Честь Шарпа (fb2)


Настройки текста:



Бернард Корнуэлл Честь Шарпа

«Честь Шарпа» посвящается Джасперу Партингтону и Шоне Кроуфорд Пул, которые совершили марш с самого начала.

Мы обшарим все карманы, чтоб богатство обрести,

А когда разбогатеем, сможем время провести:

Кости, карты, ром рекою, крепче девку обнимай —

Так и кончится богатство, и скажи ему прощай!

«Марш гренадеров» (автор неизвестен).
Цитируется по «Солдат-гуляка», издание Роя Палмера, Penguin Books, 1977.

Пролог


Это была тайна, которая обеспечит Франции победу в войне. Не секретное оружие, не какая-то тайная стратегия, которая поставит врагов Франции на грань поражения, но хитрость политиков, которая позволит изгнать британцев из Испании без единого мушкетного выстрела. Это была тайна, которая должна быть сохранена и за которую должно быть заплачено.

Ради этого в один день суровой зимы 1813 года двое мужчин поднимались в горы северной Испании. Всякий раз, когда дорога разветвлялась, они выбирали менее исхоженный путь. Они шли по застывшим на морозе следам, поднялись еще выше — туда, где только скалы, орлы, ветер и стужа, и наконец там, где было видно далекое море, блестевшее под февральским солнцем, они нашли вход в тайную долину, пропахшую кровью.

У входа в долину стояли часовые: мужчины, закутанные в тряпки и кожу, мужчины с почерневшими дулами мушкетов. Они остановили путешественников, спрашивая пароль, а потом вдруг стали на колени перед одним из всадников, который обтянутой перчаткой сделал знак благословения над их головами. Двое всадников поехали дальше.

У того из двух путешественников, хранителей секретнейшей тайны, что был меньше ростом, было тонкое, болезненное лицо, рябое от перенесенной давно оспы. Он носил очки, которые натирали ему кожу позади ушей. Он остановил свою лошадь над горным амфитеатром, который образовался тогда, когда в этой долине добывали железную руду. Он смотрел своими холодными глазами на разыгрывающуюся у его ног сцену.

— Я не думал, что вы устраиваете бои быков зимой.

Это был примитивный бой быков — ничего похожего на блестящие представления, устраиваемые на огороженных площадях больших городов на юге. Около сотни человек орали на камнях вокруг ямы, в то время как ниже них двое мужчин мучили черного злого быка, залитого кровью, которая текла из раненых мышц шеи. Животное и без того было слабым, поскольку плохо питалось в течение зимы, и его атаки были жалкими, не представляющими опасности, а конец быстрым. И убит бык был не традиционной шпагой и не с маленьким ножом, вонзенным между позвонками, а секирой.

Огромный человек, одетый в кожу и в плаще из волчьих шкур, завершил действо. Он размахнулся огромным топором, лезвие блеснуло в слабых лучах солнца, и бык попытался уклониться от удара, но не сумел и взревел, посылая последний бесполезный вызов небу, когда топор отнял его жизнь и пробил его кости и кишки, сухожилия и мускулы, и люди в горном амфитеатре вопили от восторга.

Маленький человек, лицо которого выказывало отвращение к тому, что он видел, указал на лесоруба.

— Это он?

— Это он, майор. — Высокий священник наблюдал за маленьким человечком в очках, как будто наслаждаясь его реакцией. — Это — El Matarife.

Прозвище означало «Палач».

Вид у El Matarife был пугающий. Он был большой и сильный но именно его лицо вызвало страх. Он зарос бородой настолько плотно, что половина его лица, казалось, принадлежит человеку, а половина — зверю. Бородой заросли его скулы, так что глаза, маленькие и хитрые, выглядывали в просвете между бородой и волосами. Это было скотское лицо, которое он поднял от мертвого быка и увидел над собой двух всадников. El Matarife насмешливо поклонился им. Священник поднял руку в ответ.

Мужчины вокруг ямы в горе, партизаны, которые подчинялись Палачу, требовали военнопленного. Труп быка волокли по камням, чтобы положить к трем другим мертвым животным, которые пролили свою кровь на заиндевевшие камни.

Маленький человек нахмурился:

— Военнопленный?

— Вы едва ли ожидали, что El Matarife не устроит прием для вас, майор. В конце концов, не каждый день французы приезжают сюда. — Священник наслаждался замешательством маленького француза. — И было бы мудро посмотреть, майор. Отказ воспримут как оскорбление его гостеприимства.

— Будь проклято такое гостеприимство! — сказал маленький человек, но тем не менее остался.

Он не производил впечатления, этот маленький француз, очки которого натирали ему кожу, но внешность была обманчива. Пьера Дюко называли майором, хотя, было ли это его реальным званием и носил ли он какое-либо звание во французской армии, никто не знал. Он употреблял обращение «сир», только говоря с императором. Он был отчасти шпион, отчасти полицейский и целиком и полностью — политический деятель. Именно Пьер Дюко предложил тайну своему императору, и именно Пьер Дюко должен был заставить тайну сработать и таким образом обеспечить победу в войне для Франции.

Рыжеволосого человека, одетого только в рубашку и брюки, провели мимо бычьих туш. Его руки были связаны за спиной. Он моргал, словно его внезапно вывели из темного места на дневной свет.

— Кто он? — спросил Дюко.

— Один из пленных, взятых на Соляных озерах.

Дюко что-то проворчал. El Matarife был вожаком партизан, одним из многих, кто прятался в северных горах, и он недавно заманил в западню французский конвой и захватил дюжину военнопленных. Дюко поправил заушник очков.

— Он захватил двух женщин.

— Захватил, — сказал священник.

— Что случилось с ними?

— Вас это сильно волнует, майор?

— Нет. — Голос Дюко был кислым. — Это были шлюхи.

— Французские шлюхи.

— Но все-таки шлюхи. — Он сказал это с неприязнью. — Что случилось с ними?

— Они занимаются своим ремеслом, майор, но их оплата — жизнь, а не наличные деньги.

Рыжеволосого человека привели на арену амфитеатра, и там ему освободили руки. Он разминал пальцы в сыром, холодном воздухе, задаваясь вопросом, что должно случиться с ним в этом месте, провонявшем кровью. На лицах зрителей было выражение удовольствия. Они вели себя тихо, но усмехались, потому что знали, что должно случиться.

На арену была брошена цепь.

Она лежала там — звенья ржавеющего железа в крови быка, которая парила на холоде. Военнопленный задрожал. Он сделал шаг назад, когда партизан поднял один конец цепи, но подчинился спокойно, когда конец цепи был привязан к его левой руке. Палач, его огромная борода запачкана кровью быка, поднял другой конец цепи. Он обвязал цепь петлей вокруг собственной левой руки и засмеялся над военнопленным:

— Я сосчитаю пути твоей смерти, француз.

Французский военнопленный не понял испанских слов. Он понял, тем не менее, когда ему бросили нож — длинный, с узким лезвием нож, который был идентичен оружию в руках El Matarife. Цепь, которая связала эти двух мужчин, была длиной десять футов. Священник улыбнулся:

— Вы видели такую борьбу?

— Нет.

— Она требует особого мастерства.

— Несомненно, — сказал Дюко сухо.

Палач владел мастерством. Много раз он дрался с ножом и цепью и не боялся никакого противника. Француз был храбр, но обречен. Его атаки были жестокими, но неуклюжими. Цепь лишала его равновесия, он был измучен, он был порезан, и каждому удару ножа El Matarife наблюдающие партизаны вели счет. «Uno», — приветствовали они разрез на лбу француза, обнаживший череп. «Dos» — и появился разрез на левой руке между пальцами. Счет все рос. За Дюко наблюдали.

— Как долго это продолжается?

— Возможно, пятьдесят ран. — Священник пожал плечами. — Возможно, больше.

Дюко посмотрел на священника:

— Вы наслаждаетесь этим?

— Я наслаждаюсь всеми проявлениями мужественности, майор.

— Кроме одного, падре, — улыбнулся Дюко.

Отец Ача снова смотрел на арену. Священник был крупным мужчиной, столь же крупным, как сам El Matarife. Его не пугал вид военнопленного, которого заживо резали и снимали с него кожу. Отец Ача был во всех отношениях идеальный партнер для майора Пьера Дюко. Как и француз, он был отчасти шпионом, отчасти полицейским и целиком и полностью политическим деятелем, за исключением того, что его политика была политикой церкви, и его таланты были отданы испанской инквизиции. Отец Ача был инквизитором.

— Четырнадцать! — крикнули партизаны, и Дюко, пораженный громкостью крика, оглянулся на арену.

El Matarife, ни разу не задетый ножом военнопленного, с отработанным изяществом, выколол левый глаз противника. El Matarife аккуратно вытер конец лезвия о кожаный рукав.

— Ну, француз!

Пленный прижал левую руку к раненому глазу. Цепь натянулась, звенья негромко зазвенели, и натяжение цепи оторвало руку пленного от кровавой раны. Он качал головой, почти рыдая от того, что знал: пути его смерти будут долгими и болезненными. Такой всегда была смерть французов, захваченных партизанами, и такой была смерть партизан, пойманных французами.

Француз отступал на цепи, пытаясь сопротивляться давлению, но он был бессилен против огромного человека. Внезапно цепь была отпущена, француз упал, и его потянули по земле, как выловленную рыбу. Когда испанец сделал паузу, француз попытался встать, но ботинок ударил его в левое предплечье, ломая кости, и цепь натянулась снова, и партизаны смеялись над криком боли, когда цепь потянула сломанную руку.

На лице Дюко ничего не отразилось.

Отец Ача улыбнулся:

— Вы не расстроены, майор? Он — ваш соотечественник.

— Я ненавижу ненужную жестокость. — Дюко снова поправил очки. Это были новые очки, присланные из Парижа. Его старые были сломаны на Рождество британским офицером по имени Ричард Шарп. То оскорбление все еще причиняло Дюко боль, но он был согласен с испанцами, что месть — это блюдо, которое следует есть холодным.

На счет двадцать француз потерял правый глаз.

На счет двадцать пять он рыдал, умоляя о пощаде, неспособный бороться, его рваные, грязные брюки были залиты яркой свежей кровью.

На счет тридцать, пленный, который лишь еле слышно скулил, был убит. El Matarife, разочарованный отсутствием сопротивления и пресыщенный развлечением, перерезал ему горло и резал до тех пор, пока голова не осталась у него в руке. Он бросил голову собакам, которых отгоняли от мертвых быков. Он отвязал от своей левой руки цепь, вложил в ножны окровавленный нож и снова посмотрел на двух всадников. Он улыбнулся священнику:

— Привет, брат! Что ты привез мне?

— Гостя, — сказал священник нарочито громко.

El Matarife рассмеялся:

— Веди его в дом, Тома!

Дюко последовал за инквизитором через скалы в красных пятнах железной руды к построенному из камня дому, окна и двери которого были завешены одеялами. Внутри дома, согретого огнем очага, дым которого поднимался вдоль сырых стен, ждала еда. Тушеное мясо — хрящеватое и жирное, хлеб, вино и козий сыр. Это было подано испуганной, с худым лицом, девчонкой. El Matarife, принесший во влажное тепло маленькой комнаты запах свежей крови, присоединился к ним.

El Matarife сжал священника в объятиях. Они были братьями, хотя было трудно представить, что одна и та же утроба произвела на свет двух таких разных мужчин. Они были одинакового роста, но и только. Инквизитор был худым, умным, и деликатным, тогда как El Matarife — грубым, неистовым, и диким. Вожак партизан принадлежал к человеческому виду, презираемому Пьером Дюко, который восхищался умом и ненавидел грубую силу, но инквизитор не станет помогать французу, если его брат не будет посвящен в их тайну и не будет использован в их операции.

El Matarife набил рот жирным тушеным мясом. Соус капал на его чудовищную бороду. Он смотрел своими маленькими покрасневшими глазами на Дюко.

— Вы — храбрый человек, раз приехали сюда.

— Я под защитой вашего брата.

Дюко отлично говорил на испанском языке — так же, как он говорил на полудюжине других языков.

El Matarife покачал головой.

— В этой долине, француз, вы находитесь под моей защитой.

— Тогда я благодарен вам.

— Вам понравилось смотреть, как ваш соотечественник умирает?

Голос Дюко был спокоен:

— Кто не наслаждался бы вашим мастерством?

El Matarife засмеялся.

— Вы хотели бы увидеть, как умирает другой?

— Хуан! — Голос инквизитора был громок. Он был старшим братом, и его авторитет усмирил El Matarife. — Мы приехали для дела, Хуан, а не для развлечения. — Он указал пальцем на других людей в комнате. — И мы будем говорить одни.

Для Пьера Дюко было нелегко прибыть в это место, но военное положение было таково, что он был вынужден согласиться на требования инквизитора.

Дюко согласился сидеть за столом со своим врагом, потому что война складывалась неудачно для Франции. Император вторгся в Россию с самой великой армией современности, армией, которая за одну зиму была разрушена. Теперь Северная Европа угрожала Франции. Армии России, Пруссии, и Австрии учуяли победу. Чтобы бороться с ними, Наполеон забирал войска из Испании, в то самое время, когда английский генерал Веллингтон наращивал свои силы. Только дурак был теперь уверен во французской военной победе в Испании, а Пьер Дюко вовсе не был дураком. И все же там, где британцев не могла победить армия, политика могла победить.

Худая девчонка, дрожащая от страха перед своим повелителем, лила местное вино в кубки из рога, оправленного серебром. Серебро было украшено витой монограммой «N», знаком Наполеона, — добыча, взятая Палачом в одном из его налетов на французов. Дюко подождал, пока девчонка не ушла, и тогда тихим, глубоким голосом он заговорил о политике.

Во Франции, в роскоши замка Валансэ, испанский король был военнопленным. Для своего народа Фердинанд VII был героем, свергнутым королем, законным королем, символом их гордости. Они боролись не только за то, чтобы изгнать французских захватчиков, но и чтобы восстановить короля на его троне. Теперь Наполеон предложил вернуть им их короля.

El Matarife выдержал паузу. Он резал козий сыр ножом, которым замучил и убил военнопленного.

— Отдать его? — спросил он недоверчиво.

— Он будет восстановлен на троне, — сказал Дюко.

Фердинанда VII, объяснил француз, отошлют назад в Испанию. Его отошлют с почетом, но только если он подпишет Валансэйский договор. Это был тайный договор, который, как полгал обладавший острым умом Дюко, был идеей гения. Договор объявлял, что состояние войны, которое, к сожалению, возникло между Испанией и Францией, будет прекращено. Будет заключен мир. Французские армии уйдут из Испании, и будет обещано, что военные действия не будут возобновлены. Испания будет свободным, суверенным государством с ее собственным любимым королем. Испанские военнопленные из французских лагерей будут отосланы домой, испанские трофейные знамена возвращены их полкам — испанская гордость будет излечена французской лестью.

И взамен Фердинанд должен был обещать только одну вещь; что он разорвет союз с Великобританией. Британской армии прикажут убраться из Испании, и если она задержится, тогда не будет ни фуража для ее лошадей, ни пищи для ее солдат, ни портов для ее судов снабжения. Голодная армия — уже не армия. Без единого выстрела Веллингтон будет изгнан из Испании, и Наполеон сможет взять каждого из четверти миллиона французских солдат в Испании и совершить поход против своих врагов на севере. Это был гениальный ход.

И, в силу необходимости, тайна. Если британское правительство только заподозрит, что готовится такой Договор, британское золото потечет рекой, будут предложены огромные взятки, и народные массы Испании поднимутся против самой мысли о мире с Францией. Договор, допускал Дюко, не будет популярен в Испании. Простые люди, крестьяне, земли которых были разорены, а женщины поруганы французами, не будут приветствовать мир с их самым злейшим врагом. Только их возлюбленный король-изгнанник может убедить их принять Договор, а их король колебался.

Фердинанд VII хотел доказательств. Поддержит ли его испанская знать? А испанские генералы? И, что важнее всего, что скажет церковь? Работа Дюко в том и заключалась, чтобы предоставить ответы королю, а человек, который даст Дюко эти ответы, был инквизитор.

Отец Ача был умен. Он достиг положения в инквизиции благодаря уму, и он знал, как использовать секретные досье, которые инквизиция вела на выдающихся людей по всей Испании. Он мог использовать подчиненных ему инквизиторов в каждой провинции Испании, чтобы собрать письма от таких людей, письма, которые передадут заключенному в тюрьму испанскому королю и уверят его, что мир с Францией будет достаточно приемлем для многих дворян, священнослужителей, офицеров и торговцев, чтобы сделать заключение Договора возможным.

El Matarife выслушал все это. Он пожал плечами, когда история закончилась, как будто давая понять, что политика — не его дело, он — солдат.

Пьер Дюко потягивал вино. Порыв ветра отдернул одеяло на окне, и огонь сальной свечи, освещавшей стол, затрепетал. Он улыбнулся:

— Когда-то ваша семья была богата.

El Matarife с силой воткнул в сыр нож, убивший француза.

— Ваши войска разрушили наше богатство.

— Ваш брат, — в голосе Дюко послышалась едва заметная насмешка, — установил цену за помощь, которую он оказывает мне.

— Цену? — Бородатое лицо расплылось в улыбке при мысли о деньгах.

Дюко улыбнулся в ответ:

— Цена — восстановление благосостояния вашей семьи и даже больше.

— Больше? — El Matarife посмотрел на его брата.

Священник кивнул:

— Триста тысяч долларов, Хуан.

El Matarife засмеялся. Он переводил взгляд со своего брата на француза и видел, что ни один не улыбнулся, что сумма была верна, и его смех умер. Он посмотрел воинственно на Дюко:

— Вы обманываете нас, француз. Ваша страна никогда не будет платить так много. Никогда!

— Деньги не будет платить Франция, — сказал Дюко.

— Тогда кто?

— Женщина, — мягко сказал Дюко. — Но сначала должна быть смерть, потом — заключение, и вы, El Matarife, примете участие в этом.

Вожак партизан посмотрел на брата для подтверждения, получил его, и перевел взгляд на маленького француза:

— Смерть?

— Одна смерть. Муж женщины.

— Заключение?

— Для женщины.

— Когда?

Пьер Дюко видел улыбку партизана и чувствовал, как в том волной поднимается надежда. Тайна будет в безопасности и Франция будет спасена. Он купит за триста тысяч испанских долларов, которые ему не принадлежат, будущее империи Наполеона.

— Когда? — повторил партизан.

— Весной, — сказал Дюко. — Этой весной. Вы будете готовы?

— Если ваши войска оставят меня в покое. — El Matarife засмеялся.

— Это я обещаю.

— Тогда я буду готов.

Обязательство было подтверждено рукопожатием. Секрет будет в безопасности, Договор, который принесет победу над Великобританией, заключен, и по ходу дела Пьер Дюко отомстит англичанину, который разбил его очки. Когда наступит весна, и когда армии приготовятся вести войну, которая, в соответствии с секретным Договором, в течение года будет прекращена, человек по имени Ричард Шарп, солдат, умрет.


Глава 1


В дождливый весенний день, когда холодный ветер продувал скалистую долину, майор Ричард Шарп стоял на древнем каменном мосту и смотрел на дорогу, которая вела на юг к низкому перевалу в скалистом гребне. Холмы потемнели от дождей.

Позади него, стоя по команде «вольно» с замками мушкетов, обернутыми с тряпками, и дулами, заткнутыми пробками, чтобы защитить от дождя стволы, ждали пять рот пехоты.

Гребень, как было известно Шарпу, находился на расстоянии в пятьсот ярдов. Через несколько минут противник будет на этом гребне, и его работа состоит в том, чтобы не дать ему перейти мост. Простая работа, работа солдата. Работа была куда легче, потому что весна 1813 года была поздней, погода не принесла в эти пограничные холмы ничего, кроме проливных дождей, и поток под мостом был глубок, быстр и непроходим. Противник должен был пройти по мосту, где его ждал Шарп, или не пересекать поток вообще.

— Сэр? — Д’Алембор, капитан Легкой роты, казалось, побаивался, как бы не спровоцировать проявление вредного характера майора Шарпа.

— Капитан?

— Штабной офицер скачет, сэр.

Шарп проворчал что-то, но ничего не сказал. Он услышал, как стук копыт замедлился у него за спиной, затем лошадь появилась прямо перед ним, и взволнованный кавалерийский лейтенант посмотрел на него сверху:

— Майор Шарп?

Взгляд темных глаз, уверенных и сердитых, поднимался от позолоченных шпор лейтенанта, его сапог, густо забрызганных грязью, синего шерстяного плаща, покуда не встретил взгляд взволнованного штабного офицера.

— Вы стоите у меня на дороге, лейтенант.

— Прошу прощения, сэр.

Лейтенант торопливо отвел лошадь в сторону. Он проделал трудный путь, скакал через трудно проходимую местность и гордился своей поездкой. Его кобыла беспокоилась, чувствуя возбужденное состояние наездника.

— Наилучшие пожелания от генерала Престона, сэр, и противник двигается в вашем направлении.

— У меня есть пикеты на горном хребте, — сказал Шарп нелюбезно. — Я видел противника полчаса назад.

— Да, сэр.

Шарп уставился на горный хребет. Лейтенант задавался вопросом, должен ли он спокойно ехать дальше, когда внезапно высокий стрелок посмотрел на него снова:

— Вы говорите по-французски?

Лейтенант, который был взволнован первой встречей с майором Ричардом Шарпом, кивнул.

— Да, сэр.

— Насколько хорошо?

Кавалерист улыбнулся:

— Tres bien, Monsieur, jeparle…

— Я не просил устраивать проклятую демонстрацию! Ответьте мне.

Лейтенант был испуган сердитым выговором.

— Я говорю хорошо, сэр.

Шарп уставился на него. Лейтенант подумал, что это был точь-в-точь такой взгляд, каким мог смотреть палач на пухлую и некогда привилегированную жертву.

— Как вас зовут, лейтенант?

— Трампер-Джонс, сэр.

— У вас есть белый носовой платок?

Эта беседа, подумал Трампер-Джонс, становилась все более и более странной.

— Да, сэр.

— Хорошо.

Шарп отвернулся в сторону горного хребта, к седловине среди скал, куда вела дорога из-за горизонта.

Это будет, думал он, отвратное завершение дня. Британская армия очищала дороги в восточном направлении от португальской границы. Они оттесняли французские заставы и громили французские гарнизоны, готовя дороги для летней кампании армии.

И в этот холодный, дождливый и ветреный день пять британских батальонов напали на маленький французский гарнизон на реке Тормес. В пяти милях позади французов, на дороге, по которой они отступали, был этот мост. Шарп с половиной батальона и ротой стрелков был послал кружным путем, чтобы заблокировать отступление. Его задача была проста: задержать французов достаточно долго, чтобы дать другим батальонам подойти и завершить дело. Это было так просто — и все же теперь, притом что день с утра не предвещал ничего дурного, на душе у Шарпа было кисло и горько.

— Сэр? — Шарп оглянулся. Лейтенант предлагал ему свернутый льняной носовой платок. Трампер-Джонс нервно улыбнулся: — Вы просили носовой платок, сэр?

— Я не собираюсь сморкаться, дубина вы этакая! Это для капитуляции! — Шарп нахмурился и отошел на два шага.

Майкл Трампер-Джонс смотрел ему вслед. Да, конечно, одна тысяча пятьсот французов приближались к этому небольшому войску — менее чем четыре сотни человек, но ничто из того, что Трампер-Джонс услышал о Ричарде Шарпе, не подготовило его к мысли об этой внезапной готовности сдаться. Слава Шарпа уже достигла берегов Англии, откуда Майкл Трампер-Джонс не так давно приплыл, чтобы присоединиться к армии, и чем ближе он приближался к боевым порядкам, тем чаще он слышал его имя. Шарп был солдатом из солдат, человеком, одобрения которого жадно добивались другие воины, его имя служило как бы пробным камнем профессиональной компетентности, и, тем не менее, было очевидно, что этот человек готов был сдаться без боя.

Лейтенант Майкл Трампер-Джонс, потрясенный этой мыслью, украдкой смотрел на лицо, потемневшее от солнца и ветра. Это было красивое лицо, подпорченное только шрамом, который оттягивал книзу левый глаз Шарпа, придавая его лицу насмешливое выражение. Трампер-Джонс не знал, что это вызванное шрамом выражение исчезает с улыбкой.

Что удивило Трампер-Джонса больше всего, так это то, что майор Ричард Шарп не носил знаков своего чина: ни пояса, ни эполет; в сущности ничто, кроме длинного побитого палаша на боку, не указывало, что он офицер. Я смотрю, думал Трампер-Джонс, на того самого человека, который взял первого французского орла, захваченного британцами, который штурмовал брешь в Бадахосе, и атаковал в конном строю с немцами в Гарсия Эрмандес. Глядя на его уверенные повадки, трудно представить, что он начал свою карьеру рядовым. От этого еще тяжелее было думать, что он сдаст своих находящихся в меньшинстве солдат без боя.

— На что вы уставились, лейтенант?

— Ничего, сэр. — Трампер-Джонс думал, что Шарп наблюдает южные холмы.

Так и было, но Шарп почувствовал на себе пристальный взгляд лейтенанта и разозлился. Он очень не хотел, чтобы на него указывали пальцем, наблюдали за ним. Он чувствовал себя хорошо в эти дни только с друзьями. Он также понимал, что показался излишне резким молодому кавалеристу. Он посмотрел на него:

— Мы насчитали три пушки. Вы согласны?

— Да, сэр.

— Четырехфунтовые?

— Думаю, да, сэр.

Шарп хмыкнул. Он смотрел на гребень. Он надеялся, что эти два вопроса заставят его казаться более дружелюбным, хотя по правде говоря, Шарп не чувствовал себя дружелюбным с любым незнакомцем в эти дни. Он был в угнетенном состоянии с Рождества, переходя от ощущения вины к дикому отчаянию, потому что его жена умерла в снегах у Ворот Бога. Ему непрошено представилось пятно крови у нее на горле. Он покачал головой, пытаясь отогнать видение. Он чувствовал себя виновным в том, что она умерла, он чувствовал себя виновным еще и потому, что был неверен ей, он чувствовал себя виновным в том, что за ее любовь было так ужасно заплачено, он чувствовал себя виновным в том, что из-за него его дочь осталась без матери.

Он стал бедным из-за этого чувства вины. Его дочь, которой не было еще двух лет, росла у своих дяди и тети, и Шарп собрал все свои сбережения, которые он украл прежде всего у испанского правительства, и отдал их Антонии, его дочери. Он не имел ничего больше — кроме палаша, винтовки, подзорной трубы и той одежды, что была на нем. Он злился на этого молодого штабного офицера с его дорогой лошадью, позолоченным окладом ножен и новыми кожаными сапогами.

В шеренгах за его спиной раздался ропот. Солдаты увидели маленькие фигурки, которые внезапно появились на южном гребне. Шарп развернулся:

— Ба-таль-он! — Стало тихо. — Ба-таль-он! Смир-… на!

Ботинки солдат топнули по мокрым камням. Они были выстроены в две шеренги, протянувшиеся поперек устья небольшой долины, через которое шла дорога на север.

Шарп в упор смотрел на них, понимая, как они волнуются. Они были его людьми, его батальоном, и он был уверен в них даже в бою против этого превосходящего численностью противника.

— Сержант Хакфилд!

— Сэр!

— Поднимите знамена!

Солдаты, заметил лейтенант Майкл Трампер-Джонс, усмехались самым неподобающим образом в такой торжественный момент, и тут он увидел почему. «Знамена» не были настоящими знаменами батальона — вместо этого они представляли собой куски ткани, привязанные к двум березовым жердинам. Под дождем они беспомощно обвисли, так что с некоторого расстояния было невозможно понять, что знамена — не более чем два плаща, обшитые желтой отделкой, отодранной с мундиров солдат. Верхние концы двух жердей были обернуты большим количеством желтой ткани, чтобы напоминать, по крайней мере на расстоянии, короны Англии.

Шарп видел удивление штабного офицера.

— Половина батальона не несет знамен, мистер Трампер-Джонс.

— Нет, сэр.

— И французы знают это.

— Да, сэр.

— Так, что они будут думать?

— То, что у вас здесь полный батальон, сэр?

— Точно.

Шарп оглянулся назад на юг, оставив Майкла Трампер-Джонс гадать относительно того, зачем нужен этот обман перед тем как сдаться. Он решил, что лучше не спрашивать. Лицо майора Шарпа не располагало к лишним вопросам.

И неудивительно, потому что майор Ричард Шарп, глядя на южный горный хребет, думал, что эта долина реки — жалкое, неподходящее и глупое место, чтобы умереть. Он задавался вопросом иногда: что если после смерти он снова встретит Терезу, увидит ее тонкое, яркое лицо, которое всегда приветливо улыбалось; лицо, черты которого, по мере того как ее смерть уходила в прошлое, постепенно стиралось в его памяти. У него даже не было ее портрета, а у его дочери, растущей в испанской семье, не было портрета ни матери, ни отца.

Армия, понимал Шарп, однажды уйдет далеко от Испании, и он уйдет вместе с армией, а его дочь останется жить так, словно родители бросили ее в младенчестве. Страдание порождает страдание, думал он, но затем на ум ему приходило утешение, что дядя и тетя Антонии лучшие, более любящие родители, чем он мог бы когда-нибудь стать.

Порыв ветра гнал вдоль долины струи дождя, которые заслоняли вид и барабанили по плитам моста. Шарп посмотрел на конного штабного офицера.

— Что вы видите, лейтенант?

— Шесть всадников, сэр.

— У них нет кавалерии?

— Не скажу, чтобы мы видели, сэр.

— Значит, это их пехотные офицеры. Педерасты теперь планируют, как нас прикончить. — Он неприятно улыбнулся. Он желал, чтобы эта непогода закончилась, чтобы солнце согрело землю и загнало воспоминания о зиме далеко в прошлое.

Линию горизонта в том месте, где ее пересекала дорога, внезапно заслонило множество синих мундиров французов. Шарп считал роты, в то время как они двигались к нему. Шесть. Это был авангард — подразделения, которым прикажут захватить мост, но только когда французские пушки будут установлены на позиции.

Тем утром Шарп позаимствовал лошадь капитана Питера Д’Алембора и объехал пути подхода французов дюжину раз. Он поставил себя на место противостоящего ему командующего и спорил с собой, пока не уверился в том, как поступит противник. Теперь, как он видел, они делают именно это.

Французы знали, что большие британские силы идут вслед за ними. Они не осмеливались сойти с дороги, бросив пушки, чтобы идти через холмы, где они станут добычей партизан. Они хотели как можно быстрее устранить препятствие с дороги, и инструментом для этой работы должны были стать их пушки.

В ста пятидесяти ярдах ниже гребня, где дорога поворачивала последний раз перед входом в долину, была плоская каменная платформа, которая могла служить идеальной позицией для артиллерии. Оттуда французы могли осыпать картечью две шеренги Шарпа, могли пустить им кровь, а когда британцы будут рассеяны и порваны, ранены и мертвы, пехота ударит по мосту в штыки. С удобной горной платформы французские пушки могли стрелять через головы собственной пехоты. Платформа была словно создана для этой задачи, поэтому Шарп направил туда утром рабочую группу и заставил расчистить место от валунов, которые могли бы причинить беспокойство артиллеристам.

Он хотел иметь французские пушки именно там. Он приглашал французов разместить там их пушки.

Он наблюдал, как три орудийных расчета дюйм за дюймом прокладывали себе путь вниз по крутой дороге. Пехотинцы помогали тормозить колеса. Все ниже и ниже они спускались. Вполне возможно, понимал он, что пушки могут быть установлены на ровную площадку напротив моста, но чтобы удержать их от этого, он отправил горстку стрелков из Легкой роты Южного Эссексса на берег реки. Французы увидят их там, будут бояться точности пуль, выпущенных из нарезного оружия, и, как он надеялся, разместят пушки вне досягаемости винтовок.

Они так и сделали. Шарп наблюдал с облегчением, как расчеты выкатили пушки на платформу, как орудия были подготовлены к стрельбе, как были разложены готовые боеприпасы.

Шарп повернулся.

— Вынуть пробки!

Две шеренги красных мундиров вытащили пробки из мушкетных дул и развернули влажные тряпки, закрывавшие замки.

— Целься!

Приклады мушкетов прижались к плечам. Французы должны были видеть это движение. Французы боялись скорости британского мушкетного огня, хорошо отработанного ритма смерти, которая посетила так много полей боя в Испании.

Шарп обернулся от своих солдат:

— Лейтенант?

— Сэр? — жалобно пискнул Майкл Трампер-Джонс. Он попробовал еще раз, более низким голосом: — Сэр?

— Привяжите свой носовой платок к вашей сабле.

— Но, сэр…

— Вы будете повиноваться приказам, лейтенант. — Это было сказано не так громко, чтобы достигнуть еще чьих-то ушей, кроме Трампер-Джонса, но слова внушали леденящий ужас.

— Да, сэр.

Шесть атакующих рот французов были на расстоянии в двести пятьдесят ярдов. Они шли в колоннах, штыки примкнуты — готовы выступить вперед, когда пушки сделают свою работу.

Шарп вытащил из ранца подзорную трубу, выдвинул трубки и посмотрел на пушки. Он увидел канистры с картечью — жестяные банки, которые, вылетев из дул трех пушек, будут рассеивать свои смертельные дары.

В такие минуты он очень не хотел быть майором. Он должен бы научиться командовать, то есть доверять другим людям делать опасную, тяжелую работу, и все же в этот момент, когда французские артиллеристы заканчивали выставлять лафеты пушек, ему было жаль, что он не был с ротой стрелков, приданной ему для выполнения сегодняшней задачи.

Первая канистра с картечью была забита в ствол.

— Теперь, Билл! — громко сказал Шарп. Майкл Трампер-Джонс задался вопросом, должен ли он ответить, и решил, что лучше всего ничего не говорить.

Слева от дороги, у высоких скал, которые доминировали над долиной, поднялись белые клубочки дыма. Несколько секунд спустя донесся треск винтовок. И сразу три артиллериста упали.

Это была простая засада. Рота стрелков, спрятанных вблизи того места, где должны быть установлены пушки. Это был трюк, который Шарп использовал и прежде; он сомневался, что сможет использовать его снова, однако, похоже, он всегда срабатывал.

Французы не были готовы к присутствию стрелков. Поскольку сами они не использовали винтовки, предпочитая гладкоствольные мушкеты, которые стреляют намного быстрее, они не предприняли предосторожностей против солдат в зеленых куртках, которые умело использовали укрытие и могли убивать с трехсот или четырехсот шагов. Упала уже половина артиллеристов, скалы заволокло пороховым дымом, а треск выстрелов все продолжался и пули находили все новые цели в орудийных расчетах. Стрелки меняли позиции, чтобы не мешал целиться дым от предыдущих выстрелов; они стреляли в тяжеловозов — а значит, пушки не могли быть вывезены, убивали артиллеристов — а значит, установленные пушки не могли стрелять.

Арьергард противника, который стоял на дороге позади пушек, был выдвинут вперед. Они были выстроены у подножья скал и получили приказ двигаться вверх, но скалы были крутыми, а стрелки — более ловкими, чем их тяжело нагруженные противники. Французское нападение, по крайней мере, помешало стрелкам отстреливать артиллеристов, и те артиллеристы, которые выжили, поползли из убежищ за передками орудий, чтобы продолжить заряжать пушки.

Шарп улыбнулся.

В этих холмах был человек по имени Уильям Фредериксон — наполовину немец, наполовину англичанин, самый страшный солдат, какого только знал Шарп. Его люди называли его Сладкий Вилли — возможно, потому что повязка на пустой глазнице и лицо в шрамах были поистине ужасны. Сладкий Вилли позволил выжившим артиллеристам выйти на открытое место и тогда приказал стрелкам справа от дороги открыть огонь.

Последние артиллеристы упали. Стрелки, повинуясь приказам Фредериксона, переключились на пехотных офицеров. Противник несколькими точными винтовочными выстрелами был лишен артиллерии и погружен во внезапный хаос. Теперь для Шарпа пришло время использовать другое оружие.

— Лейтенант!

Майкл Трампер-Джонс, который пытался спрятать мокрый белый флаг, свисающий с конца его сабли, посмотрел на Шарпа:

— Сэр?

— Отправляйтесь к противнику, лейтенант, передайте им мое почтение, и предложите, чтобы они сложили оружие.

Трампер-Джонс уставился на высокого смуглого стрелка.

— То есть, чтобы они сдавались, сэр?

Шарп нахмурившись глядел на него:

— Вы же не предполагали, что мы сдадимся, не так ли?

— Нет, сэр. — Трампер-Джонс покачал головой — немного слишком решительно. Он задавался вопросом, как убедить тысячу пятьсот французов сдаться четыремстам мокрым, понурым британским пехотинцам. — Конечно, нет, сэр.

— Скажите им, что у нас здесь есть батальон в резерве, что есть еще шесть позади них, что у нас кавалерия на холмах и пушки поднимаются в гору. Скажите им любую проклятую ложь, все что хотите! Но выскажите им мое почтение и мое предположение, что умерло уже достаточно много людей. Скажите им, что у них есть время, чтобы уничтожить их знамена. — Он посмотрел через мост. Французы взбирались на скалы, и все же звучало достаточно много винтовочных выстрелов, приглушенных влажным воздухом, чтобы Шарп мог сказать, что слишком много людей понапрасну умирает в этот день. — Ступайте, лейтенант! Скажите им, что у них есть пятнадцать минут, или я нападу! Сигнальщик!

— Сэр?

— Трубите побудку. Трубите до тех пор, пока лейтенант не доберется до противника.

— Да, сэр.

Французы, предупрежденные звуками горна, наблюдали, как одинокий всадник едет к ним с белым носовым платком, поднятым вверх. Из вежливости они приказали, чтобы их люди прекратили стрелять в неуловимых стрелков в скалах.

Пороховой дым рассеивался, смытый струями дождя, и Трампер-Джонс исчез, окруженный французскими офицерами. Шарп обернулся:

— Стоять вольно!

Пять рот расслабились. Шарп смотрел на речной берег:

— Сержанта Харпер!

— Сэр! — Огромный человек — на четыре дюйма выше Шарпа, в котором было все шесть футов, подошел с берега. Он был одним из стрелков, которые вместе с Шарпом служили в этом батальоне красных мундиров, как остатки подразделения, разбитого в прежних боях. Хотя солдаты Южного Эссекса носили красные мундиры и стреляли из мушкетов, этот человек, как и другие стрелки старой роты Шарпа, все еще носил зеленую куртку и был вооружен винтовкой. Харпер подошел к Шарпу.

— Вы думаете, что педерасты сдадутся?

— У них нет другого выбора. Они знают, что попали в ловушку. Если они не смогут избавиться от нас в течение часа, им конец.

Харпер рассмеялся. Если у Шарпа и был друг, так это сержант. Они делили между собой каждое поле боя в Испании и Португалии, и единственной вещью, которую не мог разделить Харпер, было чувство вины, которое часто посещало Шарпа после смерти его жены.

Шарп потирал руки, застывшие от этого не соответствующего времени года холода.

— Я хочу немного чая, Патрик. У тебя есть мое разрешение развести огонь.

Харпер усмехнулся.

— Да, сэр. — Он говорил с заметным акцентом уроженца Ольстера.

Чай еще не остыл в кружке, зажатой в ладонях Шарпа, когда лейтенант Майкл Трампер-Джонс возвратился с французским полковником. Шарп уже приказал, чтобы поддельные знамена были убраны, и теперь он двинулся навстречу своему несчастному противнику. Он отказался взять его шпагу. Полковник, который знал, что он не сможет взять этот мост без пушек, согласился на предложенные условия. Его утешает, сказал он, что он капитулировал перед таким знаменитым воином, как майор Шарп.

Майор Шарп поблагодарил его. Он предложил ему чаю.


***

Два часа спустя, когда генерал Престон прибыл со своими пятью батальонами, озадаченный тем, что он не слышит впереди стрельбы, он нашел тысячу пятьсот французских военнопленных, три захваченных пушки, и четыре фургона припасов. Французские мушкеты были сложены на дороге. Все награбленное, что французы тащили из деревни, где стояли гарнизоном, было в карманах людей Шарпа. Ни один солдат Южного Эссекса, ни один из стрелков Фредериксона не был даже ранен. Французы потеряли семь человек и еще раненными двадцать одного.

— Поздравляю, Шарп!

— Спасибо, сэр.

Офицер за офицером подходили с поздравлениями. Он отклонял их. Он объяснял, что у французов действительно не было никакого выбора, они наверняка не смяли бы его заслон без пушек, и все же они поздравляли его, пока, смущенный, он не ушел назад к мосту.

Он пересек мост над бурной водой и нашел квартирмейстера Южного Эссекса, толстенького офицера по имени Коллип, который сопровождал половину батальона в ночном марше.

Шарп завел Коллипа в расселину среди скал. Лицо Шарпа было мрачно как смерть.

— Вы — счастливчик, мистер Коллип.

— Да, сэр. — Коллип выглядел испуганным. Он присоединился к Южному Эссексу только за два месяца до этого.

— Скажите мне, почему вы счастливчик, мистер. Коллип?

Коллип нервно сглотнул:

— Потому что не будет никакого наказания, сэр?

— Никогда и не было бы никакого наказания, мистер Коллип.

— Нет, сэр?

— Потому что это была моя ошибка. Я поверил вам, когда вы сказали, что можете взять на себя весь багаж. Я был не прав. А вы?

— Я очень сожалею, сэр.

В ту ночь Шарп и его капитаны шли в авангарде со стрелками Фредериксона. Он шел впереди, чтобы показать им путь, которым они должны идти, и он оставил Коллипа с лейтенантами вести солдат. Он возвратился и обнаружил Коллипа на краю глубокого оврага, который было весьма трудно пересечь. Шарп уже провел здесь стрелков: сначала вниз по крутому берегу, потом вброд через ледяной поток, образовавшийся после проливных дождей этой весны, затем вверх по противоположному берегу, в мокрой одежде, застывающей на ветру.

Когда он возвратился к пяти ротам, он увидел, что находится перед лицом провала.

Мистер Коллип, квартирмейстер, решил облегчить переправу для красных мундиров. Он связал канат из ремней от мушкетов — большую петлю, которую можно было бесконечно перетягивать над пропастью, и на этом канате начал перебрасывать через овраг оружие всех солдат, вещмешки, фляжки и ранцы. При последней передаче ремни развязались, и боеприпасы для мушкетов всего Южного Эссекса рухнули в поток.

Когда французы подошли к мосту, только у стрелков Шарпа были патроны. Французы могли взять мост после одного мушкетного залпа, потому что Шарпу нечего было им противопоставить.

— Никогда, мистер Коллип, никогда не разделяйте солдата и его оружие и боеприпасы. Вы обещаете мне это?

Коллип кивнул нетерпеливо:

— Да, сэр.

— Я думаю, что вы должны мне бутылку кое-чего, мистер Коллип.

— Да, сэр. Конечно, сэр.

— Хорошего дня, мистер Коллип.

Шарп ушел. Он вдруг улыбнулся — возможно, потому, что облака на западе разошлись и внезапно луч красного солнечного света озарил сцену его победы. Он нашел Патрика Харпера, который стоял вместе с его старыми стрелками, и выпил с ними чаю.

— Хорошо поработали сегодня, парни.

Харпер засмеялся:

— Вы сказали ублюдкам, что у нас не было никаких боеприпасов?

— Всегда оставляй человеку его гордость, Патрик. — Шарп засмеялся. Он нечасто смеялся после Рождества.

Но теперь, после первой битвы новой кампании, он понял, что пережил зиму, одержал первую победу весны, и он ожидал, что лето, наконец, залечит раны и прогонит видения прошлого. Он был солдат, он шел воевать, и будущее выглядело светлым.


Глава 2


В солнечный день, когда ласточки хлопотливо устраивали гнезда в старой каменной кладке Бургосского замка, майор Пьер Дюко смотрел вниз с крепостных валов.

Он был без головного убора. Легкий западный ветерок взъерошил его темные волосы, когда он выглянул во внутренний двор замка. Он поправил заушники очков, поеживаясь, потому что кривая проволока натирала воспаленную кожу.

Шесть фургонов тянулись по булыжникам. Фургоны были огромные — громыхающие фургоны, каждый из которых тянуло восемь волов. Грузы были закрыты брезентом — брезентом, обтянутым веревками и все равно распираемым огромным грузом. Усталых волов вели в дальний угол внутреннего двора, где фургоны после множества криков, с большим трудом были расставлены вдоль стены главной башни.

Вместе с фургонами пришел эскорт кавалеристов, которые несли копья с блестящими наконечниками, с которых свисали красные и белые флажки, обозначающие их полк.

Гарнизон замка наблюдал, как въезжали фургоны. Над солдатскими головами, на верхушке главной башни беззвучно трепетал на ветру триколор Франции. Часовые в тревоге смотрели на окружающие поля, задаваясь вопросом, придет ли война еще раз под стены старой испанской крепости, которая охраняла главную дорогу от Парижа до Мадрида.

Цокот копыт раздался в воротах, и Пьер Дюко увидел, как яркая, сверкающая карета влетела во внутренний двор. Ее тянули четыре белые лошади, привязанные к дышлу серебряными цепями. Карета летела слишком быстро — но это, хорошо знал Дюко, было типично для владелицы кареты.

Она была известна в Испании как La Puta Dorada — Золотая Шлюха.

Возле кареты, вставшей так, что Дюко мог все прекрасно видеть, ехал кавалерийский генерал. Это был совсем еще молодой человек — живое воплощение настоящего французского героя, безвкусный мундир которого был специально укреплен, чтобы вынести тяжесть его орденов. Он спрыгнул с коня, отстранил возчиков, открыл дверь кареты и подставил лесенку. Он поклонился.

Дюко, как хищник, выслеживающий жертву, уставился на женщину.

Она была красива, эта Золотая Шлюха. Мужчины, которые видели ее впервые, не сразу могли поверить, что женщина может быть настолько красива. Ее кожа была столь же бела и чиста, как жемчужины с берегов Бискайского залива. Ее волосы были золотыми. Случайное сочетание очертаний губ и скул, глаз и кожи придавало ей вид невинности, который вызывал у мужчин желать стать ее защитником. Пьер Дюко знал, что немногие женщины так мало нуждаются в защите.

Она была француженкой, урожденная Элен Леру, и она служила Франции с шестнадцати лет. Она ложилась в постель к власть имущим и уносила с их подушек тайны их государств, и когда император принял решение присоединить Испанию к его империи, он послал туда Элен, как свое орудие.

Она притворялась дочерью жертв Террора. Она вышла замуж (по инструкции из Парижа) за человека, близкого к испанскому королю, человека, посвященного в тайны Испании. Она все еще была замужем, хотя ее муж был далеко, и она носила титул, который он ей дал. Она была маркиза де Казарес эль Гранде и Мелида Садаба. Она была прекрасна как летняя мечта и столь же изменчива, как грех. Она была La Puta Dorada.

Дюко улыбнулся. Ястреб, высоко парящий над жертвой, возможно, чувствовал то же самое удовлетворение, что испытывал французский майор в очках, когда послал своего помощника с приказом передать его почтение маркизе и просьбу, которая для нее была равносильна приказу, чтобы ее милость немедленно явилась в его кабинет.

Маркиза де Казарес эль Гранде и Мелида Садаба, источающая ароматы розовой воды и сладкие улыбки, заглянула в спартанский кабинет майора Дюко час спустя. Он посмотрел из-за стола:

— Вы опаздываете.

Она послала ему воздушный поцелуй с руки, затянутой в перчатку, и прошла мимо дверей в бастион.

