанный в духе честной бедности и уважения к кодексу бусидо, а теперь ставший пушечным мясом и для бессовестной банды хищников и милитаристов, отправившей его на заклание.

— Прикажите вашим людям осторожнее обращаться с тем чемоданом! — заорал я по-японски, указывая на багаж тростью. — Там находится старинная бронза эпохи Шань, бесценный дар для генерала Хироши Фуджимото из гарнизона Циньдао!

В определенных культурах, проникнутых духом милитаризма, считается само собой разумеющимся, что тот, кто кричит, обладает для этого соответствующим статусом и полномочиями. Соответственно и этот юноша был склонен поддаваться обаянию внешности, особенно когда мускулистый субъект вроде меня властно орет на весь вокзал. Он сначала опешил, потом отдал салют — немало меня этим изумив — и велел своей солдатне положить мой багаж на тележку и доставить его прямо в мое купе. При этом он даже не взглянул на мой тщательно подделанный паспорт.

А где же, может подивиться внимательный читатель, раздобыл я старинную шаньскую бронзу? В кладе Хан Шана имелось несколько статуэток, но они были такие жалкие, изъеденные коррозией и некрасивые, что мне пришлось вновь обращаться к гонконгским специалистам по подделкам произведений искусства, которые сделали бронзовый треножник, гораздо более изысканный по форме и отделке.

Когда поезд подвез меня к центральной станции, я зарегистрировался в отеле «Байерн», реликте периода германской оккупации города, а затем распорядился послать поддельную бронзу вместе с карточкой Йин Ло Фо главной лягушке в этом болоте, а именно генералу Фуджимото. Несколько часов я провел в пивной, потягивая светлое пиво, слушая немецкий оркестр и стихотворные тосты «Ein Prosit», а затем появился надменный молодой субалтерн в безупречно отглаженной форме и при шпаге и пригласил меня проследовать к генералу.

Мы с генералом Фуджимото с первой минуты воспылали друг к другу искренней любовью. Я понимал его и давал ему понять, что он понимает меня. Это был крепкий приземистый старикашка с большим животом и усами; его кабинет был забит китайской бронзой и фарфором, которые он экспроприировал, или реквизировал, или иным способом отнял у населения. При моем появлении он извлек бутылку коньяка и провозгласил тост за мое здоровье. За коньяком и сигарами я рассказал ему, что являюсь текстильным фабрикантом из Гонконга, что меня обеспокоила всеобщая стачка, и, поскольку у японцев такой прекрасный метод взаимодействия с забастовщиками, я подумываю о перенесении своего производства в Циньдао.

— Забастовщики! — Мутноватые глаза генерала слегка вспыхнули. — Черт бы их побрал! Мои люди без устали расстреливают их и закалывают штыками, а они продолжают бастовать и устраивать демонстрации.

Я заверил его, что считаю пули и штыки самым лучшим лекарством для забастовщиков и что начинать применять его следует как можно раньше, время от времени, когда солдатам становится скучно, переходя для разнообразия к обезглавливанию. Генерал хлопнул себя по коленке и сказал, что я отличный парень и хорошо разбираюсь в том, как устроен этот мир.

С прискорбием признаю, что в данном конкретном случае моя наружность сослужила мне хорошую службу. Если бы я со своей толстой шеей не выглядел, как разбойник, втиснутый в английский костюм, то генерал, возможно, не принял бы меня с распростертыми объятиями.

После третьей рюмки я упомянул о карточной игре, в которую я якобы играл в поезде, проиграв при этом пятьсот мексиканских долларов. Он встрепенулся и спросил, не был ли это бридж с прикупом, и я признался, что играл именно в эту игру. Тогда он спросил, не составлю ли я ему компанию вечером в японском офицерском клубе на пару робберов, и я ответил, что не имею пока других приглашений.

В тот вечер я с облегчением сменил серый котелок на черный цилиндр и направился в клуб. Там я пролил коньяк на крахмальную манишку, еще больше пролил себе в глотку и принялся ставить деньги Хан Шана с бесшабашностью, очевидно, ошеломившей моих партнеров. В тот вечер я не пользовался амулетом Пиня, поскольку мне было безразлично, проигрывать или выигрывать — в случае проигрыша я надеялся отыграть все при встрече с Теруо. Я больше следил за другими игроками, нежели за игрой.

Среди игроков был бизнесмен по имени Ямаш'та — тощий человек, который носил очки в золотой оправе и седеющие усы в стиле Дугласа Фербенкса. Он не пил ничего, кроме холодного чая, играл скрупулезно и отличался превосходной памятью. Он заправлял делами на Маньчжурской железной дороге, которую японцы строили по концессии, выданной предыдущим китайским правительством, и один этот факт дал мне основания подозревать его в шпионаже. Это подозрение почти переросло в уверенность, когда я был представлен его компаньону, китайцу по имени Сань, который, несмотря на европейский вечерний костюм, оказался Мандарином Первого Ранга С Двойным Павлиньим Пером и Рубиновой Пуговицей, а также эмиссаром бывшего китайского императора Пу И, отличавшегося некоторыми странностями.

Пу И к тому времени успел уже дважды побывать императором, первый раз как марионетка бывшей императрицы Сиао-тинь, а затем, в течение пары недель, как марионетка генерала по имени Чань Сюн. Хотя у него не было места в китайском правительстве, Пу И до сих пор отсиживался в своем пекинском дворце, сохранив все регалии и привилегии, а также неплохую субсидию, и тот факт, что его эмиссар играл в карты с субъектом уровня Ямаш'ты, позволил мне предположить, что хотя генерал By и вышиб прояпонское правительство из Пекина, Пу И потихоньку мостил дорожку к своей третьей марионеточной карьере, на этот раз с Японией в качестве спонсора.

Впрочем, все это очень мало заботило меня, разве что позволяло предвидеть несколько грязноватых событий, которым суждено было произойти в ближайшее время на китайской политической арене. Мы играли по двадцать мексиканских долларов за очко, причем ставка постепенно возросла до пятидесяти по мере того, как дело шло к ночи. Я проиграл около восьмисот симолеонов, к отчаянию моего партнера Фуджимото и к видимому удовольствию его преемника Суня, который, будучи имперским чиновником, ставил не больше своих собственных денег, чем я.

Моим следующим партнером стал Ямаш'та, и я велел себе не расслабляться. Если кто-то и был способен меня разоблачить, так это он. Поэтому я побеспокоился о том, чтобы пролить еще немного коньяка на манишку, и пьяным голосом предложил повысить ставки. Мои оппоненты с готовностью согласились, но Ямаш'та лишь прищурил глаза, заказал еще холодного чая и погладил свои тонкие усики. Я был уверен, что он прикидывает, сумеет ли его механически расчетливая игра противостоять безалаберности партнера. Очевидно, он склонился к утвердительному ответу, поскольку кивнул и потянулся за колодой.

Его расчет был основан на деньгах. Хотя наши оппоненты выиграли первую игру, мы превзошли их по онёрам. Вторую игру каким-то чудом выиграли мы. Зато третья игра пошли целиком в нашу пользу, закончившись малым шлемом без козырей, и пока я разыгрывал болвана и брызгал коньяк на лацканы, Ямаш'та продолжал крушить наших противников, забирая пятьдесят очков по онёрам в малом шлеме и девяносто очков за четыре козырных онёра, в то время как у меня был пятый, а затем еще пятьдесят очков за удвоение контракта.

После этого Ямаш'та извинился перед противниками за такой разгром, сказал, что это чистое везение, и мы набили карманы мексиканскими долларами под завязку.

— Сегодня удача была на нашей стороне! — сказал я, закуривая сигару.

— Я рад, что ваш первый приезд в Циньдао осенен такой улыбкой фортуны, — сказал Ямаш'та. — Может быть, вы не откажетесь составить нам компанию и завтра вечером? Вы играете в американский покер? Мы собираемся каждую среду по вечерам.

— Разве? — брякнул старый генерал Фуджимото.

— Ну, разумеется, — сказал Ямаш'та. — Каждую среду.

— О! — воскликнул генерал, заражаясь желанием поскорее обобрать гостя. — Прошу прощения! Ведь сегодня вторник? Я ошибся!

Я понял, почему они хотят переключиться на покер. Покер, видите ли, даст им возможность играть против меня всем вместе, и если я буду вести себя столь же беспечно, то хотя бы кому-нибудь из них привалит небольшая удача, например, в виде одной-двух текстильных фабрик в Гонконге.

— Покер, да? — переспросил я. — Я в него играл, но вам придется освежить мою память относительно правил. Стрит бьет масть или наоборот?

После этой моей реплики все присутствующие, кажется, были готовы стать моими друзьями на всю оставшуюся жизнь.

Генерал Фуджимото довез меня до отеля и пообещал заехать завтра вечером, не позже девяти. Весь следующий день я провалялся, читая мистический роман — «Фортуна Регги», насколько припоминаю, — и между делом прогулялся до железнодорожных пакгаузов, чтобы отдать некоторые распоряжения личного характера. Затем я облачился в вечерний костюм, почистил цилиндр и стал дожидаться генерала.

Прибыв в японский офицерский клуб, я обнаружил, что к моим вчерашним партнерам присоединились два новых. Один из них, как я сразу догадался, был бессмертным — человек мощного сложения с глазами навыкате; его волосы блестели от бриллиантина, а одет он был в простую военную гимнастерку без знаков различия. Я позволил себе быстро ощупать его глазами, затем повернулся к другому офицеру, который был при полном параде, эполеты и все прочее, и напоминал швейцара мистера Астора, а на деле оказался полковником Аракаки, командиром 142-го батальоном военной полиции. Аракаки повернулся к бессмертному и представил его.

— Это капитан Кобаяси из моего батальона, — коротко сообщил он.

— Честь имею, — сказал я и поклонился. Я не был склонен думать, чтобы в 142-м батальоне было два бессмертных, поэтому почти не сомневался в том, что фамилия Кобаяси была псевдонимом Теруо Минамото, бессмертного, выигравшего амулет у Хан Шана. Что ж, подумал я, скоро мы это проверим.

— Заказать коньяк? — предложил улыбающийся генерал Фуджимото. Я улыбнулся ему в ответ.

— Только если пообещаете не давать мне пить слишком много, — сказал я. — Сегодня утром у меня так болела голова.

Я не боялся, что меня одурачат и обыграют — амулет позаботится о том, чтобы этого не случилось, — меня больше беспокоило то, что могло произойти после игры. Я хотел сохранить ясную голову, чтобы обеспечить путь к отступлению.

Итак, я потягивал коньяк и играл в покер примерно с час, делая большие ставки. Вначале я часто выигрывал просто потому, что мой безалаберный блеф пугал более аккуратных игроков, и они выходили из игры, но когда они ловились на мою удочку, я начинал сильно проигрывать.

Я заметил одну важную вещь. Все японцы были чрезвычайно почтительны с капитаном Кобаяси, даже те, кто Превосходил его по званию. Выигрывая, они извинялись перед ним, склоняли голову, когда он обращался к ним, наперебой предлагали огня, когда он закуривал. Простой капитан навряд ли привлек бы подобное внимание. Таким образом я убедился не только в том, что Кобаяси был ками, но и в том, что остальные знали об этом.

После нескольких сдач я заметил, что выпученные глаза Кобаяси заблестели. Каждый раз при раздаче карт его губы начинала кривить нервная усмешка. Он беспрерывно курил, прикуривая одну сигарету от другой. Речь свелась к односложным междометиям, и за очередной картой он тянулся с таким видом, словно она была предметом его тайных вожделений.

Да, он был игроком, одним из тех бессмертных, которые не могут устоять против власти азартных игр. Возможно, задачей Ямаш'ты и Фуджимото было обеспечивать его простодушными и неопытными партнерами, прежде чем он ввяжется в серьезную игру и начнет проигрывать японские императорские регалии. После часа игры я понял, что Кобаяси не способен замечать что-либо, кроме карт, и решил прибегнуть к помощи магии.

Проиграв триста долларов на одной карте, я извинился и, покачиваясь, направился в уборную, где вынул из портсигара амулет Пиня, лизнул его и приклеил к левому запястью, прямо над точкой пульса, в надежде, что так он сработает быстрее. С минуту я подождал, чтобы посмотреть, что изменилось в окружающем мире, но не заметил никакой разницы. Я даже посмотрел в зеркало, проверяя, не заострились ли у меня уши и не начали ли глаза светиться внутренним светом, но ничего такого не произошло, и я спрятал амулет обратно в портсигар и вернулся к играющим.

При первой же сдаче ко мне пришла масть, и я понял, что амулет Пиня не был подделкой.

Я ни на йоту не изменил стиля игры и продолжал делать большие ставки. Я прикидывался более пьяным, чем был на самом деле, с благодарностью вспоминая курс обучения, который прошел в шанхайской Золотой Национальной Оперной Компании, где меня не только лупили и морили голодом, но еще вбили в голову так называемые Семь Повадок Пьяницы. Карты мне шли феноменальные — стриты, большие собаки и тигры, подбор мастей и четырех одинаковых карт следовали один за другим. При том Кобаяси постоянно приходили почти такие же хорошие карты, как мне; он ставил против меня больше остальных и проигрывал большие суммы. Генерал Фуджимото, изумленный его плохим джоссом, сослался на безденежье и вышел из игры с извиняющимся поклоном в сторону ками, однако остальные остались и продолжили игру. Ямаш'та затих, переводя глаза с меня на Кобаяси и провожая каждую карту с таким видом, словно пытался что-то сообразить.

— Большой тигр, — сказал Кобаяси и положил на стол свои карты — король, валет, десятка, девятка, восьмерка.

— Как интересно! — сказал я. — У меня тоже большой тигр! — И я с пьяным смехом положил на стол короля, даму, валета, девятку и восьмерку.

Кобаяси откинулся в кресле и холодно смотрел, как я подгребаю к себе деньги. Ямаш'та хмурился, словно соображая, как мне удалось это сделать, но я-то знал, что не мог подтасовать карты, потому что он сам их сдавал.

— Полагаю, — сказал он, — что вы, джентльмены, несколько устали от покера. Не сыграть ли нам для разнообразия раунд-другой в фан-тан?

Ага, подумал я, фан-тан. Игра, на которой прокололся Хан Шан.

— Подходяще! — бодро поддержал я, и мы собрались у стола для фан-тана. Ямаш'та сказал, что готов вести игру, если мы дадим ему минуту передышки: он поднялся в свой номер наверху и вскоре спустился, как я заметил, в вечернем костюме слегка иного покроя; несомненно, в рукавах у него имелся запас камешков. Он взял чашу, палочку и пригоршню маленьких цветных камешков и подошел к столу.

Ямаш'та орудовал палочкой, словно факир на сцене — не для того, чтобы отвлечь внимание, как думает большинство, а для того, чтобы оправдать неестественное положение рук, которое требуется для извлечения дополнительных камешков из рукава. Он призвал нас быть внимательными, постучав палочкой по поднятой чаше, затем захватил пригоршню камешков, высыпал их в чаше и перевернул ее на стол. Предполагалось, что я не замечу того, что камешки, оказавшиеся в чаше, на самом деле высыпались из рукава, а те, что он взял первоначально, так и остались в кулаке. Перевернув чашу на стол, он тут же сунул руку в карман, чтобы избавиться от камешков. Он действовал безупречно, ему даже палочка была не нужна — я никогда не заметил бы обманных движений, если бы не следил за ними специально.

— Нечет! — провозгласил я и бросил на стол горсть мексиканских долларов.

— Чёт! — быстро сказал Кобаяси. Я поискал глазами добавленный камешек, не заметил его и понял, что для начала число камешков будет четным.

Я не сводил глаз с Кобаяси, пока Ямаш'та переворачивал чашу и подсчитывал камешки палочкой, передвигая их попарно. Выпученные глаза Кобаяси блестели, он покраснел — было видно, как на висках бешено пульсируют жилы. Он пребывал в лихорадочном состоянии — даже зная, что игра подтасована, все равно взмок от возбуждения, возможно, возраставшего от сознания неизбежности собственной победы.

Я проиграл. Сунь прокомментировал, что, вероятно, моя удача переменилась. Я допускал такую возможность и планировал в следующий раз поставить на нечет, чтобы заставить Ямаш'ту использовать припрятанный камушек. Но мне не пришлось этого делать — когда Ямаш'та поднял руку с палочкой, чтобы начать следующий раунд, весь запас камешков выпал у него из рукава и рассыпался по столу.

Ямаш'та побледнел. У Фуджимото отвисла челюсть, то же самое произошло с Сунем. Я притворился придурком и уставился на упавшие камешки.

— Скажите, — сказал я. — Никогда такого видеть не приходилось!

Кобаяси уставился на Ямаш'ту с холодной ненавистью, на скуле у него дергался маленький мускул.

— Я ужасно извиняюсь! — выдавил Ямаш'та. — Просто не понимаю, как такое могло произойти! Пожалуйста, простите меня — уже поздно, мне пора спать.

— Со всяким может случиться, старина, — сказал я примиряюще, все еще притворяясь, что ничего не понял.

И тут Кобаяси заговорил с Ямаш'той. По-японски, возможно, считая, что я не понимаю этого языка. Впрочем, может быть, его нисколько не волновало, понимаю я или нет. Он говорил мягким тоном, словно болтал по телефону с кем-то, кто его слегка раздражает, но слова были злые и острые, словно бритва. Лица остальных японцев окаменели, они делали вид, что не слышал, как Ямаш'ту вербально разрезают на кусочки прямо у них на глазах. Я был почти уверен, что Сунь тоже понимал происходящее, поскольку он побелел и заерзал.

Ирония ситуация заключалась в том, что Ямаш'та просто делал свое дело — не давал Кобаяси, или Теруо, которым, по моему мнению, он был, поставить интересы империи на кон в азартной игре. Но Кобаяси поносил его словами, которые я не адресовал бы собаке или даже Пу И. И Ямаш'та просто сидел и стоически глотал оскорбления с каменным лицом и глазами, устремленными в стол. Когда Кобаяси закончил, Ямаш'та вновь попросил прощения, сгреб камешки и тихо вышел.

Тут до меня дошло, что мне не нравится капитан Кобаяси. Мне не нравится то, как он обращается с людьми, чья работа заключалась в том, чтобы присматривать за ним, мне не нравится его жадность, не нравится, как он распускает слюни, предвидя результат подтасованной игры; в конце концов, мне не нравится его чрезмерное пристрастие к бриллиантину.

Даже если бы он не был Теруо, подумалось мне, я бы все равно с наслаждением заехал ему по картофелинам.

Наверное, и такой тупица, каким прикидывался человек с паспортом Йин Фо Ло, не мог не понять подоплеки происходящего, но я все же пытался сделать вид, что не могу взять в толк, почему все испытывают такую неловкость.

— Может, попробуем другую игру, — сказал Кобаяси.

Я постарался изобразить облегчение.

— Конечно, — сказал я.

— Знаете ли вы шоги?

— Очень извиняюсь, но нет. — Шоги — это род японских шахмат, удача не играет в них никакой роли. Я боялся, что амулет Пиня не поможет мне в этой игре.

— А как насчет ма-джонгга? — Это вставил полковник Аракаки, стараясь оказаться полезным.

— Превосходно! — сказал я. — Прямо пчелиная коленка, как мы говорим в Гонконге.

Кобаяси тонко улыбнулся с видом превосходства.

— Конечно, в этой игре не требуется никакого мастерства, — сказал он, — но я не возражаю.

Я предвкушал истинное наслаждение, которое мне суждено испытать в ближайшее время.

Мы велели одному из служащих клуба подготовить стол, а сами тем временем стали договариваться о правилах. Существуют тысячи способов подсчета очков в ма-джонгге, и нам предстояло решить, сколько очков за что присуждать и какой будет лимит. Аракаки предложил десять тысяч, я же сказал: какого черта, пусть будет двадцать. После того как все это было занесено на бумагу, мы начали.

Моя удача поначалу не слишком сопутствовала мне, что, возможно, было и лучше при долгой игре, поскольку это усыпляло моих противников ложным чувством безопасности. Я проиграл несколько партий Кобаяси, хотя при этом каждый раз оставался на втором или третьем месте. Это означало, что я все-таки выигрывал кое-какие деньги, поскольку в ма-джонгге вы платите не победителю, но каждому, у кого счет больше, чем у вас, — поэтому если я оказывался вторым, то Аракаки и Сунь должны были платить и мне, и Кобаяси, и, хотя я платил ему, моя прибыль от других партнеров обычно была довольно приличной.

У меня уже скопился некоторый выигрыш, когда началась игра без победителя, в которой никто не получает ма-джонгг. Ветер преимущественно дул с Востока, то есть от Кобаяси, ко мне, игравшему на Юге. Я снял с кучки фишек три бамбука, раскрыл их, и Кобаяси ухватился за них, как утопающий за спасательный круг.

— Ма-джонгг! — крикнул он, широко улыбаясь.

Но улыбка сползла с его лица, когда выяснилось, что я выиграл по очкам, поскольку у меня оказались Букет Цветов, три Зеленых Дракона, три моих собственных Западных Ветра, и все это вместе означало, что мои очки удваивались не меньше семи раз, в то время как ма-джонгг Кобаяси удваивался лишь один раз, за Трех Маленьких Ученых.

Кобаяси откинулся в кресле и потянулся за сигаретой. Взгляд его выпученных глаз был поистине ужасен, и свита в страхе застыла.

— Вам везет сегодня, мистер Йин, — сказал он холодно.

— Вы же сами говорили, — рассмеялся я, — никакого мастерства в этой игре не требуется! Только удача!

— Хм-м, — сказал он, поглаживая сигарету пальцами так, словно это был кинжал, который он намеревался вонзить мне в печенку.

— Я извиняюсь, — сказал полковник Аракаки, подсчитав свои потери, — но боюсь, что мне уже пора спать. Пожалуйста, продолжайте без меня.

Мы все попрощались с ним, за исключением Кобаяси, который продолжал поглаживать сигарету, не сводя с меня глаз. Я начал нервничать. Бессмертные живут так долго, что трудно угадать, какими способностями они успели овладеть. Не мог ли он догадаться, что я заколдован на удачу?

Если он и догадывался о чем-то, это не помешало ему нетерпеливо разложить фишки для следующей партии. Нам уже оставалось по нескольку фишек до победы — при условии, конечно, что достанутся выигрышные фишки. Я вытащил Сезоны и тут же открыл их, затем снял свободную фишку с верхушки кучки. Это были пять точек, которые завершали набор. Я с удивлением выложил фишки.

— Ма-джонгг! — сказал я. — Посмотрите-ка, я вытащил Сливовый Цвет на Крыше!

— Предельный набор! — прошептал Сунь. — Двадцать тысяч очков.

Должен сказать, что мы играли по доллару за очко. И поскольку мне должны были заплатить оба проигравших, то мне причиталось сорок тысяч долларов.

Сунь побледнел. Весь вечер он свободно тратил деньги, но еще двадцать тысяч монет на расходном счету, наверное, могли переполнить чашу терпения императорского казначея.

Впрочем, не беда. Он, пожалуй, мог покрыть разницу, продав одну-две государственные тайны.

Каюсь, меня не очень волновали проблемы этого дворцового лизоблюда — моим вниманием завладел Кобаяси, пожиравший меня своими вытаращенными глазами. На скуле вновь стал заметен небольшой тик. Он смял сигарету пальцами.

— Разве мы упоминали Сливовый Цвет на Крыше, когда начинали? — спросил он. Он потянулся за списком очков, который мы разработали перед игрой. — Если нет, то прошу извинить, но…

Я ловко выхватил листок из-под его протянутых пальцев.

— Да, да, — сказал я. — Я отчетливо помню. Сливовый Цвет как раз… — Я ткнул в список. — Как раз здесь.

Сунь посмотрел на список, вздохнул и грустно кивнул.

— Надеюсь, вы примете мою расписку, — сказал он.

Я посмотрел на него и скорчил гримасу, имитирующую выражение пьяного человека, который пытается решить, оскорбили его или нет.

— Прошу прощения, — сказал я, — но вы же не хотите сказать, что пришли на игру, не подготовившись к проигрышу?

— Конечно, — сказал он извиняющимся тоном, — предельная ставка — двадцать тысяч очков! Но разве такое часто случается?

— Достаточно часто, — сказал я, издавая глуповатый пьяный смешок. — Уверен, что капитан Кобаяси готов заплатить на месте или дать залог.

Ками был приперт к стенке, без малейшего шанса улизнуть. Он смотрел на меня своими особенными глазами, и на пару секунд мне показалось, что я слышу скрежет его зубов. Затем он подтолкнул ко мне через стол кучу денег.

— Здесь почти две тысячи, — сказал он.

— Для начала неплохо, — отозвался я.

— И… — Он долго смотрел на меня, а затем его руки нехотя ухватились за воротник гимнастерки. — Вот кое-что в залог.

Он расстегнул воротник и медленно вытащил амулет на цепочке. Я потянулся к нему и отдернул руку — эта штука была заряжена энергией, которая била на расстоянии, словно электрический разряд. Тем не менее я заставил себя взять амулет, поднести к лицу и рассмотреть его со скептическим видом.

— По крайней мере, это золото, — признал я. — Но двадцати тысяч оно даже приблизительно не стоит.

— Это фамильная драгоценность, — сказал он. — Я боюсь возвращаться в Японию без нее.

Я надеялся, что он говорил правду.

— Что это на нем, не старинные ли китайские письмена? — спросил я. — Что здесь написано… не могу разобрать… — Амулет был очень старый — об этом свидетельствовала надпись с закругленными иероглифами вместо квадратных, которые применяются в наше время.

— Да, — сказал Кобаяси. — Это очень древняя вещь.

Я осмотрел амулет с другой стороны.

— Это Дверные Боги? — Я нахмурился и посмотрел на Кобаяси. — Этот амулет китайский! — сказал я. — Как же он может быть фамильной реликвией семьи Кобаяси?

Он опять заскрежетал зубами при мысли о том, что ему приходится бессовестно лгать человеку, которого он считал жалким китайским буржуа. Я буквально видел, как от повышенного давления лопаются сосуды в его выпученных глазах. Мне представилось, что еще немного, и его глазные яблоки вылетят из орбит и покатятся ко мне по столу.

— Много поколений моей семьи вели дела в Китае, — сказал он.

— Что ж, — пробормотал я, — если это все, что у вас есть… — Я опустил вещицу в жилетный карман. — В самом деле, откуда у армейского капитана такие деньги?

После этих своих слов я слегка удивился, не увидев глазных яблок, катящихся по столу. Я повернулся к Суню, который в полной растерянности не мог ничего предложить, кроме расписки и пары платиновых запонок. (Кстати, эти запонки до сих пор у меня. Что касается расписки, то я ее пропустил через нескольких брокеров и в конце концов получил около двадцати центов на доллар, что наглядно показывает, чего стоят имперские чиновники.)

— Вы все должны прийти ко мне завтра в отель, — сказал я, поднимаясь из-за стола, — и я дам вам шанс отыграть все.

Я повернулся и, к своему удивлению, увидел, что Аракаки и Ямаш'та стоят в дверном проеме, загораживая мне выход.

— Привет! — сказал я. — Я думал, вы давно в постели!

— Я не мог уснуть, — сказал Ямаш'та, — при мысли о том, что вам предстоит столь долгий путь до отеля.

— Не такой уж долгий, — жизнерадостно отозвался я.

— Но машины у вас нет, а по ночам улицы становятся опасными из-за стачки, — продолжал Ямаш'та, — поэтому я договорился, что вам предоставят комнату здесь, в клубе, как моему гостю.

— Вы слишком добры, но не стоило так беспокоиться, — сказал я, пытаясь протиснуться между ними. Через плечо Аракаки я заметил людей в форме, стоявших в фойе. Несомненно, это были офицеры 142-го полицейского батальона, вызванные Ямаш'той и Аракаки сразу же, как только они прикинули, какой Преобладающий Ветер задул в ма-джонгге.

Аракаки отечески положил мне руку на плечо.

— Уже пятый час утра, — сказал он. — Банки откроются через несколько часов, вы сможете позавтракать здесь и отправиться вместе с мистером Сунем и капитаном Кобаяси в банк, чтобы забрать свой выигрыш.

Меня не грела мысль о том, что придется пробивать себе дорогу из клуба. Полицейские подразделения, в отличие от остальных военных, регулярно совершенствуют свои навыки в мирное время, управляясь с пьяницами, уголовниками и хулиганами, а 142-й батальон, можно полагать, за последние недели отточил свои умения до янтарного блеска, взаимодействуя с забастовщиками. Все они, без сомнения, были обучены одному из этих жутких японских искусств, в названии которых обязательно присутствует словечко «изящный», как, например, «Изящное Искусство», или «Изящное Искусство Обезглавливания», или «Изящное Искусство Выпускания Внутренностей из Врага и Удушения Его Собственными Кишками».

Было совершенно очевидно, что моему уходу пытались воспрепятствовать. Поэтому я позволил проводить себя наверх, где одна из гостевых комнат была предусмотрительно обеспечена бокалом, бутылкой коньяка и пижамой с красиво вышитой эмблемой клуба на кармане. Очевидно, подумал я, взвешивая на ладони бутылку, они хотят, чтобы я напился до полной бесчувственности.

Что ж, подумал я, возможно, так и следует сделать. Если продолжить игру с Ямаш'той, то через несколько часов я получу сорок тысяч. На них я смогу купить целую сеть клубов в новоорлеанском стиле по всему Востоку или даже в самом Королевстве Цветов, в США.

Я посмотрел на бутылку коньяка, но потом решил, что у меня на нее другие планы. Хотя меня и подмывало, так сказать, покориться воле Судьбы, к тому же я не был особенно склонен чрезмерно беспокоиться о воинской удаче китайского народа, но оставался еще один факт, а именно: мне не нравился Теруо, не нравилась его пиратская свора, пытавшаяся сперва ограбить, затем облапошить меня и в конце концов поймавшая меня в ловушку; даже при условии, что номер в японском офицерском клубе не слишком напоминал застенок, я все же предпочел оказаться в любом другом месте, нежели в этом комфортабельном карцере.

Кроме того, Теруо и компания вполне могли решиться на то, чтобы сберечь свои денежки и укокошить меня, пока я сплю.

Итак, я вознамерился, как говорится, «поискать светлую сторону». Выглянув из окна, я увидел с полдюжины военных полицейских, стоявших вдоль дорожки, ведущей к воротам. Светлой стороны не было. Я задернул шторы. Необходимо было выработать другой план.

За считанные секунды я спрятал свой выигрыш в наволочку, расстегнул воротник и ослабил галстук, надел амулет на шею и спрятал его под рубашкой, захватил пару банных полотенец и скользнул к двери, где постоял довольно долго, прислушиваясь. Из коридора не доносилось никаких звуков. Я открыл дверь и вышел в коридор.

Часовой вскочил на ноги, опрокинув плетеное кресло, в котором сидел. Изображая по меньшей мере шесть из Семи Повадок Пьяницы, я качнулся к нему и нечленораздельно спросил, где ванная. Он не вполне разобрал мои слова и наклонился поближе. Вот тут-то я ударил его по горлу ребром левой ладони. Не настолько сильно, чтобы травмировать, но достаточно ощутимо, чтобы он задохнулся и схватился руками за шею, потеряв при этом возможность — чего я, собственно, и добивался — позвать на помощь. В этот момент я долбанул его за левым ухом бутылкой, обернутой в полотенце. и затащил бесчувственное тело в комнату.

Быстро исследовав верхний этаж, я обнаружил пустую гостевую комнату, что дало мне возможность оглядеть из окна задний двор. Я увидел подобие японского сада — гравий, несколько камней причудливой формы, карликовые деревья, — высокую стену, отделявшую двор от переулка, и с полдюжины военных, прячущихся в тени.

Задний двор был не более гостеприимен, чем парадный вход, но там по крайней мере было темнее, и я все еще рассчитывал на удачу мистера Пиня. Я снял с кровати покрывало, привязал его к ножке кровати и начал спускаться из окна.

Пожалуй, даже феноменально хороший джосс не способен отвлечь часовых настолько, чтобы они не увидели крупного мужчину в вечернем костюме, спускающегося из окна на покрывале, сжимая в руке наволочку, полную серебра. Конечно, в более изысканной прозе благородные бандиты вроде Раффлса способны с завидной регулярностью избегать последствий столь неосторожного поведения. В моем же случае все обстояло иначе: не успел я коснуться ногами земли, как раздался первый крик, и мне пришлось делать ноги.

Меня поджидали трое часовых. Я обнаружил, что амулет мистер Пиня еще не потерял своей силы, поскольку один из них споткнулся о декоративный камень японского сада и упал лицом в гравий. Второй загородил мне дорогу и принял какую-то замысловатую позицию классического восточного единоборства — к несчастью для него, ибо я в тот момент не намеревался заниматься классическим восточным единоборством. Пробегая мимо него, я раскрутил тяжелую наволочку и заехал ему по голове. Он упал, а я, получив импульс от толчка, побежал дальше, не замедляя шага.

Третий часовой был офицером, молодым парнем в форме на три размера больше, чем требовалось. Он правильно сообразил, что у него нет времени вытащить шпагу, поэтому он просто отскочил к стене с протянутыми руками, намереваясь повиснуть на мне, пока не подбежит подкрепление. Я прыгнул на него, последовательно вонзая носок правой ноги ему в пах, носок левой ноги — в солнечное сплетение, правую пятку — в ключицу, левый носок — в переносицу и, наконец, правую пятку — в темя, откуда перемахнул на вершину стены, пока моя импровизированная лестница беззвучно оседала позади.

Оказавшись в переулке за стеной, я почувствовал себя относительно свободным. Избегая полицейских, которые разъезжали взад и вперед по улицам на своих автомобилях и мотоциклах, я зигзагами добрался до железнодорожных пакгаузов, куда наведывался утром, и устремился прямо к домику инженера. Я бросил все мои пожитки в отеле «Байерн» и ничуть не сожалел о них, что, однако, не распространялось на багаж. Я всегда питал слабость к телячьей коже ручной выделки.

Как видите, я все продумал заранее. Пакгауз был закрыт из-за стачки, железные дороги патрулировались, и если бы я остался дожидаться первого утреннего пассажирского поезда, японцы быстро перекрыли бы станцию. Вместо этого я наведался на железную дорогу утром и нанял специалиста, который должен был развести пары и по первому требованию вывезти меня из Японской Концессии. Я также приплатил инженеру за то, чтобы тот захватил с собой комплект рабочей одежды — в случае если поезд будет остановлен, мне надлежало выглядеть как помощнику машиниста.

Однако когда я прибыл, то обнаружил, что домик инженера пуст, все локомотивы абсолютно безжизненны и испускают лишь слабый душок машинного масла и угля. Заметив на задворках тусклый свет, я кинулся туда, позвякивая наволочкой. Там, под фонарем, на раскладушке лежал мой инженер.

— Что происходит? — спросил я. — Где мой поезд?

Инженер медленно пробудился, приподнялся на локте и почесал голову.

— О, мистер Йин, — сказал он. — Я вам отказываю.

— Как насчет поезда?

Он покачал головой:

— Отменены. Все поезда отменены.

— Святые небеса, почему?

— Мы на стачке — все железнодорожные рабочие. Мы протестуем против расправы генерала By с бастующими железнодорожниками на тамошней линии. Эй! — воскликнул он, обеспокоившись внезапной переменой в моей наружности. — Я тут ни при чем! Это не моя идея!

— Деньги! — сказал я, раскрывая наволочку и вынимая пригоршню серебра. — Могу дать еще денег.

Инженер беспомощно посмотрел на мою ладонь.

— Простите, мистер Йин. Рад бы услужить. Но я не могу сам управлять дорогой — нам нужны стрелочники, диспетчеры и тому подобное, а они все бастуют. В самом деле, я пришел сюда только затем, чтобы вернуть вам деньги.

Боюсь, я на короткое время потерял самообладание. Я закружился, топая ногами и проклиная генерала By, железнодорожников, Кобаяси, Хан Шана, Ямаш'ту и, наконец, мистера Пиня, чей амулет в итоге меня погубил — хотя, по некотором размышлении, я припомнил его предупреждении о «вселенском плохом джоссе», относительно которого амулет бессилен. Совершенно очевидно, что железнодорожная стачка стояла на одной доске с землетрясениями, наводнениями и военными действиями.

— Что ж, — сказал я, немного успокаиваясь. — Вы хотя бы принесли мне одежду?

— Простите, нет, — заморгал он. — Мы же никуда не собирались ехать, так я и не принес.

— В таком случае мы поменяемся одеждой.

— Вы уверены? На вас ведь очень хорошая одежда.

Я вновь показал ему пригоршню серебра.

Спецовка инженера была немного узка в груди, а штанины и рукава были коротковаты, но в ней мне было гораздо легче раствориться среди населения Циньдао, нежели в вечернем костюме. Выскользнув за ворота пакгауза, я осознал, что оказался в городе, где никого не знаю, откуда практически нет выхода и где могущественные враги, несомненно, охотятся за моей головой.

Что ж, не впервой. Первым делом я направился на самое старое кладбище, какое смог отыскать.

Кажется, я уже упоминал о том, что в свое время состоял в учениках у одного шарлатана, мистера Пиао, члена секты Скитальцев. В военное время Скитальцы нанимаются в качестве шпионов и ассасинов, а в мирное ведут жизнь странствующих фокусников, предсказателей и бродячих актеров. В роли последнего я и испробовал себя в пятнадцать лет, сбежав из-под тиранической власти шанхайской Золотой Национальной Оперной Компании.

Вершиной достижений мистера Пиао была попытка убедить Юан Ши-кая — довольно беспринципного имперского генерала, который предал республиканское движение вдовствующей императрице, за что подвергся ссылке, — в том, что его политическое поражение было результатом проклятия его собственной матери, к которой тот относился без должного сиао. Одним из элементов шарады, задуманной мистером Пиао, было появление самой матери Юана. Осуществление этого замысла было возложено на меня — мне надлежало проникнуть в штаб генерала Юана и эффектно появиться там в облике женщины, задрапированной в белый саван, завывая проклятия и упреки в адрес непочтительного Юана.

Мистера Пиао подвел один из его приборов — род магического фонаря, сконструированный для проекции призрачных изображений на стену дома генерала Юана. Прибор вышел из строя в самый драматический момент, испортив гениальный замысел. Это было последним деянием мистера Пиао, которого тут же вывели во двор и расстреляли; я же оказался в бегах, в незнакомом городе, более того, в костюме женщины-призрака — смею вас уверить, что подобное одеяние не делает мужчину незаметным.

К счастью, я догадался податься на кладбище. Люди всегда готовы увидеть привидение на могильном холмике и по этой самой причине не часто туда наведываются; а когда наведываются, имеют обыкновение оставлять у могилы съестные припасы, которые оказываются очень кстати прячущимся там призракам. Единственным недостатком жизни на кладбище является то, что там слишком много элементов инь — это все мертвецы, знаете ли, и если хотите поддержать себя в активном состоянии, следует придерживаться диеты, богатой элементами ян.

Итак, со станции я поспешил на кладбище, заприметил там старую маньчжурскую гробницу, которая, судя по надписям, стояла невостребованной по меньшей мере двумя поколениями, и взломал ее. Первоначальные обитатели, похоже, вернулись в гробницы предков в Маньчжурии, и сооружение было пусто. После восхода солнца я припрятал свой выигрыш, за исключением нескольких серебряных монет, и отправился купить какую-нибудь менее заметную рабочую одежду.

Вернувшись, я снял амулет с шеи и стал рассматривать его. Читать старомодные иероглифы было трудновато, но в конце концов я разобрал слова «Девять Золотых Отверстий Благородного Сердца». Сердце мудрого человека, утверждала надпись, имеет девять отверстий, тогда как у остальных из нас их меньше, но какое отношение это имело к Золотым Мечам, я затруднялся сказать.

Держа амулет перед собой, я сосредоточился на нем, произнося надпись по-кантонски, затем на пекинском диалекте и вдруг — совершенно неожиданно — я очутился совсем в другом месте.

Хан Шан описывал это место как «фонтан», но скорее это было похоже на небольшое озерцо, холодный глубокий водоем из тех, что обычно подпитываются естественными ключами, окруженный степными травами и плакучими ивами. Само озеро располагалось в небольшой долине, окруженной со всех сторон горами со снежными шапками вершин. Надо мной раскинулось голубое небо, и единственным доносившимся до меня звуком был шепот ветра, играющего в ивах. Это было местечко, куда парень захочет привести девушку, прихватив бутылочку вина и переносной граммофон, но, к сожалению, у меня не было ни того, ни другого, ни третьего, поэтому я принялся ходить вокруг озера, тщетно пытаясь отыскать признаки мечей. Я вглядывался в подернутую рябью воду, кристально чистую и глубокую, в надежде увидеть нечто стоящее, и в конце концов действительно разглядел слабый золотой проблеск в глубине.

Я разделся и нырнул. Ощущение было странноватое — я испытал шок от холода, но не почувствовал влаги или давления воды, при этом я без усилий погружался прямиком на дно. Я попытался выпустить пузырьки воздуха изо рта, но они не появились. После нескольких осторожных попыток я обнаружил, что не было нужды задерживать дыхание, поскольку я мог свободно дышать водой или что бы там ни было вместо воды.

Достигнув дна фонтана, я увидел два меча, лежавших на столе, грубо высеченном из скалистой породы. Мечи были сделаны из безупречно отполированного золота. Меня удивило, что лезвия были исполнены в различных стилях — Кан Чиань представлял собой мощный широкий меч того типа, что называется «дау», с тяжелым, односторонне заточенным лезвием. Мо Йе относился к более легкому типу, называемому «женским мечом», с узким обоюдоострым и заостренным лезвием. Разумеется, этот женский меч и был женщиной, во всяком случае, если вы верите в историю о том, как были выкованы эти мечи.

Пользы от этих мечей мне в данный момент не было, да и носить их при себе было противозаконно, поэтому я просто вежливо поклонился им и выпрыгнул на поверхность, что у меня получилось безо всяких усилий. Из фонтана я вышел совершенно сухим и с единственным желанием — иметь патент на тот сорт воды, в которой я только что побывал: я испытал освежающее воздействие и радость купания безо всяких сопутствующих этому удовольствию опасностей или неудобств.

Одевшись, я вновь произнес слова «Девять Золотых Отверстий Благородного Сердца» и очутился в той же маньчжурской гробнице. В ней я провел три последующих дня, за время которых оброс густой бородой, способствовавшей моей маскировке: быстрый рост бороды — как мне представляется, единственное преимущество моей волосатости. И вот когда однажды утром я выбрался из своего убежища, чтобы раздобыть лапши на завтрак, я вдруг увидел частицу своего прошлого, идущую по улице, и понял, что амулет мистера Пиня все еще покровительствует мне.

— Ю-лан! — окликнул я. Она повернулась, и челюсть у нее отвисла.

— Ву-к'унь!

Мы обнялись, и я сполна насладился этим актом. Много лет назад, когда мы оба страдали под игом шанхайской Золотой Национальной Оперной Компании, Ю-лан была еще совсем подростком, а я уже тогда был очарован ею, но теперь, когда она достигла поры зрелости, меня просто ошеломили ее широко расставленные карие глаза, блестящие черные волосы, безупречное телосложение и коралловые губы — за те годы, что мы не виделись, она превратилась в алмаз чистой воды.

— Поразительно! — сказала Ю-лан. — Что ты делаешь в Циньдао?

— Прячусь от японцев, — признался я.

— Довольно странное место для такого занятия, — сказала она. — Впрочем, я могла бы догадаться. Ты ведь не слишком изменился за последние несколько лет, не так ли?

— В то время как ты стала намного красивее, — сказал я. — Ты все еще работаешь в Золотой Национальной?

— О нет, что ты, — сказала она. — После того как ты избил всех учителей и сбежал, дела в компании пошли из рук вон плохо. Директор Вань умер, и новым директором стал мистер Сю…

— Этот идиот! — воскликнул я. — Как я рад, что тогда набил его стеганое одеяло бенгальским огнями и поджег ночью!

— Так это ты сделал! — радостно засмеялась она. — Ты тогда так злился, когда тебя наказали.

— У них никогда не было ни малейших доказательств, — сказал я, — но они все равно спустили с меня шкуру. Я тебя спрашиваю, разве это справедливо?

— Послушай, — сказала Ю-лан, — ну а кто же, кроме тебя, мог такое сотворить?

Я был вынужден признать справедливость этого замечания.

— Насколько я знаю Сю, — сказал я, — он должен был пропить весь доход в первый же год.

— Он так и сделал. А затем предложил продать нас, учеников, Великолепной Оперной Компании в Нинь-по, чтобы покрыть убытки…

— Надеюсь, вы ему всыпали по первое число, — прорычал я.

— До кулаков дело не дошло, — сказала Ю-лан. — Мы просто напоили его и сбежали глубокой ночью.

— Ага, — сказал я удовлетворенно, — последовали моему примеру, да?

— За вычетом пробитых голов и сломанных ребер.

Кажется, в ходе моих предыдущих рассуждений по поводу сыновней почтительности я уже ссылался на тот факт, что, когда мои родители решили эмигрировать в край Золотых Гор, как у нас называли Сан-Франциско, они на основании малоубедительных доводов — бесконечных жалоб предубежденных против меня соседей, включая злобных местных торговцев, — решили, что их старший сын будет слишком большой помехой в предстоящем путешествии, и в соответствии с этим продали меня в возрасте восьми лет шанхайской Золотой Национальной Оперной Компании, подписав контракт на десять лет обучения, мало чем отличавшегося от рабства. И вот, пока мои родители — и, должен добавить, три моих младших братца — процветали в Земле Равных Возможностей в качестве ценных и старательных работников пищевой индустрии, меня лупила, морила голодом и пытала банда профессиональных садистов под руководством вышеозначенного Сю. Предполагалось, что мой дедушка по материнской линии — ну, помните, маньяк-убийца — будет время от времени наведываться и проверять, как продвигается мое обучение, но к пятнадцати годам я видел его только дважды, причем каждый раз ему приходилось спешно сматываться, поскольку он постоянно находился в розыске. Единственное, о чем я сожалел, когда сбежал, так это о том, что не уговорил Ю-лан бежать вместе со мной, — ну и еще, может быть, об упущенной возможности дать учителю Яню второго или третьего пинка под зад. Все это вместе можно назвать развивающим опытом.