— Природа выглядит сегодня так прекрасно. Я попросила вашего чрезвычайно робкого лейтенант принести мне немного вина и винограда. Мы могли бы поесть здесь, Пьер. Ваша кожа нуждается в небольшом количестве солнца. — Она заслонила лицо зонтиком от солнца и улыбнулась ему: — Как вы, Пьер? Танцуете ночи напролет, как всегда?

Дюко игнорировал ее насмешку. Он стоял в дверном проеме, и его низкий голос был резок:

— У вас шесть фургонов в этой крепости.

Она притворилась напуганной.

— Император сделал вас распорядителем фургонов, Пьер? Я должна поздравить вас.

Он вынул из кармана жилета свернутый листок бумаги.

— Они загружены золотыми и серебряными блюдами, картинами, монетами, гобеленами, статуями, резными фигурками и коллекцией вин, упакованной в опилках. Общая стоимость определяется в триста тысяч испанских долларов.

Он смотрел на нее с тайным торжеством.

— И некоторая мебель, Пьер. Разве ваш шпион не нашел мебели? Часть ее довольно ценная. Прекрасная мавританская кушетка, инкрустированная слоновой костью, лакированный секретер, который вам бы понравился, и зеркальная кровать.

— Несомненно, та самая кровать, в которой вы убедили генерала Вериньи охранять вашу украденную собственность?

Генерал Вериньи был кавалеристом, люди которого охраняли фургоны по пути из Саламанки.

— Украденную, Пьер? Все это принадлежит мне и моему дорогому мужу. Я просто думала, что в то время, когда Веллингтон угрожает победить нас, я сберегу хотя бы часть нашего домашнего имущества во Франции. Попробуйте посмотреть на меня как на простую беженку. Ах! — Она улыбнулась помощнику Дюко, который принес поднос, на котором стояли открытая бутылка шампанского, единственный стакан и блюдо белого винограда. — Поставьте это на парапет, лейтенант.

Хмурясь, Дюко ждал, пока его помощник не ушел.

— Собственность погружена во французские армейские фургоны.

— Арендованные фургоны, Пьер.

— Сданные в аренду квартирмейстером генерала Вериньи.

— Верно. — Она улыбнулась. — Замечательный человек.

— И я отменю приказ отдать его под суд.

Она уставилась на него. Она боялась Пьера Дюко, хотя не хотела доставить ему удовольствие, выказывая свой страх. Она распознала угрозу в том, о чем он говорил. Она бежала из Испании, убегала от победы, которой угрожал Веллингтон, и она забирала с собой богатство, которое сделает ее независимой при любой трагедии, которая постигнет Францию. Теперь Дюко угрожал ее независимости. Она отщипнула виноградину.

— Скажите мне, Пьер, когда вы заказываете завтрак, вы тоже начинаете с угроз? Если вы чего-то хотите от меня, почему вы просто не спросите? Или вы хотите разделить со мной награбленное?

Он нахмурился. Никто не мог обвинить Пьера Дюко в жадности. Он сменил тему:

— Я хотел знать, как вы относитесь к возвращению из Америки вашего мужа.

Она рассмеялась.

— Вы хотите, чтобы я вернулась к нему в постель, Пьер? Разве вы не думаете, что я достаточно пострадала для Франции?

— Он все еще любит вас?

— Любовь? Какое странное слово от вас, Пьер. — Она подняла взгляд на триколор. — Он все еще хочет меня.

— Он знает, что вы — шпионка?

— Я уверена, что кто-то сказал ему, не так ли? Но Луис не относится к женщинам серьезно, Пьер. Он думает, что я стала шпионкой, потому что была недовольна им. Он думает, что, как только он вернется, я тут же прилечу в свою золоченную клетку, и все снова будет в порядке. Он может обругать меня, а затем поплакаться своему исповеднику. Мужчины так глупы.

— Или вы выбираете глупых мужчин?

— Какую будуарную беседу мы ведем. — Она широко улыбнулась ему. — Так, чего вы хотите, Пьер?

— Почему ваш муж вернулся домой?

— Ему не нравится климат Южной Америки, Пьер. Он вызывает у него ветры. Он страдает от ветров. Он как-то выпорол слугу, который засмеялся, когда он громко пукнул.

— Он присоединился к Веллингтону.

— Конечно присоединился! Луис — новый герой Испании! — Она рассмеялась. Ее муж возглавил испанскую армию против мятежников в Банда Ориенталь[1] — провинции к северу от Ла-Платы. Мятежники, видя Испанию, завоеванную Францией, пытались добиться независимости от испанцев. К удивлению маркизы и к удивлению многих других людей, маркиз победил их. Она стрельнула виноградной косточкой с парапета. — Он, должно быть, превзошел их численностью сто к одному! Или, может быть, пустил ветры им в лицо? Вы не думаете, что это правильный ответ, Пьер? Винограду? — Она улыбнулась его молчанию и налила себя шампанского. — Скажите мне, почему вы вызвали меня сюда с вашим обычным очарованием и обходительностью?

— Ваш муж хочет вас назад?

— Вы знаете, чего он хочет. Уверена, что вы перехватываете все его письма. Его желание сильнее его патриотизма.

— Тогда я хочу, чтобы вы написали ему письмо.

Она улыбнулась:

— И это все? Одно письмо? И я забираю свои фургоны? — Она задавала вопросы голосом маленькой девочки.

Он кивнул.

Она смотрела на него с подозрением, поскольку сделка выглядела слишком простой. Ее голос внезапно стал серьезным:

— Вы позволите мне вывезти мою собственность во Францию ценой одного письма?

— Одно письмо.

Она пожала плечами:

— Вы дадите мне бумагу?

— Конечно.

Она отхлебнула шампанского.

— Что мне писать?

— Все здесь.

Он уже написал письмо, и она должна была только скопировать его на писчей бумаге с гербом семьи ее мужа. Она восхитилась предусмотрительностью Дюко, укравшего даже бумагу, так что для нее все было приготовлено. Он дал ей единственный стул в комнате, свежеочиненное перо и чернила.

— Можете поправить стиль, Элен.

— Это будет нетрудно, Пьер.

Письмо рассказывало печальную сказку. Это был ответ на письмо маркиза, и в нем говорилось, что она не хочет ничего иного, как только воссоединиться с ним, что известие о его возвращении наполнило ее радостью и ожиданием, но что она боится прибыть к нему, пока он под командой Веллингтона.

Она боится, потому что есть английский офицер, который преследовал ее безжалостно, оскорбил ее и ее мужа, который распространял порочащие домыслы о ней. Она жаловалась, писала маркиза, английскому Generalissimo, однако ничего не могло быть сделано, потому что оскорбивший ее офицер был другом Веллингтона. Она боится за свое достоинство, и пока офицер не будет удален из Испании, она не решится приехать к мужу. Офицер, писала она, уже пытался овладеть ею однажды, и этой попытке помешало только его опьянение. Она не чувствует себя в безопасности, пока этот мерзкий человек, майор Ричард Шарп, жив. Она подписала письмо, аккуратно побрызгав на написанное шампанским, чтобы письмо казалось залитым слезами, затем улыбнулась Дюко.

— Вы хотите, чтобы они дрались на дуэли?

— Да.

Она засмеялась.

— Ричард убьет его!

— Конечно.

Она улыбнулась.

— Скажите мне, Пьер, почему вы хотите, чтобы Ричард убил моего мужа?

— Это очевидно, не так ли?

Если ее муж, испанский гранд, внезапно ставший героем, будет убит англичанином, то хрупкий союз между Испанией и Англией окажется под угрозой. Союз был заключен из одной целесообразности. У испанцев не было ни малейшей любви к англичанам. Их выводило из себя то, что они нуждаются в британской армии, чтобы изгнать французов. Да, конечно, они сделали Веллингтона Generalissimo всех их армий, но это было признанием его таланта, и необходимость этого назначения сделало их зависимость от него еще более очевидной. Она наблюдала, как Дюко сушит чернила песком.

— Вы знаете, что дуэли не будет, не так ли?

— Как не будет? — Он стряхнул песок на пол.

— Артур не позволит им. — «Артур» был Веллингтон. — Что вы сделаете тогда, Пьер?

Он игнорировал вопрос:

— Вы знаете, что это может стать смертным приговором майора Шарпа?

— Да.

— Это не волнует вас?

Она кротко улыбнулась:

— Ричард может позаботиться о себе, Пьер. Боги улыбаются ему. Кроме того, я делаю это для Франции, разве нет?

— Для ваших фургонов, дорогая Элен.

— Ах да. Мои фургоны. Когда я получу пропуск для них?

— Со следующим конвоем на север.

Она кивнула и встала:

— Вы действительно полагаете, что они будут драться, Пьер?

— Это имеет значение?

Она улыбнулась:

— Я хотела бы быть вдовой. Богатой вдовой. La Viuda Dorado.

— Тогда вы должны надеяться, что майор Шарп удовлетворит вас.

— Он всегда удовлетворял меня, Пьер.

Аромат ее духов заполнял комнату.

Он сворачивал письмо.

— Вы действительно его любите?

Она склонила голову набок и, казалось, думала об этом:

— Да. У него есть достоинство простоты, Пьер, и преданности.

— Едва ли это отвечает вашим вкусам, я полагаю.

— Как мало вы знаете о моих вкусах, Пьер. Я свободна? Я могу возвратиться к своим развлечениям?

— Ваша печать.

— Ах да.

Она сняла перстень с печаткой, который носила поверх перчатки, и вручила ему. Он прижал его к горячему воску и вернул ей.

— Спасибо, Элен.

— Не благодарите меня, Пьер. — Она смотрела на него с легкой, насмешливой улыбкой на лице. — Вы вскрываете письма императора ко мне, Пьер?

— Конечно, нет. — Он нахмурился при одной мысли об этом, в то время как внутри себя задавался вопросом, как Наполеон отправляет такие письма, что они проходят мимо его людей.

— Я думала, что нет. — Она облизала губы. — Вы знаете, что он все еще обожает меня?

— Я полагаю, что он обожает всех своих возлюбленных.

— Вы так милы, Пьер. — Она вертела свернутый зонтик в руках. — Вы знаете, что он считает меня экспертом по испанским делам? Он даже спрашивает моего совета…

— Неужели? — Дюко уставился на нее.

— Я должна поздравить вас, Пьер. Я сказала императору, что ваша идея Договора великолепна. — Она улыбнулась, видя выражение изумления на его лице. — Действительно, Пьер! Великолепна. Именно это слово я использовала. Конечно, я сказала ему, что мы могли бы для начала разбить Веллингтона, но если мы не сделали этого? Великолепно! — Она улыбнулась улыбкой победителя. — Таким образом, вы не собираетесь задерживать мои небольшие фургоны, пересекающие границу, не так ли?

— Я уже дал свое обещание.

— Но кому, мой маленький сладенький Пьер? Кому? — Она произнесла последние слова, открывая дверь. Она снова улыбнулась. — Всего доброго вам, майор. Это меня немного развлекло…

Он слушал, как стучат ее каблучки по каменному полу коридора, и чувствовал, как его переполняет злоба. Наполеон, на все готовый ради пары ног в кровати, сказал Золотой Шлюхе о Валансэ? И теперь она смела угрожать ему? То есть если ее маленькие фургоны не доберутся до Франции, она предаст свою страну, раскрыв существование Договора?

Он вышел на крепостной вал. Письмо, которое она написала, было в его руках, и это был ключ к Договору. Сегодня он отдаст его инквизитору, а завтра инквизитор вместе с его братом отправится на запад. Через три дня, думал он, делу уже нельзя будет дать обратный ход, а еще через две недели он зашьет этот симпатичный ротик навсегда.

Он видел, как внизу она приветствовала генерала Вериньи, видел, как она вместе с генералом поднялась в карету, и думал о том, какой радостью будет видеть унижение этой шлюхи. Она смела угрожать ему? Что ж, она будет всю оставшуюся жизнь жалеть об этой угрозе.

Он вернулся в свой кабинет. Он бросит ей вызов. Он спасет Францию, победит Великобританию, и поразит весь мир своим умом. В течение нескольких секунд, стоя спиной к великолепному виду, открывающемуся с крепостных валов Бургоса, он воображал себя новым Ришелье, новой яркой звездой в короне Франции. Он не мог проиграть, он знал это, поскольку просчитал все риски, и он победит.


Глава 3


— Палатки! — Шарп выплюнул это слово. — Чертовы проклятые палатки!

— Для того, чтобы спать в них, сэр. — Сержант Патрик Харпер старался сохранить серьезное выражение лица. Наблюдавшие за ними солдаты Южного Эссекса усмехались.

— Проклятые палатки.

— Чистые палатки, сэр. Хорошие и белые, сэр. Мы можем разбить клумбочки вокруг них, на случай если парни затоскуют по дому.

Шарп пнул одну из огромных связок холста:

— Кому нужны дурацкие палатки?

— Солдатам, сэр — в случае, если они простудятся дождливой ночью. — Сильный ольстерский акцент Харпера становился еще заметнее, когда он веселился. — Я надеюсь, что потом они дадут нам кровати, сэр, с чистыми простынями и маленькими девочками, чтобы согревать нас ночью. И ночные горшки, сэр, с надписью «Боже, храни короля» по ободу.

Шарп еще раз пнул кучу палаток.

— Я прикажу, чтобы квартирмейстер сжег их.

— Он не может сделать этого, сэр.

— Конечно, он может!

— Он расписался за них, сэр. Любая утрата будет вычтена из его жалованья, сэр.

Шарп бродил вокруг большой кучи непристойных связок. Из всех смешных, ненужных, глупых вещей Конная гвардия прислала именно палатки! Солдаты всегда спали под открытым небом! Шарп просыпался утром с волосами, примерзшими к земле, просыпался в одежде, промокшей насквозь, но он никогда не хотел спать в палатке! Он был пехотинцем. Пехотинец должен совершать марш — и маршировать быстро, а палатки замедлят ход.

— И как мы собираемся тащить проклятые штуки?

— Мулы, сэр, мулы для палаток. Один на две роты. Доставят завтра, сэр, и за них тоже уже расписались.

— Иисус рыдает!

— Вероятно, потому что у него нет палатки, сэр.

Шарп улыбнулся, довольный собой, однако это внезапное прибытие палаток из штаба создало проблемы, в которых он не нуждался. Чтобы тащить палатки, понадобятся пять мулов. Каждый мул может везти двести фунтов, плюс еще тридцать фунтов фуража, который поддержит животное в течение шести дней. Если кампания будет развиваться так же, как прошлым летом, тогда придется предположить, что фуража не хватит, и дополнительные мулы должны будут нести дополнительный фураж. Но дополнительные мулы тоже должны будут питаться, что означает еще больше мулов, и если он предпримет марш в шесть недель, понадобится девяносто дополнительных фунтов фуража. Для этого нужны еще четырех—пять мулов, но те мулы будут нуждаться в дополнительных семистах фунтах фуража, что означало бы еще четырех мулов, которые будут также нуждаться в фураже; и так далее, пока смешной, но точный вывод не был сделан: потребуется четырнадцать дополнительных мулов просто для того, чтобы прокормить пять, несущих палатки! Он пнул другую палатку.

— Господи, Патрик! Это же смешно!

Прошло три дня, с тех пор как французы сдались им на холмах. Они совершили переход от моста на север, внезапно оставив подходы к Саламанке и углубившись в область холмов и еле заметных тропок. Там их ждали основная часть армии и бело-серая груда проклятых палаток. Шарп нахмурился:

— Мы оставим их на складе.

— И их украдут, сэр.

Шарп выругался. Харпер подразумевал, конечно, что каптенармус продаст палатки испанцам, заявит, что они были украдены, и их стоимость отнесут на счет батальона.

— Ты знаешь каптенармуса?

— Да. — В голосе Харпера прозвучало сомнение.

— Насколько?

— Немного.

Шарп выругался снова. Он мог, несомненно, взять пять фунтов из подотчетных средств батальона, чтобы подкупить кладовщика, но это чревато неприятностями.

— Он не из ваших, этот каптенармус?

— Он из графства Даун, — уверенно сказал Харпер. — Продаст собственную чертову мамашу за шиллинг.

— У тебя ничего нет на ублюдка?

— Нет. — Харпер покачал головой. — Парнишка крут, как оранжист на допросе.

— Я дам тебе кое-что.

Он может продать одного из мулов, которые прибудут завтра, заявить, что тот подох от сапа или Бог знает от чего, и посмотрим, отважится ли кто-нибудь задавать ему вопросы. Он раздраженно покачал, затем улыбнулся здоровенному сержанту:

— Как твоя женщина?

— Замечательно, сэр! — Харпер сиял. — Цветет как роза. Я думаю, что она хотела бы приготовить для вас одно из тех ужасных национальных блюд.

— Я зайду как-нибудь на этой неделе.

Изабелла была маленькой, смуглой испанской девчонкой, которую Харпер спас от ужаса Бадахоса. Начиная с той ужасной ночи она преданно следовала за батальоном, наряду с другими женами, любовницами и шлюхами, которые хвостом тянулись за любой армией на марше. Шарп подозревал, что Харпер женится до конца года.

Огромный ирландец сдвинул свою шапку и почесал голову:

— Ваш даго[2] нашел вас, сэр?

— Даго?

— Офицер — настоящий торговец лентами. Он торчал тут все утро. Выглядел так, будто потерял кошелек. Мрачный, как проклятый судья.

— Я был здесь.

Харпер пожал плечами:

— Наверно, это не так важно.

Но Шарп нахмурился. Он не знал почему, но его инстинкт, который выручал его на поле боя, внезапно предупредил его о неприятностях. Предупреждения было достаточно, чтобы разрушить маленький кусочек счастья, которое дало ему поругание палаток. Как будто в день надежды и мира он внезапно учуял вонь французской кавалерии.

— Когда он был он здесь?

— На восходе солнца. — Харпер внезапно встревожился. — Обычный молодой офицерик.

Шарп не мог представить причину, которая могла заставить испанского офицера пожелать увидеть его, а когда он не знал причины чего бы то ни было, он был склонен предполагать опасность. Он дал палаткам прощальный пинок.

— Сообщи мне, если увидишь его снова.

— Да, сэр. — Харпер смотрел, как Шарп идет к штабу батальона. Он задавался вопросом, почему упоминание об испанце в роскошном мундире вызвало у Шарпа такую непонятную тревогу. Возможно, думал он, это все то же проявление чувства вины и горя.

Харпер мог понять горе, но он чувствовал, что настроение Шарпа объяснялось не только горем. Огромному ирландцу казалось, что его друг начал ненавидеть себя, возможно, обвиняя себя в смерти жены и отказе от своего ребенка. Независимо от того, что это было, думал Харпер, будем надеяться, что скоро армия двинется против французов. Там, на мосту, когда у пехотинцев не было ни единого патрона, Харпер видел прежнюю энергию и энтузиазм. Независимо от того, чем была вызвана печаль Шарпа, она не лишила его способности воевать.

— Ему нужно хорошее сражение, — сказал он Изабелле той ночью.

Она презрительно фыркнула:

— Ему нужна другая жена.

Харпер засмеялся:

— Все вы, женщины, так думаете. Брак, брак, брак!

Он пил с другими сержантами батальона и возвратился поздно, чтобы найти ужин, который она приготовила для него, испорченным. Она перевернула сожженные яйца на сковороде, как будто надеясь, что, перекладывая их, она улучшит их внешний вид.

— А что такого неправильного в браке?

Харпер, который чувствовал, что его собственный брак опасно маячит на горизонте, решил, что осторожность — большая часть доблести.

— Так, ничего… У тебя есть хотя бы хлеб?

— Ты знаешь, что есть. Принеси его.

Есть, однако, пределы для осторожности. Не мужское это дело — приносить хлеб или вовремя возвращаться к ужину, и Харпер сидел молча, покуда Изабелла ворчала по поводу квартиры, и покуда она жаловалась ему на домовладелицу и на жену сержанта Пирса, которая украла ведро воды, и говорила ему, что он должен сходить к священнику прежде, чем начнется кампания, чтобы должным образом исповедаться. Харпер слушал ее в пол-уха.

— Я чую большие неприятности впереди.

— Ты прав. — Изабелла вывалила яйца на жестяную тарелку. — Большой неприятность, если ты не приносишь хлеба.

Когда она говорила на английском языке, она делала это с северным ирландским акцентом.

— Принеси сама, женщина.

Она сказала что-то, но испанский язык Харпера не был достаточно хорош, чтобы понять, и он пошел в угол комнаты и нашел там завернутый кусок хлеба.

— Какой неприятность, Патрик?

— Ему скучно.

— Майору?

— Да. — Харпер соизволил разрезать хлеб штыком от винтовки. — Ему скучно, любовь моя, а когда ему скучно, он нарывается на неприятности.

Изабелла налила вина.

— Радуги?

Харпер рассмеялся. Он любил повторять, что майор Шарп всегда ищет горшок с золотом, который зарыт в конце каждой радуги. Он находит горшки достаточно часто, но, согласно Харперу, он всегда отказывается от них, потому что горшки неправильной формы.

— Да. Педераст снова ищет радугу.

— Он должен жениться.

Харпер выдержал дипломатическую паузу, но его инстинкт, как и у Шарпа, внезапно предупредил об опасности. Он вспомнил, как внезапно изменилось настроение Шарпа днем, когда он упомянул «торговца лентами», и Харпер испугался, потому что он знал, что Ричард Шарп способен идти за радугой прямо в ад. Он посмотрел на свою женщину, которая ждала слова похвалы, и улыбнулся ей:

— Ты права. Ему нужна женщина.

— Брак, — сказала она едко, но он видел, что она довольна. Она ткнула в него ложкой. — Ты заботиться о нем, Патрик.

— Он достаточно большой, чтобы позаботиться о себе.

— Я знаю больших мужчин, которые не могут принести хлеб.

— Тебе повезло, женщина, можешь мне поверить.

Он улыбался ей, но внутри себя он задавался вопросом, что же это было, что встревожило Шарпа. Так же, как он различал перспективу брака для себя, так же он чувствовал неприятности, надвигающиеся на его друга.


***

— А, Шарп! Никаких проблем? Отлично! — Подполковник Лерой натягивал тонкие лайковые перчатки. Он был майором еще несколько недель назад, но теперь американский лоялист удовлетворил свои амбиции командовать батальоном. Перчатка на его правой руке скрывала ужасные шрамы от ожогов, которые он заработал за год до того в Бадахосе. Ничто не могло скрыть ужасный, сморщенный, неровный шрам, который уродовал правую сторону его лица. Он разглядывал утреннее небо. — И никакого дождя сегодня.

— Будем надеяться, что нет.

— Мулы для палаток прибудут сегодня?

— Так мне сказали, сэр.

— Бог знает, зачем нам нужны палатки. — Лерой наклонился, чтобы прикурить длинную, тонкую сигару от свечи, которая, по его приказу, горела в штабе батальона только для этой цели. — Палатки только ослабят людей. С таким же успехом мы могли бы отправиться на войну в компании доярок. Вы можете потерять проклятые штуки?

— Я попробую, сэр.

Лерой надел двууголку, надвинув ее на лоб, чтобы скрыть свое изуродованное лицо.

— Что еще сегодня?

— Махони берет вторую и третью в поход. Огневая подготовка для новичков. Построение в два.

— Построение? — Лерой, голос которого все еще сохранил интонации его родной Новой Англии, нахмурился на своего единственного майора. Джозеф Форрест, другой майор батальона, был отправлен в гарнизон Лиссабона, чтобы помочь организовать склады для припасов, которые поступали в порт. — Построение? — спросил. Лерой — Что за проклятое построение?

— Ваш приказ, сэр. Построение на молебен.

— Боже, я и забыл. — Лерой выдохнул дым в сторону Шарпа и усмехнулся. — Вы возьмете это на себя, Ричард, вам это будет полезно.

— Спасибо, сэр.

— Ладно, я уезжаю. — Лерой выглядел довольным. Он был приглашен в штаб бригады на весь день и предвкушал в равной мере насладиться вином и сплетнями. Он взял хлыст. — Удостоверьтесь, что пастор дает педерастам бодрую проповедь. Нет ничего лучше подходящей проповеди, чтобы людям захотелось убивать лягушатников. Я слышал, какой-то «торговец лентами» искал вас?

— Да.

— Что он хотел?

— Он так и не нашел меня.

— Ладно: скажите ему «нет» независимо от того, чего он хочет, и займите у него денег.

— Денег?

Лерой обернулся в дверном проеме.

— Адъютант сказал мне, что вы должны офицерской столовой шестнадцать гиней. Верно? — Шарп кивнул, и Лерой направил на него хлыст. — Заплатите, Ричард. Нехорошо, если вы погибнете и останетесь должны проклятой столовой.

Он вышел в улицу к ждущей его лошади, а Шарп вернулся к столу, где его ждали бумаги.

— Над чем, черт возьми, ты смеешься?

Паддок, писарь батальона, покачал головой.

— Ничего, сэр.

Шарп сидел над грудой бумаг. Он знал, что Паддок усмехался, потому что Лерой велел Шарпу уплатить долги, а Шарп не мог их уплатить. Он был должен прачке пять шиллингов, маркитанту — два фунта, и Лерой весьма справедливо требовал, чтобы Шарп купил коня. Будучи капитаном, Шарп не хотел покупать лошадь, предпочитая ходить пешком, как его солдаты, но майору дополнительная высота будет полезна на поле боя, как и дополнительная скорость. Но хорошую лошадь не найдешь меньше чем за сто тридцати фунтов, и он не знал, где взять средства. Он вздохнул:

— Разве ты не можешь подделать мою чертову подпись?

— Да, сэр, но только в ведомости на жалованье. Чаю, майор?

— Что-нибудь от завтрака осталось?

— Я пойду посмотрю, сэр.

Шарп работал с бумагами. Сообщения о вооружениях, еженедельные отчеты и новые постоянные распоряжения из бригады и из армии. Было обычное предупреждение от Главного капеллана о необходимости следить за подрывной деятельностью методистов, которое Шарп выбросил, и приказ по строевой части от Веллингтона, который напомнил офицерам, что они обязаны снимать головной убор, когда священник несет через улицу Святые Дары к умирающему. Не расстраивайте испанцев — вот в чем был смысл этого приказа, и Шарп расписался в получении и снова задался вопросом, кем был «торговец лентами».

Он поставил свою подпись три дюжины раз, отложил пока остальную часть документов и вышел на весенний солнечный свет, чтобы проверить пикеты и понаблюдать, как новички, присланные из Англии, пытаются дать три залпа в минуту. Он выслушал обычную жалобу дежурного офицера о присланной им говядине и обошел вокруг здания, чтобы избежать португальского маркитанта, который искал должников. Маркитант продавал табак, чай, иголки и нитки, пуговицы и другие мелочи, потребные солдату. Маркитант Южного Эссекса, у которого была маленькая банда уродливых шлюх, был самым богатым человеком в батальоне.

Шарп избегал этого человека. Он задавался вопросом, купит ли маркитант мула для перевозки палаток, хотя и знал, что тот даст только половину цены. Шарпу повезет, если он получит от маркитанта пятнадцать фунтов, минус два фунта, которые он ему должен, и минус пять фунтов, чтобы подкупить каптенармуса. Паддоку, писарю, надо заплатить за молчание. Шарп предположил, что он получит семь или восемь фунтов — достаточно, чтобы сделать столовую счастливой. Он выругался. Ему было жаль, что армия не воюет — тогда все были бы слишком заняты, чтобы волноваться о таких мелочах, как неоплаченные счета.

Бой на мосту был ложной тревогой. Он предполагал, что это задумывалось как маневр — с целью убедить французов, что британцы возвращаются той же дорогой и продолжают движение на Саламанку и Мадрид. Вместо этого батальон совершил форсированный марш на север, к главным силам британской армии. Французы охраняли переднюю дверь в Испанию, а Веллингтон планировал использовать черный ход. Но пусть это скорее начнется, молил Шарп. Ему все надоело. Вместо того, чтобы драться, он беспокоится о деньгах и должен командовать построением для молебна.

Генерал приказал, чтобы все батальоны, в которых нет собственного священника, получили хотя бы одну проповедь от священника, заимствованного из другой части. Сегодня был черед Южного Эссекса, и Шарп, сидя на запасной лошади капитана Д’Алембора, смотрел на десять рот Южного Эссекса, которые выстроились перед божьим человеком. Несомненно, они задавались вопросом, почему после стольких лет, свободных от подобных дел, они должны слушать, как их пугает лысый толстяк, говорящий, что они должны заслужить благословение. Шарп не слушал проповедь. Он думал о том, как убедить маркитанта купить мула, при том, что у него уже есть полдюжины, чтобы тащить его скарб.

И тут появился «торговец лентами».

Преподобный Себастьян Уистлер перечислял благословения Бога: свежий хлеб, любовь матери, только что заваренный чай и тому подобное, когда Шарп заметил, что весь батальона смотрит не на проповедника, а в другую сторону. Он тоже посмотрел туда и увидел, что к полю, тактично выбранному для молебна подальше от испанских католических глаз, едут два испанских офицера и испанский священник.

«Торговец лентами» ехал впереди двух своих компаньонов. Это был молодой человек, одетый так роскошно, так ярко, что вполне заслужил прозвище, какое британские военные дают утонченному денди. Молодой человек носил ослепительно белый мундир, обшитый золотым кружевом, украшенный синей шелковой лентой, на которой сияла серебряная звезда. Отвороты его камзола были алыми — и точно такого же цвета была кожаная сбруя его лошади. К седлу были подвешены ножны, инкрустированные драгоценными камнями.

Батальон, игнорируя запреты преподобного Себастьяна Уистлера, который настаивал, что они должны быть довольны своим скромным положением и не жаждать богатства, которое только введет их во искушение, наблюдал, как человек, одетый в великолепный мундир, проехал за спиной проповедника и остановился в нескольких шагах от Шарпа.

Другие два испанца остановили коней в пятидесяти ярдах. Священник, сидевший на крупном, прекрасном гнедом, был одет в черное, шляпа надвинута на глаза. Другой человек, думал Шарп, был генерал, не меньше. Это был тучный высокий испанец в отделанном золотым кружевом наряде, который, казалось, пристально смотрел на офицера в форме стрелков.

У молодого человека в великолепном белом мундире было тонкое, гордое лицо; его глаза смотрели на англичанина с презрением. Он ждал, пока проповедь не закончится, пока полковой главный сержант не скомандует параду «смирно» и «на караул», и лишь тогда заговорил на английском языке:

— Вы — Шарп?

Шарп ответил по-испански:

— А кто вы?

— Вы — Шарп?

Шарп понял по преднамеренной грубости «торговца лентами», что его инстинкт был прав. Он чуял неприятности, но теперь, когда они были здесь, рядом, он не боялся их. Человек говорил с презрением и ненавистью в голосе, но человека, в отличие от бесформенного страха, можно убить. Шарп отвернулся от испанца:

— Полковой главный сержант!

— Сэр?

— Здесь генерал! Генеральский салют!

— Сэр! — Полковой главный сержант Мак-Лэйд, обернулся к построению, заполнил воздухом легкие, и выкрикнул так, что эхо отдалось в полях: — Ба-таль-ооооон! Генеральский салют!

Шарп наблюдал, как мушкеты слетели с плеч, были взяты на изготовку, прижаты к груди, и правая нога каждого солдата сделала шаг назад, а шпаги офицеров взмыли вверх; он обернулся и улыбнулся испанцу.

— Кто вы?

Испанский генерал, заметил Шарп, ответил на приветствие. Мак-Лэйд отдал приказ «на плечо» и вернулся к Шарпу:

— Распустить, сэр?

— Распустите построение, главный сержант.

Испанец в белом мундире послал коня вперед и встал прямо перед Шарпом.

— Вы — Шарп?

Шарп смотрел на него. Его английский был хорош, но Шарп предпочел ответить на испанском:

— Я — человек, который перережет тебе глотку, если ты не научишься быть вежливым.

Он говорил мягко и видел, что его слова породили тень страха на лице испанца. Офицер пытался замаскировать свою нервозность бравадой.

Испанец выпрямился в седле.

— Меня зовут Мигель Мендора, майор Мендора.

— Меня зовут Шарп.

Мендора кивнул. Секунду или две он ничего не говорил, потом со скоростью жалящего скорпиона, размахнулся правой рукой, чтобы дать Шарпу пощечину.

Удар не достиг цели. Шарп дрался во всех сточных канавах — от Лондона до Калькутты, и он предвидел удар. Он видел это по глазам Мендоры. Он отклонился назад, позволив руке в белой перчатке пройти мимо. Он видел гнев испанца, в то время как внутри себя он чувствовал ледяное спокойствие, которое приходило к нему в сражениях. Он улыбнулся:

— Я знал поросят, в которых было больше мужественности, чем в вас, Мендора.

Мендора игнорировал оскорбление. Он сделал то, что ему приказали сделать, и остался жив. Теперь он посмотрел направо и увидел, что распущенные солдаты приближаются к нему. Они видели, как он попытался ударить их офицера, и были удивлены и в то же время настроены воинственно. Мендора снова посмотрел на Шарпа.

— Это было от моего хозяина.

— Кто он?

Мендора игнорировал вопрос:

— Вы напишете ему письмо с извинениями, которое он будет использовать так, как он сочтет целесообразным. После этого, поскольку вы не джентльмен, вы откажетесь от своей комиссии.

Шарпу стало смешно:

— Ваш генерал — кто он?

Майор Мендора склонил голову:

— Маркиз де Казарес эль Гранде и Мелида Садаба.

И внезапно воспоминание о той безупречной красоте, которая была дарована неверной женщине, нахлынуло на него с такой силой, что его боевой задор отошел на задний план. Элен! Именно с Элен он предал Терезу, и он знал, что месть за это предательство настигла его. Он хотел громко рассмеяться. Элен! Элен — золото ее волос, белая кожа на черных простынях, женщина, которая использовала его как слугу смерти, но которая, возможно, любила его чуть-чуть.

Он посмотрел мимо Мендоры на генерала. Он думал, исходя из описания Элен, что ее муж — невысокий, толстый человек. Он и был толстым — но это была крепкая, мускулистая толщина. И он казался высоким. Волнение все еще не оставляло Шарпа. Маркиза была самым красивым существом, которое он когда-либо видел, женщина, которую он любил в течение сезона, а затем потерял. Он думал, что она ушла навсегда, но теперь ее муж вернулся из испанских колоний с рогами на голове. Шарп улыбнулся Мендоре:

— Каким образом я оскорбил вашего хозяина?

— Вы знаете как, señor.

Шарп засмеялся.

— Вы называете меня señor? Вы вспомнили о манерах?

— Ваш ответ, майор?

Таким образом, маркиз знал, что ему наставили рога? Но почему, ради Бога, он выбрал Шарпа? Наберется с полбатальона мужчин, с которыми он должен был бы драться, чтобы восстановить свою честь, которая так легко была поругана Элен. Шарп улыбнулся:

— Вы не получите ни письма от меня, майор, ни моей отставки.

Мендора ожидал такого ответа.

— Вы назовете мне вашего секунданта, señor?

— У меня нет секунданта. — Шарп знал, что Веллингтон запретил поединки. Если сам он рискнул, что было его собственной глупостью, то он не будет рисковать карьерой другого человека. Он смотрел на маркиза: судя по всему, такой крупный человек будет медленно двигаться. — Я выбираю шпаги.

Мендора улыбнулся:

— Мой владелец — прекрасный фехтовальщик, майор. У вас будет больше шансов на пистолетах.

Солдаты таращили глаза на двух верховых офицеров. Они чувствовали, даже при том, что не могли слышать слов, что нечто драматическое имеет место.

Шарп улыбнулся:

— Если я буду нуждаться в совете, как мне драться, майор, я спрошу его у мужчины.

Гордое лицо Мендоры отражало ненависть, которую он испытывал к англичанину, но он выдержал характер.

— Есть кладбище на южной дороге — вы знаете, где это?

— Я смогу найти его.

— Мой хозяин будет там в семь вечера. Он не будет долго ждать. Я надеюсь, у вас хватит храбрости, чтобы умереть, майор. — Он развернул свою лошадь, оглянулся на Шарпа. — Вы согласны?

— Я согласен. — Шарп позволил ему отвернуться. — Майор! С вами ведь священник?

Испанец кивнул:

— Вы очень наблюдательны для англичанина.

Шарп преднамеренно перешел снова на английский язык:

— Удостоверьтесь, что он знает, какую молитву читать по покойнику, испанец.

Кто-то крикнул из толпы наблюдавших солдат:

— Убей педераста, Шарпи!

Раздались новые крики, все громче и громче, и самые остроумные начали кричать: «В круг! В круг» — обычный призыв, когда в батальоне затевалась драка. Шарп видел, как ярость исказила лицо Мендоры, когда испанец вонзил шпоры в бока лошади и поскакал на скопившихся солдат, которые отходили с его пути и глумились ему вслед. Маркиз де Казарес эль Гранде и Мелида Садаба и сопутствующий ему священник скакали за ним.

Шарп игнорировал крики солдат вокруг него. Он наблюдал, как три испанца уезжают, и знал, что под страхом потерять все, чего он добился в армии, он не должен идти на кладбище и биться на дуэли. Его разжалуют в рядовые; а если он победит, ему еще повезет, если его не обвинят в убийстве.

С другой стороны, была память о маркизе: ее кожа на простынях, ее волосы на подушке, ее смех в затененной спальне. Была мысль, что испанский майор пытался ударить его. Была его скука, и его неспособность отказаться от вызова. И прежде всего, было ощущение незавершенного дела, вины, которая потребовала свою цену, вины, которая приказывала, чтобы он заплатил эту цену. Он закричал на людей, требуя тишины и смотрел на рваную толпу солдат, ища человека, который ему был нужен.

— Харп!

Патрик Харпер протолкался сквозь толпу и уставился на Шарпа:

— Сэр?

Шарп вынул палаш из ножен. Это был палаш, который сержант Харпер переделал для него, в то время как Шарп лежат в больнице Саламанки. Это был дешевый клинок, один из многих сделанных в Бирмингеме для британской тяжелой кавалерии, — почти ярд тяжелой стали, неуклюжий и плохо уравновешенный, требующий руки сильного человека.

Шарп бросил палаш ирландцу.

— Наточи его для меня, Харп. Наточи по-настоящему.

Мужчины приветствовали Шарпа, но Харпер с палашом в руке был несчастен. Он смотрел на Шарпа и видел безумие на смуглом лице со шрамом.

Шарп помнил лицо утонченной красоты, лицо женщины, которую испанцы теперь называют Золотой Шлюхой. Шарп знал, что он никогда не сможет обладать ею, но он может драться за нее. Он может бросить для нее все — что еще воин может сделать ради красоты? Он улыбнулся. Он будет драться за женщину, прославленную своим предательством, и поэтому каким-то странным образом, которого он полностью не понимал, этот вызов, этот поединок, этот риск станет некоторым искуплением вины, которая замучила его. Он будет драться.


Глава 4


— Медленно, Шарп, очень медленно! — Капитан Питер Д’Алембор, который занял место Шарпа в качестве капитана Легкой роты, преодолел своим тонким клинком защиту Шарпа, и теперь его кончик был на дюйм ниже серебряного свистка, прицепленного к портупее Шарпа. Д’Алембор, на редкость элегантный и худощавый, добровольно вызвался, с некоторой застенчивостью, «натаскать Шарпа по верхам». Он также кое-что выведал о противнике, и его новости были мрачны. — Кажется, маркиз довольно хорош.

— Хорош?

— Брал уроки в Париже у Булье. Говорят, что он смог побить его. Однако не стоит волноваться. Старый Булье, должно быть, поддавался, а возможно, у него уже не та реакция. — Д’Алембор улыбнулся, сделал шаг назад и поднял шпагу. — En garde?

Шарп засмеялся:

— Я просто порежу педераста на кусочки.

— Вечные надежды весны, мой дорогой Шарп. Поднимите ваш клинок, я собираюсь обойти слева. Если вас предупредить, вы, может быть, сумеете остановить меня. Engage!

Клинки гремели, звенели, расцеплялись, лязгали, и внезапно, с неуловимой для глаза скоростью, Д’Алембор обошел защиту Шарпа слева, и его шпага была готова проткнуть живот Шарпа. Капитан Д’Алембор нахмурился:

— Если я замажу себе волосы ламповой сажей, Шарп, и нарисую шрам на лице, я могу сойти за вас. Это — ваш лучший шанс выжить.

— Ерунда. Я нарежу из ублюдка начинку для пирога.

— Вы, кажется, забываете, что ему приходилось держать шпагу в руке.

— Он стар, толст, и я убью его.

— Ему еще нет пятидесяти, — мягко возразил Д’Алембор, — и не заблуждайтесь насчет его талии. Самый быстрый фехтовальщик, которого я когда-либо видел, был толщиной с бочку. Почему вы не выбрали пистолеты? Или двенадцатифунтовое орудие?

Шарп рассмеялся и поднял свой большой, прямой палаш.

— Это — счастливый клинок.

— Каждый искренне надеется на это. С другой стороны, изящество обычно полезнее в поединке, чем удача.

— Вы дрались на дуэли?

Д’Алембор кивнул:

— Именно потому я здесь, Шарп. Жизнь стала немного трудной. — Он сказал это легко, хотя Шарп мог представить крушение, которое дуэль означала для Д’Алембора. Шарпу было любопытно, почему высокий, изящный, настоящий денди поступил в такой простой линейный полк, как Южный Эссекс. Д’Алембор, с его безупречными кружевными манжетами, его серебряным столовым прибором и хрустальными бокалами, которые тщательно перевозились его слугой с одной лагерной стоянки на другую, был бы скорее на месте в гвардейском полку или в блестящем мундире кавалериста.

Вместо этого он был в Южном Эссексе, ища убежища в немодном полку, в то время как скандал затихал постепенно в Англии, — и служил Шарпу примером того, как поединок может загубить карьеру. Шарп улыбнулся:

— Я полагаю, что вы убили своего противника?

— Не умышленно. Собирался ранить его в бок, но он сам наткнулся на лезвие. Так много крови… — Он вздохнул. — Если вы соизволите держать эту штуку как меч, а не как топор, может еще будет какая-то надежда. Смысл приема, который мы изучаем, в том, чтобы защитить ваше тело. Уверяю вас, весьма возможно, что он упадет в обморок от ужаса, когда увидит ваше оружие. Оно положительно средневековое. Это — не оружие для фехтования.

Шарп улыбнулся.

— Я не фехтую, Д’Алембор. Я дерусь.

— Я уверен, что это будет весьма неприятно для вашего противника. Я настаиваю на том, чтобы быть вашим секундантом.

— Никаких секундантов.

Д’Алембор пожал плечами.

— Джентльмен не дерется без секунданта. Я поеду. Кроме того, я, может быть, смогу убедить вас не доводить дело до конца.

Шарп вложил в ножны палаш, который Харпер наточил как бритву.

— Не доводить дело до конца?

Д’Алембор распахнул калитку дворика конюшни, где, к развлечению офицерских слуг и конюхов, они упражнялись.

— Вас отошлют домой с позором, Шарп. Завтра у пэра будут ваши кишки на завтрак.

— Веллингтон не узнает об этом.

Д’Алембор жалостливо посмотрел на своего начальника.

— Половина проклятой армии знает, мой дорогой Шарп. Я не могу понять, почему вы приняли вызов! Это потому, что тот человек ударил вас?

Шарп ничего не сказал. Правда была в том, что его гордость была задета, но было и нечто больше этого. А именно, его упрямая суеверная Судьба, его солдатская богиня, требовала, чтобы он принял вызов. Кроме того, он сделал это для маркизы.

Д’Алембор вздохнул.

— Женщина, я полагаю?

— Да.

Капитан Легкой роты разгладил складку на рукаве.

— После того, как я дрался на дуэли, Шарп, я обнаружил, что дуэль подстроила женщина. И она наблюдала за нами, как оказалось.

— И что случилось?

Капитан пожал плечами.

— После того, как я проткнул его, она возвратилась к своему мужу. Все это было довольно утомительно и ненужно. Так же как, я уверен, и этот поединок не нужен. Вы действительно настаиваете на поединке, Шарп?

— Да.

Шарп не стал объяснять, да он и не был уверен, что он смог бы объяснить всю эту путаницу из вины, желания, гордости и суеверия, которая вела его к безумию. Вместо этого он уселся и крикнул слуге офицерской столовой, чтобы принесли чай. Слуга был испанцем и чай заваривал отвратительно.

— Я буду ром. А вам не приходило в голову, — и Д’Алембор наклонился вперед с выражением легкой задумчивости на лице, — что некоторые вступают в этот полк просто потому, что вы служите в нем?

Шарп нахмурился, услышав эти слова.

— Ерунда.

— Если вы так настаиваете, мой дорогой Шарп, — но это верно. Есть по крайней мере два или три бретера, которые думают, что вы приведете их к славе, — такова ваша репутация. Они будут очень опечалены, если обнаружат, что ваш путь славы ведет только в будуар. — Он произнес последние слова с ухмылкой, которая намекала Шарпу, что это — цитата, которую он должен знать. Однако Шарп не умел читать до двадцати лет; он прочитал немного книг, и ни одной — поэтической.

— Шекспир? — предположил он.

— Томас Грэй, дорогой Шарп. «Пути славы ведут только к могиле». Я надеюсь, что это не про вас. — Он улыбнулся. Его улыбка не сказала Шарпу, что капитан Д’Алембор, который был практичным и разумным человеком, уже попытался принять меры, чтобы безумие не привело Шарпа к могиле или позору. Д’Алембор послал лейтенанта Гарри Прайса на одной из его собственных самых быстрых лошадей искать полковника Лероя, чтобы тот вернулся в батальон и запретил Шарпу драться с испанцем. Если майор Ричард Шарп достаточно безумен, чтобы пытаться разрушить свою жизнь, дерясь на дуэли вопреки специальным указам Веллингтона, то капитан Д’Алембор остановит его. Он мысленно помолился, чтобы Гарри Прайс добрался до бригады вовремя, взял стакан рома у стюарда и поднял его, глядя на Ричарда Шарпа:

— За ваш топор, Шарп, чтобы он рубил сильно.

— Может, он прикончит ублюдка! — Шарп потягивал чай. — И я надеюсь, что это будет больно.


***

Они ехали верхом на кладбище, обгоняя любопытных солдат Южного Эссекса, которые хотели быть там и видеть, как их майор проткнет испанского аристократа. Д’Алембор, прирожденный всадник, вел Шарпа окольным путем. Шарп, снова сидевший на одной из запасных лошадей Д’Алембора, задавался вопросом, должен ли он принять совет младшего товарища и возвратиться.

Он вел себя глупо — и знал это. Ему тридцать шесть, он наконец-то майор, и он потеряет все ради простого суеверия. Он вступил в армию двадцать лет назад, присоединился к группе голодных новобранцев, чтобы избежать обвинения в убийстве. После того бесславного начала он стал одним из немногих, кого из сержантов возвысили до офицерской столовой. Он добился еще большего. Большинство тех, кого произвели из рядовых, закончили свои дни как лейтенанты, отвечая за батальонные склады или муштруя новобранцев на плацу. Большинство таких офицеров, утверждал Веллингтон, заканчивают как алкоголики. Однако Шарп пошел на повышение. От прапорщика до лейтенанта, от лейтенанта до капитана, от капитана до майора — и на него смотрели как на одного из немногих, очень-очень немногих, кто мог бы подняться из рядовых, чтобы вести батальон.

Он мог бы вести батальон и знал это. Война еще не закончена. Французы могли отступать по всей Европе, но еще ни одна армия противника не перешла французскую границу. Даже если кампания этого года будет столь же успешной, как прошлогодняя, и они отгонят французов назад к Пиренеям, то там предстоят трудные бои, потому что, в отличие от прошлого года, британцам придется пробиваться через холодные, высокие горы. Бои, в которых будут гибнуть подполковники и оставлять свои батальоны новым командирам.

И все же он рисковал всем этим. Он вел свою лошадь сквозь ясени с яркой листвой к вершине холма и думал о маркизе, как она смотрела на него, и он знал, что рискует всем ради женщины, которая играет с мужчинами, и ради другой, которая умерла. Ни то, ни другое не имело смысла, его просто вело суеверие солдата, которое сказало ему, что если он не сделает этого, он рискует сгинуть в безвестности.

Д’Алембор обуздал коня на краю холма.

— Боже милостивый! — Он вытащил сигару из-за отворота сапога, высек огнивом игру, прикурил и кивнул в сторону долины. — Похоже на день скачек!

Кладбище, выстроенное на испанский манер вдали от города и представляющее из себя ряды чрезвычайно толстых стен, разделенных на ниши для мертвых, было переполнено людьми. Разноцветные мундиры испанцев и британцев — испанцы на западе и севере, британцы на юге и востоке, — все они сидели и стояли на ограде, словно ждали боя быков. Д’Алембор обернулся в седле.

— Я думал, что это частное дело!

— Я тоже.

— Вы не можете пройти через это, Шарп!

— Я должен. — Он задавался вопросом, мог ли другой человек, старый друг — как майор Хоган или капитан Фредериксон — убедить его бросить эту идиотскую затею. Возможно, потому, что Д’Алембор недавно пришел в батальон и был человеком, чьей непринужденной элегантности Шарп завидовал, он пытался произвести на него впечатление.

Д’Алембор покачал головой.

— Вы безумны, сэр.

— Возможно.

Капитан выдохнул дым в вечернее небо и указал сигарой на солнце, которое низко висело на западе. Он пожал плечами, как если бы принимал неизбежность поединка.

— Вы окажетесь лицом на север и на юг, но он попытается развернуть вас так, чтобы солнце било вам в глаз.

— Я думал об этом.

Д’Алембор игнорировал нелюбезную реакцию на его совет.

— Предположим, что мы начнем, когда вы будете стоять с южной стороны.

— Почему?

— Потому что там сидят британцы, и туда вы пойдете, чтобы снять куртку.

До сих пор Шарп не понимал, что это будет настолько формально, что ему придется снять любимую куртку стрелка и драться в рваной рубашке.

— И что?

— Значит, он будет нападать влево, пытаясь заставить вас уйти право. Он сделает финт вправо и ударит налево. Он будет ждать, что вы сделаете прямо противоположное. На вашем месте, я превратил бы ваш финт в атаку.

Шарп усмехнулся. Он всегда намеревался взять несколько уроков фехтования, но как-то все не находил времени. В сражении человек не фехтует, а дерется. Самый элегантный фехтовальщик на поле боя обычно заражается гневом штыков и смертоносной стали, однако этим вечером не будет боевого безумия под клубами порохового дыма, только холодное мастерство и смерть.

— В последний раз, когда я дрался с квалифицированным фехтовальщиком, я выиграл.

— Выиграли? — Д’Алембор улыбнулся, притворяясь удивленным.

— Я заставил его проткнуть клинком мое бедро. Он оказался в ловушке, и я убил его.

Д’Алембор уставился на майора, слава которого достигла Великобритании, и понял, что тот говорит правду. Он задрожал.

— Вы безумны.

— Помогает в бою. Спустимся?

Д’Алембор обшаривал глазами кладбище и дорогу в поисках лейтенанта Прайса, ведущего полковника Лероя к месту дуэли, но не видел всадников.

Он пожал плечами:

— Навстречу судьбе, сэр, нашей судьбе.

— Вы не должны были ехать, Д’Алембор.

— Правильно, сэр. Я скажу, что я ничего не знал и был введен в заблуждение вами.

Он погнал коня вниз по травянистому склону.

Шарп двинулся следом. Это был красивый вечер — обещание лета в цветах под копытами его коня, в теплом ароматном воздухе. Барашки облаков рассеивались высоко в небе на западе, и каждое крошечное облачко было подсвечено розовым, как если бы это были клубы орудийного дыма, плывущие над горящей землей.

Мужчины, сидящие на стене кладбища, видели, как появились два всадника, узнали зеленую куртку, и послышались такие вопли, словно Шарп был призовым бойцом, прибывшим, чтобы отработать сто кровавых раундов голыми кулаками. Справа от него, по дороге из города ехала темная карета с занавешенными окнами, и на ее дверце, слишком далеко, чтобы различать детали, был виден герб.

Он знал щит этого герба. Он был поделен на четверти и каждая четверть — еще на четыре части, поскольку члены семьи эль Гранде Казарес и Мелида Садаба женилась на все больших деньгах и громких титулах, покуда в девятнадцатом столетии герб не превратился в лоскутное одеяло испанской знати. И в эту семью, выйдя замуж за бездетного вдовца, который был близок к испанскому трону, пришла женщина с золотыми волосами, которая была шпионкой. La Marquesa. Она будет рада знать, думал Шарп, что двое мужчин скрестят шпаги из-за нее.

Приветствия были заглушены насмешками испанцев, когда он въехал под арку ворот кладбища. Тени от стен с нишами протянулись вдаль. Цветы поникли в земляных горшках. Старая дама, закутанная в черную мантилью, не обращала внимания на непристойный шум, который позорил место упокоения ее семьи.

Д’Алембор вел Шарпа к южной стороне кладбища, где они спешились. Британские солдаты вперемешку с храбрыми солдатами Королевского германского легиона, кричали Шарпу, чтобы он убил даго, преподал ублюдку урок, а затем Шарп услышал, что дальняя сторона кладбища огласилась приветствиями, и он обернулся и увидел, как его противник идет через кладбище. Маркиз по испанской моде держал свою длинную шпагу под мышкой. Священник шел рядом с ним, а майор Мендора держался позади. Старуха встала на колени перед священником, который сделал крестное знамение и дотронулся до ее головы, закутанной в шаль.

Д’Алембор улыбнулся Шарп.

— Я пойду и завяжу вежливую беседу. Попытаюсь убедить их отказаться.

— Они не откажутся.

— Конечно, нет. Дураки никогда не отступают. — Д’Алембор пожал плечами и пошел в сторону испанцев. Майор Мендора, секундант маркиза, выступив вперед, двинулся навстречу ему.

Шарп пытался не обращать внимания на приветствия, оскорбления и крики. Теперь не было пути назад. Еще не сядет солнце, а он уже изменит свою жизнь. Он принял вызов, и ничто не будет как прежде. Только уйдя теперь, отказавшись драться, он мог бы спасти свою карьеру. Однако, сделав это, он лишится чести и предаст Судьбу.

Он вытащил свой длинный клинок, и это действие вызвало новый взрыв приветствий его сторонников. Солдаты Южного Эссекса, он видел, сумели добраться до места и занимали места на широкой стене. Они приветствовали его, когда он поднял палаш и сталь отразила солнечный свет. Этим клинком, подумал Шарп, он убил брата маркизы. А теперь должен убить ее мужа?

Он обернулся. Маркиз снял шитый золотом камзол. Он сгибал свою шпагу, и сталь гнулась легко, словно хлыст. Это был крупный мужчина, с массивными мускулами, достаточно сильный, чтобы легко нести свой огромный вес. Шарп все еще не видел его лица. Он часто задавался вопросом, как это случалось, что Элен вышла за него замуж. Он помнил, что она часто говорила о благочестии своего мужа. Это, думал Шарп, объясняет присутствие высокого священника, который наклонился и что-то торопливо говорил маркизу.

Д’Алембор повернулся и пошел через заросшую сорняками лужайку к Шарпу.

— Вы будете стоять лицом к северу. Поединок заканчивается смертью или если, по мнению секундантов, один из противников слишком тяжело ранен, чтобы продолжать. Вас устраивает?

Шарп кивнул. Вечер был теплый. Он чувствовал, как пот стекает у него под рубашкой. Он отдал Д’Алембору палаш, развязал пояс, затем снял куртку. Внезапно он вспомнил, что прекрасная льняная рубашка, которую он носил, была подарком маркизы. Он взял свой палаш и поднял его к солнцу, как если бы какое-то древнее божество могло благословить его и даровать ему успех.

— Сейчас?

— По-моему, такое же подходящее время, как любое другое.

Он шел вперед, подошвы его высоких французских сапог хрустели на камешках, попадавшихся под ногами. Они должны были драться там, где все дорожки пересекались в центре кладбища, где маркиз попытается развернуть Шарпа лицом к солнцу и проткнуть своим узким, блестящим клинком.

Он остановился напротив своего противника. Он смотрел в ясные, невыразительные глаза и пытался вообразить Элен, выходящую замуж за этого человека. В мясистом, гордом лице была слабость. Шарп пытался проникнуться вглубь, прочувствовать этого человека, мастерство которого он должен превзойти. Возможно, думал он, маркиз был рожден для величия, но никогда не чувствовал себя достойным его. Возможно, поэтому он так много молился и держался так надменно.

Маркиз глядел на Шарпа, видя перед собой человека, который, как он верил, оскорбил его жену и пытался преследовать ее. Маркиз дрался не только за Элен, не только за свою честь, но и за честь всей Испании, которая была унижена, обязанная назначить англичанина своим Generalissimo.

Маркиз помнил то, что инквизитор, отец Ача, говорил об этом человеке. Быстрый, но плохо обученный. Шарп попытается убить его, как быка. Он сгибал свою прекрасную шпагу в руках. Странно, однако, подумал он, что инквизитор привез письмо от Элен. Он отогнал эту мысль.

— Вы готовы, монсиньор? — спросил Мендора.

Лицо маркиза еле заметно дрогнуло. Он был готов.

— Майор Шарп?

— Да.

Майор Мендора взмахнул своей шпагой так, что сталь засвистела в воздухе. Инквизитор стоял с доктором около кареты маркиза. Д’Алембор с надеждой посмотрел в сторону ворот кладбища, но там было пусто. Он чувствовал безнадежность всего этого идиотизма, и тут Мендора вызвал противников вперед.

— Ваши шпаги, господа?

Сапоги Шарпа гремели по гравию. Если он окажется в опасном положении, подумал он, можно притвориться, что падаешь, схватить пригоршню камней и швырять их, чтобы ослепить большого человека, который осторожно двигался вперед. Что там говорил Д’Алембор? Он сделает финт направо и атакует влево? Или наоборот?

Он поднял свой большой, прямой палаш, и тот выглядел неказистым против тонкого, полированного клинка, двинувшегося навстречу. Клинки соприкоснулись. Шарп задавался вопросом, чувствуется ли дрожь в руке другого человека, но нет, клинки застыли неподвижно, в то время как Мендора вытянул собственную шпагу, подвел ее снизу под скрещенные клинки, затем резко поднял вверх, разъединив оружие противников, и поединок начался.

Ни один из них не двигался.

Они изучали друг друга, выжидая. Шарпу хотелось закричать, потому что он кричал на поле боя, чтобы напугать врагов, но он чувствовал себя скованным формальными правилами дуэли. Он дрался на дуэли с аристократом и понимал, что должен вести себя так, как этого от него ждут. Это не походило на сражение. Слишком хладнокровно, слишком организованно, и было трудно представить, что в этот теплый вечер человек должен упасть и умереть, заливая своей кровью гравий.

Шпага маркиза медленно опустилась, двинулась вперед, коснулась клинка Шарпа, затем сверкнула в быстром точном движении, и Шарп сделал два шага назад.

Маркиз все еще изучал его. Пока что он просто испытывал Шарпа на скорость. После этого он испытает его мастерство.

Шарп пытался стряхнуть с себя какое-то странное безразличие. Казалось невозможным, что это — реальность, что смерть ждет впереди. Он видел, что маркиз снова шагнул вперед, в его тяжелом шаге не было и намека на скорость, которую Шарп уже видел, и Шарп тоже шагнул и ударил тяжелым палашом, и маркиз отступил.

Солдаты свистели. Они хотели крови, они хотели яростной рубки и чтобы их чемпион стоял над изрубленным трупом противника.

Маркиз попытался оправдать их ожидания. Он ринулся вперед с удивительной скоростью, его лезвие сверкнуло мимо гарды Шарпа, изогнулось под его тяжелым палашом, чтобы уколоть Шарпа в правый бок.

Шарп парировал отчаянно, понимая, что превзойден в скорости, но удача, которой он не заслуживал, была на его стороне: он чувствовал, что кончик шпаги маркиза попал в отверстие для темляка в эфесе его палаша. Там, казалось, острие и застряло, и Шарп развернул палаш, давил им в сторону маркиза, надеясь сломать тонкое лезвие, но, извернувшись, маркиз высвободил клинок, и крики зрителей зазвучали громче. Отчаянное сопротивление Шарпа они ошибочно приняли за сильную атаку.

Солнце било в глаза Шарпа. Плавно, легко, маркиз развернул его.

Маркиз улыбался. Он проверил скорость и мастерство этого англичанина, и все, что ему теперь оставалось, это решить, как он убьет Шарпа.

Шарп, казалось, понимал это, потому что он внезапно напал, пытаясь ударить большого человека, используя всю свою собственную скорость, но его клинок так и не достиг цели. Он зазвенел, столкнувшись с более тонким лезвие, лязгнул, бросив блики солнечного света в глаза зрителей, и хотя маркиз поспешно отступил, ему не составило никакого труда уйти от нападения. Только на мгновение, когда Шарп подошел слишком близко и попробовал ударить тяжелым эфесом палаша в глаза маркиза, испанец отчаянно дернулся в сторону и потерял самообладание. Он сразу же вернул его, изящно отбив в сторону клинок Шарпа, и контратаковал, оттолкнувшись отставленной назад ногой.

Контратака была быстра как бросок ястреба, режущий удар прошел под гардой Шарпа, затем острие пошло вверх, и Шарп отмахнулся от клинка противника, его рука чудесным образом двинулась в правильном направлении, но он пожалел, что выбрал шпаги, потому что маркиз был исключительным фехтовальщиком, и Шарп нанес удар снова, и опять не попал, и он видел улыбку на лице маркиза, когда аристократ хладнокровно отразил его атаку.

Улыбка была ошибкой.

Будь прокляты аристократы, будь прокляты манеры, это была битва насмерть, и Шарп зарычал, проклиная противника, и он чувствовал, как гнев растет в нем, и гнев, как это всегда бывало в сражении, превращался в холодное всевидение. Казалось, будто время замедлилось, как будто он мог видеть в два раза яснее, и вдруг он понял, что, если он хочет выиграть эту схватку, он должен атаковать, потому что он всегда атаковал. Он учился драться в сточной канаве — и он должен загнать в канаву этого огромного, улыбающегося аристократа, который вообразил, что уже побил Шарпа.

Маркиз двинулся вперед, его лезвие старалось увести палаш Шарпа в сторону, чтобы потом скользнуть под гардой англичанина и прикончить его.

— Она называла тебя свиньей, испанец. — Шарп увидел вспышку удивления в глазах маркиза, услышал злобное шипение Мендоры. — Толстая свинья, ты запыхался, сын свиньи, свиные мозги.

Шарп засмеялся. Он опустил палаш. Он приглашал врага атаковать, понукал его.

Капитан Д’Алембор хмурился. Это едва ли можно было назвать приличными манерами, но он чувствовал нечто большее. Шарп был теперь хозяином здесь. Маркиз думал, что победил стрелка, но все, что он сделал, это заставил стрелка драться. Это больше не было похоже на поединок: это было похоже на драку, переходящую в резню.

Маркиз хотел убить. Он не понимал, почему англичанин не защищается. Он попытался не замечать оскорблений, но они задевали его честь.

— Иди же, свинья! Иди! — Шарп шагнул в сторону, уходя от бьющего в глаза солнца, и маркиз видел, что англичанин потерял равновесие, когда запнулся о большой камень на дорожке. Он видел тревогу на лице Шарпа, когда тот махал своим палашом, пытаясь устоять на ногах, и маркиз сделал широкий выпад правой ногой и закричал, торжествуя, и его шпага достала Шарпа.

Который знал, что его притворная потеря равновесия вызовет прямой удар, и который отбил шпагу в сторону с криком, слышным во всех уголках кладбища. Он двинул вверх левое колено, закричал снова, когда маркиз завизжал от боли, и шарахнул тяжелой гардой вперед так, чтобы сталь ударила в грудину испанца, отбросила его назад, и следующий удар — скользящий удар палаша выбил клинок из руки маркиза, и Шарп, чувствуя, как боевой гнев кипит в нем, развернул тяжелый палаш для смертельного удара.

Раздался выстрел.

Маркиз знал, что это его смерть в ярко сверкающей на солнце стали. Он никогда не сталкивался с такой силой как эта, дикой животной силой, которая обрушилась на него, и он покачал головой, задаваясь вопросом, почему тяжелый клинок не опускается. В течение нескольких секунд, чувствуя дрожь в ногах, он жил отчаянной надеждой, что англичанин собирается позволить ему поднять шпагу, выбитую из его руки, когда по кавалерийскому клинку ударила украшенная гарда более тонкой шпаги.

И тогда он увидел, как англичанин опустил свой палаш. Видел, как он отодвинулся, и внезапно услышал цокот копыт. Приветственные крики на ограде кладбища смолкли. Эхо пистолетного выстрела умерло в тишине.

Четыре всадника вынырнули из-под арки ворот. Они подъехали к месту, где дорожки пересекались в центре кладбища. Впереди был полковник Томас Лерой, неизменная сигара зажата в уголке рта. В руке он держал дымящийся пистолет. Позади него ехали двое военных полицейских и испанский офицер.

— Майор Шарп! — Голос Лероя был резок.

— Сэр?

— Вы выбрали странное место, чтобы тренироваться в фехтовании. — Лерой спрыгнул с лошади и бросил поводья Д’Алембору. Его изуродованное, обожженное лицо выразило отвращение при взгляде на маркиза. Лерой кивнул. — Идите за мной, Шарп.

Шарп колебался, но Лерой повторил приказ, еще более резким голосом, и Шарп с палашом в руке, пошел следом за своим полковником в северную часть кладбища между покосившимися могильными камнями. — Вы — чертов проклятый дурак, Шарп.

— Да, сэр.

— Господи еси на небеси! — Американец, казалось, не находил слов. Он вытащил изо рта сигару, выплюнул кусочек табачного листа на гравий и уставился на своего майора. — Я видел восьмилетних парнишек, у которых было больше здравого смысла! Какого дьявола вы здесь делали?

— Вопрос чести, сэр.

— Честь! — Изуродованное лицо исказилось от гнева. — Не говорите о чести, Шарп. Вы здесь, потому что вы — дурак! — Он выглядел несчастным. — Капитан Д’Алембор!

— Сэр?

— Вы обяжете меня, если приведете лошадей.

Шарп нахмурился:

— Сэр!

Лерой отшатнулся назад, сигара была направлена в лицо Шарпа.

— Молчать! Вы сделаете то, что вам прикажут! — Лерой видел, что стрелок собирается возразить, и кивнул в сторону жандармов позади него. — И если вы не будете повиноваться приказам, Шарп, то я арестую вас. Это ясно?

— Да, сэр.

— Принесите свою куртку. Вы уходите. — Лерой покачал головой и сказал с горечью: — Нельзя оставить проклятый батальон даже на один день!

— Señor! — Майор Мендора с ухмылкой на губах кошачьей походкой приближался к Лерою и Шарпу. — Вы задерживаетесь?

Лерой обернулся к человеку в белом мундире, и Шарп видел, как испанец дернулся при виде жуткого шрама. Лерой пытался сдержать свой гнев:

— Майор?

— Майор Шарп не может драться? Может быть, он боится?

Лерой оттолкнул Шарпа. Он приблизил свое изуродованное лицо к лицу Мендоры.

— Слушайте, вы, сын шлюхи, вы, разукрашенный ублюдок. Не было никакого поединка, нет никакого поединка, никогда не было поединка! Это было дружественное состязание в фехтовании! Вы понимаете меня?

Мендора понял. Перед лицом гнева американца он просто кивал. Он ничего не сказал, когда Лерой сердито приказал, чтобы Шарп следовал за ним.

Испанские солдаты смеялись, когда Шарп уезжал. Они обвиняли его в трусости, в недостатке мужественности, в том, что он испугался драться. Это жгло Шарпа — позор, который он должен был терпеть, пока Лерой не увел его за пределы слышимости. Лерой сердито смотрел на него.

— Никогда снова, Шарп, понимаете?

— Да, сэр.

— Помните, что вы теперь обязаны мне своей карьерой. — Лерой был мрачен. — Еще одна проклятая ошибка, и вы у меня будете отправлены назад в проклятую Англию. Вы понимаете?

— Да, сэр.

— Теперь это мой батальон, Шарп. Я собираюсь сделать его хорошим. Вы должны помочь мне сделать его хорошим.

— Да, сэр.

— И благодарите Бога, что полковник Альварес был в бригаде. Он вправит мозги этому жирному дураку. Ничего не случилось, вы понимаете?

— Да, сэр.

На американца, похоже, не произвел впечатления, сокрушенный вид Шарпа.

— Боже! Если пэр узнает об этом, то он порвет вас на части. И вы, проклятый дурак, заслуживаете этого. Вы — дурак.

— Да, сэр.

— Теперь пойдите и напейтесь. Сержант Харпер говорит, что его женщина приготовила для вас ужин. Я не хочу видеть ваше уродливое лицо до завтра.

— Нет, сэр.

Наказанный, смущенный, оскорбленный насмешками его противника, но сохранив карьеру, Шарп смотрел, как Лерой уезжает. Жандармы, которые так и не понадобились, следовали за полковником.

Д’Алембор остался с Шарпом.

— Кажется, наш полковник умеет появиться в нужное время.

Шарп, оскорбленный бранью, лишь кивнул.

Д’Алембор улыбнулся.

— Вы были правы.

— Прав?

— Вы собирались разрубить педераста на кусочки.

Шарп улыбнулся горько.

— В следующий раз так и сделаю.

Д’Алембор вздохнул.

— При всем уважении, сэр, не будьте проклятым идиотом. Вы пережили поединок и остались при своей карьере. Будьте довольны.

— Я обесчещен.

Д’Алембор передразнил его, смеясь.

— Честь! — Он вел Шарпа прочь от дороги, к ясеням на холме. — Честь, мой дорогой Шарп — всего лишь слово, которым мы прикрываем свои грехи. Оно исчезает, как я заметил, всякий раз, когда открывается дверь в спальню леди. — Он улыбнулся своему майору, вспомнив тот удивительный миг, когда он увидел, что Шарп прекратил пробовать фехтовать и начал драться. Он понял тогда, еще лучше, чем на мосту, где они ждали без боеприпасов, почему этот человек был солдатом из солдат. — Как вы думаете, если я принесу немного вина, я могу разделить с вами ужин?

— Я уверен, что Харп обрадуется.

— Он должен радоваться — это хорошее вино. Мы можем выпить за вашу уцелевшую карьеру.

Шарп следовал за ним. Гнев ушел, он чувствовал себя глупым. Лерой был прав: его работа состояла в том, чтобы превратить Южный Эссекс в лучший батальон, каким он только мог быть, и никогда не было времени более благоприятного. У батальона был хороший полковник, и новые офицеры, вроде Д’Алембора, обещали многое. Он внезапно почувствовал себя так, как если бы судья отложил исполнение смертного приговора. Он избежал последствий собственной глупости, и он ехал навстречу кампании, лету и будущему. Безумие ушло, гибель миновала, и он был жив.


Глава 5


Той ночью, за плотными занавесями, в обшитой темными панелями комнате, освещенной толстыми свечами, отбрасывающими мерцающий свет на золотое распятие, маркиз де Казарес эль Гранде и Мелида Садаба молился.

Он задавался вопросом, почему инквизитор приехал к нему, чтобы передать письмо от жены, любопытствовал, зачем для письма понадобился столь выдающийся курьер, но теперь он это понял. Губы маркиза шевелились, пальцы перебирали четки, глаза смотрели на распятие, покуда маленькая золотая святыня, казалось, не сошла со стены и повисла в воздухе. Он потряс головой, чтобы отогнать видение.

— Что будет с англичанином?

— Веллингтон отошлет его домой. — Голос инквизитора звучал глухо, как из ямы. — Веллингтону нужен союз с испанцами.

Маркиз застонал, поднимаясь с колен.

— Я должен был убить его.

— Ваша честь не пострадала. Именно он сбежал, не вы.

Маркиз обернулся, чтобы посмотреть на отца Ача. Инквизитор был таким, каким священник должен быть, с точки зрения маркиза: высокий, сильный, с жестоким и мрачным лицом, воин Бога, который знает, что жалость — роскошь в борьбе против зла. Маркиз, который очень хотел иметь твердость, которую он видел в инквизиторе, нахмурился.

— Я не понимаю, что могло заставить мужчину делать это! Оскорблять ее!

— Он англичанин, он родом из сточной канавы, он — язычник.

— Я должен был убить его.

— Бог сделает это.

Маркиз сидел напротив инквизитора. Они были в спальне маркиза, предоставленной на ночь мэром этого маленького города. Свет от свечей дрожал на красном пологе кровати, на изображении распятого Бога, и на мрачном, словно вырубленном топором, лице испанского инквизитора. Маркиз посмотрел в его мрачные глаза.

— Елена приедет ко мне?

Он использовал испанскую форму имени его жены.

Инквизитор кивнул.

— На нее будет наложена епитимия, разумеется.

— Разумеется. — Маркиз чувствовал, как в нем просыпается желание. На столике у кровати стоял ее портрет — портрет, который был с ним в Банда Ориенталь и который изображал ее нежную кожу, широко раскрытые глаза и тонкое лицо. Она шпионила для французов, и этот факт не мог быть скрыт от Маркиза, но инквизитор уверил его, что шпионаж был просто прихотью женщины.

— Она скучала по вам, монсиньор, ее подталкивали одиночество и несчастье. Она пройдет через публичное покаяние.

— И она сделает это?

— Она хочет добиться вашей благосклонности, монсиньор.

Маркиз кивнул. У него был откровенный, шокирующе откровенный разговор с мрачным инквизитором. Да, сказал священник, были слухи о маркизе, но какая женщина не вызывала слухов? И была ли в тех слухах правда? Священник покачал головой. Не было никакой.

Возможно потому, что отец Ача открыто признал, что его жена шпионила для своей родины, маркиз поверил лжи о ее верности ему. Он хотел верить этому. Втайне он признавал, что было ошибкой жениться на ней, но какой мужчина не захотел бы жениться на такой нежной, такой прекрасной девушке? Он знал, что женился из-за похоти, греховного чувства, и он каялся в этом грехе сто раз по сто. Теперь, кажется, на его молитвы ответили, и она хотела получить его прощение и его любовь. Он даст ей и то и другое.

Он даст их, потому что священник нарисовал перед ним этой ночью картину блестящего будущего Испании — будущего, сказал инквизитор, в котором маркиз будет играть выдающуюся, жизненно важную роль.

— Вы всегда стояли близко к старому королю, монсиньор.

— Верно.

— Его сын нуждается в вас.

Испания, услышал маркиз, нуждается в нем. Эта война против французов, сказал инквизитор, была ошибкой. Правда, ее начали французы, но они теперь видят, что их насущные интересы требуют мира. Они хотят вывести свои закаленные в битвах армии из Испании, и только одно препятствует этому: союз с Британией.

Инквизитор рассказывал о секретном Договоре. Он делал это, потому что он хотел добиться доверия этого человека. Маркиз слушал. Сначала ему казался преступным этот тайный маневр, который приведет к нарушению обещаний, данных Великобритании, но чем дольше он слушал, тем явственнее ощущал, как гордость и волнение растут в нем.

Испании, сказал инквизитор, дана империя самим Богом. Империя была наградой за победу над мусульманами в Европе. Теперь, из-за войны против Франции, империя пропадает. У испанцев, сказал священник, есть священный долг перед Богом — сохранить империю. Если будет заключен мир с Францией, тогда армия может быть отправлена за границу как воинство Бога. Секретный договор, который готовится в Валансэ, даст Испании мир дома и славу за границей.

Это отвечало чаяниям маркизу. Он не испытывал теплых чувств к правительству, которое управляло частью Испании, не захваченной французами. Это было, на его взгляд, либеральное, опасное правительство, которое пыталось ввести парламент и ограничить королевскую власть. Испанией должны согласно управлять король и церковь, а не крикливая толпа, одержимая новомодными амбициями.

Более того. Сидя и слушая инквизитора, маркиз узнал что предлагает Хунта в Кадисе. Либералы, которые управляли страной в отсутствие короля Фердинанда VII, пытались ограничить власть церкви в Испании.

— Не может быть!

В ответ инквизитор достал из кармана и вручил маркизу копию нового закона — закона, который два месяца назад объявил испанскую инквизицию упраздненной.

Инквизиция все еще существовала в оккупированной французами Испании — это видение из протестантских кошмаров XVI столетия; инквизиция, которое распространяла благословение Божье кострами и пытками. Теперь, лишенная застенков и раскаленного железа, она была для испанцев полицией нравов, выдавая лицензии на брак тем, кто мог доказать, что в них течет чистая христианская кровь, и шпионя за теми, в ком подозревали мавров или евреев. Инквизиторы были шпионами Бога, тайной полицией небес, и их власти угрожали. Хунта отвергла их.

Король Фердинанд VII, любовь которого к женщинам не уступала его страху перед Богом, не соглашался, что инквизиция должна быть распущена. Инквизиторы могли шпионить для Бога, но их доносы поступали к королю Испании, и ни у какого королевства на земле не было более эффективной сети информаторов, что и делало испанского короля лояльным инквизиторам.

— Если мы восстановим Его Величество, — сказал инквизитор, — тогда мы сохраним нашу Церковь. Мир с Францией, монсиньор, — единственная надежда Испании.

С этим мнением маркиз де Казарес эль Гранде и Мелида Садаба искренне согласился.

— Так чего вы хотите от меня?

Инквизитор солгал легко:

— Я хочу, чтобы вы заручились поддержкой ваших друзей, армейских офицеров, ваших поклонников, монсиньор. — Он пожал плечами. — Когда время настанет, монсиньор, крестьяне не будут вне себя от радости.

— Они ненавидят французов.

— Но они любят своего короля. Они нуждаются в твердом руководстве, убедительном примере церкви и дворян. Вас, меня и моего Бога.

Маркиз кивнул. Будущее внезапно стало золотым. Его жена, на которой он женился из похоти, хотела покаяться. Она вернется к нему наказанной и униженной, любящей и преданной, чтобы поддержать человека, который поможет его королю вести Испанию к блестящему и святому будущему. И чтобы помогать маркизу, чтобы направлять его, успокаивать его, поддерживать его, был здесь этот мрачный, жестокий инквизитор с его тонким умом и точной целью. Внезапно события дня — неудавшийся поединок и спасение маркиза от смерти — показались ему тривиальными по сравнению с таким будущим.

Инквизитор улыбнулся:

— Вы сослужили всем нам службу сегодня, монсиньор.

— Службу?

Отец Ача встал.

— Англичанин отступил перед вами. Вы — герой армии, вы побили англичанина у них на виду. Теперь, куда вы поведете, монсиньор, туда все и пойдут.

Маркиз представил, как он уводит армию из британского альянса. Он представил, как он приветствует короля Фердинанда VII у берегов Испании, он представил свою будущую славу.

Он склонил голову перед благословением инквизитора, которому предложил соседнюю спальню, на что тот согласился. Священник возложил руку на голову маркиза.

Инквизитор, который лгал всю ночь, дал благословение. Он верил словам, которые произносил. Он желал, чтобы Бог благословил этого человека, который женился так неразумно и который был теперь пешкой в борьбе за спасение инквизиции. Он благословил маркиза именем Отца, Сына, и Святого духа, и выразил надежду, что его светлость будет спать хорошо.

— Спасибо, отец.

— Желаю вам доброй ночи, монсиньор.

В своей комнате инквизитор встал на колени и просил прощения у Бога за ложь, которую он произнес, и за обман, который он совершает. Бог понял бы его. То, что отец Ача сделал этой ночью, он сделал, чтобы сохранить церковь Бога. Не могло быть более благородной цели. Он поднялся с колен, открыл молитвенник, и уселся в ожидании того таинственного часа, когда его брат, которого все считали слугой инквизитора, сыграет свою роль в возрождении славы царства Божьего в Испании.


***

Личный священник маркиза был вынужден вставать каждое утро в половине пятого, чтобы разбудить своего хозяина в пять часов. Потом до половины седьмого они вдвоем возносили молитвы. После этого маркиз завтракал, а потом отправлялся к первой дневной мессе. В мечтах священника небеса были местом, где никто не покидал постели до полудня. Он зевнул.

Падре поцеловал нарамник и возложил его на себя. Он задавался вопросом, присоединится ли инквизитор к ним этим утром, и надеялся, что нет. Отец Тома Ача скорее пугал личного священника маркиза: в этом человеке было слишком много силы. Кроме того, инквизиция было пугалом сама по себе: ее власть, тайная и всеохватывающая, ее жестокие распоряжения. Священник предпочитал более умеренную религию.

Слуги, которые спали в прихожей перед комнатой их хозяина, зашевелились, заслышав шаги священника на лестнице. Один из них сел, потирая щеки.

— Доброе утро, падре.

— Доброе утро, сын мой. — Священник распахнул ставни и увидел, что серый рассвет занимается над темными холмами. — Похоже, нам предстоит прекрасный день!

Собаки лаяли в городе. Где-то кричал петух. Священник различал тусклые силуэты британских пушек среди темных улиц. Испанские и британские армии собирались здесь, готовясь вторгнуться в оккупированную французами Испанию. Он был рад, что это его не касается. Борьба с мятежниками в Банда Ориенталь к северу от Ла-Плата была достаточно неприятна, но мысль о больших пушках, ревущих друг против друга, была ужасающей. Он подошел к комнате маркиза и негромко постучал в дверь. Он улыбнулся слугам:

— Спокойная ночь?

— Очень спокойная, падре.

Он постучал снова. Один из слуг расстегивался перед ночным горшком в углу двора.

— Он лег поздно, падре. Наверное, все еще спит.

— Поздно?

— Отец Ача был с ним. — Слуга зевнул, продолжая мочится. — Помолитесь за меня, падре.

Священник улыбнулся, затем открыл дверь. В комнате было темно, все окна задернуты плотными бархатными шторами.

— Монсиньор?

Никакого ответа из-за полога кровати. Священник не спеша закрыл за собой дверь, на ощупь пробрался мимо старинной тяжелой мебели к окну. Он размышлял, насколько богаты эти провинциальные торговцы, если могут позволить себе такую обстановку, затем отдернул штору, залив комнату болезненным серым светом.

— Монсиньор! Это я — падре Пелло.

И опять ни звука. Мундир маркиза был аккуратно развешан на дверцах буфета, его ботинки с чулками внутри стояли на полу. Священник отдернул полог кровати.

— Монсиньор?

Его первой мыслью было, что маркиз спит на подушке красного бархата. Второй — как это хорошо. Сегодня утром не будет никаких молитв. Он может пойти на кухню и позавтракать.

Потом его вырвало.

Маркиз был мертв. Горло было перерезано, и кровь пропитала льняную наволочку и простыни. Голова была откинута назад, глаза слепо смотрели на спинку кровати. Одна рука свисала с кровати.

Священник попытался крикнуть, но не смог выдавить ни звука. Он попытался двинуться, но его ноги, казались, приросли к застеленному коврами полу.

Рвота запачкала его нарамник. Часть ее капала вниз, на пухлую руку мертвеца. У маркиза, казалось, было два рта — один широко раскрытый и красный, другой — чопорно сжатый и бледный.

Священник попробовал крикнуть снова, и на сей раз из его забитого рвотой горла вырвался ужасный придушенный крик:

— Охрана!

Слуги вбежали — но ничего поделать было нельзя. Тело остыло, кровь на полотне засохла. Майор Мендора, адъютант генерала, вошел с обнаженной шпагой, сопровождаемым инквизитором в ночной рубашке. Даже твердое лицо инквизитора побледнело при виде резни на кровати. Маркиз де Казарес эль Гранде и Мелида Садаба был убит во сне, горло перерезано, а душа предстала перед небесным судом, куда, молился инквизитор вслух страшным, низким голосом, душа его убийцы скоро последует для ужасной и заслуженной кары.


***

Они пришли за майором Ричардом Шарпом в восемь часов того же самого утра. Батальонное построение завершилось, роты уже отправились исполнять свои приказы.

Ричард Шарп, как обычно по утрам, был в плохом настроении. Во рту у него был противный кислый привкус от слишком большого количества вина, выпитого накануне ночью. Он с нетерпением ждал второго завтрака и чувствовал себя лишь чуть-чуть виноватым в том, что его новое звание дает ему свободу для такой роскоши. Он припрятал несколько яиц, которая дала Изабелла, у него был ломоть бекона, купленный в столовой, и Шарп уже почти чувствовал вкус этой еды.

По крайней мере этим утром ему не надо было работать за троих. Полковник Лерой повел половину рот в дальний поход, другие были отправлены помогать тащить в гору большие понтоны для мостов, необходимые для похода на французскую территорию. Он может, подумал Шарп без особого удовольствия, закончить бумажную работу. Он помнил, что должен попытаться продать одного из новых мулов маркитанту, хотя захочет ли бы этот хитрый и богатый торговец купить одно из тощих, еле живых животных, которых пригнали из бригады, это еще вопрос. Возможно, маркитант купит его на мясо. Шарп повернулся, чтобы позвать писаря батальона, но крикнуть не успел. Потому что он увидел жандармов.

Жандармов, что было странно, вел майор Майкл Хоган. Он не был полицейским. Он был начальником разведки Веллингтона и хорошим другом Шарпа. Ирландец средних лет, лицо которого было обычно насмешливым, а взгляд — проницательным, этим утром выглядел мрачным как чума.

Он остановился перед Шарпом. С собой Хоган привел запасную лошадь. Его голос был холодным, неестественно официальным:

— Я должен взять вашу саблю, Ричард.

Улыбка Шарпа, которой он приветствовал своего друга, сменилась замешательством.

— Мою саблю?

Хоган вздохнул. Он добровольно вызвался на это — не потому, что хотел, но потому что это была обязанность друга. Эта обязанность, он знал заранее, станет еще более тяжелой, потому что плохой день только начался.

— Вашу саблю, майор Шарп. Вы находитесь под строгим арестом.

Шарп хотел рассмеяться. Слова не доходили до него.

— Я — что?

— Вы под арестом, Ричард. Главным образом ради вашей собственной безопасности.

— Моей безопасности?

— Вся испанская армия жаждет вашей крови. — Хоган протянул руку. — Вашу саблю, майор, пожалуйста.

Позади Хогана жандармы ерзали в седлах.

— В чем меня обвиняют? — Голос Шарп был холоден, но он уже покорно расстегивал пояс, на котором висел его палаш.

Голос Хогана был столь же холоден.

— Вы обвиняетесь в убийстве.

Шарп перестал расстегивать пояс. Он смерил взглядом маленького майора.

— В убийстве?

— Вашу саблю.

Медленно, как во сне, Шарп снял палаш с пояса.

— Убийство? Кого?

Хоган наклонял и взял палаш Шарпа. Он обернул ременные петли и пояс вокруг металлических ножен.

— Маркиз де Казарес эль Гранде и Мелида Садаба. — Он смотрел в лицо Шарпа, читая на нем невиновность своего друга, но знал, как безнадежно обстоят дела. — Есть свидетели.

— Они лгут!

— Садитесь, Ричард. — Он указал на запасную лошадь. Жандармы, люди с невыразительными лицами в красных куртках и черных шапочках, враждебно смотрели на стрелка. В седельных кобурах у них были короткие карабины. Хоган развернул коня. — Испанцы утверждают, что вы сделали это. Они требуют вашей крови. Если я не посажу вас под замок, они повесят вас на первом же дереве. Где ваше имущество?

— У меня на квартире.

— Который дом?

Шарп объяснил ему, и Хоган отправил двух жандармов за имуществом стрелка.

— Догоните нас!

Хоган вел его в окружении жандармов, и Шарп скакал навстречу самым большим неприятностям, какие могли представиться лишь в страшном сне. Его обвиняли в убийстве, и в ярком солнечном свете нового утра его вели в тюремную камеру — а там его ждал суд и все, что может за ним последовать.


Глава 6


Они около часа ехали через долины к штаб-квартире армии. Майор Хоган, чувствуя себя неловко, держал жандармов между собой и Шарпом.

В городе, в который они вошли глухими улицами, Шарп был отведен к дому, где был расквартирован сам Веллингтон. Он слез с коня, был проведен через двор конюшни и заперт в маленькой пустой комнате без окон. В комнате был голый каменный пол, который, как и стены, был в пятнах крови. Выше пятен крови на побеленной стене были вбиты большие ржавые гвозди. Шарп предположил, что на них вешали подстреленных зайцев и кроликов, однако соседство ржавых гвоздей и крови так или иначе придавало комнате зловещий вид. Единственный свет проникал сверху и под неплотно закрывающейся дверью. В комнате был стол, два стула, и все вокруг пропахло лошадиной мочой.

Дверь была заперта. Снаружи Шарп слышал стук сапог его охраны во дворе конюшни. Он мог слышать также разные домашние звуки: бренчали ведра, лилась вода на камни, лошади переступали с ноги на ногу в стойлах. Он сидел, задрав ноги на стол, и ждал.

Хоган уехал сразу. Добравшись до этого дома, он коротко попрощался, не обнадежив Шарпа ни единым словом, и оставил его в покое. Убийство. Шарп знал, какое бывает наказание за убийство, но это казалось ему нереальным. Убийство маркиза? В этом не было никакого смысла. Если бы он был арестован за то, что пытался драться на дуэли, то, возможно, он понял бы это. Он готов был выслушать несколько презрительных высказываний Веллингтона, произнесенных ледяным тоном, но ведь не обвинение в убийстве! Он ждал.

Солнечный свет, проникающий под дверью, двигался по полу по мере того, как тянулось утро. Он чувствовал запах горящего табака из трубки часового. Слышал мужской смех в конюшнях. Колокол деревенской церкви пробил одиннадцать, затем раздался скрежет засова в двери, и Шарп нехотя снял ноги со стола и встал.

Лейтенант в синем мундире кавалерийского полка вошел в комнату. Он моргал, попав с яркого света в темноту примитивной камеры, а потом нервно улыбнулся, выкладывая пачку бумаг на стол.

— Майор Шарп?

— Да. — Почему-то молодой человек казался знакомым.

— Я — Трампер-Джонс, сэр, лейтенант Майкл Трампер-Джонс.

Мальчишка ожидал, что Шарп узнает его. Шарп вспомнил, что был полковник кавалерии по имени Трампер-Джонс, который потерял руку и глаз при Ролице.

— Я встречал вашего отца?

— Не знаю, сэр. — Трампер-Джонс снял шляпу и улыбнулся. — Мы встречались на прошлой неделе.

— На прошлой неделе?

— В сражении, сэр.

— Сражение? А-а… — Шарп вспомнил. — Вы — адъютант генерала Престона?

— Да, сэр. — Трампер-Джонс разложил несколько бумаг на стол. — И ваш защитник.

— Мой — что? — зарычал Шарп, заставив Трампер-Джонса отступить назад к двери, которая была заперта часовым.

— Я — ваш защитник, сэр.

Шарп сел. Он уставился на напуганного молодого человека, который выглядел так, будто еще не окончил школу. Он подвинул свободный стул.

— Сядьте, Трампер-Джонс, ради Бога. Защитник меня от чего?

Он знал, но хотел услышать это снова.

Трампер-Джонс нервно приблизился. Он положил шляпу на стол возле бумаг и откинул прядь каштановых волос со лба. Он откашлялся:

— Вы обвиняетесь в убийстве испанского генерала Казарес, маркиза де…

— Я знаю, черт побери, кто он.

Шарп наблюдал, как Трампер-Джонс суетится с бумагами.

— В этом проклятом месте найдется чашка чая?

От этого вопроса Трампер-Джонс взволновался еще больше.

— У нас нет времени на это, сэр.

— Времени?

— Военный трибунал созван на половину первого, сэр. Сегодня, — добавил он неуверенно.

— Иисус Христос! — вскричал Шарп. Трампер-Джонс ничего не сказал. Он боялся стрелка со шрамом на лице, который поставил локти на стол.

— Вы адвокат, Трампер-Джонс?

— Нет, сэр.

— Вы делали это прежде?

— Нет, сэр. — Он осторожно улыбнулся. — Я здесь всего только месяц.

— Где майор Хоган?

— Не знаю, сэр.

— Ладно… И как вы планируете доказать мою невиновность, Трампер-Джонс?

Молодой человек откинул прядь волос со лба. У него был голос, как у Д’Алембора, но без его уверенности. Он улыбнулся нервно.

— Я боюсь, что это выглядит слабо, сэр.

— Расскажите мне.

Трампер-Джонс казался более счастливым, когда он мог читать по бумажке.

— Здесь говорится, сэр, что вы познакомились с маркизой де Казарес эль Гранде…

— Правда.

— И что вы угрожали ей, сэр. — Трампер-Джонс сказал это робко.

— Я сделал что?

Трампер-Джонс чуть не подпрыгнул на стуле.

— Вы преследовали ее… — Он покраснел. — В общем, вы угрожали ей, сэр.

— Я не делал ни черта подобного!

Трампер-Джонс сглотнул, откашлялся и взмахнул листком бумаги.

— Есть письмо, сэр, от ее милости к ее мужу, и в нем говорится…

Шарп откинулся назад.

— Избавьте меня, лейтенант. Я знаю маркизу. Давайте признаем, что у них есть письмо. Продолжайте.

Значит, она спровоцировала поединок. Д’Алембор намекнул на это, Шарп отказался верить этому, но он предполагал, что это имеет смысл. Все же он находил, что трудно поверить, будто женщина, которая любила тебя, могла так легко тебя предать.

Трампер-Джонс снова откинул волосы.

— Письмо вызвало поединок, сэр, который вам помешали закончить?

— Правда. — Все это казалось совершенно безнадежным.

— И поскольку вам помешали драться, сэр, вы, как утверждает судебное расследование, пошли на квартиру генерала вчера вечером и убили его.

— Неправда.

— У них есть свидетель, сэр.

— Действительно? — Шарп произнес это слово презрительно. — И кто?

Бумаги зашелестели.

— Капитан Морильос, сэр, из полка принцессы. Он командовал охраной дома генерала Казарес вчера вечером, и он видел, как британский офицер стрелков покинул дом в три часа утра. Офицер, утверждает он, был вооружен прямым палашом.

Это точный штрих, подумал Шарп. Офицеры стрелков носят кривые кавалерийские сабли, и только Шарп носит прямой палаш. Он покачал головой:

— И почему капитан Морильос не остановил этого человека?

— Ему приказали только не давать людям входить в дом, сэр, но не выходить из него.

— Продолжайте.

Трампер-Джонс пожал плечами.

— Это все, сэр. Я думаю, сэр… — Он запнулся от волнения.

— Ну?

— Я думаю, сэр, что, если мы предоставим суду ваш послужной список, сэр, они должны быть снисходительными. Орел, сэр, «Отчаянная надежда» в Бадахосе… — Его голос смолк.

Шарп улыбнулся.

— Вы хотите, чтобы я признал себя виновным и надеялся, что они не расстреляют героя, так что ли?

— Повесят, сэр. — Трампер-Джонс покраснел. — Вы будете разжалованы и приговорены к смерти как уголовный преступник. Только, конечно, если они…

— Если они признают меня виновным?

— Да, сэр.

Шарп уставился на ржавые гвозди на стене. Конечно, этого не может быть. Вот сейчас он проснется и почувствует несказанное облегчение, потому что это всего лишь сон. Он посмеется над этим, рассказывая сержанту Харперу, как ему снилось, что его судили военным судом!