Во всяком случае, это явно послужило развитию во мне сыновней почтительности.

— Ну а чем ты сейчас занимаешься? — спросил я.

Она просияла.

— Я работаю на Плавучую Оперную Компанию Желтой Реки, — сказала она, — под руководством мастера Чияня и его сына тов… то есть молодого мастера Чияня.

Это очень приятные люди, сказала она, а молодой мастер учился в университете и был полон новых идей. Например, он придумал упаковать театр и переезжать с ним с места на место по реке на барже — идеальная ситуация в период гражданских беспорядков, когда возможность быстро ускользнуть из города представляется весьма желательной. Готовясь к представлению, они либо арендовали театр, либо просто возводили декорации на барже и играли у причала.

— А ты, как видно, снова попал в беду, — сказала она. — За что тебя преследуют японцы?

Я прикинул, какой процент правды могу раскрыть, и решил, что лучше врать напропалую.

— У меня есть информация, которую они хотели бы скрыть, — сказал я. — Мне необходимо доставить ее на юг.

Она сделала большие глаза.

— Неужели ты работаешь на революционное правительство в Кантоне?

— Этого я не могу сказать, — уклончиво ответил я. — Но мне нужно двигаться в том направлении.

Кантон, где доктор Сунь Ят-сен учредил свое правительство, находился вверх по реке от Гонконга. Достаточно близко от места моего назначения.

— А что это за информация?

— В городе находится императорский посланник по имени Сунь, — сказал я. — Ему поручено вести переговоры о реставрации империи на японские деньги и при поддержке японской армии. У меня есть все детали этого договора.

Это была чистая импровизация, но вполне близкая к истине, исходя из известных мне фактов.

— Тебе нужны деньги? — спросила она.

— У меня куча денег, — сказал я. — А вот что мне действительно необходимо, так это спрятаться где-нибудь. и выбраться из Японской Концессии. Возможно, твой мастер Чиянь знает кого-нибудь, у кого есть лодка и кто поможет мне перебраться на китайскую территорию.

— А ты еще помнишь, как играть в опере? — спросила Ю-лан. — Не забыл старые уроки?

Эти самые уроки злобные старики вколачивали в меня бамбуковыми палками, и я не забыл ни уроков, ни палок.

— Пойдем со мной. — Ю-лан схватила меня за руку, отчего у меня забегали мурашки, и уверенно повела к реке, чтобы представить своим боссам.

Мастер Чиянь оказался жизнерадостным старым пнем, лысым, как яйцо. Как только ему объяснили ситуацию, он тут же загорелся страстным желанием укрывать меня столько, сколько потребуется, особенно если я к тому же способен работать.

— На каких ролях вы специализировались? — спросил мастер Чиянь.

— Ву-к'унь был прекрасным Королем Обезьян! — воскликнула Ю-лан прежде, чем я успел ответить.

— В самом деле? — переспросил мастер. — Позвольте взглянуть!

Я выразительно посмотрел на Ю-лан — эта роль не относилась к числу моих любимых, — но тут же удовлетворил старого Чияня отрывком из оперы «Король Обезьян против демона пещеры Золотого Шлема», одной из бесчисленных опер, изображающих Короля Обезьян; все они основаны на эпизодах из популярного, хотя и изрядно длинного романа «Путешествие на Запад». Выбранная мною сценка включала множество драк, воплей и акробатических номеров, и к тому времени, как я закончил, мое представление собрало много других актеров, которые восторженно аплодировали мне.

— Это было блестяще! — сказал мастер Чиянь. — Мы непременно добавим эту пьесу в свой репертуар! Ваша трактовка образа Короля Обезьян была самой замечательной из всех, когда-либо виденных мною — скажите, не сын ли вы самого Короля Обезьян?

— Не совсем, — пробормотал я.

Мой показ дал мне возможность присоединиться к компании, и с тех пор каждый вечер я пел, танцевал и сражался с демонами. Поскольку все актеры играли в масках, я не боялся, что меня узнают. К сожалению, выяснилось, что Плавучая Оперная Компания Желтой Реки заключила контракт на длительный срок здесь, в Циньдао, и в силу этого не могла выбраться из Японской Концессии в ближайшее время. Однако я находился в достаточно безопасном месте, к тому же был счастлив вновь оказаться рядом с Ю-лан, так что моя участь меня вполне устраивала. Взяв лишь немного на карманные расходы, я оставил свое мексиканское золото в гробнице, которую почитал наиболее укромным местом.

По мере сближения с моими новыми товарищами-актерами, я стал замечать, что некоторые из них, включая Ю-лан, частенько исчезали куда-то днем и возвращались к началу представления. После того как подобная ситуация повторилась несколько дней кряду, я заметил Ю-лан, идущую по палубе, спросил, что происходит.

— Знаешь, — неохотно ответила она, — молодой мастер Чиянь не велел тебе говорить.

— Ну полно, — сказал я, похлопав ее по руке. — Мы же старые друзья. Нет ничего, что бы я ради тебя не сделал. Любая тайна умрет вместе со мной.

— Совершенно очевидно, что ты не работаешь на японцев, — сказала Ю-лан. — Не вижу причин, почему тебя нельзя проинформировать. Мы уходим днем, чтобы давать революционные спектакли для забастовщиков.

— В самом деле?

— Да. Тов… я хотела сказать, молодой мастер Чиянь говорит, что мы должны просвещать рабочих относительно их истинной роли в революционных событиях.

Должен признаться, что мне не понравилось нежное сияние в глазах Ю-лан при упоминании молодого мастера Чияня, или, как она уже дважды чуть не обмолвилась, товарища Чияня. Возможно, она была увлечена сверхобразованным, широким в плечах и тонким в талии, красивым и аристократичным парнем — такие нравятся многим женщинам, но я, увы, не отношусь к подобным типам.

— Замечательное дело, — сказал я, — воодушевлять рабочих и все такое. Где, ты говорила, молодой мастер Чиянь получил университетское образование?

— В Москве, разумеется, — сказала она.

— Класс! — Мне представилось, как удобно агенту Коминтерна разъезжать по всему Китаю на речной барже, собирая вокруг себя интеллигенцию и организовывая революционные ячейки, или чем там занимаются агенты Коминтерна.

— А где он берет эти пьесы? — спросил я.

— Он сам их пишет. Знаешь, он так подкован в диалектике.

Сияние в глазах Ю-лан становилось, на мой взгляд, чересчур ярким. Оно проникло мне до печенок и разожгло во мне огонь раздражения.

— Ах… — сказал я. — А ты говорила ему, почему я прячусь от японцев?

— Не вдаваясь в подробности, — она слегка вспыхнула. — Если ты работаешь на Кантонское правительство… понимаешь, будет лучше, если он об этом не узнает.

Кантонское правительство и коммунисты добивались одних и тех же целей, но не были формальными союзниками, причем конкуренция между ними не всегда принимала джентльменские формы. Скорее всего скрытность Ю-лан спасла меня от лап китайских чекистов.

— Спасибо за дружбу, — сказал я совершенно искренне. Наверное, подумалось мне, сейчас самое время предпринять какой-нибудь идеологически верный шаг. — По-моему, это совершенно шикарно — то, чем вы занимаетесь. Ты не могла бы дать мне копии этих бесподобных образцов революционного искусства?

Она дала, и когда я ознакомился с ними, мое сочувствие к забастовщикам неизмеримо возросло. Японцы ежедневно угрожали им саблями и штыками, но они хотя бы не заставляли высиживать на бесконечных спектаклях типа «Товарищ Ня открывает для себя Диалектический Материализм» или «Рабочие дружины против накопления капитала». Диалоги были полны выдающихся перлов вроде: «Я потрясен! Прошу тебя, разъясни мне это положение теории прибавочной стоимости» или «Да, товарищ Чу, это ваше Условие Отчуждения точно описывает мою ситуацию!»

— Знаешь, — сказал я позже Ю-лан, — кажется, я мог бы попробовать сам писать революционные пьесы.

— Ты думаешь, у тебя получится? — Слабый проблеск, пожалуй, пока слишком мимолетный, чтобы называться сиянием, затеплился в ее широко расставленных карих глазах.

— Уверен, что получится! — сказал я, мгновенно воодушевляясь. — И я хочу, чтобы это было грандиозно — знаешь, рабочие и крестьяне будут петь и танцевать под музыку, столь же революционную, как их устремления.

— Петь и танцевать? — По ее лицу пробежала тень сомнения. — С какой стати им петь и танцевать? Это так старомодно.

— Все реальные рабочие и крестьяне поют и танцуют, — заметил я.

— О… да, в таком случае это будет реализм.

— Единственное, о чем я хочу спросить… как ты полагаешь, старый мастер Чиянь не будет возражать, если я куплю пианино и притащу его на баржу?

Короче, пианино я купил, а затем начал испытывать в полном объеме муки творчества, подбирая аккорды, бормоча под нос рифмы и исписывая пачки бумаги. Не имея опыта сочинения мюзиклов, я не осознавал, каким пыткам собираюсь себя подвергнуть. Особенно меня угнетала проблема перевода — я заметил, что сочиняю по-английски, а потом вынужден переводить излитые чувства на северокитайский. Ю-лан я держал в курсе дел, пел ей некоторые арии, и она очень воодушевилась. Я припомнил некоторые вещички из мюзиклов, которые привозили европейские театры, гастролировавшие на Востоке, и включил в свою пьесу кое-что из услышанного в исполнении Джерома Керна, Гая Болтона и Юби Блейк. В конце концов я понял, что мне есть чем гордиться — пьеса получилась гораздо лучше, чем высокопарный бред Чияня-младшего. Итак, я созвал своих друзей-революционеров на прогон.

Я уселся за пианино и разогрел пальцы, сыграв несколько тактов.

— Название, — объявил я, — «Зови меня товарищем».

Молодой Чиянь скептически посмотрел на меня и свернул сигарету.

— Наша история начинается, — продолжал я, — смешанным хором мужчин-докеров и женщин-текстильщиц. Они поют:

Небесный Мандат у нас отобрали,

Угнетатели черное дело задумали,

Нас разорили, нас обобрали —

Небесный Мандат у нас отобра-а-а-а-ли-и-и.

— Что это за ссылка на Небесный Мандат! — воскликнул молодой Чиянь. — Это же просто дурацкое суеверие, которым пользовался класс феодалов, чтобы оправдать вековое угнетение народа!

— Его также могут использовать революционеры, чтобы оправдать попытки свержения правительства, — заметил я.

— Совершенно верно! — сказала Ю-лан. Некоторое время я грелся в лучах ее одобрения, затем закончил песню.

— А теперь появляется герой, — сказал я. — Его зовут Простак Чу, он докер. Чтобы представиться публике, он исполняет сольный танец. Небольшие брыкалочки, «через холмик», «через канавку»… Нечто зажигательное, чтобы увлечь аудиторию.

— Через холмик, — удивился молодой Чиянь. — Через канавку! Что это за па?

— Новые, очень революционные, — сообщил я. — Изобретены угнетенными классами Соединенных Штатов. Наверное, мне самому следует исполнить эту роль, поскольку я знаю эти па. В общем, Простак-Чу попал впросак, потому что Старый Денежный Мешок, его босс, мало ему платит и он не может жениться на мисс Чонг, девушке своей мечты.

— Танцы! — придирался Чиянь. — Любовная история! Что это ерунда? Какое отношение все это имеет к неизбежному прогрессивному ходу истории?

Несмотря на несправедливую критику, мне удалось провести Простака Чу и мисс Чонг через первый любовный дуэт.

— Абсурд какой-то! — закричал Чиянь. — В этой пьесе нет никакого идеологического содержания!

— Мы как раз, — сказал я, — к нему подходим. С этого момента в действие включаются персонажи, близкие и понятные пролетарской аудитории, которым она готова сопереживать. Один из них — Чан-Организатор. Это блестящий интеллектуал, учившийся в Москве, он прибыл, чтобы организовать докеров. — Я нерешительно помедлил. — Как вы думаете, кто мог бы его сыграть?

— Хм-м, — неопределенно промычал он.

— Вот его песня, — сказал я.

Как много в жизни тайн зловещих,

Но мы их встретим без смирения.

Мы знаем верный взгляд на вещи — (единственно верный взгляд) — научное мировоззре-е-е-ни-е-е-е.

— Хм-м, — вновь промычал Чиянь, поглаживая подбородок.

Я покорил его, вложив в уста Организатора все правильные аргументы, которые Чиянь считал наиболее важными в искусстве; себе же я оставил все дуэты с Ю-лан, ради которых, собственно, и затеял всю эту кутерьму. В конце пьесы докеры объединяются, Старый Денежный Мешок посрамлен, а Простак Чу и мисс Чонг щебечут в объятиях друг друга.

Мы немедленно принялись за репетиции, и подготовили премьеру в рекордное время. В этом заключается преимущество работы с китайскими театральными компаниями: каждый актер обучен всему, включая пение, танцы, пантомиму, драматическое искусство и музыку, кроме того, все приучены быстро заучивать наизусть большие роли, поэтому китайская труппа осваивает новые постановки со скоростью, недоступной Биллу Робинсону.

На первую премьеру, которая состоялась в арендованном складе, пустующем по случаю забастовки, публики собралось немного, причем большую часть составляли профсоюзные деятели, которые, кажется, приходили смотреть на драматические потуги молодого Чияня с целью проверить свою стойкость и способность выдержать пытки в японских застенках. Я испытал обычные премьерные муки, желая, чтобы вместо нанятого оркестра, привыкшего играть на похоронах, здесь вдруг оказались «Айс Ритм Кингс». Но в тот самый момент, когда я вышел на сцену, я сразу же понял, что все будет хорошо. Проделывая свои «холмики» и «канавки», я услышал восторженные вздохи публики и понял, что произвел впечатление, а когда я впервые взял Ю-лан за руки и завел наш первый дуэт, стало ясно, премьера состоялась.

Короче, это был шок. Публика совершенно ошалела от восторга. Нас вызывали на бис пятнадцать раз, и в конце вечера Ю-лан поцеловала меня так, что стало понятно: наши тщательные репетиции не пропали даром.

Пьеса шла каждый день с нарастающим успехом, аудитория увеличивалась, энтузиазм перехлестывал через край. Люди приводили своих родителей, детей, деревенских родственников. К стачке присоединились текстильщики, шахтеры и фабричные рабочие, и за неимением других занятий они стекались к нам тысячами. Зрители приносили еду, как на пикник, и бутылки вина. Некоторые приходили так часто, что выучили все песни и начали подпевать актерам. Когда я впервые увидел, как пятьсот человек в унисон поют о «научном мировоззре-е-е-ни-и-и-и», я, подобно создателю доктора Франкенштейна, начал задумываться о том, что же я такое сотворил.

Однако подобные мысли занимали меня недолго, поскольку теперь каждую минуту вне сцены я проводил с Ю-лан. И хотя я склонен опустить над нашими отношениями то, что более искусные писатели назвали бы «завесой стыдливости», замечу все же, что наши любовные дуэты продолжались еще долго после финального занавеса и что моя спальная каюта на барже пустовала по нескольку дней кряду.

Все это, безусловно, производило на меня ошеломляющее и пьянящее впечатление. Во-первых, это был первый сценический триумф, а во-вторых, но далеко не в последних, я мог проводить все свободное время с Ю-лан. Сидя за пианино и глядя в ее, как сказал бы более опытный писатель, «бездонные глаза», я наигрывал сентиментальные песенки вроде «Чай для двоих» или «Глубоко в моем сердце, родная». Учил я ее и более смелым ариям из «Роз-Мари», в результате чего часов в пять утра из баржи вылетала трель из «Индейского зова любви» и неслась над безмолвными и, безусловно, слегка удивленными доками Циньдао.

Любая идиллия, увы, должна закончиться, и мы пали жертвой собственного успеха. Всякая пьеса, проповедующая мятеж и собирающая тысячные аудитории бастующих рабочих, намеревающихся сбросить своих угнетателей, неизбежно вызывает интерес этих самых угнетателей. Полагаю, я бы сумел предвидеть это, если бы не был столь опьянен Ю-лан и собственным успехом. И вот, в один прекрасный день, когда я выбивал на сцене пыль в сольном танце, двери склада распахнулись, и в зал заструился, бряцая оружием, коричневый поток моих старых друзей из 142-го батальона военной полиции.

— Представление отменяется! — заорал в мегафон какой-то китайский коллаборационист. — Все присутствующие арестованы!

То ли они подобрали не те слова, то ли не ту аудиторию, в которой их произносить. Люди, собравшиеся в зале, уже несколько недель боролись с японцами и их китайскими марионетками, и они не собирались покорно сдаваться. Публика поднялась, как один человек, и в мгновение ока незваные гости оказались погребенными под шквалом камней, чайников, тарелок, чашек с рисом, клецками и колбасой — короче, всем, что захватили с собой зрители, а за этим последовала лавина складных стульев, — казалось, содержимое целого склада обрушилось на ошалевших японцев. Пока они приходили в себя, в драку ринулись сами зрители, которые вытеснили врагов из склада, захлопнув двери у них перед носом.

При виде этого зрелища, столь напоминавшего события последнего акта нашей пьесы, даже такой стреляный воробей, как я, замер на сцене, совершенно потрясенный. А затем, когда двери склада начали трещать под ударами прикладов, Ю-лан вышла на авансцену и выкрикнула своим чистым сопрано: «Забаррикадируйте дверь! Не впускайте их!»

Пока труппа и аудитория заваливали двери мебелью и декорациями, я улучил время обдумать происходящее. Забаррикадировать дверь было вполне своевременным мероприятием, но, запирая японцев снаружи, мы тем самым запирали себя внутри. А если копы вызовут подкрепление — скажем, один-два броневика, — то страшно было даже подумать о той бойне, которая могла произойти. Поэтому я подошел к Ю-лан, руководившей операцией с авансцены, и взял ее под руку.

— В данный момент мы в безопасности, но мы сами себя заперли в ловушку, — сказал я. — Нет ли отсюда другого выхода?

Она заморгала, поняв, что поступила не совсем обдуманно.

— Не знаю.

— Тогда нам лучше его найти!

Поиски были предприняты, но склад оказался изолированным от остальных сооружений, и хотя я возлагал большие надежды на канализацию, они рухнули, как только я увидел сточные отверстия, в которые не протиснулся бы и ребенок. К тому времени, как мы это обнаружили, японцы оставили попытки взломать двери, и над нашим импровизированным театром повисла зловещая тишина.

— Надо воспользоваться передышкой, — объявил я. — Сейчас, пока японцы пытаются решить, что делать!

Мы послали дозорных на крышу посмотреть, где в японском кордоне были слабые звенья, и, получив их донесение, выработали план.

Будучи крупным стратегом, я решил взять за основу пару эпизодов из книги о Джиме Торпе.

— Первым пойдет летучий отряд актеров, — сказал я, — во главе со мной. Мы прорвем заслон, а за нами устремятся остальные. Оказавшись за кордоном, все разбегаются врассыпную.

Вам может показаться странным, что из сотен мускулистых докеров, столпившихся вокруг, я выбрал для своего элитного подразделения горстку актеров. Но следует учесть, что в китайских операх множество батальных сцен и актеров с колыбели учат драться. Они используют театрализованные версии боевых искусств различных стилей, таких, как «Северный Длинный Кулак» или «Чанг Ч'юан». В обучение входит также умение пользоваться оружием, поэтому мне удалось оснастить свой отряд реквизитом, который они использовали для свержения власти Старого Денежного Мешка, то есть копьями, дубинками и тупыми театральными мечами из легкого металла, которые хотя и не разили, как настоящее оружие, но все же были лучше, чем ничего. К сожалению, у меня не было времени на то, чтобы извлечь Кан Чиянь и Мо Йе со дна пруда, поэтому я удовлетворился тем, что заткнул за пояс пару театральных мечей и прихватил длинную доску, которую выломал из декорации. Затем я велел тихонько разбаррикадировать одну из дверей.

Когда это было сделано, я наклонился к Ю-лан.

— Держись поближе ко мне, — сказал я. — А в случае, если мы окажемся разлученными, беги на кладбище, возле которого мы с тобой впервые встретились. Помнишь?

— Да, — сказала она. — Но разве мы не вернемся на баржу?

— Это зависит от того, догадаются ли японцы, что мы связаны с Плавучей Оперной Компанией Желтой Реки, — объяснил я. — Если догадаются, то баржа окажется их следующей мишенью — если, конечно, они ее уже не захватили.

Баррикада у двери была разобрана, я тихо выстроил свой отряд, объяснив еще раз план операции, а затем скомандовал распахнуть дверь.

В ту секунду, как дверные петли завели свою песню, я неторопливой рысью побежал к ближайшей полицейской баррикаде, зная, что моей армии потребуется определенное время, чтобы выйти из двери и выстроиться клином позади меня. По моим расчетам, если японцы держали ружья на изготовку, у них будет время только для одного залпа. Я надеялся лишь на то, что мой отряд не побежит прямо на желтый мигающий глаз пулемета «максим».

Мы застали японцев немного врасплох — он курили, опираясь на ружья. Им потребовалось несколько секунд, чтобы выстроиться за баррикадой, сооруженной из деревянных козел. К этому времени я уже почувствовал за спиной достаточное подкрепление и увеличил скорость до молниеносного бега, вращая над головой своей дубинкой и выкрикивая древний боевой клич семьи Чан, который переводится с кантонского диалекта примерно так: «Господь Всемогущий, за что Ты ниспослал нам сии испытания?», или, если быть более точным: «Ну почему я?»

Неприятель среагировал нестройным залпом, просвистевшим в основном над нашими головами, и тут я взвился в летящем ударе, нацеленном не на кого-то из полицейских, но на длинные козлы, за которыми они стояли. Козлы опрокинулись, подмяв первый ряд японцев, и по всем законам жанра за этим должно было последовать грандиозное зрелище вашего покорного слуги, ведущего свои храбрые войска на дезорганизованных врагов и расшвыривающего их в классическом геройском стиле, наподобие Чарли Чаплина, осажденного работниками соцобеспечения в «Малыше». Но вместо этого моя нога застряла в козлах, и я шмякнулся лицом о землю, а мое актерское формирование в полном составе отбило чечетку на моих почках, пробегая по моему распростертому телу, чтобы схватиться врукопашную с японцами.

Я вскочил, как только позволили обстоятельства, задаваясь вопросом, происходили когда-нибудь подобные вещи с моим дедушкой по материнской линии, кровожадным маньяком, на чьем счету, должно быть, больше драк, чем Бог сотворил цыплят. Насколько я мог понять, к этому времени началась настоящая давка. Меня стиснули со всех сторон, при этом моя голова, ушибленная не меньше дюжины раз, болела так, словно их у меня было шестьдесят. Однако моему летучему клину удалось оттеснить врага в сторону исключительно за счет собственного веса, и мне оставалось только присоединить свои килограммы к общей массе, неудержимо устремившейся навстречу свободе.

Возможно, наш передовой отряд, бежавший прямиком на японские штыки, был не в восторге от последовавшего нажима сзади, но сотни людей не оставили ему выбора, прокладывая себе дорогу, словно одно могучее тело. Когда наконец толпа окончательно обрела силу и решительность, копы встали перед выбором — либо расступиться, либо оказаться затоптанными — и, как разумные люди, решили уступить. Тут-то и произошел прорыв, и мы свободной лавиной понеслись к набережной, подобно тем парням-марафонцам на последней Олимпиаде. Среди нас оказалось несколько японцев, которые либо осатанели в пылу битвы, либо просто были лишены возможности вырваться из толпы, и мне удалось несколько раз достать их своей дубиной, которая, кстати, тут же и развалилась пополам.

Я искал глазами Ю-лан, но не мог отыскать ее в толпе. Неприятель, казалось, испарился, и я пришел к выводу, что мне лучше направить свои усилия на то, чтобы понадежнее скрыться от полицейских. С этой целью я нырнул в боковую улицу и как раз нарвался на японского офицера с обнаженной саблей, ведущего за собой отряд подкрепления. Молодой парень показался мне знакомым, к тому же у него был сломан нос, а на левой руке виднелась гипсовая повязка. Он уставился на меня.

— Ты! — выкрикнул он, и я тут же вспомнил свою импровизированную лестницу, которой воспользовался, убегая из японского офицерского клуба. Очевидно, я имел несчастье покалечить его в ту ночь, произведя на него при этом неизгладимое впечатление, ибо он мгновенно узнал меня, несмотря на мою кустистую бороду.

Кажется, он совершенно не был расположен принимать мои извинения и занес саблю, чтобы рассечь меня надвое, но тут я врезал ему по носу своим обломком доски, лишив его инициативы.

Оглядываясь назад, из хода данного поединка можно сделать вывод, что преимущества японской школы фехтования не относятся к разряду безусловных. Однако в тот момент я был больше озабочен тем, чтобы, схватив офицера за горло правой рукой, левой подцепить его значительно ниже и затем, оторвав беднягу от земли, использовать его в качестве оружия против собственных солдат. Мне удалось сбить нескольких копов с ног с помощью тяжелой гипсовой повязки, при этом сам офицер, неуклюже размахивая саблей в тщетных попытках изрубить меня, также травмировал некоторое количество своих людей; остальные же, опасаясь форсировать нападение из страха повредить командиру, дали мне возможность прорваться сквозь цепь. Я выбил саблю из рук моего пленника, чего просто не успел сделать раньше, и, перебросив его через плечо, словно щит, побежал прочь. У меня действительно не было намерения отпускать его, поскольку он узнал меня, но мои фантазии не заходили дальше поисков места, где можно было бы его припрятать.

Я вломился в какой-то проулок между домами и наскочил на генерала Фуджимото, стоявшего во весь рост в штабной машине с откинутым верхом и японским флагом на капоте. Он размахивал стеком, посылая на расправу с забастовщиками большой отряд подкрепления, но внезапно, замерев на полужесте, уставился на меня с выражением, которое становилось что-то очень распространенным в этой части города. Направив на меня стек, он выкрикнул: «Ты!». Затем, слегка опустив стек: «Сабли!», а затем повернулся к отряду и крикнул: «Убить его!»

Излишне упоминать, что уткнувшиеся мне в живот сабли были отнюдь не бутафорскими, поэтому я решил, что разумнее будет дать деру. Ныряя в ближайший переулок, я прикинул, что моя удача начинает мне слишком часто изменять: я оказался окруженным целым батальоном солдат, мои собственные соратники воспользовались мной как трамплином, и я в течение нескольких минут наткнулся на двух офицеров, которые единственные во всем гарнизоне Циньдао могли меня опознать. Амулет мистера Пиня, рассудил я, решительно повернулся в сторону инь, поэтому, удирая, я умудрился залезть в карман, вытащить портсигар и одной рукой извлечь амулет. Я лизнул его, спустил крагу на волосатой ноге моего пленника и приклеил к ней бумажный квадратик.

Услышав за спиной приближающийся грохот подкованных ботинок, я заключил, что мой пленник лишь замедляет мой бег, поэтому я сбросил его, а сам припустил с удвоенной скоростью. Когда он грохнулся о мостовую, я услышал его возглас: «Отодокои!», что по-японски означает примерно следующее: «У-упс, кажется, я так навернулся, что надо мной теперь будут смеяться до конца жизни!» Я бы охотно пожалел его в тот момент, если бы не был так занят, усердно жалея сам себя.

Едва сбросив свой живой щит, я тут же услышал звук передергиваемых ружейных затворов, который придал дополнительный импульс моему полету. Затем до меня донесся голос молодого офицера, излагавшего что-то насчет моего сомнительного прошлого — с чем, честно говоря, я не стал бы спорить, но ружейный выстрел оборвал его на половине тирады, из чего я заключил, что бедолага выбрал плохой момент, чтобы встать на ноги, а я выбрал как раз хороший момент, чтобы избавиться от плохого джосса. Мимо меня просвистело еще несколько пуль, но я успел проворно добежать до угла, исполнить поворот на девяносто градусов в стиле Чарли Чаплина, ухватившись за водосточную трубу, и, обнаружив перед собой пустынную улицу, понесся прямиком к свободе.

С Ю-лан я встретился за закате. Она поджидала меня на кладбище с несколькими актерами, которые выглядели словно персонажи героической картины — стояли на страже, сжимая свое бутафорское оружие и вглядываясь в сгущающиеся сумерки глазами, доблестно сверкавшими из-под насупленных бровей… во всяком случае, такими они мне показались. Даже молодой Чиянь был там, гораздо менее заносчивый, чем обычно.

— Ты невредим! — сказала Ю-лан, падая в мои объятия.

— Как баржа? — спросил я, целуя ее.

— Баржа в порядке и мастер Чиянь тоже, — сказала она, высвободив губы. — Мы перенесли место стоянки и после захода луны собираемся выскользнуть из гавани на приливной воде, не зажигая огней.

— А когда луна садится? — спросил я и стал вглядываться в небо, словно искал на нем нечто помимо луны, клонившейся к горизонту.

— Часа через три.

— Я постараюсь как раз в это время устроить диверсию, — сказал я, и она пристально посмотрела на меня.

— Разве ты не едешь с нами?

— Я не могу.

Если бы это было кино, при этих словах мне следовало бы выпятить грудь, как Вэллас Вуд, и патетически указать на землю; в титре, которым сменилось бы изображение, было бы написано: «Мое место здесь». Но на самом деле в этот момент у Ю-лан начал дрожать подбородок, а мне при этом захотелось разорваться на части, и, припоминаю, я начал говорить, что, мол, если их поймают без меня, то они смогут убедить врагов в своей непричастности к мятежу, а если при этом на барже буду я, то их всех подвергнут пыткам и убьют, а я не смогу перенести даже мысли о том, что ей причинят боль. А она сказала, что в таком случае останется со мной устраивать диверсию, а я сказал, что нет, это было бы слишком опасно, а она возразила, что если умирать, так вместе, а я потребовал, чтобы она не молола чепухи, и в итоге нашего разговора мы оба разрыдались, стоя посреди кладбища, а наши товарищи, деликатно отвернувшись, переминались с ноги на ногу и притворялись, что не слышат ни слова.

После того как мы немного взяли себя в руки, я отвел ее в сторонку и рассказал, что в Гонконге у меня есть местечко под названием «Джонни Бродвей», где меня знают как Чан Кунг-хао, и что если она когда-нибудь сможет оставить отца и сына Чияней, то у меня для нее всегда найдется место. Она всхлипнула.

— После революции, — сказала она. — Судя по тому, как разворачиваются события, она не за горами.

— Ты должна написать мне, как только вы выберетесь, — сказал я, а затем подвел Ю-лан к тому месту, где была закопана моя наволочка с серебром, и откопал ее. Сунув несколько горстей в карман, я отдал остальное Ю-лан.

— Чтобы выбраться из этой ловушки, могут потребоваться большие взятки, — сказал я. — Здесь достаточно денег для того, чтобы купить целую флотилию барж.

— Но тебе самому может понадобиться подкупать чиновников, — сказала она.

— Для той ловушки, в которую я могу попасть, — сказал я мрачно, — никаких денег не хватит.

Она поцеловала меня, мы обнялись и издали последний стон отчаяния. Когда я наконец оттолкнул и отослал ее к товарищам, я был готов снова разрыдаться, но вместо этого сел на могильный камень и начал сердито сверлить взглядом сгущающиеся сумерки, пока из-за могил и ивовых зарослей до меня не донесся страстный мотив из «Индейского зова любви». Я попытался ответить, но, боюсь, сдерживаемые слезы не слишком укрепили мои голосовые связки, и я сумел выдавить лишь некое бульканье, которое отнюдь не улучшило моего настроения.

Пару часов спустя я уже вышел за ограду кладбища с парой золотых мечей в руках. Я пребывал в самом кровожадном настроении, потеряв в течение одного дня любимую девушку, деньги и надежду на сценический успех, и был готов выместить все свои разочарования на первом же враге, оказавшемся в пределах досягаемости.

Мне было интересно, произойдет ли нечто вроде фейерверка, когда я впервые по-настоящему дотронусь до мечей, раздадутся ли внезапно бравурные аккорды симфонической музыки, исходящие из невидимой оркестровой ямы, или хотя бы пророческие слова, произносимые глухим каркающим голосом… но ничего подобного не произошло.

Мечи были действительно сделаны на славу, великолепно сбалансированы и весили гораздо меньше, чем я предполагал. Я немного попрактиковался с ними прямо на кладбище, делая прыжки и выпады, и у меня все получалось просто превосходно. Кан Чиянь, который я держал в правой руке, весил побольше, он был предназначен для мощных атак и как нельзя лучше подходил к моим широким плечам и длинным рукам; Мо Йе, которую я держал в левой руке, была бесподобным маленьким фехтовальным мечом, легким и маневренным, рассекавшим воздух с жутким звуком, напоминавшим жужжание осы. Мечи придали мне ощущение спокойной уверенности и мрачной решимости, которое подстегивало меня больше, чем виски с содовой.

Вы можете предположить, что человек, разгуливающий по улицам города с двумя мечами в руках, легко может оказаться в беде, не в моем случае это предположение было бы неверным. Вырвавшись днем из японского оцепления, сотни революционеров рассеялись по всему городу, возбуждая знакомых и горя огнем мести. В городе разразилось настоящее полномасштабное восстание, сопровождаемое погромами и поджогами, и японские власти попрятались. Я недолго думая запустил кирпич в окно ателье и раздобыл себе кое-что из одежды — обычно я не ношу готового платья, но сейчас был особый случай — и, вернув себе облик респектабельного буржуа, направился к японскому офицерскому клубу.

Здесь я застал неприятеля, готовившегося к худшему. Группа солдат рыла на переднем газоне окоп, укрепленный мешками с песком и способный при необходимости выдержать повторение битвы при Ипре. Туповатый с виду рекрут стоял на часах у ворот, охраняя клуб от восставших, которых, разумеется, поблизости не было видно, ибо у них имелось достаточно способов самовыражения помимо нападения на хорошо охраняемый объект. Я засунул мечи в брюки сзади и на негнущихся ногах направился к клубу, изображая из себя бизнесмена, ищущего защиты от восставших. Подойдя к воротам, я с удовлетворением заметил, что часовой украсил свою грудь парой гранат; еще больше меня порадовал тот факт, что штабная машина генерала Фуджимото стояла у дорожки.

Я сунул в рот сигарету и принялся хлопать себя по карманам, словно в поисках спичек. Эта нехитрая пантомима убедила часового, что я ищу огонька. Приблизившись к нему на расстояние вытянутой руки, я заехал ему по сопатке, затем сорвал с его груди одну из гранат, выдернул чеку и кинул ее в окоп. Вслед за тем я сгреб часового в охапку и закинул его в том же направлении. Последовавший за тем взрыв, смею доложить, мог бы снести одним махом весь Ипрский плацдарм. Я извлек мечи и ринулся к зданию.

Первый, кого я проткнул, оказался лакеем-китайцем; я, конечно, сожалею о случившемся, но поделом ему за службу жабоедам-япошкам. Из фойе я ворвался в зал и обнаружил там генерала Фуджимото, стоявшего у дальнего конца раскрытого гроба. Он взглянул на меня, увидел золотые мечи и ринулся в свой кабинет, заперев за собой двери. Я попробовал было выбить дверь плечом, но она оказалась из цельного дерева, и я отскочил. Тут в зал вбежали еще два офицера, и мне пришлось с ними разбираться. Существует японское искусство извлечения меча из ножен и перерубания противника пополам одним плавным движением, но, похоже, эти двое его не изучали, потому что я уложил обоих на месте, не дав им вытащить сабли.

Здесь мне хотелось бы отдать должное моим Кан Чияню и Мо Йе. Они наносили удары гораздо более сокрушительные, чем можно было предположить, судя по их весу; они никогда не болтались в руке и всегда оставались безупречно сбалансированными. Просто поразительно, как хороший инструмент помогает человеку в работе.

Разделавшись с офицерами, я заглянул в гроб и увидел, что там находился не кто иной, как мой старый друг лейтенант. Мне следовало бы понять это раньше, ибо он не вполне умещался в гробу — согнутая рука в гипсе высовывалась наружу. Я предположил, что он, должно быть, значился членом клуба. Возможно, на следующий день была назначена трогательная поминальная служба. Я пообещал себе проследить, чтобы этого добросовестного лейтенанта не бросили на произвол судьбы.

Я предпринял еще одну атаку на дверь генерала Фуджимото, и наградой мне послужил треск, свидетельствовавший о том, что рама была готова поддаться под моим напором, но в этот момент молодой парень в морской форме прыгнул в комнату, держа наготове штуковину, которую более искусный писатель назвал бы «Джоном Роско», а я обозначу просто как пистолет 38-го калибра, и мне пришлось безотлагательно проделать сальто, в результате которого гроб оказался между мной и моим противником, который тут же начал расточительно расходовать патроны. Ни одна пуля не просвистела даже поблизости от меня, хотя гроб, боюсь, пострадал весьма серьезно. В конце концов у моряка кончились патроны либо сдали нервы, и он бросился было к двери, ведущей в задний холл; однако я успел выпрыгнуть из-за гроба и метнуть Мо Йе, более легкий из моих мечей, пронзив ему селезенку.

Выбравшись из своего убежища, я направился к телу, чтобы вытащить меч, но меня отвлек отряд солдат, которых только что привезли на грузовике и бросили в эпицентр боя. Японских солдат учат нападать во что бы то ни стало, что бывает весьма страшно при стычках на открытом пространстве, но поскольку я столкнулся с ними в закрытом помещении, должен сказать, что, как бы смелы они ни были, их доктрина на этот раз себя не оправдала. Мне оставалось только встать за дверь и рубить храбрых парней одного за другим по мере того, как они вбегали в зал. Покончив с ними и получив возможность повернуться, чтобы вытащить из убитого легкий меч, я увидел шпиона Ямаш'ту, который стоял над морским офицером, сжимая в руках Мо Йе.

Я бросился на него, но он тут же принял оборонительную позицию и отразил мою атаку. Как вы помните, это был высокий стройный человек, и легкий женский меч подходил ему как нельзя лучше. Мо Йе со своим острым концом и двуручной рукояткой вполне соответствовала японской фехтовальной технике. Я набросился на него, словно коршун, размахивая Кан Чи-янем, но, хотя Ямаш'та был вынужден отступить, ему все же удавалось удерживать меня на расстоянии и даже вынуждать меня время от времени отбивать его контратаки. Я надеялся загнать его в угол — комната была невелика, — но он так проворно действовал ногами, что ему удавалось ловко уходить от меня.

Еще два японских офицера ворвались в комнату с обнаженными мечами, готовясь принять участие в схватке, и мне пришлось перепрыгнуть через гроб лейтенанта, чтобы оторваться от Ямаш'ты, изобразить из себя заправского лесоруба и тут же перепрыгнуть через гроб обратно, пока пришельцы падали, словно величавые ели в Британской Колумбии.

С каждой минутой я все больше начинал ощущать себя Дугласом Фербенксом.

Ямаш'та вновь встал в позицию, и мы продолжили поединок. Он продолжался по той же схеме, что и прежде: я нападал и рубил, он отступал, парировал и время от времени делал внезапные выпады. Мне пришло в голову, что он тянет время: рано или поздно кто-то должен прийти с ружьем и прикончить меня, пока я занят схваткой. Поняв это, я отступил и слегка опустил эфес. Его эфес, как я заметил, тоже изнеможенно упал.

В этом-то, насколько мне известно, и заключается проблема людей, которые обучались фехтованию в академиях. Они тренируются во время фиксированных раундов, по очереди нападая и отражая атаки, не поддерживая напряженного темпа и расслабляясь в перерывах между раундами, поэтому Судьба застает их врасплох, преподнося настоящую драку. Когда я сделал шаг назад и опустил эфес, Ямаш'та машинально воспринял это как сигнал расслабиться, что он немедленно и сделал.

— Будем надеяться, что на этот раз вы приделали себе повыше рукавов нечто более разумное, чем мешок с речной галькой, — сказал я.

Всегда можно определить, что человек задумался — взгляд у него становится каким-то абстрактным, — поэтому, пока он переваривал мое незатейливое остроумие и обдумывал уничтожающий ответ, я сделал сальто вперед, подкатился под его эфес и выпрямился, разя наотмашь.

Темп, знаете ли, решает все.

Я вытащил меч из Ямаш'ты, стер кровь, капающую с рукоятки, и вновь навалился плечом на дверь генерала Фуджимото. Она подалась внутрь с очаровательным треском, открыв моему взору самого генерала с телефонной трубкой в руке, без сомнения, вызывающего подкрепление.

— Я сдаюсь! — торопливо сказал он. — Не делайте мне больно!

Мне подумалось, что эти слова не очень-то согласуются с древней японской военной доктриной. Я бросил его саблю и пистолет на землю и вывел его из кабинета.

— Я пришел сюда освободить Циньдао! — прорычал я. — Я не уйду, пока все японцы не окажутся в море!

Побудив его тем самым (как я надеялся) сконцентрировать все силы на защите Циньдао, оставив без внимания баржи с беженцами, я поднял его за воротник и пояс брюк и выбросил в раскрытое окно. Кажется, судя по выражению лица болтавшегося в воздухе генерала, он был в некоторой степени благодарен мне.

Отряхнув руки, я повернулся и обнаружил за спиной не кого иного, как самого капитана Кобаяси, или ками Теруо, вежливо дожидавшегося меня. На нем было традиционное японское облачение — кимоно, штаны и шлепанцы, широкие рукава куртки завязаны сзади какой-то упряжью, которую используют фехтовальщики; в каждой руке у него было по мечу: в правой — длинный японский меч, в левой — короткий и легкий. Оба меча выглядели безупречно отточенными и блестели подобно бриллиантину в волосах Теруо.

Короче, он явился для поединка. Должен признаться, что мне уже сам его вид очень не понравился, и я поднял свои мечи в боевую позицию.

— Что это все сюда собрались? — спросил я. — Разве ожидается партия в покер или еще что?

— Мы можем выйти на воздух, — сказал Теруо. — Я мог бы приказать солдатам не стрелять.

Я отметил про себя, что он с тем же успехом может приказать солдатам изрешетить меня пулями.

— Если вам все равно, я ничего не имею против этого помещения, — сказал я.

Мы сошлись и без дальнейших церемоний начали поединок, при этом задумчивый взгляд его вытаращенных глаз и манера двигаться с каким-то нечеловеческим спокойствием действовали на меня самым обескураживающим образом. Я парировал его выпад при помощи Мо Йе, одновременно замахиваясь Кан Чиянем, и тут произошло нечто невероятное — мечи начали рычать, словно пара котов. Причем не только мои мечи, но и его тоже.

Должен признать, это показалось мне не просто жутким. Среди лязга и неистовства битвы человека не слишком укрепляет сознание того, что оружие, которое он держит в руках, — это не просто два меча, а живые существа со своей собственной волей, и они вполне способны по собственному разумению перестать оставаться мечами и превратиться, скажем, в один-другой букет маргариток.

Не то чтобы я слишком беспокоился о внезапной цветочной трансформации своих клинков, поскольку они, похоже, были столь же заряжены ненавистью, как и я. Мечи Теруо тоже завывали — у них был более низкий, басистый крик, — недвусмысленно демонстрируя мощь, не уступающую мощи моих мечей, так же, как стремление к победе любой ценой.

Испытанный мною шок от этого открытия, должно быть, выразился в определенной растерянности, поскольку Теруо сделал мощный выпад длинным мечом, и я парировал его в последнюю секунду. Этот выпад был движением европейской — не японской — школы Фехтования, и я понял, что следует держать ухо востро. Мне не было известно, в течение скольких столетий этот персонаж имел возможность оттачивать свое мастерство фехтовальщика, и я был рад, что не знаю этого, ибо подобные сведения, безусловно, лишили бы меня мужества.

Итак, я отступал, одновременно пытаясь измерить уровень мастерства Теруо; результат оказался неутешительным — он фехтовал дьявольски хорошо, был чрезвычайно ловок и безупречно спокоен, ибо ему не о чем было волноваться — как-никак он был бессмертным, которого невозможно убить.

Я закатился под гроб, чтобы устроить себе секундную паузу, но схватка продолжилась. Если учесть, что мы орудовали четырьмя мечами в непосредственной близости от гроба незадачливого лейтенанта, да вспомнить о всех выпущенных в него пулях, то станет ясно, что тело заметно пострадало от такого повышенного внимания. Похоже, его плохой джосс преследовал несчастного и после его отбытия с этой планеты, что только подтвердило мои худшие опасения по поводу устройства Вселенной.

Становилось ясно, что Теруо превосходит меня как фехтовальщик и что я не сумею одолеть его в честной битве. Требовалось придумать что-то чрезвычайно умное и сделать это как можно быстрее.

К сожалению, ничего не приходило мне на ум, поэтому, чтобы выиграть время, я отскочил в сторону и принялся маневрировать вокруг гроба.

— У вас прекрасная пара мечей, — сказал я, слегка опуская эфес и надеясь, что он купится на это.

Теруо удовлетворенно улыбнулся, но гарду не опустил, в результате чего в мозгу у меня пронеслась длинная череда ругательств.

— Мечи Мурамасы, вымоченные в крови принца, — сказал он. В его выпученных глазах мелькнуло самодовольное выражение. — Некоторые полагают, что мечи Мурамасы прокляты, я же всегда считал их своими верными друзьями.

— Какое счастье для вас, — сказал я. — Конечно, мои мечи гораздо старше ваших, поэтому они знают гораздо больше хитростей.

— Что-то они до сих не продемонстрировали подобных знаний, — заметил он.

— Мы просто немного прощупывали вас, — сказал я. — Поверьте на слово, с этой минуты вы по самые уши в буайабесе.

Я надеялся, что его озадачит слово «буайабес» и ему потребуется хотя бы несколько секунд, чтобы его дешифровать, но лицо Теруо не дрогнуло, и я в отчаянном порыве вихрем бросился в атаку. Мой напор, если и не обеспокоил, то, во всяком случае, удивил его, ибо он слегка отступил, а я начал теснить его; он легко контратаковал и заблокировал мои клинки своими, после чего мы сошлись corps-a-corps, словно Джек Пикфорд, сверлящий взглядом Эриха фон Штрогейма сквозь скрещенные сабли; при этом картина дополнялась лишь кладбищенским завыванием наших мечей. В таких ситуациях целесообразно обменяться зловещими шутками или хотя бы издать дьявольский смех, и рад вам доложить, что я в этом смысле оказался на высоте.

— Мечи безупречны, — сказал я, — однако у меня на этот случай припасена кое-какая магия, которая однозначно решит исход схватки.

— В самом деле?

Меня порадовало то, что он хотя бы удостоил меня ответом.

— Магия двадцати трех, — пояснил я.

— А что это такое? — спросил я.

— Смыться на двадцать три счета! — сказал я, и, пока он переваривал ответ, я ударил его ногой в пах и смылся.

Я успел пересечь изрядную часть газона, прежде чем раздался первый выстрел, но я успел в несколько прыжков добраться до машины генерала Фуджимото и укрыться за ней. Старикан знал, что делал, когда покупал «Даймлер», который практически пуленепробиваем. Вышвырнув шофера, я сел за руль, выжал сцепление и нажал на акселератор. Не без радости сообщаю, что при моем приближении охрана у ворот бросилась врассыпную, причем возглавлял отступление сам генерал Фуджимото, которого я, очевидно, хорошо обучил этому делу.

Когда я оказался на дороге за воротами, мне пришлось развернуться, чтобы выбрать нужное направление — на запад и подальше от японской территории. Я как раз переключался на третью скорость, когда из переулка с ревом вылетел мотоцикл и ударился в решетку «Даймлера», при этом что-то вылетело из седла и зацепилось за боковину автомобиля. Мои мечи, лежавшие на соседнем сиденье, издали неприязненный вой узнавания. Я заметил сверкание клинка и блеск выпученных глаз, и мое старое, измученное сердце подкатилось к самому горлу. Это был Теруо: он стоял на подножке, пытаясь пробраться в машину. К счастью, как окна, так и двери автомобиля были заперты, а я усложнял ему задачу, поддавая газу и бросая машину из стороны в сторону.

— Трус! — завопил он. — Подлая обезьяна!

— Нигде не болит, старина? — напомнил я ему.

Раздался неприятный треск — это ками вонзил один из мечей в брезентовый верх машины, чтобы уцепиться за него, как за якорь.

— Ты заплатишь за тот предательский удар, чудовище! — крикнул он. Кажется, он принял мой пинок близко к сердцу или к иному жизненно важному органу.

Однако податливость брезента подсказала ему идею, и он принялся раскачиваться, стараясь разрезать крышу; но, к счастью, брезент «Даймлера» оказался столь же прочным, как и все остальное, и усилия ками не увенчались заметным успехом. Очевидно, его упорство в конце концов было бы вознаграждено, но, к счастью, тут я заметил приближающийся телеграфный столб и решил воспользоваться преимуществом сидящего за рулем — я вывернул руль и притерся боком к самому столбу. Вновь раздался треск раздираемого брезента, и Теруо был сброшен с машины. Отъезжая от столба, я увидел его на дороге в облаке пыли: он как раз вставал на четвереньки, всем своим видом показывая готовность преследовать меня до последнего, если потребуется, пешком. Видя это, я включил заднюю скорость и подкатил к облаку пыли как раз вовремя — Теруо уже встал на ноги, и я зажал его колени между столбом и задним бампером, после чего переключил скорость и умчался прочь. Финал третьего акта торжествующе зазвучал в моих жилах, когда я увидел поверженного врага у подножия телеграфного столба — хоть он и был бессмертным, но трудновато ему будет охотиться за мной на паре сломанных ног.

Выехав на шоссе, я тут же вскарабкался на столб и перерезал телеграфные провода, чтобы сигнал тревоги не достиг отдаленных гарнизонов. Японский флажок, трепетавший на капоте генеральской машины, служил мне пропуском, и я беспрепятственно проехал все блокпосты вплоть до выезда из японской концессии, а затем домчался до самого Нанкина, останавливаясь только для дозаправки. Там я продал машину китайскому торговцу и, только расставаясь с «Даймлером», обнаружил, что короткий меч Теруо все еще торчит в брезентовой крыше.

Судя по всему, Китаю этот обмен мечами явно пошел на пользу. Не знаю, заключали ли эти мечи в себе хотя бы частицу чего-то столь величественного, как воинское счастье японского народа, но, несомненно, они являлись ощутимым маленьким трофеем моего приключения и заслуживали всяческого уважения. Вместе с тем, поскольку клинки Мурамасы, если верить слухам, были прокляты или подвержены каким-то дурным вибрациям, я решил позаботиться о доставшемся мне мече особым образом. Пожалуй, следовало его сохранить в каком-нибудь отдаленном храме.

Я вернул Кан Чиянь и Мо Йе на дно фонтана, купил специальный ящик для меча Теруо, новую одежду и билет на поезд в Коулун. Судя по всему, гонконгская стачка закончилась в пользу бастующих, и теперь примеру Гонконга последовало все побережье, то есть жизнь возвращалась в нормальное русло. Поезда ходили регулярно, во всяком случае, к югу от Нанкина, поэтому я закупил целое купе первого класса и проспал большую часть пути. Переправившись через гавань и вернувшись в Гонконг, я поспешил прямиком к себе на квартиру и нашел ее густо заселенной привидениями, которые, очевидно, совершенно распустились за время моего отсутствия. Я выразительно посмотрел на них, и они, решив, что видят перед собой мрачного дядьку с двумя увесистыми кулаками, который от нечего делать вычистит весь этот городишко, почли за благо удалиться.

Приняв горячую ванну и хорошенько выспавшись, я облачился в вечерний костюм и направился в «Джонни Бродвей», где застал пару громил из Триады, приступавших к Старому Когтю с вымогательскими требованиями. Несколько лет назад мы с Триадой заключили соглашение, и меня обеспокоил тот факт, что соглашение, по всей видимости, подверглось одностороннему пересмотру. В раздражении я причинил двум гангстерам тяжелые физические увечья и отволок обоих в клуб, где с некоторой горячностью поговорил с их боссами, телохранителями боссов и еще с некоторыми людьми, околачивавшимися в клубе; все это помогло мне излить растущее беспокойство и, без сомнения, увеличило доходы местной китайской больницы. Поправив лацканы, я вернулся в клуб, сделал знак Старому Когтю, который подал мне «кузнечика», и попросил Бетти Вонг спеть мне блюз.

Поправьте меня, если я ошибаюсь, но мне представляется, что я заслужил право себя побаловать.

На следующий день пришло письмо от Ю-лан. Компании удалось выбраться из Циньдао, и теперь они гастролировали по Желтой реке. Когда они находили ангажемент, то представляли весь репертуар, играя вечерами китайскую классику, а днем, если позволяли обстоятельства, «Зови меня товарищем». Мои деньги, сообщала Ю-лан, были потрачены на благородные цели.

Что ж, похоже, я способствовал триумфальному шествию марксизма по Китаю.

Ю-лан не знала, когда сможет побывать в Южном Китае — как только революция произойдет или дела позволят, смотря что случится быстрее. Однако у нее не было сомнений, что мы увидимся в самом ближайшем будущем.

Я подошел к пианино и пробежался по клавишам, наигрывая песенку «Пусть ветер выдует тебя из головы», хотя, разумеется, ничего подобного я не желал. Затем я отправился на поиски Хан Шана.

Он упоминал храм в Гонконге — ведь он все же был монахом, но оказалось, что там Хан Шана уже нет, однако он оставил записку, где настоятельно просил найти его на Руа-Фелисидаде, 151, расположенной на побережье Макао. Я поинтересовался, не вышибли ли его местные священники из монастыря за своеобразие характера, но парень, с которым я общался, не отличался разговорчивостью, поэтому я покинул обитель и поймал такси, которое довезло меня до паромной пристани. До Макао плыть довольно далеко, а я хотел вернуться к вечеру.

Когда я устроился на пароходе, рассматривая проплывающие мимо острова, мне показалось, что золотой амулет на шее стал тяжелее. Я задумался о том, что из обладания воинским счастьем Китая можно извлечь определенную пользу.

Считая клинок Мурамасы, в моем распоряжении находились не меньше трех символов власти. Существовали и другие, и я мог бы приложить усилия, чтобы раздобыть и их. Джонни Бродвей Чан может, если захочет, сам сосредоточить власть в своих руках.

Нельзя сказать, чтобы моя страна в этом не нуждалась. Кантонское правительство контролировало только один город, остальная часть страны была поделена между генералами, иностранцы извлекали преимущества из нашей слабости, японцы аннексировали страну район за районом, и в довершение, словно всего этого было недостаточно, они, похоже, предпринимали попытки восстановления маньчжурской династии, которая больше чем кто бы то ни было могла ввергнуть страну в хаос.

Возможно, думалось мне, еще не поздно все устроить как следует. Удачливый и предприимчивый парень, повидавший мир, не страшащийся новшеств и импровизаций, может в наши дни далеко продвинуться. А если он к тому же обладает достаточной властью, то вполне может начать разумное переустройство страны. Избавиться от генералов и коррупционеров, отрегулировать договоры с иностранными державами, содействовать прогрессу, который послужит на благо населению.

Загвоздка была в том, что я не до конца решился сыграть эту роль. Одно дело высосать один-другой бокал коктейля и сказать приятелям: «Дали бы мне шанс, уж я бы управлял этой страной куда лучше, чем те задницы, которые делают это сейчас». Но сколько людей запрыгают от радости, предоставь им этот шанс? Я привык считать себя бульвардье с амбициями, не распространяющимися далее сети ночных клубов и постановки мюзиклов; и вот я столкнулся с возможностью сделаться китайским Наполеоном.

У нас, китайцев, уже был один Наполеон. Цинь Шихуань Ди, первый император, парень, построивший Стену и упорядочивший деньги, меры веса, дороги и письменность, парень, который рыл каналы и сжигал книги. И что бы вы думали? За все хорошее, что он совершил, его ненавидит каждый школьник в нашей стране, потому что, кроме всего прочего, он еще оказался и первым в длинной череде тиранов.

С тяжелой головой я сошел с пристани и отправился на поиски Хан Шана. Я никак не мог понять, чего Судьба от меня хочет.

Руа-Фелисидад находилась в довольно своеобразном районе; впрочем, я припомнил, что там должен был быть храм или монастырь, последний бастион добродетели на улице, предавшейся разврату. К моему удивлению, дом номер 151 оказался одним из плюшевых игорных притонов, каких в Макао избыток. Я спросил Хан Шана, и меня тут же провели в офис менеджера, предложили сигару и коньяк. Некоторое время я курил, пытаясь представить себе смуглолицего монаха в подобном окружении, и тут дверь отворилась, и в кабинет вошел Хан Шан собственной персоной. Он курил самокрутку в нефритовом мундштуке и был одет в прекрасный европейский костюм, дополненный экстравагантным вышитым жилетом. Исчезли шелковый халат, шапочка, пятидюймовые ногти. Вместо старого монаха передо мной предстал процветающий джентльмен с элегантными часами и бриллиантовыми запонками.

— Джонни! — сказал он с усмешкой. — Я уж думал, не дождусь вас. Боялся, что придется нанимать кого-то другого.

— Ваша наружность удивляет меня, монах Хан, — сказал я.

— Присядьте, пока я распоряжусь насчет обеда, — сказал он.

Он заказал обед, подлил мне коньяка, а сам закинул ноги в оксфордских туфлях ручной работы на стол менеджера.

— Кажется, дела у вас идут неплохо, — сказал я. — Много выиграли? — В этом случае было совершенно ясно, что он поставит воинское счастье Китая на карту в ту же минуту, как я передам ему талисман.

— Лучше, — сказал он. — Вышло так, что столы по ту сторону двери — моя собственность. — Он выпустил дым к потолку. — Мир и впрямь изменился с тех пор, как я удалился медитировать в свою отшельническую келью. В мои дни нельзя было найти лучшего применения богатству, кроме как припрятать его в храме или зарыть в землю. Но теперь с этой порочной капиталистической философией, завезенной с Запада, я могу заставить деньги работать на меня. После вашего отъезда я выкопал еще пару кладов и инвестировал их в этот маленький клуб. Теперь я могу играть, когда захочу, и правила заведения всегда благоприятствуют мне. Доход я вкладываю в ценные бумаги. Почти никакого риска, — он подмигнул мне. — Поразительно, как все изменилось, знаете ли. Когда-то давным-давно вот этот мой амулет считался зауряднейшей вещью, а к телефону отнеслись бы как к колдовству. Теперь же все наоборот. Земля и впрямь вращается очень быстро, а?

— Да, я тоже слышал об этом, — сказал я.

— Ну а теперь, полагаю, вы собираетесь отдать мне кое-что?

Наступил момент истины. Я мог либо вернуть амулет этой новоявленной акуле капитализма, либо оставить у себя, стать Наполеоном, спасти свою страну, восстанавливать справедливость направо и налево и оставить о себе в веках самую недобрую память.

— Может, хотите попытать счастья за столом? — предложил монах. — Могу расплатиться игральными фишками.

— Серебро, — отрезал я. — Большими слитками. Немедленно.

Он вновь подмигнул.

— Попытка не пытка.

Хан Шан опорожнил свой сейф, и я коршуном налетел на его собственность.

Спускаясь к пристани, я начал насвистывать.

Кажется, хотя и не могу поклясться, это был мотивчик под названием «Крокодилий хмель».

Джейн Линдсколд Седьмое боевое искусство

У всех боевых искусств один и тот же дух, начиная от пинка под зад до тончайших манипуляций руками. Все они уводят тебя в одно и то же место, если ты хочешь следовать за ними…

Минута и сорок пять секунд — долгое время. Как ни странно, бабушка никогда об этом не задумывалась, пока ее дочка не установила на маленькой бабушкиной кухоньке микроволновую плиту. Сатоко настояла на том, что эта машина облегчит бабушкину жизнь, однако та пользовалась ею редко, предпочитая старые почерневшие кастрюльки, рисоварку и маленький медный чайник с птичкой на носике.

Сегодня, однако, очнувшись от дремотных мечтаний о своих юных днях в старом Киото, она увидела красные глазки цифровых часов, с укоризной извещавшие ее о том, что уже три двадцать семь и дети с минуты на минуту придут домой и не увидят перед собой дымящихся кружек с какао, которые должны спасти их от холода зимнего полдня. Забеспокоившись, она поставила кружки с молоком в микроволновку, надеясь, что все сделала правильно.

В жизни оставалось так мало вещей, которые она делала правильно.

Микроволновка взвизгнула как раз в тот момент, когда входная дверь заверещала: «Клик! Клик! Дзинь!» и дети ворвались в квартиру, принеся с собой аромат мороза и более слабый запах угольного дыма, горячих крендельков и жареных каштанов от тележки разносчика.

Узловатыми, артритными пальцами бабушка нажала на кнопку, открывая дверцу микроволновки, и вытащила кружки. Молоко было чуть теплым — совсем недостаточно для какао.

В растерянности она посмотрела на Юкари, которая стаскивала с себя задорно-красную зимнюю куртку. Когда она стянула с головы вязаную шапочку, черные волосы встали дыбом из-за статического электричества. Бабушка удержалась от того, чтобы пригладить волосы девочки. Юкари, или Кэри — на этом имени она настаивала в последнее время, — уже исполнилось десять, и она становилась упрямой. Вместо этого бабушка растерянно застыла с кружками в руках.

— Они чуть теплые, — сказала она, — но я поставила то время, какое мне сказала твоя мама.

— Ох, бабушка. — Командирское выражение на лице Юкари смягчилось, когда она увидела, что бабушка не на шутку расстроена. — Бабушка, это время требуется для одной чашки молока. Когда ставишь две, нужно и время ставить больше, иначе энергии будет недостаточно.

— А, понятно, — протянула бабушка, хотя, если честно, она не поняла. — В кастрюльке проще. Вы с Рю подождете свое какао?

Она осмотрела прихожую, только сейчас осознав, что внука там не было.

— А где Рю? — Она взглянула на холодильник, где рядом с детскими рисунками висело аккуратно написанное расписание. — Он сегодня не должен был задерживаться. Опять что-нибудь случилось?

Юкари колебалась.

— Ронни нужно встретиться с мальчиками из школы. Он скоро придет.

Внимательно глядя на внучку, бабушка покачала головой. Может, она и старая, но не глупая. Нежно, но твердо она подтолкнула Юкари в кухню.

— Приготовь какао, внучка, — скомандовала она, снимая с вешалки свое тяжелое зимнее пальто и шарф. — Пойду поищу твоего брата. Где он встречается с мальчиками?

— У библиотеки, — неохотно ответила Юкари. — Я пойду с тобой.

— Нет, оставайся дома и принимайся за уроки. Я не задержусь.

Закрыв за собой дверь квартиры, бабушка услышала щелчок замка, а затем более слабый писк микроволновки. Опираясь на перила, зажав палку под мышкой, она осторожно спустилась по темным грязным ступеням. Добравшись до первого этажа, она глубоко вдохнула пряный аромат, доносившийся из ресторана «Тигриный Коготь», где до сих пор еще иногда подрабатывала по выходным или во время наплыва туристов. В этих случаях она не чувствовала себя слишком старой: она еще была нужна. Как правило, самоирония не покидала ее, но сегодня она была слишком сосредоточена на том, чтобы отыскать Рю и привести его домой.

Морозный воздух покусывал щеки, остатки утреннего снега, грязные и заледеневшие, жались вдоль бордюров и сточных желобов. К счастью, тротуары были чистые. Повернув налево, она помахала разносчику и направилась к городской библиотеке, постукивая палкой при каждом шаге.

Когда до библиотеки оставался один квартал, неясное беспокойство, выгнавшее ее из теплой квартиры, окончательно оформилось. Она вспомнила, что библиотека сегодня закрыта, как всегда по средам, из-за сокращения бюджетных ассигнований. Совершенно очевидно, что Рю пошел туда не учиться; у него никаких оснований встречаться там с кем-то.

Трость застучала чаще, подгоняя распухшие ноги по тротуару. Когда из-за угла показалась библиотека, бабушка сунула трость под мышку и пошла дальше почти бесшумно в своих мягких сапогах.

Перед небольшим зданием со стеклянной дверью никого не было. Одинокая лампочка светилась за разноцветными объявлениями, приклеенными к окну, но бабушка вспомнила, что за библиотекой был тихий, укрытый со всех сторон дворик. В теплое время года туда стекались старики с газетами и мамаши с детьми. Сейчас, вероятно, двор пустынен — подходящее место для всяких безобразий.

Ну что ж. Безобразия — не обязательно удел молодых.

Заглянув за угол, она увидела двенадцатилетнего Рю: темные блестящие волосы высоко подбриты на висках, кожаная куртка с толстыми плечами и вышитой на спине битвой тигра с драконом. В руках у мальчика что-то круглое и белое, от него исходит сладковатый дымок, немного напоминающий запах трав, которые ее рефлексотерапевт сжигает на своих иголках.

Рю — самый маленький в группе и самый юный, подумала она, он болезненно спешит вырасти и доказать всем, на что способен.

Подобрав газету, которую ветер прибил к скамейке, она засеменила за угол, покачиваясь больше, чем нужно, — старушка в поисках тихого местечка. Она постарается дать возможность мальчику сохранить достоинство, даже ценой потери своего собственного достоинства.

Мальчики увидели ее. Их было шестеро, они топтались, согревая озябшие ноги. Рю был единственным азиатом среди них. Двое черных, двое латиноамериканцев, пятый — огненно-рыжий, с веснушками. Все не старше четырнадцати.

Когда бабушка появилась из-за угла, мальчики сделали вид, что не заметили ее, но при этом затараторили быстрее. Когда же она начала сметать со скамейки хрустящий снег яростными ударами палки, они больше не могли ее игнорировать. Один из черных мальчиков ушел. Остальные начали хихикать, все, кроме Рю, которому удалось только выдавить кривую улыбку.

— Эй, Ронни, — донесся до нее голос рыжего мальчика, — ты не знаешь эту безумную леди?

— Какую, Пэт? — спросил Рю, оглядываясь с притворным удивлением.

Долгую минуту он смотрел на нее, а дымок, струящийся из его полудетских пальцев, становился все слабее. Она притворилась, что не слышит их, сбивая лед со скамейки, но холод глубже проникал в нее при мысли о том, что Рю не признает ее.

— Это подруга моей мамы. — После паузы Рю сказал полуправду. — Наверное, мне лучше отвести ее домой.

Он захрустел по снегу, направляясь в ее сторону; она почувствовала, как его рука ухватила ее за толстый рукав.

— Увидимся позже, ребята! — крикнул он мальчикам. Она позволила увести себя со двора.

Они не разговаривали, пока не вошли в квартиру. Юкари сунула ей в руки чашку с дымящимся чаем, а Рю — кружку с какао.

— Тебе не удастся остановить меня, — сказал Рю, словно они спорили уже несколько часов. — У тебя нет такой возможности. Ты слишком стара, чтобы гоняться за мной, а если ты скажешь маме, что я не прихожу домой, ей придется записать меня и Кэри в какой-нибудь центр досуга школьников, и ты нас больше не увидишь.

Он сделал большой глоток какао и постарался напустить на себя важность; но тонкие молочные усики придали ему такой забавный вид, что даже Юкари не удержалась и прыснула.

— Я уже слишком взрослый, чтобы сидеть с нянькой, — продолжал Рю. — Мне здесь скучно. Мне нужны действие и настоящая компания.

Бабушка потягивала чай, обхватив пальцами донышко фарфоровой чашки. От чая исходил аромат воспоминаний, свежий и приветливый. Что ей за дело до этого американизированного паренька? Насколько проще было бы уйти в тень, не думать о нем.

Между тем негодование Рю, не встретив сопротивления, понемногу таяло. Бабушка с грустью смотрела на него.

— Есть много способов остановить тебя, не рассказывая ничего моей дочери, — медленно произнесла она, — так же, как существует множество способов сражаться, не нанося ударов и не применяя оружия.

Она позволила словам повиснуть в воздухе, вспомнив, какую силу имеет недосказанная угроза, а также еще кое-что, о чем почти успела позабыть. Рю внимательно посмотрел на нее и потянулся за своей сумкой. Юкари поплелась вслед за ним в нишу, где стоял обеденный стол, со своим домашним заданием.

Вечером, после того как Сатоко забрала детей, бабушка погрузилась в воспоминания.

Бабушка не всегда была бабушкой; когда-то она была девочкой по имени Аюми, и у нее самой была бабушка. Бабушка у Аюми была художницей и убежденной синтоисткой. Буддизм, говорила она, хорош только для похорон. Давным-давно, в старом Киото, Аюми любила сидеть у ног бабушки, пока та выводила свои суми-э — рисунки быстрыми росчерками кисти, в которых скорее угадывались, нежели изображались, реальные образы.

— Многие, — говорила бабушкина бабушка, — выполняют ката или оттачивают катана. Некоторые забывают о форме и практикуют искусство, которое скрывается за формой. А самые избранные — это те, кто забывает и о форме, и об искусстве. И вот к ним-то и прислушивается Бог.

Она вложила кисть с бамбуковой ручкой и острым кончиком в руку Аюми.

— У тебя есть дар, позволяющий пойти дальше формы и искусства и отыскать божество в сердце каждой вещи. Будь ты мальчиком, я послала бы тебя изучать кендо или кюдо; будь ты постарше, я научила бы тебя нагината-до. Но тебе лучше всего послужит седьмое искусство.

Да, эти уроки она получила много-много лет, целую вечность тому назад. Хотя ее бабушка обрела свою силу в суми-э, Аюми нашла себя в формальной каллиграфии, основанной на изящной трактовке иероглифов, которые японцы позаимствовали у китайцев. Что-то пробуждалось в ее душе, когда она выписывала эти знаки, особенно самые простые, в которых наиболее ясно проявлялся идеографический смысл слова.

Бабушка Аюми оказалась права: в девочке жил дар, который пробудился после нескольких уроков. Однако Аюми растеряла его по мере того, как муж и дети, война и переезды поглощали все ее внимание. И вот теперь, когда этот дар был ей так нужен, сумеет ли он проявиться?

Она заснула с этими воспоминаниями, а утром вытащила из кладовки стремянку и взобралась на верхнюю ступеньку, чтобы добраться до коробки, спрятанной в самом дальнем углу полки. Коробка была густо покрыта пылью. В носу защипало, колени дрожали от тяжести, пока она спускалась с лестницы.

Чтобы воссоздать настроение детства, она заварила зеленый чай и зажгла палочку жасминовых благовоний, которые нравились ее бабушке. От острого аромата разболелась голова. Но чай приятно согревал, и, когда она открыла покрытую черным лаком крышку коробки, годы и головная боль отступили в сторону.

К внутренней стороне крышки были прикреплены семь кистей с разнообразными ручками и кончиками. Ее любимая бамбуковая с саблеобразным кончиком слегка отклонилась в сторону в своем тряпичном ремешке. В самой коробке находился чернильный камень, в середине которого образовалась овальная выемка, и листы белой хлопковой бумаги. На верхних листах сохранилось несколько иероглифов — ребенок, дом, мужчина, гора, деньги, — отражавших то, что волновало ее почти шестьдесят лет назад. На нижних листах не было ничего, кроме ожиданий.

Что бы такое начертать? Опасаясь потерпеть неудачу, бабушка развела чернила, убедилась в том, что выбранная ею кисть чиста, и педантично разместила лист в центре стола.

Ей было необходимо убить в Рю интерес к экспериментам с наркотиками, а не просто приглушить его. Какой бог сумеет убедить мальчика, стремящегося стать мужчиной, в том, что наркотики не помогут ему в этом? Какой бог сможет привлечь к ней внука, не отталкивая его?

Первая попытка оказалась ужасающей; узловатые руки отказывались управлять кистью. Когда она закончила, оказалось, что даже простейшие иероглифы, вроде «горы», были окружены чернильными брызгами, так что чудилось, будто три пика горы мокнут под дождем. Это, однако, даже вдохновило бабушку.

С растущей уверенностью в себе она начертала иероглиф «маленький», а затем иероглиф «ветер». Выписывая последнюю черту, бабушка почувствовала, что воздух вокруг приходит в движение и завихряется. Лужица чернил покрылась рябью. Что бы ни рисовали художники, ветер на картине увидеть нельзя. Бабушка обратилась к вихрящемуся воздуху.

— Ты поможешь мне? — сказала она, и дрожь старческого голоса вопреки ее собственным намерениям превратила приказ в вопрос.

— Помогу? — Голос с одышкой откликнулся и на ее слабость, и на ее слова.

Бабушка укрепила себя любовью к Рю и своим желанием увести с той дороги, которую он выбрал.

— Поможешь, маленький ками, — сказала она, и ее губы сложились в бледный бутон улыбки. — У меня есть для тебя игра.

И воздух замер, и ками стал слушать.

В тот день Юкари вновь пришла одна. Бабушка поняла по опущенным плечикам и по тому, как она вызывающе мотнула хвостом волос, что брат с сестрой поссорились. Старушка мудро проигнорировала эти признаки и не стала комментировать отсутствие Рю. Вместо этого она протянула девочке горячее питье.

Юкари удивленно взглянула на дымящуюся чашку зеленого чая и подняла глаза на бабушку.

— Что это? — спросила она, принюхиваясь к ароматной жидкости озадаченно, но не без удовольствия.

— Чай, как раз такой, какой мне готовила моя бабушка, когда я была девочкой и жила в Киото, — ответила бабушка. — Я подумала, что тебе должно понравиться.

Юкари отхлебнула, сморщившись от чистого, горьковатого вкуса, столь отличного от американского какао. Сделала еще глоток.

— Тебе это твоя бабушка готовила? — спросила она. — А что еще вы с ней делали?

Бабушка пригубила свой чай.

— Она рассказывала мне разные истории, играла со мной в игры, обучала кулинарии и боевым искусствам.

— Боевым искусствам? — Юкари покачала головой. — Вот уж не думала, что ты их знаешь. Ронни говорил…

Она запнулась, заметив наконец, что бабушка ничего не сказала про отсутствие Рю.

— Так что говорил Рю? — напомнила бабушка.

— Что ты старая и ни на что не способна, — прошептала девочка.

— Я старая, — согласилась бабушка, поглаживая руку Юкари, — но еще кое на что способна. Хочешь посмотреть мое искусство? Это японская живопись, совсем не похожая на американскую живопись, которой вы занимаетесь в школе.

— Разве ты не хочешь пойти поискать Рю? — спросила Юкари. — Он пошел с теми мальчишками, и не в библиотеку, а в большой парк.

— Ты беспокоишься? — спросила бабушка.

— Нет… — Юкари осеклась. — Да, но он не станет меня слушать. Он говорит, что я глупый ребенок, к тому же девчонка.

— Поди сюда, Юкари, — сказала бабушка. — Я покажу тебе боевое искусство, которому меня научила моя бабушка. Я даже покажу тебе, как с его помощью вернуть твоего упрямого братца.

Юкари колебалась, но все же позволила проводить себя в нишу для обеденного стола, где уже ждали краски, чернила и бумага. Бабушка тяжело опустилась на свой стул, а Юкари легко вспрыгнула на свой, рядом.

— Ну вот, — сказала бабушка, — как я тебе уже говорила, иероглифы, которые мы взяли у китайцев, на самом деле картинки — не то что хирагана, которая является алфавитом.

Юкари кивнула:

— Это не очень хорошие картинки.

— Возможно, — бабушка погрузила кисточку в чернила. — Вот слово «сын» — разве ты не видишь здесь мальчика?

Юкари прищурилась, вглядываясь в черные линии, похожие на тройку с чертой под центральной стрелочкой. Она мотнула хвостиком на затылке и хихикнула.

— Не-а.

Бабушка усмехнулась:

— Не важно, дай мне только дополнить иероглиф «сын» иероглифом «Рю», а затем иероглифом «окно». Ну а сейчас что ты видишь?

Хихиканье Юкарь стихло.

— Бабушка! Там, за окном! Я вижу Рю! Он в парке с этими противными братьями Мак-Доннел.

Бабушка приложила палец к губам:

— Ш-ш-ш, давай посмотрим, что происходит сейчас.

Две головы, седая и черноволосая, склонились над белой бумагой, где сейчас отчетливо был виден Рю, а рядом веснушчатый Мак-Доннел — оба скатывали самокрутки, спрятавшись за облетевшим дубом. Пэт Мак-Доннел зажег свою самокрутку пластмассовой зажигалкой с желто-зелеными леопардовыми пятнами и передал ее Рю.

— Вот, Ронни.

— Спасибо. — Рю зажал зажигалку двумя пальцами и крутнул колесико. Из отверстия послушно вырвалось пламя, но прежде, чем Рю успел поднести его к самокрутке, зажатой в губах, огонь потух.

— Черт! — выругался Рю, вновь вызывая пламя к жизни.

На этот раз ему почти удалось донести огонь до белой палочки, пока он не погас. Легкий ветерок прокатился по опавшим дубовым листьям со звуком, напоминавшим сухой смешок.

И в третий раз его опять постигла неудача. Пэт наблюдал за ним, привычно держа дымящуюся самокрутку двумя пальцами. Он хихикнул, и Рю покраснел.

— Что-то не так, Пэт?

— Ага, это у тебя кое-что не так, — фыркнул Пэт.

— У тебя дурацкая зажигалка, — сказал Рю, швырнул ее в грязь и принялся рыться в карманах.

На спичечном коробке, который он достал из кармана, красовалась эмблема ресторана «Тигриный Коготь». Это были хорошие спички, но ни одну ему не удалось заставить разгореться. Горящие головки падали к его ногам, сдуваемые легким ветерком.

Пэт был слишком ошарашен, чтобы продолжать хихикать; его самокрутка почти догорела, бледно-голубые глаза округлились. Он был так поглощен зрелищем падающих спичечных головок, что едва заметил, как Рю вынул у него из пальцев окурок.

Ветерок этот был вызван ками, и бабушка слышала, как Юкари хихикает над его проделками.

— Черт! — вновь выругался Рю. — Я иду домой, Пэт.

Пэт вяло помахал, а Рю сунул руки в карманы и решительно зашагал прочь. Позади него ветер вздымал облачка пыли, словно кто-то фыркал от смеха.


Птичка, примостившаяся на носике старого чайника, весело свистела, сообщая о том, что вода кипит. Залив кипятком чайные листья, бабушка взглянула на часы. Дети запаздывали. Погода стояла неважная; автобусы могли ходить с перебоями. И все же вот уже несколько недель, как Рю и Юкари не задерживались после школы.

Она с беспокойством подошла к столу, где кисти, чернила и бумага уже ждали детей на урок. Юкари проявляла способности к суми-э, Рю, как и его бабушка, предпочитал иероглифы. И все же каждому из них предстоял долгий период ученичества прежде, чем они смогут звать бога. Неужели им надоело?

Она импульсивно взяла свою любимую кисть с бамбуковой ручкой и опустила ее в разведенные чернила. С каждым выдохом она рисовала по черте, пока не написала иероглифы, обозначающие мальчика, девочку, повозку (вместо автобуса) и окно, чтобы смотреть через него.

Ками сегодня был добр, и черные линии превратились в потрепанный желтый автобус на запруженной транспортом улице. Бабушка узнала перекресток недалеко от дома, увидела, как Рю и Юкари выходят на остановке. Она дала картинке раствориться, уловив при этом обрывки разговора.

— Ронни, не хочешь пойти немного проветриться? — спросил юный Мак-Доннел. Он сделал пальцами жест, словно сворачивал невидимую самокрутку. — У меня кое-что есть.

Рю покачал головой:

— Не могу, Пэт, нет времени на эту ерунду. Бабушка обучает меня боевым искусствам.

Дэйв Смидс Бесстрашный

С первой секунды, стоило перуанцу появиться на турнирном помосте, я понял, что с ним будут проблемы. Казалось, он парил над полированным деревом, весь словно взведенная пружина, ежесекундно готовый к прыжку. Он был мускулистый, смуглый, волосатый — воплощение крутого каратиста.

Армандо Руиз. Враги называли его Монго, правда за глаза.

Мне предстояло встретиться с ним не раньше четвертьфинала. До тех пор всякое могло случиться, но, судя по тому, как шли дела, Монго мог оказаться соперником, вполне способным перехватить приз, на который я нацелился.

Я уже победил своего-первого противника; до следующего матча мне оставалось полчаса. У меня была возможность полностью переключить внимание на Руиза, который шагнул на помост и обменялся поклонами с коренастым, нордического типа бойцом шито-рю.

Смертельный удар был засчитан на восьмой секунде.

Матч занял так мало времени, что мне пришлось мысленно прокрутить его в памяти. Монго двинулся вперед, нанося удары один за другим и разрушая мощную защиту викинга, словно она была из дыма. Три, четыре, пять эффективных ударов в лицо, и викинг отключился, оставив вместо себя пустой ринг.

Рефери поднял руку Руиза и объявил его победителем. Публика заревела. Перуанец помахал первым рядам; казалось, шум оглушал его. Забитый до отказа зал свидетельствовал о растущей популярности боевых искусств в виртуальной реальности. А почему бы и нет? Впервые со времен гладиаторов бои велись насмерть, к тому же на стадионе не существовало такого понятия, как плохое место. Хотя показатели посещаемости на табло достигли пиковой отметки, каждый зритель созерцал турнир словно из середины первого ряда.

Монго сошел с ринга, присоединившись к команде Южной Америки. После обязательной шестидесятисекундной паузы проигравший появился вновь. Хотя викинг предстал целым и невредимым, он все же тряс головой, словно у него двоилось в глазах; неуверенным шагом он поплелся в конец турнирного зала, где начинались утешительные раунды. Публика осыпала его насмешками.

Рядом со мной мистер Каллахан пригладил пальцами шапку густых волос.

— Впервые вижу боксера в этом сезоне на турнире ВСОК, — сухо прокомментировал он.

На турнирах, проводившихся под эгидой недавно возрожденного Всемирного Союза Организаций Карате, все участники должны были быть каратистами, меряющимися силами с представителями той же школы. Обеспечить выполнение этого было непросто даже до введения в практику полномасштабных конференций в виртуальной реальности. Сейчас это стало еще труднее. Оппортунисты всех мастей слетались на турниры, привлеченные блеском славы и денежных призов; среди участников было немало и таких, которые с трудом представляли себе интерьер додзё.

Я просмотрел данные Руиза в списке участников — так же, как он, без сомнения, просмотрел мои. У перуанца имелся черный пояс, но торопливо выданный какой-то захудалой южноамериканской школой кэмпо, известной своими низкими стандартами. Одержав победу в десятках боксерских матчей, Руиз начал участвовать в турнирах карате всего два месяца назад, успев дойти до квалификации класса А. Теперь он прибыл в Северную Калифорнию, думая обойти всех игроков и завоевать престижную награду «ВР Сан-Франциско».

Монго был фикцией. Обманом. Он унижал нас всех.

— Как полагаешь, сможешь ты его побить? — спросил Каллахан.

Сенсею было виднее, чем мне. Я понял, что это был вопрос с подковыркой, воспитательный момент.

— Не знаю.

Каллахан улыбнулся. Очевидно, я ответил правильно. Он наклонился поближе и заговорщически сказал:

— Принимай это… как вызов.

Я выиграл все отборочные раунды. Это не стало для меня неожиданностью. Мне попадались сильные соперники, но их движения были слишком предсказуемы. Самым важным было не думать о Монго, оставаясь на ринге с другими соперниками, и это мне удалось. Мне всегда удавалось сосредоточиться во время матча.

Руиз тоже победил. Одного соперника он оттеснил к краю ринга. Невидимая стена, непроходимая для участников во время матча, служила его союзником. Несмотря на все уловки того парня, Монго потребовалось всего двадцать семь секунд, чтобы убить его. Техника другого соперника стоила Руизу пары увесистых пинков, но матч окончился столь же быстро.

Таким образом, он потратил меньше тридцати секунд на каждого из трех соперников. У меня никогда не было таких хороших результатов. Руиз буквально излучал уверенность в себе. Однако я не дрожал, входя на ринг.

— Сделай его, Бесстрашный, — крикнул мой товарищ по додзё — Кейт Накаяма.

— Бесстрашный! Бесстрашный! Бесстрашный! — кричала толпа. Я ценил поддержку, но заставил себя проигнорировать скандирование. Пора было сосредотачиваться. Монго продефилировал на исходную позицию. Мы обменялись поклонами.

— Хадзимэ! — крикнул рефери, пятясь назад.

Руиз шагнул вперед, прикрываясь кулаком справа и вытягивая левую руку, чтобы смести любой мой блок. Это была та же самая тактика, которой он одолел предыдущих соперников.

Шагнув в сторону, я нанес круговой удар ногой в солнечное сплетение. Он застонал, на мгновение ослабив защиту. Я ударил его в незащищенное лицо. Из носа у него хлынула кровь, забрызгав не только наши доги, но и рубашку рефери.

Он отшатнулся назад. Я подался за ним. Неверное движение. Он оглушил меня хуком справа.

Из глаз посыпались искры. В ушах зазвенело. Внезапно я понял, с кем мне пришлось столкнуться. Не обязательно было иметь такую же быструю реакцию и такие же мощные кулаки. Я устоял от искушения приблизиться к нему, что было моей обычной тактикой. Вместо этого я стал кружить, удерживая его на расстоянии удара.

Его это не устраивало. Кровь заливала ему нос, он втягивал воздух ртом и наступал, стараясь покончить со мной, пока удача еще не совсем перешла на мою сторону. Но ему удавалось лишь сбивать костяшки пальцев о мои кулаки.

Отклонившись влево, я обрушил боковой удар на нижнюю часть его бедра. Он закричал и рухнул на пол. Неплохо. Я промазал по колену, в которое целился, но мышцы Руиза так свело от удара, что он не мог подняться.

Я шагнул вперед, занося ногу, чтобы размозжить ему горло.

Слишком медленно.

Он выбросил вперед здоровую ногу. В ту же секунду мне показалось, будто я наткнулся на копье. Пах, а затем и весь низ живота свело судорогой. Я сложился пополам и попытался отползти в сторону, хотя бы для того, чтобы заглушить боль.

Руиз подставил мне подножку. Я упал на четвереньки, и он мгновение спустя очутился надо мной, обрушив на почку молотоподобный удар.

Мышцы диафрагмы скрутило спазмом, дыхание перехватило. Перуанец вновь ударил кулаком. Боль достигла невообразимого уровня…

Внезапно арена исчезла.

Боль прекратилась. Время замерло. Изображение турнирного зала сузилось до размеров видеоэкрана на моем столе. Я увидел свой фантом на четвереньках и Руиза, заносящего кулак для третьего удара. Рефери склонился над нами, всем своим видом выражая напряженное внимание.

Нейронный выключатель у меня на затылке дернулся. На панели виртуальной реальности вспыхнул предупредительный сигнал: у меня оставалось 1,3 секунды, чтобы восстановить связь с фантомом, в противном случае он растворится.

Я сжал подлокотники своего кресла на колесах и включил кнопку…

И вот я вновь в своем ВР-теле, меня приветствует адская боль, но я не могу поддаваться ей. Если я позволю Руизу в третий раз опустить свой кулак-молот, боль еще раз превысит порог безопасности и отключит меня окончательно. Я откатываюсь в сторону…

Его кулак скользит по боку. Я продолжаю выкручивать тело, обхватывая ногами таз Монго: бросок ножницами. Мы оба падаем, переплетясь друг с другом. Я хватаю его за руки, и бой превращается в заурядный матч вольной борьбы. Это дает мне необходимую отсрочку, чтобы прийти в себя.

— Ямэ! — крикнул рефери. — Начать сначала.

Монго нехотя вытер кровь с верхней губы и отошел на исходную позицию.

Я медленно поднялся, отчасти с тем, чтобы потянуть время, отчасти просто потому, что не мог вскочить быстро. Дыхание вырывалось отрывистыми толчками — все из-за зверской судороги в солнечном сплетении. Судя по огню, пылавшему в паху, по крайней мере одно из яичек защемило.

Слишком медлить я не осмеливался. Рефери дисквалифицировал бы меня. Выпрямившись, насколько позволяла боль, я встал на безопасном расстоянии от Руиза.

За его спиной светились огромные цифры таймера. До конца матча оставалось восемьдесят семь секунд. Тяжелый взгляд Руиза заставил меня собраться. Если в оставшееся время ни один из нас не убьет или не отключит другого, нас обоих объявят проигравшими и не допустят к дальнейшим боям. Насколько я мог судить, он подумал, что в моем положении я могу только уйти в оборону, назло лишив его шанса на победу. Но перуанцу нужна была только победа.

— Рей! — крикнул рефери. Мы вновь поклонились.

— Хадзимэ!

Руиз подался вперед, горя желанием закрепить свой триумф. Пока он готовился к атаке, я продолжал морщиться, сохраняя побитое выражение.

И тут я нанес удар. На этот раз я не промахнулся — по колену. Сустав хрустнул под ногой. Зазубренный конец кости, сломанной как раз под суставом, проткнул кожу и штанину.

Когда Руиз упал, я отпрыгнул назад. Во рту катались колючие обломки, и я понял, что он успел сделать выпад, пока я замахивался. Я выплюнул зубы и шагнул вперед. Теперь Монго был уязвим, его слишком занимала боль в сломанной конечности; возможно, он даже отключился от своего ВР-тела. На этот раз я не собирался упускать открывшуюся возможность.

Сложив большой и указательный пальцы в форме клещей — коко, или «тигриная пасть», — я захватил голосовые связки перуанца и вырвал их из горла.

Он забулькал. Тело скрутила судорога. Кровь хлынула из щели между челюстью и ключицей. Затем он исчез, ибо программа отключила его.

Оставшись на ринге один на один с рефери, я выпрямился. Мне оставалось только закрепить свою победу, прошагав до исходной позиции и дав поднять себе руку. Но зал вращался у меня перед глазами. Голова, казалось, распухла, увеличившись раз в пять. Последний удар Монго оставил после себя кое-что еще, кроме выпавших зубов. Теперь становилось ясно, что это был нокаутирующий удар. Пытка, причиняемая пахом и почкой, также требовала, чтобы я сдался.

Черт с ними. Я пересек ринг. Рука взмыла вверх. С трибун послышались аплодисменты.

— Отключитесь и обновите фантом.

Я благодарно вздохнул.

Мой ВР-пульт откликнулся на реплику. Измордованный фантом растворился. На мгновение я очутился в своей каталке и тут же вновь возник на турнире. Боль, кровь, усталость — все исчезло.

Приветственные крики достигли крещендо. Должен признать, ощущение было чудесное. Но я помахал зрителям лишь для соблюдения формальности. В тот вечер был лишь один человек, чье одобрение много значило для меня.

Я направился к группе бойцов из моего додзё, стоявших возле ринга.

— Поздравляем, Бесстрашный, — кричали они.

— Теперь — в полуфинал! — добавил Кейт.

Я кивнул, улыбаясь, и вопросительно повернулся к мистеру Каллахану, который ожидал немного в стороне от остальных, скрестив на груди руки.

— Защищай лицо, защищай лицо, защищай лицо, — повторил сенсей, словно читая мантру. Его прервал нарастающий вой толпы. Обернувшись, мы увидели на ринге Монго в новом фантоме. Он смотрел на меня так, словно я был Великим Инкой, восставшим из мертвых. Развернувшись, он направился к южноамериканской делегации.