Однако это был не сон. Он был обречен на это, и он понимал почему. Понимание не уменьшало горечь. Испанский генерал был убит, и Шарп знал достаточно хорошо, как хрупок союз между британцами и испанцами. Испанская гордость была оскорблена тем, что они нуждаются в британцах, чтобы изгнать захватчиков со своей земли, и их благодарность была сильно приправлена гордостью. Веллингтон, чтобы ослабить удар по союзу, должен действовать стремительно, чтобы предложить испанцам жертву.

И все же кто-то еще действовал стремительно, кто-то, кто хотел смерти Шарпа, и он посмотрел на возбужденного Трампер-Джонса и голосом, который казался слабым и усталым, попросил, чтобы тот зачитал вслух копию письма маркизы.

Ничего из того, что в нем говорилось, не было правдой, конечно, но письмо было весьма весомым свидетельством. Шарп посмотрел на возбужденного молодого человека.

— Мне нужны бумага, чернила и перо.

— Но, сэр…

— Найдите их!

Он писал в течение часа, игнорируя лейтенанта Трампер-Джонса, излагая в письме майору Хогану собственную версию событий этой ночи, разоблачая ложь в письме маркизы, предупреждая друга, что это — заговор, смысла которого он не понимает. Даже если Шарп будет мертв, то и тогда Хоган не сможет сказать, что он не был предупрежден. И все же каков смысл заговора? Какой цели может послужить смерть Шарпа? Он мог понять убийство Маркиза, потому что такое убийство ослабит хрупкий союз, но он не видел смысла заговора, целью которого была его собственная смерть, и к тому же он не верил, что маркиза хотела его смерти.

Он свернул письмо.

— Это надо передать майору Хогану.

— Да, сэр.

Тут загремели сапоги во дворе, раздался скрежет засова, и внезапно хлынул яркий солнечный свет, когда дверь распахнулась. Сержант, возглавлявший конвой Шарпа, усмехнулся стрелку:

— Удачи, сэр.

Шарп улыбнулся, но ничего не сказал. Удача, думал он, покинула его. У него не было ни одной удачи с того дня у Ворот Бога, когда Тереза умерла, и он помнил, как ночью накануне ее гибели он был проклят Обадайей Хаксвиллом. Проклят он, и имя его похоронено в камне.

Сержант Хаксвилл, который завербовал Шарпа в армию, который добился того, чтобы Шарпа выпороли, о чем до сих пор напоминают шрамы на его спине, и который стал заклятым врагом Шарпа, был мертв — застрелен Шарпом и лежит в могиле. Шарп задавался вопросом, сколько часов пройдет, прежде чем он тоже свалится в неглубокую траншею и его труп завалят сухой землей Испании. Он последовал за сержантом к своей судьбе.


***

Майор Вонн, учтивый валлиец, был обвинителем в трибунале. Его голос, мягкий и музыкальный, старался выразить искреннее сожаление, которое он испытывал, по его словам, исполняя эту печальную обязанность преследовать по суду офицера, столь прославленного своей храбростью.

Британские офицеры за столом не смотрели на Шарпа. Генерал Эдуард Пакенхэм, генерал-адъютант и шурин Веллингтона, председательствовал. Три испанских офицера с лицами, неподвижными как маски, уставились на подсудимого.

Майор Вонн, несмотря на свои сожаления, предложил суду ясную и заслуживающую доверия версию событий ночи. Майору Шарпу воспрепятствовали защитить его честь в поединке. Неудача терзала его. Он пошел ночью и убил мужа женщины, которую он безжалостно преследовал. Он очень сожалеет, что должен привести это свидетельство, но у нет другого выбора — и он передал письмо, подписанное и запечатанное печатью маркизы.

Нед Пакенхэм поднял письмо, как если бы оно было заражено чумой, и возвратил его Вонну. Письмо было внесено в протокол военного трибунала.

Вонн показал письмо Шарпу.

— Вы узнаете почерк, майор? Напоминаю вам, что вы находитесь под присягой.

Шарп изучал пухлое, умное лицо.

— Маркиза — француженка, она шпионка, и…

— Спасибо, майор, я только спросил, узнаете ли вы почерк. Узнаете?

Он узнал, но не видел смысла в том, что делать свое положение еще более мрачным, чем оно уже было.

— Я не могу сказать.

Вонн ушел назад к своему столу.

— К счастью, у нас есть свидетели, которые могут…

Шарп повысил голос.

— У меня есть другое письмо от…

— Мы заинтересованы в этом письме, майор!

Вонн резко развернулся, но Пакенхэм поднял руку. Он посмотрел Шарпу в глаза впервые с тех пор, как стрелок вошел в комнату.

— У вас есть другое письмо от этой леди?

Шарп кивнул. Он не сказал Трампер-Джонсу о письме, потому что у Шарпа не было никакой веры в способности молодого человека.

— Она написала мне, сэр, после смерти моей жены. Она хотела выразить мне свои соболезнования. Она сожалела, что не может передать их мне лично. — Он не смог удержаться от легкой улыбки. Такое письмо едва ли пришло бы от женщины, которую он преследовал. Он увидел вспышку надежды на лице лейтенанта Трампер-Джонса. — Я хотел бы, чтобы это письмо тоже занесли в протокол, сэр.

Генералы за столом улыбались, предвкушая победу Шарпа. Пакенхэм откинулся назад.

— У вас есть письмо, майор Шарп?

— В моем ранце, сэр.

— Майор Вонн? — Пакенхэм обернулся к валлийцу. — У вас нет никаких возражений?

— Нет, сэр, ни одного. Но я должен сказать суду, что мы уже конфисковали имущество подсудимого, обыскали его, и никакого письма не было найдено.

— Оно находится в моем ранце! — сказал Шарп упрямо.

Вонн вздохнул.

— Майор Майкл Хоган проводил обыск, сэр. Никакого письма не было обнаружено.

Офицеры за столом снова смотрели на зеленую скатерть, на которой были разложены палаш Шарпа и ножны, побитые на войне, тоже лежали на столе.

Священник маркиза через переводчика засвидетельствовал, что он обнаружил слуг маркиза спящими перед комнатой его хозяина. Возможно, задал он вопрос, им дал сонное зелье подсудимый?

Капитан Морильос, похожий на быка человек, дал свои свидетельские показания. Он видел при свете факела, установленного на воротах сада, офицера стрелков, выходящего в три утра. Нет, он не видел лица человека, но он видел английский мундир и тяжелый палаш.

В зале суда было жарко. Шарп чувствовал, как пот выступил у него под рубашкой. Он слушал безнадежно, поскольку лейтенант Трампер-Джонс был не в состоянии сдвинуть капитана Морильоса с его точки зрения ни на дюйм. Капитан утверждал, что хорошо разбирается в мундирах и холодном оружии и уверен относительно того, что он видел.

У Шарпа не было ничего, кроме знания, что он не виноват. Он поужинал с Харпером, Изабеллой и Д’Алембором, но он ушел до полуночи. Он спал в своей квартире, но он не мог привести свидетелей, которые могли бы поклясться, что они наблюдали за ним всю ночь.

Майор Вонн отмахнулся от мухи, жужжавшей перед его лицом.

— Майор Шарп. Вы знали маркизу де Казарес эль Гранде и Мелида Садаба?

— Да.

— И это знакомство, — выделил он последнее слово, — стало причиной вызова, который вы приняли вчера?

— Нет.

— Нет?

— Я никогда не угрожал ей.

— Отрадно слышать это. — Вонн улыбнулся и сделал два неторопливых шага к центру комнаты. — Но вы действительно знали ее?

— Да.

— Хорошо? Вы знали ее хорошо?

— Да, но…

— Достаточно. Вас вызвал майор Мендора, помощник генерала?

— Да.

— И вы приняли вызов?

— Да.

— Даже при том, что вы знали, что принятие вызова вступает в противоречие с приказами по строевой части армии?

Шарп посмотрел в самодовольное лицо обвинителя.

— Я пошел в брешь в Бадахосе тоже без приказа.

Двое из офицеров за столом улыбнулись. Вонн только поднял бровь.

— Еще одно непродуманное действие, майор?

Шарп ничего не сказал. Вонн вздохнул и отошел назад к столу. Он аккуратно сложил свои бумаги, как если бы он знал, что они больше не понадобятся.

— Вам воспрепятствовали закончить этот поединок?

— Да.

— Мы должны быть благодарны, что хоть кто-то исполнил свои обязанности вчера. По-видимому, майор, вы чувствовали себя смертельно оскорбленным?

Шарп нахмурился.

— Нет.

— Ах! Вы дрались на дуэли ради тренировки, может быть?

— Я дрался за свою честь.

Вонн ничего не сказал. Слово висело, напыщенное и глупое, в напряженное атмосфере суда.

Офицеры из состава суда пытались найти другие свидетельства, но не было ни одного. У Шарпа не было никаких свидетелей. Его отправили назад в его камеру ждать приговора.

Прошло только десять минут до того, как его сопроводили обратно.

Он был виновен.

Лейтенант Трампер-Джонс, с прядью волос, закрывшей ему один глаз, произнес удивительно страстную речь в пользу приговоренного. Он описал его храбрость, перечислил все его действия на поле боя, цитировал «Таймс», который называл Шарпа «отважным сыном Альбиона». По причине его героизма, его вклада в эту войну, сказал Трампер-Джонс, суд должен смягчить наказание.

Майор Вонн признал наличие храбрости. Он указал, однако, также и на то, что испанцы доверили Веллингтону свою честь и свою армию. И это доверие было подорвано. Испанцы усомнились бы в честных намерениях союзника, который позволяет убийце одного из их именитых граждан, отважного генерала, который подавил восстание в Банда Ориенталь, остаться безнаказанным. В интересах союза, так же как, естественно, и правосудия, майор боится, что он должен требовать самого строгого наказания. Он казался опечаленным, но говорил с уверенностью человека, который знал результат.

Генералу Пакенхэму было неловко. Он тоже был здесь по приказу. Его взгляд избегал подсудимого, когда он приказал, что майор Шарп должен быть лишен звания и уволен из армии. Когда эти формальности будут закончены — что должно быть сделано к четырем часам того же дня, Ричард Шарп должен будет сопровожден к главной площади города, где в присутствии четырех испанских батальонов он будет повешен.

Неохотно, с болью в глазах, Пакенхэм посмотрел на Шарпа.

— Что-нибудь хотите сказать?

Шарп посмотрел на него вызывающе:

— Прошу разрешения умереть в куртке стрелка, сэр.

— Отказано. — Пакенхэм выглядел так, словно хотел добавить, что Шарп опозорил его мундир, но эти слова так и не прозвучали. — Слушание закрыто.

Он встал, и Шарпа вывели от зала суда — со связанными руками, приговоренного к повешению.


Глава 7


Лорд Стокли, один из адъютантов Веллингтона, задал ему вопрос, следует ли подать вино испанским офицерам, которые приехали, чтобы наблюдать казнь.

Веллингтон уставился на него холодными синими глазами:

— Это — казнь, Стокли, а не проклятые крестины.

Стокли решил, что будет лучше не упоминать, что в его семье завтрак подается и в том, и в другом случае.

— Очень хорошо, милорд.

Он решил, что никогда не видел своего начальника в таком плохом настроении.

Так оно и было на самом деле. Ущерб, который мог быть причинен ненадежному союзу между британцами и испанцами, был огромен. Ни один испанский солдат, насколько знал Веллингтон, не испытывал любви к маркизу де Казарес эль Гранде и Мелида Садаба, но убийство превратило его в мученика. Проклятые церковники поспешили, как обычно, высказать свое мнение, произнося резкие антипротестантские проповеди, но Веллингтон гордился тем, что он был быстрее. Преступника осудили и повесят прежде, чем зайдет солнце в день убийства. Испанцы, готовые вносить тщательно разработанные протесты, нашли, что у их парусов украли ветер. Они объявили, что считают себя удовлетворенными быстрым возмездием его Светлости.

Испанские солдаты, которых пригнали на площадь маленького города, были рады перерыву в рутинных делах. Их жестоко муштровали, они совершали длительные марши и просыпались с болью в мышцах, чтобы подвергнуться еще более жестокой муштре. Так что этот день был для них подобием фиесты. Они двигались к площади батальон за батальоном, чтобы наблюдать смерть англичанина.

Виселица была сделана из армейского фургона, который был поставлен возле побеленной известью стены дома священника. Высоко в стене имелся подходящий крюк. Английский сержант, потеющий в жандармском мундире, поднялся по лестнице с веревкой, которую он закрепил петлей на крюке. Площадь была окружена жандармами. Прошел слух, что солдаты Южного Эссекса вместе с некоторыми стрелками запланировали попытаться спасти Ричарда Шарпа от виселицы. Это казалось маловероятной угрозой, но к ней отнеслись серьезно. Жандармы были вооружены короткими мушкетами с примкнутыми штыками и наблюдали за переулками и улицами, которые вливались в площадь.

Первые испанские офицеры прибыли в штаб. Они казались подавленными. Большинство тактично избегали окон, которые выходили на площадь, но майор Мендора в сверкающем белом мундире с черной траурной повязкой на правом рукаве, наблюдал, как сержант крепит веревку. Лорд Стокли спросил, не желает ли майор чашку чая? Майор не пожелал.

Жандармский сержант, стоя на лестнице, потянул за петлю, чтобы удостовериться, что крюк надежен. Крюк выдержал его вес. Веревка, выпущенная из рук, чуть покачивалась на легком ветру.

Отец Ача в черных одеяниях священника, запятнанных белой пылью с площади, протолкался через группу офицеров к Мендоре.

— Они должны были отдать его нам для наказания.

Майор посмотрел в жестокое лицо священника.

— Señor?

— Повешение — это слишком быстро. — Его низкий голос заполнял всю комнату. — Испания не будет счастлива, господа, пока эти язычники не ушли от нас.

Некоторые вполголоса выразили согласие, но немногие. Большинство присутствующих испанцев были рады служить под началом Generalissimo Веллингтона. Они научились у него, как организовать армию, и новые полки Испании были войсками, которыми мог гордиться любой офицер. Но никто, даже самый пылкий сторонник британского альянса, не хотел перечить инквизитору. Хунта, возможно, отменила испанскую инквизицию, но пока она окончательно не исчезнет, ни один человек не хотел, чтобы его имя попало в их секретные учетные книги. Инквизитор уставился на веревку.

— Они должны были воспользоваться гарротой.

Некоторые из испанских солдат на площади согласились бы с инквизитором. Повешение, говорили они, это слишком быстро. Они должны были привезти одну из гаррот, которые имелись в испанской армии, посадить англичанина на стул и медленно, медленно закручивать винт, который сломает ему шею. Хороший палач мог растянуть удавление гарротой на целый час, иногда ослабляя давление, чтобы дать жертве ложную надежду, прежде чем наконец повернуть винт и сломать шею осужденного, так что его голова откинется назад.

Другие утверждали, что повешение может тянуться так же долго. Все это зависит, говорили они, от способа. Если человека просто повесить, не дернув дополнительно за ноги, он будет болтаться и дергаться полдня. В любом случае, лучше стоять на этой пыльной площади в ожидании повешения, чем тренироваться в горах.

— La Puta Dorada, — заметил испанский полковник, — теперь очень богатая вдова.

Эта мысль вызвала смех.

— Насколько богатая? — спросил артиллерийский майор.

— Христос знает, сколько он стоил! Миллионы.

— Она не получит землю, — заметил кто-то. — Она не посмеет показываться в Испании, как только французы уйдут.

— Даже в этом случае, — полковник пожал плечами, — она должна стоить несколько сотен тысяч золотом и серебром. Что будет с титулом?

Майор Мендора, смущенный темой разговора, холодно назвал герцога — кузена, к которому вернется титул. Он отказался дать оценку состояния его мертвого хозяина.

Инквизитор слушал разговор и чувствовал жадность и ревность. Он повернулся к окну и смотрел на кустарную виселицу, на которой должен умереть невинный человек. Это было прискорбно, но инквизитор был удовлетворен тем, что англичанин Шарп — грешник, смерть которого не обеспокоит Всевышнего. Свисавшая веревка отбрасывала тонкую черную тень на белую известку стены.

Смерть маркиза беспокоила больше. Маркиз по крайней мере был христианином, хотя и слабым человеком. Зато теперь он на небесах, где слабость — достоинство.

Он умер быстро, лишь едва заметная дрожь прошла по лицу, когда Палач сильной рукой перерезал ему горло. Инквизитор молился, пока брат убивал, его негромкие слова передавали душу небесам, в то время как нож перерубал сухожилия, трахею и мышцы — вниз к большой артерии, из которой фонтаном ударила кровь, когда тело маркиза отчаянно дернулось. Человек едва проснулся — и тут же умер. El Matarife жадно глянул на золотое распятие и поспешил из комнаты.

Смерть маркиза спасет Испанию. Она сделала бесхозным его состояние, которое отойдет церкви. Эти офицеры, которые обсуждают его завещание, делают это впотьмах, потому что теперь, после этой смерти, инквизитор получит юридические права на богатство, загруженное в фургоны маркизы. Там ценностей на триста тысяч долларов, а еще миллионы в землях и недвижимости. Он улыбнулся.

Семья инквизитора обеднела из-за войны, и теперь, с этим состоянием, он встанет вровень с верхушкой испанской знати, как и должно человеку, который намеревался править в тени слабого короля Испании. С состоянием де Казарес эль Гранде и Мелида Садаба, понимал инквизитор, он станет епископом, затем архиепископом, и наконец кардиналом. Он будет стоять за троном и перед главным престолом. Он будет силен, и Испания станет могучей. Его амбиции — не ради себя, но ради церкви и инквизиции, осуществятся — и все ценой одной смерти.

И теперь, когда маркиз мертв, инквизитор даст майору Дюко гарантии поддержки, которая убедит Фердинанда VII подписаться под тайным договором. Британцев выгонят из Испании, французы уйдут мирно, и Испания станет сильной снова. Его империя будет восстановлена, его король будет великолепен на троне, и церковь получит назад свою власть. И все за одну маленькую смерть. Одна смерть, чтобы дать его семье деньги, которые означают власть — власть, которая будет использована во славу Бога. Инквизитор простил себе смерть — это было угодно Богу.

Ропот донесся из толпы солдат, которые заполнили площадь. Он усилился, сменился взволнованными криками, и шум совпал со звуком открывающейся двери. В большую комнату, где собрались испанские офицеры, вошел с мрачным лицом лорд Веллингтон. Он нахмурившись оглядел собравшихся мужчин, холодно кивнул, затем посмотрел в одно из окон. Его помощники вошли следом за ним. Мендора видел, что пальцы сложенных за спиной рук генерала сжимаются от волнения. Испанские офицеры затихли, смущенные холодным выражением лица их командующего.

Осужденный — без шапки, так что ветер ерошил его длинные черные волосы, — шел через узкий коридор, который образовался в толпе. Его подтолкнули к ступенькам лестницы, прислоненной к фургону. Он был выше его конвоиров в красных мундирах.

Он был одет в грязную белую рубашку и мешковатые белые брюки английского пехотинца, так что испанцам, наблюдающим из штаба, он напоминал кающегося грешника. Инквизитор читал молитву, его низкий голос резко отдавался в комнате. Веллингтон раздраженно посмотрел на священника, но ничего не сказал. Некоторые испанские офицеры знали, что Ричард Шарп когда-то спас генералу жизнь — спас его от штыков индийских солдат несколько лет назад, и теперь генерал наблюдал, как вешают этого человеком. Однако лицо Веллингтона с его крючковатым орлиным носом не выказывало и следа эмоций.

Руки осужденного были связаны. Он, казалось, безразлично смотрел на огромную толпу. Он был слишком далеко от испанских офицеров, чтобы они могли ясно видеть его лицо, и все же им казалось, будто он усмехается им с вызовом. Наблюдающие солдаты стояли тихо.

Вторая, более короткая лестница была приставлена к побеленной стене, и охранники подтолкнули осужденного к ней. Ему было трудно подниматься по ступенькам со связанными руками, но солдаты поддерживали его. Жандармский сержант поднялся по более длинной лестнице, дотянулся до петли и продел в нее темноволосую голову приговоренного. Он затянул узел, затем спустился вниз к фургону.

Некоторые испанские офицеры наблюдали за улицами, которые вели на площадь. Они думали о слухах, что люди Шарпа могут попытаться спасти их офицера, но не видели разозленных солдат вне кольца часовых. Не лаяли собаки, не раздавалось топота ног, только солнечный свет на красной черепице и столбы дыма из кухонных очагов поднимались над городом.

Осужденный человек стоял, покачиваясь, на лестнице, веревка с его перетянутой шеи свисала вниз. Сержант посмотрел на своего офицера.

Лейтенант жандармов не любил делать это, но приказ есть приказ. Майор Шарп должен был быть повешен на виду у испанских войск. Он посмотрел вверх на человека, стоящего на лестнице и опирающегося спиной о стену, и встретил последний взгляд его темных глаз, задаваясь вопросом, что он за человек, если может усмехаться в такой момент; потом лейтенант отдал приказ.

— Продолжайте, сержант. — Слова прозвучали как воронье карканье.

Толпа вздохнула, потом довольно закричала.

Жандармы выбили лестницу из-под ног осужденного.

В течение секунды ноги пытались устоять на ускользающей опоре, потом он соскользнул, упал и веревка рывком натянулась. Он подпрыгнул, опустился снова, и начал раскачиваться, поворачиваясь на высоком крюке. Его тело изогнулось дугой. Ноги дергались, пинали стену, и он развернулся так, что его незакрытое лицо смотрело на заполненную людьми площадь.

Глаза выпучены, язык вывалился изо рта, шея уродливо свернута набок. Испанцы наблюдали заворожено. Повешенный задергался снова, рвался вверх, словно хотел набрать воздуха, и тогда английский сержант подпрыгнул, поймал одну из лодыжек человека и повис на ней.

Дополнительный вес сломал ему шею. Сержант отпустил лодыжку человека, и медленно, поскольку тело качалось, ноги подтянулись вверх на несколько дюймов. Он был мертв.

Гроб ждал на платформе фургона: сосновые доски, грубо оструганные и сбитые вместе. Тело было снято. Волосы запачкались белой известью, когда тело дергалось, умирая.

Они сняли с трупа сапоги — остальное ничего не стоило. Они уложили его в гроб, но он был слишком высокого роста для короткого ящика, поэтому сержант взял мушкет одного из жандармов и стал бить прикладом — потея и ворча, он бил снова и снова, пока сломанные кости не позволили ногам уместиться внутри. После этого забили крышку.

Веллингтон смотрел на все это с отвращением. Когда дело было сделано, когда испанские батальоны ушли с площади и сосновый гроб увезли, он обратил свой холодный взгляд на собравшихся офицеров:

— С этим покончено, господа. Надеюсь, мы можем теперь продолжить эту войну?

Они тихо вышли из комнаты. Убийство маркиза не смогло расколоть британцев и испанцев. Generalissimo принес человеческую жертву, чтобы поддержать союз, и теперь их ждала война.

У обочины, возле высоких гор, где волки бродили между серыми скалами, они похоронили труп со сломанными ногами. Жандармы навалили камней на неглубокую могилу, чтобы помешать хищникам выкопать тело, и не оставили на могиле никакого знака. Той же ночью крестьяне поставили на могиле грубо сколоченный крест — не из почтения, но чтобы напугать протестантский дух и удержать его под землей. Инквизитор и El Matarife по дороге на северо-восток, миновали могилу. Палач остановил коня:

— Я должен был посмотреть, как он умирает.

— Лучше, чтобы никто не видел тебя, Хуан.

Палач пожал плечами:

— Я никогда не видел, как вешают человека.

Инквизитор посмотрел недоверчиво:

— Никогда?

— Никогда. — El Matarife казался смущенным.

— Тогда найди кого-нибудь и повесь.

— Так и сделаю.

— Но сначала позаботься о нашем следующем деле. — Священник пришпорил коня. — И поспеши!

У них были пропуска для прохода через британские и французские линии, и у них были известия, которые закончат эту войну и восстановят Испанию в ее прежней славе. Инквизитор благодарил Бога и погонял коня.


Глава 8


Через долину можно было пройти через горы. Она была расположена высоко. С ее западного края, где она обрывалась к реке, текущей далеко, далеко внизу, можно было видеть Португалию. Холмы Трас ос Монтес, по-португальски: «Земля у гор» — были похожи на фиолетово-синие горные хребты, которые казались все более тусклыми и расплывчатыми, пока у линии горизонта не превращались просто в пятна — как темные капли, расплывшиеся на холсте живописца.

Склоны долины сплошь поросли терновником. Цветы белели в лучах солнца. Обочины дороги, которая круто поднималась к перевалу и пересекала высокогорную долину, поросли желтой амброзией, которую испанцы называют травой Сантьяго. Пастбище в нижней части долины было выщипано овцами и кроликами. Вороны гнездились на каменных выступах, лисы охотились в зарослях терновника, в то время как волки бродили среди скал, торчащих на холмах, словно острые зубы.

В высокогорной долине прежде была деревня, но ее покинули. Двери домов были сорваны с петель и сожжены одной из тех армий, которые сражались в Испании.

В западном конце долины, откуда с гребня открывался великолепный вид на Трас ос Монтес, стояли два больших здания. Оба были обращены в руины.

На северной стороне стоял старый женский монастырь, низкий и приземистый. Две его аркады еще стояли, хотя верхняя была безжалостна изуродована сильным взрывом, который разрушил старую часовню. Женский монастырь был давно заброшен. Сорняки росли в щелях между плитами, листья забивали канавы, по которым некогда подавали воду в нижние сады.

На юге, загораживая перевал, стоял замок. Можно было подняться на вершину главной башни или постоять возле надвратного укрепления, но прошли столетия с тех пор, как сеньор жил в этом замке.

Теперь он стал домом для воронов и летучих мышей, висевших в его высоких темных комнатах.

Далее на восток и еще выше, доминируя над землями на много миль вокруг, стояла старая дозорная башня. На нее тоже можно было подняться, хотя винтовая лестница вела только к сломанному зубчатому парапету.

Высокую долину называли Воротами Бога. Перед замком, в траве, которая была завалена кроличьим дерьмом, похожим на миниатюрные мушкетные пули, тянулась длинная, низкая насыпь. Это была могила, и в могиле лежали тела мужчин, которые погибли, защищая этот перевал зимой. Их было мало, а их врагов — очень много, все же они держали перевал, пока не пришла подмога. Ими командовал солдат, стрелок — Ричард Шарп.

Французы, которые погибли — а их было много, были похоронены более поспешно в братской могиле у деревни. Зимой дикие звери разрыли землю на могиле и съели всю плоть, какую смогли найти. Теперь, когда весенние дни сменялись летними и небольшой ручей в Воротах Бога почти пересох, кости мертвых французов валялись по всей деревне. Черепа лежали словно чудовищные шляпки грибов.

На юге была война, армии уже начинали кампанию этого года, но в Воротах Бога, где Шарп вел свою войну против целой армии, была только смерть да ветер, раскачивающий ветки терновника, да черепа усмехались из объеденной овцами травы. Это место было бесполезно для любой армии, место призраков, смерти и одиночества, место, о котором забыли.

Город Бургос стоял там, где Главная дорога раздваивалась. Дорога шла от французской границы до Сан-Себастьяна, затем поворачивала к югу через горы, где партизаны превращали каждую поездку французов в ад. После Витории было меньше мест, пригодных для засады, а потом дорога снова поднималась в горы, заворачивая дальше к югу, пока не выходила на широкую равнину, где лежал Бургос.

Это была дорога, по которой французы вторглись в Испанию. Это была дорога, по которой они могли отступить. В Бургосе дорога раздваивалась. Одна ветвь вела на юг к Мадриду другая — на юго-запад, к Португалии и Атлантике. Бургос был перекрестком путей вторжения, защитой путей отступления, крепостью на равнине.

Это была небольшая крепость, хотя прошлым летом 1812 года она противостояла британской осаде. Замок был все еще был испещрен отметинами пушечных ядер и снарядов. В 1812 году замок препятствовал британцам преследовать французов через Пиренеи, и этим летом, боялись солдаты, ему придется делать то же самое против усиленной британской армии.

Пьер Дюко не беспокоился. Если солдаты потеряют Испанию, его секретный Договор спасет Францию. Инквизитор, вернувшийся в Бургос, обещал, что он в течение месяца предоставит письма, которые в данный момент собирала испанская инквизиция. Письма убедят Фердинанда VII, что Испания поддерживает Договор с французами.

Эти двое встретились — не в замке, а в одном из высоких, мрачных городских зданий. Дюко вздрагивал, когда заушники очков царапали воспаленную кожу. По совету армейского хирурга он смазал за ушами жиром, чтобы защитить кожу против царапающей проволоки, но тем не менее очки раздражали его. По крайней мере у него было утешение в том, что человек, который сломал его другие, удобные очки, был мертв.

— Повешен, — сказал инквизитор. — Повешен слишком быстро.

Он казался обиженным, как если бы он действительно полагал, что Шарп был ответственен за смерть маркиза.

У Дюко было только одно сожаление в связи со смертью Ричарда Шарпа. Ему было жаль, что англичанин не знал, что именно он, Дюко, дотянулся до него через все границы и спланировал месть. Дюко нравилось, когда его жертвы понимали, кто разбил их и почему они были разбиты. Дюко выставлял на показ свой ум, как другие мужчины выставляли свои медали. Он достал несколько бумаг из кармана.

— Фургоны маркизы находятся в замке.

— Их доставят нам?

— Если вы дадите мне адрес. — Дюко улыбнулся. — Может быть, в собор?

Инквизитор даже не моргнул в ответ на колкость.

— В мой дом, майор.

— В Витории?

— В Витории.

— И вы отдадите сокровища церкви?

— То, что я сделаю с сокровищами — между мной и Богом.

— Конечно. — Дюко снова поправил очки. — Они пойдут на север со следующим конвоем. Конечно, отец, сокровища не ваши. Они принадлежат вдове.

— Нет, если она уезжает из Испании.

— Что, как мы согласились, было бы неблагоразумно. — Дюко улыбнулся. Он не хотел, чтобы Элен плакалась императору, как он обманул ее с ее сокровищами. — Таким образом, вы позаботитесь об этом деле?

— Когда это будет удобно.

— Сегодня вечером — удобно. — Дюко передал бумаги через стол. — Вот наши позиции. Гарнизон дворца охраняет западную дорогу.

Инквизитор взял бумаги, а Дюко смотрел из окна на запад. Ласточка разрезала теплый воздух изогнутыми крыльями. Вдали, за последними домами, видна была высохшая на солнце равнина. Он видел деревню вдалеке, где единственная башня маленького замка отбрасывала длинную тень. В той башне размещался другой французский гарнизон — кавалерия базировалась там, чтобы держать Главную дорогу свободной от партизан. Сегодня вечером, когда ласточки вернутся в свои гнезда, и равнина погрузится во тьму, маркиза поедет к этой башне, чтобы встретится с ее любовником, генералом Вериньи.

Такая поездка была безопасна. Земли вокруг Бургоса были свободны от партизан; местность была слишком плоской и слишком тщательно патрулируемой французскими гарнизонами на равнине. И все же эта ночь не была безопасной для маркизы. Войска, которые охраняли дорогу этой ночью, служили Франции, но не были французскими. Они были испанскими. Это были остатки армии, принятой на службу пять лет назад: армия испанцев, которые верили во французские идеи, в свободу, равенство и братство; но поражение, безнадежность, и дезертирство проредили их ряды. Все же еще оставались два батальона испанских солдат, и Дюко приказал, чтобы им была доверена эта обязанность нынче ночью.

Инквизитор смотрел на него:

— Она поедет сегодня вечером?

— Как и вчера вечером, и позавчера. У них потрясающие аппетиты.

— Хорошо.

— А ваш брат?

— Он ждет на севере.

— Прекрасно. — Дюко встал. — Желаю вам насладиться всем этим, падре.

Инквизитор смерил взглядом этого субтильного, но умного человека.

— У вас скоро будут ваши письма.

— Я никогда не сомневался относительно этого. — Дюко улыбнулся. — Передайте Элен мои поздравления. Скажите ей, что я надеюсь, что ее брак будет долгим и очень счастливым.

Он засмеялся, повернулся и вышел из комнаты.

Этой ночью инквизитор устроит брак. Скоро маркиза будет носить на левой руке обручальное кольцо. Она выйдет замуж не за какого-то испанского гранда, но за человека, который родился в бедной семье и прожил жизнью в бедности и борьбе. Она станет невестой Христа.

Она была безмерно богата, однако завещание маркиза содержало одно небольшое и весьма обычное дополнение, которое не прошло мимо внимания инквизиции. Если его вдова примет постриг и станет монахиней, то все богатства маркиза отойдут церкви.

С этой целью ее поместят в женский монастырь на севере страны, в далекий, уединенный, мало кому известный женский монастырь, и там она будет похоронена заживо в тихой обители сестер, в то время как инквизитор от имени Бога станет ее наследником.

Это будет законно, из-за этого не возникнет никакого скандала, да и кто станет спорить с решением женщины принять постриг? Отец Ача чувствовал красоту схемы. Теперь просто не могло быть никакой неудачи. Маркиз мертв, его единственная наследница станет монахиней, а инквизиция сохранит себя.


***

В ту ночь карета выехала из Бургоса в девять часов. Ее тянули четыре лошади, привязанные к дышлу серебряными цепями. Лошади были белые, карета — темно-синяя, так отполированная, что в ней отражались звезды, и все ее изящные контуры обведены серебряной краской. Окна кареты были занавешены.

Перед каретой скакали четыре грума, и каждый держал фонарь. Еще два фонаря были установлены на карете сверху. Форейторы ехали с заряженными ружьями.

Кучер остановился на окраине города и посмотрел вниз на лейтенанта, который командовал заставой:

— Все спокойно впереди?

— Как далеко вы едете?

— Две деревни.

Испанский лейтенант махнул кучеру.

— У вас не будет никаких неприятностей.

Он смотрел на сложный герб, нарисованный на дверце кареты, и задавался вопросом, куда отправилась La Puta Dorada этим вечером. Час назад через заставу проехал инквизитор, и лейтенант представил, что она на этот раз продала себя священнику. Он засмеялся и вернулся к своим людям.

Лунный свет освещал дорогу, которая как белая прямая лента тянулась через равнину, пока не упиралась в деревню в какой-нибудь миле от города. Там дорога петляла между домами и пересекала брод, прежде чем прямо устремиться к огням кавалерийской заставы.

Карета летела стремительно, колеса поднимали шлейфы пыли, которые расплывались в ночи. Мерцали желтые фонари. Запахи города остались позади — густые запахи прелого навоза, удобрения, грязи, лошадей и дыма из очагов. Вместо этого чувствовались ароматы трав. Одна занавеска кареты была откинута, и белое лицо прижималось к стеклу.

Маркиза была сердита. Пьер Дюко отказался выдать пропуск на ее фургоны. Он утверждал, что это мелочь, ошибка писаря, но она не верила, что ошибка какого-то писаря помешает Пьеру Дюко добиться того, чего он пожелает. Она подозревала, что он планирует забрать их, и написала об этом императору, но могут пройти недели до того, как придет ответ, если он придет вообще; недели, за которые фургоны могут исчезнуть. Этой ночью она решила убедить генерала Вериньи, что он должен выкрасть фургоны обратно. Он должен бросить вызов Дюко, пойти в замок с людьми и увести фургоны. Она знала, что генерал Вериньи при всех его орденах боится Пьера Дюко. Его придется убеждать, и она задавалась вопросом, не сработает ли в конце концов намек, что брак не настолько уж невозможен.

Карета замедлила ход на перекрестке, подпрыгивая на поперечных колеях, затем миновала дом — окна разбиты, двери исчезли без следа. Она услышала скрип тормоза, прижатого к ободу колеса, и знала, что они приблизились к броду, где дорога петляет между зданиями.

Тормоз отпустили, и карета дернулась. Она слышала, как кучер кричит на лошадей, когда карета закачалась, замедлила ход и остановилась. Маркиза нахмурилась. Она попыталась разглядеть через стекло, но отблеск фонаря слепил глаза. Она сняла кожаный ремень и опустила стекло.

— Что это?

— Смерть, сеньора.

— Смерть?

Она высунулась из окна. Впереди, где дорога спускалась вниз к мелкому ручью, священник нес Святые Дары для последнего причастия. Позади него шли два послушника. Солдаты, которые охраняли это место, сняли шляпы. Она заметила, что это испанские солдаты, служащие Франции.

— Скажите ему, чтобы шевелился! — велела она раздраженно.

— С той стороны едет карета. Нам придется ждать так или иначе, сеньора.

Она дернула за ремень, захлопнув окно, чтобы приглушить грохот кареты, едущей навстречу, и откинулась на бархатные подушки. Будь проклят Пьер Дюко, думала она, и будь проклят Вериньи, который боится выступить против него. Она думала о короле Жозефе — брате Наполеона и французском марионеточном короле Испании. Если Договор будет подписан, размышляла она, Жозеф потеряет свой трон. Она спрашивала себя, что будет, если она выдаст секрет Жозефу — вознаградит ли он ее, приказав выпустить ее фургоны, или даже король Жозеф не посмеет бросить вызов преданному слуге его брата Пьеру Дюко.

Другая карета остановилась. Она услышала крик кучера и предположила, что солдаты хотят обыскать карету. Она улыбнулась: никто не смел обыскивать ее карету.

Вдруг дверца открылась, она повернулась, одной рукой прикрывая шею плащом, и увидела, что священник поднимается в ее карету.

— Кто вы?

Под подушками у нее был пистолет. Она протянула к нему правую руку.

Человек снял широкополую шляпу. Потайной фонарь, подвешенный внутри кареты, освещал огромное, жесткое лицо, неподвижный взгляд.

— Вы — маркиза де Казарес эль Гранде и Мелида Садаба?

— Я, — ответила она ледяным тоном. — А вы?

— Отец Ача.

Она видела людей возле кареты, их нечеткие фигуры на залитой лунным светом улице. Она снова посмотрела на священнике и увидела, что его одежда была намного богаче, чем можно было ожидать увидеть на обычном деревенском священнике. Она ощущала силу этого человека — его силу и его враждебность. Жаль, подумала она, что такой человек должен отдать свою жизнь Богу.

— Что вы хотите?

— У меня есть новости для вас.

Она пожала плечами:

— Продолжайте.

Инквизитор уселся напротив нее. Он, казалось, заполнил собой всю маленькую карету. Его голос был еще более низким, чем у Дюко.

— Ваш муж мертв.

Она смотрела на него и ничего не говорила. В каждом ее ухе сверкала бриллиантовая сережка. Ее плащ, хотя ночь не была холодной, был оторочен белым мехом. На шее, там, где ее левая рука придерживала меховой воротник, было еще больше бриллиантов.

— Разве вы не слышали меня?

— Я слышала вас. — Она улыбнулась. — Хотите получить награду за то, что принесли мне новости? Кучер даст вам монету.

Лицо инквизитора ничего не выразило.

— Прелюбодеяние — грех, женщина.

— А наглость — невежливость. Оставьте меня, священник.

Он указал на нее сильной, смуглой руку.

— Вы — неверная супруга.

Она постучала по стеклу и приказала кучеру, чтобы продолжал путь. Карета не двигалась, и она сердито сдернула ремень с крючка, так что стекло опустилось.

— Я сказала: поехали!

Испанские солдаты, неуклюжие, но послушные, окружили карету. С ними были люди в длинных, темных одеяниях. Она рылась в подушках в поисках пистолета, но сильная рука инквизитора, нашла ее запястье и прижала.

— Вы — неверная супруга, женщина.

Она отталкивала его, но его рука была крепкой. Она звала своих слуг, но инквизитор только улыбнулся.

— Ваши слуги повинуются своему Богу, чего вы никогда не делали. Вы — неверная супруга, и ваш муж, и ваш любовник мертвы.

— Мой любовник?

— Англичанин.

Она думала, что он подразумевает генерала Вериньи, но теперь поняла, что он имел в виду Ричарда Шарпа. Эта новость причинила ей острую боль, потому что ее письмо вызвало его смерть, но ее собственные неприятности были слишком насущными, чтобы боль стала слишком острой и длительной.

— Позвольте мне уехать!

— Вы под арестом, женщина.

— Это дерзость!

— Вы в браке с испанцем и в юрисдикции этой епархии. — Он потащил ее так, что она закричала от боли, но никто не пришел ей на помощь.

Он вытащил ее из кареты и затолкал в другую, где две женщины — обе с морщинистыми, жесткими лицами, обе в белых льняных капюшонах — ждали ее. Она звала своих слуг на помощь, но они были окружены солдатами с мушкетами и монахами с палками, а затем дверь коляски захлопнулась и она помчалась во всю мочь. Инквизитор сидел напротив нее. Когда она закричала снова, он наклонился и ударил ее, требуя молчания.

Кучеру маркизы приказали ехать назад в город. Испанский майор, которому велели повиноваться приказу Церковного суда, спросил, куда отправили Золотую шлюху. Ему велели не спрашивать, не беспокоиться — просто повиноваться. Он стоял, слушая как в темноте скрипят рессоры коляски, затем крикнул своим людям, чтобы возвращались на свои посты.

Генерал Вериньи наблюдал с башни, ждал, когда фонари кареты покажутся на белой дороге. Он ждал, пока луна не опустилась за горы. Он ждал, пока часы не пробили два пополуночи — и тогда он понял, что она не приедет. Он собирался послать несколько человек в сторону Бургоса, чтобы посмотреть, не случилось ли чего с ее каретой, но решил, что она, вероятно, флиртует с другим мужчиной. Он выругался, спрашивая себя, сможет ли этот другой когда-нибудь приручить суку, и лег спать.


***

Вечерний ветер качал ветки терновника у Ворот Бога. Летучие мыши, мелькали в небе вокруг руин главной башни. Облака закрыли луну. Звезды сверкали ярко.

Три всадника поднимались к перевалу. Они двигались медленно. Они опаздывали. Они собирались быть здесь еще при свете дня, но им потребовались четыре часа, чтобы найти место, где они смогли пересечь последнюю реку. Их мундиры все еще не высохли.

Они остановились на гребне. Ничто не шевелилось в долине, ни одного огонька не горело в деревне, на дозорной башне, в женском монастыре или в замке.

— Куда теперь?

— Сюда. — Человек, мундир которого был темным как ночь, привел своих компаньонов к разрушенному женскому монастырю. Он привязал лошадей к решетке около разрушенной аркады, расседлал их, развязал мешок с фуражом. Он задал овса лошадям, затем повел товарищей на верхний этаж. Он улыбнулся. — Здесь уютнее, чем в замке.

Старший из двоих осматривал разрушенный монастырь.

— Французы захватили его?

— Да. — Человек в темном мундире высек огонь. — Но Шарп позаботился о них. — Он указал на разрушенную часовню. — Одна из их пушек.

В заросших сорняком руинах был виден лунный свет, отражающийся в бронзе — там, где упавший ствол пушки был наполовину укрыт обломками дерева и камнями.

Третий человек был молод, настолько молод, что большинство сочло бы его просто мальчишкой. Он даже еще не брился. Он единственный из троих не носил мундира, хотя на плече у него висела винтовка. Он казался более взволнованным, чем двое солдат. Он наблюдал, как тот, что был в темном мундире, разжег костер, делая это привычно, как старый солдат.

Человек в темном внушал страх. У него был только один глаз, другой закрыт черной повязкой, и его лицо в шрамах казалось грубым и жестоким. Он был наполовину немец, наполовину англичанин, и в 60-м полку ему дали прозвище Сладкий Вилли. Это был капитан Уильям Фредериксон, стрелок, который заманил французских артиллеристов в засаду выше моста и который дрался на Рождество под командой Шарпа в этой высокогорной долине. Он возвратился к Воротам Бога как проводник для майора Майкла Хогана и молодого тихого испанца.

Хоган не находил себе места. Он расхаживал под аркадой, задавал вопросы о сражении и смотрел на замок, где Шарп держал последнюю оборону и отбил последнюю французскую атаку. Сладкий Вилли отвечал на его вопросы, продолжая готовить ужин, хотя молодой испанец заметил, что одноглазый стрелок настороже и прислушивается к странным звукам, раздающимся у стен разрушенного монастыря.

На ужин у них было вино, хлеб с сыром и куски зайца, которого Фредериксон подстрелил днем и теперь жарил на шомполе винтовки. Ветер задувал с запада, с далекого океана, заставляя одноглазого стрелка поднимать голову и фыркать. Ветер обещал дождь, летнюю грозу, которая будет греметь в этих горах.

— Надо завести лошадей внутрь, как только поедим.

Хоган сидел у огня. Он дергал свои влажные брюки, словно мог заставить их высохнуть быстрее. Он махнул рукой мальчишке-испанцу, чтобы тот присоединился к ним, затем оглянулся на темные тени разрушенного женского монастыря.

— Вы верите в привидения, Фредериксон?

— Нет, сэр. А вы?

— Я — ирландец. Я верю в Бога отца, Бога сына, и в Шии, насылающего ветер.

Фредериксон рассмеялся. Он снял заячью ногу с шомпола на жестяную тарелку Хогана, вторая нога пошла на его собственную тарелку, потом он отвалил солидный кусок мяса на тарелку мальчика. Хоган и юный испанец наблюдали, как он достал из ранца четвертую тарелку и положил на нее заднюю часть зайца. Хоган начал говорить, но стрелок усмехнулся и жестом попросил ирландца помолчать.

Фредериксон поставил тарелку возле себя, затем громко сказал:

— Я услышал тебя две минуты назад, ты, неуклюжий ублюдок! Иди сюда и поешь!

Под стенами монастыря послышалось хихиканье. Сапоги застучали по сломанным плитам, и Ричард Шарп вышел из тьмы и сел рядом с ними у Ворот Бога.


Глава 9


— Кто это был?

Хоган пожал плечами.

— Его звали Лайам Дули. Прибыл из графства Клэр. Он и его младший брат должны были быть повешены за ограбление церкви. Я обещал рядовому Дули оставить его брата в живых, если он согласится на этот небольшой розыгрыш. — Он снова пожал плечами. — Таким образом один бандит умер, а два живы.

Шарп выпил вина. Он ждал в Воротах Бога в течение двух недель, повинуясь инструкциям, которые Хоган дал ему в ночь его «казни». Хоган тайно отправил его в эту северную провинцию.

— Сколько человек знает, что я жив?

— Мы трое. — Хоган показал на Фредериксона и мальчишку-испанца. — Генерал, и шесть жандармов. Больше никто.

— Патрик?

— Нет. — Хоган пожал плечами. — Он несчастлив.

Шарп улыбнулся.

— Однажды я преподнесу ему сюрприз.

— Если доживете до этого, — мрачно сказал Хоган. Он облизал пальцы, выпачканные в подливе к зайцу. — Официально вы мертвы. Вас не существует. Нет никакого майора Шарпа и никогда не будет, если вы не оправдаете себя.

Шарп усмехнулся:

— Да, мистер Хоган.

Хоган рассердился на легкомыслие Шарпа. Сладкий Вилли смеясь передал Шарпу тяжелый бурдюк с вином. Крепнущий ветер раздувал огонь и гнал дым на мальчишку, который был слишком робок, чтобы пересесть.

Хоган покачал головой:

— Вы — проклятый дурак. Почему вы должны были принять этот чертов вызов?

Шарп ничего не сказал. Он не мог объяснить друзьям, что его чувство вины в смерти Терезы убедило его драться с маркизом. Он не мог объяснить, что иногда испытываешь радость, подвергая себя смертельному риску.

Хоган посмотрел на него, потом залез в карман и достал свернутый листок бумаги.