— До сих пор не верит в то, что проиграл, — тоненько чирикнул Кейт.

Я рассмеялся. Вскоре я уже полностью забыл об инциденте — сенсей принялся давать мне наставления касательно следующего матча. Мое тело наполнялось приятным, успокоительным теплом. Хотя комментарии Каллахана могли показаться излишне критичными, я знал им подлинную цену. Оставалось только надеяться, что у меня не слишком дурацкая улыбка на лице.

* * *

Через несколько часов я оказался победителем в своей категории, расчистив себе путь к двойному уровню А. Все это время я буквально летал. После турнира я оставался в зале до последней возможности, принимая поздравления.

Всегда трудно покидать виртуальную реальность. Если бы на пульте не стоял предохранитель, препятствующий постоянному использованию, да если бы плата за доступ не была так высока, я бы девяносто процентов времени, кроме сна, проводил бы в фантоме. Вы бы тоже так делали, будь у вас тело, подобное моему.

Букет ароматов стал проникать мне в ноздри по мере того, как обоняние, подавленное во время пребывания в виртуальности, начало восстанавливать остроту. С кухни приплыли воспоминания о жареном луке, из холла внизу — намеки на плохо смытый унитаз, а ближе к телу мой собственный спортивный костюм давал понять, что его нужно бросить в стирку. Я потянулся, разминая мышцы, затекшие от долгого сидения в кресле, отсоединил ремешки и нейронный выключатель и покатил кресло к ванне, чтобы как можно скорее опорожнить мочевой пузырь. В ванне я не стал терять времени на разглядывание своего отражения в зеркале.

Затем я съехал вниз, направляясь к кухне и гостиной.

— Папа? — позвал я.

Молчание. Я поискал глазами записку на холодильнике. Ничего.

— Я победил, пап, — сказал я в пространство.

Ну что же. В конце концов, все не так уж плохо. Отец мог не одобрять моего интереса к боевым искусствам — он называл их «кровавым спортом», — но всегда давал мне возможность заниматься ими, причем еще до того, как мне исполнилось восемнадцать.

Он никогда так не баловал моего старшего брата Беннета, но Беннет не был лишен обеих ног, как я. Причем лишился я их в результате папиной пьяной езды.

Перекусив, я вернулся к себе в комнату и прокрутил видеозапись последнего матча. На экране долговязая, подвижная версия меня самого — настоящая боевая машина — наседала на Руиза. В записи мои движения выглядели хуже, чем казались мне на ринге. Монго смотрелся выгоднее, особенно хорош был удар, раскрошивший мне зубы.

Руиз сделал это так легко. Это был даже не удар в стиле карате, он просто молниеносно выбросил руку вперед на 10–12 дюймов.

Его движение заворожило меня. Мне следовало бы быть хорошим мальчиком и поупражнять свое реальное тело на тренажере, но я все не мог оторваться от экрана, стараясь разработать стратегию, которая помогла бы мне в следующий раз, когда я встречусь с опытным боксером. Я не мог позволить себе быть слабым. Я был на пути к успеху. За мной наблюдал сам Калла-хан, непревзойденный чемпион Токийского международного турнира Мастеров Карате в неограниченной весовой категории, важная шишка. Он не просто терпел мое присутствие на занятиях, не просто шутил со мной. Он обращал на меня внимание. Двое из его старших студентов даже говорили мне, что он пестует меня как наследника. Ему уже недолго осталось, скоро на покой. Правда, никому так и не удалось побить его, но ему уже исполнилось восемьдесят два. Можно ли уйти более достойно, чем позволить одному из собственных учеников занять свое место?

Я еще не стал его преемником, но мог бы им стать. В следующем сезоне двойной А, затем тройной А, затем сетка мастеров. На моем пути стояло множество бойцов, но я знал, что в конце концов смогу побить их всех.

Входная дверь распахнулась.

— Я здесь, пап, — позвал я.

Погруженный в свои грандиозные планы, мысленно прокручивая в замедленном темпе события матча, я не обратил внимания на шаги в коридоре.

И вдруг моя голова мотнулась в сторону, щека раздулась, и по подбородку побежала кровь. Кресло закружилось вокруг своей оси.

Монго навис надо мной, оскалив зубы; его настоящее тело было столь же устрашающим, как и фантом.

— Ни одному калеке не позволю себя дурачить, — сказал он по-испански и ударил еще раз.

Моя голова вмялась в подголовник. Зубы — настоящие зубы — запрыгали по языку и нёбу.

Мои рефлексы, отточенные виртуальными боями, мгновенно включились. На второй удар Руиза я уже поставил блок. Моя техника и реакция были безупречными, а настоящие руки почти такими же сильными, как у фантома, но это не очень-то помогало. Без ног я не мог отскочить назад, не мог сделать вращение. Я заблокировал два удара, промахнулся, заблокировал четвертый, а потом потерял контроль.

Бум — нос всмятку. Брызги крови ослепили меня. Изо рта вырвался хрип; я не мог удержать его.

Подсознательно я ждал, когда система безопасности отключит меня. Все, что я чувствовал, — это боль, боль, боль… Сквозь нее до меня доходил лишь запах и вкус крови, напоминая, что это не виртуальная реальность. Спасения не было.

— Ну как тебе, калека? — прошипел Руиз. — Думаешь, ты и этот бой выиграешь?

Он продолжал избивать меня. Мои руки бессильно повисли — не осталось сил держать их на весу. Внутри черепа катался какой-то колючий шар.

Я понял, что он не собирается останавливаться. Монго перешагнул границы того мира, где правит разум. Он хотел убить меня и лишь сдерживал силы, продлевая мои страдания, но в его намерения, несомненно, входило бить, пока я не умру.

Не знаю, сколько раз обрушивались на меня его кулаки, пока я не осознал окончательно, в какой опасности нахожусь. Лишь адреналин поддерживал крохотный островок сознания, за который я цеплялся. Наконец я почувствовал, что скатываюсь в какой-то туннель. Вслед за мной прокатилось эхо моих собственных рыданий и отдаленный хлопок, напоминающий выстрел.


Я медленно приходил в себя, прорывая пелену боли. Запах антисептика и чистого постельного белья просочился через тампоны и бинты, закрывавшие нос. Распухший язык неприятно вжимался в обломки зубов. Я разглядел шланг капельницы, входящий в левую руку. Нижняя челюсть была скреплена проволокой.

Я открыл глаза. Со стула поднялся отец и склонился над кроватью. В дальнем углу сидел бледный и худой человек с белой головой, которого я никогда не видел.

— Больница Кайзера, — объяснил отец. — Ты был без сознания почти восемнадцать часов.

Я зажмурил глаза. Чувство ошалелости, очевидно, происходило от анальгетиков, решил я. И все же их было явно недостаточно.

— Монго? — промямлил я. Слова, протискивающиеся сквозь скрепленную проволокой челюсть, распухшие губы и раздутый язык, звучали, как у Джаббы Хутта без субтитров. Старик понял меня первым.

— Твой отец задремал в спальне. Его разбудил шум, — сказал незнакомец. Его голос пробудил во мне какие-то воспоминания. Может, это один из тех сиплых стариков из клиники физической терапии?

— Я выстрелил ему в задницу, — сказал отец.

Я моргнул, недоумевая, тот ли это человек, что вырастил меня.

— У тебя есть пистолет?

— Он остался у меня со времен «Бури в Пустыне». Я никогда не говорил, что насилие лишено смысла.

Век живи — век учись.

— Он… жив? — выдавил я. Мне было не совсем ясно, что я по этому поводу чувствовал.

— Разумеется, — ответил отец. — В тюрьме, арестован за нападение, избиение и попытку убийства. Ты можешь о нем не беспокоиться. Отсидит некоторое время, затем его депортируют в Перу. Он никогда не приблизится к тебе настолько, чтобы проделать это снова.

— А ВСОК уже навсегда дисквалифицировал его по моему настоянию, — добавил старик.

Теперь я понял, где слышал этот голос раньше.

— Сенсей?

— Да. — Мистер Каллахан с усилием выбрался из кресла и выпрямился с артритной неуклюжестью.

Это был действительно он. Сенсей проделал длинный путь от Сан-Франциско до моего дома в Сакраменто. Я не знал, что думать: меня поразил вид его согбенного старческого тела, хотя я и слышал об этом от учеников-ветеранов. И еще я был чертовски горд тем, что заслужил визит такого человека.

— Похоже, мне еще предстоит поработать над тем верхним блоком, — попытался пошутить я.

Сенсей улыбнулся, протянул узловатую руку и пожал мне локоть.

— Возвращайся в турнирную сетку, как только сможешь. Принимай этот инцидент… как вызов.

Его обычный совет. Я постарался усмехнуться.

— Хай… сенсей, — пробормотал я и провалился в морфийный туман.

К тому времени, как я очнулся в следующий раз, мистер Каллахан уже ушел. В течение следующих недель он не давал о себе знать. К концу моего выздоровления память о его посещении потускнела, слилась с кошмаром боли и лекарств. Все это становилось больше похоже на сон, чем на реальное событие.

Когда мой фантом наконец материализовался в его додзё, сенсей просто указал мне на мое обычное место в строю, словно я был обычным студентом, не прерывавшим занятий. Во время разогрева, базовых упражнений, спаррингов он сосредоточивался на других учениках. А учеников было много. Как обычно, на вечерних занятиях зал был переполнен: на самом деле, виртуальные стены раздвигались, чтобы принять всех желающих. Репутация Томаса Каллахана привлекала сотни, если не тысячи потенциальных учеников. В наши дни призовой фонд турниров по виртуальному карате достигает огромных сумм, к тому же виртуальные додзё снимают проблему тесноты спортзалов и транспортных неудобств. Правда, для участия в парных упражнениях, например, в спарринге, студенту необходимо жить в радиусе действия местного узла связи, поскольку отражение информации от спутников влечет за собой слишком большую отсрочку реакции, зато те, кто согласен ограничиться наблюдением и индивидуальными упражнениями, могут подключиться из любой точки полушария. Каллахан поддерживал численность группы на управляемом уровне лишь путем отбора «сливок» по рекомендации младших инструкторов. Именно таким образом попал к нему и я в возрасте пятнадцати лет.

Никогда прежде я еще не чувствовал себя таким незаметным. Правда, народу было много, но в этот вечер я все же ожидал слова-другого в свой адрес, кивка или небрежного «добро пожаловать». Остальные студенты тоже этого ждали. Они искоса поглядывали на меня и сенсея, ожидая какой-то беседы. Но ничего подобного не произошло. В заключение группа выполнила длинную серию ката и села отдохнуть.

Каллахан надел на себя маску невозмутимого азиата. Это была его постоянная роль. Фантомное тело сенсея было веснушчатым и рыжеволосым, под стать ирландской фамилии, но подобно многим великим американским бойцам, начиная с 60-х, он напоминал окружающим о том, что являлся непосредственным учеником и преемником традиции японских мастеров. Эти старые пердуны никому не давали передышки. Подобно божествам, они представали перед своими студентами как воплощение невозмутимости, строгости и дисциплины, даже если вы им были симпатичны. Возможно, именно в этом случае особенно. В тот вечер я не знал, что варилось в голове сенсея.

— Джийю кумитэ, — объявил Каллахан, знаком оповещая о начале спарринга. В тот вечер предстояли схватки в вольном стиле. В отличие от шиай — соревнований в спарринге — победители и побежденные не назывались, очки не начислялись. Целью занятий было продемонстрировать разнообразие техники карате. Лучшими считались бойцы, показавшие мастерство и сбалансированность репертуара.

Но все же, поскольку все происходило в виртуальной реальности, контакты могли быть очень жесткими. Не исключалась возможность убийства и членовредительства. Это заставляло нас быть начеку. Такая ситуация вырабатывала то отношение к искусству, которого добивался от нас Каллахан, — мы практиковали бусидо, «путь воина».

Я весь подобрался. Заставил себя дышать ровно, синхронизируя дыхание с ритмом сердца. Моя кожа начала излучать тепло, подпитываемое мышечным тонусом. По туловищу побежали ручейки пота. Если бы не отсутствие запахов, мой фантом гораздо больше походил на меня, нежели мое настоящее тело. Временами, отдыхая, я чувствовал легкость в ногах, словно соматические ощущения моего реального тела были записаны поверх симулятора, как в палимпсесте. Но не сегодня. Сегодня я целиком находился в зале.

Мистер Каллахан оглядел длинный ряд учеников, живущих достаточно близко для спарринга. Зачастую для свободного стиля он просто делил всех участников пополам, так, чтобы пары дрались одновременно. Но в тот вечер он выбрал мою любимую методику: вызывал каждый раз одну пару, оставляя остальных изображать публику.

Когда двое из моих товарищей встали друг против друга, я нервно облизнулся. Я хотел быть на месте одного из них.

Большую часть времени эта пара кружила по рингу, сойдя с него практически неповрежденной, если не считать синяков на предплечьях. Вторая пара придерживалась полностью противоположной тактики: один из партнеров немедленно повалил другого и принялся немилосердно избивать его, хотя Каллахан два раза разнимал их и заставлял начинать сначала. В третьем матче соперники набросились друг на друга с таким энтузиазмом, что вскоре оба отключились, перейдя болевой порог.

Внезапно толпа исчезла из поля моего зрения. Настал момент, которого я ждал с таким нетерпением. Единственными фигурами, которых я продолжал видеть, были мистер Каллахан и стоявший напротив меня партнер. Последнего я не мог узнать — его облик представлял из себя смесь типично кавказских черт; впрочем, таким его видел только я.

Мастер-программа додзё временно замаскировала нас. Каллахан полагал, что у студентов могут возникнуть трудности, когда им придется с должной яростью нападать на своих товарищей, потому личности соперников держались в секрете. Только сенсей и аудитория видели, кто есть кто, но они, невидимые и неслышимые для сражавшихся, могли рассказать нам об этом лишь по окончании спарринга. Я не знал, кто стоит напротив меня, например, мой приятель Кейт Накаяма или кто-то другой.

Сенсей дал команду сходиться. Наконец-то.

Как обычно, я перехватил инициативу. Мой оппонент отпрянул назад, избегая прямого удара, и я замахнулся…

Тот парень поднял кулак. Я невольно заторопился с выпадом. Удар скользнул по его подбородку, почти не достигнув цели из-за моей поспешности. В тот же самый момент он крепко ударил меня по ребрам.

Я отпрянул. Мой противник наседал: промахнулся с круговым ударом, слегка задел меня по лицу и крепко приложил в солнечное сплетение. Последний удар я выдержал только благодаря тому, что в последний момент напряг мышцы живота.

Я упустил свой шанс. Хотя я хорошо сражался и причинял противнику много хлопот, матч был явно проигран. Я не мог добиться преимущества. Не мог установить схему «ты мне — я тебе». Мне это всегда удавалось. Довольно скоро Каллахан крикнул: «Ямэ!»

Я отпрыгнул на исходную позицию, поглаживая распухшую щеку, ноющие ребра и ободранный подбородок. У моего соперника из одной ноздри немного сочилась кровь, в остальном он казался невредимым.

Сенсей развел нас. Программа додзё вывела нас из игры. Появившись двумя секундами позже в обновленном фантоме на боковой линии, я понял по реакции товарищей, что моим противником был Марк Иванофф, боец, которого я едва знал. Это был ничем не примечательный студент, выступавший на соревнованиях по уровню С — хороший каратист, но не из тех, с кем у меня прежде бывали проблемы.

Я не «проиграл». Этот термин не применяется в свободном стиле. Не могу сказать, чтобы я очень расстраивался из-за того, что Иванофф так хорошо выступил: он это действительно заслужил. И все же я еще никогда не уходил с матча таким опустошенным.

Я повернулся к Каллахану. Сенсей встретил мой взгляд с безразличным выражением, которое могло означать что угодно, и тут же вызвал следующую пару. Обычная рутина занятий.

Я сделал вид, что мне все равно, равнодушно дождавшись конца последнего спарринга, когда все выстроились, поклонились сенсею и друг другу. По своей привычке Каллахан отключился сразу же после церемонии закрытия. Я последовал его примеру, как только позволили приличия.

Моя реальная спальня приветствовала меня желто-зелеными огоньками ВР-пульта и застоялым запахом одеколона, которым я побрызгался утром. Я остался в кресле, не отсоединив нейронный выключатель и ремешки, и стал смотреть в крохотное окошко, которое почти позволяло разглядеть столицу штата.

«Почти» стало моим ключевым словом. Я почти мог нормально работать. Почти мог обходиться без помощи людей, лишь привлекая их взгляды к своим пустым штанинам.

И вот теперь, в том единственном месте, где я казался таким же полноценным, как остальные, мои акции резко упали.


— Я не могу тебе помочь, — сказал доктор Левин. — Твое состояние не имеет ничего общего с фантомом или интерфейсом. Рефлексы коренятся в головном и спинном мозге.

Я ожидал чего-то подобного, но хотел услышать эти слова от специалиста по виртуальной реальности. К этому времени я готов был ухватиться за любую соломинку. С того вечера ничего не изменилось. Каждый раз во время спарринга я уходил в тень.

Не то чтобы я боялся выходить на ковер. Вся моя храбрость осталась при мне. Проблема коренилась ниже уровня сознательных манипуляций. Доктор Левин обескураживающе подтвердил, что мои нейроны помнят побои, нанесенные Монго. И это психическое наследие нельзя было сбросить, подобно избитому суррогату.

— Мы можем устранить усталость, боль или увечье суррогата, поскольку весь этот опыт является частью симуляции. Программа автоматически стирает их каждый раз, как ты отключаешься. — Глаза доктора Левина за толстыми очками излучали кипучую энергию. Этот человек относился к тому типу оголтелых, твердокаменных технарей, которые, оседлав любимого конька, могли не слезать с него часами. — Разумеется, фантом имеет способности к обучению. Твой пульт выполняет текущий анализ информации для закрепления успеха. Таким образом, ты развиваешь выносливость, координацию движений и силу. Если бы этот твой рефлекс был изъяном, записанным в эвристической цепи, я, возможно, сумел бы его отыскать и стереть. На худой конец, мы могли бы вернуться к той конфигурации фантома, которая существовала накануне нападения. В этом случае ты потерял бы некоторые приобретенные навыки, но сохранил бы все, что приобрел до тех пор.

Он вздохнул:

— Я работаю в области, где, казалось бы, нет ничего невозможного. Это химера, мой мальчик. Мы можем ввести любые данные в существующую нервную систему, можем обмануть мозг, создав второй набор соматических связей для управления фантомом — поскольку симулированное тело является близким аналогом реального, но мы не можем воссоздать саму нервную систему. Если бы мы могли это делать, ты не был бы привязан к этой каталке и ВР-пульту. Мы сделали бы из тебя киборга с ногами лучше тех, с которыми ты родился.

Технические подробности явно завораживали Левина. Потерявшись в своих рассуждениях, он уже не понимал, что это означает в нормальных человеческих терминах, что это значит для меня. Эта моя незначительная реакция на происшедшее, подобная легкому непроизвольному тику, изменила всю мою жизнь.

Бесстрашный — так меня называли. И это было верно. Я всегда атаковал безоглядно. Возможно, это было безрассудно, но такая тактика позволяла мне доминировать над соперниками, лучше владеющими техническими приемами. Моим секретным оружием была непрошибаемая уверенность в себе. Что с того, что фантом будет уничтожен? Минутой позже я вернусь, полностью готовый продолжать бой. Мое подсознание принимало эту ситуацию.

Теперь же, когда противник делал выпад, передо мной начинали мелькать кулаки Монго — не столько их реальный образ, сколько моя реакция на воспоминания о пережитой пытке. С подобным недостатком мне не светила победа на турнире. Моя карьера оборвалась. Возможности отвлечься тоже не оставалось.

— Что-то ты притих. Ты нормально себя чувствуешь?

— Прекрасно, — сказал я, глядя на календарь. — Просто думаю, что мне теперь делать.

— Это поправимо, я думаю, — настаивал специалист. — Со временем симптомы могут исчезнуть. К тому же есть множество виртуальных видов спорта, где легкие колебания не имеют значения. Теннис, например. Разумеется, боулинг. А гольф ты пробовал?


— Подключиться, — приказал я своему виртуальному пульту и набрал код додзё мистера Каллахана.

— Пароль? — спросил пульт своим приятным материнским голосом.

Меня поразило, что мой пароль был принят. Уже восемь месяцев я им не пользовался и не удивился бы тому, что Каллахан вычеркнул меня из реестра тех, кто имеет доступ к адресу его виртуальных конференций.

Зал додзё материализовался передо мной. Несколько бойцов растягивались на площадке. Мистера Каллахана не было; если он по-прежнему следует своим привычкам, то появится непосредственно к началу занятий. Оставалось шесть минут.

Я чувствовал себя последним идиотом, избегая взглядов узнававших меня товарищей. Мне не нужна была их жалость. Раньше я был бойцом, с которым считались, который претендовал на призовые места. Теперь меня списали со счетов. Это было ясно каждому. Сознание этого не пускало меня сюда большую часть года.

Но даже долговременный отдых не помог. Карате-до вписало слишком много глав в книгу моей жизни. Назовите это страстью, пусть. Как бы то ни было, я решил лучше добавить еще страницу-другую к уже написанным, чем оставить вспаханное поле вовсе не засеянным.

В течение шести минут я мерил шагами зал. С последней секундой мистер Каллахан, мигнув, появился на своем почетном месте. Увидев меня, он поднял бровь и жестом указал на площадку, где все выстроились для церемонии открытия. Я занял место в ряду бойцов моего ранга. Каллахан в молчании прошагал на середину зала.

Я облегченно вздохнул. Первый барьер преодолен. Мне разрешили возобновить тренировку.

Класс опустился на колени и сделал поклон. Начался разогрев. Я отдался привычной процедуре. С каждым упражнением, а позже с каждым базовым движением ката я все больше расслаблялся. Это было мне необходимо. Здесь было мое место.

Под конец мы исполнили хореографически отточенную атаку и выстроились для спарринга. Каллахан не обращал на меня особого внимания — лишь слегка подправил мне осанку во время отработки приемов, — но на этот раз я не позволял тому, что он делал или не делал, воздействовать на меня. Я был здесь просто ради самосовершенствования. Работал с полной отдачей. Даже напряженнее, чем обычно, поскольку устанавливал параметры моего второго «я» таким образом, чтобы он был чуть-чуть не в форме. Как правило, подобно другим ВР-спортсменам, я поддерживал физические данные фантома на нижнем уровне сил, способностей, молодости и гибкости, чтобы было над чем работать. Некоторые спортсмены жаловались, что им хотелось бы иметь целый набор фантомов и переключаться с одного на другой — наверное, более большой и мощный. Я же был рад тому, что позволяли мне ВР-программы и физиология мозга. Они давали мне то тело, которое я имел бы, будь у меня ноги и если бы можно было всегда оставаться двадцатилетним, бодрым и свежим. Задача состояла в развитии тех качеств, которые не могла охватить технология. Сегодня дополнительные нагрузки поддерживали мою сосредоточенность. Это было необходимо, если я хотел сразиться с соперником.

Мистер Каллахан вызвал с десяток студентов и разбил их на пары. Меня он пропустил. Я сидел, ерзая, пока мои коллеги проверяли свои навыки. Мне страстно хотелось оказаться на их месте.

Вернее, мне необходимо было оказаться их месте, даже если суждено уйти побитым и несчастным, как в прошлый раз.

Первая группа села на место. Мистер Каллахан в упор посмотрел на меня. Мое сердце учащенно забилось. К моему огромному разочарованию, он выбрал комбинацию спарринг-партнеров, где мне не досталось места.

Так продолжалось и дальше. В общей сложности он вызвал семь пар. Некоторые из моих товарищей участвовали в трех-четырех схватках. Кроме меня, единственными игроками, которых он не вызвал, были те, кто по природе или убеждениям являлись противниками активных боев.

— Время заканчивать занятия, — сказал сенсей. Все. Он не дал мне возможности попробовать свои силы. Меня внесли в список тех, кто требовал специального отношения. Он даже мог повесить на меня одну из тех бело-голубых карточек, которые можно увидеть на особых местах для парковки.

Я отключился в ту же секунду, как окончилась церемония закрытия.

— Как прошли занятия? — спросил отец, пока я ехал в ванну.

— Цыплячий помет, — сказал я.


Хотя посещение следующих занятий доставило мне такое же удовольствие, как жевание опилок, я все же не пропустил их. Каллахан вновь не допустил меня до спарринга. То же самое повторялось и следующие несколько раз.

Я не мог тренироваться в других местах. Виртуальность боевых искусств в Сакраменто, где я начинал много лет назад, с радостью приняла бы меня обратно. Но я уже привык тренироваться с лучшими. Принять что-то иное было бы просто завуалированной формой поражения.

Спросить сенсея, почему он так ко мне относится, я тоже не мог. Традиционный этикет додзё не допускал, чтобы студенты задавали мастеру вопросы о стиле обучения. Назовите это дурацкой традицией, но для меня ритуал составлял самую суть карате. Каллахан должен относиться ко мне по всем правилам или никак. Мне приходилось быть таким же японцем, как и он.

Через шесть недель я все-таки решился поговорить с Кейтом Накаямой. Мы задержались после занятий, отрабатывая ката, когда другие студенты уже исчезли.

— Допустит ли он меня когда-нибудь еще до спарринга?

— А разве это имеет значение? — спросил Кейт.

Я склонил голову набок.

— Что ты имеешь в виду?

— Спарринг — это позднейшее нововведение в карате-до, — напомнил мне Кейт. — Гоген Ямагучи ввел его в 1935 году. Для того, чтобы быть полноценным каратистом, вовсе не обязательно участвовать в спарринге. Сам мистер Каллахан перестал заниматься спаррингом сорок лет назад и не возобновлял занятий вплоть до расцвета BP. Все свои зрелые годы он делал только ката и отрабатывал движения, пока артрит не заставил его отказаться и от этого. Как тебе известно, никто не перестал называть его мастером. За это время он поднялся с седьмого до десятого дана.

— Это разные вещи, — сказал я. — То был его сознательный выбор.

— О?

Кейт говорил, словно ученый дедушка. И если подумать, он был совершенно прав. Накаяма был одним из семпаев — старших студентов — Каллахана. Хотя тот, с кем я разговаривал, выглядел молодо, ему было не меньше семидесяти. Для него я был ребенком.

О чем он толковал? Очевидно, он говорил совершенно серьезно, и отказ от спарринга казался ему достойным выбором, который он сделал бы для себя сам, и чувствовал бы себя при этом вполне комфортно. Даже сейчас, в виртуальном варианте, он редко участвовал в турнирах, хотя в классе регулярно занимался вольной борьбой. Он был дьявольски хорошим борцом, но я сильно подозревал, что когда подкралась старость и ему пришлось оставить кумитэ, он не воспринял это как большую потерю.

Ну а Каллахан? Первый титул он получил в восемнадцать лет. Люди, подобные ему, редко принимают с благодарностью списание в архив. Вот почему он был чемпионом мира в своем весе.

— Если… — Я замялся. — Если сенсей понимает, что это для меня означает сейчас, почему он так ко мне относится? Разве не следовало бы ему настаивать на том, чтобы я участвовал в спарринге вместо того, чтобы запрещать мне это?

Кейт слабо помахал рукой.

— Не знаю, что у него на уме, но я ему доверяю. Почему бы тебе не подождать и посмотреть, что будет?

— И сколько мне ждать? — спросил я. — Слишком много времени потеряно.

Кейт странно улыбнулся и пожал плечами.


Едва ли я так же верил в мистера Каллахана, как Кейт. С другой стороны, никакого собственного решения у меня не созрело. Я продолжал работать. Каллахан не отменял моратория на мой спарринг. Прошло три месяца прежде, чем я начал замечать перемены.

Моим партнером в тот вечер был очень быстрый борец по имени Тим Бромэдж. Мы были заняты в якусоку кумитэ — упражнении по подготовке к спаррингу. Мне не нравилась эта ситуация. В неограниченном вольном стиле Тим не представлял для меня проблем. Каким бы быстрым он ни был, я знал способы вывести его из равновесия и отвлечь внимание. Но якусоку кумитэ — совсем другая история. Здесь каждое движение предопределено. Одна сторона нападает, другая защищается, и никто из партнеров не может применить неотрепетированную технику. Большая часть раунда велась под диктовку мистера Каллахана. Это не оставляло мне возможности использовать угрожающие, обманные движения, искаженный угол атаки или подавляющие шаги. Здесь все решала форма. При таком ограничении моего репертуара Тим мог нанести мне прямой удар прежде, чем я шагну назад и поставлю блок. Он был просто быстрее меня. Все это действовало крайне обескураживающе.

Но не сегодня. Каждый раз, как Тим наносил удар, я перехватывал его. Буквально каждый раз.

— Хорошо, — сказал мистер Каллахан, проходя мимо. С того памятного дня в больнице это было первое адресованное мне замечание, если не считать рутинных инструкций.

После нескольких других заданий классу вновь было предложено заняться якусоку кумитэ. На этот раз моим партнером оказался коренастый, очень мощный парень. Его движения были неторопливыми.

В вольном стиле я мог найти у него миллион брешей благодаря его неповоротливости, но уж если его удар достигал цели, ничего хорошего ждать не приходилось. В тот вечер, разумеется, характер тренировки не позволял мне уходить от его ударов, и, хотя он должен был делать только заранее определенные выпады, я ожидал синяков и шишек.

Однако мне удалось поставить блок. Как он ни был силен, а я все же добился успеха в тридцати случаях из тридцати, применяя оборонительную тактику так точно и вовремя, что его кулаки ни разу не достигли цели.

— Хорошо, — вновь обронил мистер Каллахан.

И тут я понял его идею. Сенсей больше обычного упирал на оборону. Причем делал это не напрямую, но с такой регулярностью, что мне ничего не оставалось, кроме как совершенствовать эту сторону моего мастерства. Я никогда особенно не заботился об оттачивании блоков — моим девизом было: «лучшая защита — это нападение». Сенсей подталкивал меня к новому индивидуальному стилю.

Ну ладно, поганец, подумал я. Не знаю, почему ты не говоришь этого вслух, но если хочешь, я стану лучшим из этих чертовых блокировщиков во всем нашем поганом мире.

Следующие девять месяцев я отрабатывал контрдвижения на все типы нападения, в том числе и такие, которые практически никогда не применяются. К концу этого периода еще оставались игроки, которые ставили блоки лучше, чем я, но разрыв стремительно сокращался.

Однажды вечером мистер Каллахан в начале урока вольного стиля объявил:

— Сегодня мы будем делать упражнения, которые я не вводил последние несколько лет. Демонстрируют мистер Накаяма и мистер Тайтлман.

С мест поднялись и поклонились друг другу два бойца наивысшего ранга после самого мистера Каллахана.

— Мистер Тайтлман может применять только наступательную технику, мистер Накаяма — только оборонительную.

Сенсей дал команду сходиться. Оба выдали каскад приемов. Как ни привык я к высококлассному исполнению, но и у меня отвалилась челюсть. Они были устрашающе прекрасны. Комбинации Тайтлмана вырастали одна из другой; кроме того, ему не приходилось заботиться о контратаках. Ловкий, подобранный и быстрый, он настолько владел своими движениями, что казался вечным двигателем.

И все же Кейт не уступал ему. С нечеловеческой точностью мой приятель уклонялся от ударов и отбивал кулаки и ноги противника. Он вовсе не выглядел обороняющимся. Когда Тайтлман наносил удар, Кейт хватал его за лодыжку и сваливал с ног. Когда Тайтлман размахивался в фури учи — хлыстообразном выпаде, — целясь в висок Кейта, последний подныривал под удар и отталкивал противника далеко назад. Тайтлман проводил на полу больше времени, нежели тот, кто по правилам должен был стать жертвой. Ему потребовалось почти полматча, чтобы исхитриться нанести один-единственный удар.

Они поклонились друг другу и сели.

Каллахан указал на меня:

— Вы будете защищаться. Мистер Сидденс будет нападать.

Наконец-то. Хотя это и не был настоящий спарринг, упражнение все же освобождало меня от пут. Я быстро вскочил.

Пока мы смотрели друг на друга, додзё перепрограммировало наши облики. Резкие черты Сидденса преобразовались в наружность среднестатистического противника. Правда, на этот раз я знал, с кем мне предстоит сразиться. Сидденс был бывшим морским пехотинцем, и он отличался стилем, почти столь же агрессивным, каким был мой стиль до нападения.

— Хадзимэ! — крикнул сенсей.

Я колебался, намереваясь прыгнуть вперед, как делал Кейт, но Сидденс первым рванулся в атаку, и мой защитный рефлекс вновь заставил меня съежиться. Однако я успел отпрянуть и качнуть бедрами, отводя пах — цель Сидденса — с линии огня. Зацепив его ступню ладонью, я отвел ее в сторону. Это было классическое движение, известное как сукуи уке — блок-совок. За истекший год я отрабатывал его миллион раз.

Он выбросил кулак. Я прыгнул в сторону, а потом вперед, обойдя противника, очутился позади, плотно прижавшись к нему. Он попытался выкрутиться, замахиваясь локтями и коленями, но я крепко ухватил его догу, и в течение пяти победоносных секунд он не мог достать меня. Из его горла вырвался разочарованный рев, а мое настроение поднялось до заоблачных высот, где не бывало уже почти два года.

Хорошие вещи не длятся долго. Сидденс вырвался из моего захвата и ударил локтем в ухо. Я отшатнулся, излишне раскрывшись. Отчаянно ставя блоки, я ухитрился продержаться еще секунд тридцать прежде, чем он повалил меня на пол и убил ударом в затылочную часть шеи.

Тем не менее, вернувшись после отключения в неповрежденный суррогат, я не чувствовал себя побежденным. Заметив, как я сияю, Кейт подмигнул мне. Мы с ним оба знали, что, доведись мне работать в спарринге с таким борцом, как Сидденс, год назад, я был бы убит вдвое быстрее. Теплая волна удовлетворения омывала мою нервную систему.

Одна мысль доставляла мне особую радость. Я все еще трусил в момент атаки. Но в тот раз я впервые понял, что таится за непроницаемой внешностью мистера Каллахана. Он уже повернулся к следующей паре борцов и казался целиком поглощенным схваткой, но я уже знал, что у него есть особые планы на мой счет.

В последующие шесть месяцев сенсей почти на каждом занятии разрешал мне работать в спарринге по новой, введенной им схеме. Я всегда играл роль обороняющегося. У завсегдатаев додзё появилось некое предчувствие. Они, как и я, знали, что рано или поздно я избавлюсь от своего проклятия.

Этот момент наступил совершенно неожиданным образом. Шло самое заурядное во всех отношениях занятие, когда вдруг мистер Каллахан вызвал меня на середину зала…

И сам встал напротив.

— Сегодня у вас будет нормальный спарринг. Джийю кумитэ.

Во рту у меня сразу же пересохло. Сенсей. Шихан. Он уже много лет не участвовал в спарринге со своими учениками. Приберегал свое волшебство для турнирных соперников. Чужаков. Врагов.

Я посмотрел ему прямо в глаза и постарался не намочить штаны доги.

Кейт подал команду. Когда он крикнул, я занял самую оборонительную позицию, на которую был способен.

Большинство приемов, которые обрушил на меня Каллахан, я просто не мог разглядеть. Вокруг меня мелькали кулаки, ступни, локти. Внезапно я оказался дома в своей каталке. ВР-пульт жизнерадостно сообщил мне, что матч продлился пятнадцать секунд. Мне же это показалось одной секундой.

Я рематериализовался в додзё. Каллахан кивнул и сказал:

— Сначала.

Весь дрожа, я занял свое место. Мы сошлись. На этот раз что-то пробудилось во мне, какая-то способность, которая вызревала долгое время. Назовите это состояние духа решимостью самки, защищающей своего детеныша от пасти льва. Подняв блок, я отвел летящий кулак от лица. Мое тело само увернулось от дугообразного удара в живот. Я поднял ногу, когда сенсей пытался ударить меня ступней в коленный сустав.

Он убил меня круговым ударом в голову. Я продержался не дольше, чем в предыдущий раз. Но теперь все стало яснее. Я начал различать большинство нацеленных на меня приемов.

Я рематериализовался.

— Сначала, — сказал мистер Каллахан.

О боже, подумал я. Он наступал. Я отходил как можно быстрее, бешено обороняясь.

На этот раз посреди молотилки, весь объятый ужасом, я заметил небольшую брешь.

Я ударил. Мой кулак достал подбородок сенсея. Не так сильно, как мне хотелось бы, но достаточно для того, чтобы заставить Каллахана моргнуть, когда его челюсть поцеловала суставы моих пальцев.

Несколько мгновений спустя он вновь убил меня. Я продержался двадцать три секунды.

Но все же мне удалось ударить его. Ударить его. Когда я подключился, то увидел, что он мне улыбался. Из его разбитой губы стекала струйка крови.

— Возможно, у нас еще будет случай поработать в спарринге, — сказал он и указал мне место в строю.


Следующие три месяца — в течение которых я работал в спарринге каждый вечер — закрепили то, что вспыхнуло в тот раз. У меня появилась новая способность. Хотя я по-прежнему не мог оголтело атаковать, как бывало до Монго, зато научился выжидать, позволяя сопернику раскрыться в своих движениях, и в хорошие вечера, будучи в отличной форме, мог побить практически любое число противников. Это было не так просто, как сминать их неукротимой атакой, но давало мне ощущение цели, к которой стоило стремиться, чувство неизведанной территории, которую можно было исследовать. Будучи Бесстрашным, я никогда не смог бы нанести удар сенсею. Лишь тот, кто испытал настоящий страх, способен стать мастером защиты.

Я только что закончил успешную тренировку и задержался, оттачивая ката, когда голос из зала заставил меня вздрогнуть.

— Ты доволен собой сегодня?

Я вскочил и повернулся. Ко мне шел мистер Каллахан.

— Да, — ответил я, стараясь казаться столь же невозмутимым, как он. — Да, сегодня я очень доволен собой.

Он изогнул губы в улыбке Моны Лизы.

— Я слышал, что ты записался на Международный турнир в Риверсайде.

— Только на уровень С, — отозвался я. — Просто проверить себя. Ведь это самое начало.

— Да, самое начало. Как ты сейчас себя чувствуешь?

— Я… — Я кашлянул. — Это никогда не пройдет, верно? Мне придется жить с этим до конца.

— Вполне возможно. — Он поскреб подбородок. — Но разве это имеет значение?

Уже не так, как прежде. Горечь притупилась, я уже не с той силой ощущал себя жертвой. Но…

— Я все еще хочу победить, — сказал я. — Когда я был Бесстрашным, то знал, что смогу дойти до самой вершины. Не уверен, смогу ли я это сделать в своем новом качестве.

Он широко улыбнулся. Повернувшись к зеркалу, он показал на отражение моего высокого, неизменно здорового фантома.

— У тебя осталось пятьдесят, шестьдесят, может быть, семьдесят лет. Кто может сказать, что ты сумеешь сделать за это время?

Его рука упала вдоль туловища. Хотя движение и было весьма изящным, но в нем, казалось, отразилась вся тяжесть восьми десятков лет. Сколько препятствий, сколько разочарований, подумалось мне, преодолел этот человек на пути к титулу мастера карате? Я не был уверен, что окажусь когда-нибудь в его лиге. Однако в тот момент гораздо более существенным представлялось другое: Томас Каллахан завидовал мне. Может быть, испытания, выпавшие на мою долю, оказались слишком тяжкими для меня, а может быть, и нет. У меня была надежда. Вне зависимости от того, насколько хорошо сохранился до сих пор его головной и спинной мозг, перед сенсеем уже маячило препятствие, которое не преодолеть никаким усилием.

— Думаю, мне просто стоит попробовать, — сказал я. Теперь я понимал, что моя попытка значила для него столько же, сколько и для меня.

Он кивнул.

— Относись к этому, — мягко сказал он, — как к вызову.

Ричард Лупофф Легкая жизнь

Четыре часа утра. Тьма кромешная и холод, даже здесь, в Голливуде, и старый «Понтиак» не хочет заводиться. Бэнгер давил на стартер, пока не сел аккумулятор и рычание не стихло до слабого стона. Тогда Бэнгер сдался и уткнулся головой в руль.

Но только на минуту.

Он взбежал по лестнице, проигнорировав лифт. Его толстые очки запотели, и он вытер их полой рубашки. Что-то он последнее время прямо на куски разваливался, ни черта не мог разглядеть без своих стеклышек. Его на смех поднимут в гимнастическом зале, если он покажется там в очках в разгар занятий. Но, конечно, в разгар занятий очки ему будут не нужны.

У дверей квартиры Чима он долго рылся в карманах, пока не нашел ключи, которые ему одолжил Чим. Он торопливо пробежал мимо кушетки, которую успел аккуратно заправить после бессонной ночи, и остановился перед спальней Чима.

Неужели Чиму повезло? Неужели какая-нибудь одинокая тусовщица заскучала после закрытия бара «У Тигра» и пришла сюда, чтобы провести ночь с симпатичным контрабасистом?

Бэнгер деликатно постучал в дверь Чима. После второй попытки из спальни раздался стон.

Бэнгер сказал:

— Чим, мне нужно поговорить с тобой.

Чим пробормотал что-то неразборчивое. Послышалась возня, затем в двери приоткрылась щелочка. Бэнгер смог разглядеть что-то смутно темнеющее за спиной у Чима, возможно округлость бедра под покрывалом на кровати.

— Господи Иисусе, который час? Что случилось?

Бэнгер сказал:

— У меня машина не заводится.

Чим примерно на четверть приоткрыл покрасневший глаз.

— Все-таки который час?

— Почти четыре тридцать, Чим.

— Что, этого чертового утра?

— Ага. Чим, моя машина сдохла. Мне нужно быть на съемках. Чим, могу я попросить у тебя «Хонду»?

Чим прислонился головой к дверному косяку. На нем были только плавки. Волосы торчали во все стороны, и Бэнгеру казалось, что по Чиму все время шарят женские руки.

— Могу я попросить у тебя «Хонду», Чим? Я бы не стал просить, но ты знаешь, что я действительно…

— Бэнгер, я только часа два назад пришел домой. У меня тут… — Он оглянулся через плечо, покачал головой и вышел в узкий коридор.

— Боже, какой холод! Хочу назад в койку. Мне нужно отдохнуть.

— Знаю, Чим. Мне очень жаль. Но послушай, мне вчера позвонили. Директор по кастингу, Кэти. Мне нужно быть на съемках, Чим.

— Почему это она тебе позвонила? — Он прошлепал в гостиную и, стянув со спинки стула стеганый жакет, сунул руки в рукава. — Так-то лучше. — Он повернул стул на сто восемьдесят градусов и оперся на спинку руками. — Ты говорил, что у тебя есть работа. С какой стати эта Кэти звонит тебе сюда?

— Я дал им этот номер. Ты же не против, Чим. Им ведь нужно меня где-то отыскать. Ты же знаешь, это ненадолго.

— Ты клялся, что ненадолго.

— Понимаешь, это же здорово. Она позвонила мне потому, что они хотят, чтобы я сыграл Слэма Шонесси. Это соперник Коула в большом матче. Это настоящая роль, Чим. Будут платить неделю по полной ставке. Как актеру, а не статисту. И чек. Я получу чек.

— Шикарно, Бэнгер. — В голосе Чима не слышалось энтузиазма. — Я пошел спать. Поздравляю.

— Подожди, Чим. — Бэнгер схватил Чима за локоть. — Моя машина не заводится. Я уже не успею с ней ничего сделать. И на такси мне не хватит. Да и не уверен, что поймаю такси в такую рань. В пять мне нужно быть готовым для грима, а снимают они в Пасадене. Пожалуйста, Чим.

Чим сунул было руку в карман, но обнаружил, что под стеганым жакетом на нем только плавки.

— Мне нужна машина сегодня вечером, Бэнгер. Днем я побуду здесь, может, погуляю по окрестностям, может, схожу в ресторан. Наверное, в тайский. Да. Она сказала, что любит тайскую кухню. Но вечером мне машина нужна. Не повезу же я контрабас на автобусе.

И он направился в сторону спальни.

— Я обещаю тебе, Чим. Съемки оканчиваются в семь тридцать. Я сразу же поеду домой. Час пик уже кончится. К восьми я буду на месте.

— Мне нужно быть в клубе в восемь тридцать. — Чим, кажется, начал просыпаться. У него за спиной через широкое окно просвечивало светлеющее небо. — Восемь часов — это впритык.

— Я буду вовремя, Чим. Если не успею, оплачу тебе такси. Не жди меня. Возьми такси. Мне неделю будут платить, Чим, у меня хватит на такси.

Чим покачал головой:

— Уэйн помешан на пунктуальности. Представь, как я стою на Голливудском бульваре в смокинге с контрабасом и ловлю такси. — Он исчез в спальне. Оттуда раздался женский голос, наполовину стон, наполовину вопрос, от которого в сердце Бэнгера словно воткнулся нож. Затем дверь опять приоткрылась, узенькая щелочка, и Чим протянул Бэнгеру ключи от «Хонды». — Я не хочу ехать на такси. Будь вовремя.


Бэнгер заехал на паркинг. Аккуратно выключил фары «Хонды». Небо посветлело. Воздух еще не прогрелся. Он рысью побежал через стоянку, мимо трейлеров. Долго хлопал себя по карманам в поисках пропуска. Наконец нашел.

Помощник помощника режиссера стоял в квадратных дверях с клипбордом в руках. На вид ему было лет одиннадцать. Бэнгер помахал перед ним пропуском. На пропуске был логотип с изображением боксерской перчатки и стилизованного атома. Рядом надпись квадратными буквами «Нейтронный Малыш» — пропуск на площадку.

ППР проигнорировал пропуск. Он кивнул Бэнгеру и сделал пометку на клипборде. Мотнул головой:

— Лучше загляните к Кэти. Она ждет в гримерной. Вы опаздываете.

Бэнгер застонал и побежал через огромное сумрачное помещение. Сквозь подошвы кроссовок и толстые носки проникал холод бетонного пола.

Кэти ждала в гримерной. Она сказала:

— Спасибо, что пришел, Бэнгер.

— Я Должен поблагодарить тебя, Кэти. Ты даже не представляешь, до чего… а что случилось с тем, другим парнем, не помню, как его зовут?

— Да. У него появилась возможность сняться в рекламе в Мауи. Там платят гораздо больше, чем у нас. В воскресенье утром у меня раздался звонок. «Я дико извиняюсь, — говорит. — Звоню из «Боинга-767». Обратно буду через неделю. Можете пока поснимать без меня?»

— А вы не смогли, — полуутвердительно сказал Бэнгер. Теперь ему становилось ясно, что произошло. Для него это было как манна небесная. Он стоял в очереди на место в массовке вокруг ринга на съемках большого боя Марка Коула со Слэмом Шонесси. Теперь он сам стал Шонесси или скоро станет, когда над ним поработает гример.

Кэти сказала:

— Когда я не стану разговаривать с агентом этого охламона, он поймет, что проиграл настоящий призовой матч. Тебе нельзя носить на съемках эти очки. У тебя есть контактные линзы?

Бэнгер помотал головой:

— Все будет в порядке. Я надеваю их только когда вожу.

— Хорошо.

Гример подтолкнул Бэнгера к креслу:

— Лучше снимите рубашку. Я у вас на плечах буду пудру смешивать. Вас будут снимать в раздевалке и проход к рингу. Когда начнется бой, мы тебя немного помажем глицерином вместо пота. Потом побрызгаем кровью и сделаем синяки. Слэм разбивает Коулу лицо, и тот пачкает Слэма кровью.

— Ага. Понял. — Он снял рубашку. Тело сразу покрылось гусиной кожей, но он знал, что под юпитерами станет жарко.

Кэти собралась уходить. Бэнгер положил очки в карман рубашки, и силуэт Кэти расплылся. Он крикнул ей вслед:

— А где текст, которой мне надо запомнить?

Она повернулась и вновь появилась в фокусе его зрения. У нее было бледное лицо, рыжие волосы, светло-зеленые глаза. Тени в зале начали бледнеть. У нее тоже был клипборд. Кажется, они все ходили с клипбордами. Она заглянула в него и сказала:

— Нет. У тебя будет несколько строк, мы их тебе дадим на месте. Поговорим об этом с Джерри и Хью. Главное, не забывай про марки.

— Про марки. Про Марка Коула?

Кэти рассмеялась и ушла. Неверное, он сказал что-то смешное.

Гример закончил свою работу. Бэнгер побежал в гардеробную, где его одели в спортивные трусы, ботинки и накидку. Накидка была из искусственного шелка. На спине смешными буквами написано имя персонажа, окруженное сверкающими звездами.

Начали снимать первую сцену в раздевалке. Фильм был не его, он знал. Сценария Бэнгер не видел, только слышал сплетни в кафе и читал анонсы в газетах. Плюс то, что сказала Кэти Хили, когда звонила, чтобы предложить роль Шонесси. Однако она сообщила, что у него будет сцена в его, Шонесси, раздевалке и проход до ринга, а затем сам бой и еще одна сцена после боя. Они пересекаются со сценами Марка Коула. Проигравший и победитель.

Он не узнавал актеров вокруг себя. Очки остались в рубашке, запертой в шкафчике. Все слегка расплывалось перед ним, а сердце колотилось, словно накануне боя. Хотя он никогда не был звездой первой величины в боксе, но все же помнил то ощущение — смесь ужаса и нетерпения выйти на ринг и начать. Самым худшим всегда было ожидание.

В раздевалке находился его менеджер в костюме, на руке у него повисла потаскушка, что-то воркуя ему на ухо. Она протянула руку и ткнула длинным красным ногтем в бицепс Шонесси. На ней было кольцо с бриллиантом величиной с куриное яйцо и браслет, сверкавший под яркими лучами. Она издала тихий визг и отпрянула.

Его тренером был коренастый парень в сером свитере, с венчиком черных волос вокруг лысого черепа. Изо рта свисала сигара. Он все время говорил, инструктируя Бэнгера и рассказывая о противнике: парень — педик, маньяк и зануда, он ничего не знает о боксерских уловках. Просто набрасывайся на него и круши, не пробуй ничего заумного.

Бэнгер кивал, издавал мычащие звуки.

— Ага, ага, понял, ага, убью его, я его убью.

Это была самая ярко освещенная раздевалка, какую ему приходилось видеть. Боже, здесь было слишком светло. Слишком жарко. Над головой тоже висели какие-то аппараты. Он не обращал на них внимания.

Джерри Вальдез сказал:

— О'кей, еще один сухой прогон.

Потаскушка менеджера ткнула в бицепс красным ногтем, взвизгнула, отпрянула. Ее бриллианты брызнули огнями.

Тренер вновь завел свою шарманку. Парень педик, зануда, ничего не понимает, просто набрасывайся и круши. Шонесси кивал, мычал.

— Ага, ага, понял.

От Вальдеза остался лишь затененный силуэт и голос из-за палящего света. Он сказал:

— О'кей, хорошо. Готовимся к съемке.

Кто-то подошел к Шонесси и чем-то помазал ему лицо. Это был не парикмахер, тот еще даже не показывался на ринге. Вообще-то это была женщина. Она помазала ему чем-то лицо, кивнула, повернулась, исчезла за огнями.

Вокруг орали какие-то люди. Шонесси подумал, что это репортеры, копы, зеваки. Он отчетливо слышал каждого из них, пусть даже слова не имели никакого смысла.

— Звук.

— Скорость.

— Валяй!

Какой-то человек встал перед тренировочным помостом. Слэм сидел на краю помоста в накидке, наброшенной на плечи; его руки были перевязаны, тренеру оставалось только надеть перчатки. Человек повернулся к Слэму спиной, в руках у него была какая-то квадратная штука. Не ней виднелась надпись: «Нейтронный Малыш, сцена 238, дубль 1». Он что-то сделал с этой штукой, от чего она издала звук, наподобие пистолетного выстрела.

Потаскушка менеджера ткнула в бицепс ногтем, взвизгнула, отпрянула.

Тренер вновь завел свою шарманку.

Он кивал, мычал.

Сколько раз все это происходило? Хлопок, потаскушка, тренер.

Джерри Вальдез крикнул:

— Снято. О'кей.

Помощник режиссера завопил:

— Очистить площадку.

Огни погасли. Помещение погрузилось во тьму. Бэнгер Барнс спрыгнул с тренировочного помоста. Отпрыгнул он довольно далеко и приземлился тяжелее, чем хотел, почувствовав толчок в бедро, но это было не страшно.

Какой-то реквизитор стянул с него перчатки. Помреж сказал:

— Можешь снять повязки, если хочешь. В сцене прохода их не будет видно.

Другой помреж объявил:

— Перерыв на ленч. Начало 239-й сцены — Слэм идет к рингу — через девяносто минут.

Народ закружился вокруг. Бэнгер сунул руки в рукава накидки, отыскал свой шкафчик и достал из рубашки очки. Все вокруг вошло в фокус.

Подошла Кэти, положила руку ему на локоть. В другой руке у нее все еще был клипборд.

— Хорошо поработал, Бэнгер. — Она посмотрела на него и улыбнулась. Какая хорошая улыбка. — Это ведь не настоящее твое имя, Бэнгер Барнс?

Он сказал:

— Барнс — настоящее имя. Бэнгер — для ринга. Хорошо звучит. Репортерам нравилось. Я так к нему привык, что оставил и после того, как перестал выступать.

Кэти сказала:

— Там снаружи трейлер с питанием. Ты уверен, что не хочешь снять эту накидку? Смотри, не закапай. Она тебе потребуется в следующей сцене.

Бэнгер сказал:

— Я буду осторожен.

Он стоял в очереди к трейлеру позади пары техников, листавших утренний «Лос-Анджелес тайме».

Они рассматривали фотографию места кровавого преступления и толковали об увеличении случаев расстрелов машин, гангстерских разборок и избиений в округе.

Бэнгер подал свой поднос к окошку, получил кусок курицы и несколько соцветий брокколи, налил кофе в бумажный стаканчик и поискал место за длинным столом.

Все статисты сидели за отдельным столом, не перемешиваясь с актерами. Бэнгер прошел со своим подносом мимо них. Некоторые отвернулись. Двое улыбнулись ему. Он понимал, о чем они думают. Почему Барнс? Почему не я? Чего это стоит, когда тебя выделяют из массовки и дают роль, пусть маленькую, пусть всего один проход? Ну почему Барнс?

Какой-то актер помахал ему. Он поставил свой поднос, вытянул из-под стола раскладной стул и сел рядом со своим тренером, менеджером и потаскушкой менеджера.

Почему Барнс, спросил он сам себя. Да потому, что он был настоящим боксером. Настоящее ничем не заменишь. Он работал на ринге, знал все движения. Помнил то ощущение, с которым кулак врезается в ребра противника. Помнил, как жесткая кожа сминает нос. Изведал радость, которая охватывает в тот момент, когда ты «танцуешь» вокруг партнера, и тебя приветствуют тысячи людей. Познал отупляющее отчаяние, когда лежишь на спине, пытаясь сфокусировать глаза на пальцах рефери, щурясь от света прожекторов под крики толпы, приветствующей другого боксера.

Тренер представился, пожал руку Бэнгера:

— Хорошо поработал утром. Хил и сказала, что ты был настоящим боксером.

Бэнгер кивнул: — Да.

Тренер представил его другим актерам: мужчине, игравшему менеджера, и женщине, игравшей потаскушку. Оба пожали ему руки.

Потаскушка спросила:

— Это правда, что вы раньше никогда не играли?

Бэнгер сказал:

— Только в массовке. Платят немного, но больше, чем мойщикам посуды или дворникам.

— Но вы способны на большее. Я имею в виду, вы ведь много зарабатывали на ринге.

Бэнгер горько рассмеялся. Прежде чем ответить, хлебнул кофе. Кофе был горячий и крепкий. Что хорошо было в кино, даже в массовке, — кофе на съемках давали хороший. Съемочный день длился долго, и если не подстегивать себя кофе, пришлось бы пользоваться чем-то другим. Слухи были не беспочвенны: одни сидели на таблетках, другие на кокаине.

Они делали это не для развлечения, а только для того, чтобы выложиться в течение десяти-, двенадцати-, четырнадцатичасового рабочего дня. А потом требовался алкоголь, чтобы расслабиться вечером. Алкоголь, или травка, или валиум.

Это были издержки профессии.

Он поставил стаканчик на стол.

— Вам это лучше известно. Ваш бойфренд порядочно имеет с каждого гонорара. — Он указал куриной косточкой на тренера и добавил: — А он забирает остальное. — Бэнгер посмотрел на потаскушку. — За эти побрякушки, которыми вы сверкаете, заплатил я. Сколько они стоят? Сколько ударов мне приходится раздать, сколько хуков принять на себя, чтобы заплатить за ваши шикарные браслеты?

Она казалась ошарашенной.

— Это же все не мое, — сказала она. — Посмотри, мне пришлось их вернуть реквизитору. — Она протянула к нему руки. Длинные полированные ногти были на месте, а бриллиантовое кольцо и браслет исчезли.

Тренер сказал:

— Это всего лишь реквизит, Бэнгер. Остынь. Ты ведь не думал, что это настоящие драгоценности, правда?

Бэнгер помотал головой.

— Нет, — выдавил он жалкий смешок. — Нет, я просто… простите. Я как-то…

Менеджер сказал:

— Бывает, не смущайся. Когда входишь в роль, иногда задерживаешься в ней. Роль захватывает. С каждым может случиться.

Бэнгер сказал:

— Ага.

— Особенно если ты был настоящим боксером. Знаешь, я в свое время увлекался боксом. Я тебя помню. Ты котировался.

— Не слишком высоко.

— Не важно, — менеджер махнул рукой. — Ты был кем-то. С тобой считались. О тебе писали в спортивных журналах. Люди тебя знали.

Бэнгер снова кивнул:

— Ага.

Тренер посмотрел на часы и сказал:

— Еще есть немного времени. Пойду прогуляюсь перед работой.

Он взял свой поднос и отошел от стола. Остальные последовали его примеру. Бэнгер тоже. Он сбросил куриные кости и объедки в мешок и оставил поднос у трейлера. Потом отправился осматривать площадку, подготовленную для дневной съемки.

Почувствовав чью-то руку на своем локте, он, не оборачиваясь, понял, что это была Кэти Хили. Она сказала:

— О'кей, сейчас будет длинная съемка прохода, Бэнгер. У тебя нет никакого текста. Ты просто идешь к рингу со своей свитой.

Он сказал:

— Какой свитой?

Она сверилась со своим клипбордом.

— Твой менеджер, тренер, парикмахер, телохранители, боксерская тусовка.

— Я должен только дойти до ринга?

— Да, это все.

— О'кей.

Кэти сказала:

— Утром ты выглядел хорошо. Джерри доволен.

Бэнгер ничего не ответил.

Кэти сказал:

— Ты ведь член гильдии, да?

— Наверное, если они включают статистов.

— Через гильдию можно получить дополнительную работу.

— Я обязательно этим воспользуюсь.


Съемочная площадка была оформлена, как настоящая арена. Посередине возвышался ринг с гигантскими осветительными приборами над ним. Ковер и канаты выглядели вполне натурально. К помосту вели металлические ступени. Стол таймкипера и стол прессы стояли где положено, пустые, в ожидании, пока спортивные чиновники в дорогих костюмах и репортеры в рубашках с короткими рукавами займут свои места.

С двух сторон ринга было только по два ряда сидений и по нескольку сидений по обе стороны длинного прохода к рингу. В дальнем конце зала стояли камеры и юпитеры.

Когда перерыв кончился, не раздалось никакого свистка, колокола или призывного крика. Просто появились осветители и звукоинженеры, операторы с ассистентами, помощники режиссера, реквизиторы, костюмеры и гримеры.

Массовка заполнила зал. У каждого была бумажная карточка. Каждый нашел свое место на фальшивых трибунах.

Внезапно таймкиперы оказались на своих местах, репортеры — на своих. В центре зала стоял рефери, а Слэм маячил в начале прохода, окруженный свитой.

Фотографы нацелили свои «Лейки» и «Экстры». Один ветеран взгромоздил на штатив массивную старинную камеру «Спид График».

По центру дорожки шли две металлические направляющие, напоминающие рельсы. На тележке с сиденьем была установлена камера «Панифлекс», к глазку которой припал оператор. Над актерами завис микрофон на длинном шесте.

Помреж щелкнул хлопушкой.

Слэм Шонесси со свитой двинулся вперед. Секунданты ощупывали его, торопливо бормоча последние советы. Женщины тянулись к нему, горя желанием дотронуться до рукавов накидки, коснуться перчаток, лица прежде, чем он заберется на ринг. Телохранители оттесняли их.

Он согласно кивал на все, что говорили ему секунданты. Улыбался и махал руками толпе. Статисты махали ему. Некоторые кричали. Но большинство улюлюкали, отпускали язвительные замечания. Ясное дело, это была публика Марка Коула.

Кто-то поднял лозунг и помахал им. На полотнище было написано: «Марк Коул — Нейтронный Малыш — Новый чемпион». Кто-то завел песню, и через секунду толпа подхватила ее: «Нью-Трон! Нью-Трон! Нью-Трон!»

Тележка катилась назад по металлическим рельсам. Свет наполовину ослепил Бэнгера. Он начал было искать очки, но вспомнил, что они остались в шкафчике. Впрочем, их все равно нельзя было надевать перед камерой. Он старался не забыть, что ему говорил Вальдез. Сам Вальдез, режиссер, а не Кэти Хили или кто-то еще.

Наступай на марки. Красные ленты. Не обращай внимания на зеленые ленты, это марки Хью Китинга. И на черные тоже не обращай внимания. Они для рефери.

Кто такой Хью Китинг? Толпа ревела, а он еще не дошел до ринга. Ах да, Китинг, это же звезда. Главная мужская роль. Он играет Марка Коула, Нейтронного Малыша. А Бэнгер Барнс был Слэмом Шонесси, чемпионом, плохим парнем.

Он был чемпионом. Это означало, что претендент уже должен быть на ринге. Он постарался разглядеть ринг за слепящими огнями, за катившейся тележкой. Ему удалось разглядеть два маячивших там силуэта. Когда он посмотрел первый раз, на ринге был только рефери в черных брюках, белой рубашке и маленькой бабочке. Во второй раз он различил и самого Нейтронного Малыша в радиоактивной зеленой накидке; тот прыгал по рингу, приветственно махая руками репортерам, публике, актерам и массовке в ожидании прибытия чемпиона.

Слэм дошел до края ринга.

Джерри Вальдез крикнул:

— Стоп.

Слэм начал подниматься по железным ступеням.

Вальдез завопил:

— Я сказал «стоп».

Слэм почувствовал на плече руку помрежа.

— Ты что, не слышал Джерри? — Бэнгер заморгал. Помреж стоял очень близко. Слэм мог рассмотреть его лицо. Тот казался раздраженным.

— Простите. Простите. Я просто вошел в образ.

— Ага. Сто пятьдесят человек на съемочной площадке. Знаешь, сколько стоит минута такого удовольствия? Это все-таки «Нейтронный Малыш», а не какой-то там «Роки».

— Простите.

Бэнгер повернулся и пошел к началу дорожки. Он столкнулся с Джерри Вальдезом, который отсматривал видеозапись сцены. Бэнгер сказал:

— Простите.

Вальдез шушукался с парой помощников и оператором. Бэнгер стоял со своей свитой в начале дорожки. Он попытался разглядеть статистов, толпящихся вдоль ограждения, но они сливались в разноцветную массу.

Группа Вальдеза принялась за дело и перегруппировала свиту Слэма. Теперь у него с одной стороны была женщина в красном платье с низким вырезом, а с другой — тренер в сером свитере. Женщина в красном была увешана сверкающими драгоценностями. Охраняла эту троицу пара крепких телохранителей. В группу ворвалась гримерша и побрызгала глицерином на бритые черепа охранников.

Вальдез сказал:

— О'кей, снимем еще раз. Только на видео.

Они повторили сцену. Вальдез остался доволен.

К вечеру сняли первый дубль. После четырех дублей Вальдез объявил перерыв — попить кофе и отдохнуть. Бэнгеру понадобился реквизитор, чтобы снять перчатки. Ему отчаянно хотелось в туалет, и он едва успел.

Для съемок продюсер выбрал огромное здание, заброшенную компьютерную фабрику, для которой еще не нашли постоянного арендатора, и сортиров там было хоть отбавляй. Для раздевалки Слэма Шонесси приспособили бывший кабинет директора. Арену устроили в помещении, похожем на сборочный цех, а кафетерий — в отгрузочном ангаре.

Бэнгер выпил чашку кофе, стоя за столом перед огромной вазой, потом взял еще чашку и пончик. К нему подсел один из статистов. Во время ленча действовали одни правила, во время перерывов — другие. Бэнгеру показалось, что это был тот самый статист, который махал лозунгом с надписью «Нейтронный Малыш». Впрочем, тогда у Бэнгера не было очков, и он не мог сказать с уверенностью.

Статист покачал головой и представился. Он сказал:

— Тебе все завидуют.

Бэнгер сказал:

— Да, повезло. К тому же я знаком с боксом.

Статист сказал:

— Ты знаешь сюжет?

Бэнгер сказал:

— Мне только вчера позвонили. Это ведь о боксе, да?

Статист сказал:

— Тебе надо заглянуть в производственный отдел и просмотреть сценарий. Послушай, ведь теперь, когда ты стал настоящим актером, они могут дать тебе копию.

Бэнгер начал было отвечать, но помреж уже покрикивал, загоняя народ на арену.

Джерри Вальдез стоял возле железных ступенек, ведущих к рингу. Он сказал:

— Дела идут неплохо. Мы укладываемся в сроки и в бюджет. Компания и студия это оценят. Но нам придется форсировать работу. Сегодня предстоит снять еще одну сцену. Снимать будем тремя камерами, поэтому всех прошу подтянуться. Договорились?

Бэнгер огляделся. Все вокруг кивали, выражая готовность отдать свои силы ради успеха «Нейтронного Малыша».

Вальдез сказал:

— Попрошу Марка Коула, Слэма, глашатая занять свои места. Я не буду повторять, как важно следить за разметкой. При трех камерах необходимо постоянно оставаться в фокусе, не закрывая друг друга. Здесь нет примадонн. Мы все профессионалы, верно?

Все согласились.

Пока Вальдез произносил свою тронную речь, Бэнгер стоял с поднятыми руками. Реквизитор прилаживал ему перчатки. Бэнгер как бы нечаянно припал на одно колено, чтобы разглядеть свою первую марку. Хорошая широкая красная полоса на ковре.

Он встал и еще раз посмотрел на разметку. Она расплывалась, но была вполне различима. Бэнгер встал носком на первую марку. Наводчик фокуса поднес к его носу конец рулетки и сказал:

— Подержите это.

Бэнгер ухитрился зажать ленту между большим пальцем и самой перчаткой. Наводчик фокуса отошел к камере и сказал:

— О'кей, спасибо.

Бэнгер отпустил конец рулетки.

Глашатай занял свое место, Хью Китинг — свое, и они несколько раз прогнали сцену.

Затем Вальдез велел снимать, вместе с несколькими помощниками просмотрел видеозапись, затем посовещался с кем-то, очевидно, с автором сценария. Затем они обсудили что-то с глашатаем и сделали еще один сухой прогон. Текст глашатая сократили.

Между съемками Бэнгер разглядывал ряды зрителей. Он заметил знакомое лицо в первом ряду, женщину, сидящую между двумя поддельными знаменитостями. У нее были блестящие волосы медового цвета и сексуальное зеленое платье. Без очков Бэнгер не мог разглядеть деталей, но знал, что это была Хелен Сильвер, исполнительница главной женской роли.

Статист-сплетник сказал, что раньше ее звали Элли Сильверстейн. Ей пришлось хорошенько поработать над своим носом. Ее привычка пудрить носик изнутри довела ее до столкновений с правосудием и реабилитационных программ и чуть не стоила ей карьеры. Теперь она в энный раз пыталась вернуться в кино, снималась в еженедельном сериале и надеялась вновь попасть на большой экран.

Сцену с глашатаем закончили снимать к половине восьмого. Вальдез объявил начало съемок завтра в пять тридцать.

Пока актеры и статисты расходились, техники уже начали демонтировать площадку.

Кэти Хили перехватила Бэнгера, когда он направлялся к «Хонде». Он оделся, не приняв душа, и торопливо шагал между трейлерами, когда Кэти высунулась из студийного трейлера и ухватила его за плечо.

Она сидела с седым мужчиной в твидовом костюме. Седой пожал Бэнгеру руку.

— Мелдрам Корнелл, — сказал он.

Бэнгер хотел было назвать себя.

Корнел сказал:

— Я знаю, кто вы. Просто хотел поблагодарить вас за то, что подключились в последний момент. Кэти рассказала вам, что произошло с вашим предшественником. Знаете, нам здесь приходится поддерживать дисциплину, как на корабле. «Нейтронный Малыш» — это вам не «Роки». — Он сделал паузу. — И не «Небесные врата».

Корнелл и Хили рассмеялись. Бэнгер присоединился. Ему приходилось слышать это и раньше.

Кэти Хили протянула ему толстый сценарий, разноцветные страницы которого были скреплены медным зажимом. Она сказала:

— Можешь взять это домой и прочитать, Бэнгер. Это номерная копия. Смотри, не потеряй. Завтра снимаем сцены со 171-й по 199-ю. Почитай их. Увидимся утром.

Он понял, что теперь можно идти. Повернулся и направился к «Хонде». Это была модель с квадратным задом, забавный такой пикапчик. Именно поэтому Чим Хью и купил ее. И еще — она была дешевая. Об этом свидетельствовал ржавый корпус и выхлоп, который не прошел бы беспристрастного экологического контроля.

Бэнгер гнал «Хонду» со всей скоростью, на которую хватало смелости, сверяясь с дешевыми цифровыми часами, укрепленными на приборной доске. К тому времени, как он добрался до дома Чима, было уже четверть девятого. Чима, конечно, уже не было в Голливуде. Бэнгер направился в Санта-Монику.

Он заехал на стоянку бара «У Тигра», выходящую на Олимпик. В понедельник вечером бар бывал пуст, дела не шли. Но трио Уэйна Мастерса дорожило каждым заработанным никелем, и владелица бара разрешала им играть за чаевые и ничтожные проценты от выручки.

Пара черно-белых машин приткнулась перед нудистским баром на другой стороне Олимпика. Бэнгер снял и протер очки, чувствуя себя совершенно одеревеневшим после дня работы. Ему было совершенно необходимо постоять под горячим душем, но сначала все-таки хотелось зайти в бар, сказать Чиму, что «Хонда» на месте, и оставить несколько долларов в кассе бара.

В нудистском баре напротив, по всей видимости, что-то случилось, причем совсем недавно, поскольку толпа на тротуаре только-только начала собираться. Бэнгер разглядел лежавшее тело, над ним склонился коп, приставивший пистолет к голове подозреваемого. Бедолага на тротуаре с виду напоминал старшеклассника. На нем была бейсбольная кепка козырьком назад.

Другой юнец выбежал из нудистского бара, размахивая автоматом. На нем была такая же кепка, на щеке огромный шрам. Коп на тротуаре вскинул пистолет, целясь в выбежавшего.

Парень, лежавший на асфальте, неловко замахнулся кулаком. Движение казалось неуклюжим, поскольку он лежал лицом вниз, но удар точно пришелся по запястью копа. Подросток, выбежавший из бара, сделал одиночный выстрел, и коп упал. Оба парня стремительно скрылись за углом. Из бара высыпало несколько полицейских; они прыгнули в черно-белые машины и включили сирены и проблесковые маячки.

Дверь в бар «У Тигра» распахнулась, и оттуда, громко ссорясь, вышла парочка. Бэнгер проскользнул внутрь и дал глазам привыкнуть к сумраку, более густому, чем на улице.

На низкой эстраде трио играло слащавую версию какой-то известной мелодии. Бэнгер разобрал, что это было «Тело и душа». В баре была занята половина стульев у стойки и примерно треть столов. Хозяйка бара Дороти сидела в своей кабинке на возвышении.

На ней был золотисто-коричневый ангорский свитер и золотая с французской эмалью брошка в виде тигра. На груди висели часы на цепочке.

— Бэнгер, как дела?

Он сказал:

— Хорошо, Дороти. Я страшно устал, но у меня все очень хорошо.

— Чим сказал, ты работаешь.

— Да. Играю боксера.

Она рассмеялась.

— Чим тут рвал и метал.

Бэнгер сказал:

— Это из-за машины. Я знаю.

— Теперь ты ему должен.

— Я знаю.

— Хочешь столик?

Бэнгер покачал головой.

— Перекушу в баре. Можно я оставлю ключи для Чима? Сам доеду на автобусе.

Дороти сказала:

— Лучше не надо. Чим хотел тебя видеть. Подожди немного и поговори с ним во время перерыва. Кстати, Уэйн раздобыл нового мальчишку для оркестра. Говорят, играет не хуже Чета Бейкера. Ты бы послушал.

Бэнгер устроился на стуле у бара. По одну сторону от него пьяница тихо плакал посреди рюмок с «Пшеничной». На затылке у него была мягкая шляпа, как у персонажа ночного фильма. По другую сторону остролицая женщина неистово курила и царапала карандашом в блокноте какие-то цифры; время от времени между двумя глубокими затяжками она, не поднимая головы, отхлебывала из высокого стакана.

Бармен дал Бэнгеру чашку кофе. Официантка принесла отбивную с печеной картошкой.

Уэйн Мастере представил мальчика, который должен был сыграть, как Чет Бейкер. Паренек с виду походил на долговязого старшеклассника. На нем был спортивный пиджак и рубашка с отложным воротничком и узкий галстук. Наверное, он попал в бар через дыру во времени. Чистые 50-е годы.

Парень махнул Чиму своей трубой, и тот начал медленный проигрыш на контрабасе, напоминавший биение сердца. Уэйн Мастере уселся за рояль, Майк Лe-Кант устроился за ударной установкой, и оба уставились на мальчика.

Тот поднес трубу к губам и заиграл так тихо, что Бэнгер сначала еле слышал его. Потом он разошелся, не форсируя звук, и принялся выводить «Моя смешная Валентина».

Пьяный справа от Бэнгера уронил голову на руки и зарыдал всерьез. Женщина справа от Бэнгера запихнула блокнот и карандаш в сумочку, повернулась на стуле и стала разглядывать мальчика.

Когда выступление закончилось, Бэнгер пробрался между столиками и протянул Чиму ключи от «Хонды».

— Ты спас мне жизнь, Чим. Я твой должник.

У Чима, в руке был стакан воды. Он сунул ключи в карман брюк, а другую связку отдал Бэнгеру.

— Да уж. Я прикинул, что если твой «Понтиак» сдох, то «Хонда» тебе и завтра понадобится, поэтому я позвонил своему другу Билли, механику, и попросил посмотреть машину. У тебя топливный бак пробит. Он установил новый бак и зарядил аккумулятор. Так что ты в порядке.

Бэнгер схватился за голову:

— Это же куча денег. Где сейчас «Понтиак»?

— На стоянке. Странно, что ты не видел его, когда подъезжал к бару.

— Там такое творилось. Какая-то заварушка напротив.

Чим сделал глоток воды и поставил стакан на крышку рояля. Он сказал:

— Слышал мальчика? Слишком хорош для нас. Поработает у Уэйна и поминай, как звали. — Он опять взял стакан. — Пора работать, вот размялся немного. Ты еще побудешь?

Бэнгер сказал:

— Мне нужно помыться да поспать несколько часов. Завтра рано на работу.

Снаружи опять похолодало; нудистский бар напротив был закрыт и опечатан желтой полицейской лентой.

«Понтиак» работал, как часы.


На этот раз гримировали дольше. Гример сказал:

— Нужно наложить хорошую основу. Джерри хочет за сегодняшний день снять всю сцену боя. Не знаю, как он ухитрится. На всю съемку отпущено двадцать три дня. За такое время снимают рекламный ролик для телевидения. Сцена боя должна длиться минут двенадцать. Не знаю, как ему удастся снять все за день, но думаю, именно поэтому Корнелл его и нанял.

Подошла Кэти Хили и спросила, читал ли Бэнгер сценарий.

Он сказал:

— Отмокал с ним в ванне. Не было времени прочесть все, прочитал только сцену боя.

Кэти сказала:

— Хорошо. Остальное тебе знать не обязательно.

— Похоже, это крутая схватка.

— Мелдрам о ней особенно печется. Ему нравится выпускать в прокат то, что будет бить наверняка. Он показался тебе изысканным джентльменом?

— Да, вроде того.

— Он такой и есть. И еще он кровожадный. Всегда добивается, чего хочет. Культивирует этакий твидовый стиль. А сам — акула. Все они акулы. — Она прищурила глаза, странно посмотрела на Бэнгера. — Включая меня.

Гример снял с Бэнгера очки и подал ему, чтобы тот положил их в карман рубашки. Кэти сказала:

— Не забывай наступать на свою разметку.

Очки лежали в кармане, гример не давал повернуть голову, и Бэнгер не сумел рассмотреть выражение лица Кэти.

Джерри Вальдез сказал:

— У нас нет времени делать все дубли последовательно. Поэтому работать предстоит тремя камерами. Это будет двенадцатираундовый бой, каждый раунд по две минуты с минутным перерывом между ними, то есть тридцать пять минут реального времени. Двенадцать минут экранного времени. Снимать будем в тишине, потом добавим бешеные звуки. Старайтесь, чтобы движения губ совпадали с текстом. Они меняют форму лица. Если собьетесь, зрители заметят. Все готовы? Прогоним первый раунд.

Это было покруче, чем половина настоящих боев Бэнгера. Оба боксера начали поединок чистыми и сухими. Каждый раз, как Вальдез кричал «Замерли», подбегали гримеры и брызгали глицерином, изображающим пот. Рубашку рефери мочили водой. Через пару раундов юпитеры так разогрелись, что Бэнгер и Хью Китинг потели без глицерина.

В третьем раунде Слэм Шонесси должен был рассечь бровь Нейтронного Малыша. Гримеры позаботились об этом. Струйка крови сбежала в глаз Китинга, затем поползла по краю носа.

В пятом раунде Марк Коул поставил Шонесси фонарь под глазом. Массажист Коула зашил ему бровь степлером. В шестом раунде Шонесси вновь рассек ее. Она сильно кровоточила. Глаз у Коула закрылся, но и шишка у Шонесси распухла; потом Коул рассек Шонесси переносицу, и кровь залила оба глаза.

После шестого раунда рефери развел боксеров по углам, затем разрешил продолжать.

В девятом раунде Шонесси обрушил на Коула целую серию хуков по корпусу. Он чуть не прикончил его, целился в челюсть, но промахнулся. Коул продержался до гонга. Шонесси оттолкнул его и наблюдал, как Коул, пошатываясь, бредет в угол.

Шонесси рухнул на табурет, набрал полный рот воды, выплюнул в чашку. Секунданты были тут как тут, начали давать инструкции, подбадривать. Раздался гонг к началу десятого раунда. Тренер сунул Шонесси загубник между зубами и подтолкнул к Коулу.

Он услышал, что кто-то выкрикивает ему советы и, прищурив распухшие глаза, старался разглядеть Малыша. Слэм Шонесси был заслуженным чемпионом, вышедшим на ринг, чтобы раздавить молодого претендента. Он бы и раньше покончил с Коулом, но не сумел послать его в нокаут. Теперь ему это подавно не удалось бы, но он лидировал по очкам. Если он сумеет выглядеть молодцом еще пару раундов, то станет победителем, поскольку судьи не любили развенчивать чемпиона, выигравшего по очкам.

Одиннадцатый раунд. Шонесси почти ослеп, но и Малышу было не лучше. Слэм сделал несколько круговых выпадов. Малыш, пританцовывая, увернулся. Слэм потерял равновесие, упал на одно колено. Посмотрел вверх. Рефери не просигналил нокдауна, но когда Слэм с трудом поднялся на ноги, рефери заглянул ему в лицо, стараясь отыскать глаза.

Слэм сказал:

— Я в порядке. Поскользнулся.

Он не был уверен, понял ли его рефери. Слэм выплюнул загубник и повторил.

Рефери дал знак Слэму и Малышу сходиться, но тут прозвучал гонг.

Между раундами секунданты подобрали загубник и сунули Слэму между зубов. Какая-то женщина взобралась на помост и стала говорить, что ему нужно делать в двенадцатом раунде. Он не мог припомнить, кто она такая. Моргал глазами, пытаясь разглядеть цвет ее платья сквозь кровь, заливавшую глаза. Опа выглядела очень знакомо, но он не мог ее идентифицировать.

Прозвучал гонг. Слэм двинулся к центру ринга, но ноги казались резиновыми, а кулаки весили по тысяче фунтов каждый. Нейтронный Малыш превратился в расплывчатое пятно, кружившее вокруг, словно волк вокруг ягненка. Слэм вертелся, стараясь не выпускать Малыша из виду.

На секунду он потерял его. Моргнул, стараясь прочистить глаза и разглядеть противника.

Каким-то образом Малышу удалось подкрасться и ослепить его. Слэм видел приближающийся кулак, но был не в состоянии увернуться. Почувствовал удар, ощутил, будто медленно плывет в горячем влажном воздухе, услышал удар — это он сам упал лицом вниз на ковер. Услышал счет рефери и орущую толпу. Но ведь они договаривались снимать в тишине и только потом добавить звук.

Внезапно он оказался в медпункте. Над ним склонилась сестра, рядом стояли Кэти Хили и Вальдез.

Сестра сказала:

— Этот человек не ранен. Посмотрите, все эти синяки и ссадины — грим. Он просто истощен. Ему нужно немного отдохнуть.

Вальдез сказал:

— Он сможет работать завтра? Ну и бой получился! Боже, Кэти, ты не поверишь. Эта сцена сделает фильм хитом. Корнеллу понравится. Помнишь Керка Дугласа в «Чемпионе»? Как ты думаешь, он сумеет… как его зовут?

Кэти сказала: «Барнс».

— Сумеет он завтра работать? Мы сможем завтра снимать без него, с 282-й по 304-й. Сделаем вставки в выходные, даже в понедельник. Все равно не закончим до следующей пятницы.

Бэнгер закрыл глаза. Он слышал, как Вальдез сказал:

— Возьми выходной. Даже два. Возвращайся в пятницу, мы сделаем вставки, Барнс. На этом твои сцены кончатся. Ты хорошо поработал, старый тигр.

Бэнгер промычал что-то вроде благодарности.


Он загнал «Понтиак» на стоянку позади бара, чувствуя себя на тысячу процентов лучше. Целый день в постели — вернее, на кушетке. Несколько раз плотно перекусил. Пара долгих горячих ванн.

Нудистский бар напротив уже работал, желтая лента исчезла.

Бар был почти полон. Дороти встретила его у двери. Она была в жакете, блузке и темной юбке. Брошку в виде тигра она переколола со свитера на лацкан жакета. Она сказала:

— Ты хорошо выглядишь, Барнс. Я почти готова вновь выйти за тебя замуж.

Он поднял бровь. Хотя в баре было темно, но она могла рассмотреть его лицо в свете лампы, стоящей на ее столе.

Она сказала:

— Шучу.

Он уселся на свободный стул за стойкой и заказал свой обычный стейк и кофе. Сегодня оно его не подстегнет. Он и без того слишком хорошо себя чувствует. Скоро закончит работу в «Нейтронном Малыше», получит чек и поищет себе квартиру, чтобы съехать с кушетки у Чима и начать жизнь сначала.

Оркестр окончил первый номер и перешел ко второму. Подошла Дороти, положила руки ему на плечи и заслушалась, как мальчик наигрывает «Все это ты».

Бар уже почти опустел. Поздно засиживаются только по выходным. В будни закрывались рано.

Дверь распахнулась, кто-то закричал. Бэнгер повернулся на стуле. В дверях, выкрикивая команды, стояли два юнца. На обоих были бейсбольные кепки козырьками назад. У одного — большой шрам на щеке. Они размахивали автоматическими пистолетами. Посетители попадали на пол. Бармен исчез. Трио Уэйна Мастерса побросало инструменты, все, кроме мальчика-трубача. Он стоял с закрытыми глазами, самозабвенно выводя мелодию.

Один из налетчиков пробежал до середины зала, нацелил пистолет на трубача и перерезал его пополам короткой очередью. Второй навел пистолет на бар и разнес зеркало и стоявшие под ним бутылки.

Оттолкнув Дороти, Бэнгер взлетел во стула, прыгнув прямо на налетчика. Правой рукой он выбил у юнца оружие и крепко ударил его в лицо. Почувствовал приятный хруст суставов пальцев о челюсть.

Второй налетчик отвернулся от эстрады и второй очередью перерезал обоих — и своего напарника, и Бэнгера.



Майкл Стэкпол Кровавый долг

Коротко, ясно и по делу. Что я еще могу сказать?

Ночь была черной, словно слепота. Я сумела разглядеть его лишь потому, что он был еще чернее, он был ничто. Подобно темной и холодной обсидиановой статуе, движущейся сквозь ночь, он бесшумно крался по черепичной крыше, нависавшей над двориком. Он струился в ночи, неумолимый и невидимый, как смерть, которую он нес с собой.

Когда ветер переменился, он замер, ожидая, что тот донесет до него запах, звук, нечто такое, что помогло бы ему опознать того, кто его поджидал. Он знал, что там кто-то есть, кто-то должен там быть. Лорд Кусуноки не мог остаться без охраны. Он убьет того, кто сторожит, потом убьет лорда. Тогда он завершит свое предательство.

Он опустился на четвереньки и пополз по краю крыши. Другой наблюдатель потерял бы его на фоне черного неба, но не я. Я знала, куда смотреть. Я знала, куда он должен двигаться. Я знала его лучше, нежели он знал себя.

Он спрыгнул на мощеный пол дворика. Пальцы ног в мягких кожаных таби обхватили камни, а мощные ноги смягчили удар от падения. Левая рука вытянулась и коснулась земли, удерживая равновесие. Правая сжимала закопченный меч-катану. Он вновь оглядел двор в поисках часового.

Я позволила ему увидеть меня. Я не вышла из тени, не шевельнула оружием. Я не произвела ни малейшего звука. Я просто дала ему увидеть меня.

Он не проявил внешних признаков шока, шока от того, что не заметил стража, и от того, что узнал этого стража. Он выпрямился и поклонился мне.

— Они оказывают мне честь, посылая тебя для моей поимки. — В его тоне слышались издевательские нотки.

Я ответила на его поклон. Он думал, что я не могу читать по его лицу, спрятанному под матерчатой маской. Он полагал, что скрыт от меня, но я читала по его глазам и его позе, даже по его дыханию. Он был изумлен, доволен и уверен в себе. Он видел во мне не препятствие, а лишний повод обогатить свою легенду красочными подробностями.

Я прищурилась:

— Они решили, что ты не осмелишься выбрать этот путь, и ждут тебя у южной стены.

Его маска натянулась, выявляя скрытую от глаз улыбку. Уверенность в себе и презрение.

— Женщина, тебе здесь нечего делать. Уходи, и я сохраню тебе жизнь.

Его слова ободряли меня, предлагая спасение. Они были подобны тишине между двумя шипениями змеи.

Я покачала головой.

— Уйти и обесчестить мой клан, как это сделал ты? Я лучше перережу себе горло. Ты должен мне и моему клану. Я пришла забрать долг. — Его улыбка исчезла. — И я заберу его сейчас.

Он тоже прищурился, выказывая сознательную попытку перебороть истинные чувства. Его переполняло недоверие, подкрепленное воспоминаниями. Затем холодность, черная дыра его жизни, высосала из его глаз все, кроме ненависти.

— Под силу ли тебе забрать этот долг, женщина? Не окажется ли он слишком тяжким для тебя?

Я отказалась играть с ним в жалость, отказалась обвинять других в том, что совершил он, полностью осознавая, что все происходящее означает и для него, и для меня.

— Долг велик. Жизнь моего мужа, взятая его собственными руками. Презрение лорда Кусуноки, отказавшего мне в той же милости. Бесчестье, выпавшее на долю моего клана после твоего предательства. Это огромный долг, и его нужно взять, пока ты его не увеличил. Но тяжесть его падет не на меня. Тебе его нести.

Его улыбка вернулась, и мощь сотрясла все его тело.

— Я убью тебя, женщина, а ты не сможешь убить меня. И ты это знаешь.

Я почувствовала, как напрягся мой живот.

— Мы любим друг друга…

— Это ты любишь меня. У меня больше нет любви… во всяком случае, к тебе.

— Твоя неспособность любить проявилась в твоих делах. — Я сосредоточилась на своем дыхании, не поддаваясь ярости и боли. — Если бы у тебя была любовь, ты убил бы себя сейчас, чтобы исправить то, что ты совершил. — Я почти успокоилась. Мною двигала любовь, а значит, в моих делах не должно было быть злобы или ненависти. — Не хочешь сначала выпить со мной чаю?

Его тело сотряслось от смеха, которому он не дал прорваться в звуке.

— Я и так потерял с тобой время. Подойди, и я убью тебя.

Я выступила из тени и встала напротив него. Мы были одинаково одеты, начиная с таби и хакама и кончая стегаными куртками, перчатками и масками. Наша одежда была черной — эмблема клана на моем кимоно была замазана черным, на его — срезана. Моя катана, как и его, была заточена. Лезвия стали невидимыми в темноте.

Мы поклонились друг другу, причем его поклон был ниже моего. Не из уважения, по привычке. Его разум восставал против этого, но тело само проделывало то, что совершало много раз. Мы выпрямились в пяти шагах друг от друга и заняли боевую позицию.

Сжимая рукоятку меча обеими руками, я держала его поднятым вертикально у правого уха. Я присела, широко расставив ноги. Левая нога ближе к нему, левый бок открыт.

Его клинок почти сливался с чернотой фигуры. У него была хорошая посадка, ноги широко расставлены и готовы к прыжку. Меч он держал перед собой, защищая себя от паха до глаз.

Мы ждали.

Незаметно пролетела вечность. Мы оба были мертвы и живы. Атака могла продлиться столетие, а контрудар занял бы время, равное удару сердца. Это была игра в ожидание, где время нельзя замечать, ибо если время войдет в игру, с ним придет нетерпение.

Для игры в ожидание нетерпение означает смерть.

Сквозь тучи пробились звезды, выявив знамения, понятные колдунам и предсказателям. Та или эта звезда могла означать его или мою смерть. Или это боги дразнили нас небесными искрами, подобными тем, что полетят от наших клинков, когда они встретятся?

Если наши клинки встретятся.

В какой-то неуловимый, бесконечный момент все началось и закончилось. В своих черных одеждах, окруженных тьмой, с невидимыми, острыми как бритвы клинками в руках, мы были тенями внутри тени. Подобно струям маслянистого дыма, мы сошлись, переплелись, прошли насквозь друг друга. В тот краткий миг мы стали одним целым, как было когда-то.

На этот раз все было иначе. Прежде нас соединяла жизнь и творение. Нынче же смерть и гниение были плодом наших усилий.

Оказавшись у него за спиной, я обернулась, и так же обернулся он. Но он не закончил движения. Его колени подогнулись, меч упал. Руки прижались к животу, пытаясь сдержать обвал внутренностей, устремившихся наружу. Он смотрел на меня широко раскрытыми глазами. Его тело, его глаза говорили о том, что ему страшно.

Но голос не выдал его страха. Подобно смеху, он сохранил его в себе.

Я смотрела, как он умирает, человек, которого я убила. Человек, который предал мой клан и хотел убить моего лорда. Я смотрела на него с жалостью и печалью, ибо когда любовь умирает, остается лишь это.