— Это ваше.

Бумага хрустела, когда Шарп разворачивал ее. Он улыбнулся. Это было письмо от маркизы: она выражала ему сочувствие в связи со смертью Терезы — письмо, которое он хотел представить в трибунале.

— Вы скрыли его?

— Я должен был, не так ли? — Хоган словно оправдывался. — Бог мой! Мы должны были спасти проклятый альянс. Если бы вас не признали виновным, испанцы никогда не поверили бы нам снова.

— Но я невиновен.

— Я знаю это! — сказал Хоган раздраженно. — Конечно, вы невиновны. Веллингтон знает, что вы невиновны, он знает достаточно хорошо, что, если бы вы собирались убить кого-то, вы сделали бы это должным образом и не были бы пойманы. Если бы он думал, что вы виновны, он сам надел бы петлю на вашу шею!

Фредериксон негромко рассмеялся. Шарп бросил письмо в огонь, и внезапная вспышка света озарила его загоревшее на солнце лицо.

Хоган наблюдал, как письмо догорает.

— Итак, почему она написала сплошную ложь своему мужу?

Шарп пожал плечами. Он задавался этим вопросом в течение двух недель.

— Возможно, она хотела его смерти? Она должна унаследовать проклятое состояние, и, насколько я помню, у нее весьма изысканные вкусы.

— Только не по части мужчин, — сказал Хоган недовольно. — Но если она хотела только его смерти, зачем она вовлекла вас? Думаю, вокруг нее было достаточно много мужчин, готовых услужить ей. — Он машинально ломал хлеб на мелкие кусочки. — Она должна была знать, что причиняет вам Бог знает какие неприятности. Я думал, что она привязана к вам?

Шарп ничего не сказал. Он не считал, что Элен была настолько безразлична к нему или настолько бесчувственна. Он не понимал ее, он был уверен, что никогда не научиться понимать образ мыслей людей, которые живут в роскошных домах и имеют привилегии по праву рождения, но он не думал, что маркиза желала ему зла.

— Ну так что?

Шарп посмотрел на ирландца.

— Я не думаю, что она хотела моей смерти.

— Вы убили ее брата.

Шарп пожал плечами.

— Элен не любила этого ублюдка.

— Вы уверены?

— Кто его знает. — Шарп рассмеялся. — Мне никогда не казалась, что она любит его. Он был высокомерным ублюдком.

— В то время как вы, конечно, — сказал Хоган ехидно, — просто сама скромность. Так кто же хотел, чтобы святой вроде вас умер?

Шарп улыбнулся и пожал плечами.

— Я не знаю.

— Возможно, — негромко заговорил Сладкий Вилли, — французы просто хотели расстроить испанско-британский альянс, а заодно повесить нашего героя? — Он улыбнулся. — Парижские газеты кричали бы ура обо всем этом. Возможно, они подделали письмо от маркизы?

Хоган жестом выразил свое недовольство.

— Я не знаю. Но я точно знаю, что Элен возвратилась в Испанию. Бог знает зачем.

Он видел внезапный интерес Шарпа, и знал, что его друг все еще одержим золотой женщиной.

Мальчишка-испанец, который не сказал ни слова с тех пор, как они вошли в женский монастырь, нервно потянулся к бурдюку. Фредериксон пододвинул бурдюк к нему.

Хоган внезапно задрожал. Ветер стал еще сильнее, он свистел в развалинах и уносил искры от костра в темноту.

— И почему, ради всего святого, ее письмо привез инквизитор?

— Инквизитор? — спросил Шарп. — Вы имеете в виду испанскую инквизицию?

— Да.

— Я думал, что они сожгли всех, кого хотели, много лет назад!

— Видимо, нет. — Хоган долго беседовал со священником маркиза и многое узнал о таинственном инквизиторе, который принес обвиняющее письмо. — Его зовут отец Ача, и у него душа змеи. — Хоган нахмурившись глядел на Шарп. — Элен не религиозна, не так ли?

Шарп улыбнулся.

— Не думаю.

— И не такие люди бывают набожны, — сказал Хоган хмуро. — Но если бы она была набожной, то она вряд ли стала бы готовить убийство. — Он пожал плечами. — А может быть, и стала бы. Религия делает странные вещи с людьми.

Все замолчали. Фредериксон взял кусок сломанной половицы, которую подобрал у разрушенной часовни, и бросил ее в огонь. Мальчишка переводил взгляд с одного на другого, пытаясь понять, о чем они говорят. Он уставился на Шарпа. Он знал все о Шарпе и очень волновался. Он хотел, чтобы Шарп одобрил его.

Хоган внезапно посмотрел на сломанные ворота.

— Вы знаете, что такое torno?

Шарп взял сигару у Фредериксона, наклонился вперед и прикурил ее от огня.

— Нет.

Фредериксон, который любил старые здания, знал, что такое torno, но промолчал.

— Возможно, здесь было такое когда-то. — Хоган указал на разрушенные ворота женского монастыря. — Я видел их только в Испании. Это что-то вроде вращающегося ящика буфета, встроенного во внешнюю стену женского монастыря. Вы можете положить что-нибудь в ящик, позвонить в звонок, и монахиня повернет torno. Внутри у него перегородки, так что вы не можете заглянуть в женский монастырь, когда поворачиваете ящик. Независимо от того, что вы туда положили, это просто исчезает, а с улицы видно другое отделение ящика. — Он отпил вина. — Они используют их для подкидышей. У девушки родился ребенок, она не может одна вырастить его, тогда она берет его и несет к torno. И никто не задает никаких вопросов, как понимаете. Монахини не знают, кто мать, а мать знает, что ребенок в хороших руках. Это правильно. Лучше, чем дать крохотным созданиям умереть в грязи.

— Или вступить в армию, — сказал Фредериксон.

Шарп не понял, в чем смысл истории, но знал, что лучше не спрашивать. Ветер гнал облака, заслонявшие звезды на западе.

Хоган пожал плечами.

— Иногда я чувствую себя точно так же, как та монахиня в женском монастыре. Поворачивается ящик, на полке лежит ребенок, и я не знаю, откуда он взялся, как его зовут, кто положил его туда и какой ублюдок получил от девушки свое удовольствие и бросил ее. Это просто обрывок какой-то тайны — и все, но есть одно различие. — Он перевел взгляд с костра на Шарпа. — Моя работа состоит в том, чтобы, разгадать тайну. Torno только что выбросил мне эту вещь на колени, и вам предстоит узнать, кто положил ее туда. Вы понимаете?

Шарп кивнул. Он думал, что должен исполнять обязанности майора батальона, отправляющегося на войну. Он должен готовить своих людей к тому, чтобы они стояли насмерть с мушкетами наперевес перед наступающей армией, но вместо этого он должен стать шпионом Хогана. Он заработал себе эту должность своей глупостью — когда принимал вызов. И результатом этого стала тайная встреча в горах и шанс еще раз приблизиться к женщине, которую он когда-то считал недоступной, к женщине, которая была его возлюбленной в течение короткого, предательского сезона в Саламанке.

— Я понимаю.

— Узнайте, возвращайтесь, и возможно, Ричард, только возможно, генерал вернет вам ваше звание.

— Возможно?

— Веллингтон не любит дураков. — Капли дождя шипели в огне. Хоган накинул плащ. — Вы должны молится, чтобы я оказался прав.

— В чем?

Ирландец уставился на огонь.

— Я не понимаю этого, Ричард, я действительно не понимаю. Это слишком сложно! Чтобы убить генерала, посылают инквизитора, вас выставляют убийцей. Кто-то придумал все это, кто-то спланировал это, и я не могу убедить свой протухший мозг, что они сделали все это только для того, чтобы вас повесили. Сама по себе цель стоящая, но убивать ради нее маркиза? Нет! — Он нахмурился, размышляя. — Ублюдки что-то замышляют. Я нутром чую, но не знаю, что именно. Значит, узнаете вы. А если не узнаете, можете не возвращаться.

Последние слова он произнес жестко. Все молчали. Капли дождя все чаще падали в огонь. Одна из лошадей негромко заржала.

Хоган указал на мальчишку.

— Его зовут Ангел.

Шарп посмотрел на мальчика и кивнул. Ангел робко улыбнулся стрелку.

Хоган перешел на испанский.

— Я даю его вам, и я хочу получить его назад целым, а не по частям, потому что он полезен. Меня не заботит, вернетесь ли вы, но я хочу вернуть Ангела.

Ангел нервно улыбнулся. Хоган посмотрел в небо.

— Еще у меня есть лошадь для вас — лучше, чем вы заслуживает. И это.

Он достал что-то из ранца и передал Шарпу.

Это была подзорная труба — собственная подзорная труба Шарпа. Ее подарили ему десять лет назад, когда он был произведен в офицеры. На оправе из дерева грецкого ореха была маленькая латунная пластинка с выгравированной надписью: «С благодарностью. АУ. 23-го сентября 1803».

Если бы не было того дня, подумал Шарп, поднимая стакан, он мог бы и не остаться в живых. Веллингтон несомненно помнил день, когда его лошадь напоролась на пику, а он упал — прямо перед направленными на него штыками врагов. Сержант по имени Ричард Шарп спас в тот день генералу жизнь, отгоняя врагов, пока генерал не мог стоять на ногах. Это было бы трудно, думал Шарп, видеть человека, который спас твою жизнь, осужденным на повешение за преступление, которого он не совершал.

Шарп посмотрел на Хогана.

— Вы принесли мой палаш?

— Да.

— И побольше боеприпасов?

Хоган послал его на север с одной винтовкой.

— Да.

— Так что я буду делать с вашей лошадью и Ангелом?

— Вы пойдете и разгадаете мою тайну. — Хоган положил понюшку на руку, вдохнул ее, сделал паузу, затем чихнул. На этот раз он не выругался после чиханья. — Я, может быть, послал бы одного из своих людей, но у вас есть преимущество.

— Какое?

Хоган посмотрел на Шарпа.

— Вы знаете Элен. Я молю Бога, чтобы она захотела увидеть вас снова и чтобы она рассказала вам все. Найдите ее, спите с ней, узнайте, черт возьми, что происходит, и спасите вашу несчастную карьеру.

Фредериксон засмеялся. Шарп впрыснул вино из бурдюка себе в рот.

Хоган кивнул на Ангела.

— Ангел — ваш агент. Не волнуйтесь, что он выглядит молодым, он работает на меня с тринадцати лет. Он может пойти туда, куда вы пойти не можете. И у вас есть еще одно преимущество. Элен довольно приметная женщина. Если вы двое окажетесь на расстоянии двадцати миль от нее, вы наверняка о ней услышите. Вы знаете, как испанцы называют ее?

— La Puta Dorada. — Шарп выговорил это мягко. Это было всего лишь прозвище, однако оно казалось ему оскорбительным. — Партизаны помогут мне?

— Кто знает? Они думают, что вы мертвы, так что используйте другое имя. — Он улыбнулся насмешливо. — Не называйте себя майором Хоганом, пожалуйста! Я предполагаю, что вам придется искать партизан, но они не испытывают любви к маркизе. Однако они могли бы помочь вам.

— Где вы начали бы искать?

— Бургос или Витория, — сказал Хоган уверенно. — Бургос — потому что это перекресток дорог, по которым движутся французские армии, и если она в Испании, ей придется проехать через него, и Витория — потому что оттуда приехал инквизитор. Это не Бог знает что, но это лучше чем ничего. — Хоган хмурился, глядя в небо, словно злился на дождь. — Есть еще одна вещь.

Шарп усмехнулся.

— Приберегли дурные вести напоследок?

— Если французы захватят вас, Ричард, они поднимут крик о своей победе на всю Европу. Они докажут, что мы обманули испанцев с этой казнью, они выставят вас напоказ, как пойманного медведя, доказывая британское вероломство. Или, если они не сделают этого, они вас просто убьют. Вы официально мертвы, в конце концов, так что им нечего терять. — Он посмотрел на стрелка. — Так что не попадайте в плен. — Хоган произнес эти слова со страстью и чтобы смысл дошел до Шарпа, повторил еще раз: — Не попадайте в плен!

Хоган боялся этого. И Веллингтон тоже боялся, когда Хоган предложил послать Шарпа, чтобы тот раскрыл тайну. Генерал возмутился, услышав имя Шарпа.

— Что если дурака поймают, Хоган? Боже милосердный! Французы сделают из нас отбивные! Нет. Не будем этого делать. Этого не будет!

— Он не попадется, милорд.

Хоган уже послал Шарпа к Воротам Бога и молил, чтобы какой-нибудь случайный кавалерийский патруль противника не схватил стрелка.

Хогану потребовалось два дня, чтобы убедить генерала — его единственным аргументом было то, что никто кроме Шарпа не сможет благополучно приблизиться к маркизе. Генерал неохотно согласился. Он хотел отослать Шарпа назад в Англию с приказом, чтобы и духу его не было в армии.

— Если дело пойдет не так, как надо, Хоган, это будет не только его отставка, но и ваша.

— Все пойдет как надо, милорд, я обещаю вам.

Веллингтон насмешливо посмотрел на своего начальника разведки.

— Один человек против целой армии?

— Да, милорд.

И этот человек победит, Хоган верил в это, потому что поражение было не в духе Ричарда Шарпа.

Он наблюдал за Шарпом, изучал его лицо, освещенное огнем у Ворот Бога, и задавался вопросом, останется ли Шарп в живых, чтобы возвратиться в армию. Он посылал его с одним только мальчишкой далеко за линии противника, чтобы найти женщину, которая столь же неверна, сколь красива, и все же у Хогана не было иного выбора. Этим летом генерал планирует кампанию, которая может покончить с французским владычеством в Испании, но французы знают, насколько сильна эта угроза, и они будут сопротивляться, используя любые средства предательства и подкупа, какие подвернуться под руку. Хоган, который заранее предчувствовал проблемы, боролся за то, чтобы отправить Шарпа на территорию противника. Существует тайна, которую надо раскрыть, и только Шарп знает женщину, письмо которой указывало на наличие тайны. И все надежды на успех строились на вере Шарпа, которая, полагал Хоган, могла быть ложной, что маркиза действительно полюбила стрелка, когда они стали любовниками.

И все же, думал Хоган, Шарп может быть прав. Стрелок нравился совершенно разным мужчинам и женщинам. От генералов и шлюх до сержантов и напуганных новобранцев. Он был солдатом из солдат, но его друзья и любимые чувствовали его нежность, и она заставляла их любить его. Однако Хоган спрашивал себя, хватит ли нежности в душе Золотой Шлюхи.

Ветер крепчал, он выл, словно душа мученика, в стенах разрушенного монастыря, он гнал струи дождя, расшатывал сломанную черепицу на крыше, раздувал тлеющие угли. Хоган дрожал под своим плащом. Это было место, где обитали призраки, где невидимые Шии скакали верхом на штормовых ветрах, а он посылал друга в неизвестность, чтобы вести неравный бой.


Глава 10


Ричард Шарп лежал на тонкой, похожей на проволоку, траве, оперев подзорную трубу на ранец. Он повернул медную оправу окуляра, наводя на резкость, приник к трубе, и смотрел в испуганном изумлении.

Он наблюдал армию на марше.

Он еще издали увидел облака пыли в небе, которые поднимались все выше по мере того, как утро сменялось жарким полуднем, и пыль была похожа на дым — словно где-то вдали на юге горела трава.

Он ехал в сторону дыма, двигаясь осторожно и медленно, чтобы не наткнуться на кавалерийский патруль противника, и теперь, на исходе утра, он лежал на вершине невысокого холма и смотрел на людей и животных, которые вздымали к небу клубы пыли.

Французы совершали марш в восточном направлении. Они совершали марш к Бургосу, к Франции.

Сама дорога была оставлена для транспорта — для фургонов, пушек и карет генералов. Вдоль дороги, растаптывая жалкие посевы ржи и пшеницы, маршировала пехота. Он переводил подзорную трубу вправо, так что разноцветные мундиры расплылись в смутное пятно, и остановился, увидев место, где дорога вливалась в маленькую деревню. Крытые двуколки и зарядные ящики, передки орудий и санитарные повозки, и фургоны, фургоны, множество фургонов — лошади и волы, опустив головы, с трудом тащили грузы под горячим испанским солнцем. В деревне была видна башня старого замка, ее серые камни поросли плющом, и белый дым поднимается от башни, смешиваясь с пылью, — Шарп понял, что французы разграбили и подожгли башню. Они оставляли эту сельскую местность, шли в восточном направлении, отступали.

Он перевел подзорную трубу влево, глядя как можно дальше на восток, где, как крошечное серое пятно на горизонте, верхние камни Бургосского замка выглядывали над деревьями, и всюду дорога была забита людьми и лошадьми. Пехота шла медленно — словно солдаты очень не хотели отступать. Их женщины и дети беспорядочной толпой двигались вместе с ними. Кавалерия вела коней в поводу — видимо, был дан приказ беречь силы лошадей, и лишь несколько эскадронов, главным образом уланских, флажки которых побелели от пыли, ехали на флангах огромной колонны, чтобы защищать ее от испанских снайперов.

Шарп отложил подзорную трубу. Не увеличенная этим прекрасным прибором французская армия походила на черную змею, ползущую через долину. Он знал, что видит отступление, но он не знал, почему противник отступает. Он не слышал в отдалении грома пушек, который сказал бы ему о большом сражении, о том, что Веллингтон победил. Он только наблюдал, как огромная змея извивается в долине, пачкая белесое небо пылью, и понятия не имел, почему это войско здесь, куда оно идет и где находится его армия.

Он отполз назад со своего наблюдательного поста, сложил подзорную трубу и пошел к лошади, которую привязал к межевому камню. Хоган дал ему прекрасного, сильного, терпеливого жеребца по кличке Карабин, который теперь смотрел на Шарпа и мотал своим длинным, черным, неподрезанным хвостом. Это был удачный выбор, думал Шарп, потому что по правилам британской армии всем лошадям следовало подрезать хвосты, но Карабину оставили его неподрезанным, так что на расстоянии французы примут его за своего. Его всю зиму усиленно кормили зерном, чтобы один из агентов Хогана, мог скакать на нем в тылах французских линий. Теперь на нем ехал Шарп, чтобы найти женщину.

Однако если маркиза в Бургосе, размышлял Шарп, шагая к Карабину, до нее невозможно добраться. Французская армия возвращается в город, и сегодня вечером Бургос будет окружен противником. Он мог только надеяться, что Ангел в безопасности.

Мальчишке было шестнадцать. Его отец, бондарь, умер, пытаясь спасти жену от внимания французских драгун. Ангел видел, как умерли его родители, видел свой дом и мастерскую отца, спаленные дотла, и в ту же ночь, вооруженный только ножом, он убил своего первого француза. Ему удалось убежать. Он петлял в темноте на своих молодых ногах, покуда пули французских часовых свистели в высокой ржи. Он рассказал Шарпу эту историю без тени хвастовства.

— Я положил нож в могилу родителей, сеньор.

Он сам похоронил своих родителей, а потом пошел искать партизан. Ему было только тринадцать.

Вместо партизан он встретил офицера-разведчика Хогана — одного из тех, которые в полной военной форме скакали на быстрых лошадях в тылу враждебного государства. Тот офицер доставил мальчишку к Хогану, и последние три года Ангел был связным между британцами и партизанами.

— Я скоро стану старым для этого.

Шарп хихикнул:

— Старым? В шестнадцать?

— Теперь французы видят, что я — мужчина. Они могут подумать, что я их враг. — Ангел пожал плечами. — Раньше я был просто мальчишка, и они не замечали меня.

В тот день, пока Шарп лежал и наблюдал, как французская армия тянется к Бургосу, Ангел ушел в город. Его лошадь, подарок от Хогана, осталась с Шарпом, вместе с его винтовкой. Он отказался получать жалованье от майора Хогана, желая иметь только пищу и кров, когда он среди британцев, и «ружье, которое убивает». Ему предложили гладкоствольный мушкет, но он сердито отказался. Он хотел только винтовку Бейкера, и теперь, когда она у него была, он ухаживал за ней с любовью, полируя деревянные части и тщательно чистя замок. Он утверждал, что он и его винтовка убили по два француза за каждый прожитый им год.

Его не интересовала задача Шарпа. Золотая Шлюха не значила для него ничего, и он не заботился, был ли маркиз де Казарес эль Гранде и Мелида Садаба мертв. Такие вещи были скучны Ангелу. Его заботило только то, что ему сказали: что эта работа очень важна, что успех причинит противнику вред, и что на поиски маркизы он отправится туда, где будет больше французов, которых можно убить. Он был рад работать на Шарпа. Он слышал, что Шарп убил много французов. Шарп улыбнулся.

— В этой жизни есть кое-что еще, кроме убийства французов.

— Я знаю, сеньор.

— Знаешь?

Ангел кивнул.

— Но я пока не хочу жениться. — Он поднял взгляд от огня и посмотрел на Шарпа. — Вы думаете, что ваша армия погонит французов по горам? Назад во Францию?

Шарп кивнул.

— Вероятно.

— Тогда я поступлю в стрелки. — Он улыбнулся. — Я буду шагать к Парижу и вспоминать моих родителей.

Ангел не был бы первым молодым испанцем, который присоединился к британским стрелкам — в некоторых ротах были дюжины испанцев, которые просили разрешения поступить в элитные части. Сладкий Вилли Фредериксон говорил, что единственная проблема с испанскими новичками — заставить их прекратить стрельбу: «Они хотят выиграть войну за один день». Шарп, слушая рассказ Ангела о его родителях, начал понимать рвение, с которым они сражаются.

Шарп поехал назад к лесистой долине, где он будет ждать, пока Ангел не вернется из города. Он расседлал Карабина и привязал его к стволу сосны. Он старательно осмотрел копыта лошади, желая, чтобы Ангел, который намного больше понимал в уходе за лошадьми, помог ему, потом потащил седло к небольшой поляне, где была назначена встреча.

Шарп ждал. Сумерки прокладывали тени меж стволов сосен, и ветерок шуршал верхушками деревьев. Он разглядывал сумеречные склоны долины, ища людей, но видел только лисицу и ее детенышей, которые играя рычали друг на друга у песчаного берега. Он возвратился к лошадям, положил винтовку возле себя и стал ждать возвращения Ангела.

Мальчишка приехал на рассвете, когда тьма между деревьями начала сереть, он принес сыр, завернутый в виноградные листья, свежий хлеб и новости. Прежде чем он сказал Шарпу хотя бы слово о маркизе, он потребовал свою винтовку и осмотрел ее в полутьме, как если за одну ночь, пока они были порознь, оружие могло измениться. Удовлетворенный, он посмотрел на офицера.

— Она исчезла.

Шарп почувствовал, что его надежды рушатся. В течение четырех дней после того, как он расстался с Хоганом, он боялся, что Элен возвратилась во Францию.

— Исчезла?

Ангел рассказал свою историю. Она уехала из города в карете, и хотя карета вернулась, маркизы в ней не было.

— Французы очень сердились. Их кавалерия искала ее повсюду. Они обыскали все деревни, они предложили награду золотом, но ничего не нашли. Они увеличили награду, но снова ничего. Она пропала.

Шарп выругался, и мальчик усмехнулся.

— Вы не доверяете мне, да? — Он рассмеялся. Это был поразительно красивый юноша: вьющиеся волосы и твердое лицо. Его темные глаза блестели в свете костра, который разжег Шарп, поскольку рассвет уже наступил. — Я знаю, где она, señor.

— Где?

— Женский монастырь Поднебесье, в Санта-Монике. — Ангел поднял руку, предупреждая вопрос Шарпа. — Я думаю.

— Ты думаешь?

Ангел взял флягу с вином и отпил.

— Ее забрали священники, так? Они и монахи. Все знают это, но никто не говорит. Они говорят, что тут вмешалась инквизиция. — Он перекрестился, и Шарп подумал об инквизиторе, который привез письмо для маркиза. Ангел улыбнулся. — Они не знают, куда ее увезли, но я знаю.

— Откуда ты знаешь?

— Потому что я — Ангел, разве нет? — Мальчишка рассмеялся. — Я видел человека, который знает меня. Он сообщает партизанам, какие войска идут в горы. Я доверяю ему. — Слова должны были казаться странными в устах шестнадцатилетнего, но они не казались странными, когда их говорил мальчишка, который рисковал жизнью, когда ему было тринадцать. Ангел достал из кармана щепотку табака, клочок бумаги и на испанский манер свернул самокрутку. Он наклонился вперед, и кончик самокрутки вспыхнул, когда он прикурил от пламени костра. — Этот человек говорит, что он слышал, будто женщину увезли в Санта-Монику, в женский монастырь. Он получил известие от партизан. — Ангел выдохнул струю дыма. — Партизаны охраняют женский монастырь.

— Партизаны?

— Si. Вы слышали об El Matarife?

Шарп покачал головой. В горах Испании было полно партизанских вожаков, которые выбирали самые причудливые прозвища. Он попытался вспомнить, что означало слово.

— Человек, который убивает животных?

— Да. И еще — Палач. Вы должны были слышать о нем. Он знаменит.

— И он охраняет женский монастырь?

Ангел плюнул на расклеивающуюся самокрутку.

— Так мне сказали. Он будет охранять mesa, не женский монастырь.

— Стол?

— Женский монастырь находится на горе, так? Очень высокая гора, с плоской вершиной, mesa — плоскогорье. Туда немного дорог, сеньор, так что легко охранять.

— Где это?

— Два дня езды. Там. — Он указал на северо-восток.

— Ты был там?

— Нет. — Ангел с отвращением бросил остатки самокрутки в огонь. Он так и не научился сворачивать ее по всем правилам. — Но я слышал о нем.

Шарп пытался понять, какой смысл имело то, о чем рассказал Ангел. Инквизиция? Это совпадение придавало рассказу мальчика достоверность, но зачем инквизиции похищать Элен? И с какой стати этому Палачу охранять женский монастырь, где ее держат?

Он спросил мальчика, и Ангел пожал плечами.

— Кто знает? Он не тот человек, которого можно спросить.

— А какой он человек?

Мальчик нахмурился.

— Он убивает французов, — признал он неохотно. — Но он убивает и своих собственных людей тоже. Он как-то расстрелял двенадцать мужчин из деревни, потому что крестьяне отказались дать пищу его людям. Он приехал во время сиесты и расстрелял их. Даже Мина не может справиться с ним. — Ангел говорил о человеке, который считался главным среди всех партизан. Мина, как было известно, казнил таких как El Matarife, — тех, кто преследовал соотечественников. Ангел скрутил себе новую самокрутку. — Французы боятся его. Говорили, что он когда-то расставил головы пятидесяти французов на Главной дороге — по одной на каждой миле. Это было около Витории, откуда он приезжает. — Мальчик рассмеялся. — Он медленно убивает. Говорят, что ему сделали пальто из кожи французов. Некоторые говорят, что он безумен.

— Мы можем найти его?

— Si. — Ангел сказал это так, как если бы вопрос был лишним. — Значит, мы едем в горы?

— Мы едем в горы.

Они поехали на северо-восток — туда, где горы превратились в головокружительной крутизны скалы, охотничьи угодья орлов, в страну удивительных долин и водопадов, которые брали начало в холодных утренних туманах и стекали к подножьям гор множеством ледяных горных потоков.

Они поехали на северо-восток — в края, почти необитаемые, редкие жители которых были столь бедны и запуганны, что они сбежали, когда увидели, двух странных всадников. Некоторые из местных жителей, сказал Ангел, даже не знают, что идет война.

— Они даже и не испанцы! — сердито сказал он.

— Не испанцы?

— Они — баски. У них свой собственный язык.

— Так кто же они?

Ангел безразлично пожал плечами.

— Они живут здесь.

Он, очевидно, больше ничего не мог сказать о них.

Ангел, как показалось Шарпу, заскучал. Они забрались в эти северные горы, далеко от французов. А значит, далеко от войны и от того, что Ангел услышал в Бургосе, далеко от волнений битвы.

В Бургосе ходили слухи, что британцы наконец выступили в поход и наступают на севере. Французская северная армия отступала, и Шарп видел авангард этой армии, когда она приближалась к Бургосу. Ангел боялся, что кампания закончится прежде, чем он сможет убивать снова. Шарп рассмеялся.

— Она не закончится.

— Вы обещаете?

— Я обещаю. Как мы найдем El Matarife?

— Он найдет нас, señor. Вы думаете, он не знает, что в горах появился англичанин?

— Только не забудь — не называй меня Шарп.

— Si, señor. — Ангел усмехнулся. — И как вас теперь называть?

Шарп улыбнулся. Он вспомнил учтивого, опечаленного офицера, который вел его судебное преследование.

— Вонн. Майор Вонн.

Они ехали между высокими скалами, там где жили орлы, и искали маркизу и Палача.


***

El Matarife, как и Ангел, был раздражен, лишившись возможности совершать налеты и грабить, как он мог бы делать на юге. Эти высокогорные долины были слишком бедны, здесь было слишком мало французов, которых можно заманить в засаду, и нечего было взять в нищих деревнях. У него осталось лишь два французских военнопленных для его любимого развлечения.

Новости об англичанине доставили ему трое из его людей. El Matarife сидел в таверне — или в том, что могло сойти за таверну в этом убогом месте, — и он сердился на своих людей, словно они были виноваты в появлении англичанина.

— Он сказал, что хочет говорить со мной?

— Да.

— Он не говорил почему?

— Только то, что его генерал послал его.

El Matarife проворчал:

— Не ко времени, а?

Его лейтенанты кивнули. Веллингтон посылал гонцов к другим вожакам партизан, прося о сотрудничестве, и Палач предположил, что настала его очередь.

Но он не был уверен в этом. В женском монастыре, в тысяче футов выше долины, была La Puta Dorada. Ее привез его брат, который предупредил El Matarife, что французы могут искать ее, но инквизитор ничего не сказал ни о каком англичанине. El Matarife мог понять мужчину, ищущего эту женщину. Он видел ее в карете — и даже со спутанными волосами и в слезах она была красива.

— Почему ее отдают монахиням? — спросил он.

Его брат огрызнулся на него.

— Она должна принять постриг, разве ты не понимаешь?! Это должно быть законно! Она должна стать монахиней! Она должна принять постриг, тогда все остальное не имеет значения!

Инквизитор оставил своему брату инструкции, что никого нельзя подпускать близко к женскому монастырю и что если кто-нибудь будет спрашивать о маркизе, он должен отрицать ее присутствие. Она должна быть заточена, забыта и оставлена Христу.

Теперь El Matarife задавался вопросом, приехал ли англичанин в поисках Золотой Шлюхи.

— Как его зовут?

— Вонн. Майор Вонн.

— Он пришел один?

— С ним только мальчишка.

Один из его лейтенантов видел беспокойство на лице El Matarife и пожал плечами:

— Просто убей его. Кто узнает?

— Ты — дурак. И мать твоя лизала задницу. — El Matarife разворошил огонь в очаге острием сабли. В этих высоких долинах было холодно, и огонь в главной комнате таверны давал немного тепла. Он оглянулся на своих людей, которые говорили с англичанином прошлой ночью. — Он ничего не говорил про женщину?

— Нет.

— Вы уверены, что он англичанин? Не француз?

Мужчины пожали плечами.

El Matarife выглянул в окно, наклонившись так, что он мог видеть в вышине край огромного серого утеса, где громоздился женский монастырь Поднебесье. Предполагалось, что присутствие маркизы в этом холодном здании было тайной, хотя El Matarife лучше чем кто-либо другой знал, что нельзя сохранить тайну в сельской местности в Испании. Кто-нибудь да проговорится.

Он мог бы убить англичанина, но это было бы крайней мерой. Англичане были источником золота, пушек и боеприпасов, выгружая их тайно по ночам на северном побережье. El Matarife подозревал, что если англичанин будет убит, то ему могут предъявить счет — в наказание на его людей будут охотиться другие партизаны; и все же, если понадобится, ему придется убить англичанина, хотя он предпочел бы отпустить его, удовлетворив его любопытство и рассеяв его подозрения, чтобы без помех продолжить свою утомительную караульную службу.

— Где этот майор Вонн?

— За двумя мостами отсюда.

— Приведите его сегодня вечером. — Палач посмотрел на одного из своих лейтенантов. — Приведите военнопленных. Мы развлечем нашего англичанина.

— Женщину тоже?

— Особенно ее. — El Matarife улыбнулся. — Если он приехал за женщиной, тогда он ее получит! — Он рассмеялся. Он дурачил французов в течение четырех лет, и теперь он одурачит англичанина. Он приказал принести вина и стал ждать наступления ночи.


***

Ночь стремительно укутала тьмой долины ниже женского монастыря Поднебесье. Когда верхушки пиков были все еще озарены красным светом уходящего дня, у таверны, которую El Matarife называл своим штабом, было уже темно. Перед таверной был клочок утоптанной земли, освещенный чадящими факелами. Молчаливые проводники провели Шарпа и Ангела к этому месту.

На землю была брошена цепь. Она лежала там — десять футов ржавых звеньев, и у ее дальнего конца, напуганный и одетый только в рваные брюки, стоял пленный.

Партизан поднял цепь и закрепил петлей один конец на левом запястье пленного. Он затянул узел покрепче, подергал, чтобы удостовериться, что он не развяжется, затем отошел. Он снял с пояса длинный нож и бросил его к ногам пленного.

Один из мужчин, которые привели Шарп в это место, усмехнулся стрелку.

— Француз. Ты увидишь его смерть, англичанин.

Второй человек вышел вперед — неповоротливый человек, который сбросил с плеч плащ. Его появление вызвало аплодисменты наблюдающих партизан. Человек повернулся к Шарпу, и стрелок увидел лицо, которое сначала показалось неестественным — как если бы оно принадлежало полуживотному-получеловеку. Шарп слышал, как его солдаты рассказывают истории про оборотней — днем они люди, а ночью звери, — и этот человек, возможно, был оборотнем. Его щеки так густо заросли бородой, что остался только маленький промежуток между бородой и волосами на голове, из которого два маленьких, хитрых глаза смотрели на Шарпа. Человек улыбнулся:

— Привет, англичанин.

— El Matarife?

— Конечно. Наше дело может подождать?

Шарп пожал плечами. Партизаны наблюдали за ним, усмехаясь. Он понимал, что представление дается в его честь.

El Matarife наклонился, взял свободный конец цепи, и обернул его вокруг левого запястья. Он снял с пояса длинный нож — такой же, как у француза.

— Я сосчитаю пути твоей смерти, свинья.

Француз не понимал слов. Но он понял, что он должен бороться, и он облизал губы, поднял нож и ждал, покуда El Matarife отступал, так что цепь, поднявшись с земли, туго натянулась между ними. El Matarife потянул цепь на себя, вынудив француза шагнуть вперед. Пленный потянул назад, и партизаны засмеялись.

Шарп видел, что многие из партизан, вместо того, чтобы наблюдать странную борьбу, наблюдали за ним. Они проверяли его. Они знали, что англичане обращаются с военнопленными достойно и хотели понять, что за человек Шарп. Дрогнет ли он, видя это представление? Если дрогнет, то потеряет лицо.

El Matarife посмотрел на Шарпа, потом внезапно дернул цепь, остановив пленного. Партизан надвигался, держа нож низко, а француз отчаянно размахивал своим лезвием, и Шарпу показалось, что француз должен был нанести партизану рану, но когда El Matarife отошел, он был невредим. А у пленного была порезана левая рука. Кровь капала с цепи.

— Una, — сказал El Matarife.

— Una, — эхом откликнулись его люди.

Шарп наблюдал. Вожак партизан был быстр. Он был мастером в этом виде борьбы. Шарп сомневался, видел ли он когда-либо человека столь быстрого с ножом. Бородатое лицо улыбалось.

Француз внезапно бросился вперед, скрутив цепь так, чтобы накинуть ее петлей на шею противника.

El Matarife засмеялся, уклонился, и нож ярко блеснул в свете факелов.

— Dos.

Француз качал головой. На лбу выступила кровь.

Цепь раскачивалась между ними. El Matarife сделал еще один шаг назад. Звенья слегка позванивали, цепь натягивалась — на сей раз El Matarife тянул упорно, подтаскивая француза к себе как на буксире. Военнопленный облизывал губы. Он держал нож низко, взгляд был напряженным. Он пытался спланировать ход схватки, и El Matarife был готов позволить ему планировать сколько угодно. В этом виде борьбы Палач был эксперт. Он не боялся ни француза, ни любого человека, который не обучался драться ножом на привязи.

Француз внезапно дернулся назад, вложив рывок весь своей вес, и El Matarife, смеясь, быстро шагнул вперед, так что француз, захваченный врасплох, упал на спину.

Палач потянул за цепь, волоча человека по земле, то потягивая, то дергая, смеясь над пленным, беспомощным, как рыба на крючке, выброшенная на землю; потом El Matarife шагнул вперед и пнул ногой в черном сапоге по левому предплечью француза.

Шарп услышал треск кости и душераздирающий вопль пленного.

— Tres, — сказал El Matarife. Он отступил далеко, чтобы позволить французу встать. Военнопленный, казалось, вот-вот потеряет сознание. Ему было больно. Его рука была сломана, и каждый рывок цепи теперь был мукой. Пленный посмотрел на своего мучителя и внезапно нанес удар ножом, рывком поднимаясь с коленей, но El Matarife просто засмеялся и двинул рукой с ножом быстрее, чем мог уследить глаз.

— Cuatro.

Кровь выступила на тыльной стороне руки француза.

Шарп посмотрел на стоящего рядом проводника.

— Как долго это продолжается?

— По крайней мере тридцать ударов, англичанин. Иногда сто. Вам не нравится это, а? — Человек рассмеялся.

Шарп не отвечал. Медленно, очень медленно, так, чтобы никто не мог видеть, что он делает, он наклонился вперед и нашел правой рукой замок винтовки, вложенной в седельную кобуру. Спокойно и медленно он отводил курок назад, пока не почувствовал, что тот взведен полностью.

Француз теперь стоял на ногах. Он знал, что с ним играют, что его противник — мастер в этом виде борьбы, что удары последуют снова и снова, пока все его тело не будет пронизано болью, пока он не истечет кровью. Он напал на Палача, размахивая ножом налево и направо, пытаясь уколоть его в припадке безумного отчаяния, а El Matarife, который, несмотря на его большой вес, двигался легко и быстро, казалось, танцевал, уклоняясь от каждого нападения. Он смеялся, не пользуясь своим ножом, а затем, когда безумие француза иссякло, нож ринулся вперед.

Толпа приветствовала его. Нож, с отвратительной точностью выколол один глаз военнопленного. Человек кричал, раскачиваясь, но нож так же точно достал его другой глаз.

— Seis, — смеялся El Matarife.

— Bis! — кричали его люди.

Испанец, стоявший возле Шарпа, посмотрел на стрелка.

— Теперь удовольствие только начинается, англичанин.

Но Шарп вытащил винтовку из кобуры, вскинул к плечу и потянул спусковой крючок.

Пуля вошла между ослепленными глазами, отбросив мертвого француза на землю, залитую его кровью.

Наступила тишина.

Шарп убрал ружье назад в кобуру и пришпорил Карабина. Ангел сжался от страха. С дюжину партизан вокруг площадки взвели курки своих мушкетов, в то время как дым от винтовки рассеивался над трупом.

Шарп остановил коня возле разозленного бородача. Он поклонился ему, сидя в седле.

— Теперь я могу рассказывать, что я дрался с французами вместе с великим Matarife.

El Matarife смерил взглядом англичанина, который испортил ему развлечение. Он знал, почему англичанин стрелял в пленного — потому что англичанин брезглив; но сделав это, англичанин бросил вызов El Matarife перед лицом его собственных людей. Теперь, тем не менее, этот майор Вонн предложил спасительную формулу.

El Matarife засмеялся.

— Вы слышали это? — Он отвязал цепь, и помахал своим подчиненным. — Он говорит, что он дрался вместе со мной, а? — Его люди смеялись, а El Matarife смерил англичанина взглядом. — Итак, почему вы здесь?

— Чтобы передать вам наилучшие пожелания от Generalissimo.

— Он слышал обо мне? — El Matarife положил на плечо секиру.

— Кто не слышал об El Matarife?

Напряженность спала. Шарп знал, что он провалил одно испытание, отказываясь наблюдать за пытками ослепленного человека, но убив француза, он заработал себе некоторое уважение. И был удостоен выпивки. Его привели в таверну, приказали подать вино, и они сидели, обмениваясь тостами, пышными и лживыми, но необходимыми в качестве предисловия к предстоящему делу.

Они пили в течение двух часов в главной комнате таверны, где становилось все более дымно по мере того, как тянулся вечер. Была предложена и еда: ломоть козлиного мяса в жирном соусе, которое Шарп поглотил с жадностью. Именно после ужина El Matarife, закутанный в плащ из волчьего меха, снова спросил, зачем англичанин приехал.

Шарп слепил историю, наполовину основанную на правде, — историю о том, что британская армия наступает на Бургос и погонит французов обратно по Главной дороге. Он приехал, объяснил Шарп, потому что Generalissimo хотел иметь гарантию, что каждый партизан будет на этой дороге, чтобы отвлекать отступающих и помогать убивать французов.

— Каждый партизан, англичанин?

— Но особенно El Matarife.

El Matarife кивнул: в том, что сказал Шарп, не было ничего, что вызвало бы подозрения. Его мужчины были взволнованы мыслью о сражении, предстоящем на Главной дороге, и о добыче, которую можно будет взять у отставших во время марша французов. Палач палочкой ковырялся в зубах.

— Когда придут британцы?

— Они уже идут. Солдаты заливают равнины как наводнение. Французы убегают. Они бегут к Витории. — Это было едва ли верно. Шарп видел только, что французы отступили к Бургосу, и если кампания этого года будет похожа на предыдущую, то они займут оборону в городе-крепости. Однако эта ложь убедила El Matarife.

— Вы скажете вашему генералу, что мои люди помогут ему. — El Matarife величественно обвел рукой комнату.

— Он будет удовлетворен. — Шарп вежливо передал бурдюк с вином. — Все же ему будет интересно узнать об одной вещи.

— Спрашивайте.

— В этих горах нет никаких французов, и все же вы здесь.

— Я скрываюсь от них, я позволяю им думать, что я ушел, и когда они празднуют мой уход, я возвращаюсь! — Он засмеялся.

Шарп засмеялся вместе с ним.

— Вы — умный человек.

— Скажите вашему генералу это, англичанин.

— Я скажу ему это. — Шарп чувствовал, что его глаза слезятся от густого табачного дыма. Он посмотрел на Ангела. — Мы должны идти.

— Уже? — El Matarife нахмурился. Он был более чем убежден, что англичанин пришел не за женщиной, и он наслаждался лестью, которая произвела впечатление на его людей. — Вы уже уходите?

— Спать. Завтра я должен ехать к своему генералу с этими новостями. Ему не терпится услышать о вас. — Шарп сделал паузу, откинувшись на спинку стула и вытащив из кармана клочок бумаги. Это был приказ от полковника Лероя о починке походных котелков, но никто в этой комнате не догадается об этом. Он прочитал это, нахмурился, затем обратился к Палачу. — Я чуть не забыл! Вы охраняете La Puta Dorada? — Он заметил вновь возникшую напряженность по внезапно наступившей в ответ на его слова тишине. Шарп пожал плечами. — Это не важно, но мой генерал спросил меня, и я спрашиваю вас.

— Что о ней?

Шарп свернул листок бумаги и бросил его в огонь.

— Мы слышали, что ее привезли сюда.

— Вы слышали?

— Все, что делает El Matarife, важно для нас. — Шарп улыбнулся. — Понимаете, мы хотели бы поговорить с нею. Она должна знать о французской армии многое, что помогло бы нам. Generalissimo полон восхищения, что вы захватили столь важного шпиона.

Выказанное уважение, казалось, успокоило подозрительного бородача. Медленно, очень медленно El Matarife кивнул.

— Вы хотите поговорить с ней, англичанин?

— Один час.

— Только поговорить? — В комнате раздался довольный смех.

Шарп улыбнулся.

— Только поговорить. Один час, не больше. Она находится в женском монастыре?

El Matarife был все еще убежден, что миссия Шарпа состояла в том, чтобы обеспечить его помощь в летней кампании. Было неприятно, что англичане узнали о присутствии женщины в горах, но он поверил англичанину, когда тот сказал, что он хочет просто поговорить. Кроме того, как могли один англичанин и мальчишка-испанец отбить ее у такого количества партизан? El Matarife улыбнулся, зная, что он должен удовлетворить просьбу майора Вонна. Просто отрицать, что маркиза в этих горах, означало бы рисковать тем, что англичанин будет искать ее сам. Он махнул одному из его людей, который вышел из прокуренной комнаты таверны, и обернулся к Шарпу.

— Вы встречали ее прежде, майор Вонн?

— Нет.

— Вам она понравится. — Палач рассмеялся. — Но она не в женском монастыре.

— Нет?

Еще больше вина было предложено Шарпу. Палач довольно улыбался.

— Она здесь.

— Здесь?

— Я услышал, что вы едете, англичанин, и я подумал, что я помогу вашему генералу, если позволю вам поговорить с нею. У нее есть много что сказать вам о вашем противнике. Я хотел подождать, спросите ли вы о ней, и если бы вы не спросили, тогда я удивил бы вас!

Шарп улыбнулся.

— Я скажу моему генералу о вашей помощи. Он захочет вознаградить вас. — Он изо всех сил пытался не выказать своего волнения и испуга. Мысль об Элен во власти этого животного была ужасна, мысль о том, что он может забрать ее отсюда, обнадеживала, но он не осмеливался показать это. К тому же к нему постоянно возвращалась пугающая мысль, что она ничего не знает, что для нее смерть ее мужа такая же тайна, как для Шарпа, и все же, если надеялся восстановить свое звания и спасти свою карьеру, он должен задать ей эти вопросы. — Вы приведете ее в эту комнату?

— Я дам вам комнату, чтобы поговорить с ней, англичанин.

— Я благодарен вам, Matarife.

— Отдельная комната, майор! — El Matarife засмеялся и сделал непристойный жест. — Возможно, когда вы увидите ее, вам захочется чего-то большего, чем поговорить?

Приступ смеха El Matarife был прерван криком снаружи таверны и звуком шагов. Дверь черного хода распахнулась, и кто-то кричал, что El Matarife должен выйти как можно быстрее.

Палач направился к двери, Шарп следом за ним, комната была полна мужчин, кричащих, чтобы принесли факел, Шарп выглянул и увидела свет у сломанного навеса, который использовался как конюшня. Мужчины бежали к навесу с факелами, и Шарп пошел с ними. Он протолкался через толпу и остановился в дверном проеме. Его чуть не вырвало, столь внезапен был шок, и его следующим побуждением было выхватить палаш и вырезать эти животных, которые толпились в маленьком дворике вокруг него.

Девушка висела под навесом. Она была обнажена. Ее тело было испещрено узором из мерцающих ручейков крови, крови достаточно свежей, чтобы еще блестеть, и все же не настолько свежей, чтобы продолжать течь.

Она повернулась на веревке, которая стягивала ее шею.

El Matarife выругался. Он ударил человека, который утверждал, что девушка совершила самоубийство.

Тело замерло, тонкое и белое. На бедрах и на животе между ручьями крови темнели синяки, которая спускались к ее лодыжкам. Ее руки были тонкими и белыми, ногти сломаны, но все еще со следами красной краски. В волосах была солома.

Люди кричали все разом. Они заперли девушку здесь, и она, должно быть, нашла веревку. Голос El Matarife перекрыл другие голоса, он проклинал их — проклинал за их глупость, за их небрежности. Он обернулся к высокому англичанину.

— Они — дураки, señor. Я накажу их.

Шарп заметил, что впервые Палач назвал его señor. Он смерил взглядом лицо, которое когда-то было прекрасно.