И когда он умер, я похоронила своего сына.

Карен Хабер Сердитая сороконожка

В четыре часа десять минут дождливого понедельника две недели спустя после Рождества, в довольно респектабельном пригороде Сиэтла ученики класса аэробики для начинающих в Бат-Ауте прокладывали себе путь через белый сияющий клуб здоровья, намереваясь получить свои сорок пять минут боли.

Они пробирались через сырую, вонючую «Аллею пота», коридор из зеркал и громоздких тренажеров, на первый взгляд больше напоминавший средневековую пыточную камеру, чем современный храм здоровья. Медленно миновали ряд потных штангистов и качков, которые не замечали ничего, кроме собственных отражений, и вошли в относительно свежий воздух и открытое пространство студии аэробики.

Только когда они миновали дверь, в стекло которой была вплавлена проволочная сетка, и оказались внутри белой комнаты с работающими кондиционерами под потолком и покрытым полиуретаном деревянным полом, на котором скрипели подошвы туфель для аэробики — слишком дорогих, чтобы быть названными тапочками, — они увидели надпись на зеркале, сделанную поспешно красным карандашом: Группа для начинающих в понедельник днем: Чак не сможет провести занятие. Извините. Приглашенный инструктор: Рикки Кравиц.

— Кто это? — спросила Шарон Тэйлор. Она откинула прядь вьющихся черных волос, закрывающую ей глаза, подтянула свое малиновое трико там, где оно жало, чуть ниже правой ягодицы, и почесалась.

Фелис Ковино, изящная блондинка с заплетенными косами и в зеленых леггинсах, пожала плечами, сняла свой фиолетовый спортивный свитер и аккуратно его сложила.

— Надеюсь, он не хуже Чака.

В комнату вразвалку вошла Анна-Мари Шоу, одетая в ярко-розовое боди. Она откусывала кусочек от плитки шоколада, и ее коричневые глаза были широко открыты от напряжения.

— Чарльз не придет? Он такой духовный. Он так много дает. — Обхватив губами последний несъеденный кусочек шоколада, освободившимися руками она стянула в пучок гриву длинных коричневых волос, закрепила ярко-розовой резинкой и покончила с плиткой. — Не знаю, как я пройду это занятие без Чарльза. Он та-а-а-кой одухотворяющий.

— Да, мэм, — сказала Шарон, — особенно в смысле задницы.

Анна-Мари потрясенно взглянула на нее.

— Вы не можете так о нем говорить, он — гей.

— Что такого? Я восхищаюсь им так же, как восхищаюсь каким-нибудь произведением искусства. Скульптурой, например.

— Только эта скульптура, случается, потеет, — сказала Фелис. На щеках ее показались ямочки. — И носит короткие шорты. Не думаю, что Давид Микеланджело потеет.

Шарон благоговейно вздохнула:

— Нельзя недооценивать стимулирующую силу коротких шорт.

Стройный, мускулистый молодой человек с оливковой кожей и короткими темными волосами появился в студии и как пантера шагнул в комнату. Он был одет в обтягивающий черный костюм, который облегал каждый изгиб и каждый выступ его впечатляющей мускулатуры. Вокруг него была аура напряжения, чувство еле сдерживаемой силы. Холодным и опытным глазом он осмотрел трех женщин и определил исходящее от них желание.

С некоторой суровостью в голосе он сказал:

— Добрый день. Я — Рикки. Сегодня я проведу занятие с классом Чака.

Не сказав больше ни слова, он перегнулся и включил стереомагнитофон. Популярная мелодия с сильным стремительным ритмом наполнила воздух.

Бом-бада-бом-бада-бом-бом-бом.

Рикки закивал головой в такт музыке, напряг свой совершенный бицепс и крикнул:

— О'кей! Давайте сделаем разминку с растягиваниями.

Нагнувшись вправо, затем влево, Шарон, Фелис и Анна-Мари послушно вошли в ритм. Мгновением позже к ним, делающим приседания, присоединились Оливия Уотсон, Мойра Скульник и Мэтти Кристофер. Почти вся понедельничная команда, затянутая в облегающие костюмы, была налицо.

— Где Дженни Мэтьюз? — прошептала Фелис.

— Кто знает? — сказала Шарон. — Я не видела ее здесь по крайней мере неделю.

— Эй, там. Поменьше разговоров, — сказал Рикки. В его голосе звучали отрывистые интонации сержанта, командующего на строевом плацу. — Внимание, леди. Я хочу, чтобы вы внимательно посмотрели на следующие движения. Это основа для всего того, что мы будем делать сегодня.

Шарон скосила глаза на Фелис. Заместитель Чака, похоже, был настоящим солдафоном.

Рикки присел, перенеся вес тела влево, и резко выбросил перед собой правую ногу пяткой вперед.

— Хей! — крикнул он. Мгновение спустя он повторил движение, но уже левой ногой.

Затем, ринувшись вперед, все еще в приседе, он ударил перед собой правой рукой, повторил левой. Он двигался быстро, с интенсивностью, становящейся просто пугающей. Удар правой! Удар левой!

— О'кей, — сказал он, — давайте начнем.

Бом-бада-бом!

Они били правой и левой, в приседе, с ноги на ногу.

— Теперь поднимите ногу!

Шарон старалась держать ногу выпрямленной.

— Выше!

Она представила его в черной коже, инструктирующим команду СС перед крупной облавой. Еще один удар, подобный предыдущему, и ее бедра вылетят из суставов.

— Так, — сказал Рикки. — За мной. Походим!

Они пересекли комнату вперед и назад, с каждым шагом нанося удары, махая ногами и рассекая воздух, чувствуя себя немного нелепо, в то время как Рикки, маршируя, лающим голосом отдавал команды.

— Быстрее. Резче. Давайте, леди. Слизнякам здесь нет места. Мне нужны сильные удары. Так вы не сможете нокаутировать и тень. Стойка. Покажите мне стойку.

«Я тебе покажу стойку, — думала Шарон. — Только дай отдышаться».

Бом-бада-бом-бом-бом.

Мойра подала голос с задней линии:

— Эй, это случайно не карате или что-нибудь вроде этого? Все эти удары?

Рикки кивнул, и его глаза вспыхнули фанатичным блеском.

— Правильно поняли.

— Но это всего лишь класс аэробики для начинающих.

— Совершенно верно. Мы же не прыгаем вверх и вниз, не так ли? Мы только двигаемся и наносим удары. Низко ставим центр тяжести. Увеличиваем пульс. А теперь ударьте так, как будто бьете грабителя. Вперед, я хочу увидеть силу.

Они ударили с силой. Это было недостаточно хорошо для него. Не совсем то, чего он хотел.

— Сделайте как следует!

Лягая ногами, они пересекли комнату и вернулись к зеркалу, делая все как следует.

— Разворот! — крикнул он. — Быстрее. Я хочу видеть ваши ноги в работе.

— Господи, — тяжело дыша, сказала Шарон Фелис, — где они его нашли? На острове Пэррис?

— Проверили пульс. Всем пальцы на пульс!

— Бог существует, — сказала Фелис, потянувшись к своей фиолетовой бутылке с водой.

Шарон посмотрела на себя в зеркало. Ее волосы слиплись, и прическа пришла в полный беспорядок, ее лицо пылало. Пот струился по всему телу, превращая ее трико из малинового в темно-бордовое. Она наблюдала, как остальные члены группы вытирали лица и, прислонившись к стене, старались отдышаться или жадно пили воду торопливыми глотками. Перерыв был более чем желателен. Инструктор уже их измотал, и класс едва мог продолжать занятия.

Но отдых был недолог. Если старый, добрый, надежный Чак любил во время перерыва пораспространяться о важности равновесия и знании местонахождений чакр — Чак придавал очень большое значение контактам с чакрами, — то Рикки позвал всех немедленно строиться.

— Теперь, — сказал он, — леди, слушайте внимательно. Сейчас мы будем делать «Взбесившуюся Сороконожку»… Это ужасное оборонительное упражнение, которое мы будем отрабатывать в моем додзё всю неделю.

Додзё?

Шарон и Фелис посмотрели друг на друга в ужасе. Они оказались в руках фанатика тренировок, который, очевидно, считал аэробику одним из ответвлений боевых искусств. Встревоженные, но слишком выбившиеся из сил, чтобы протестовать, они с надеждой оглядели своих товарок. Безуспешно. Несмотря на красные лица и тяжелое дыхание, никто, казалось, не был готов протестовать, и ни Фелис, ни Шарон не хотели выглядеть слабаками. Особенно перед такой, как Анна-Мари Шоу.

— Смотрите внимательно.

В своем черном трико Рикки казался расплывающейся чернильной кляксой, мелькающей в воздухе по всей студии: он бил руками и ногами, вращался, толкал, делал ногами ножницы, крутился, махал руками, катался и вскакивал на ноги с ликующими криками: «Хей! А-а!» Затем он остановился, пристально оглядел комнату и сказал:

— Поняли?

Прежде чем Шарон успела сказать что-нибудь саркастическое, Фелис проговорила:

— Пожалуйста, не могли бы мы еще раз посмотреть?

Рикки нахмурился:

— Хорошо. Но теперь будьте внимательны. Я не собираюсь перед целым классом устраивать показательные выступления.

Он ударил ногой с такой свирепостью, что мог бы снести чью-нибудь голову с тела. Он ударил, прыгнул, повернулся, прыгнул, изогнулся, резко повернулся, упал на пол, перекатился и вскочил на ноги.

— О'кей?

Шарон размышляла. «Что за черт, — думала она. — Попытайся. Это не сложнее аэробики».

— Все сконцентрировались, — скомандовал Рикки. — Теперь — раз, два, три. Удар ногой.

Они били ногами, они выгибались, они прыгали. Они вертелись, они толкались и делали ногами ножницы. Шуршание трущихся костюмов наполнило воздух.

Анна-Мари Шоу споткнулась и упала.

Они обошли ее и двинулись дальше.

Они взмахнули руками, резко развернулись, прыгнули, покатились, прыгнули, и — о-па! — Фелис исчезла.

В какой-то момент Шарон подумала, что, очевидно, ее подруга вышла, когда она отвернулась, ну просто выскочила в туалет. Но время прошло, а Фелис не возвращалась.

— Рикки? — спросила Шарон. — Рикки, ты не видел, что случилось с Фелис?

— Нет, не знаю, — сказал Рикки, не особенно заинтересовавшись. — Следите за пульсом! Шевелите ногами и сохраняйте концентрацию. Не отвлекайтесь. Теперь ударили ногой, прыгнули, ударили рукой, выгнулись…

При следующем перекате и развороте исчезла Мойра. Оливия и Мэтти ушли вслед за ней.

— Рикки? — спросила Шарон. Студия начинала казаться удивительно пустой.

Анна-Мари споткнулась снова.

Рикки проигнорировал ее.

— Бьем ногой сильнее! — закричал он. — Не расслабляемся.

Шарон ударила ногой. Ударила со всей силой, с какой только могла. Она выгнулась, прыгнула, ударила рукой от плеча, махнула руками, развернулась, перекатилась и…

…почувствовала, как воздух вокруг нее изменился, что-то ее окружило, упаковало в аккуратный сверток, подняло и уронило, развернув, на оранжевый песок. Рядом со всеми остальными из класса аэробики.

Она встала. Голова ее закружилась. Казалось, что оранжевый песок тянется от горизонта к горизонту без какого-либо перерыва. Он имел странную стеклянистую структуру. Небо над ними было белым, плоским, невыразительным. Маленькие сине-зеленые облака вытянулись по прямой линии высоко над головой. Прямо под облаками шла гряда оранжево-красных гор с плоскими вершинами, как будто огромный нож прилетел откуда-то и ровно срезал их. Это место не было похоже ни на одно место на Земле, которое могла вообразить Шарон. Это, конечно, не Сиэтл. Вероятно, даже не Кливленд.

— Что происходит? — спросила она. — Где мы?

Фелис выглядела несчастной.

— Я не знаю. Я думала, я сошла с ума.

— Посмотрите, — сказала Мэтти, — это какая-то пустыня. Ужасно. — Ее голос звучал так, будто она еле сдерживала слезы.

— Ладно, — сказала Мойра. — Ясно, что мы где-то. Может быть, нам стоит поискать вокруг какой-ни-будь дом или автобусную остановку. Какую-нибудь автозаправку. Любой признак цивилизации.

Оливия кивнула:

— Ага. Мы должны обязательно возбудить иск.

— Отличная идея, — сказала Фелис. — Еще лучше поискать адвоката и телефон, пока мы здесь. У нас примерно столько же шансов найти их здесь, как заправку или дом. То есть буквально никаких.

Они в замешательстве переглянулись. Начали перешептываться друг с другом встревоженными голосами. Постепенно до них дошло невероятное осознание, что с ними произошло что-то очень особенное, что-то, что было невозможно понять и к чему невероятно трудно приспособиться и что у них очень, очень большие проблемы.

Шарон сказала:

— Черт побери, и что нам теперь…

Хоп!

Появился Рикки, наносящий удар ногой. На какое-то мгновение он завис в воздухе, на высоте пары футов, но тут же легко соскочил на землю, даже не потеряв ритма. Он сделал паузу, тряхнул головой и огляделся, рассматривая чужеземный ландшафт.

— Фантастика! — сказал он. Пожал плечами, развернулся с военной четкостью и увидел женщин, обступивших его широким полукругом.

— Вперед, — сказал он. — Не расслабляться.

— Как насчет студии? — выдвинула требование Фелис.

— Рикки, — сказала Шарон. — Что случилось? Где мы находимся?

Похоже, он не расслышал. Его глаза приобрели безжалостный, дьявольский блеск.

— Двигаемся, — крикнул он. — Чувствуете это жужжание? Только не отставайте! Раз, и два, и три, и четыре. Удар ногой. Удар рукой. Прыжок-прыжок-прыжок… Удар рукой. Удар ногой. Прыжок-прыжок-прыжок…

На пятом прыжке Рикки был остановлен огромной серой тварью, размером и формой напоминающей школьный автобус, но с чешуей, индюшиным подбородком, когтями и без колес. Она возникла из песка внезапно, словно у нее была реактивная тяга, и схватила инструктора зубами.

Пасть ее была как у акулы, если только существуют акулы, обитающие в песках и размером со школьный автобус. Ее шкура была покрыта чем-то, напоминающим зеленую плесень. У нее был один огромный оранжевый глаз и кривой бивень прямо над ним.

Все пронзительно закричали. Чудовище пристально посмотрело на них, но ни на что не решилось. Похоже, оно раздумывало, разжевать ли Рикки своими зазубренными зубами и проглотить, или выплюнуть его обратно на песок и, может быть, предварительно размягчить, немножко потоптав.

Потрясенная Шарон уставилась на монстра и проговорила:

— Как хорошо, что существуют эндорфины, иначе я испугалась бы до смерти.

У Фелис эндорфины, похоже, действовали не так, как нужно. Она побледнела, от испуга ее начало трясти.

— Господи, — прошептала она. — Нам надо что-то сделать.

— Да, конечно, — сказала Шарон. — Но только после тебя. По мне, так пусть оно его сначала сожрет. Это из-за его ударов и прыжков мы оказались здесь, не так ли?

— Ты уверена в этом? — спросила Оливия.

— Да, — ответила Шарон. — А из-за чего еще? Из-за этого тупого фанатика карате. Я думаю, он получил по заслугам.

— Нет! — Фелис схватила ее за руку. — Мы не можем позволить чудовищу съесть его. Он нам нужен.

— Мне — нет.

— Перестань шутить, Шарон. Он научил нас этим приемам, из-за которых мы здесь оказались. Нам нужно его выручить. Это абсолютно точно. Он — наша единственная надежда найти путь из этого ада.

Шарон скорбно посмотрела на подруг:

— О'кей. Кажется, я поняла вашу точку зрения. Он должен показать нам обратный порядок выполнения упражнения.

— Помогите! — закричал Рикки. Чудовище все еще размышляло, что с ним делать. — Не стойте просто так!

Фелис повернулась к группе:

— Он прав. Мы должны спасти его, или нам никогда не вернуться назад в студию. Давайте посмотрим, сможем ли мы добиться чего-нибудь теми ударами ног, которые он нам показывал. Может быть, нам удастся так испугать эту тварь, чтобы она выплюнула Рикки.

Мойра посмотрела на нее, пожав плечами.

— Ты, должно быть, шутишь. Мы против этой твари? Да она больше, чем грузовик моего отчима.

— Посмотрите на эти зубы, — простонал кто-то.

— Если мы не поможем Рикки, то все получим возможность познакомиться поближе с этими зубами, — сказала Шарон, — намного ближе.

— Кроме того, это чудовище не страшней тех монстров, которых смотрит мой пятилетний малыш в утренней субботней программе, — пробормотала Мэтти. — Вот те по-настоящему страшные. Не говоря о том, что они омерзительные.

Оливия взглянула на нее, выразительно подняв брови.

— Неужели ты позволяешь Джошуа смотреть утреннюю субботнюю программу?

— Ну, только одно шоу…

— Эй, — крикнула Шарон. — Мы хотим спасти Рикки или нет? Вперед!

— Э-э-эй! — крикнули женщины понедельничного класса по аэробике для начинающих. Они стали бить ногами, руками и снова ногами, и оранжевый песок скрипел у них под ними. Они рубили воздух, они разворачивались и прыгали, они толкали и колотили.

Серое чудовище прекратило пережевывать Рикки и стало, словно зачарованное, наблюдать за ними.

— Ха! — выдохнули женщины. Прыжок-прыжок-прыжок, и удар ногой изо всех сил. Они перекатывались и кричали. Они делали злобные лица и резкие жесты.

Чудовище фыркнуло. Его серая чешуйчатая шкура судорожно дернулась. Над каждым сочлением тела поднялись, вибрируя, треугольные перья.

Шарон и Фелис ударили.

Тварь сделала шаг назад.

Мойра, Мэтти и Оливия сделали ножницы ногами.

Чудовище вновь фыркнуло, завертело своим единственным оранжевым глазом и выплюнуло инструктора по аэробике.

Женщины свирепо перемалывали воздух.

— Йа! — кричали они. — Йа! Йа! Йа!

Тварь пристально смотрела на них.

Женщины смотрели на нее.

Похоже, что тварь начала беспокоиться.

Адреналин в крови нарастал, женщины, еще раз завопив свой воинственный клич, свирепо прыгнули вперед, ударили ногой, рукой, ринулись вперед и развернулись.

Глухо фыркнув, чудовище посмотрело на них в последний раз и поспешно ретировалось в пустыню.

Женщины повернулись к Рикки. Весь в синяках и немного в крови, он сидел с закрытыми глазами, держась руками за нос. Примерно с минуту он не шевелился. Затем встал на ноги.

— Хорошая работа, — сказал он.

— Это не важно, — закричала Фелис. — Поспешим. Нам надо отсюда выбраться.

— Что вы от меня хотите? — сказал Рикки, — Я не знаю, что нам делать.

— Это была Сердитая Гусеница, — сказала Фелис.

Рикки, явно не веря, насмешливо улыбнулся:

— Вы имели в виду Разъяренную Сороконожку?

— Да, — сказала Шарон, — Фелис права. Покажи нам еще раз, как это сделать, и, может быть, мы выберемся отсюда.

— Простите меня, леди. Мне трудно воспринимать это серьезно.

— Мы здесь, правда? — сказала Оливия. — Где бы это здесь ни было.

Мэтти страстно закивала.

— Да, и мы приземлились сюда прямо в середине этого сложного упражнения, которое вы нам показывали.

— Стоит попытаться, — сказала Фелис.

Рикки пожал плечами.

— О'кей. Если это сделает вас счастливыми. Построились, леди. Повторяем за мной.

Он глубоко вздохнул, затем еще раз. Громко хрустнул суставами пальцев.

— Раз, два, три. — Монотонно считая, Рикки с прыжка начал движения Разъяренной Сороконожки. Женщины, стоя за ним, копировали каждый его жест.

Удар ногой. Изогнуться. Выпад. Удар рукой. Крик. Ножницы. Волна. Разворот. Перекат. Прыжок.

Хоп!

Мойра исчезла.

Все одобрительно закричали.

Хоп!

Оливия пропала.

Воздух вокруг Шарон сгустился, окутал ее, поднял и понес вверх, прочь и прямо в студию аэробики. Она мешком свалилась на твердый деревянный пол. Какое-то время она лежала, не смея поверить тому, что вернулась. Затем открыла глаза.

Анна-Мари Шоу сидела на пластиковых ступеньках и пила маленькими глотками диетическую газировку, глядя на нее. На заднем фоне магнитофон продолжал наигрывать все тот же ритм.

Бом-бада-бом!

«Слава всем богам карате, — думала Шарон. — Настоящим и воображаемым. Я вернулась. Действительно, действительно вернулась!» Едва она поднялась на ноги, как тут же, одна за другой, появились Мэтти, Фелис, а за ними и Рикки.

— Что случилось? — спросила Анна-Мари. — Куда вы подевались? Я моргнула, и вы все исчезли. Я не понимаю.

— Не переживай, — сказала Фелис. — Ты в это все равно не поверила бы.

Шарон кивнула.

— И ни за что на свете не пытайся повторить движения этой подвыпившей сороконожки.

— Это, должно быть, нелегально, — сказала Оливия, — Бьюсь об заклад, что это в Калифорнии.

— Так, следим за пульсом, — сказал Рикки. — Вперед, сохраняем концентрацию. У нас еще есть время выучить некоторые движения.

Шарон посмотрела на Фелис. Фелис посмотрела на Мойру. Мойра посмотрела на Оливию. Оливия посмотрела на Мэтти, и та кивнула. Никто не посмотрел на Анну-Мари.

Как один они стали наступать на Рикки, разрубая воздух, делая удары руками и ногами.

— Йееаа-а! — закричали они. Прыжок. Удар рукой. Удар ногой. Прыжок. Толчок. Каждый их удар ногой мог бы снести голову человека с плеч.

Рикки бросил взгляд на их лица, начал что-то говорить, но, обдумав все получше, бросился прочь из комнаты.

Как только дверь за ним закрылась, члены группы улыбнулись друг другу с невероятным облегчением. Мойра и Мэтти крепко обнялись.

— Мы сделали это! — кричала Оливия. — Все получилось.

Шарон и Фелис возбужденно похлопывали друг друга. Но когда они обтерлись полотенцами, эйфория поутихла. Женщины одевались в тишине, быстро и ловко, не глядя друг на друга.

Фелис, снова аккуратная и опрятная, в своем пурпурном спортивном свитере, пробралась к Шарон.

— Ты действительно думаешь, что мы должны были это сделать? — спросила она. Ее голубые глаза были мрачны, она казалась обеспокоенной.

Шарон пожала плечами:

— Черт побери, да. Иначе когда-нибудь он мог заменить Чака снова, и кто знает, чем бы это все закончилось. Лучше, что мы его прогнали сейчас.

— Но если он вернется туда, где мы были, найдет эту ужасную тварь и каким-нибудь образом сможет доставить ее сюда? — сказала Мойра.

Мэтти озабоченно нахмурилась.

— Он может. Тут уж точно нельзя знать. Я думаю, такой фанатик, как он, способен на что угодно.

— В таком случае, — сказала Шарон, — я предлагаю всем перебраться в ближайший кофе-бар на пару чашек диетического капуччино. И чем быстрее, тем лучше.

— Да, — сказала Фелис. — Если он притащит этого монстра, пусть тогда штангисты разбираются с ним.

— Или их адвокаты, — сказала Оливия.

Анна-Мари, пораженная, наблюдала за ними.

— Я все еще не могу понять, что происходит?

— Ничего особенного, — сказала Шарон. — Кто за рулем?

Виктор Милан Ангел-хранитель

Зло таится на кривых улицах, и добрые люди частенько попадают в его сети.

Августовское солнце превратило каждый зубчик молнии, вставленной в лоб высокого молодого человека, в сверкающую искорку. Так оно и должно было быть. Голова-на-Молнии патрулировал сельско-городской район, демонстрируя себя и требуя к себе уважения. Он дышал полной грудью, наполняя легкие утренними запахами лошадиного дерьма, помоев и горячего асфальта. Его окружал тот мир, которого он заслуживал.

В квартале Форрестер-900 возле Калифорнии он заприметил парочку граждан на складных стульях перед домом, который еще не до конца развалился. Одиннадцатилетняя девочка с раздутым животиком и ногами-палочками танцевала возле них, зазывая прохожих и задирая до головы халатик, сшитый из дерюжного мешка. Под халатиком на ней ничего не было.

Негодяи заметили его, подходившего в сопровождении двух солдат из Группы Содействия Общественности, Катаны и Монализы. Они окликнули ребенка и попытались спрятаться в доме. Поздно.

— Что мы здесь имеем? — спросил Голова-на-Молнии, одаривая их широкой улыбкой. — Пытаетесь продать эту маленькую девочку, ага?

Девчонка хихикнула и тоже ощерилась в улыбке. Большая часть коренных зубов у нее уже выпала, не успев вырасти.

Отец был высокий и поджарый, с бегающими голодными глазами.

— О нет, — торопливо проговорил он. — Это означало бы эксплуатировать вас так же, как и ее.

Его жена тоже улыбнулась Голове-на-Молнии. У нее были длинные тусклые волосы неопределенного цвета, разделенные на прямой пробор и обрамлявшие круглое лицо. На шее у нее висел медальон в виде медного полушария Земли с проволочными буквами «Люби Свою Мать». Этот медальон, а также ее дородность убедили Голову-на-Молнии в том, что эти двое должны увеличить свой взнос в пользу общественности.

— Истина заключается в том, — сказала она, — что Миа столь любвеобильна по природе, что должна делить с кем-то свою любовь. Даже с чужими.

— А в Островной Америке, в сущности, нет чужих, все свои, — перебил ее муж. Она пристально посмотрела на него.

— Разумеется, — продолжила она, — и если она разделит всю свою любовь с остальными, то для них это будет просто Общественное дело, разве не так?

Голова-на-Молнии улыбнулся еще шире. Они сошлись на пятидесяти процентах с выручки, и он двинулся дальше вниз по улице. Состоять в ГСО было круто: ты не просто стоял над законом, ты сам был закон.

Они не успели уйти далеко, когда зазвонили часы в кармане его кожаной куртки. Он выудил их оттуда. Это были большие блестящие часы на цепочке, не то что те цифровые штамповки, которые иностранцы навязывали бы людям, если бы не Великая Американская Стена. Он был единственный с Молнией, кто мог узнавать время по стрелкам.

— Черт, — пробормотал он. — Пора встретиться с моим социальным работником. Вы двое заканчивайте обход и не проявляйте предвзятости. Поняли? — Катана и Монализа кивнули, и он ушел.

— Что мы здесь имеем? — спросил Катана, копируя начальника. Он взял сморщенный от старости фрукт из ящика, стоявшего в грязном дворике деревенского дома, и подбросил на грязной ладони.

— Как написано, — сказал сутулый человек в серой майке, которая, возможно, была белой дней десять назад. — Апельсины. — Вообще-то надпись, сделанная от руки на корявой картонке, гласила «АПИСИНЫ».

Монализа посмотрела на него, прищурившись:

— Ты ведь не выращиваешь их на заднем дворе.

— Угу. — Катана раздавил фрукт. Желтая мякоть просочилась между пальцами. — Стало быть, мы контрабандисты?

Человек облизал губы сухим языком.

— Они только что из Делано.

— Иностранцы уже в соседнем квартале, — напомнила ему Монализа.

Из дома выскочила женщина, держа в руках ворох бумаг.

— Вот. У нас есть документы. Лицензии, заключение экологической комиссии, все законно.

Облизав пальцы, Катана принял документы.

— Здесь не сказано, что вы работаете на зарегистрированный, принадлежащий Америке концерн. — Он оглядывал пару с ног до головы.

— Вы знаете, что это означает, — сказала Монализа, в глазах которой светилось ласковое нетерпение. — Вы — предприниматели. — У нее это прозвучало как «пред-приятели».

— А это означает, — сказал Катана, хватая дядьку за серую майку, — что мы тебя сейчас немножко почистим.

Гнилая ткань затрещала. Однако майка оказалась достаточно крепкой, чтобы подтянуть бедолагу поближе к занесенному кулаку Катаны.

И тут кто-то схватил его за запястье.

* * *

— Болтон, — сказал Голова-на-Молнии, влетая в кабинет, расположенный в укрепленном Судебном Комплексе Честера, с рукой, протянутой для рукопожатия. — Дружище.

— Сядь, чтоб тебя, и заткнись, чтоб тебя, — прорычал его Агент по Соцобеспечению.

И был, пожалуй, единственный «некрутой» момент в работе офицера ГСО: ты мог быть выше закона, но не выше Человека. Уличная мудрость гласила, что свиньям не удастся «опустить» всех Гсошников: за это они и получили признание как Группа Содействия Общественности, как бы они ни назывались — Криспы, «Действуй!», ПЕТА или «Право на Жизнь».

Но если свиньи не могут тебя одолеть, они могут заставить тебя присоединиться к ним. Голова-на-Молнии сел, чтоб его, и заткнулся, чтоб его.

— От твоего округа давно не поступало достаточных взносов крови, — сказал Болтон. — Тебе необходимо что-то сделать. Немедленно. Я начинаю раздражаться.

Голова-на-Молнии моргнул:

— Что? Ты хочешь, чтобы я заставил их встать в очередь к Кровомобилю?

Ему никогда не удавалось разглядеть, каким был Болтон — толстым или худым. У Болтона была большая голова с курчавыми темными волосами, прилипшими от пота к лысине на макушке — государственному служащему полагался кондиционер, но сегодня он не работал, — и самая бледная кожа, какую начальнику ГСО когда-либо доводилось видеть.

— Меня не колышет на фиг, как ты это сделаешь. Если хочешь, подвесь их за ноги и выпусти у них кровь по трубочкам. Главное, проверь, чтобы не было гепатита и чтобы товар был быстро заморожен.

Кабинет был настолько тесен, что Голова-на-Молнии едва мог шевелиться, не задевая локтями плакаты на стенах, которые, как и склеившиеся от влажности кипы бумаг на металлическом столе Болтона, он не мог прочитать. Больно было думать, что свинье, наделенной правом распоряжаться жизнью и смертью Головы-на-Молнии и всех его зипов, выделили под кабинет такую гнусную дыру.

— Послушайте, мистер Болтон. — В конце концов можно и подлизаться немного, от этого тебя не убудет. — Я пытаюсь с этими людьми, типа, построить что-то. Они надеются на меня, что я смогу защитить их от Гсошников, не обладающих тем общественным сознанием, которое есть у меня, например, от Патриотического Парка. И я так понимаю, что чем больше они строят, тем больше им причитается. Вместе со мной и с вами.

Болтон подался вперед, опираясь на руки. Его руки напоминали обесцвеченную колбасу, вылезающую из коротких рукавов. Волосы на них были такими бледными, что казались прозрачными.

— Тебя можно и заменить, паскуда, — сказал он.

— Но-но, потише! — воскликнул Голова-на-Молнии с хорошо отрепетированным бешенством. — Не надо на меня давить. Я представляю Общественность — людей, угнетаемых и эксплуатируемых Системой, где Доминируют Белые Самцы.

— У нас здесь район с мультикультурным населением, Голова-на-Молнии. Возможно, ты не представляешь достаточно широкий спектр, откуда тебе знать? Мы под каждым камнем в Бейкерсфилде можем найти тебе замену, а тебя самого быстренько заставим исчезнуть.

Голова-на-Молнии сделал глубокий вдох, успокаивая свою ярость. Он кивнул, конвульсивно, словно его кукловод не вполне справился с ниточками.

— Вам нужна кровь, — прохрипел он, — вы ее получите. А что вы с ней делаете-то, а? Пьете, что ли?

Лицо Болтона превратилось в пухлый кулак.

— Не умничай тут со мной, раздолбай.

Голова-на-Молнии откинулся назад и умиротворяюще помахал руками. Социальный работник вздохнул:

— Это для ребятишек. Ты же смотришь телевизор, правда?

— Да, конечно, сэр. Помогает формулировать общие национальные ценности.

— Ага. Мы запретили пистолеты, оружие любого рода, запретили даже знать, как оно применяется. И все же мы имеем миллион убийств в год — это один процент населения — благодаря контрабандистам, держателям подпольных складов, спекулянтам и другим эгоистичным элементам. Чтобы справиться с этим, Национальное Здравоохранение нуждается в поддержке.

Он откинулся в кресле и уставился на Голову-на-Молнии глазами, похожими на голубой мрамор.

— От тебя требуется внести свой вклад в дело спасения бедных, истекающих кровью детишек. Или я вставлю еще одну молнию тебе в шею и забуду застегнуть.

* * *

Катана был настолько потрясен, что сначала повернулся, чтобы посмотреть на наглеца, а уж потом высвободил руку.

В ублюдке не было ничего особенного: сантиметров на восемь пониже Катаны и ненамного выше Монализы, а мяса на костях почти совсем не наросло. На нем были рваные полотняные брюки, подпоясанные веревкой, и куртка из джутового мешка. Для темнокожего он был довольно смазлив. В этом Катана разбирался.

— Ты купил себе билет в мир страданий, мешок с дерьмом, — сказал Катана. Он замахнулся, чтобы съездить кулаком по хорошенькому личику.

Членам Группы Содействия не было равных в групповых избиениях. Но в поединках они терялись. Другое дело — забить ногами упавшую мразь.

Смуглый мальчишка выскользнул из-под удара. Он просто откинул туловище назад, а затем выпрямился, кротко глядя на Катану.

Молниеголовый опешил. Гражданин сопротивляется: такого просто не могло случиться. Пора было призвать социальный порядок к порядку.

— Ты сам напросился, — прорычал он и со свистом извлек свой именной меч из ножен, висевших за спиной.


Рики Ангел скользнул на два шага назад, бросив взгляд на молодую женщину. Та только Что сбила гражданина с ног ударом в пах и теперь стояла, поставив сапог ему на шею и ожидая классного представления.

Рики вытащил две полуметровые палки — гарроты, — которые были спрятаны у него в штанине, и выставил их перед собой.

— Хочешь побить меня вот этими спичками? — расхохотался Катана. — У меня меч, парень. Ты проиграл.

— Возможно, — сказал Рики.

— Уж это точно. — Катана шагнул вперед, размахнувшись горизонтально. Рики отступил назад, на мостовую, пятясь от сверкающей смертоносной дуги. Когда меч сверкнул в обратную сторону, он увернулся таким же образом.

В этот время его нога в сандалии наткнулась на кучу застывшего цемента. Лодыжка подвернулась. Он упал на одно колено.

С торжествующим ревом Катана обеими руками занес меч над головой для смертельного удара. Когда клинок со свистом опустился, Рики отбил его левой палкой. Меч отклонился на градус, пронесся мимо плеча Рики, не задев его, и воткнулся в мягкий от жары асфальт.

Катана вложил в этот удар всю силу. Не попав по цели, он потерял равновесие. Правой палкой Рики ударил его по основанию черепа, направляя падение. Катана ударился лицом об асфальт и затих.

Лень и желание позабавиться до поры удерживали Монализу от драки. Но сейчас она поняла, что произошло невероятное: тощий подросток приложил Катану мордой об асфальт с помощью каких-то палок. Она выхватила два одинаковых кинжала и закрутила ими в воздухе, выписывая сверкающую бронзовую бабочку, просто чтобы показать этому недоумку, что его ждет.

— Разве ты не знаешь, что закон запрещает гражданам распускать руки? — спросила она.

— Я бы не стал, если бы мне было куда их запускать, — отпарировал Рики.

Она замычала, не поняв шутки. В щеку у нее были вставлены блестящие стальные бусинки, составлявшие узор в виде бриллианта. Она приблизилась, держа левый нож наготове, а правым помахивая перед собой движением кобры. Он понял, что этим она хотела его запугать.

Когда она достала ножи, он почувствовал некоторое беспокойство; в его искусстве тоже применялись кинжалы — балисонги, или экрима, — хотя он никогда не практиковался с ними. Лагерная охрана была достаточно опытна, чтобы не оставлять в руках заключенных металлическое оружие. Если что-то и работало в Островной Америке (по крайней мере за пределами кондиционированных кабинетиков, где государственные служащие отдавали свою жизнь служению обществу), так это металлодетекторы.

Однако ее выкрутасы, хотя и занимательные, были просто фокусами. Движения выдавали в ней вульгарного уличного бойца, каким был и Катана.

Это не означало, что Рики ничего не угрожало. Ей, безусловно, приходилось уже резать людей этими ножами. Она кромсала воздух замысловатыми росчерками. Солнце вспыхивало на клинках, которые были единственным чистым местом в ее фигуре.

— Выпусти когти, — говорил ему гуру, — и змея не сможет укусить.

Он сделал скользящий шаг в ее сторону. Рука женщины метнулась к его горлу. Он отступил в сторону от удара и со свистом размахнулся правой палкой сверху вниз. Она с треском врезалась в костяшки пальцев Монализы. Нож со звоном выпал и запрыгал по горячему асфальту, словно испуганный зверек.

…Внезапно он был захвачен сзади нельсоном.

— Режь ублюдка. — Смрадное дыхание окатило затылок. — Режь его.

Тряся поврежденной рукой, Монализа двинулась вперед.

— Хочешь сделать серьги из его яичек?

— Отрежь ему член, — сказал Катана, — чтобы я мог его засунуть ему в…

Одновременно ударяя палками по обоим вискам Катаны, Рики не мог вложить в удар много силы. Но гибкость, выработанная часами упражнений, придала запястьям способность вырабатывать дополнительную скорость. Катана взвыл и ослабил захват.

Рики поднял руки над головой и рухнул на землю. Удар копчиком об асфальт был подобен выстрелу, запустившему алые искры вдоль позвоночника прямо в мозг.

Второй нож Монализы метнулся ему в лицо. Ротанговые палки, взвизгнув, сомкнулись у руки, державшей кинжал.

Монализа вскрикнула и выронила клинок. Рики вскочил и сделал колесо. Катана размахнулся, целясь ему в голову справа. Рики парировал слева, ударив палкой по внутренней части предплечья — движение, которое эскримадорцы называли «живой рукой». Правая палка закрепила блок, ударив Гсошника по локтю.

Воодушевленный успехом, Рики изловчился ударить Катану гарротой в лицо и сломать ему нос.

Катана, воя, опустился на асфальт. Сквозь пальцы струилась кровь.

— Сукин сын! — неистовствовала Монализа. — Ты сломал мне руки!

Рики улыбнулся. Он подошел к ней, гибко играя палками и выписывая в воздухе зловещих бабочек.

— Уходите, — коротко предложил он.

Правой рукой, которая была повреждена меньше, Монализа сграбастала своего товарища по Содействию Общественности за кожаную куртку. Они заковыляли прочь на негнущихся ногах, как ходят до смерти напуганные люди.

У Рики в мозгу что-то щелкнуло. Он тяжело опустился на край тротуара. Это была его первая настоящая драка с тех пор, как гуру Сантистеван начал тренировать его. И он победил.

Оба обитателя дома бросились к Рики, обнимая его, называя своим героем.

Он думал: а так ли это?


— У него плохая карма, — сказала мать Миа. — Дурные новости. В любом случае наш общественный долг обуздать его. Он бешеный.

Тридцать с небольшим жителей Форрестера-900 собрались в смрадном полумраке Дома Самоуправления, который был чьим-то домом до того, как Федералы все обобществили. Стены были расписаны непристойностями, а в углу красовалась кучка человеческого дерьма; поскольку дом никому не принадлежал, то никто за ним и не присматривал. Однако он служил свою службу.

Даже Картонная Кэти пришла и сидела теперь с краю, поджав колени. Фиолетовая буква «Г» была вытатуирована на ее ввалившейся щеке, показывая, что она перенесла гепатит. Правительственное телевидение, которое было единственным телевидением в округе, сообщило, что гепатит не является заразным. Правительство всегда говорило правду. Люди все понимали правильно.

— Вы хотите подлизаться к Молниям, потому что они покрывают ваши делишки, — сказал кривоногий мужик с лысеющей головой и черной бородой. — Никто не посмеет донести на вас за то, что вы торгуете собственной дочкой.

— Голова-на-Молнии хорошо относится к нашей Общине, — продолжала настаивать мать Миа. — Нам могут назначить Главного по Содействию, который будет хуже этого.

— Как может быть хуже? — спросил человек, торговавший апельсинами. Его звали Джейсон, а его жену Трейси. — Его орава избивает нас и забирает то немногое, что мы зарабатываем.

Городского голову звали Толсон. Это был потрепанный морщинистый мужичок с волосами морковного цвета, в организме которого, казалось, давно сгорели все жиры и надежды. Он выглядел, как человек, который знает, что все меняется только к худшему.

Он поскреб подбородок и кивнул.

— Факт тот, что Голова-на-Молнии не очень-то справляется с делами.

— Вы не можете разрешить этому жуткому сопляку остаться здесь! — воскликнула мать Миа. — Как насчет нашего общественного долга?

— Я — председатель квартала, законный и официальный, — сказал Толсон, одаривая ее тяжелым взглядом. — Я решаю, что мы должны и чего не должны.

Он вновь поскреб щетину на щеке.

— Неплохая идея — иметь человека, который будет сражаться за нас.

— Мы не можем рисковать… — начал отец Миа.

— Мы всегда успеем выдать его властям, — сказал Толсон, — если дело не выгорит.

Трейси нервно обтерла руки о юбку.

— Как нам удержать его?

— К счастью, у нас есть кое-что получше одиннадцатилетних малолеток. — Толсон обернулся и крикнул: — Пэтти, вперед и на середину!

В помещение проскользнула молодая женщина с прямыми светлыми волосами. Она была привлекательна, насколько это возможно при постоянном недоедании. Глаза были большие, но тусклые. На ней были какие-то линялые и перекроенные обноски; маленькие острые груди норовили выглянуть из слишком широких пройм. Мужчины рассматривали ее с откровенным вожделением. Она не обращала на них внимания.

— Девочка, — сказал председатель, — пришло время послужить своей общине.

Блеклые глаза хитро прищурились.

— Что?

— Ты знаешь, что у нас тут появился незнакомый паренек, который накостылял двоим зипам?

— Ага. Он типа крутой. А что с ним?

Толсон положил руку ей на плечо.

— Ты должна сделать так, чтобы он захотел остаться.

Ее лицо сжалось.

— Папа! Почему я должна это делать?

— Потому что я ему вряд ли понравлюсь, девочка. Он не носит цвета Горячих Педиков.

Она прижала руки к тощей груди и повернулась.

— Это сексуальная эксплуатация. Ты можешь попасть в тюрьму.

— Ну да, — сказал Толсон с улыбкой, которая сползла с его лица, не успев появиться. — А тебя отправят к Непорочным Сестрам для нравственного перевоспитания.

Он сжал ее щеки жесткими пальцами и повернул лицом к себе.

— А знаешь, что говорят эти Сестры? Они говорят, что хорошенькое личико — это приманка для мужчин и предательство собственного пола. И они очень быстро исправляют этот недостаток.

Она попыталась вырваться.

— Ладно. Но он должен быть чистым.

Толсон рассмеялся:

— Я бы сказал, что почище тебя, детка. Парень выглядит так, будто только что из Лагерей. А уж там тот, кто заболеет, долго не протянет.


Запах человеческого пота едва пробивался сквозь густые испарения застарелой грязи и плесневелой одежды, заполнявший гараж Толсона. Лежа на комковатом матрасе, пуговицы которого впивались в спину, Рики тупо смотрел на обнаженное тело рядом с ним. На вздернутые ягодицы падали серебристые полосы лунного света, просачивавшегося сквозь доски, которыми было заколочено окно. Рики решил, что ему нравится роль героя.

Он не очень-то разбирался в жизненных ролях. Телегерои были в основном сусальными юнцами или одноклеточными животными, которые беззлобно выслеживали спекулянтов или злонамеренных иностранцев и препровождали их к улыбающимся государственным служащим, которые великодушно вознаграждали их за усердие. Это никак не соотносилось с той реальностью, которую Рики познал на улице и в Лагере.

— Ты теперь хураментадо, сынок, — говорил ему учитель ночью накануне того дня, когда ему суждено было погибнуть от лазеров службы безопасности. — Человек миссии.

— Какова моя миссия?

— Освобождать людей.

Рики тогда не вполне понял.

— Как я должен это делать, гуру?

Гуру Сантистеван сидел в затемненном бараке, мудрый, почерневший и иссохший. Он усмехнулся сквозь дымок запрещенной сигареты.

— Сначала освободи себя.

Это были последние слова, которые Рики слышал от старика.

Рики казалось, что гуру освободил его, сумев отвлечь охранников, пока Рики протискивался сквозь узкий подкоп под проволокой. Это означало, что теперь можно было приступить к выполнению миссии. Как только он поймет, что от него требуется.

Свою тоску по старику он хранил внутри себя, в маленьком пузырьке, не зная, куда его поставить. Это был не единственный подобный пузырек на полках его души.

Бейкерсфилд был ближайшим людским сообществом, нуждавшимся в освобождении. Он вошел в городок с юга, параллельно 99-му шоссе, обходя стороной правительственные рабочие бригады, которые либо ремонтировали дорогу, либо разбирали ее, смотря к кому они относились — Службе Инфраструктуры или Комиссии по Охране Окружающей Среды. У него не было внутреннего паспорта, который позволял бы ему ездить на общественных автобусах с паровыми двигателями, которые время от времени громыхали мимо, выпуская клубы дыма из труб. Что касается фермеров, ехавших на конных повозках, сделанных из сломанных автомобилей, то они старались даже не смотреть в его сторону, когда он махал им руками и просил подвезти вместе с их изъеденной червями продукцией.

В основном он старался держаться подальше от людских глаз. Он скрывался от закона, к тому же рисковал быть опознанным как иностранец. Смуглый, стройный, не слишком высокий, он мог сойти за «англо» или «чикано», на самом же деле он был филиппинцем, как и многие в агролагерях. Расизм был вне закона, но подозрительность по отношению к иностранцам считалась обязательной. Они могли торговать импортом или вербовать на работу — хотя за свои семнадцать лет Рики не встречал ни одного человека, сумевшего преодолеть десятиметровую стену, окружавшую всю территорию континентальных Соединенных Штатов, — законно или как-нибудь иначе.

Кроме того, избиение азиатов считалось для чернокожих членов ГСО политически корректным проявлением гнева. Приходилось быть осторожным.

Но когда он увидел разукрашенных металлическими шипами юнцов, наезжавших на граждан, в нем включилось осознание своей миссии.

Он разглядывал Патти, которая спала, пуская слюни на рваную подушку, и почувствовал приступ щенячьей любви. И еще кое-что он почувствовал. Он дотронулся пальцем до ее спины между лопатками и с тихой очарованностью девственника двинулся вниз по позвоночнику. Когда он добрался до копчика, она зашевелилась, сонно пробормотала что-то с капризной интонацией и перевернулась на спину, предоставляя ему очередные доказательства его награды.


Его разбудили крики. Он сел и увидел оранжевые сполохи, пляшущие на стене соседнего дома.

— Черт!

Истерично заливался петух. Рики выпрыгнул из кровати, столкнувшись с Патти, которая в этот момент попыталась сесть, схватил свои штаны и попытался натянуть их. Нога застряла в штанине. Он прыгал по гаражу, выставив ногу в свисающей штанине, и сердце прыгало в груди, словно испуганная лягушка.

— Черт, черт, черт.

— Что случилось? — сонно спросила Патти. Ему наконец удалось влезть в брюки. Она натянула на плечи изъеденное молью одеяло и вышла вслед за ним на ночную улицу.

Усадьба Джейсона и Трейси была освещена, словно жилище государственного служащего во время праздника. Разумеется, как рядовым гражданам, Джейсону и Трейси не полагалось электричества для освещения или обогрева.

Что им полагалось, так это огонь. Его было в избытке. Приглядевшись через оконные проемы, еще недавно загороженные картонками и фанерой, можно было увидеть тела несчастных, свисавшие с потолка вниз головой. В воздухе плыл жирный запах барбекю. Рики с ужасом почувствовал, как рот заполняется слюной.

— Это был Голова-на-Молнии и его люди, — сказала Картонная Кэти, стоя в стороне от толпы, собравшейся возле горящего дома. — Я все видела.

Толсон крякнул и почесал голую грудь.

— Почему ты никого не позвала?

— Я испугалась и спряталась.

Рики почувствовал устремленные на него взгляды.

— Ты должен был защищать нас! — крикнул кто-то. Кто-то другой фыркнул, сплюнул. Что-то влажное шмякнулось о щеку Рики.

— Герой недоделанный.

Нет, сейчас он вовсе не был героем. Он был просто напуганным семнадцатилетним парнишкой, который добавлял еще не переваренный обед из бобов, лепешек и недозрелых помидоров к куче отбросов, переполнявшей сточную канаву. Непреодолимое чувство поражения и утраты рвалось наружу неудержимыми спазмами.

Он повернулся и побежал обратно к гаражу Толсона. Насмешки колотили по его смуглым плечам, словно камни.

Геройский бизнес шел совсем не по намеченному плану. Никого не удалось защитить. Он расслабился и проспал, пока их убивали.

Но злость начала пожирать стыд. Злость и решимость.

Они увидят, что он все-таки герой.

* * *

Голове-на-Молнии не полагалось шикарной штаб-квартиры вроде бывшего торгового центра или старого увеселительного комплекса «Метро»; его зипы были немногочисленны и не слишком свирепы. Приходилось довольствоваться остовом супермаркета Бона, разоренного бесконечными постановлениями, которые множились и мутировали с каждым часом, подобно некоему демоническому ретровирусу, а затем и вовсе почившего вместе с коллапсом национальной системы транспортировки и распределения задолго до того, как Голова-на-Молнии и его приспешники родились. Толсон рассказал Рики, где найти всю компанию за поздним ужином. Это не было секретом: Голова-на-Молнии держал дверь открытой, заявляя, чтобы люди не стеснялись приходить к нему со своими проблемами.

У зипов выдался хороший вечерок. Той дюжине дружинников, которая сопровождала Голову-на-Молнии на небольшое дельце, пришлось кое-кому сделать больно. Они были возбуждены и жаждали поделиться впечатлениями. Остальные с завистью слушали. Вокруг горящих бочек с мазутом на заброшенной стоянке зипы баловались выпивкой, шоколадом, табаком и другими продуктами, подлежащими строгому распределению.

Все эти отвлекающие моменты не способствовали бдительности. Так же как долгое созерцание огня не обостряет ночное зрение. Рики крался на огрубевших босых подошвах, стараясь попасть в ритм вечеринки — двигаться в темноте, когда разговоры и хриплый смех достигали пика громкости, замирая, когда шум смолкал.

Часовые у задней стены магазина были поглощены зрелищем праздника и громко возмущались тем, что не могут принять в нем участия. Рики благополучно проскользнул мимо них.

Тяжелая металлическая задняя дверь давно была выломана. Дружинники заколотили проем корявыми досками. Серьезного нападения они не выдержали бы, но пробраться вовнутрь бесшумно было невозможно.

Рики не стал и пытаться. Позади супермаркета возвышалась шлакоблочная стена, заслонявшая вид на помойку. Стена была выше Рики. Он подпрыгнул, подтянулся и взобрался на нее.

Тяжело дыша, он выпрямился, восстанавливая равновесие, сгруппировался и прыгнул, ухватившись за край крыши. Пальцы начали соскальзывать, царапаясь о гравий. Рики застонал и перекинул свое тело через парапет одним усилием воли.

Некоторое время он лежал, тяжело дыша, не столько от усталости, сколько от страха, что наделал слишком много шума. Он прислушивался к голосам, доносившимся из помещения и со стоянки. Никакой перемены в интонациях, никаких тревожных криков.

Он полез по крыше, как обезьяна. Охлаждающее покрытие исчезло тогда же, когда и задняя дверь. Здоровенная щель в крыше была прикрыта листом рубероида, пропеченного солнцем до хрупкости и придавленного тут и там кирпичами и шлакоблоками. Прикусив от напряжения нижнюю губу, Рики разобрал завал.

Кровь закипала в нем. Злость, страх и необходимость нырнуть очертя голову в неизвестность, которую он больше не мог выносить, заставляли его вибрировать, словно живой камертон.

Но и проиграть было нельзя. Прыгни он, наделай много шума, потеряй равновесие или переломай ноги, и он уже никогда не сможет защитить поселок. Чтобы заставить себя продолжить смертельную игру, ему понадобилась вся та дисциплина, что он приобрел во время бесконечных подпольных занятий, вся та сила воли, которая выработалась при отработке вращений и ударов, после изнурительной работы в полях и ничтожных пайков, когда он уже перешагнул грань истощения.

Гуру Сантистеван никогда не заставлял его продолжать, никогда ни к чему не принуждал. Он просто стоял, наблюдая за его занятиями.

— Если хочешь прекратить занятия, мальчик, ты волен сделать это в любое время. Выбор за тобой. Дорога эскрима нелегка, и нет у него никаких гарантий.

Наверное, благодаря всему этому Рики и нашел в себе волю продолжить путь. Ему всегда не хватало права распоряжаться собственной жизнью, он был в полном смысле слова собственностью на государственной плантации, но гуру дал ему шанс сделать что-то для самого себя. Рики мог сдаться, отдать себя во власть программы государственного обеспечения, отказаться от собственной личности, собственных стремлений и желаний. Или же встать перед лицом ужасной проблемы выбора.

Он выбрал выбор. Теперь он должен был заставить себя не пасовать перед последствиями этого выбора.

Он отогнул рубероид. Соскользнул с края щели вниз, в черноту.


Голова-на-Молнии занимал помещение, которое раньше являлось офисом управляющего. Как повелось у боссов ГСО, оно было забито всяким добром, которое награбили его клевреты: цветастой, не слишком поношенной одеждой, подушками, еще сохранившими остатки мягкости, безделушками. Его страстью были игрушки: миниатюрные автомобильчики, грузовики и самолетики, заводные фигурки, даже куклы. Большинство игрушек были старинные: их производство, продажа, даже владение ими давно было объявлено вне закона как пропаганда насилия, пропаганда стереотипов, пропаганда эгоизма. Конфискуя их, его бойцы лишь выполняли требования закона.

Иногда, закрыв дверь, он снимал их с покосившихся полок и расставлял перед собой, представляя, что это настоящие люди, настоящие машины. Он придумывал и разыгрывал с ними маленькие сценки. В такие минуты он ощущал успокоение, его собственная боль покидала его.

Он проснулся, почувствовав твердый предмет, вжимавшийся в горло, и тяжесть придавившего его тела. В темноте лица кукол казались призрачными.

— Кто бы ты ни был, — спокойно сказал Голова-на-Молнии, пытаясь сесть, — ты выбрал очень неудобный вид смерти.

— Возможно, — сказал Рики Ангел, позволяя ему подняться.

— Чего ты хочешь?

Рики, моргая, вглядывался в темноту. В его детстве почти не было игрушек. Сейчас, окруженный крошечными человекоподобными фигурками, он почувствовал, как у него волосы шевелятся на затылке. Вопрос Головы-на-Молнии застал его врасплох; он рассчитывал, что начальник ГСО сначала спросит, кто он такой. Но тот сразу перешел к делу.

— Убить тебя, — сказал Рики. Это звучало неубедительно. — Ради людей поселка.

— Но ты не убил меня, — сказал шеф ГСО, пятясь назад. Рики не пытался остановить его. — Вместо этого ты разводишь разговоры. В чем же дело? Не чувствуешь уверенности в себе?

— А почему ты не убил меня? — спросил Рики.

— Так, значит, ты и есть тот бдительный бродяга, которого эта мразь уговорила защищать их, — хмыкнул Голова-на-Молнии. — Я просто хотел им показать, что на тебя не стоит рассчитывать, мальчик.

Щеки Рики горели, словно жестяная крыша под калифорнийским солнцем.

— Встань, — прошипел он.

— Зачем? Боишься прикончить меня в сидячем положении? Или просто хочешь потом убедить себя в том, что ты не убийца?

— Это ты убийца. Ты убил тех людей. Ты преступник.

— Нет, они преступники, детка. Я же представляю закон.

— Тогда это дерьмовый закон.

Голова-на-Молнии громко расхохотался.

— Нет. Закон велик. Он позволяет людям вроде меня жить по-человечески. Он дает мне масштаб, парень. Может, когда-нибудь я стану государственным служащим, и шлюхи будут делать мне отсос на заднем сиденье лимузина с кондиционером; я узнаю, что значит, когда настоящая сила кипит в жилах.

— Никогда этого не будет, — сказал Рики. — Ты для них — просто собственность, возобновляемый ресурс. Ты — такая же жертва, как и те люди, которых ты пытал этой ночью.

Голова-на-Молнии бросился под ноги Рики. Застигнутый врасплох, Рики рефлекторно выпрыгнул из кабинета в бывшую приемную. Шеф ГСО схватил его за икры и опрокинул на голый бетонный пол, Рики сильно ударился головой, отчего его мозги на краткий миг наполнились звездным водоворотом.

Однако Голова-на-Молнии ухватил его недостаточно крепко, чтобы придавить всей своей массой и силой. Рики ударил вслепую. Удар получился довольно весомый. Голова-на-Молнии, застонав, ослабил захват.

Рики вскочил на ноги, размахивая перед собой палками и выписывая ими в воздухе восьмерки. Скупой свет, проникавший снаружи, позволял разглядеть лишь силуэт высокого человека, стоявшего в напряженной позе. Шеф ГСО спал одетым, в ботинках, брюках и темной футболке.

Голова-на-Молнии нагнулся, пошарив под штанинами. Рики сделал выпад, но противник отшатнулся, сверкнув двумя кинжалами и проявив ловкость, достойную эскримадора.

Он встал в неглубокую боксерскую стойку, почти такую же, как у Рики, выставив левую ногу вперед. Это, возможно, означало, что он был праворуким; большинство борцов, кроме эскримадоров, выставляют вперед более слабую руку. Оружием ему служили изогнутые ножи с двадцатипятисантиметровыми лезвиями. Он держал их перевернутыми, лезвиями к предплечьям.

Гуру Сантистеван говорил Рики, что бойцы, которые держат ножи подобным образом, либо дураки, либо очень, очень искусные воины. Рики прикинул, что Голова-на-Молнии, по-видимому, добился своей должности именно благодаря бойцовскому опыту: хотя в их краткой беседе шеф ГСО проявил незаурядный интеллект, Рики сомневался, что извилины высоко ценятся в среде одичавших подростков, которые управляют улицами как наместники государства.

Голова-на-Молнии начал кружить. Рики поворачивался на месте, держась лицом к противнику и стараясь, чтобы тот, как более крупный человек, не прижал его к стене или другому препятствию. Гуру при обучении подчеркивал важность обороны как позиции более этичной, а также более выгодной в тактическом смысле. «Бои чаще проигрываются, нежели выигрываются, мой мальчик, — любил говорить гуру. — Дай противнику шанс проиграть первому».

Рики старался сосредоточиться. Длительные тренировки развили в нем до высокой степени рефлекс «драться или бежать», сопровождаемый горячим всплеском адреналина в крови, который превращал его в зверя. Однако мозг при этом работал четко, вбирая максимум информации…

Голова-на-Молнии замахнулся правой рукой, целясь в глаза. Рики отбил удар, стараясь попасть гарротой по пальцам, страхуясь второй палкой на случай промаха. Однако палка наткнулась на лезвие: Голова-на-Молнии вовремя вывернул руку, блокируя удар.

Рики мгновенно отбил клинок своей волшебной палочкой, освобождая правую руку, которой предстояло отразить выпад левого ножа, летящего прямо в живот. Еще один стук ратанговой древесины о сталь, и оба дуэлянта отступили на шаг назад.

— Неплохо, — сказал Голова-на-Молнии. — Но мои ребята меня предупредили, что ты целишься в руки, жонглер.

Рики молча смотрел на него, ждал. Он понимал, что противник выше и килограмм на пятнадцать тяжелее. Что еще хуже, из передней части магазина начали доноситься встревоженные голоса, и сполохи факелов мелькали все ближе. Защитники Общественности начали стекаться к офису.

Голова-на-Молнии печально улыбнулся.

— Ты припер меня к стенке, парень, — сказал он. — Я не могу приказать своим ребятам разделаться с тобой, не потеряв при этом лица. Так что придется мне добивать тебя самому.

Он неистово обрушился на Рики, делая выпады слева и справа, замахиваясь сверху, однако старался не слишком вытягивать руки, чтобы не дать Рики поймать себя двумя палками. Это все, что тот мог сделать, защищаясь от натиска.

Голова-на-Молнии замахнулся, чтобы ударить Рики ногой в пах.

Рики едва успел развернуться и принять удар ягодицами, но при этом был отброшен на груду рваных коробок с награбленным барахлом.

Голова-на-Молнии завис над ним. Он не стал наклоняться, чтобы схватить Рики за горло или пырнуть ножами. Вместо этого он зверски ударил его ногой в бок.

Рики задохнулся. Боль пронзила, словно пуля навылет. Сапог сломал ребра.

— Растопчи его, Голова-на-Молнии! — вопили парни и девушки. Невесело оскалившись, Голова-на-Молнии занес ногу, чтобы выполнить их пожелание.

Рики сложил палки буквой «X» и выбросил их вперед, чтобы поймать занесенный сапог, словно вилкой. Левой ногой он зацепил щиколотку противника, перехватил ее правой ногой с другой стороны и дернул изо всех сил.

Голова-на-Молнии завалился на бок. Он ударился об пол плечом, перекатился и вскочил, держа ножи наготове.

Рики тоже уже был на ногах, стараясь не слишком горбиться от боли. Гуру время от времени неожиданно бил его гарротой со всей силы, чтобы научить управлять своим рефлексом самозащиты, только поэтому боль от удара сапогом не убила его. Он сумел вынести ее, хотя с каждым вздохом ему словно копье вонзалось в бок.

— Кончай с ним, Голова-на-Молнии! — кричали Защитники Общественности. — Мы хотим крови.

— Первый урок лидерства, — тихо сказал Голова-на-Молнии. — Дай людям то, чего они хотят.

Он сделал выпад; клинки дьявольски блеснули.

Рики отпарировал левой рукой вправо и, приблизившись к Голове-на-Молнии, обошел его слева, прижав его левую руку к туловищу, пока она не успела набрать скорость. Он ударил палкой вдоль руки противника, закрутив ее вокруг запястья. Змея выпускает клыки — так называл этот прием гуру.

Он продолжал спиральное движение вокруг руки противника, а от второго ножа его защищало крупное тело Головы-на-Молнии. Еще один виток, направленный вверх, и кривой нож отлетел в сторону.

Голова-на-Молнии издал утробный крик ярости и удивления и ударил Рики вторым кинжалом в ребра. Рики блокировал нож вертикально направленной палкой, а другой гарротой сильно ударил по запястью шефа ГСО. Второй кинжал грустно запел, ударившись о цемент.

Голова-на-Молнии обрушил локоть на висок Рики.

Рики забыл, что основная тактики эскримадоров — разоружить противника, он же должен победить человека, а не оружие. Полуослепший, теряя сознание, он выставил палки перед собой. Голова-на-Молнии нанес круговой удар коленом в уже сломанные ребра.

Рики осел. Голова-на-Молнии вдвинулся между гарротами и колотил его кулаками и локтями. Рики пытался слабо защищаться. Шеф ГСО зацепил его ногу своей ногой и опрокинул Рики на пол.

Голова-на-Молнии навалился на него. Ударив Рики в лицо, он выбил палки у него из рук. Затем обхватил мощными руками его горло и принялся душить.

Рики вцепился в безжалостные руки противника, стараясь оторвать хотя бы один палец. Но руки были словно цементные.

«Не может быть, чтобы вот так все закончилось, — подумал Рики, когда кольцо улюлюкающих, злобных лиц начало кружиться перед глазами. — Я должен стать героем. Я не могу вот так просто умереть».

Он увидел спокойное смуглое лицо гуру, его сардоническую улыбку, проступающую через клубы дыма.

«Быть героем не так просто, как ты думал, не правда ли, hijo?»

Он почувствовал, как глаза вылезают из орбит. Грудь готова была лопнуть от невозможности втянуть хотя бы каплю воздуха.

«Я потерял палки!» — подумал он в панике.

«Эскримадор сражается тем оружием, что есть у него под рукой, — услышал он мысленный ответ. Старик затянулся и выпустил дым. — А оружие там, где ты его находишь, понимаешь?»

Рики посмотрел на противника. Широкое лицо расплылось в усмешке. На высоком лбу выступили капельки пота, блестевшие в свете факелов, словно рубины, вправленные между зубчиками молнии.

Рики протянул руку и ухватился за молнию. Последним истерическим усилием он вырвал ее изо лба лидера ГСО.

Кровь залила лица обоих противников. Голова-на-Молнии с воплем отпрянул назад. Он не отпустил руки, но Рики удалось зацепить левый мизинец и сломать его. Звук был такой, словно сломалась ветка. Даже в угаре ужаса смерти и внезапной надежды этот звук вызвал у Рики дурноту.

Он скользнул вниз, между широко раздвинутыми ногами Головы-на-Молнии. Тот обернулся вслед за ним. Его лицо напоминало алую маску, оскалившуюся между двумя ртами. Здоровой рукой он схватил Рики сзади за пояс.

Рики вывернулся и всадил в живот Головы-на-Молнии один из оброненных им кривых ножей по самую рукоятку.

Голова-на-Молнии завопил и скорчился. Рики не был воспитан на боевиках и телефильмах, поэтому он не ожидал, что одна-единственная рана, какой бы тяжелой она ни была, может погубить человека. Поэтому он, не мешкая, начал шарить по полу в поисках другого оружия. Приметив одну из своих гаррот, лежавшую в тени около стены, он проворно нырнул за ней.

Когда он повернулся, Голова-на-Молнии навис над ним, словно небоскреб: он вытянул руки вперед, рукоятка ножа торчала из живота, словно фаллос мутанта, приготовившегося к изнасилованию.

Вскрикнув, Рики полоснул концом палки по горлу лидера ГСО.

Кадык Головы-на-Молнии провалился, закрыв дыхательные пути. Он попятился назад, схватившись руками за изуродованное горло. В бывшем универсаме повисла напряженная тишина.

Он пытался что-то сказать синеющими губами; на багровом лице начали проступать черные пятна. Опасливо держа гарроту наготове, Рики приблизился.

Голова-на-Молнии не мог произнести ни звука. Но Рики показалось, что губы обозначили слова: «Я тоже думал, что смогу изменить мир».

Ноги больше не держали этого сильного человека. Голова-на-Молнии тяжело рухнул на спину, корчась в судорогах и колотя пятками о скользкий от крови бетонный пол.

Рики заметил блеск второго ножа между коробками. Держась на достаточном расстоянии от зрителей, он поднял его, а также вторую палку.

Ножом он перерезал Голове-на-Молнии горло. Милосерднее было прикончить его, чем оставить биться в агонии. Орудуя ножом, Рики старался не смотреть в побелевшие глаза противника.

Он выронил нож и повернулся к зипам, готовый либо драпать, либо драться, словно берсерк, смотря по обстоятельствам. Защитники Общественности переглядывались.

— Ну ладно, — сказал один. — Что нам теперь делать?

Рики, опьяненный адреналином и первым в жизни убийством, не сразу понял, что с ним разговаривают.

— Что? — спросил он непослушным языком.

— Ты убил Голову-на-Молнии. Теперь ты наш вожак.

— Ты получил власть, — добавила девушка, зазывно улыбаясь.

Власть. Перед ним, словно перед путником, взошедшим на вершину холма, открылась прекрасная перспектива: собственная юная армия, готовая выполнить миссию, которую возложил на него гуру. Власть для реформ — власть изменить мир.

Потом он посмотрел на Голову-на-Молнии, распростертого у его ног в луже крове, вонючего от собственных испражнений. Он услышал последние слова Головы-на-Молнии, которые тот уже не смог произнести.

Прелестная перспектива превратилась в пропасть, бездонную и черную — это была чернота его собственной души.

Он попытался сказать «нет», но кислая рвота заполнила рот и исторглась из губ. Согнувшись, он проковылял через раздавшийся круг подростков и исчез во тьме. Никто не попытался остановить его.


Ночь Рики провел в каком-то темном и тесном укрытии. К счастью, его не обнаружили ни Гсошники, ни полицейские. Он вернулся в поселок, когда серый рассвет начал расслаивать воздух.

В глубине души он ожидал, что люди выйдут на улицы и встретят его как героя. Он сражался за них, победил и раздавил зло. Он заплатил за это так дорого, что купил себе право считаться героем.

В самом деле, когда он подошел к кварталу, они все были там. Жители Форрестера-900 лежали вдоль тротуара, бледные, неподвижные и мертвые.

Воздух словно загустел вокруг него, когда он продвигался от тела к телу. Бок о бок лежали родители Миа, а рядом сама Миа. Толсон, по-прежнему в расстегнутой рубашке, с голой грудью, лежал с развороченным черепом: лазерный луч вышиб ему мозги. Патти… он отвернулся, и его в который уже раз за последние сутки вывернуло в канаву.

Руки у всех были профессионально связаны за спиной голубой полимерной лентой. У некоторых было перерезано горло; у других не было заметно никаких признаков насилия, кроме синяков на руках, с внутренней стороны локтя. Все были неестественно бледными, а на тротуаре Рики почти не заметил следов крови.

— Вот и ты.

Он развернулся, держа палки наготове. Перед ним стояла Картонная Кэти в своем рваном, замызганном платье, ввалившиеся глаза, словно глазницы черепа, большие и круглые.

— Что?.. — Слова каменели в горле.

— Кровомобиль. — Губы судорожно растянулись в подобие сардонической улыбки. — Наверное, Соц-обеспечение решило, что бедные раненые детки нуждаются в крови больше, чем они.

— Что ты имеешь в виду?

— Приехали люди со значками, загнали всех в машины и выкачали.

— Зачем?

— Может, кто стукнул насчет тебя. Может, Соцобеспечение решило, что пришло время чем-то пожертвовать для Общества. — Она покачала головой. — У них больше ничего другого не осталось.

— А почему не взяли у тебя?

Она потрогала свою татуировку:

— Гепатит. Раненым деткам не нужна порченая кровь.

— Но почему… — Он поднял руки в бессильном отчаянии. — Почему они ничего не сделали? Почему они не сопротивлялись?

— Для этого ты и был им нужен, чтобы драться за них. Когда те пришли, никто из них и пальцем не шевельнул.

Черная пустота, клубясь, выступала из каждой поры и окутывала Рики с головы до ног. «Они рассчитывали на меня, а я вновь их подставил…»

Затем внутри у него, словно вспышка магния, взорвался гнев. «Я не подставлял их! Я дрался за них, пока они, как овцы, покорно шли под нож».

— Я не смог защитить вас! — закричал он в ярости, изливая свою злость на мертвых. — И никто не смог бы. Никто не смог бы, если вы сами не хотели сделать ничего для самих себя.

И тут он вспомнил, как гуру сказал однажды: «Дай человеку рыбу, и ты сделаешь его сытым на один день. Научи этого человека рыбачить, и ты сделаешь его сытым на всю жизнь».

Всю жизнь его учили отдавать себя людям, и он поступил согласно этому завету. Но то, что он им дал, пропало впустую, словно кровь, которую он выпустил из Головы-на-Молнии.

Он посмотрел на Картонную Кэти. Она сжалась под его взглядом. Слов у него больше не осталось.

«Больше никогда», — сказал он себе. Он повернулся спиной к солнцу, к мертвецам, к своим героическим идеям и медленно побрел к разрушенному центру города.

Джеффри Карвер Финал с метаморфом

Когда первая пара борцов приготовилась к схватке на центральном ковре, толпа заревела: «Криии-вооо-бооо-киии-еее!», «ХУГГА-ХУГГА-ХУГГА-ХУГГА!», «Вперед! (телепатический крик), даешь! (телепатический крик)». Кабан Донован посмотрел в ту сторону, где начинался матч, но постарался не увлекаться зрелищем. Среди участников соревнований в классе до тридцати восьми килограммов не было ни одного землянина, поэтому лучше было поберечь нервы для предстоящего матча.

«Гааайее! Гааайее!», «Дави его-его-его-его!», «Уиииуууп-уууп-уууп!». Какофония криков, несшихся с трибун, чертовски раздражала — толпа больше чем наполовину состояла из инопланетян. Это были первые бои финала 57 463-х ежегодных Игр на приз Галактической Межпланетной Межрасовой Лиги Любительской Борьбы. Впервые Игры принимала у себя Земля. Кабан Донован молился о том, чтобы болельщикам-землянам удалось вытеснить с трибун всех инопланетян к тому времени, как ему самому придется лезть на помост. Он нервничал, как лабораторная крыса на беговой дорожке, и ему требовалась максимально возможная психологическая поддержка.

Кабан шагал по разминочной зоне, стараясь утихомирить бабочек, бившихся в животе. До того момента, как его вызовут на ковер, на финал в весе до пятидесяти килограммов, оставалось не меньше сорока минут.

Целая вечность! Кабан с энтузиазмом принялся разминаться, стараясь позабыть обо всем остальном.

Бай-бай, беби, беби, бай-бай… Припев популярной песенки противно крутился в голове, смешиваясь с криками толпы.

Кабан зарычал от напряжения, выжимая из себя обильный пот. Ничего себе, кабан! Он был высокий и гибкий, а кличка Кабан приклеилась только потому, что его старый друг-тяжеловес, Херми Костолом, окрестил его так в отместку за его шуточки по поводу носорожьей шеи Херми. Давно это было, а кличка осталась.

Толпа взревела громче, и Кабан с удивлением понял, что первый матч окончился — победителем вышло существо с серебристой кожей из системы Тау Кита. Начались состязания в следующем весе, где — ага! — участвовал единственный финалист с Земли, жилистый маленький англичанин по имени Джонни Джонсон. Его противником была какая-то сороконожка с астероида из системы Беги.

Кабан пробрался к боковой линии, чтобы подбодрить своего. «Задай им чертей, Джонни!» — орал он, пока землянин шагал к ковру. Но его голос потонул в громком жужжании. На трибунах расположился большой контингент болельщиков-сороконожек, все они дружно потирали передние конечности, подбадривая своего земляка-веганца.

Кабан подавил омерзение, глядя, как Джонни сцепился с сороконожкой в позиции стоя. Эти ноги… Они такие… насекомоподобные. И проворные. Неуловимо быстрым движением сороконожка ухватила Джонни за левую лодыжку сразу несколькими своими конечностями, заставив его встать на четвереньки. Толпа одобрительно зажужжала.

— Вставай! Шевелись! — завопил Кабан.

Шлеп-шлеп. Кто-то похлопал его по макушке. Он обернулся и увидел тренера Таггета, который жестами показывал, что пора сойти с боковой линии.

— Но, тренер…

— Кабан, иди разогревайся. Не переживай из-за Джонни, ты только сам себя запугиваешь. — Таггет вновь похлопал его по голове. — Не забудь…

— Знаю, знаю, мозг — самая важная мышца, — заученно произнес Кабан и повернулся к разминочной зоне.

— Думай о своем матче. Думай, — настоятельно повторял тренер Таггет, пока Кабан усердно растягивался. Минуту спустя, удовлетворенный успехами Кабана, тренер сам ушел смотреть матч Джонни.

Правильно, думай. Думай о том, что тебе предстоит бороться с инопланетянином по имени Белдуки-Эликитанго-Хардарт-Коллоидизан, метаморфом с Эктры, способным принимать порядка тысячи обликов, присущих различным мирам и культурам. Конечно, он об этом думал. И при этих мыслях ему совсем непросто было сдерживать дрожь в коленях.

Бай-бай, беби, беби, бай-бай…

Он вспомнил самодовольство земных организаторов, когда протокольный комитет ГММЛЛБ предложил считать земные правила нормой для предстоящего турнира, отдавая долг уважения принимающей стороне. При этом, конечно, никто из них всерьез не задумался о том факте, что борцам с Земли предстоит сражаться с сотнями жуков, змей, горилл… и метаморфов… Они только решили вернуться к более скромной и защищающей тело форме — эластичный костюм вместо тесной майки. В остальном же рефери интерпретировали земные правила крайне субъективно, если не сказать больше.

— Джонни — НЕТ!

Этот одинокий выкрик английского тренера потонул в нарастающем жужжании толпы. Кабан подпрыгнул, стараясь разглядеть, что происходит. Жужжание сороконожек достигло наивысшей точки. Кабан начал протискиваться сквозь толпу в поисках точки обзора.

Ого! Джонни попал в переплет. Сороконожка уже почти опрокинула его на спину, шестью ногами подталкивая плечи землянина к ковру. Кабан встал на колени на боковую линию, делая сочувственные телодвижения и всей душой сопереживая Джонни, который отчаянно сопротивлялся неумолимому нажиму многочисленных конечностей. Тренер Джонни, такой же жилистый и маленький, орал: «Отползай! Отползай!» и делал какие-то безнадежные жесты.

Кабан сложил ладони рупором и проорал:

— ДЁРНИ ЕЕ ЗА АНТЕННЫ! ДЁРНИ ЕЕ ЗА АНТЕННЫ!

Казалось, матч внезапно перевели в режим стоп-кадра — сороконожка вскинула голову и уставилась на Кабана всеми четырьмя глазами. Ее волосатые антенны ощетинились. Кабан поперхнулся, сожалея о своем импульсивном выкрике. У твари был такой вид, словно она вот-вот уйдет с ковра, двинется на него и растопчет на месте. Она, казалось, полностью забыла о противнике.

Джонни не преминул воспользоваться заминкой. Он чуть было и в самом деле не схватил сороконожкины антенны — что было бы очевидным нарушением правил, — но вместо этого Джонни удалось продеть локоть между ногами существа и разомкнуть несколько рук, существенно ослабив его захват. Толпа зажужжала, и сороконожка вновь повернулась к противнику, но Джонни уже высвободился из ее рук.

— Так ее! Так ее! Так ее! — вопил тренер, бешено размахивая руками.

Джонни ожесточенно пытался закрепить успех, поднявшись на одно колено. Толпа неистовствовала.

Сороконожка содрогнулась от ярости и обхватила Джонни сразу дюжиной ног. Они оба с глухим стуком упали на ковер. Прежде чем Кабан успел приподняться на носки и заорать, Джонии уже лежал на спине под сороконожкой, и рефери, припадая на четыре локтя, следил, когда его лопатки коснутся ковра, и вот — хлоп! твиииииии! — Джонни оказался пригвожденным к полу. Матч окончился.

Сороконожка, сгорбившись, слезла с противника, победоносно лопоча. Джонни сел, хватая ртом воздух. Толпа сороконожек бешено потирала лапки.

Кабан перехватил взгляд тренера Таггета, отвернулся и, вздохнув, направился к разминочной зоне. Джонни занял второе место. Это означало, что последняя надежда Земли завоевать хотя бы одно первое место возлагалась отныне на Кабана. Он судорожно глотнул, стараясь не думать об этом. Но как было об этом не думать? Он был единственным землянином, оставшимся в финале. Все взгляды, все камеры были нацелены на него.

Когда он растягивал связки, мимо прошел Джонни, покачивая головой.

— Не повезло, — сочувственно сказал Кабан.

Англичанин остановился и странно посмотрел на него.

— Ты и есть тот кретин, который заставил эту тварь озвереть, словно взбесившегося шершня?

— Я… ну… — Кабан протянул к нему руки. — Я просто хотел подбодрить тебя. У тебя ведь почти получилось. Мне жаль, что ты не…

— А ты знаешь, чем эти ублюдки пахнут, когда они тебя оседлывают и при этом разъярены? — прохрипел Джонни. — Сыыыыыыром-м-м, — сипло прошептал он. — Вот что чуть не убило меня к чертовой матери. — Джонни потряс головой и побрел прочь, прямо в лапы поджидавших телевизионщиков. — Вовсе не бросок меня доконал…

Кабан почувствовал на себе тяжелый взгляд английского тренера. Встряхнувшись, он возобновил разминку. Наклон влево, наклон вправо, вниз, назад…

— Хеййааа, чеаэк погггаааный-погггааный…

Кабан обернулся и тут же невольно сморщился от внезапно накатившего резкого запаха аммиака. Позади него стояла сороконожка, балансируя на половине ног и помахивая остальными.

— Э?.. — замялся Кабан. — Могу я… э… помочь вам?

Сороконожка качнула антеннами.

— Хохо, дассс, — прошипела она. — Погггаааный-погггаааный чеаэк ттааккой уммныый! Уввиидциммс-сяя пожжже. — Существо издало долгий плюющийся звук. — Даа-ххаа?

Кабан отступил на шаг назад:

— Не знаю, о чем вы говорите…

Сороконожка зашлась лопочущим смехом и неторопливо поползла прочь.

— Пожжже, чеаэк…

Кабан смотрел ей вслед, не веря своим глазам. Внезапно он подпрыгнул, почувствовав на плече чью-то руку. И услышал знакомый звук — его тренер осуждающе щелкал языком.

— Неспортивное поведение, Кабан. Вот что это такое — неспортивное поведение. А чего можно ожидать от сороконожки? — Таггет бросил хмурый взгляд на веганца, который сейчас дефилировал перед своими поклонниками, триумфально помахивая лапками. — Послушай, почему бы тебе не пойти в раздевалку и прочистить как следует мозги? Я позову тебя, когда придет время готовиться к выходу.

Кабан облегченно кивнул. Да. В раздевалку. Забыть о сороконожках. Сделать хороший глоток меда для быстрой энергетической подпитки.

Бай-бай, беби, беби, бай-бай…

Он зашагал к раздевалке, стряхивая напряжение с рук.


Вообще-то, если подумать, это было просто поразительно, что Земле предоставили возможность принимать у себя турнир ГММЛЛБ. Ведь до 2008 года земляне если куда и выбирались со своей планеты, то не дальше Луны. Однако межпланетная спортивная федерация любила поддерживать недавно открытые миры. А Земля как раз была среди них — она всего пять лет как вошла в межпланетное сообщество; это случилось вскоре после того, как прилетели ригелианцы и спешно предложили строить на планете заводы в целях создания рабочих мест для местного населения. По мысли земных организаторов, турнир был не столько спортивным событием, сколько средством привлечения инопланетных туристов, которые могли бы потратить здесь свои денежки. В этом отношении он уже принес плоды, по крайней мере в виде нового спорткомплекса в Кливленде и солидной толпы платежеспособных визитеров с других планет.

Что касается борцов-землян — победителей Олимпийских игр и мировых первенств, — то они как раз оказывали довольно упорное сопротивление этой идее, утверждая, что было бы безумием вступать в единоборство с инопланетянами, чьи тела настолько отличались от человеческих, что всякое соревнование просто лишалось смысла. Спортивные комментаторы в большинстве своем поддержали эту позицию, объявив игры чистой показухой. Тем не менее оставалось несколько хороших, хотя, возможно, и не самых великих, борцов, которые отказывались видеть очевидное и с жаром принялись готовиться к соревнованиям, которые один остряк назвал «вольной борьбой крокодилов».

Именно к таким борцам принадлежал Кабан Донован: он не был великим, но в чем ему нельзя было отказать, так это в проворстве, целеустремленности и некоем бунтарстве. Он прикинул, что ему осталось всего несколько лет в большом спорте, и теперь был настроен взять от них все возможное. И сделать это можно было, поучаствовав в соревнованиях, настолько новых и непривычных, что традиционное борцовское сообщество еще не прониклось их духом. Но не исключено, прикидывал Кабан, что они получат признание, часть которого достанется и ему, и, когда наступит время навсегда повесить форму в шкафчик и присоединиться к миру работяг, ему, возможно, не придется работать в сборочном цехе ригелианского завода, выпускавшего вездеходы «Цветок лотоса».

Во всяком случае, именно так он объяснял свои стремления родителям и тренеру, хотя на самом деле это была лишь половина правды. Другая половина состояла в том, что вот уже семь лет он приносил себя в жертву, истязая свою плоть, и — да, видит бог — он хотел стать лучшим из всех этих чертовых борцов в галактике — ладно, одним из лучших чертовых борцов в галактике — хотя бы на один короткий ослепительный миг.

К его собственному удивлению, он добился успеха, пройдя отборочные раунды и попав вчера в полуфинал, в последнюю минуту взяв верх над противником с титановыми костями, который был в два раза сильнее его, но во столько же раз менее ловким и сообразительным. Он гордился своей победой и ее свидетельством — полупроводниковой медалью, а также славой, которую он принес своей планете.

Однако сейчас ему необходимо было сосредоточиться на одной-единственной мысли — как, черт возьми, одолеть этого метаморфа с Эктры.


Он вышагивал перед своим шкафчиком в раздевалке, стряхивая с мышц напряжение. Заглянув за угол, он увидел разминавшегося чернокожего африканского спортсмена и, прежде чем вернуться к своему шкафчику, дружески показал ему большой палец в знак ободрения. «Постойте! — внезапно подумал он. — Но в финале не было никаких африканцев».

Он услышал громкий треск. Смущаясь, он вновь выглянул из-за угла. Чернокожее существо, которое явно не было человеком, разъединяло собственные суставы, словно они держались на резиновых жгутах. Оно оттягивало предплечье от локтя и отсоединяло плечо от шеи. Создание лучезарно улыбнулось, и Кабан, содрогаясь, отпрянул к свой угол. Трансформер, догадался он. Совсем как эти игрушки, которые дети выкручивают и сгибают, пока они не изменят форму, превратившись, например, из космического корабля в атомного монстра. Из какого мира прибыло это существо?

Не думать об этом. Думать о противнике. Как ты собираешься расправиться с Белдуки-Эликитанго-Хардарт-Коллоидизан?

Кабан видел метаморфозника мельком, в отборочных раундах. «Имя его Белдуки, душить привыкли его руки» — как охарактеризовал его журнал «Плэйн Дилер», сообщая о пристрастии борца к чуть ли не удушающим захватам. Это, очевидно, было эффектным преувеличением; тем не менее замечание нервировало Кабана, который трепетно относился к борьбе как джентльменскому спорту, безопасному и корректному. Он всегда презирал так называемую «профессиональную борьбу» (обычно он окружал это словосочетание набором уничижительных цитат, чтобы подчеркнуть свое отвращение), в которой участники швыряли друг друга на помост, или перекидывали через канаты, или совершали какие-нибудь другие театрализованные жестокости. Настоящая борьба была иной: это был спорт, где все решали навыки, физическая форма и целеустремленность.

Для него оказалось шоком известие о том, что ГММЛЛБ не полностью разделяла этот взгляд на спортивное поведение. Конечно, существовали определенные ограничения: например, никто из участников не имел права выпускать на противника токсические вещества. Но при условии, что соревнующиеся так отличались друг от друга морфологически, контроль безопасности превращался в процедуру гораздо более сложную, чем при соревнованиях между людьми. Один из участников мог синеть от сосредоточенности, другой от удушья. Сможет ли рефери, знакомый с треском суставов трансформера, отличить этот звук от треска ломаемых костей человека? В конце концов ГММЛЛБ пообещала следить за безопасностью спортсменов, но у Кабана было неприятное подозрение, что члены совета Лиги просто махнули на все это руками, щупальцами и отростками и сказали, мол, черт с ними: мы, конечно постараемся проследить, чтобы они не убивали друг друга, но если рефери запутается в физиологических признаках, что же тут поделаешь?

«Думай об эктрианце, — говорил себе Кабан, отрабатывая удары перед шкафчиком. — Думай об эктрианце».

Метаморф. Вообще-то он все время рассчитывал на то, что Белдуки-Эликитанго-как-его-там будет побежден Газум-Газумом, Неутомимым Бабуином и многократным чемпионом с Веги-5. После собственной победы над Титановым Джиммом Кабан тщательно продумывал способы разгрома Бабуина… остроумные способы, изобретательные способы. Но тупой Бабуин доверчиво попался в третьем раунде прямо в четырехрукие объятия эктрианца, напоминающие двойной консервный нож, и — бум — грохнулся на спину. Хлопки! Чириканье! (Телепатические крики!) Рефери засчитал Бабуину поражение, и все планы Кабана пошли прахом. И вот теперь ему предстоит встретиться с метаморфом.

Кабан сделал глубокий вздох и выдохнул в сложенные ладони. Все это было бесполезно — слоняться возле шкафчика, размышляя о том, какие сюрпризы может преподнести матч. Лучше уж держаться поближе к площадке, впитывая в себя психическую энергию толпы. А куда, черт возьми, запропастился тренер Таггет?

Кабан открыл шкафчик, сделал добрый глоток меда из пластикового медведя и захлопнул дверцу. Когда его рука уже была готова защелкнуть замок с шифром, он секунду помедлил. Что, если противник забьет его до потери сознания, а кому-то понадобится открыть его шкафчик? Боже правый — парень, перестань! Решительным движением он запер замок.

Шагая по гулкому коридору, он слышал крики толпы и чувствовал вброс адреналина в кровь. Перейдя на рысь, он обогнул парочку инопланетян, почти закрывавших проход, и трусцой понесся к дальнему концу арены.

Публика взорвалась ревом одобрения. Он улыбнулся, зардевшись от удовольствия, но потом решил посмотреть, кого же они на самом деле приветствуют.

Чик-чирииииик! Хлоп-хлоп!

Только что закончился матч в весе до пятидесяти трех килограммов. Инопланетянин, напоминавший огромный сноп, поднимался с ковра, стряхивая с себя другого инопланетянина, выглядевшего, как дубовый листок. Рефери объявил листок победителем.

Следующим на ковер предстояло выйти Кабану.

Бай-бай, беби, беби…


Тренер Таггет нашел его как раз вовремя, чтобы успеть прокричать на ухо Кабану нечто неразборчивое, яростно потрясти ему руку и с громким шлепком подтолкнуть к ковру. Кабан стряхнул свое беспокойство на тренера и шагнул на площадку, бросив взгляд на рефери.

Рефери был новый, он только что поднялся из-за стола, чтобы сменить предыдущего, который ушел, прочирикав имя победителя. Он напоминал кентавра с членистыми ногами и большими руками-ластами, которыми удобно было шлепать по ковру. Хорошо, подумал Кабан. Такой не будет возиться с подсчетом очков, скорее засчитает победу за нокаут. Кабан Донован пройдет весь путь до конца. Прямо отсюда. Это ради Земли и ради самого Кабана. Он помахал руками, злясь на самого себя. Руки не гнулись, словно какие-то чертовы палки.

— Ты сможешь, Джастин! Вырви ему легкие! — донесся откуда-то с трибун женский вопль. Кабан чуть улыбнулся. Он не мог различить ее в толпе, но знал, что мать где-то там, претворяя в жизнь свои планы болельщицы и устрашая окружающих своим бешеным видом. Отец был не менее азартным фанатом, но сейчас он возился с камерой и не мог всласть покричать.

Откуда-то сверху послышалась легкая музыка — образец земной культуры, предназначенный для развлечения толпы инопланетян.

С противоположной стороны площадки противник Кабана заструился на ковер и собрался в нечто, напоминающее гибкое деревце. Его ноги, если это были действительно ноги, тянулись в стороны, словно корни, и Кабан мог бы поклясться, что они проникают в ковер, как в почву. Что это было за существо? У эктрианцев не было собственного облика: они всегда воспроизводили форму реальных, известных им обитателей галактики. Кабан выдохнул в кулак и взглянул на рефери, твердо вознамерившись не дать смутить себя головоломными вопросами.