— Накажите их хорошенько.

— Я накажу! Я накажу!

Шарп отвернулся.

— И похороните ее по-христиански!

— Да, señor. — Палач пристально вглядывался в англичанина. — Она была красива, да?

— Она была красива.

— Золотая Шлюха. — El Matarife медленно выговорил эти слова, как если бы произнес эпитафию. — Вы не сможете поговорить с нею теперь, señor.

Шарп посмотрел на висящее тело. На грудях были царапины. Он кивнул и сказал как можно спокойнее.

— Я поеду на юг этой ночью.

Он отвернулся. Он знал, что люди El Matarife наблюдают за ним, но он не покажет виду. Он крикнул Ангел, чтобы тот вывел лошадей.

Он остановился за милю от маленькой деревни. Память о повешенном, поворачивающемся теле была болезненна. Он думал о своей мертвой жене, о крови на ее горле. Он думал о пытках, которые вынесла мертвая женщина в конюшне, о последних ужасных минутах ее жизни. Он закрыл глаза, чувствуя дрожь во всем теле.

— Мы возвращаемся теперь, señor? — Шарп услышал печаль в голосе Ангела из-за того, что их миссия обернулась неудачей.

— Нет.

— Нет?

— Мы идем в женский монастырь. — Они видели монастырь перед закатом — это здание, казалось, висевшее на краю плато. — Мы поднимаемся туда сегодня вечером.

Он открыл глаза, обернулся в седле и посмотрел назад. Никто не следовал за ними от таверны.

— Мы идем в женский монастырь? Но она мертва!

— Они называли шлюху золотой. — Голос Шарпа был злобным. — Золотой из-за ее волос, Ангел, а не из-за денег. Кем бы ни была та девушка, она не была маркизой.

Но кем бы ни была девушка с черными волосами, та, чье тело висело, окровавленное и бледное, в конюшне, она была мертва — и недавно мертва, и Шарп знал, что девушка умерла, потому что он спросил о маркизе. Она умерла для того, чтобы Шарп уехал из этой долины спокойный, убежденной, что маркиза мертва. Он ударил каблуками, разворачивая Карабина, и поехал к темной горе. Он чувствовал комок в горле, потому что неизвестная девушка была мертва, и он обещал ее духу, что всюду, где только можно, будет мстить за нее. Он ехал в гневе, он поднимался к женскому монастырю Поднебесье и планировал спасение и битву.


Глава 11


Словно наступила зима — так холодно и туманно было на плато. На такой высоте туман превращается в низкое облако, грозящее дождем. Только мокрые листья немногих чахлых берез доказывали, что лето не совсем чуждо этому возвышенному, странному, пугающему месту.

Шарп не спал. Он планировал сражение, которое, он понимал, будет неизбежно, как только El Matarife обнаружит, что он не миновал стражей у двух мостов. На рассвете он разведал край плато, рассматривая сквозь туман крутые склоны горы.

Шарп не велел Ангелу идти с ним до самой плоской вершины горы. Он оставил мальчишку в тылу — с обеими винтовками и тщательно продуманными инструкциями.

Ангел был взволнован.

— Это — святое место, señor.

— Доверься мне, Ангел, просто доверься мне.

Шарп поднялся на плато с двумя лошадями, опасаясь, что ужасное, отчаянное предприятие, которое он запланировал, может оказаться бесполезным. Он будет драться с партизанами, он оскорбит церковь — и все ради женщины, у которой нет ответов, которые спасут его карьеру и откроют тайну Хогану.

Ангел пожелал ему удачи, но мальчишка был обеспокоен.

— Мы должны драться с ними, сеньор?

Он говорил о партизанах.

— Чтобы победить Францию — да.

Это была ложь — или, по крайней мере, Шарп не знал, была ли это правда. И все же Ангел, который доверял англичанам, поверил ему.

Теперь, когда в сумраке рассвета стала видна мокрая трава на плато и серые облака, цепляющиеся за чахлые деревья, Шарп скакал к женскому монастырю. Он был один на этом плоскогорье.

Женский монастырь Поднебесье заслужил свое название. Он было построен на самой высокой точке этой горной гряды, и казалось, что здание лишь каким-то чудом удерживается на краю пропасти. Монастырь был построен в те дни, когда мусульмане гнали христиан на север, когда молитвы христиан должны были возноситься на возвышенных местах, которые могли быть защищены христианскими мечами. Стены женского монастыря не имели окон. Они были серыми как скалы, залитые дождем, — настоящая крепость для женщин. В ее похожих на тюремные стенах была только одна дверь.

Шарп постучал и пождал. Он постучал снова, затем стал барабанить в дверь камнем, выбивая искры из железных гвоздей с квадратными шляпками, которыми были сколочены толстые доски. Он слышал, как стук разносится по всему зданию, но никто не откликался.

Он ждал. Туман плыл вдоль плато. Лошади, привязанные к большому камню, наблюдали за ним. Капли дождя блестели на седлах, словно бисер.

Он пнул дверь, выругался, затем нашел камень побольше, которым он грохотал по дереву, словно батарея полевой артиллерии в бою. Раздался щелчок.

В одном из двух полотнищ двери был маленький ставень, защищенный ржавой железной решеткой, и этот ставень отодвинулся в сторону. Он увидел глаз, уставившиеся на него. Он улыбнулся и сказал самым вежливым тоном.

— Я приехал, чтобы увидеть маркизу де Казарес эль Гранде и Мелида Садаба.

Глаз мигнул, ставень скользнул на место, и больше ничего не произошло. Он ждал.

Внутри большого здания стояла тишина. Ни грохота отодвигаемых засовов на дверях, ни шагов или голосов, звучащих вдалеке. На мгновение он усомнился не был ли глаз за ставнем видением, столь тихим было серое здание. Оно, казалось, спало здесь в течение тысячи ничем не отмеченных лет, и его стук был преступлением против Вечности.

Он нашел еще больший обломок скалы, который ему пришлось держать двумя руками, он принес его к двери, аккуратно размахнулся и ударил в то место, где сходились два полотнища. Он молотил им снова и снова, видя как от левого полотнища отлетают щепки с каждым ударом, и звук ударов был ужасен, отдаваясь эхом по всему монастырю, и он задавался вопросом, что подумает Патрик Харпер, если узнает, что его друг ломился в женский монастырь. Шарп почти слышал, как тот говорит с ольстерским акцентом: «Боже, храни Ирландию!»

Камень ударил снова, дверь дернулась назад, и он увидел железный засов, который был согнут, но все еще держал. Он бил снова, ругаясь при каждом ударе, и несмотря на холодное утро пот выступил у него по всему телу, и он бил огромным камнем со всей силы в слабое место на двери, и полотнище наконец развалилось, железный брус сломался, и он мог проникнуть в женский монастырь.


***

На много миль к западу, вдоль края большой равнины, армия была на марше. Батальон за батальоном, батарея за батареей — всё двигалось в восточном направлении, с кавалерией в авангарде, ищущей отступающих французов.

Маркиз Веллингтон, испанский гранд, герцог де Сьюдад Родриго и герцог да Виктория (Португалия), смотрел на дождевые облака на севере и хмурился.

— Они движутся на юг?

— Я не думаю, милорд, — сказал адъютант.

Генерал ехал верхом. Он привел армию в движение и он вел ее на восток. Он молился о том, чтобы дождь не размыл дороги и не замедлил движение. Французам нельзя дать время, чтобы объединить их армии в Испании против него. Он посмотрел на человека, который ехал по левую сторону от него.

— Ну?

Майор Хоган перечислил новости этой ночи, донесения, которые прибыли из враждебного государства. Новости были насколько хорошими, насколько можно было ожидать, хотя Хоган не мог сказать с уверенностью, была ли крепость в Бургосе подготовлена к длинной осаде.

— Узнайте! Узнайте! — приказал Веллингтон. — Это все?

Его тон выдавал, что он надеялся, что это так.

— Еще одно, милорд. — Хоган глубоко вздохнул. — Кажется, маркиза де Казарес эль Гранде была арестована духовными властями. Я слышал, что она находится в женском монастыре.

Веллингтон уставился на Хогана, будто задавался вопросом, почему тот потрудился сообщить ему такую тривиальную новость. Их лошади шли шагом. Генерал нахмурился.

— Шарп? — Он издал свое обычное фырканье, не то смех, не то кашель. — Это остановит его, а? Лисица забралась в нору!

— Разумеется, милорд.

Генерал снова посмотрел на облака. Ветер, похоже, задувал с востока. Он нахмурился.

— Он ведь не до такой степени проклятый идиот, чтобы ворваться в женский монастырь, а, Хоган?

Хоган был уверен, что ради женщины Шарп именно это и сделает, но было не самое подходящее время, чтобы говорить это.

— Я уверен, что нет, милорд. Об этом я не беспокоюсь.

— А о чем вы беспокоитесь? — Тон Веллингтона намекал, что Хогану лучше не тратить понапрасну его время.

— Арест предполагалось держать в секрете, милорд, но слухов было не избежать. Кажется, какая-то французская кавалерийская часть пошла на север, чтобы искать ее.

Веллингтон рассмеялся.

— Пусть они ворвутся в женский монастырь!

— Именно, милорд.

— Пусть ворвутся туда, вместо того, чтобы драться с нами, а? Значит, Бонапарт решил объявить войну монахиням, не так ли?

— Я беспокоюсь, милорд, из-за Шарпа. Если этот генерал Вериньи захватит его… — Хоган пожал плечами.

— Мой Бог, только не это! — Голос Веллингтона был настолько громок, что оглянулись проходящие мимо солдаты. — У Шарпа хватит здравого смысла, чтобы не попасться, не так ли? С другой стороны, зная, каков проклятый дурак, возможно, что и нет. Однако мы ничего не можем поделать с этим, Хоган.

— Нет, милорд.

Генерал кивнул полковнику батальона, который они миновали, походя похвалил его солдат, затем снова посмотрел на Хоган.

— Шарп не должен ворваться в этот проклятый женский монастырь, Хоган. Я уверен, что проклятые лягушатники поймают его!

— Боюсь, что он все равно сделает это, милорд.

Веллингтон нахмурился.

— Ему придется это сделать, друг мой. Вы знаете это, и я тоже. Мы можем только надеяться. — Разговор о Шарпе, похоже, раздражал Веллингтона. Генерал больше не верил, что в смерти маркиза заключалась тайна — наступление в Испанию и неясно намеченные контуры летней кампания, казались ему куда важнее. Он кивнул ирландцу. — Держите меня в курсе, Хоган, держите меня в курсе.

— Непременно, милорд.

Хоган придержал свою лошадь. Маркиза была заточена в женский монастырь, и его друг в силу этого был обречен. Французский кавалерийский полк вышел на охоту в горы, а у Шарпа был только мальчишка, чтобы защитить его. Шарп был обречен.


***

За пределами женского монастыря Поднебесье было серо и голо. Внутри все блистало роскошью. Полы в прихожей, выстланные узорными плитками, стены, покрытые золотой мозаикой, расписной потолок. На стенах картины. Напротив него, одна в похожем на пещеру проходе, стояла женщина в белых монашеских одеждах.

— Уйдите.

Было довольно наивно сказать такое человеку, который только что провел двадцать минут, взламывая дверь. Шарп переступил через камень, который упал на порог, и улыбнулся ей.

— Доброе утро, мадам. — Он одернул куртку и вежливо снял кивер. — Я хочу поговорить с маркизой де Казарес…

— Ее здесь нет. — Женщина была высокого роста, возраст украсил ее лицо, морщинами. Она держалась с достоинством, которое заставило Шарпа почувствовать себя бедняком.

Он сделал шаг вперед, стук его сапог казался неестественно громким в напоминающей пещеру прихожей.

— Вы вынудите меня привести сюда моих людей и обыскать весь монастырь.

Ему показалось правильным сказать это. Женщина, что было вполне понятно, была напугана вторжением одного мужчины в это здание, куда не мог войти ни один мужчина, кроме священника. Она, конечно, испугалась бы целой роты солдат.

Она смотрела на него, прищурясь.

— Кто вы?

Правда была не к месту. Когда разойдутся слухи об англичанине, который ворвался в женский монастырь, кому-то придется расплачиваться. Шарп улыбнулся.

— Майор Вонн.

— Англичанин?

Он думал о том, как часто Веллингтон настаивал в своих приказах, что британцы должны уважать римско-католическую церковь в Испании. Ничто, был уверен генерал, не может быть более разрушительным для альянса, чем оскорбление религии испанцев. Шарп улыбнулся.

— Нет, мадам. Американец.

Он надеялся, что полковник Лерой простит эту ложь, и он был рад, что не носит красный мундир, который, как все думали, был единственной формой в армии Великобритании.

Она нахмурилась.

— Американец?

— Я проделал длинный путь, чтобы видеть маркизу.

— Почему вы хотите видеть эту женщину?

— Политическое дело. — Он надеялся, что его испанский язык достаточно правилен.

Она покачала головой.

— Ей нельзя никого видеть.

— Ей надо увидеть меня.

— Она — грешница.

— Как и все мы. — Шарп задавался вопросом, с какой стати он должен вести теологическую светскую беседу с матерью-настоятельницей. Он предполагал, что она — мать-настоятельница.

— На нее наложена епитимья.

— Я хочу только поговорить с нею.

— Церковь приказала что никто не должен видеть ее.

— Я приехал из Северной Америки, чтобы увидеть ее. — Ему понравилась его ложь. Даже этого отдаленного женского монастыря должны были достигнуть новости, что американцы присоединились к войне, которая пылала в мире. — Мой президент требует, чтобы я увидел ее. Он пошлет много денег в Рим, если я смогу увидеть ее. — Почему бы нет, думал он? Американцы объявили войну Великобритании, так почему бы Папе римскому не объявить войну Америке? Он продолжал украшать свою ложь. — Много, много золотых монет.

— Видеть ее — против закона Божьего.

— Бог простит мне.

— Вы — грешник.

Шарп нахмурился.

— Я — американец!

Мать-настоятельница повернулась к нему спиной, отрезав напоследок:

— Вы не можете видеть ее. Уйдите.

Она направилась к двери, и Шарп испугался, что ему придется пробиваться через новый барьер, в то время как ему были нужны силы, чтобы драться с El Matarife.

Он рванулся вперед, его сапоги стучали по узорным плиткам, и шум заставил женщину обернуться. Впервые она выказала страх. На мгновение показалось, что она попытается остановить его, потому она вынула свои тонкие руки из-под полосы белой ткани, которая свисала с ее шеи, но когда он подбежал ближе, она отступила в сторону и схватила медный колокольчик, который стоял на темном дубовом столе. Шарп думал, что она собирается ударить его колокольчиком, но вместо этого она начала звонить в него. Она бежала от него через дверь, и колокольчик звенел, предупреждая монахинь, чтобы они прятались.

Он преследовал ее. Он чувствовал себя как дикий кот в курятнике. Он был на верхнем этаже двойной аркады, и звук колокольчика побуждал одетых в белое женщин к отчаянному бегству к лестницам и дверям. Несмотря на их отчаянное бегство, все они молчали, только колокольчик гремел, говоря Шарпу, что он не был поражен глухотой в наказание за его ужасный грех. Его голос был единственным в этом месте.

— Элен!

Перед ним на выбор было с дюжину дверей. Где-то в недрах здания все еще гремел колокольчик. Он решил следовать за ним.

— Элен! Элен!

Он оказался в длинном коридоре с развешенными на стенах огромными, мрачными картинами, которые изображали мучения грешников, вроде того, о котором предупреждал колокольчик монахини. Коридор пропах плохим мылом.

Он заглянул в открытые двери. В часовне собрались монахини — они сидели спиной к нему, их одежды дрожали в такт рукам, перебиравшим четки. Свечи мерцали.

— Элен?

Никакого ответа. Колокольчик все еще звонил. Он побежал вниз по лестнице и услышал шлепанье ночных туфель по каменным ступенькам. Он задавался вопросом, кто ремонтирует эти старые здания. Монахини сами штукатурят стены и устанавливают новые балки? Или все же мужчинам позволяют войти, чтобы сделать тяжелую работу, так же как священник, несомненно, посещает их, чтобы причастить.

— Элен!

Он заглядывал в открытые двери пустых келий, блуждая в лабиринте узких коридоров и сырых комнатушек. Он заглянул в очередную открытую дверь и к собственному удивлению оказался в ванной. Женщина, одетая в белое льняное одеяние, сидела в бадье с водой. Она уставилась на него, разинув рот, и он закрыл дверь прежде, чем ее крик оглушил его.

Он прошел через другую дверь и оказался в окруженном стеной огороде. Небо было затянуто серыми облаками. Шел дождь, заливая нескольких тощих цыплят, которые сгрудились в дальнем углу огорода.

— Элен!

Вернувшись в женский монастырь, он нашел столовую — длинные ряды столов с убогими металлическими мисками. Дева Мария на огромной картине возводила очи к потолку.

— Элен! Элен!

И на сей раз в ответ раздался крик — первый человеческий голос, который услышал Шарп с тех пор, как мать-настоятельница схватила медный колокольчик, и Шарп пересек большой зал, чтобы заглянуть в открытую дверь возле пустого, холодного очага.

Куриная тушка пролетела в дюйме от его головы. Она была только наполовину ощипана, и перья посыпались на плечо куртки стрелка.

Он был в огромной кухне, под сводчатым каменным потолком, почерневшим за столетия от дыма, и перед ним сгрудились с дюжину монахинь, явно не испытывающих того страха, который охватил остальную часть женского монастыря. Полуощипанного цыпленка швырнула огромная женщина с лицом, похожим на окорок, с ручищами как тросы понтона, которая схватила второго цыпленка и размахнулась.

Шарп нырнул. Курица ударилась об стену позади него.

— Элен!

Он увидел ее, и даже здесь, в заточении, одетая в серое, она покоряла своей красотой. У него остановилось дыхание и сердце заколотилось в приступе желания.

Овдовевшая маркиза де Казарес эль Гранде и Мелида Садаба уставилась на него. Она была одета в бесформенное серое одеяние, волосы стянуты серой тряпкой, на лице ни следа косметики. Монахиня, которая держала ее, зажимала ей рот рукой, но Элен, должно быть, вонзила зубы в ладонь женщины, так что рука отдернулась.

— Ричард! — Ее глаза расширились, словно она увидела привидение.

Большое дряблое ядро из теста полетело в него, он нырнул снова и двинулся вперед, и монахиня, которая начала артобстрел, подняла скалку, размером с орудийную ось. Шарп игнорировал ее. Он смотрел на монахиню, державшую маркизу.

— Отпусти ее…

Огромная рука поднимала скалку. Вот баба, думал Шарп, такая здоровенная, что могла бы составить пару Патрику Харперу. Хорошо, что она выбрала Церковь, иначе она превратила бы жизнь какого-нибудь бедняги в пылающий ад. Она подступала к нему без намека на страх на лице, скалка готова была нанести удар.

И как он должен сражаться с монахиней? Он не мог вытащить палаш и не осмеливался ударить ее кулаком, но один удар скалки расколет ему череп. Маркиза все еще боролась. Она, казалось, поняла его тяжелое положение и крикнула ему по-испански:

— Сними брюки!

Предложение озадачило женщину, и Шарп использовал паузу, чтобы переместиться вправо и схватить за шею неощипанного цыпленка. Он раскрутил тушку, швырнул, и наполовину вытащенные потроха полетели, разбрызгивая кровь, через кухню и шлепнулись женщине в лицо; она зарычала, подняла скалку, и Шарп услышал крики других монахинь. Он посмотрел на тяжелое орудие, нырнул, сделал шаг в сторону и побежал к связанной маркизе. Его рывок испугал ее тюремщицу, она отпустила Элен, и Элен побежала отчаянно к Шарпу.

— Сюда!

Скалка миновала его тело на дюйм, задев рукав, после чего монахиня ударила ею по столу с грохотом, который мертвого бы поднял из гроба.

— Шевелись! — В его руке была рука маркизы, они бежали, а скалка пролетела мимо его головы и раскололась о дверь кухни.

Они бежали. Другой цыпленок ударил его в спину, что-то металлическое лязгало на каменных плитах позади него, но он уже был в столовой, в его руке была рука Элен, и он тащил ее к дальнему углу. Он смеялся, она смеялась — а где-то в глубине женского монастыря все еще звонил колокольчик.

Это, думал он на бегу, будет трудное отступление. Он проник глубоко во враждебное государство, захватил приз, и теперь должен вернуться к выходу. Но никто, казалось, не пытался помешать их исходу, и огромная монахиня с кухни не решилась их преследовать. Он посмотрел на женщину, бежавшую рядом, в ее глаза, сияющие от волнения.

— Ты хотела, чтобы тебя спасли?

— Не будь таким дураком! — Она засмеялась и потащила его вдоль длинного коридора. — Иисус Христос, Ричард! Мне сказали, что ты мертв! — Он смеялся вместе с ней, и ее рука была теплой в его руке. — Как ты узнал, что я здесь?

— Ангел сказал мне.

Она вела его наверх. Колокольчик умолк.

— Я, должно быть, выгляжу ужасно.

— Ты выглядишь замечательно.

— Суки забрали мою одежду! Боже! Ты должен был увидеть здешние уборные, Ричард! Приходится задерживать дыхание, чтобы пописать. У меня был запор целую недели! И негде выкупаться, негде вымыться! Я не мыла волосы с тех пор, как я попала сюда. Неудивительно, что они не выходят замуж — ни один мужчина не смог бы вынести их. О, Боже!

Последнее слово было обращено к матери-настоятельнице, которая ждала в прихожей. Она была одна. Она хмурилась.

— Вы не можете уйти.

Маркиза игнорировал ее.

— Ричард! Открой ту дверь. — Она указала на крепкую дубовую дверь в боковой стене.

— Открыть ее?

— Ради Христа, открой ее!

Дверь была заперта. Мать-настоятельница протестовала, но Элен настаивала, и Шарп бил в дверь каблуками, тряс ее, затем пинал снова, пока не полетели щепки и дверь распахнулась. Элен рванулась мимо него.

— Они взяли мои драгоценности, мою одежду, все! У них там моих драгоценностей на тысячи долларов!

Шарп слышал, как она выдвигает ящики и открывает дверцы буфетов. Он слышал шелест ткани, звон монет и слабо улыбнулся матери-настоятельнице, которая стояла, нахмурясь, не в силах помешать осквернению святынь. Шарп пожал плечами.

— Мой президент все компенсирует, мадам. Только напишите ему.

Маркиза бодро выругалась в комнате, потом, держа в руке узел, возвратилась в прихожую. Она улыбнулась матери-настоятельнице.

— Я собираюсь снова предаться прелюбодеянию. Много-много раз. — Она засмеялась, протянула руку Шарпу, и он вышел с нею в сломанную переднюю дверь.

Она переступала через камень, которой все еще лежал на пороге.

— Иисус Христос! Идет дождь! Моя прическа погибла!

— Ты же сказала, что тебе нужно вымыть волосы. — Он не забыл прихватить свой кивер со стола в прихожей.

Она засмеялась.

— Это наши лошади?

— Да.

— Я сто лет не ездила верхом. — Она вышла наружу и запрокинула голову, как будто хотела позволить дождю смыть с лица запах женского монастыря. Она смеялась от восторга. — Куда мы поедем?

— Я не знаю.

— Тогда поедем туда!

Она взяла себе Карабина, безошибочно выбрав лучшую лошадь. Она села на коня, отдав сверток Шарпу, и ждала, пока он усядется на лошадь Ангела. После этого она развернула Карабина в сторону заросшего травой, заливаемого дождем плато, ударила пятками и пустила большого черного жеребца в галоп.

Шарп догнал ее. Ее лицо, мокрое от дождя, сияло внезапной радостью свободы. Сейчас не время, подумал он, говорить об El Matarife. Она смотрела на него, смеялась, потом подняла руку к затылку. Она развязала узел серой тряпицы, выбросила ее и выпустила на волю великолепную гриву волос. Она была свободна, она была красива, и Ричард Шарп следовал за нею в неизвестное будущее.


Глава 12


Он посмотрел на маркизу в верхней точке пути. Теперь ей было холодно. Дождь намочил шерстяное облачение, так что оно липло к телу. Шарп вытащил плащ, уложенный позади ее седла, и укутал им ее плечи, затем достал подзорную трубу и направил ее вниз. Он увидел крутой поворот дороги, где прятался Ангел. Он увидел больше. Две сосновых ветки около дороги. Они лежали параллельно дороге, и они сказали ему, что по крайней мере шесть человек, но меньше девяти, прошли мимо укрытия Ангела. Если бы они лежали под прямым углом, это означало бы, что они ждут в засаде вверх по дороге, но вместо этого Ангел видел, как они добрались до вершины холма.

Шарп сложил подзорную трубу. Он развернулся в седле и посмотрел назад. Женский монастырь был вне поля зрения. Северная сторона плато была бугристой, кусты поникли под дождем, и где-то в этой мокрой путанице камней, травы и кустарников прятался враг. Он усмехнулся ей. Ее волосы стали гладкими от дождя.

— У нас есть компания.

— Что ты имеешь в виду?

— Враги.

Она использовала словечко, которого Шарп не ожидал услышать от леди — при том что Маркиза говорила на прекрасном английском языке, так же как она в совершенстве владела полудюжиной других языков.

— И что мы будем делать?

— Поедем вниз. — El Matarife сделал то, что сделал бы сам Шарп. Он планировал заманить Шарпа в ловушку на крутой, извилистой дороге. Часть людей перекрыла дорогу у подошвы холма, и как только Шарп выедет на дорогу, люди с вершины последуют за ним вниз.

Она уставилась на него с укоризной.

— Мы в беде?

— Я сдам тебя обратно в женский монастырь, если хочешь.

— Боже, нет! Кто эти ублюдки?

— Партизаны.

Она тряхнула поводьями и проехала вперед.

— Ты знаешь, что они сделают со мной?

— Я знаю, что они хотели бы сделать.

Он следовал за ней. Дорога делала крутой зигзаг вниз по склону. Здесь была видна колея, значит, кто-то воспользовался телегой, но это, должно быть, была кошмарная затея — ехать на телеге или в фургоне по такой крутой дороге с уклоном на одну сторону. Она нахмурившись глядела на него.

— Ты знаешь, что делаешь?

— Я потратил всю прошлую ночь, планируя это.

Она дрожала.

— Мне холодно.

Он чувствовал, что ему трудно отвести от нее глаза. Ее волосы, светлые, как самое светлое золото, обычно пышные и блестящие, под струями дождя облепили ее голову, словно сияющий шлем. Каким-то образом это придавало ее облику больше значительности и силы. У нее был большой пухлый рот, большие глаза и высокие скулы. Кожа была белой как бумага. Она встретила его взгляд.

— Забыл меня?

— Нет. Я думал, что ты могла забыть меня.

— Я была уверена, что ты так подумаешь. — Она рассмеялась.

Он развернулся в седле и посмотрел назад. Дорога была пуста.

— Что ты делала там?

— Искала Бога. А что, по-твоему, я делала там?

— Тебя похитила церковь?

— Да.

— Почему?

— Они хотят мои деньги, будь они прокляты.

— Зачем ты написала письмо твоему мужу?

Она обратила на него свои серые глаза, широко распахнутые и невинные.

— Не будь скучным, Ричард.

Он засмеялся. Он проехал половину Испании ради этой женщины, взломал двери женского монастыря, и теперь рисковал быть выпотрошенным рукой Палача — и все, чтобы услышать «Не будь скучным». Она улыбнулась в ответ на его смех.

— Ты из-за этого приехал?

— Частично.

— А какая другая часть?

Он чувствовал себя неуклюжим и застенчивым.

— Чтобы увидеть тебя.

Он был вознагражден улыбкой.

— Как это хорошо с твоей стороны, Ричард. Ты убил Луиса?

Он предположил, что Луис был ее мужем.

— Нет.

— Тогда почему они сказали, что тебя повесили?

Он пожал плечами: слишком сложно было все объяснять. Он повернулся снова и сквозь движущуюся завесу дождя увидел движение позади. Она, должно быть, тоже что-то почувствовала, потому что тоже обернулась.

— Это они?

— Да.

— Разве мы не должны бежать?

— Они перекрыли дорогу ниже.

— Иисус Христос! — Она уставилась на него. — Ты уверен, что действительно знаешь, что делаешь?

— Да. — По крайней мере шесть человек было позади него. Двое умрут наверняка; он мог достаточно твердо рассчитывать на смерть третьего, что оставляет еще по крайней мере троих, с которыми ему придется разобраться. Он старался говорить уверенно. — Тебе придется скакать очень быстро через несколько минут. — Она пожала плечами. Было заметно, как она замерзла. — И впереди нас ждет долгий холодный день.

— Я полагаю, что это лучше, чем провести вечность в тех уборных. Они хотели, чтобы я убиралась в них! Ты можешь это вообразить? С меня хватало быть посудомойкой, а не то что проклятой уборщицей!

Он пустил коня рысью. Люди позади были на расстоянии в двести ярдов, они не спешили, твердо уверенные, что гонят Шарпа вниз по зигзагообразной дороге к поджидающей засаде. Он миновал поворот, и перед ним, в ста шагах вниз по дороге, было место, где прятался Ангел.

— Ты видишь тот выступ скалы?

— Да.

— Там спешишься и спрячешься под ним. Там ты найдешь мальчишку — оставайся с ним и сохраняй спокойствие.

Она насмешливо коснулась своих влажных волос.

— Есть, сэр.

Шарп обошел сверху донизу этот участок дороги ночью, он даже дождался первого луча света рассвета, чтобы увидеть нагромождение скал с точки зрения противника. Теперь, глядя вперед, он не видел следов присутствия Ангела, и это было хорошо.

Он оглянулся. Враги были вне поля зрения, скрытые изгибом дороги и нависающими ветвями можжевельника. Он пришпорил коня.

— Ты знаешь, что делать?

— Ты только что сказал мне, ради Бога! Я не полная дура.

На рассвете то, что он планировал, казалось безрассудным. Теперь, под холодным дождем, это казалось последней отчаянной надеждой, но он должен был попробовать. Он задавался вопросом, должен ли он дать ей инструкции на случай, если он потерпит неудачу, но отказался от этой мысли. Если он потерпит неудачу, ее поймают, как бы отчаянно она ни скакала по склонам. Он должен просто вселить в нее уверенность. Он проехал поворот, наклонился к ее коню и велел ей спешиться.

Он наблюдал, как она неуклюже пробирается под выступом и прокладывает путь между скалами. Отсюда это было похоже на пещеру, хотя это была всего лишь куча больших валунов, наваленных перед крутым поворотом дороги. Она исчезла.

Шарп повел лошадей по дороге, он гнал их примерно двадцать ярдов к крошечному ровному участку, где они могли быть наполовину скрыты. Он привязал их поводья к корням можжевельника, затянув узел как можно туже, чтобы напуганные внезапным оружейным огнем они не могли вырваться на свободу. Потом он поднялся на скалы.

Он сделал это ночью, он мог сделать это и теперь, но скалы стали скользкими от воды и кое-где прихвачены ледком. Он лез вверх, его сапоги скользили, так что один раз он ударился бедром о камень, потом он перевалил через гребень и оказался в грязной скользкой впадине, укрытой кустарником.

Он поднялся в гору почти до уровня идущей выше дороги. Он прислушивался в ожидании врагов. Он хотел, чтобы они поехали мимо валунов, мимо темного выступа и повернули за поворот, прежде чем они поймут, что их заманили в засаду.

Он не слышал ничего кроме шелеста струй дождя. Он вытащил палаш, затем лег на живот под кустом.

Копыто ударило о камень, еще раз, и он услышал смех партизан. Лил дождь, и он был рад ему. Вода сделала их мушкеты бесполезными, в то время как Ангел, прячущийся под темным выступом скалы, был вооружен двумя сухими и заряженными винтовками.

Шарп задавался вопросом, сможет ли мальчишка выстрелить в своих соотечественников. Он узнает через мгновение, очень скоро он узнает, доверяет ли ему Ангел на самом деле. Звуки приблизились, они раздавались на дороге прямо над Шарпом, и он слышал, как один из мужчин сказал, что не видит англичанина.

— Они где-то там, — сказал другой, однако Шарп слышал, что лошади пошли рысью, когда они завернули за поворот.

Шарп медленно встал на ноги. Теперь он видел их. Семь человек под плотными плащами, пропитанными дождевой водой. Они были вооружены мушкетами, но он не мог видеть, обернуты ли замки тряпками против сырости. Он не видел El Matarife в маленьком отряде.

Головной дозорный был теперь ниже его. Шарп ждал.

Ангел должен стрелять сейчас, думал он, прежде чем они увидят привязанных лошадей. Дождь капал с листьев у него над ухом, партизаны проехали мимо него, и все еще не было слышно винтовочного выстрела. Рукоять палаша стала скользкой в руке.

Один партизан проклинал дождь, другой высказал предположение, что англичанин, зная, что он должен умереть, остановился, чтобы доставить удовольствие шлюхе. Они засмеялись, и тут раздался первый выстрел винтовки.

Сапоги Шарпа скользили. Он приказал себе не спешить, двинулся вперед — и вот он уже стоит на крутом наклоне, его сапоги на уровне головы его врагов — и он прыгнул.

Один человек упал с пулей в спине, в то время как другие оборачивались с раскрытыми ртами, хватались за мушкеты, и Шарп, падая, с криком обрушил тяжелый палаш на едущего сзади партизана, который успел только поднять руку и закричал, когда клинок перерубил кость.

Шарп тяжело приземлился, упал и вскочил — палаш застрял в теле человека, которого он ранил. Лошадь партизана пятилась, человек упал с палашом, застрявшим в груди, и Шарп схватил поводья и потянул лошадь к себе. Он высвободил клинок, ударил лошадь другого партизана по крупу, чтобы напугать и погнать под гору. Шарп кричал как демон, пытаясь прогнать партизан вниз по дороге одним лишь свирепым криком.

Головной дозорный повернулся, вытащил саблю, закричал на своих товарищей, приказывая пробиваться. Его рот так и остался открытым, потому что Ангел вогнал в него вторую пулю. Он откинулся назад, дождь внезапно стал темно-красным, и шок от второй пули напугал партизан и дал Шарпу достаточно времени, чтобы поставить ногу в веревочное стремя и вскочить в седло. Он развернул лошадь и с палашом наперевес погнал ее против оставшихся партизан.

Он понимал, что должен стыдиться этой радости — жестокой, певучей радости битвы, но он испытывал ее с того мгновения, когда сел на коня и понял, что его засада сработала.

Кремень щелкал бесполезно по стали, порох в мушкетах под дождем превратился в серую овсянку. Четыре человека стояли перед Шарпом, и он гнал свою лошадь на них, он поднял палаш, закричал, он отбил стальным клинком в сторону поднятую саблю, нанес укол в ребра и повернул, чтобы освободить лезвие. Приклад мушкета врезался в его левую руку, он натянул повод онемевшими пальцами, привстал в седле и закричал победно, когда палаш рубанул вниз и наискось по лицу партизана. Третий винтовочный выстрел донесся от мокрых скал.

Боже, благослови мальчишку, подумал Шарп. Ангел перезарядил со скоростью, достойной стрелка, и еще один человек упал, и напуганная лошадь потащила его прочь с ногой, застрявшей в стремени, а Шарп отбил удар мушкета, отколов щепку от приклада, и нанес удар в горло противника, повернув лезвие, как только оно достигло цели, и кровь была теплой на его руках, когда он парировал удар справа, рубанул — и враг отступил. Они бежали!

Он вжал каблуки в бока лошади.

— Вперед! Вперед! Вперед!

Они слышали, как он скачет, они были напуганы, и один партизан натянул повод, его лошадь поскользнулась, заржала, и Шарп, наклонившись вбок, нанес колющий удар палашом в спину последнего еще не раненного партизана. Тот закричал, выгибая спину, и Шарп высвободил клинок.

Он натянул поводья.

Его нападение было таким внезапным и таким диким, каким и должно быть нападение, и враги отступили — все, кроме мертвецов. Шарп наклонился, схватил повод другой лошади, и погнал коней вверх по холм. Теперь следовало поторопиться.

— Ангел!

— Señor?

Шарп гнал лошадей галопом в гору.

— Ты — чудо! Чертовски замечательное чудо! — Он кричал это на английском языке. Он попробовал приблизительно перевести на испанский и был вознагражден, видя глупую ухмылку мальчишки, который вышел из-за камней. Шарп рассмеялся. — Ты хорош как настоящий стрелок!

— Лучше!

— Ты лучше! — Они оба смеялись. — Забирай лошадей!

Ангел бросил Шарпу его винтовку, и тот повесил ее на плече.

— Элен!

Она медленно выбралась из расселины в скалах. Она уставилась на партизан, которые лежали поверженные на дороге, их кровь смешивалась с дождем и стекала вниз по колее. Она перевела взгляд на Шарпа и улыбнулась.

— Я никогда не видела, как ты дерешься!

— Ты увидишь больше, если не поспешишь.

— Ты великолепен!

— Элен! Ради Бога! Поспеши! Что ты делаешь?

Она бежала мимо него.

— Я хочу один из тех плащей! Я промерзла до костей!

Она стаскивала меховой плащ с одного из мертвецов, ворча на тяжесть трупа. Шарп наклонился с седла, чтобы помочь ей. Он засмеялся, когда она завернулась в плащ, потому что было странно видеть такую изящную красоту, завернутую в такой грубый толстый мех.

El Matarife не было среди этих семи человек, значит, по-видимому, вожак партизан был у подножья горы. Он слышал выстрелы, но пройдет несколько минут, возможно, полчаса, прежде чем он узнает, что случилось. Тогда, однако, он поймет, что сделал Шарп и что его противник ускользнул от него. Шарп подсадил Элен в седло Карабина, зная, что каждая секунда на счету.

У Шарпа было теперь четыре лошади, и он повел их вверх, подальше от мертвецов, на плато.

— Куда мы поедем, Ричард?

— Спустимся вниз с другой стороны. Есть узкая дорога, козья тропа.

Он объехал вокруг плато, прежде чем идти в женский монастырь, уверенный, что должен быть другой путь, но опасаясь, что не найдет его.

— И что тогда?

— Будем скакать столько, сколько сможем! Мы на полдня опередим ублюдков, но они будут следовать за нами!

Он не сказал ей, что никто не может двигаться быстрее по этой стране, чем партизаны. Они будут преследовать их безжалостно, их месть будет ужасна, если он не поспешит.

Она смотрела, как он неловко стирает кровь с клинка вальтрапом захваченной лошади.

— Спасибо, Ричард!

— Ангела благодари! Он снял трех из них.

Ангел покраснел. Он смотрел на маркизу с собачьей преданностью. Шарп засмеялся и повел их вверх в гору и на юг, к далеким долинам.

Он чувствовал необыкновенный прилив жизненных сил. Он сделал это! Он пересек всю Испанию и отнял эту женщину у женского монастыря Поднебесье, он дрался с ее врагами и он доставит ее в безопасное место. Он найдет ответы на свои вопросы, он вернет себе свою прежнюю жизнь, но сначала, до всего этого, потому что сейчас это казалось ему самым важным, он узнает, изменилась ли она. Он смотрел на нее, думая, что ее красота затмевает все на земле и что когда она улыбается, кажется, будто она держит в своих руках все его счастье. Впервые за все эти месяцы он был доволен собой благодаря этой женщине.


Глава 13


Маркиза стонала с закрытыми глазами. Она повернула голову на подушке и приоткрыла губы, так что Шарп видел ее белые зубы. Очаг дымил. Дождь рисовал расплывчатые узоры на крошечном окне, сквозь которое, Шарп мог видеть свечу в доме напротив, огонь которой тускло мерцал через грязное стекло.

— О, Боже! О, Боже! О, Боже! — Она сделала паузу, ее голова в золотых волосах снова дернулась на подушке. — О, Боже!

Шарп засмеялся. Он налил ей вина и поставил около кровати. Над фитилем, тускло горевшим в железной плошке с маслом, поднималась струйка дыма.

— Вино для мадам.

— О, Боже.

Они скакали так долго, что одну лошадь пришлось бросить, и даже две хорошие английские лошади не могли пошевелиться от усталости, и бедра маркизы, не защищенные седлом, были натерты до сырого мяса. Она с трудом открыла глаза.

— Разве тебе не больно?

— Немного.

— Я не хочу видеть проклятых лошадей никогда больше. О, Христос! — Она почесала поясницу. — Проклятое место! Проклятая Испания! Проклятая погода! Что это?

Шарп поставил чугунный горшок на грубо сколоченный стол.

— Жир.

— Ради Бога, зачем?

— Для ран. Смажь их этим.

Она наморщила нос и почесалась снова. Она лежала на кровати — слишком усталая, чтобы пошевелиться, слишком усталая, чтобы заметить, как Шарп приказал развести огонь, приготовить пищу и принести вино.

Они приехали в этот город, крошечное местечко, стиснутое горами, где были церковь, рынок, гостиница, и мэр, который был потрясен тем, что британский офицер добрался до их городишки. Шарп, опасаясь El Matarife, предпочел бы ехать дальше, найти место в глубине страны, где они, возможно, укрылись бы на ночь, но понимал, что маркиза не выдержит больше. Пришлось рискнуть воспользоваться городской гостиницей и надеяться, что если El Matarife заберется так далеко, присутствие горожан помешает ему попытаться снова захватить маркизу. Сейчас неподходящее время, думал Шарп, говорить ей, что он планирует отъезд на раннее утро.

Она приподнялась, опершись на локоть, и хмуро разглядывала комнату.

— Я не думаю, что когда-либо останавливалась в столь ужасном месте.

— По мне так оно вполне удобное.

— Ты никогда не отличался возвышенным вкусом, Ричард. Только по части женщин. — Она шлепнулась назад. — Я предполагаю, что надеяться на ванну здесь бесполезно?

— Скоро будет.

— В самом деле? — Она повернула голову, чтобы посмотреть на него. — Боже, ты великолепен. — Она нахмурилась снова и почесалась. — Проклятое облачение! Терпеть не могу носить шерсть.

Шарп развесил одежду, которую она забрала в женском монастыре у огня. Ее драгоценности лежали на столе. Она посмотрела на платье.

— Не очень подходит для бегства, не так ли? — Она рассмеялась, глядя, как Шарп снимает мокрую куртку. — Это рубашка, которую я тебе подарила?

— Да.

— А разве у вас нет прачечной в британской армии?

— Я не мог взять прачечную с собой.

— Бедный Ричард. — Она попробовала вино и поморщилась. — Когда-нибудь, Ричард, у меня будет дом на Луаре. У меня будет остров посреди реки, и молодые люди будут приплывать ко мне на лодках, мы будем есть пирог с жаворонками и мед, пить холодное, холодное вино в жаркие, жаркие дни.

Он улыбнулся.

— И вот почему ты хочешь получить свои фургоны?

— Вот почему я хочу свои фургоны.

— И именно поэтому церковь арестовала тебя?

Она кивнула и снова закрыла глаза.

— Они подстроили все это. У Луиса не было никого, чтобы оставить деньги, кроме меня, и они нашли проклятое завещание и в нем пункт, где говорится, что они получат все, если я стану монахиней. Просто. — Она слабо улыбнулась. — Это довольно умно с их стороны.

— И все же, почему ты написала письмо?

Она небрежно махнула рукой.

— О, Ричард! — Она посмотрела на него и вздохнула нетерпеливо. — Им нужен был мертвый Луис, не так ли? Они сказали мне, что они хотят его наказать, уж не знаю за что. Я не знала, что будет потом, и я думала, что ты будешь не против убить его. От него никогда не было никакой пользы. — Она улыбнулась ему. — Я никогда не думала, что это причинит тебе такие неприятности. Честное слово! Я напишу письмо для Артура, объясню, что ты невиновен. Сколько всего пришлось тебе перенести! — Она нахмурилась снова, царапая под серым одеянием.

— Элен.

Она смотрела на него, испуганная серьезностью его тона. Она надеялась, что он не собирается подвергать сомнению ее ложь — она слишком устала.

— Ричард?

— Это не шерсть.

— Какая шерсть?

— То, что ты чешешься.

— О чем, спрашивается, ты говоришь?

Он показал на брошенный на пол меховой плащ, который она сняла с мертвого партизана.

— У тебя гости.

Она уставилась на него с подозрением.

— Гости?

— Блохи.

— Христос! — Она села с внезапно вернувшейся энергией и задрала одеяние выше колен. Она нахмурившись глядела на свою обнаженную кожу. — Блохи?

— Вероятно. — Он смотрел на ее бедра, задаваясь вопросом, почему она лжет ему. Он был уверен, что она лжет, уверен, что было нечто большее, связанное с письмом, которое она написала мужу, чем простое желание церкви заполучить ее богатство, но он чувствовал, что ему придется принять ее объяснение, потому что он был не настолько умен, чтобы добиться от нее настоящей правды.

Она задрала одеяние еще выше, изучая свои ноги.

— Бог, ад и проклятие! Блохи? Я не вижу ничего.

— И не увидишь.

Она опустила подол.

— Я никогда не избавлюсь от них!

— Избавишься.

— Как?

— То же, как и все мы. Мылом.

— Просто смыть их?

Он усмехнулся.

— Нет.

Кто-то стучал в люк, который вел снизу в комнату. Шарп отпер его, поднял крышку, и жена владельца гостиницы втолкнула большую оловянную ванну. Он втащил ванну и увидел ведра воды, испускающие пар у подножья лестницы.

— У вас есть полотенца?

— Si, señor.

Шарп увидел Ангела возле очага в конце главной комнаты гостиницы. Мальчишка казался несчастным, он явно завидовал офицеру стрелков, который был в комнате маркизы.

— И мне надо мыло.

— Si, señor.

Маркиза сидела, поджав ноги, на краю кровати.

— Что я буду делать с мылом?

— Ты берешь кусок, ищешь блох и давишь их углом. Они прилипают к мылу. Это в двадцать раз быстрее чем пытаться ловить их пальцами.

Он втащил первое ведро и вылил его в оловянную ванну.

Она уставилась на него недоверчиво.

— А что, если они переберутся мне на спину?

Шарп рассмеялся.

— Жена владельца гостиницы поможет тебе. Она не захочет иметь блох в кровати. — На самом деле он был бы удивлен, если бы блох уже не было в кровати, хотя и такое было возможно, поскольку это была единственная по-настоящему чистая спальня в гостинице.

— Эта женщина?

— Почему нет?

— Христос, Ричард! Я не хочу, чтобы она знала, что у меня есть блохи! Тебе придется сделать это. — Она пожала плечами. — Ты уже видел меня достаточно часто прежде.

Он вылил другое ведро.

— Да, госпожа.

— Это то, что ты хотел, не так ли? Награда спасателя? Разве не ради этого рыцари мчались спасать дев? Только они назвали это Святой Грааль — куда лучшее имя, чем некоторые, которые я слышала.

— Да, госпожа.

Она рассмеялась в ответ на его улыбку.

— Я скучала по тебе. Я часто задавалась вопросом, что ты делаешь. Я воображала, что ты всю жизнь будешь ходить мрачный, пугая богатеньких молодых офицеров. — Она состроила гримаску. — У меня даже нет гребенки, не говоря уж о щетке! Это — вся вода, которую они дали мне?

— Сейчас будет еще.

— Слава Богу. — Она откинулась назад на кровати. — Я могу спать целый месяц. Я не хочу видеть проклятых лошадей снова.

Шарп втащил новые ведра в комнату.

— Завтра тебе придется ехать верхом.

— Нет, я не поеду!

— Я могу оставить тебя El Matarife.

— Он не сможет заставить меня страдать больше, чем сейчас. — Она повернула голову, наблюдала за ним через лавины пара. — Я сожалею о твоей жене, Ричард.