Из динамиков загрохотал голос диктора: «В ВЕСЕ ДО ПЯТИДЕСЯТИ ШЕСТИ КИЛОГРАММОВ! ОТ ЗЕМЛИ: КАБАН ДОНОВАН — ЧЕЛОВЕК!». С трибун раздалось одобрительное бормотание, усиленное воплями его мамочки, но это был отнюдь не тот громоподобный рокот, который представлял себе Кабан. Он посмотрел на публику и увидел ряд сороконожек, присевших на корточки. «И ОТ ЭКТРЫ-4: БЕЛДУКИ-ЭЛИКИТАНГО-ХАРДАРТ-КОЛЛОИДИЗАН — ЭКСТРА-МЕТАМОРФ!» Кабан задержал дыхание, ожидая приветственных криков в адрес противника. Однако то, что он услышал, напоминало скорее коллективный выдох ужаса.

Он заметил, что эктрианец выбросил с сотню присосок на концах веток. Ему предстояло потратить чертову уйму усилий и времени, чтобы суметь увернуться от них. Кабан пританцовывал на месте, напряженно думая… но в голову не приходило ничего путного.

От полного отчаяния его спас знакомый голос, перекрывший общий шум: «ЭЙ, КАБАН, ПРИГВОЗДИ ЭТОТ ХОДЯЧИЙ САЛАТ К ПОЛУ, И Я УГОЩАЮ ДО КОНЦА ГОДА!». Кабан невольно улыбнулся и в ту же секунду увидел перед трибунами Херми Костолома, потрясавшего кувалдообразными кулачищами. Костолом теперь вкалывал на конвейере ригелианского завода, подвешивая трансактивные модули пространственного искривления под их межзвездные вездеходы. Вот уже три года, как он оставил борьбу и теперь стал совсем как бегемот. Неужели то же самое готовила Кабану судьба после завершения спортивной карьеры? Сборочная линия «Цветков лотоса» вместе со всеми остальными? Нет, если только можно этого избежать…

Кабан нахмурился и встал в позицию перед противником.

Метаморф замахал ветвями. Рефери подал знак ластами, и Кабан протянул руку для рукопожатия. Присоска ближайшей ветки поцеловала его руку и тут же отскочила с легким хлопком. Кабан ощутил жжение. Рефери провел между ними ластой сверху вниз и отскочил, чирикнув вместо свистка. Матч начался.

Кабан пританцовывал влево и вправо, вперед и назад, быстрыми движениями хватаясь за ветки метаморфа. Он просто примеривался, стараясь понять, можно ли вывести эту тварь из равновесия. Эктрианец равнодушно помахивал ветвями. Ноги по-прежнему крепко коренились в ковре. Кабан описывал круги, пытаясь заставить соперника поднять ноги и повернуться. Но эктрианец не поворачивался; он просто помахивал разными ветвями по окружности своего тела. «Где, черт возьми, были его гляделки — на листьях, что ли? И что, собственно, означает положить эту тварь на спину?» — удивлялся он.

— Подрежь его, Кабан, — услышал он крик из-за боковой линии. Это Костолом его подбадривал. Голос друга показался таким далеким, словно тот находился в милях отсюда.

— У тебя как будто весь день впереди, Донован, — не мешкай, хватай его! — раздалось с другой стороны. Это тренер Таггет предлагал спасительную стратегию.

Кабан кое-как ухватился за ближайшую ветку и, не раздумывая, бросился в атаку. Пригнувшись, он рывком обхватил ствол метаморфа у самого основания. Движение было чисто инстинктивным — сделать захват одной ноги, вне зависимости от того, были у соперника ноги или нет. Это сработало неожиданно успешно; правда, ветки над головой бешено забились, и несколько присосок впились в спину. Тем не менее ему удалось удачно подобраться к самому туловищу соперника и обнять ствол обеими руками. Он согнул одно колено и с силой дернул ствол вверх.

Эктрианец даже не пошевелился. Он держался не столько за счет корней, сколько за счет большой присоски в основании ствола. Кабан зарычал, пытаясь оторвать ее от ковра. Пока он упирался, ветки одна за другой присасывались к его спине, хотя, к счастью, ткань костюма мешала им усилить хватку. Еще громче застонав от натуги, Кабан просунул пальцы под край большой присоски. До него донесся далекий голос тренера:

— Что ты там ковыряешься, черт бы тебя побрал?

— Гааааахххх! — с ревом Кабан оторвал присоску от пола. Чмок. Кабан поднял его в воздух, словно рождественскую елку и закружился, стараясь опрокинуть дерево на ковер. Но то крепко держалось за его спину и руки. Кабан потерял равновесие и свалился на бок, увлекая за собой и дерево.

Уже в падении он почувствовал, что существо меняет форму. К тому времени, как он ударился о ковер, эктрианец превратился в чрезвычайно скользкое змееобразное создание, выскальзывавшее из рук. Кабан усилил зажим, стараясь удержать соперника. Но это было невозможно: эктрианец был покрыт какой-то смазкой, делавшей его поистине неуловимым. Кабан ползал по ковру, отчаянно пытаясь удержать противника на ковре достаточно долго для того, чтобы рефери мог засчитать очки.

— Квиииии! — засвистел метаморф и, конвульсивно дернувшись, выскользнул из рук Кабана.

— Ноль очков! — протрубил рефери, отскакивая в сторону.

Кабан расстроенно посмотрел на судью. Он был уверен, что заработал очки за то, что уложил противника, даже если вычесть очко за то, что упустил его. Неужели этот рефери такой неумолимый тип?

Этот взгляд был ошибкой; он отвлек его от эктрианца. Когда Кабан повернулся обратно, противник исчез.

Фууууффф!

Он с шумом выдохнул и тут же почувствовал, как змей обвивается вокруг него сзади. «Как ему удалось двигаться так быстро?» — запоздало подумал он, пытаясь просунуть локти между витками змеиного тела, чтобы защитить ребра от быстро нараставшего давления.

— Квии-ии-ииии! — фыркнул змей; этот звук немного напоминал веселый смех. «Прелюдия к удушению?» — подумал Кабан. Следующий виток пришелся на лодыжки, и он рухнул на ковер, словно пятьдесят шесть килограммов мороженого мяса.

— Два очка за падение! — радостно заржал судья.

— Уххххх! — застонал Кабан, стараясь не дать перевернуть себя на спину. Именно это и пытался сделать змей, но ему не удавалось достаточно крепко обхватить ноги противника; Кабану удалось сделать «ножницы» и слегка приподняться.

— Уууххх! Хуффф! — Приходилось бороться даже за то, чтобы дышать. Он почувствовал, что может слегка скользить внутри обхватившей его слизистой пружины. Если бы только выскользнуть совсем…

В самом деле, ему удавалось немного продвигаться, извиваясь.

— Уууххх! Уууххх! — Он изо всех сил втянул в себя воздух, задержал дыхание, затем выдохнул и крепко уперся локтями в витки слизистой пружины. Так ему удалось продвинуться по меньшей мере на полметра.

Змей стиснул его бедра, словно тисками. Продвижение остановилось; тазовые кости не проходили в узкие кольца змеиного тела.

— Оооохххх! — застонал Кабан, щурясь на рефери, который наклонился поближе к борцам, возможно, для того, чтобы убедиться, дышит ли еще землянин.

Вокруг слышался галдеж и топот. Публика была в восторге — возможно, надеялась, что землянин уже задушен насмерть.

Тренер Таггет вопил что-то неразборчивое. Но тут другой голос перекрыл какофонию:

— КАБАААН, ДАВИ ЕГО, ПОКА НЕ ОТПУСТИТ! — донеслось издалека.

Херми. Хорошо мыслит. Кабан напрягся, поднимаясь на четвереньки и поднимая вместе с собой вес змея. Потом он внезапно рухнул ничком, изо всех сил ударившись о ковер, так, чтобы змею досталось покрепче. Он почувствовал, как захват на миг ослаб, и стал бешено биться бедрами о ковер…

— Чириииик!

Змей стиснул его в последний раз и ослабил захват как раз в тот момент, когда рефери сделал знак остановить бой.

— Предупреждение! — проржал судья. — Бить о ковер запрещено! Предупреждение номер один землянину! — И рефери помахал ластами.

Кабан ловил ртом воздух, стараясь восстановить дыхание. С предупреждением или без, но надо было продолжать бой; матч должен был возобновиться в позиции «один наверху, один внизу». Когда кольца сползли с него, Кабан размял ноги и обежал небольшой круг по площадке, чтобы стряхнуть слизь. Затем опять встал на четвереньки.

— Стряхни это — стряхни это! — услышал он крик тренера. — И не дай себя обвить снова!

Кабан обернулся на эктрианца, чтобы убедиться, не поменял ли он форму. Но нет — он мог проделать это только при включенных часах. Такова была уступка в правилах для борцов, неспособных менять форму: метаморфы имели преимущество выбора облика, но они становились крайне уязвимыми в момент смены тела и в течение нескольких последующих секунд, пока «приноравливались» к новому обличью.

— Не мешкать! — крикнул рефери. На этот раз замечание относилось к метаморфу. У эктрианца, кажется, были проблемы: он не мог выбрать, каким образом разместить себя поверх Кабана: у него не было ни рук, ни ног, чтобы поставить на противника или рядом с ним.

— Положите голову ему на спину! — проинструктировал рефери.

— Квииии? — запротестовал метаморф.

— Ему на спину, — повторил рефери. — Не задерживайте, пожалуйста.

— Квииии, — отозвался тот.

Кабан почувствовал, как змеиная голова касается середины его спины. Он посмотрел через плечо и увидел, что существо, свернув нижнюю часть туловища кольцами на ковре, изогнуло переднюю дугой и положило голову точно на середину его спины. Хорошо. Теперь оставалось только двигаться быстрее, чем этот змей.

— Чирииик!

Кабан, извернувшись, встал на ноги. При этом он не почувствовал никакого сопротивления.

— Одно очко за уход из невыгодной позиции! — выкрикнул рефери.

Кабан прыжком повернулся лицом к змею.

— КАААРРРРР! — прохрипела стоявшая перед ним тварь — теперь уже не змей, а огромное гривастое животное с зубастым ртом. (СТРАХ! СТРАХ! Я БОЛЬШЕ ТЕБЯ!) Кабан отпрянул, пораженный зрелищем. Он оступился на собственных кроссовках и упал на колени.

— КВАААААА! — заурчал эктрианец, раздуваясь. (СКЛОНИСЬ ПРЕДО МНОООООЮЮЮ!.. — отдавался в голове его телепатический крик.)

На мгновение Кабан был парализован страхом — как всякий человек, оцепеневший при виде разъяренного льва. «Сделай что-нибудь, — подумал он. — Беги!» Но тут что-то у него внутри щелкнуло, и вместо того, чтобы последовать велению здравого смысла и спастись бегством, он прыгнул прямо на жуткого зверя с тарзаньим криком, от которого кровь застыла в жилах. «ААААXXХАААУГГГXXХААА!» Он летел прямо в оскаленные зубы, все должно было кончиться еще до того, как рефери прочирикает свой сигнал, но остановиться он уже не мог.

Эктрианский лев застыл на месте, ошарашенный диким криком Кабана.

Кабан врезался в зверя, обхватив его за шею. Проклятая тварь состояла из меха и воздуха; она весила столько же, сколько и Кабан, лишь раздулась в три раза больше. Эктрианец упал, словно кегля, будучи, очевидно, слишком удивленным для того, чтобы вовремя среагировать.

— ТАААКЕГОООО!

— Чирииик! Ноль очков!

Кабан откатился от метаморфозника и вскочил на ноги.

— Что-о-о-о? — завопил он. — Я достал его…

— Конец первого раунда! — крикнул рефери, удаляясь на своих членистых ногах и игнорируя протест Кабана. Тот хрипло вздохнул. Черт, это было неприятно. Нужно что-то делать.

— Рефери, ты, мерин зашоренный! Если это не нокдаун, то что же это? — донесся вопль из-за боковой линии.

Кабан не стал поворачиваться к Таггету, демонстрировавшему образцовое спортивное поведение. Впрочем, нельзя сказать, чтобы Кабан был с ним не согласен.

Он обернулся к своему гривастому сопернику, чьи тупые глазки бегали между Кабаном и рефери. (Я ТЕБЯ СДЕЛАЮ.)

— Кваааааа? — спросил он рефери.

— Бросаем жребий! — взвизгнул рефери, сжимая ластой здоровенную покерную фишку. С одной стороны фишка была красная, с другой — синяя.

— Кваааа, — проурчал эктрианец.

Рефери подбросил фишку. Она закувыркалась в воздухе и приземлилась красной стороной вверх.

— Верх или низ? — спросил он, показывая на эктрианца, который, по всей видимости, назвал красный цвет.

— Кваа, — отозвался тот, пожимая меховыми плечами.

— Эктрианец сверху! Человек снизу! — объявил рефери, указывая на середину ковра. Кабан опустился на четвереньки.

— Никаких зубов, метаморфозник! — крикнул тренер Таггет, когда львиноподобная тварь расположила свои мощные лапы на спине у Кабана и открыла рот, дыша жарким зловонием прямо ему в затылок. — Кусаться запрещено! — не унимался Таггет.

— КВАААААРРРРРР! — огрызнулся зверь с ужасающим рыком. (Я ТЕБЯ РАСПЛЮЩУ!..)

— Вставай и отскакивай от него! — услышал Кабан сквозь звон в ушах.

Рефери поднял ласту.

— Чирииик!

Кабан дернулся, но лев тут же подмял его под себя. Зверь был не только увесистый, но и проворный, а от его мерзкого дыхания голова шла кругом. Однако было заметно, что он порядком подустал от всех этих движений, и Кабан теперь мог бы с ним справиться. Вскоре он кое-что понял, но и до льва, похоже, дошло то же самое. Если не считать зубов и когтей, которые он не имел права использовать, эктрианец не мог извлечь из данной позиции никаких преимуществ. Если бы Кабану удалось выбросить ноги в сторону и изменить положение…

Как раз в тот момент, когда он начал осуществлять этот план, эктрианец принялся менять форму. Кабан наполовину выполз из объятий противника и вывернулся, вскакивая на ноги. Он отпрыгнул в сторону и уже почти почувствовал себя на свободе, как вдруг гибкое щупальце захлестнулось вокруг его левой лодыжки. Кабан ухитрился повернуться лицом к противнику и обнаружил, что щупальце тянется к существу, которое выглядело так, словно выползло из какой-то очень темной лагуны. Одному богу было известно, на какой планете проживали особи, послужившие метаморфу образцом. Голова этого создания напоминала трухлявый пень, от которого змеились два длинных щупальца. Одним эктрианец уже обвил лодыжку Кабана, а другим норовил ухватить за правую ногу. Кабан бешено запрыгал, уворачиваясь от захвата, и существо из лагуны в ответ подняло щупальцем его левую лодыжку на несообразную высоту, чуть не к подбородку. Кабан прыгал, словно спятивший балетный танцор, изо всех сил стараясь не потерять равновесия.

— Крррииии! — заскрежетало существо из лагуны.

— Ёёёёё… сказал бы я тебе! — выдохнул Кабан. «Нет, не разговаривай с ним! — подумал он. — Береги силы, береги силы». Он прыгал, стараясь опустить ногу и вырваться, но захват щупальца не ослабевал.

— Ты справишься, Джастин! — донесся откуда-то пронзительный голос матери.

— Черт возьми, Кабан, освобождай ногу! Как тебя угораздило попасть в такое положение? — послышалось с другой стороны. Он уже полностью потерял ориентацию в зале: перед ним мелькал только ковер и это дьявольское создание.

Он подпрыгнул выше. Щупальце тоже поднялось выше. Вырваться ему так и не удалось, а нога уже задралась до предела, и связки буквально трещали.

— Крряяяяяя! — требовательно заверещал противник.

— Ща как крякну! — злобно огрызнулся Кабан.

— Чиррриииик! — Рефери шагнул вперед и разъединил соперников. Он повернулся к Кабану и помахал на него ластой.

— Использование оскорбительных выражений запрещено. Штрафное очко человеку!

— Что? — задохнулся Кабан, ковыляя по ковру.

— Всякие намеки на предков соперника строго запрещены! — сердито отчитал его кентавр. — Займите позицию.

— Слушай, ты, реф… кусок арктурианской плесени! — завопил голос из-за боковой линии. — Гниль поганая, осел! Что ты понимаешь в ругательствах, даже если я тебя обзову…

Кабан не стал обращать внимания на разглагольствования рефери и занял позицию.

Кентавр холодно посмотрел в направлении боковой линии, но ничего не сказал. Метаморф сгорбился позади Кабана, укладывая щупальца ему на спину. Как-то чересчур основательно эктрианец расположился на его спине.

— Рефери… подождите минутку…

— Чириик!

Кабан замешкался на долю секунды, и едва он успел встать на ноги, как щупальца мгновенно обвились вокруг его талии. Хотя он стоял на ногах, но освободиться от захвата не мог, поэтому начал раскачиваться вправо и влево, надеясь ослабить хватку. Он просунул руки под щупальца, чтобы раздвинуть их. Да — ему это удалось!

— Ааарррр!

Кабан зарычал, выкручиваясь и упираясь широко расставленными ногами. Если бы удалось прогнуться назад, можно и вовсе высвободиться…

Ему удалось продвинуться немного к краю поля, но эктрианец упорно продолжал тянуть его на середину.

— Чириик! Ноль очков!

Кабан выругался про себя и вернулся на середину ковра. На этот раз он был готов к любым неожиданностям.

— Чириик!

Он проворно вскочил, развернулся, оставив чудище морское на ковре… вот только щупальце вновь обвилось вокруг лодыжки и вздернуло ногу вверх.

— ГАААXXXX! — Кабан взревел, прыгая… прыгая… прыгая…

Казалось, время расслабилось и било баклуши, пока он танцевал как проклятый, стараясь избежать второго щупальца и безуспешно борясь с первым. Чудо-юдо медленно двигалось к середине.

Время объявило перекур. Ушло на обеденный перерыв…

А Кабан все прыгал… прыгал… прыгал…

«Неужели этот раунд никогда не кончится? — в отчаянии подумал он, с иссякающей энергией подбрасывая свой вес на одной ноге. — Неужели никогда не выйдет время этого бесконечного раунда?»

— БЛАААТТТТ! — зажужжал сигнал.

— Чириииик! Ноль очков! — выкрикнул рефери.

Эктрианец отпустил ногу, и Кабан перевел дух.

— Стряхни, Кабан, стряхни напряжение!

— Давай, Джастин!..

Прежде чем занять позицию, он походил по краю ковра, пытаясь восстановить дыхание.

— Какой счет? — задушенно спросил он у судьи.

— Три к одному в пользу эктрианца, — сообщил тот.

Откуда-то сверху на зал полились волны кантри-музыки.

* * *

Во имя Земли, вяло подумал Кабан, сосредоточиваясь на силуэте стоявшего перед ним существа. Сделай это во имя Земли. Ради борьбы. Ради трехкристаллической медали. Просто надо это сделать так или иначе. На тебя смотрят камеры — ты остался единственный человек в финале.

— СТАВЛЮ ВЫПИВКУ, КАБ-БА-АН! — завопил Костолом.

— Чиррик!

Он бросился всем своим весом на чудище морское, надеясь опрокинуть его. Единственное, на что можно было надеяться, — это сбить его на ковер. Он почувствовал, как проваливается… существо меняло форму прямо под Кабаном. Чем, черт возьми, он станет на этот раз?

На мгновение он почувствовал под собой отвратительную слизь — формы эктрианца полностью растворились. Вздрогнув, он невольно ослабил захват, и в ту же секунду все пятьдесят шесть килограммов эктрианца врезались ему в челюсть. Он чуть не отпустил противника, но каким-то чудом восстановил равновесие и со всей силы ударил эктрианца ногами.

Банг!

Эктрианец упруго качнулся к Кабану.

Банг!

Он качнулся назад, неожиданно вильнув вправо и вывернувшись из рук Кабана. Тот бросился за ускользающим противником, пытаясь заблокировать его.

— Чирииик!

Тяжело дыша, Кабан постарался хорошенько рассмотреть противника, пока тот кое-как принимал позицию в середине ковра. Он выглядел, словно большая пружина, засунутая в вязаный носок, и, казалось, не мог полностью остановиться и не раскачиваться, даже на исходной позиции. Он постоянно приседал и подскакивал, напоминая Кабану дядю Уэйнрайта, который ни минуты не мог посидеть спокойно и во время бейсбольных матчей безостановочно ерзал и жевал резинку. Он еще сильно презирал Кабана за то, что тот предпочел борьбу бейсболу. Кабан смотрел на пружинистого эктрианца и представлял, как тот меняет форму, превращаясь в дядю Уэйнрайта.

Молча сопя, Кабан встал над эктрианцем и осторожно положил руки на его туловище, готовясь ухватить его как можно крепче. Кентавр-рефери некоторое время рассматривал Кабана, пытаясь определить, корректную ли позицию он занял. Затем махнул ластой.

Чирик!

Банг!

Кабан навалился на метаморфозника и запрыгал вместе с ним — банг, банг — прямо к боковой линии. Он уже начинал выходить из себя. Время бежало стремительно, и уже не было проку в том, чтобы просто держать эту тварь, необходимо было повалить ее. Но как, скажите на милость, повалить пружину? Единственное, что немного обнадеживало, так это то, что пружина, похоже, начинала уставать. Очевидно, все эти прыжки ее изматывали.

Со свистком Кабан вновь набросился на противника всем своим весом, прижавшись к нему подбородком. На какой-то ошеломительный, убийственный момент ему показалось, что эктрианец ускользнул от него, и он начал шарить руками, оглядываясь вокруг. Затем он понял, что метаморф прямо под ним; он распластался в гигантский блин с крошечными, как у морской звезды, ножками, шевелившимися по краю. Кабан дергал и тянул его, но тот не шевелился.

— Переверни его! Переверни его! — вопили тренер, мать, еще какие-то голоса.

Было очевидно, что перевернуть эту штуку невозможно — разве что скатать, как ковер. Но это было бы безумием… такая скатка была бы слишком неподъемна.

— Предупреждение эктрианцу за оттягивание времени! — проржал рефери.

— Кабан, ты теряешь время! СДЕЛАЙ ЧТО-НИБУДЬ! — донесся вой Костолома — он был совсем близко, где-то возле края ковра.

Рыча, Кабан спрыгнул с блина и вцепился в край твари. Она заверещала: «Квирриии!» — и начала менять форму. Хорошо! Теперь можно будет поработать.

Перемены произошли неуловимо для глаз. Кабан почувствовал, как на него накатывается смущение, он моргнул и понял, что держит за руку и смотрит в большие карие глаза самой ошеломительной красавицы из всех, каких ему доводилось видеть. (Иди… иди ко мне… скорее… — шелестел телепатический сигнал.) У нее были длинные темно-золотистые волосы, блестящий шелк не полностью прикрывал ее волнующие… ее волнующие…

…и она так тяжело дышала, так колыхалась, так тянула его за руку, так улыбалась, что у него остановилось сердце.

— Вуаааа — Кабан! Отли-и-и-чно! Хватай его, парень, хватай его!

Голос Костолома был странно далеким, словно Кабан и его… противник?., перенеслись куда-то в уединенное место далеко-далеко, за тысячу миль, за тысячу световых лет. (Да, да… схвати меня… тебе понравится, очень понравится…) И в какой-то неуловимый момент Кабан подумал, что это было бы чудесно, совершенно чудесно, просто невероятно чудесно. Во имя Земли, да. О да.

А потом словно волна кислорода захлестнула мозг, а может, это было вязкое дыхание инопланетянина, только гипнотические чары чуть раздвинулись, и сердце начало биться вновь, и он, вздрогнув, осознал, что зачарованно опускается на ковер, добровольно вверяя себя объятиям этого… несравненного создания.

— Сбрось с себя эту чертову потаскуху, Джастин! — завопил кто-то, возможно, его мать.

…Метаморф с Эктры.

— Оооооо, Боооожжжжее! — запыхтел он, прочищая мозги и понимая, что еще секунда и его лопатки коснутся ковра, повинуясь мягкому давлению этой… секс-бомбы…

Вес женщины уже пригвождал его к ковру. А разум все еще был затуманен… но не настолько, чтобы он не смог сделать последнее, отчаянное, безнадежное усилие.

Он вытянул руки и пощекотал ее ребра.

— Брии-ххиии-хииииии! — завизжал метаморф, разражаясь неудержимым смехом и отпуская захват.

Кабан выскользнул из-под противника, умудрившись, однако, не отводить пальцы от ребер. Он тяжело дышал от возбуждения, но его хрипы тонули в пронзительном смехе.

— Криии-хи-хи (перестань) — хи-хии крии (перестань) — хиии-хии-хии (пожалуйста, перестань!) — хии…

Кабан старался не обращать внимания на телепатические призывы, бомбардирующие мозг. Он обнимал и тискал чудесное создание, гораздо более совершенное, нежели любая женщина, о которой он когда-либо мечтал, лелеял ее в объятиях… и немилосердно щекотал.

— Крии-хи-хи (перестань, пожалуйста, перестань!)…

— КАБАН, ОСТАЛОСЬ ДЕСЯТЬ СЕКУНД!!!

Смех бесподобного существа оказался заразительным, и Кабан упал на нее, тоже едва сдерживая приступ хохота. Он прижал ее спиной к ковру, одновременно сгибая руку в двойном нельсоне, а правой рукой продолжая щекотать эту потрясающую…

— Вак! Чириииииииик! Эктрианец на лопатках! Матч окончился победой землянина! — проржал кентавр-рефери.

Уже положив противника на лопатки, Кабан все еще не мог остановиться и перестать щекотать его, но рев толпы заставил его в растерянности поднять глаза, и первое, что он увидел за мельтешащими ногами рефери, был Херми Костолом, подпрыгивавший, словно танцующий буйвол. Голос друга был неразличим в вое публики, но это уже не имело значения. Второе, что различил Кабан, был кентавр, наклонившийся над ним с нескрываемым изумлением в глазах.

— Человек, я не знаю, как ты это сделал, — сказал рефери, помахивая ластой. — Но прими мои поздравления. И если ты не слезешь немедленно с противника, я буду вынужден в качестве штрафа отменить результаты матча.

— А? — Кабан торопливо отпустил эктрианца и сел на пятки, моргая от изумления. Нетвердо поднявшись на ноги, он протянул руку и помог противнику встать с ковра.

Вставая, эктрианец-женщина надула губки. Но через мгновение губы растянулись в усмешку, а затем в ослепительную улыбку. «Улыбку?» — подумал Кабан.

— «Земля!», «Земля!», «Земля!», «Земля!», «Земля!» — с нарастающей мощью затянули трибуны. Все повскакивали на сиденья. — Номер Первый! Первый! Первый!

— ПОРА, КАБА-А-АН! — гремел Херми Костолом, бегая вдоль боковой линии и потрясая кулаками.

— Посмотри в камеру, Джастин, посмотри в камеру! — Мать почти уже влезла на ковер, неистово тыкая пальцем в сторону трибун, где маячил отец с камерой.

Кабан слабо улыбнулся и посмотрел на эктрианца. Он все еще оставался тем восхитительным созданием, только улыбка продолжала растягиваться, обнажая сверкающие зубы, пока не заняла практически все лицо. А затем Кабан с содроганием понял, что это лицо понемногу исчезает, остается одна улыбка. И так он стоял, моргая и наблюдая, как исчезает и улыбка, пока эктрианец не исчез вовсе. Кабан ошеломленно повернулся к рефери, который разглядывал табло и не видел, что происходило на ковре.

— Джастин! Попроси его проделать это еще раз! Папа упустил момент!

Кабан растерянно оглядывался, вяло помахивая публике рукой.

— Послушай, э-э-э… — пробормотал он в адрес отсутствовавшего противника, — хороший был матч.

И тут же поймал себя на мысли: да полно, правда ли это? Неужели все так и есть? Неужели я выиграл для Земли трехкристаллическую медаль? Единственный человек в истории, выигравший трехкристаллическую медаль?! И тут к нему, гарцуя, приблизился кентавр-рефери и поднял ему руку в знак победы, и Кабан забыл о своих сомнениях, триумфально приветствуя публику. А когда он повернулся, то увидел большую, радужно переливающуюся ящерицу, которая словно восстала из самого ковра и тут же повернулась, чтобы уползти прочь.

— Эй, эктрианец! — крикнул он.

— Брииии? — сказала ящерица, оглядываясь. (Вообще-то нам больше нравятся полупроводниковые медали. Если честно, я вру! Я вру! — прошептала она телепатически.)

Кабан радостно рассмеялся и похлопал ящерицу по спине.

— Отличный матч, парень. В следующий раз не бойся щекотки!

— Брииии, — сказала ящерица. (Ты был великолепен. В следующий раз я привезу толпу своих болельщиков, договорились?)

— Конечно. Увидимся, — Кабан сошел с ковра, приветствуя публику, и попал прямо в объятия матери и Херми Костолома. Он едва расслышал их голоса и голос тренера Таггета…

— Ставлю выпивку, как говорил…

— Где ты научился так обращаться с женщинами, Джастин?..

— Донован, как я тебе говорил, мозг — самая важная…

Но если он не слышал окончания их возгласов, то согласное пение толпы «Земля! Земля!» он слышал отлично и уже почти ощущал блеск и дыхание живой трехкристаллической медали на ладони. И еще он услышал шипение сороконожки:

— Поггаааный-поггаааный чеаэк — уввидцимссся на буддуущщщщий годдд на Меетссснепп Пяятть, хах-хаххх! Нуллеввайяя грааввиттаццццийя, пппоаалл!..

Но на этот раз Кабан просто громко рассмеялся и даже не удосужился повернуться к обидчику. Он шел прямо на телекамеры, и голос веганца растворился в волнах приветствий:

— КАБАН ДОНОВАН! КАБАН ДОНОВАН! ТРИ КРИСТАЛЛ — У ЗЕМЛИ!..

Бай-бай, «Цветок лотоса», «Цветок лотоса», бай-бай!

Ларри Сегрифф Душа момента

Я следил, как четверо мужчин окружали ее, ступая по мягкому белому песку, и мне стало интересно, что она будет делать. Она была хорошенькая, с курчавыми каштановыми волосами, очень коротко остриженными, и темными глазами, которые вспыхивали искорками, когда она обводила взглядом противников. На ней была белая дога, перевязанная черным поясом, в руках она держала катана. Она медленно поворачивалась на цыпочках, пока оппоненты занимали позиции по четырем сторонам света.

У меня тоже была катана, но я не бросился на ее защиту. Я видел подобные сцены много раз и знал, чем все закончится.

Ее противники были затянуты в черную кожу и вооружены. Один небрежно вращал обеими руками шестифутовый шест. Он стоял на Севере. На Западе расположился противник, размахивавший парой нунчаков, зловещий свист которых казался более опасным, чем они были на самом деле. Далее, по диагонали от человека с шестом, смирно стоял еще один человек. Он держал клинок, очень похожий на ее катана, только прямой и немного короче. Это был ниндзя-то — меч наводящих ужас японских ночных бойцов. Человек выглядел так, будто знал, как им пользоваться, хотя у меня были на этот счет сомнения.

Последний противник был действительно интересен. Он вооружился парой серпообразных предметов, называемых камами. Ими было нелегко овладеть, и камы представляли действительно серьезную опасность в руках мастера. Любопытно посмотреть, насколько хорошо он освоил их.

Первым двинулся вперед человек с нунчаками. Это было разумно. В такого рода оружии действительно что-то есть. Оно производит впечатление на нахальных забияк. Прежде чем начать атаку, он подождал, пока девушка повернется к нему лицом.

Человек применил классический метод, вращая нунчаки левой рукой, чтобы отвлечь ее внимание, делая при этом быстрый выпад правой. Это не сработало. Безупречно рассчитав время, она наклонилась вперед, уйдя из-под удара, и тут же отрубила ему правую кисть, прежде чем он успел отдернуть руку. Он сморщился, выронил нунчаки, и она раскроила ему череп до того, как он успел изменить позу.

Общее время: три четверти секунды. Результат: один мертвый противник. Неплохо.

Она воспользовалась инерцией собственного удара, шагнув, переместившись на место упавшего противника, и развернулась лицом к его товарищам.

Следующим был человек с ниндзя-то. Он издал знакомый пронзительный вопль и замахнулся, целясь в голову. Глупо. Он стоял достаточно далеко, чтобы девушка успела приготовиться к удару. Она чисто парировала удар своим клинком, затем, качнув кистью, выбила меч из его руки и обратила парирование в удар, отрубив нападавшему голову.

Время поединка: 1,2 секунды; общее время с начала схватки: 2,4 секунды.

Она была неподражаема, но оставались еще два опаснейших бойца.

У меня самого зачесались ладони, когда я увидел, как вперед шагнул человек с шестом. Шест был шестифутовый — такое оружие называется «бо» в отличие от более короткого, четырехфутового, под названием «дзё». Он непрерывно совершал им вращательные движения. Мне захотелось крикнуть ему, предупредить об ошибке. А больше того мне хотелось отнять у него шест и показать, как распорядиться им правильно.

Я не сделал ни того, ни другого, а просто стал смотреть, как он шагнул вперед, попытался поймать ее клинок традиционным движением, не сумел, и потерял голову через девять десятых секунды.

Три поверженных противника меньше чем за пять секунд. Мне стало по-настоящему интересно узнать, как девушка стала бы действовать против действительно сильных бойцов.

Человек с камами слегка поклонился, приблизился на цыпочках и замер в ожидании. Я подался вперед с возрастающим любопытством. Понимал ли он, что делает? Станет ли схватка по-настоящему серьезной?

Как выяснилось, нет.

Она замахнулась, целясь ему в голову. Он поднял правую каму, парируя удар, а левой постарался попасть по ее запястью. Проблема заключалась в том, что удар девушки был обманным. Не было ни клинка, чтобы парировать, ни запястья, чтобы отрубить. Вместо этого она отвела атакующее движение в сторону, а затем обошлась с противником точно так же, как с предыдущими жертвами: нанеся быстрый удар по запястью ведущей руки. Он попытался перехватить удар оставшейся у него камой, но инициатива была не у него, и девушка просто смяла его защиту.

Ее катана прошлась по его горлу, и все было кончено.

С начала первого нападения прошло чуть больше семи секунд. Кое на кого это произвело бы впечатление. Мне же все показалось просто смехотворным.

Я начал размеренно хлопать.

Опешив, она повернулась ко мне с поднятым мечом.

— Это закрытая тренировка, — сказала она. Меч она не опускала.

У меня в руках тоже была катана, но я держал ее опущенной. Девушка была слишком далеко, чтобы представлять угрозу, а мне не нравится попусту становиться в позицию.

Вместо этого я просто пожал плечами:

— Прошу прощения. Обычно в это время дня класс резервируется за мной. Когда я увидел, что зал занят, мне просто стало любопытно посмотреть.

При этих словах она опустила меч.

— Ах, значит, вы Боб Сакаи?

Я вскинул брови.

— Вы слышали обо мне?

Она кивнула.

— А кто о вас не слышал? Вы, можно сказать, легенда студии Чонга.

Я не обратил внимания на комплимент.

— Студия, — фыркнул я. — Раньше это называлось додзё. Теперь, когда виртуальная реальность завладела всем вокруг, их стали называть студиями.

Она услышала в моем голосе презрение.

— Вы не одобряете BP?

Я покачал головой.

— Это все не настоящее. Не поймите меня превратно: я не считаю, что вы непременно должны использовать подлинное оружие или драться без «подбивки», но я пришел к выводу, что боль — хороший стимул для эффективных тренировок. Здесь же подобное невозможно. Это пустая оболочка. Непросто стать легендой, когда автоматизированные костюмы и специальные программы почти все за вас делают.

Она кивнула.

— Ах вот почему вы считаетесь легендой? Я слышала, что вы не используете усиления и что вы можете победить любого, кого компьютер выставит против вас.

Я кивнул:

— Я отношусь к этому как к реальности. Кроме того, компьютер предсказуем. В настоящей схватке вы были бы убиты.

— Но зачем же тогда вы сюда ходите? Зачем вам BP, если вы ее так не любите?

Я пожал плечами.

— Это лучше, чем ничего. Мне нужна тренировка, вот я и прихожу сюда, но я работаю в костюме без усиления, а там, в большой реальности, я пользуюсь настоящим клинком. Это не идеальное додзё, но после наступления эры BP это единственная захватывающая игра в городе.

Кажется, ей нечего было возразить на это. Во всяком случае, она не стала высказываться в том смысле, что ей, мол, тоже претят костюмы с усилением и специализированные программы. Вместо этого она показала на поверженных противников и спросила:

— А что вы об этом думаете?

Я боялся этого вопроса. Сначала, наблюдая за ее схваткой, я предвкушал, как потом вставлю пару шпилек по поводу ее мастерства, но чем дольше мы беседовали, тем меньше у меня оставалось желания ее подкалывать. Она не казалось столь самодовольной, как я ожидал, и мне уже не хотелось сбить с нее спесь. С другой стороны, честный вопрос заслуживал честного ответа.

— Мне было интересно, — сказал я. — Вы применяли движения кэндо, но площадка для кэндо не подходит. Сейчас редко встретишь настоящее кэндо в среде, имитирующей реальную. Я привык к тому, что его практикуют как чистый спорт, в отрыве от его корней — как серьезного боевого искусства. Приятно встретить человека, который смешивает стили и тренируется в противоборстве с другими школами и другим оружием.

Она нахмурилась, несмотря на похвалу, и я понял, что мой дипломатический ход провалился.

— Среда, имитирующая реальную? — повторила она. — Боюсь, я не понимаю вашего определения. Я только что победила в схватке четверых хорошо вооруженных и высокоопытных воинов. Конечно, едва ли я столкнусь с такими ребятами на улице, но если серьезно, разве можно сделать тренировку больше приближенной к реальности?

Я вздохнул, жалея, что ввязался в разговор, вместо того чтобы просто подождать, пока она закончит тренировку.

— Я не хотел вас обидеть, — начал было я, но она подняла руку.

— Нет. Я не об этом. Я действительно хочу понять.

Я кивнул.

— Хорошо. Честно говоря, ваши противники были нереалистичны. Я не имею в виду тот факт, что они по сути — компьютерные симуляторы; мы уже говорили об этом, и мне нечего добавить. Нет, я хочу обратить ваше внимание на то, как они действовали. Все четверо походили на плохих актеров из старых фильмов кунг-фу. Возьмем хотя бы парня с шестом. Он двигался, как положено, за исключением того, что не использовал свой шест по назначению. Черт, он же шести футов в длину. Ваша катана — всего сорок дюймов. Ему даже не следовало приближаться к вам. Надо было просто стоять на месте, используя длину оружия и нанося быстрые, короткие удары по вашему запястью и пальцам. То же самое можно сказать и о парне с нунчаками. У него была скорость и два оружия против вашего одного, тем не менее он шагнул вперед и подыграл вам.

Я сделал презрительную гримасу и покачал головой.

— Послушайте, вы делали то, что делает большинство бойцов. Последите за схваткой черного пояса тхэквондо с четырьмя коричневыми поясами; посмотрите, как тренер айкидо буквально растрачивает себя в бесплодных попытках научить своих студентов правильной технике; посмотрите, как любой из них станет изображать на практике схватку с ножами — здесь и неуклюжие замахи из-за головы, и медленные круговые выпады — как раз то, чего настоящий воин с ножом никогда не сделает. Нельзя сказать, что это необычно — это просто нереально.

Я посмотрел на нее, стараясь определить, стоит ли мне продолжать. Я дал ей честный ответ, но не совсем полный. Глядя на ее лицо, хмурое, но не отчужденное, я решил идти до конца.

— Но и это не самое главное, — сказал я. — В конце концов, честно говоря, даже принимая во внимание их ограниченную тактику, каждый из ваших противников представлял серьезную угрозу. И вы, безусловно, проявили блестящее мастерство, расправляясь с ними по отдельности. Проблема в том, что это немногого стоит. В каком-то смысле это было похоже на то, как черный пояс любой школы расправляется с многочисленными менее опытными противниками. Вы обратили внимание, как они в основном вежливо ждут своей очереди атаковать вас, вместо того чтобы наброситься всем вместе? Позвольте мне сказать, что так не бывает. Во всяком случае, в реальном мире.

Она нахмурилась еще больше.

— Не понимаю, — сказала она. — Я хочу сказать, что когда четверо атакуют одного — разве они не будут мешать друг другу?

Я усмехнулся.

— Хотите попробовать?

Она растерялась, но только на мгновение. Затем она улыбнулась в ответ и кивнула.

Я улыбнулся шире.

— Компьютер, — сказал я, слегка повышая голос, — инициируй Последовательность SAKALTEAM-WORK.3 под моим паролем, используя существующие параметры.

Четыре распростертых тела исчезли, и вместо них появились четыре воина, абсолютно идентичные тем, с которыми она только что расправилась. Они сформировали маленький квадрат, футов пятнадцать по диагонали. Она оказалась посередине. Несколько секунд никто не шевелился.

Я посмотрел на нее:

— Готовы?

Она приняла защитную стойку, повернувшись лицом к воину с шестом и подняв меч в среднюю оборонительную позицию.

— Время, — сказал я и занял место наблюдателя.

По моей команде четыре воина поменяли позиции.

Вместо того, чтобы нападать на нее индивидуально, они двинулись все вместе. Человек с шестом и человек с нунчаками сошлись друг с другом, то же самое сделали остальные двое. Теперь у нее не было по противнику на каждом углу: на нее наступало по два воина с двух сторон — справа команда с шестом и нунчаками, слева дуэт с мечом и камами.

Ее инстинкты работали безупречно. Она развернулась, поместив меч строго между обеими командами, так чтобы суметь отразить выпад как с той, так и с другой стороны, но на этом и остановилась.

Первым двинулся человек с шестом: он поднял свой бо и сделал осторожный шаг вперед. Тут же его партнер закрутил свои нунчаки и сделал пару очень коротких отвлекающих выпадов в ее сторону.

Она ответила в предсказуемой манере, начав поворачиваться к ним лицом. Как только она это сделала, другая команда, оказавшаяся теперь у нее за спиной, дружно бросилась в атаку.

Нападение было прекрасно срежиссировано. Меченосец держался позади, используя длину своего оружия для обороны в случае, если она повернется к ним, но она не повернулась. Воительница узнала об их нападении лишь в тот момент, когда острый как бритва серповидный клинок камы рассек ей затылок.

Общее время: 1,8 секунды. Результат: один мертвый воин, ни одного поверженного противника.

Фигуры-симуляторы замерли, и она повернулась ко мне.

— Это нечестно! — сказала она. — Никто не смог бы справиться с этими четырьмя парнями при таком раскладе.

Я улыбнулся:

— Хотите поспорить?

Сделав ей знак отступить в сторону, я занял ее место.

— Компьютер, инициируй Последовательность SA-KALTEAMWORK.3 под моим паролем, те же параметры. — Пока компьютер реорганизовывал площадку, я посмотрел на девушку через плечо. — Может быть, вы считаете, что мне будет слишком легко добиться успеха, потому что я знаю все их движения?

Она покачала головой.

— Я сомневаюсь, что кто-нибудь сможет их остановить, даже зная все это.

Я только улыбнулся, затем стер улыбку с лица и стал готовиться к схватке.

Мой разум успокоился, возбуждение, вызванное нашей беседой, уступило место сосредоточенности. Я прокладывал путь к умиротворенной, незыблемой сути момента. Я не любил эти приготовления — они отдавали какой-то искусственностью. Трудно представить реальную ситуацию, чтобы меня окружили четыре вооруженных противника, но таков был сценарий, и мне следовало жить в нем. Последовательность, которую я выбрал, Teamwork № 3, просто диктовала компьютеру, насколько слаженно эти четверо должны работать. Сам антураж, оружие, даже одежда — все это было выбрано ею.

Я слегка разжал руки, державшие катану, и поднял ее так, чтобы гарда приходилась на уровне сердца, а клинок был нацелен вверх и слегка вперед. Локти были разведены в стороны. Как и она, я встал лицом к человеку с шестом.

— Время, — сказал я мягким ровным голосом и тут же перешел в наступление.

Я сделал первый шаг по направлению к человеку с бо, высоко подняв в атакующем движении свой меч, но как только моя нога коснулась песка, я мгновенно развернулся к противнику слева от меня. У него были нунчаки, и он представлял собой самое слабое звено цепи.

Мне пришлось слегка развернуться вправо, чтобы уклониться от атаки меченосца, стоявшего слева, но мое первое обманное движение заставило человека с шестом отступить назад и дать мне пространство для маневра. Прямо передо мной парень с нунчаками уже начал сближаться с владельцем шеста. Я отрезал ему путь и, встав на безопасном расстоянии, сделал короткий ложный выпад в его запястье, чтобы заставить его убрать руку, а затем полоснул по голове. Я даже не взглянул, достиг ли мой удар цели; все, что мне было нужно, это обойти его, чтобы иметь возможность встать лицом сразу ко всем четырем противникам.

Как оказалось, мне повезло, и мой меч оставил неглубокую рану у него на лбу. Удар не смертельный, но компьютер засчитал травму и вывел его из схватки.

— Повезло, — заметила она.

Я улыбнулся на эти слова. Она была права, но подготовка к удару, а также тот факт, что меня не убили в первый момент боя, — все это не было чистой удачей. Кроме того, сценарий-то был ее. Если бы это был мой сценарий, компьютер не вывел бы легкораненого.

Прорвавшись сквозь их оборону, я сделал пару шагов и развернулся, стараясь избежать шеста. Мне не стоило принимать такие предосторожности. Противники преследовали меня не слишком плотно. Вместо этого они сомкнули ряды, образовав треугольник. Владелец шеста занял место в центре, примерно на полшага позади остальных, обеспечивая им защиту своим длинным оружием. Парень с камами оказался справа от меня, он и был моей следующей целью.

Проблема состояла в том, что на этот раз он использовал свое оружие правильно, постоянно размахивая им, так что я не мог ударить его по рукам. Достать его можно было только сложным ударом, ко