— Да. — Он не знал, что еще можно сказать в ответ на выражение сочувствия.

Она пожала плечами.

— Я не могу сказать, что я сожалею о Луисе. Это кажется каким-то нереальным, однако, — быть вдовой. — Она тихо рассмеялась. — Богатой вдовой, если этот ублюдок не украдет все.

— Инквизитор?

— Проклятый инквизитор. Отец Ача. У тебя все готово?

— Только полотенца.

Он взял тонкие льняные полотенца у женщины внизу и закрыл лаз.

— Ваша ванна, госпожа.

— Из тебя чертовски ужасная горничная, Ричард.

— Я думаю, что меня успокаивает слышать это.

— Пусть остынет немного. Я не хочу еще и ошпариться, после того, как меня искусали блохи и я натерла ноги. — Она сидела на кровати, оперев подбородок на ладони, и смотрела на него. — Что мы будем делать теперь, Ричард?

— Это зависит от того, что ты хочешь сделать.

— Я хочу поехать в Бургос.

Он почувствовал себя разочарованным. Он догадывался об этом и знал, что глупо надеться, что она возвратится к армии вместе с ним.

— Если французы все еще там, — сказал он с сомнением.

Она пожала плечами.

— Где бы они ни были, я хочу быть там же. Потому что там, где они, там и фургоны.

— Разве они не арестуют тебя снова?

Она покачала головой.

— Церковь не может сделать это дважды. — Она думала о генерале Вериньи. — Я не позволю ублюдкам сделать это во второй раз. — Она потянулась и сунула руку в воду. — У тебя есть мыло?

— Готово и ждет вас, госпожа.

Она усмехнулась, затем скрестила руки, чтобы снять одеяние через голову. Она засмеялась, видя выражение его лица, и потянула серую шерсть кверху.

— Мне холодно.

— Ерунда. Просто лезь в ванну.

В течение десяти минут под ее непристойный смех он обследовал ее кожу. Она жаловалась, что это щекотно, в то время как он находил блох, прижимал мыло, затем давил блох ногтями, и к тому времени, когда последняя блоха была найдена, она настаивала на том, чтобы искать его блох, а когда и с этим было покончено, она была на кровати, проклиная ободранную кожу бедер, и его лицо было в ее волосах, а ее руки были на его шрамах на спине, оставшихся после давней порки. Она поцеловала его в щеку.

— Бедный Ричард, бедный Ричард.

— Бедный?

— Бедный Ричард. — Она поцеловала его снова. — Я забыла.

— Забыла что?

— Не имеет значения. Ты думаешь, проклятая ванна совсем остыла?

Ванна была еще достаточно теплой, и она намылила себя, вымыла волосы, затем села, откинувшись головой к стене. Она смотрела на него, как он лежит голый на кровати.

— Ты выглядишь счастливым.

— Я счастлив.

Она улыбнулась печально.

— Тебе немного надо для счастья, не так ли?

— Я думал, что получил немало.

Позже, когда они поели и когда каждый выпил по бутылке вина, они лежали в кровати. Огонь пылал, от дымохода веяло теплом, тяга была отличной, и маркиза курила дешевую сигару, которую она купила у владельца гостиницы. Шарп забыл, что ей нравится курить. Ее рука лежала у него на животе, и она дергала там его волосы.

— Этот человек придет в город?

— Не думаю. Alcalde сказал, что нет. — Мэр сказал, что город находится под охраной другого вожака партизан, который не любит El Matarife.

Она смотрела на него. Ее волосы высохли, стали мягкими и золотыми и рассыпались по лицу.

— Ты когда-нибудь думал, что увидишь меня снова?

— Нет.

— Я думала, что я увижу тебя.

— Ты думала?

— Я думала так. — Она выпустила кольцо дыма и смотрела на него критически. — Но не в женском монастыре. — Она рассмеялась. — Я не могла представить, что это ты! Я думала, что ты мертв, прежде всего, но даже не в этом дело! Я думаю, что это — самое лучшее, что кто-нибудь сделал для меня.

Они говорили о том, что произошло с ним после лета в Саламанке, и он слушал недовольно, как она описывает дворцы, в которых побывала, балы, на которых она танцевала, и скрывал ревность, которую он испытывал, когда воображал ее в окружении других мужчин. Он пытался убедить себя, что это бесполезно, что ревновать маркизу — все равно что жаловаться на переменчивость ветра.

Он говорил о своей дочери. Он рассказал ей о зиме в Воротах Бога, сражении, смерти Терезы. Она сидела и пила вино.

— Ты не очень популярен у наших.

— Из-за сражения?

Она рассмеялась.

— Я очень гордилась тобой, но я не смела говорить об этом. — Она передала ему бутылку. — Значит, ты отдал все свои деньги дочери?

— Да.

— Ричард Шарп, ты — дурак. Когда-нибудь я должна буду преподать тебе урок выживания. Значит, ты снова беден?

— Да.

Она засмеялась. Она рассказала ему о деньгах, которые были в обозе отступающей французской армией — не ее собственных деньгах, но о сотнях фургонов, которые были собраны в Бургосе.

— Ты не поверишь этому, Ричард! Они ограбили каждый монастырь, каждый дворец, каждый проклятый дом отсюда до Мадрида! Там золото, серебро, картины, посуда, еще больше золота, больше картин, драгоценностей, шелков, монет… — Она покачала головой в изумлении. — Это — достояние испанской империи, Ричард, и это все уходит во Францию. Они знают, что проигрывают, поэтому они берут с собой все.

— Сколько?

Она задумалась.

— Пять миллионов?

— Франков?

— Фунтов, любимый. Английских фунтов. — Она засмеялась над выражением его лица. — Самое меньшее.

— Этого не может быть.

— Может. — Она бросила сигару в огонь. — Я видела это! — Она улыбнулась ему. — Ваш дорогой Артур хотел бы дотянуться до всего этого, не так ли? — Несомненно, думал Шарп, Веллингтон от всего сердца хотел бы захватить французский вещевой обоз. Она засмеялась. — Но он не сможет. Это все охраняется нашей армией. — Она подняла бокал. — Все для нас, дорогой. Проигравший забирает все.

— Ты вернешь свои фургоны?

— Я верну свои фургоны. — Она сказала это мрачно. — И я напишу письмо, которое вернет тебе твою службу. А что я напишу? Что инквизитор убил Луиса? — Она хихикнула. — Возможно, он это сделал! Или его брат.

— Его брат?

Она обернулась к нему.

— El Matarife, — объяснила она ему как ребенку.

— Они — братья!

— Да. Он приехал и разглядывал меня в карете. — Она задрожала. — Ублюдок.

Шарп предположил, что это имело смысл. Зачем еще партизан забрался бы в эти далекие, неприветливые горы, кроме как для выгоды своего брата? Но даже при этом он был удивлен, что бородатый зверь в облике человеческом был братом священника. Он посмотрел на красавицу, лежащую рядом.

— Ради Бога, напиши, что то другое письмо не было неправдой.

— Конечно, я напишу. Я скажу, что монашки угрожала изнасиловать меня, если я не напишу его. — Она улыбнулась. — Я сожалею об этом, Ричард. Это было легкомысленно с моей стороны.

— Это не имеет значения.

— На самом деле имеет. Это причинило тебе неприятности, не так ли? Я думаю, что ты все-таки это переживешь. — Она улыбнулась счастливо. — И если бы не было того письма, то мы не были бы здесь, не так ли?

— Да.

— И ты не смог бы намазать жиром мои бедра, не так ли?

Она вручила ему горшок, и Шарп, послушный как всегда этой золотой женщине, повиновался.

Ночью он лежал с открытыми глазами, обнимая ее за талию одной рукой, и задавался вопросом, будет ли письма, которое она напишет, достаточно. Вернет ли оно ему его чин и восстановит ли его честь?

Отблески огня играли на пожелтевшем потолке. Дождь все еще стучал в окно и шипел в дымоходе. Элен прижалась к нему, перекинула через него ногу, положила голову и руку ему на грудь. Она пробормотала чье-то имя в полусне: «Рауль…» Шарп почувствовал, что ревность просыпается снова.

Он провел рукой вдоль ее спины, погладил ее, и она снова забормотала и крепче прижала голову к его груди. Ее волосы щекотали его щеку. Он думал, как часто в прошлом году он мечтал об этом, хотел этого, и он провел рукой вниз по ее боку, как если бы он мог запечатлеть это ощущение прикосновения в памяти навсегда.

Она лгала ему. Он ни на миг не поверил, что церковь убила ее мужа и спланировала, как забрать ее деньги. Что-то другое стояло за всем этим, но она никогда не скажет ему, что это. Она сделает все, что может, чтобы спасти его карьеру, и хотя бы за это, думал он, надо ее поблагодарить. Он смотрел в крошечное окно и видел только тусклое отражение комнаты, ни намека на рассвет. Он сказал себе, что должен проснуться через час, прижался к ее теплому мягкому телу, коснулся губами ее волос и уснул, крепко держа ее в объятиях.


***

Он проснулся внезапно, когда небо за маленьким окном стало серым, зная, что спал дольше, чем должен был. Он задавался вопросом, почему Ангел не постучал в люк.

Он перекатился по кровати, обеспокоив Элен, и увидел, что дождь кончился. Огонь в очаге угас.

И тут он похолодел от внезапного приступа страха, пронзившего его до кишок, и понял, что потерпел окончательную неудачу. Его разбудил шум — и теперь он слышал его снова. Это был шум, производимый лошадьми — множеством лошадей, но не лошадей, проезжающих мимо. Он слышал, как они дышат, как перебирают на месте копытами, как позвякивают цепи, которыми они привязаны. Он взял винтовку, взвел курок и подошел к окошку.

Слабо освещенная улица была заполнена всадниками. Там был El Matarife, а вокруг него — его люди, в блестящих от росы косматых плащах. Рядом с El Matarife на превосходной лошади сидел высокий человек в серебристом плаще с саблей на боку. Рядом с этими двумя мужчинами было по крайней мере двести всадников, заполонивших узкую улочку.

— Ричард? — Ее голос был сонным.

— Оденься.

— Что это?

— Просто оденься!

El Matarife пришпорил уродливую чалую лошадь. Он смотрел на окна гостиницы.

— Вонн!

— Иисус! — Маркиза села. — Что это, Ричард?

— El Matarife.

— Иисус.

— Вонн!

Шарп открыл окно. Воздух холодил его голую кожу.

— Matarife?

Он увидел городского Alcalde позади всадников, а рядом с ним был священник. Он внезапно понял, что случилось.

Вожак партизан подъехал ближе. Он смотрел снизу вверх. Его огромная борода была в бисере росы. На спине рядом с мушкетом на перевязи висела секира, оружие палача. Он усмехнулся.

— Ты видишь человека в серебряном плаще, майор Вонн?

— Я вижу его.

— Это — Педро Пелера, мой противник. Ты знаешь, почему сегодня мы — друзья, майор Вонн?

Шарп догадывался. Он слышал, как маркиза одевается, тихо ругаясь про себя.

— Скажи мне, Matarife.

— Потому что ты осквернил наше святое место, майор Вонн. Дерешься с монахинями, а? — El Matarife засмеялся. — У тебя десять минут, майор Вонн, чтобы привести сюда La Puta Dorada.

— А если не приведу?

— Ты умрешь в любом случае. Если приведешь ее, майор, я убью тебя быстро. Если не приведешь? Мы придем за вами! — Он показал на своих людей. Шарп знал, что не сможет драться со всеми этими людьми, даже оставаясь наверху. Они просто разобьют люк мушкетными выстрелами. El Matarife сделал последнее уточнение. — Не будет никакой подмоги, майор. Твой мальчишка сбежал. У тебя есть десять минут!

Шарп захлопнул окно.

— Иисус Христос!

Маркиза надела платье, которое она забрала из женского монастыря — великолепный наряд из синего шелка, обшитого белым кружевом. На шее у нее было бриллиантовое ожерелье.

— Если я должна умереть, то я умру в проклятых драгоценностях.

— Я сожалею, Элен.

— Христос с тобой, Ричард, не будь таким проклятым идиотом! — сказала она во внезапном приступе гнева.

Он подошел к стене и ударил по ней, будто она была настолько тонкой, что он мог бы пробить ее — хотя и понимал, что партизаны все равно окружили гостиницу. Он выругался.

— Ты собираешься умереть голым? — В ее голосе слышалась горечь. — Как, черт возьми, этот ублюдок нашел меня?

Шарп проклинал себя. Он должен был знать! Он должен был предполагать, что, ворвавшись в женский монастырь, он настроил против себя все окрестное население, но он так хотел разделить с нею постель, что даже не подумал об опасности.

Он одевался стремительно, как будто готовился к сражению, однако понимал, что все кончено. Эта безумная авантюра, начатая в горах, закончится в луже крови на грязной улице, закончится его смертью. Его должны были повесить четыре недели назад, а вместо этого он умрет теперь. По крайней мере он умрет с мечом в руке.

— Я выйду и поговорю с ними.

— Ради Христа — зачем?

— Чтобы получить гарантию твоей безопасности.

Она покачала головой.

— Ты — дурак. Ты действительно веришь, что в мире осталось благородство, не так ли?

— Я могу попробовать. — Он открыл люк. Комната внизу была пуста. Он обернулся, чтобы посмотреть на нее еще раз, и подумал, как она роскошна, как прекрасна она даже в гневе. — Хочешь мою винтовку?

— Чтобы застрелиться?

— Да.

— Чаша Грааля не так совершенна, как ты. — Она посмотрела ему в глаза и покачала головой. — Я сожалею, Ричард, я опять забыла, какой ты на самом деле. Что ты собираешься делать?

— Драться с ними, конечно.

Она засмеялась, хотя это был смех сквозь слезы.

— Бог да поможет тебе в мирное время, Ричард!

Он сжал эфес палаша, колеблясь. Он знал, что не должен говорить этого, но через десять минут он будет мертв, забит Палачом и его людьми. Он прихватит с собой нескольких из них, чтобы они помнили, каково это драться с одним-единственным стрелком.

— Элен?

Она смотрела на него с раздражением.

— Не говори этого, Ричард.

— Я люблю тебя.

— Так и знала, что ты скажешь это. — Она вдевала брильянтовые сережки в уши. — Но тогда ты — дурак. — Она улыбнулась печально. — Иди и сражайся за меня, дурак.

Он спустился по лестнице, вытащил свой тяжелый палаш и открыл дверь на улицу, где его враги собрались в ожидании его смерти.


Глава 14


Ангел проснулся на рассвете. Он спал в конюшне, в теплой соломе, закутавшись в плотный плащ. Его пробрала дрожь, когда он, зевая, поднялся со своего ложа и вышел во двор. Он плеснул водой в лицо и посмотрел на темную крышу, под которой Шарп спал с золотой женщиной.

Ангел отполировал седла накануне ночью. Он вычистил лошадей и все приготовил к утру. Не просто приготовил, но тщательно приготовил. Он делал это для красивой женщины — более красивой, чем он мог вообразить в самых смелых мечтах, и теперь, чтобы угодить ей еще больше, он оседал Карабина и застелил седло одеялом, чтобы маркизе было удобнее. Он знал, что она француженка, и он ненавидел французов, но никогда столь прекрасная женщина не могла быть врагом в представлении Ангела.

Он решил проверить, насколько удалось ему сделать седло удобнее, и выехал из двора гостиницы и направил Карабина на юг. Ветер дул ему в спину, пронизывая насквозь его худое тело. Черные фигуры горожан двигались в переулках и внутренних двориках. Он положил руку на приклад винтовки, которую он засунул в седельную кобуру.

Края восточных гор были обрамлены светом. Ангел ударил пятками, пустив Карабина рысью. Он упивался ощущением единства с этим большим, черным конем, который высоко поднимал копыта и нетерпеливо потряхивал гривой. Ангел выпрямился в седле, воображая, что он — El Arcangel, партизан, которого больше всего боятся враги Испании, едет на битву. Женщина необыкновенной красоты, с золотыми волосами и серыми глазами, ждет его возвращения, хотя и не верит, что кто-нибудь может вернуться живым из такой опасной миссии.

Он вытащил винтовку из кобуры, затем дернул узду, чтобы направить Карабина к ручью, где городские женщины стирали свою одежду. Он дал коню напиться, между тем как в мечтах приближался восхитительный миг, когда он возвращается из сражения, не слишком опасно раненый, а златовласая женщина бежит навстречу, широко раскинув руки… и тут Ангел увидел у ручья всадников.

Он был в тени каштанов. Он проверял Карабина и увидел серые тени в сером свете и отвел назад курок винтовки, думая, что должен дать предупредительный выстрел для Шарпа, но затем подумал, что, услышав выстрел, эти люди поскачут через ручей, чтобы убить его.

Он потянул узду, зная, что он должен ехать назад в город и предупредить Шарпа, но как только Карабин двинулся с места, люди за ручьем заметили движение, один закричал, и Ангел увидел как вода в ручье вспенилась, когда они погнали своих лошадей к нему.

Они были перед ним, отрезая его от города, и мальчишка больше не был Arcangel, которого все боятся, а просто Ангел, скачущий, чтобы спасти свою жизнь, куда вывезет конь.

Карабин легко опередил людей El Matarife и вынес Ангела в долину на юге, далеко от города. Ангел выбросил подстеленное в седло одеяло, повернул коня влево и спрятался среди сосен, которые росли на небольшом холе. Он наблюдал под их прикрытием, задаваясь вопросом, что он может сделать, чтобы помочь, а затем он увидел, что еще больше всадников едет с юга, и понял, что ему остается только ждать, наблюдать, и надеяться. Он помнил настоятельное предупреждение майора Хогана, что его задача в том, чтобы охранять Шарпа, и он переживал свою неудачу со всей страстью своих шестнадцати лет. Он погладил шею Карабина, вложил в седельную кобуру так и не выстрелившую винтовку и поежился.


***

При появлении Шарпа послышался ропот — ропот, который сменился злобными криками. Лошади, стоявшие полукругом у фасада гостиницы, двинулись вперед, и El Matarife поднял руку и закричал, требуя, чтобы все стояли и молчали.

El Matarife посмотрел сверху на Шарпа.

— Ну, майор Вонн?

— Что будет женщиной?

Партизан засмеялся.

— Это не твоя забота.

Шарп стоял в дверном проеме, готовый запрыгнуть внутрь при первом признаке нападения. Он низко опустил палаш, а левой рукой поднял ружье.

— Если хочешь драться со мной, Matarife, я готов. Первая пуля твоя. А теперь скажи мне, что будет с женщиной.

Бородач молчал. Откуда-то из города донесся запах кухонного очага. Улица была залита грязью после ночного дождя. El Matarife облизнул губы.

— Ничего с ней не будет. Она вернется в женский монастырь.

— Я не верю тебе.

Лошадь El Matarife гарцевала в грязи. Бородач успокоил животное.

— Она вернется, англичанин, к тому, кому она принадлежит. Мы преследуем не ее, а человека, который посмел пугать монахинь.

Медленно, очень медленно отвел взгляд от Шарпа и потянулся к седлу. Шарп знал, что последует, и не двигался.

El Matarife достал снабженную петлями цепь. Он взялся за один конец и бросил другой Шарпу. Цепь валялась в грязи. Партизан снял с пояса длинный нож и тоже бросил к двери гостиницы.

— Ты осмелишься, англичанин? Или у тебя хватает храбрости только против монахинь?

Шарп вышел вперед. У него не было выбора. Он помнил, как быстр этот человек, он помнил, как тот выкалывал глаза у французского пленного, но Шарп знал, что должен принять вызов. Он наклонился, поднял последнее звено цепи, и тут выстрел мушкета раздался слева от него.

Звук выстрела казался до смешного слабым в это сырое холодное утро. El Matarife огляделулицу, внезапно бросил цепь и закричал на своих мужчин. Он пришпорил коня, и Шарп был забыт в приступе паники.

Стучали копыта. Звук трубы неожиданно остро прорезал долину, и Шарп услышал возглас ликования из верхней комнаты гостиницы — радостный вопль, который издала маркиза, а затем все больше и больше мушкетных выстрелов, резкий запах порохового дыма — и он нырнул в гостиницу и стал на колени с винтовкой наготове.

Уланы ворвались в улицу. Французские уланы. У некоторых флажки-гвидоны на остриях копий были уже запятнаны кровью. Лошадь без всадника скакала вместе с ними.

Партизаны бежали. Они не были готовы к нападению, не в силах противостоять атаке тяжелой кавалерии. Они могли только повернуться и бежать, но улица была забита, и они не смогли двинуться, когда уланы ринулись на них.

Шарп наблюдал, как французские наездники ухмыляются, наклоняя свои длинные копья, как они сбивают противников с лошадей, как они перескакивают через умирающих, выдергивая копья из окровавленных животов кричащих от боли раненых.

Копья поднимались снова в поисках новых целей, и труба призвала на улицу второй эскадрон, лошади скалили зуба, копыта разбрызгивали грязь, пятная мундиры наездников, и Шарп видел, как два загнанных в угол партизана подняли свои мушкеты, но французы наехали на них, один нанес удар и копье пришпилило человека к стене дома с такой силой, что улан оставил оружие во внутренностях человека — извивающегося, кричащего, умирающего. Улан вытащил саблю, чтобы достать второго человека, который отпрыгнул от его лошади и упал, когда сабля разрубила его лицо.

Некоторые партизаны бежали к рынку, но теперь Шарп услышал зов другой трубы с дальней стороны площади, и еще больше улан появилось с севера, чтобы гнать бегущих партизан обратно в сумятицу лошадей, криков и страха. Горожане бежали в поисках убежища, дети, принесенные, чтобы наблюдать за партизанами, кричали, когда уланы колено к колену врезались в испуганную толпу.

Пистолеты хлопали, мушкеты кашляли дымом, и новый эскадрон ехал не спеша по команде трубы, чтобы воткнуть длинные копья в унылую массу одетых в плащи партизан. Наконечники копий, острые как бритвы, опустились по приказу офицера, лошадей пришпорили, и копья нацелились на противника. Зеленые и розовые мундиры пропитались кровью. Один улан вышел из боя — его высокая, с квадратным верхом, шапка в руке, другая рука зажимает рану на черепе. Другой в ярком мундире валялся в грязи, но на каждого погибшего француза приходились дюжины партизан, и еще больше улан скакало к рынку, и снова и снова труба подгоняла их, и снова и снова длинные копья находили в цель, пробивая ребра и разрывая кишки испуганных всадников.

Шарпу показалось, что он слышал крик El Matarife, кажется, он видел, как секира вздымалась в круговерти людей и ржущих лошадей, а затем он увидел, как изгородь упала в дальней стороне рынка и будто наводнение прорвало разрушенную дамбу — партизаны бежали через пролом в заборе, оставив площадь торжествующей, залитой кровью кавалерии. Рынок провонял кровью. Раненный полз по грязи, взывая к Иисусу, — он закричал, когда уланы подъехали к нему и с хирургической точностью проткнули его испачканными кровью остриями. Французы смеялись, когда могли причинить боль неуловимым партизанам. Одного раненого протыкали снова и снова, ни один улан не хотел прикончить его. Женщина, склонившаяся над телом, кричала на французских солдат, пока кавалерист не пнул ее тяжелым сапогом, и она не упала на своего умирающего мужа.

Трубы отправили три эскадрона в погоню, а два остались, чтобы разобраться с ранеными и военнопленными. Шарп пошел к черному ходу гостиницы, думая пробраться к деревьям позади дворика конюшни, но маленький дворик был забит французами, которые выводили захваченных лошадей из стойл. Один увидел его и закричал, но Шарп закрыл дверь и вернулся в дом.

Маркиза стояла у подножья лестницы. Она посмотрела на палаш в его руке.

— Ты не сможешь уйти, Ричард.

Шарп вложил палаш в ножны. В закрытую дверь колотили, так что она тряслась.

— Меня зовут Вонн.

Она улыбнулась.

— Что?

— Вонн!

— И ты спал в конюшне, Ричард!

Он видел настойчивость в ее предупреждающем взгляде и устало кивнул. Он повесил винтовку на плече, и тут высокий мужчина наклонившись вошел в переднюю дверь гостиницы, Элен с восторженным криком бросилась ему в объятия. Шарп, пленник французов, мог только наблюдать.

Генерал Рауль Вериньи был ростом шесть футов и два дюйма и, похоже, в его теле не было ни унции жира. Мундир обтягивал его как кожа барабана.

У него было узкое, темное лицо с маленькими, тщательно закрученными усиками. Он часто улыбался.

Он крикнул солдатам у черного хода, чтобы прекратили шум, поклонился Шарпу и жестом принял его капитуляцию. Он поговорил с маркизой две минуты, снова поклонился Шарпу и возвратил палаш.

— Ваша храбрость, майор, требует, чтобы вам вернули меч. И позвольте выразить вам мою самую глубочайшую признательность. — Он поклонился в третий раз. — Ружье, майор, — мне придется его забрать. — Он произносил «рр-ружье». Он передал винтовку адъютанту, который передал ее лейтенанту, который передал ее сержанту.

И теперь, час спустя, Шарп был почетным гостем за завтраком. Вокруг пылал город. Гостиницу пощадили, покуда она давала приют.

Генерал Вериньи проявлял заботу о Шарпе.

— Вы, должно быть, взъерошены, майор Вонн?

— Взъерошен, сэр?

— Потерпев крушение ваших надежд. — Он улыбнулся, коснувшись кончиков усов.

— Действительно, сэр.

Маркиза сказала Вериньи, что британцы послали Шарпа, чтобы забрать ее из женского монастыря и доставить в армию Веллингтона для допроса. Вериньи налил Шарпу немного кофе.

— Вместо этого мы отвезем Элен домой, а вы — военнопленный.

— Разумеется, сэр.

— Но это не должно беспокоить вас. — Вериньи предложил Шарпу ногу цыпленка, настаивая, чтобы тот съел ее. — Вас изменят, ведь так?

— Обменяют?

— Обменяют! Я не слишком часто практикуюсь в английском. Элен говорит хорошо, но она не говорит со мной по-английски. Она должна делать это, да? — Он рассмеялся и обернулся к маркизе, налив ей вина. Генерал был, насколько мог судить Шарп, человек его лет, наделенный мрачным обаянием. Шарп ревновал. Генерал снова обратился к Шарпу. — Вы говорите по-французски, майор?

— Нет, сэр.

— Вы должны! Это самый прекрасный язык в мире.

За столом сидели французские офицеры, довольные, как могут быть довольны солдаты, которые одержали большую победу. Французской кавалерии редко удавалось застать врасплох партизан, и этим утром они собрали мрачный урожай смерти. Человек в серебристом плаще был военнопленным и, несомненно, кричал под пытками, поскольку его палачи хотели получить ответы на свои вопросы, но El Matarife убежал в горы на востоке. Вериньи не возражал.

— С ним покончено, ведь так? Его люди сломлены! Кроме того, я приходил за Элен, а не за ним, а вы освободили ее для меня. — Он улыбнулся и выпил за здоровье Шарпа.

Собравшиеся офицеры смотрел на англичанина с любопытством. Немногие видели прежде захваченного британского офицера, и ни один не видел в плену хотя бы одного стрелка, которых они так боялись. Встретившись с ним взглядом, они улыбались. Они предлагали ему лучшую пищу на столе, один налил ему вина, другой бренди, и они уговаривали его выпить с ними.

Вериньи сидел рядом с маркизой. Она кормила его с вилки. Они касались друг друга, интимничали, и, казалось, заполняли всю комнату своей радостью. Вдруг раздался взрыв смеха, и генерал улыбнулся Шарпу.

— Я сказал ей, что она должна выйти замуж за меня. Она сказала, что вместо этого она может стать монахиней. — Шарп вежливо улыбнулся. Вериньи спросил, не думает ли Шарп, что из маркизы получится хорошая монахиня, и Шарп сказал, что женскому монастырю сильно бы повезло.

Вериньи рассмеялся.

— Но им не повезет, майор, да? — Он кивнул в ее сторону. — Я ехал сюда, чтобы спасти ее. Я настаивал, чтобы они послали меня сюда, я требовал этого! Вы думаете, что она должна выйти за меня в награду за это, да?

Шарп улыбался, но внутри он испытывал боль. Он уже был в плену, давно, во время войны в Индии, и тогда его тоже захватили уланы. Он помнил, словно это было только вчера, лицо индуса, склонившегося над ним, его ухмылку, когда его копье, пронзив мундир Шарпа у пояса, пришпилило его к дереву.[3] Теперь он был захвачен снова, и не надеялся обрести свободу.

Он слышал громкий смех офицеров, видел, что их взгляды обращены к маркизе, наблюдал, как она кокетничает, как разыгрывает спектакль для аудитории. Один раз она указала на него, вызвав новый взрыв смех, и ему пришлось скрывать свое отчаяние, пытаясь улыбнуться.

Генерал Вериньи сказал, что Шарпа могут обменять, но Шарп знал, что этого не произойдет. Даже если у британцев будет пленный французский майор для обмена, то они не догадаются, кто такой Вонн во французских списках. Каждые несколько недель стороны обмениваются списками военнопленных, но штаб Веллингтона не поверит в майора Вонна. Французы предположат, что британцы не хотят получить «Вонна» назад — и его отправят в крепость в Вердене, где держат пленных офицеров.

И само собой, Шарп не мог назвать свое настоящее имя. Сделать это означало спровоцировать дюжину вопросов, один хуже другого. Он должен оставаться Вонном, и как Вонн он отправится в Верден, и как Вонн он будет всю войну гнить за стенами Вердена, задаваясь вопросом, какие новые несчастья принесет ему мир.

Или он может убежать — но только тогда, когда Вериньи благополучно сопроводит его подальше от этих гор с мстительными партизанами. Как раз когда он думал об этом, Вериньи обернулся и улыбался ему.

— Элен сказала мне, что вы вломились в женский монастырь, да?

— Да.

— Вы — храбрый человек, майор Вонн! — Вериньи протянул к нему свой стакан. — Я ваш должник.

Шарп пожал плечами.

— Вы можете отпустить меня, сэр.

Вериньи рассмеялся, затем перевел их разговор на французский язык, что вызвало дружественный смех офицеров. Он покачал головой.

— Я не могу отпустить вас, майор Вонн, но вам не о чем беспокоиться, ведь так? Вас обменяют в Бургосе.

Шарп улыбнулся.

— Я надеюсь, что так, сэр.

— Он надеется! Да какие могут быть сомнения! Но, однако, вы должны дать мне честное слово, что не убежите до тех пор, а?

Шарп заколебался. Дав честное слово, он пообещает не предпринимать попыток к бегству. Ему оставят палаш, он будет свободно ехать с уланами без охраны, и к нему будут относиться с уважением, соответствующим его чину. Если он не даст слова, то он сможет попытаться убежать, но он знал, что его будут хорошо охранять. Он будет безоружен, его будут запирать на ночь, а если его негде будет запереть, его могут привязать к его охранникам.

Вериньи пожал плечами.

— Ну как?

— Я не могу дать вам честное слово, сэр.

Вериньи нахмурился. За столом стало тихо. Генерал пожал плечами.

— Вы — храбрый человек, майор, я не хочу плохо обращаться с вами.

— Я не могу принять этого, сэр.

— Но я хочу помочь, разве нет? Элен говорит, что вы обращались с ней как подобает благородному человеку, и я готов ответить вам тем же! Вас обменяют! Почему вы не позволяете мне сделать это?

Шарп встал. Весь стол наблюдал за ним. Он перешагнул через скамью. В мозгу у него звучали слова Хогана, требующего, чтобы он не попал в плен. Он проклинал себя. Вчера вечером он искал теплую постель, тогда как должен был найти ночлег под открытым небом, укрыться лесами и вечерними туманами.

Маркиза смотрела на него. Она покачала головой, словно хотела сказать, что он не должен делать то, что собирается. По крайней мере, думал Шарп, она держит свое слово. Пока французы не знают, что захватили Ричарда Шарпа.

Вериньи улыбнулся.

— Ну же, майор! Вас обменяют!

В ответ Шарп расстегивал пояс с палашом. Петли резко бренчали. Он наклонился и положил тяжелый палаш на стол. Побитые металлические ножны оцарапали дерево. Он посмотрел на генерала и объявил отказ.

— Я — ваш пленный, сэр. Никакого честного слова.

За стенами гостиницы горел город. Кричали женщины. Плакали дети. Уланы обыскивали дома, прежде чем поджечь их, а Ричарда Шарпа отвели под конвоем и заперли в конюшне. Он потерпел поражение.


Глава 15


В камере не было ничего — ни одеяла, ни койки, ни даже ведра. На полу — толстый слой грязи. При каждом вдохе Шарпу хотелось зажать нос — зловоние было густым, как пороховой дым. Окна не было. Он знал, что находится где-то в глубине скалы, на которой построен замок Бургоса.

Его провели сюда во внутренний двор, мимо стен, опаленных разрывами снарядов британских гаубиц, выпущенных во время прошлогодней осады, мимо закрытых, нагруженных сокровищами фургонов, которыми был забит двор, мимо лишенного крыши, сожженного здания, в цитадель с массивными стенами.

Его столкнули вниз по лестнице, провели сырым, холодным коридором в эту маленькую квадратную комнату с грязью на полу и беспрерывно капающей где-то снаружи на камень водой. Единственным источником света были слабые отблески, которые проникали через маленькое окошко, вырезанное в толстой двери.

Он кричал, что он — британский офицер, что к нему должны относиться соответственно, но не было никакого ответа. Он кричал это на испанском и на английском языке, но его голос бесполезно глох в холодном коридоре.

Он коснулся виска и вздрогнул от боли. На виске была шишка, после того как сержант-пехотинец ударил его прикладом мушкета. Кровь засохла, закрыв ссадину коркой.

Крысы шуршали в коридоре. Вода все так же капала снаружи. Как только он слышал голоса вдали, он начинал кричать снова, но не было никакого ответа.

У него не было шанса бежать во время поездки на юг. Уланы ехали быстро, и Шарп был помещен в центр целого эскадрона, сзади ехали солдаты с копьями наготове. На ночь его запирали — дважды в церквях, однажды в деревенской тюрьме — и охраняли часовые с заряженными мушкетами. Маркиза ехала в коляске, которую генерал Вериньи конфисковал в том городе, где он нашел ее. Несколько раз она попадалась ему на глаза и лишь пожимала плечами. Ночью она посылала ему вино и пищу, приготовленную для уланских офицеров.

Его подзорную трубу, его ранец, все его имущество кроме одежды, которую он носил, — все забрали у него. Вериньи, который не мог понять, почему майор «Вонн» настолько упрям, обещал, что имущество будет возвращено ему. Вериньи сдержал обещание. Когда Шарпа провели по крутой дороге к Бургосскому замку, ему вернули его вещи.

Его передали гарнизону крепости. Люди Вериньи оставили его во внутреннем дворе, где он и стоял под охраной двух пехотинцев, между тем как солнце поднималось все выше.

Шарп разглядывал фургоны во дворе, пытаясь заглянуть под обвязанные веревками брезенты, чтобы удостовериться в истинности рассказа маркизы о сокровищах испанской империи, которые якобы были здесь. Он ждал. Солдаты гарнизона проходили мимо, глазея на военнопленного, однако офицер из административно-хозяйственной службы все не шел, чтобы распорядиться его будущим. Один раз в одном из высоко расположенных окон крепости Шарп увидел человека с подзорной трубой. Стеклянный глаз, казалось, был направлен прямо на него.

А вскоре после того, как он увидел человека с подзорной трубой, четыре пехотинца во главе с сержантом подошли к нему. Он думал, что они идут мимо и посторонился, но один из солдат заорал на него и замахнулся кулаком; Шарп, защищаясь, ударил раз, ударил два, а затем сержант ударил его в висок прикладом мушкета, и его притащили в эту камеру, размером три шага на три, где не было никакого света, никакого табурета, никакой кровати и никакой надежды.

Он хотел пить. Голова пульсировала. Он прислонился к стене, и какое-то время боролся с болью, темнотой и отчаянием. Часы проходили — но сколько их было, он не знал. Звон башенных часов не проникал в эту комнату, вырубленную в скале под старым замком.

Он задавался вопросом, не был ли он узнан — но даже если был, какой смысл был обращаться с ним подобным образом? Он думал о маркизе, воображал ее в объятиях генерала: ее голова у него на груди, золото ее волос рассыпалось по его коже. Он пытался вспомнить ночь в гостинице, но это казалось нереальным. Реальностью была эта камера, его боль и жажда. Он нашел влажный участок стены и облизал сырой камень. Зловоние в камере было ужасно. То ли сюда стекало дерьмо, то ли его оставили прежние узники, но каждый его вдох был отравлен.

Время шло и шло, отмеряемое только ударами капель по камню. Они хотели, чтобы он отчаялся, погребенный в этом грязном, зловонном месте, и он боролся с отчаянием, пытаясь вспомнить имена каждого человека, который служил в его роте с начала войны в Испании, а когда вспомнил, он попытался перечислить вслух всех солдат из самой первой роты, в которой он служил. Чтобы не замерзнуть, он шагал взад-вперед по камере, его сапоги расплескивали жидкую грязь, и иногда, когда запах становился невыносимым, он прижимал рот к глазку в двери и глубоко дышал воздухом из коридора.

Он проклинал себя за то, что позволил себя схватить, за то, что проспал рассвет, что принял вызов на поединок.

Он чувствовал, что день прошел, и что наступила ночь, хотя отблески света за дверью не исчезли. Он сел на корточки в углу, опершись спиной на стену, и пытался уснуть. Четыре ночи назад он был в настоящей кровати, под простыней, чувствуя рядом тепло тела маркизы, и он на миг погружался в сон, вздрагивал, просыпаясь, и слышал лишь шорох крыс снаружи и капанье воды. Он дрожал.

Он чувствовал, что пленные, помещенные в эту камеру, должны были лежать на полу. Они хотели, чтобы пленный испачкал одежду и был по уши в дерьме. Он не доставит им такого удовольствия.

Трое пришли за ним, наконец — двое солдат, вооруженных мушкетами с примкнутыми штыками, и третий, тот самый громила сержант, который первым ударил Шарпа. Человек был огромен. У него, казалось, вообще не было шеи, и сквозь рукава мундира выпирали мускулы. Сержант заорал на него по-французски, а затем засмеялся над вонью, стоявшей в камере.

Шарп отчаянно устал, горло его ссохлось от жажды. Он замешкался, ослепленный ярким светом пылающего факела, принесенного одним из его охранников, и сержант толкнул его так, что он упал, а затем поднял его так легко, словно вес Шарпа был для него ничем.

Они провели его по коридору, вверх по лестнице, вдоль второго коридора и еще по нескольким лестницам. Здесь был дневной свет, проникавший через маленькие оконца, выходившие в центральный внутренний двор цитадели, а затем сержант втолкнул Шарпа в комнату, где ждал четвертый.

Комната была размером приблизительно двенадцать квадратных футов. Из единственного высоко расположенного окна слабый серый свет лился на каменные стены и пол. В комнате был единственный стол и стул позади него. Охранники встали по обе стороны Шарпа. Сержант, единственный невооруженный француз, был одним из двоих, стоявших справа от Шарпа. Всякий раз, когда Шарп пытался прислониться к стене, на него кричали, оттаскивали от стены, и снова наступала тишина.

Они ждали. Двое солдат, стоявших ближе к Шарпу, направили на него штыки. Шарп закрыл глаза. Он покачивался от усталости. В голове пульсировала боль.

Дверь открылась.

Шарп открыл глаза и все понял.

В комнату вошел Пьер Дюко. В первую секунду Шарп не узнал маленького человека с оспинами на лице и в круглых очках, но затем Рождество, встреченное в Воротах Бога, вернулось к нему. Майор Пьер Дюко, о котором Шарпа предупреждали, как об очень опасном и умном человеке, замешанном в грязные политические интриги, отвечал за такое обращение с ним, за вонючую камеру и за то, что, был уверен Шарп, с ним произойдет.

Дюко сморщил нос, осторожно пробрался за стол и сел. Солдат, вошедший за ним, положил на стол палаш Шарпа, его подзорную трубу, какие-то бумаги. Ни слова не было сказано, пока солдат не вышел.

Дюко нарочито долго выравнивал стопку бумаги, прежде чем посмотреть на английского офицера.

— Хорошо спали?

Шарп игнорировал вопрос.

— Я — офицер армии Его британского Величества, и я требую обращения, соответствующего моему чину. — Его голос прозвучал как хриплое карканье.

Дюко нахмурился.

— Вы впустую тратите мое время. — У него был низкий голос, словно принадлежащий куда более крупному человеку.

— Я — офицер Его британского …

Он остановился, потому что огромный сержант по знаку Дюко, повернулся и ударил здоровенным кулаком Шарпа в живот так, что тот упал и не мог вздохнуть.

Дюко подождал, пока Шарпа поставят на ноги и его дыхание восстановится, затем улыбнулся.

— Я полагаю, мистер Шарп, что вы не офицер. Решением военного суда, протокол которого у меня здесь, — он показал бумагу, — вы уволены из армии. Короче говоря, вы — гражданское лицо, хотя выдаете себя за майора Вонна. Разве я не прав?

Шарп ничего не сказал. Дюко снял очки, подышал на них и начал полировать круглые линзы шелковым носовым платком, который он вытащил из рукава.

— Я полагаю, что вы — шпион, мистер Шарп.

— Я — офицер…

— В самом деле, не утомляйте меня. Мы уже установили, что вы были разжалованы в рядовые. Вы носите мундир, которой носить не имеете права, носите чужое имя, и по вашему собственному признанию генералу Вериньи, вы пытались похитить женщину в надежде, что она может предоставить информацию. — Он аккуратно заправил заушники очков за уши и неприятно улыбнулся Шарпу. — По мне так это походит на шпионаж. Веллингтон думал, что, фальсифицировав вашу казнь, сделает вас невидимым? — Он засмеялся над собственной шуткой. — Я признаю, мистер Шарп, что вам удалось одурачить меня. Я едва поверил глазам, когда увидел вас в нашем внутреннем дворе! — Он улыбнулся торжествующе, затем поднял лежащий сверху лист. — Из того, что показал этот дурак Вериньи, следует, что вы спасли маркизу из женского монастыря. Это верно?

Шарп ничего не сказал. Дюко вздохнул.

— Я знаю, что вы это сделали, мистер Шарп. Это было неосторожно с вашей стороны, по меньшей мере. Зачем вы шли в такую даль, чтобы спасти ее?

— Я хотел переспать с нею.

Дюко откинулся назад.

— Вы утомляете меня, и мое время слишком ценно, чтобы слушать всякий вздор. Я спрашиваю вас снова, почему вы спасли ее?

Шарп повторил ответ.

Дюко посмотрел на сержанта и кивнул.

Сержант повернулся, бесстрастно оглядел Шарпа с ног до головы и затем снова ударил правым кулаком в живот стрелка. Шарп уклонился от удара, попытался ударить ответно сержанта в глаз, но штык рубанул его по руке, и левый кулак сержанта врезался ему в лицо, так что голова ударилась о каменную стену, а правый кулак ударил в живот, заставив согнуться, и внезапно сержант с той же деревянной выправкой, с какой поворачивался к Шарпу, отвернулся и вытянулся в ожидании приказа.

Дюко нахмурился. Он наблюдал, как Шарп выпрямляется. Кровь текла из носа стрелка. Шарп оперся на стену, и на сей раз никто не остановил его. Француз покачал головой.

— Я действительно не люблю насилие, майор, оно расстраивает меня. Оно необходимо, я боюсь, и я думаю, что вы теперь понимаете это. Почему вы спасли маркизу?

Шарп дал тот же самый ответ.

На сей раз, он позволял бить себя. У него было только одно оружие, и он использовал его. Он притворялся слабее, чем он был. Он упал на пол и застонал, и сержант презрительно поднял его за воротник куртки и толкнул к стене. Сержант улыбался победно, когда обернулся к Дюко.

— Почему вы спасли маркизу?

— Мне нужна была женщина.

На сей раз Дюко не кивнул сержанту. Он, казалось, вздохнул. Он снова снял очки, снова, хмурясь, полировал стекла носовым платком, а потом, слегка поежившись, надел их.

— Я верю вам, майор. Вы охочи до женщин вроде Элен, и, несомненно, вы умело удовлетворили ее похоть. Скажите мне, она просила у британцев о помощи?

— Только по части похоти. Кажется, французы не достаточно хороши для нее.

Шарп готовился к удару, но снова Дюко не дал сигнала. Он снова вздохнул.

— Я должен сказать вам, мистер Шарп, что сержант Лавинь замечательно умеет выбивать признания из тех, кто не хочет говорить. Он обычно оттачивает свое искусство на испанцах, но он давно хотел заполучить англичанина. — Очки Дюко отразили два кружка серого света. — Он действительно давно, очень давно хотел англичанина.

Сержант Лавинь, слыша свое имя, повернул квадратную голову и посмотрел на Шарпа с презрением.

Дюко встал и обошел вокруг стола, прихватив при этом подзорную трубу Шарпа.

— Прежде, чем вы окажетесь в таком состоянии, что не сможете это оценить, майор, я хочу свести с вами счеты. Вы разбили мои очки. Вы доставили мне большие неприятности! — Неожиданно Дюко начал сердиться. Он, казалось, старался совладать с гневом, выпрямившись во весь свой небольшой рост. — Вы преднамеренно разбили мои очки!

Шарп ничего не сказал. Это было верно. Он разбил очки Дюко у Ворот Бога. Он сделал это после того, как Дюко оскорбил Терезу, жену Шарпа. Теперь Дюко держал подзорную трубу Шарпа.

— Великолепный инструмент, майор. — Он всматривался в толстую латунную табличку. — «23-го сентября 1803». Мы называли этот день 2-е вандемьера, год десятый. — Шарп чувствовал, что Дюко сожалеет об отмене революционного календаря.

Шарп оттолкнулся от стены.

— Возьмите ее, Дюко. Ваша армия уже украла все остальное в Испании.

— Взять это?! Конечно, нет. Вы думаете, что я — вор? — Он снова посмотрел на латунную табличку. — Награда за один из ваших подвигов, без сомнения. — Он открыл подзорную трубу, вытянув внутренние полированные латунные трубки. — Нет, майор Шарп. Я не собираюсь брать это. Я просто собираюсь отплатить за оскорбление, которое вы мне нанесли.

Оскалившись в приступе внезапного безумия, Дюко схватил подзорную трубу и стал бить о каменный пол — размахивался и бил, размахивался и бил, снова и снова. Сокровище, заключенное в этих великолепно точных стеклах, было уничтожено маленьким человечком, который продолжал бить трубой по полу, сгибая трубки и рассеивая осколки линз по полу. Он бросил подзорную трубу и стал пинать так, что латунные трубки разлетались в разные стороны, и он распинывал их злобно, пока уже не осталось что пинать, и тогда он выпрямился и стоял, задыхаясь. Он поправил свой мундир и посмотрел на стрелка с улыбкой, достойной его жалкого триумфа.

— Вы заплатили мне свой личный долг, мистер. Шарп. Глаз за глаз, как говорится.

Шарп наблюдал, как уничтожают его подзорную трубу, его бесценную подзорную трубу, подарок Веллингтона, чувствуя, как растут в нем гнев и отчаяние. Он ничего не мог поделать. Сержант Лавинь наблюдал за ним, и штыки были направлены ему в грудь. Он подавил гнев и кивнул на палаш.

— Добавьте это к тому, Дюко.

— Нет, мистер Шарп. — Дюко снова сидел за своим столом. — Когда они спросят меня, как вы умерли, я скажу, что я предложил вам дать честное слово, вы согласились, а потом напали на меня с мечом, который я вежливо возвратил вам. Моя жизнь была спасена сержантом Лавинем. — Француз улыбнулся. — Но я действительно ненавижу насилие, мистер Шарп. Вы поверите мне, если я скажу, что я не желаю вам смерти?

— Нет.

Дюко пожал плечами.

— Но это правда. Вы можете жить. Вы можете выйти отсюда с вашим мечом. Мы не будем обменивать вас, конечно, вы проведете остальную часть войны во Франции. Мы даже сможем попытаться сделать вас более цивилизованным. — Дюко улыбнулся своей шутке и посмотрел вниз на бумаги. — Просто скажите мне, мистер Шарп, или даже майор Шарп, если так вам больше нравится, Элен обращалась к британцам за помощью?

Шарп обругал его.

Дюко вздохнул и кивнул. Лавинь повернулся, все такой же бесстрастный и неудержимый, и на сей раз он бил Шарпа по лицу, разбив ему губы и оставив на лбу кровавый след от кольца, которое он носил. Шарп упал, снова преднамеренно, и тяжелый сапог бил его в спину. Он кричал, также преднамеренно, шаря руками по полу, и внезапно обрел надежду.

Искривленная, помятая трубка от его подзорной трубы лежала у стены. Он закричал снова в ответ на удар сапога, схватил трубку и спрятал ее в кулаке. Его схватили за ворот, подняли, развернули и толкнули обратно к стене.

Это была самая маленькая трубка. Он чувствовал порванную оправу — на ней делают насечку, которая держит маленькую линзу окуляра. Труба составляла в длину шесть дюймов, и один конец ее был расколот и зазубрен — там, где Дюко топтал ее.

Дюко ждал, пока дыхание Шарпа восстановится, глядя в его разбитое, окровавленное лицо.

— Вам будет полезно знать, майор, что я сейчас задам вам несколько вопросов, на которые у меня уже есть ответы. Вы, разумеется, можете причинить себе боль понапрасну. В конечном счете, вы поймете тщетность такого поведения. Вас обвиняли в убийстве мужа Элен, верно?

— Вы знаете, что да.

Дюко улыбнулся.

— Это я устроил, мистер. Шарп. Вы знали это? — Дюко был доволен, когда голова Шарпа дернулась, доволен внезапным удивлением, вспыхнувшим в подбитых глазах. Дюко нравилось, когда его жертвы знали, кто был ответственен за их несчастье. — Почему Веллингтон инсценировал вашу смерть?

— Я не знаю. — Губы Шарпа распухли. Он глотал кровь. Он притворялся, что тяжело дышит. Он прикидывал расстояние, планируя не первую смерть, но вторую.

Дюко наслаждался зрелищем растоптанного и сломленного противника. Ему доставляло удовольствие не избиение, но то, что Шарп осознал, что он был превзойден хитростью.

— Вас послали, чтобы спасти Элен?

Голос Шарпа был хриплым, слова, произнесенные окровавленными губами, звучали нечленораздельно.

— Я хотел знать, почему она лгала в своем письме.

Ответ насторожил Дюко, который нахмурился.

— Спасение было вашей собственной идеей?

— Моя идея. — Шарп выплюнул кровь изо рта на пол.

— Как вы узнали, где она?

— Все знали. Половина чертовой Испании.

Дюко признал, что это правда. Предполагалось, что ее судьба будет держаться в тайне, но никакую тайну нельзя сохранить в Испании. Даже Вериньи, этот пошлый дурак, в конечном счете, обнаружил, где прячут его возлюбленную. Но это не беспокоило Дюко. Все, что беспокоило Дюко, — это безопасность Договора.

— Таким образом, вы спасли ее пять дней назад?

— Что-то вроде этого.

— И генерал Вериньи обнаружил вас на следующий день?

— Да.

— Вы спали с нею, мистер Шарп?

— Нет.

— Но вы сказали, что именно ради этого вы хотели спасти ее.

— Она не хотела меня. — Шарп закрыл глаза и прислонил голову к стене. Прошлые два раза, когда его били, вооруженные солдаты не потрудились направить на него штыки, чтобы остановить его попытку сопротивления. Они видели, что он разбит и беспомощен. Они были неправы, но он должен выждать подходящий момент, и он должен рассчитать все до мелочей. В прошлый раз он упал в правую сторону, и солдат с той стороны отошел в сторону, чтобы дать место Лавиню. Он должен заставить его сделать это снова.

— Вы спали с нею?

— Нет.

— Она говорила вам, почему она в женском монастыре?

— Она хотела отдохнуть.

Дюко покачал головой.

— Вы — упрямый дурак, мистер Шарп.

— А ты — грязный маленький ублюдок.

— Мистер Шарп, — Дюко откинулся на спинку стула, — скажите мне, какое объяснение она предложила вам. Она, должно быть, изложила хоть какие-то причины ее ареста?

Шарп покачал его головой, как если бы не мог совладать с эмоциями.

— Она сказала, что видела вас во сне. Император приказал ей выйти замуж за вас, и она увидела вас голым, и это было самое отвратительное, что она когда-либо…

— Сержант!

Первый удар попал Шарпу в голову, это был скользящий удар, но за ним последовал прямой в живот, от которого весь воздух разом вышел из его груди. Он уклонился вправо, чему помог новый удар в голову, а затем он уже был на полу.

— Перестаньте!

Сапог ударил в почки. Он вытащил латунную трубку из рукава, повернул ее и крепко сжал в правой руке. У него был один шанс — только один.

— Нет! — Он выкрикнул это отчаянно, как ребенок, который умоляет, чтобы его перестали избивать, а потом он завизжал, когда сапог ударил его в бедро. Дюко что-то сказал по-французски.

Удары прекратились. Сержант наклонился, чтобы поднять Шарпа за воротник. Другие трое солдат отступали, усмехаясь, опустив штыки.

Лавинь тянул Шарпа и так и не увидел, как рука с трубкой ударила снизу вверх.

Шарп гневно выкрикивал свой воинственный клич. Они думали, что он слаб и разбит, но вся его жизнь была битвой, и они узнают, каков стрелок в битве.

Зазубренные и сдавленные края трубки ударяли Лавиня в пах, и Шарп поворачивал ее, давил, жал, в то время как сержант, отпустив его, кричал неприятно высоким голосом и пытался прижать руки к месту, где была только кровь и боль, но Шарп уже бросил трубку и сместился вправо от сержанта, двигаясь с невероятной скоростью и заполняя всю комнату своим боевым кличем.

Тело сержанта закрывало его от двоих солдат. Третий поднял мушкет, но Шарп захватил дуло, потянул на себя, а ребром правой ладони ударил солдата прямо по усам, ломая кости, так что голова откинулась назад, и тогда Шарп окровавленной рукой взялся за замок мушкета, прицелился и потянул спусковой крючок.

Двое других солдат не осмелились стрелять, из страха попасть в собственных товарищей. Еще секунды не прошло, как сержант наклонился, чтобы поднять избитого английского офицера, и уже мушкет изрыгал дым и гром.

Один человек упал с мушкетной пулей в легких, а Шарп ударил окованным медью прикладом в солдата, у которого отнял мушкет и который все еще цеплялся за него ним. Приклад ударил солдата в голову, но при этом Шарп наклонился, совсем близко к истекающему кровью, рыдающему сержанту, и в комнате раздалось эхо второго выстрела — такого громкого, что он даже заглушил вопли сержанта Лавиня.

Изогнувшись, Шарп поднялся, ударил мушкетом солдата, который выстрелил впустую. Он все еще кричал, зная, что солдаты напуганы его криком и яростью, и он высвободил правую ногу, за которую еще цеплялся упавший солдат, поднялся, рыча с залитого кровью пола и нанес короткий, профессиональный удар штыком последнему из его противников, который все еще был на ногах. Дюко, раскрыв рот, стоял испуганный в дверях. У него не было никакого оружия.

Штыки столкнулись, Шарп отбил штык противника, нанес новый укол, затем кинулся вправо, к столу схватил свой палаш и закричал, торжествуя, выхватив его из ножен, и в полете через комнату с диким победным криком ударил по шее последнего солдата, разрубая кожу и кости. Он видел, что солдат начал падать и прикончил его уколом в грудь, чувствуя, как мертвец увлекает за собой вниз клинок. За секунды, буквально за несколько секунд он убил двух человек и ранил двух других.

Он повернул и высвободил клинок, затем обернулся к двери.

— Дюко!

Дверной проем был пуст.

Он пошел к двери с окровавленным палашом в руке. Его лицо превратилось в кровавую маску, мундир пропитался кровью Лавиня. Один против четверых — вот что такое стрелок! Сержант Харпер сказал бы, что бой был равным.

— Дюко! Ты ублюдок! Дюко!

Он вышел в коридор. За спиной у него рыдал и вопил сержант, подставляя сложенные чашей руки под текущую из паха кровь.

— Дюко! Ты дерьмо!

Справа послышался чей-то голос. Шарп повернулся.

Там стояли несколько французских офицеров. Они были изящны и чисты и смотрели ошеломленно на окровавленного человека с разбитым лицом и диким голосом, с палашом, с которого капала кровь.

Французские офицеры были при шпагах, но ни один не обнажил оружие.

Один из них вышел вперед — высокий человек в зеленом и розовом.

— Майор Вонн? — Это был Вериньи. Он морщился — то ли от запаха крови, то ли из-за того, как выглядел Шарп. — Майор?

— Меня зовут Шарп. — Не было никакого смысла скрываться дольше. — Майор Ричард Шарп. — Он прислонился к стене. Острие клинка упиралось в каменные плиты, и возле него образовалась маленькая лужица крови.

Вериньи, казалось, понял, о чем идет речь.

— Клянусь честью, майор, что к вам отнесутся с подобающим почетом.

Шарп кивнул в сторону двери.

— Ублюдки пытались убить меня. Тогда у меня не было никакого меча. Я защищался.

Сержант Лавинь рыдал высоким и жалким голосом, его вопли доносились из-за каменных стен комнаты.

Вериньи заглянул в дверь. Он отстранился и посмотрел в страхе на стрелка, который превратил комнату в скотобойню.

— С вами будут хорошо обращаться, майор. Вам нужен врач?

— Да. И вода. Пища. Кровать.

— Конечно.

— Постирать одежду. Ванну.

— Конечно.

Шарп убрал правую руку с рукояти палаша. Его ладонь была кровавым месивом. Она болела. Он протянул палаш левой рукой.

— Я — ваш пленный опять, как мне кажется.

— Вы сделаете мне честь, оставив меч у себя, monsigneur, пока мы не решим, что делать с вами.

Шарп кивнул, затем вернулся в комнату. Он нашел ножны и портупею, но не мог закрепить их раненной рукой. Он подошел и встал над стонущим и рыдающим сержантом Лавинем, который смотрел на него и в его взгляде, казалось, боль смешивалась с удивлением, что он был побежден. Шарп посмотрел на французского генерала.

— Сэр?

— Майор?

— Скажите этому евнуху, что его желание исполнилось.

Вериньи вздрогнул, услышав голос стрелка.

— Его желание, monsigneur?

— Он хотел англичанина. Он получил его.


Глава 16


Шарпа привели в одно из зданий во дворе замка, который все еще ремонтировали, затем помогли подняться наверх, в комнату с побеленными известью стенами, с хорошей кроватью, столом и стульями, и с видом из зарешеченного окна на самый большой внутренний двор крепости. Глядя поверх приземистого здания и церкви замка, он мог видеть, что буквально каждый квадратный дюйм внутреннего двора забит фургонами с сокровищами.

Пришел врач. Раны Шарпа промыли и перевязали. Ему пустили кровь при помощи ланцета и чаши, а потом дали бренди.

В комнату втащили большую ванну, в которую вливали ведро за ведром, пока не заполнили, и он погрузился в нее. Его мундир унесли, выстирали, починили и вернули.

Он все еще был военнопленным. Двое часовых стояли у двери, выходящей на площадку лестницы, ведущей вниз во внутренний двор. Один из часовых, веселый молодой человек не старше Ангела, побрил его. Шарп не мог держать бритву в перевязанной правой руке.

Его палаш был прислонен к кровати. Он с трудом вычистил лезвие. В желобках деревянной рукояти, которая должна была быть обернута кожей и обмотана проволокой, осталась кровь, которую у него не было сил убрать. Вместо этого он уснул; ему снились дурные сны и даже во сне он иногда чувствовал боль.

Часовые принесли ему пищу — хорошую пищу и две бутылки красного вина. Они пытались что-то сказать ему и усмехались добродушно, видя, что он не понимает. Он услышал имя Вериньи и предположил, что это генерал послал пищу. Он улыбнулся, кивнул, чтобы показать, что он понял, и охранники оставили его наедине со свечами и его собственными мыслями. Он расхаживал взад-вперед, думая только о том, что скоро вся Испания будет знать, что Веллингтон освободил убийцу испанского маркиза. Он подвел Веллингтона, Хогана и себя самого.

Утром врач пришел снова, размотал бинты, что-то бормоча себе под нос. Он исследовал ночной горшок Шарпа, и, казалось, остался доволен содержимым, потом пустил Шарпу кровь из бедра и собрал ее в маленькую чашку. Он не стал снова перевязывать голову Шарпа, только раненную руку, которая все еще болела.

Его губы распухли. Изнутри они были покрыты запекшейся кровью. Лучше это, думал он, чем рана сержанта.

Он сидел у окна все утро, наблюдая, как выводят фургоны из внутреннего двора. Фургон за фургоном уезжали, погонщики подгоняли волов заостренными палками. Визг колесных осей не прекращался ни на минуту, и внутренний двор постепенно освобождался. Французское отступление, которое началось в Вальядолиде, продолжилось, и Шарп понимал, что британцы должны продолжать наступление, и что французы отсылают фургоны с сокровищами по Главной дороге во Францию. Он задавался вопросом, были ли шесть фургонов Элен среди тех, что уехали. Он задавался вопросом, почему Дюко принял меры, чтобы его обвинили в смерти маркиза, и почему Элен лгала об этом.

Церковь замка использовалась как склад боеприпасов. Когда фургоны освободили место в большом внутреннем дворе, команды пехотинцев начали носить снаряды и канистры с картечью из церкви к стенам цитадели. Шарп, не имея иных занятий, наблюдал.

Через час снаряды перестали носить к цитадели, но вместо этого складывали во внутреннем дворе. Куча за кучей вырастали, начинаясь у входа в цитадель и двигаясь в его сторону. Он задумался, не были ли это просто наказанные солдаты, которых заставляют делать одну из тех бессмысленных хозяйственных работ, на которые все армии отправляют нарушителей дисциплины, но к его удивлению он увидел, как французский офицер инженерных войск тянет белые зажигательные шнуры к каждой из конических куч — зажигательные шнуры, которые уходили внутрь цитадели.

Он внезапно понял, что французы собираются оставить Бургос, что они скорее взорвут замок, чем оставят такую крепость неповрежденной противнику, и все же ему казалось странным, что они тратят время на то, чтобы разложить снаряды во внутреннем дворе вместо того, чтобы взорвать их одной большой массой в арсенале. Тут он услышал шаги на лестнице, отвернулся от окна и забыл странные груды боеприпасов.

Он удостоверился, что палаш в пределах досягаемости. Он был наполовину уверен, что это Дюко возвращается, чтобы закончить то, что начал, но дверь открыл улыбающийся французский улан. На руке у него висела казавшаяся совершенно неуместной корзина, укрытая льняной салфеткой.

Потом пришло еще несколько человек, которые расставляли блюда и вино на столе в комнате Шарпа. Ни один не говорил по-английски. Они закончили свою работу, вышли, и Шарп услышал ее голос на лестнице. Это была маркиза — и она выглядела так, как будто купалась в росе и пила амброзию, ее глаза сияли, ее улыбка была очаровательной, а ее беспокойство о его разбитом, в кровавых ссадинах, лице — удивительно трогательным. Рядом с нею была высокая темная фигура генерала Вериньи, а следом за ними вошел другой французский офицер, полный майор по имени Монбран, который на беглом английском языке высказал надежду, что майор Шарп не испытывает сильной боли.

Шарп уверил его, что он не испытывает. Майор Монбран, однако, надеется, что майор Шарп понимает, что обращение с ним со стороны сержанта Лавиня не характерно для великой французской армии, и что майор Шарп простит это и доставит майору Монбран удовольствие присоединиться к нему за небольшим легким завтраком?

Майор Шарп доставит.

Майор Монбран знал, что майора Шарп уже имеет честь знать маркизу и генерала. Монбран объяснил, что он сам — помощник короля Жозефа, брата Наполеона, марионеточного короля рушащегося испанского трона. Монбран надеялся, что майор Шарп не поймет его превратно, если он скажет, что Его Королевскому Величеству Жозефу было приятно узнать, что захвачен столь грозный противник как майор Шарп. Шарп не отвечал. Маркиза улыбнулась и почистила покрытую коркой рану на голове Шарп кончиком пальца.

— Дюко — свинья.

Монбран нахмурился.

— Майор Дюко объяснил, что случилось, миледи. Я уверен, что мы должны верить ему.

— Что он сказал? — спросил Шарп.

Монбран отодвинул стул для маркизы, затем для Шарпа, потом уселся сам.

— Майор Дюко объяснил, что сержант Лавинь вышел из себя. Очень печально, конечно. Вы не против, если мы будем обслуживать себя сами, майор Шарп? Я думаю, что мы можем чувствовать себя свободнее без вестовых.

— Конечно. И как поживает сержант Лавинь?

Монбран нахмурился, как если бы предмет был ему очень неприятен.

— Его, разумеется, обвинят в нарушении дисциплины. Я могу предложить вам немного этого холодного супа? Это очень вкусно, уверяю вас. Окажите мне честь помочь вам?

Шарп оказал. Маркиза, одетая в сиреневое шелковое платье с низким, украшенным оборками, декольте улыбалась ему. Шарп согласился с Монбраном, что весна была влажной, и что в это лето дожди идут чаще, чем обычно бывает в Испании. Он согласился, что суп, гаспачо, восхитителен. Монбран спросил, не слишком ли много чеснока на его вкус, но Шарп уверил его, что на его вкус чеснока ни в чем не может быть слишком много, и Монбран признал, что это весьма мудро с его стороны.

Вериньи усмехался. Его усы были испачканы супом.

— Я думаю, вы почти убивать этого mignon Лавинь, да?

Он посмотрел на маркизу.

— Mignon?

— Педераст, любимый.

— Ах! Вы убиваете педераста Лавинь, да?

Шарп улыбнулся.

— Он пытался убить меня.

Вериньи пожал плечами.

— Вы должны были убить его. Я ненавижу педерастов.

Монбран поспешил с находчивостью придворного рекомендовать красное вино, которое, хотя оно и было испанским, имело определенный оттенок, который, как он думал, майор Шарп мог бы найти приятным. Майор Шарп, который хотел пить, нашел оттенок очень приятным. Он выпил.

Маркиза подняла стакан в его честь.

— Ты должен пить больше шампанского, Ричард.

— Я приберегу его.

— Зачем? Его много!

И его действительно было много. Бутылки вина и шампанского рядами громоздились на краю стола.

Монбран налил в чистый стакан шампанского для Шарпа.

— Я слышал, что из-за войны в вашей стране не хватает шампанского, майор.

Шарп, который никогда не пил шампанского в Англии, а только в Испании, когда был с маркизой, согласился, что шампанского явно недостаточно.

— В самом деле, — Монбран налил себе стакан. — Мне сказал англичанин, которого мы взяли в плен, что в Лондоне вы теперь платите двадцать три шиллинга за бутылку! Двадцать три шиллинга! Подумать только — почти тридцать франков за бутылку!

Маркиза казалась удивленной и спросила, как можно жить с такими ценами и почему на улицы не выходят бунтующие народные массы, оголодавшие без шампанского. Что пьют англичане вместо шампанского?

— Пиво, миледи.

Монбран наложил Шарп немного холодной ветчины и холодного цыпленка. Он принес извинения за такую простую пищу. Ветчина была запечена в глазури из меда и горчицы.

Маркиза хотела попробовать английского пива и высказала недовольство тем, что его нельзя немедленно достать в Бургосском замке. Генерал Вериньи обещал найти несколько бутылок. Он проворчал, вытаскивая пробки из еще двух бутылок красного вина:

— Мы должны выпить это. Мы не можем взять все это с этой проклятой армией.

Монбран нахмурился.

Шарп улыбнулся.

— Проклятая армия?

Вериньи хлопнул стакан вина и налил себе другой.

— Это не армия, майор, не настоящая армия. Мы… — он сделал паузу, нахмурился, — un horde ambulant.

— Я думаю, что вы найдете этот паштет особенно вкусным, майор. — Монбран улыбнулся. — Вы позволите мне отрезать вам немного хлеба?

— Кто? — спросил Шарп.

— Бродячий бордель, майор. — Маркиза весело улыбнулась. — Кажется, с нами идет слишком много дам. Тем более, что король Жозеф присоединился к нам.

— Позвольте мне, майор. — Монбран наложил Шарпу паштета. — Еще вина? Шампанского, может быть?

— Вина.

Когда с едой было покончено, и когда апельсиновые корки вместе с объеденными кистями винограда и корками от сыров завалили стол, майор Монбран заговорил о будущем Шарпа. Он вытащил из заднего кармана шитого золотом камзола свернутый листок бумаги.

— Мы были бы счастливы предложить вам дать честное слово. — Монбран улыбнулся и положил бумагу перед Шарпом. — Генерал Вериньи сочтет для себя честью, майор, если вы позволите ему обеспечить все ваши потребности. Лошадь, ваши расходы… — Монбран пожал плечами, как если бы это щедрое предложение ничего не стоило.

— Генерал и без того оказал мне большую честь. — Вериньи, кроме того, что обеспечил Шарпу комнату и еду, снабдил его новой бритвой, сменой белья, новыми носками, и даже целой коробкой нового трута — всем, что могло заменить вещи, украденные у Шарпа после того, как он попал в руки Дюко.

Шарп развернул бумагу, не понимая французских слов, но видя собственное имя, написанное с орфографическими ошибками в первой строке. Он посмотрел на Монбрана.

— Мое имя будет в списках для обмена?

Они, должно быть, ждали этого вопроса. Офицера редко держали в плену, если он был захвачен близко к месту сражения. Монбран нахмурился.

— Боюсь, что нет, майор.

— Я могу спросить почему?

— Вы обладаете определенной известностью, не так ли? — Монбран улыбнулся. — Было бы глупо с нашей стороны освободить столь сильного бойца, чтобы дать ему возможность и дальше причинять нам вред.

Это был достойный комплимент, но не тот ответ, который хотел услышать Шарп. Если он не может быть обменен, то ему придется отправиться через границу, где его освободят под честное слово, чтобы он мог без сопровождения ехать через всю Францию. Вериньи торопливо объяснял, что для него будет удовольствием предоставить Шарпу средства, чтобы тот мог останавливаться только в лучших гостиницах, что он снабдит его рекомендательными письмами, и майору будет позволено не спешить в его поездке на север, чтобы насладиться всеми радостями французского лета.

— Возьмите от лета все, майор. Там будет выпивка, будут женщины, будет еще больше выпивки! — Он продемонстрировал это, прикончив очередной стакан. Шарп отметил, что Вериньи уже нечетко выговаривает слова.

Но это еще не все. Даже когда он окажется в Вердене, большой северной крепости, где держат пленных офицеров, как объяснил Монбран, генерал гарантирует, что у Шарпа будут деньги, чтобы нанять квартиру в городе, слугу, приобрести членство во всех лучших клубах, организованных пленными британскими офицерами. Даже, сказал он, в литературно-философской ассоциация, которая и не литературная, и не философская вовсе, но предоставляет самым богатым британским военнопленным определенные удовольствия, в которых нуждается мужчина.

Шарп поблагодарил его.

Монбран достал из портфеля перо и пузырек с чернилами. Он пододвинул их к Шарпу.

— Вы подпишете, майор?

— Когда я уеду из Бургоса? — Шарп не прикоснулся к перу.

— Завтра, майор. Генерал идет с арьергардом. Вы можете путешествовать верхом или, если ваши раны причиняют страдания, в коляске маркизы. Наш отъезд назначен на девять часов.

Шарп смотрел на Элен и испытывал искушение уступить немедленно, подписать бумагу и отправиться в путешествие с нею.

Она улыбнулась.

— Подпишите, Ричард. — Она пожала плечами. — Мы не собираемся отпускать вас, вы ведь знаете это.

Вериньи рыгнул, Монбран нахмурился. Шарп улыбнулся.

— Тогда, наверное, мне придется бежать.

Это потрясло их. Несколько секунд все молчали, потом Вериньи разразился потоком слов — умоляющих слов. Если не будет честного слова, им придется оказать неуважение храброму человеку, который перенес достаточно страданий от рук французов, что будет позором для их страны, для их императора и для их священных знамен. Это просто невозможно, чтобы его отправили в тюрьму по этапу как уголовного преступника. Вериньи не хочет и слышать бы об этом! Он должен подписать!

Однако если он подпишет, то не сможет предпринять попытку к бегству.

Он снова посмотрел на бумагу.

— Я приму решение утром. Скажем, в восемь часов?

Это было самое большее, чего они могли добиться. Они попытались убедить его, но он не передумал.

— Утром. В восемь часов.

Были открыты еще две бутылки. Голова Шарпа уже чувствовала эффект от первых шести, но он позволял Монбрану наливать ему снова и снова. Они выпили за Элен, они выпили за возврат ее фургонов. Оказалось, сказала она, что их уже отправили в Виторию, но генерал Вериньи уверен, что добудет их для нее. Выпили еще вина. Майор Монбран, чье пухлое лицо блестело от пота, спросил разрешения Шарпа выпить за здоровье императора, которое было любезно дано, и они должным образом проделали это. Из любезности к гостю, было предложено выпить за здоровье короля Георга III, а затем — разных других королей, включая Артура, Альфреда, Карла Великого, Людовиков с I по XIV включительно, Цезаря Августа, старого короля Койла,[4] короля замка,[5] Небучеднеззэра,[6] Вилфреда Волосатого,[7] и заканчивая Тигларом Пильзером III,[8] имя которого они не могли к тому времени выговорить, но которому первому была оказана честь — выпить за него не вина, а бренди.

Генерал Вериньи спал. Он спал с тех пор, как предложил тост за Ричарда Львиное Сердце.

— Он был mignon, — сказал Монбран и покраснел, когда сказал это. Теперь, когда конических груды снарядов во внутреннем дворе замка отбрасывали в лучах заходящего солнца длинные тени, Монбран решил, что им надо уходить.

— Вы дадите нам свой ответ утром, майор? — Он с трудом выговаривал слова. Он постучал пальцем по листку с текстом честного слова.

— Утром.

— Хорошо. Я оставлю это вам, если не возражаете. — Он встал, и в его глазах отразилась тревога, вызванная тем, как сказалось вино на чувстве равновесия. — Всего наилучшего!

Двое улан были выделены, чтобы отнести генерала вниз, а один — чтобы помочь Монбрану. Маркиза, которая подала руку Шарпу для поцелуя, казалось, ничуть не опьянела. На столе все еще оставалось шесть нетронутых бутылок. Она улыбнулась ему.

— Не убегайте, Ричард.

Он улыбнулся.

— Спасибо, что пришли.

— Бедный, глупый Ричард. — Она коснулась его щеки и следом за офицерами вышла на лестницу.

Шарп сидел. Он слышал, как ноги генерала волочатся по лестнице, слышал, как невдалеке открылась дверь, слышал скрип рессор кареты, а затем удаляющийся стук копыт. Он уставился на бумагу с честным словом, на непонятные французские слова, и чувствовал искушение разделить коляску с Элен.

Дверь открылась.

Она улыбнулась:

— Я велела им вернуться за мной через три часа. — Она постучала в дверь, и Шарп услышал, как снаружи задвинули засов. Она посмотрела на него, склонив голову набок, подошла к кровати, села и подняла ногу, чтобы снять туфлю. — Иди в постель, Ричард, ради Христа, иди в постель!

Он прихватил бутылку шампанского, и она рассмеялась.

— Ты видишь, как хорошо быть военнопленным во Франции?

Он улыбнулся и поднял перевязанную правую руку.

— Тебе придется раздеть меня.

— Я готова на это, Ричард. Иди сюда.

Он подошел. Он видел, как был развязан белый шнурок, платье упало вниз, она стояла обнаженная в багровом солнечном свете. Ее руки добрались до его куртки, затем опрокинули его на кровать, в ее объятия…


***

Она курила сигару. Лежала на спине и пускала кольца дыма в потолок.

— Я тренировалась несколько месяцев.

— Ты очень хороша.

— И в том, чтобы пускать кольца дыма — тоже. — Она хихикнула. — А ты не так уж пьян.

— И ты. — Он наливал шампанское ей в пупок и пил. — Чувствуешь пузырьки?

— Да.

— Я тебе не верю.

Она ничего не говорила несколько секунд, а потом, внезапно изменившимся голосом, который заставил его оставить свою игру, чтобы посмотреть на нее, сказала ему, что это майор Дюко заставил ее написать письмо, которое вызвало поединок.

Шарп посмотрел в серые глаза.

— Я знаю.

— Иди сюда. — Она указала на подушку возле нее, а когда он лег рядом, она укрыла их обоих простыней и положила на него ногу. — Ты пьян?

— Нет.

— Тогда слушай.

И она стала рассказывать. Она рассказала о договоре между заключенным в тюрьму испанским королем и императором Наполеоном. Она рассказала об участии Дюко в подготовке договора, о статьях договора, которые, если он будет подписан, вынудят британцев уйти из Испании. — Ты понимаешь?

— Да. Но какое…

— …это имеет отношение к тому письму? — Закончила она его вопрос и пожала плечами. — Я не знаю. — Она бросила сигару на пол и обняла его за талию. — Я ничего не знаю, я только предполагаю, что инквизитор должен был помогать Дюко, и я предполагаю, что мои деньги — цена той помощи.

Он смотрел в ее сияющее, прекрасное лицо и пытался понять, было ли сказанное правдой. Он не мог решить. В этом было куда больше смысла, чем в ее прежнем рассказе, но он знал, что эта умная женщина была искусной лгуньей.

— Почему ты говоришь мне об этом?

Она не отвечала на вопрос, вместо этого она спросила, понравился ли ему майор Монбран. Шарп пожал плечами.

— Думаю, что да.

Она приподнялась, опершись на локоть, простыня соскользнула вниз. Было уже почти темно, и Шарп зажег свечу у кровати. Она перегнулась через него, чтобы прикурить новую сигару от ее пламени, и он прижался губами к ее груди.

— Ричард! Ты можешь быть серьезным?

— Я серьезен.

— Зачем, ты думаешь, Монбран был здесь?

— Я не знаю.

— Христос! Думай, ты, глупый педераст! — Она склонилась над ним. — Монбран — один из людей Жозефа, а Жозеф — король Испании! Ему это нравится, нравится называться «Вашим Величеством»! Он не хочет оставить Испанию. Даже если мы сможем удержать лишь часть Испании, у него есть свое королевство, но теперь его брат планирует вытащить трон из-под его задницы и отдать его Фердинанду. Ты понимаешь?

— Я понимаю. Но зачем говорить это мне?

— Потому что ты должен помешать этому. — Она сняла табачную крошку с губы и бросила ему на грудь. — Ты подпишешь бумагу с честным словом и поедешь со мной. Потом ты убежишь. Монбран поможет, он знает об этом. Весь это разговор о путешествии через Францию был для Рауля. Вместо этого мы хотим, чтобы ты убежал. — Ее пальцы поглаживали его грудь. — Ты пойдешь к Веллингтону. Я дам тебе письмо и Монбран подпишет его. — Она смотрела на него широко раскрытыми глазами. — Ты убежишь с нашей помощью, ты идешь к Веллингтону, и если он сделает публичное заявление, он помешает заключению договора. Никто не посмеет поддерживать его. Только Фердинанд может заставить глупых ублюдков принять договор, но если Артур заставит испанцев объявить об этом теперь, когда договор еще не принят, то тогда его никогда не подпишут. Таким образом, ты остановишь это, ты понимаешь?

Он нахмурился.

— Почему Жозеф не помешает договору?

— Потому что его брат уничтожит его! Они все боятся Наполеона. Но если ты скажешь Веллингтону, тогда никто не сможет обвинить Жозефа.

— Почему тогда вы не обменяете меня?

Казалось, вопрос ее рассердил.

— Мы не можем. Дюко не позволит этого. Он хочет выставить тебя в Париже как доказательство британского коварства. Кроме того, ты думаешь, что мы когда-нибудь обменяем такого как ты?

— Но вы позволите мне убежать.

— Потому что тогда Дюко проиграет. Потому что у Жозефа останется клочок Испании, и он отдаст мне мои фургоны! — Она подмигнула ему. — Монбран еще и заплатит тебе.

— Но разве ты не говорила, что договор спасет Францию?

— Христос и святое распятие! И я буду бедна, и половина людей Жозефа лишится всего! Нам нужно только это лето, Ричард, и это — все! Кроме того, это ведь ублюдок Дюко устроил так, что меня арестовали, а тебя почти повесили! Я хочу, чтобы Дюко поставили к стенке, я ужасно хочу этого, Ричард, у меня просто в кишках свербит. В следующем году они могут заключить свой проклятый договор, но не теперь, когда Пьер Дюко еще не умер.

— И ты хочешь свои деньги.

— Я хочу свой дом.

— Паштет из жаворонков и мед?

— И ты можешь приехать ко мне из Англии. Мы заплатим тебе, Ричард. Две тысячи гиней — золотом или ассигнациями, или чем-нибудь еще. Только подпиши бумагу, и мы сделаем остальное. — Она смотрела на него, когда он встал и, как был голый, отошел и сел у окна. — Хорошо?

— Если я нарушу честное слово, у меня не останется чести.

— Богу плевать на честь. Три тысячи!

Он обернулся к ней. Она тянулась к нему, обнаженная, ее лицо светилось ожиданием. Ее тело, такое красивое, было в пятнах света и тени от свечи. Он задавался вопросом, чувствовала ли она что-нибудь, когда он обнимал ее.

— Ты хочешь, чтобы я продал свою честь?

Она бросила в него сигару.

— Ради твоей страны. Ради меня! В любом случае, это не бесчестье!

— Как это?

— Монбран написал твое имя с орфографическими ошибками нарочно. Это не твое честное слово.

Он отвернулся от нее. Карета въехала во внутренний двор между странными кучами боеприпасов.

Она услышала это, выругалась и начала одеваться.

— Ты поможешь мне застегнуться?

— Попытаюсь. — Он повозился со своей перевязанной рукой с ее воротником, затем развернул ее. Он смотрел ей в глаза, а она приподнялась и поцеловала его.

— Сделай это для меня, Ричард. Прикончи Дюко и этого ублюдка инквизитора и верни себе свою карьеру. — Она положила его руку к себе на грудь и прижала ее. — Через два или три года война будет закончена! Приезжай ко мне тогда. Обещаешь мне?

Она была красивее, чем мечта, прекрасней, чем звезды зимой, мягче, чем дневной свет. Она поцеловала его теплыми губами.

— Приезжай ко мне, когда все будет кончено.

— Приехать к тебе?

Она чуть улыбнулась. Она была самой красивой сердцеедкой, и она шепнула ему на ухо, прижимаясь теплой щекой:

— Я люблю тебя, Ричард. Сделай это для меня и приезжай ко мне.

В дверь постучали. Она крикнула, чтобы подождали, и пригладила волосы.

— Ты приедешь ко мне?

— Ты знаешь, что приеду.

Она указала на бумагу.

— Тогда подпиши, Ричард. Ради нас обоих! Подпиши! — Она улыбнулась его наготе, показала жестом, чтобы он встал за дверью, и затем ушла в ночь.


***

Шарп упорно пил, и его настроение ухудшалось. Он думал о преданной чести, о женщине, которая обещала исполнить его самые заветные мечты, о договоре, который изгонит британскую армию из Испании. Он надел штаны и куртку, зажег больше свечей, и тем не менее он так и не подписал честное слово.

Он решил, что он слишком пьян, чтобы подписывать. После того, как Элен уехала, он прикончил две бутылки вина.

Он подошел к столу, удивляясь, что еще может стоять на ногах, и понес две бутылки к окну, рассуждая про себя, что, взяв сразу две, он уберегает себя от нового сложного похода через комнату, когда прикончит первую. Рассуждение казалось ему чрезвычайно умным. Он гордился им. Он прислонился головой к оконной раме. Где-то смеялась женщина — она явно испытывал удовольствие, и Шарп чувствовал, что ревнует.

— Элен. — Сказал он громко. — Элен, Элен, Элен.

Он пил, больше не беспокоясь о стакане. Если он подпишет честное слово, думал он, то он сможет быть с нею нескольких дней. Вериньи не может быть рядом все время. Они могут заняться любовью в ее карете, задернув занавески.

Он лишится чести. Он нарушит честное слово. Никакой чести не останется у него, если он сделает это, никакой.

И все же он спасет Великобританию от поражения ценой его чести. Он может сделать Элен богатой ценой его чести. И, добившись поражения Дюко, он может опозорить его, а возможно, как сказала Элен, добиться, что его поставят к стенке и расстреляют. И все ценой его чести.

Он думал о Дюко и поднял бутылку, салютуя ночи.

— Ублюдок!

Он широко зевал, пил снова и пытался сосредоточить взгляд на освещенном окне в цитадели, но взгляд скользил по диагонали вправо. Он задумался. Возможно, она подразумевала это, думал он, возможно она действительно любит его. Он иногда думал, что она была предательской сукой, красивой как черт — но даже предательские суки должны любить кого-то, не так ли? Он задавался вопросом, является ли любовь признаком слабости, затем он думал, что это не так, а затем он не помнил уже, о чем он думал, и снова пил из бутылки.

Он задавался вопросом, хотела ли бы Антония иметь французскую аристократку в качестве мачехи. Он выпил за эту мысль. Он пил за паштет из жаворонков и белое вино, за ее тело в его объятиях, за ее дыхание в его горле, и ему было жаль, что ее нет больше здесь, и он пил вино, потому что оно могло скрасить одиночество после ее ухода.

За окном, на северо-западе, как ему показалось, было какое-то свечение в небе. Он заметил его, задумчиво глядел на него и думал, что свечение в небе заслуживает, чтобы за него выпить. Он поднял бутылку и выпил. Он чувствовал, что его тошнит. Он думал, что ему было бы лучше, если бы он проблевался, но он не мог себя заставить дойти до ведра, которое ради приличия было спрятано за ширмой, сколоченной из старых ящиков. Они все смеялись, когда Монбран использовал ведро и, казалось, будет мочиться вечно. Он засмеялся снова. Она любит его. Она любит его. Она любит его.

Он закрыл глаза.

Потом он резко поднял голову, открыл глаза, и уставился на большое красное зарево в небе. Он знал, что это. Это костры военного лагеря, видные издалека, они отражаются от облаков, которые угрожают дождем. Британцы были на севере и на западе, достаточно близко, чтобы в облаках были видны отражения их костров, достаточно близко, чтобы заставить отступать французскую армию, этот бродячий бордель. Он засмеялся и выпил снова.

Он бросил пустую бутылку во внутренний двор и услышал, как она разбилась о камни и что-то закричал часовой. Шарп крикнул в ответ:

— Мignon! Mignon!

Он поднял следующую бутылку.

— Ты не должен пить ее, — сказал он себе, но затем решил, что будет ужасной потерей, если он не сделает этого. Он подумал, что может выпить ее в постели и встал.

Он держался за стену. Все внезапно казалось ясным и изумительно четким в свете выпитого. Король Жозеф и Монбран хотят, чтобы он убежал. Монбран — придворный. Монбран знает о чести больше, чем Шарп, таким образом, это будет хорошо, если он нарушит честное слово. Он убежит. Он вернется к британской армии, и он будет богат, и он женится на маркизе, когда война кончится, потому что даже предательские суки должны любить кого-то, и он не может вынести мысль, что она любит кого-то другого. Он выпил за эту мысль. Паштет из жаворонков и мед, думал он, и вино. Больше вина. Всегда больше вина — и тут он оттолкнулся от стены, устремился к кровати, и упал, не дойдя пару шагов. Ему удалось спасти бутылку.

Он сидел возле узкой кровати, на которой он любил ее в этот день.

— Я люблю тебя, — сказал он. Он натянул одеяло на плечи и выпил еще немного. Все было так просто. Спасение и победа, брак и богатство. Удача была с ним. Так было всегда. Он улыбнулся и поднял бутылку.

Он выпил еще вина, только чтобы доказать, что он может сделать это, и затем, когда он торжествуя думал, что ему осталось продумать пару мелочей, чтобы принять окончательное решение, его голова откинулась на кровать, бутылка покатилась, и он уснул пьяным сном.


Глава 17


Утро наступило как печальный стон. Он лежал, завернувшись в одеяло, возле кровати. Утренний свет был невыносим.

Он выругался и закрыл глаза.

Кто-то в замке бил кувалдой, и удары звоном отдавались у него в черепе.

— О, Боже!

Он опять открыл глаза. Бутылка вина лежала рядом с ним на полу, остаток вина у горлышка бутылки был темным от осадка. Он застонал снова.

Он откинул голову на кровать и смерил взглядом побеленный потолок. Молотили, казалось, прямо у него в комнате. Он не мог представить, что можно чувствовать себя так ужасно. Его глаза словно хотели вырваться из глазниц, во рту было грязнее, чем в камере, куда Дюко поместил его поначалу, в желудке сплошная кислота, а в кишках — вода.

— О, Боже!

Он услышал, как гремит засов на двери, но не обернулся.

— Bonjour, m’sieu! — Это был веселый молодой охранник.

Шарп медленно повернулся, чувствуя дикую боль в шее.

— Иисус…

Охранник рассмеялся.

— Нет, m’sieu. Cest moi. — Он поставил тазик на стол и имитировал бритье. — Oui, m’sieu?

— Oui.

Шарп встал. Он качался на слабых ногах и жалел, что не остался лежать на полу. Он остановил охранника.

— Минуту! Подожди! — Он зашел за ширму, ухватился за нее, и его стошнило.

— Иисус!

— M’sieu?

— Все в порядке! Нормально! Который час?

— M’sieu?

Шарп попытался вспомнить слово. Он разгибал пальцы на левой руке.

— L’heure est?

— Ах! C’est six figures, m’sieu.

— Сиз?

Солдат показал шесть пальцев, Шарп кивнул и плюнул в окно.

Молодой охранник, казалась, был счастлив, брея английского офицера. Он делал это умело, болтая непонятно и весело, покуда намыливал, брил, смывал пену и вытирал лицо полотенцем. Шарп же думал о том, что мог бы пнуть коленом мальчишку в живот, взять его мушкет, застрелить часового за дверью и оказаться во внутреннем дворе через десять секунд. Наверняка там бы нашлась хоть какая-то лошадь, и при удаче он мог бы оказаться далеко за воротами, прежде чем охрана поймет, что случилось.

С другой стороны он был не в настроении для утреннего мордобоя, и ему казалось слишком грубым нападать на веселого человека, который так умело брил его. Кроме того, ему нужен завтрак. Ему чертовски нужен завтрак.

Мальчик вытер лицо Шарпа насухо и улыбнулся.

— Bonjour!

Он выкатился за двери с тазиком и полотенцем, вернулся мгновение спустя за мушкетом, который забыл возле Шарпа. Он помахал на прощанье и закрыл дверь, не потрудившись запереть ее.

Удары кувалды все еще отозвались эхом в комнате. Он выглянул в окно и увидел, что там, где часовые отмеряли свои однообразные шаги вдоль крепостных валов, разрушают пушки, которые бросили вызов Веллингтону в прошлом году. Их цапфы — большие выступы, которые удерживают стволы на лафетах, — спиливали. Когда ножовки прорезали металл до половины, молотобоец изо всей силы бил кувалдой, чтобы сломать чистую бронзу. Удары убийственно гремели во внутреннем дворе. Удостоверившись, что пушки уже не поддаются ремонту, их заклепывали, а затем втаскивали на крепостные валы, чтобы сбросить на крутые скалы внизу. Шум был невыносим. Он застонал.

— О, Боже!

Шарп лежал на кровати. Он никогда не будет пить снова, никогда. С другой стороны, конечно, волосы собаки, которая укусила тебя, — единственное верное средство против бешенства. Половина британской армии пьянствует на привале и готова встретить новый день, только похмелившись остатками вчерашней выпивки. Он открыл один глаз и посмотрел уныло на нераспечатанную бутылку шампанского на столе.

Он взял бутылку, долго нахмурившись смотрел на нее, потом пожал плечами. Зажал бутылку между ног и выкрутил пробку левой рукой. Она вылетела с хлопком. Небольшое усилие, понадобившееся, чтобы вытащить пробку, показало, что он слаб как котенок. Шампанское пенилось на его штанах.

Он попробовал его. Оно смыло привкус рвоты во рту. Оно даже имело приятный вкус. Он выпил еще немного.

Он снова лег с бутылкой шампанского в левой руке, и вспомнил про честное слово. Предполагалось, что он подпишет его, и тогда его спасение будет устроено французами, которые не хотят мира с Испанией. Однако утром все это казалось куда сложнее. Он твердо знал, что, подписав бумагу а затем сбежав, он пожертвует своей честью.

Дверь снова открылась, и он лежал неподвижно, покуда завтрак, доставленный милостью генерала Вериньи, был расставлен на столе. Он знал, что там будет. Горячий шоколад, хлеб, масло и сыр.

— Mercy.

По крайней мере, подумал он, я немного выучил французский язык.

Час спустя, с завтраком и половиной бутылки шампанского в желудке, он понял, что чувствует себя гораздо лучше. День, пожалуй, может оказаться не так уж плох. Он посмотрел на бумагу. Он не может подписать ее, говорил он себе, потому что это будет не достойно его. Он должен просто сбежать. Он должен прийти к Веллингтону с этими новостями, но не жертвуя своей честью. Капитан Д’Алембор говорил, что честь — просто слово, скрывающее грешную натуру людей, и маркиза смеялась над этим словом, но Шарп знал, что оно означает. Оно означает, что он никогда не сможет жить в мире с собой, если он подпишет бумагу и позволит Монбрану организовать его спасение. Честь — это совесть. Он убежал от стола, от искушавшей его бумаги с честным словом, и унес шампанское к зарешеченному окну.

С бутылкой в руке он глядел вниз, на кучи снарядов, которые слабо блестели после дождя, который шел ночью. Офицер проверял запальные шнуры. Это будет адский взрыв! Шарп задумался, он задавался вопросом, услышит ли он взрыв с Главной дороги.

Он слышал женские голоса. В этой армии было необыкновенно много женщин. Как выразился Вериньи вчера? Шарп нахмурился, затем улыбнулся. Эта армия — бродячий бордель.

Он отвернулся от окна и подошел к столу, где бумага с честным словом, залитая красным вином, все еще ждала его подписи. Он попытался понять смысл французских слов, но не смог. Однако в любом случае он знал, что тут сказало. Он обещал не бежать и ни в коем случае не помогать вооруженным силам Великобритании или ее союзникам против французской армии, пока он не будет или обменен или освобожден от обязательства.

Он сказал себе, что должен подписать это. Спасение невозможно. Он должен подписать это и отказаться принять предложение маркизы бежать. Он думал о путешествии в ее коляске с задернутыми занавесками, и вспоминал ее слова о том, что она любит его. Он смотрел на перо. Будет ли это позором: дать честное слов, а затем доставить новости о секретном договоре Веллингтону? Или его страна выше его чести? Элен сказала правду? Она хотела, чтобы он был с ней, когда война кончится, когда он выйдет в отставку? Она говорила о трех тысячах гиней. Он закрыл свои глаза, воображая три тысячи гиней. Можно всю жизнь прожить на три тысячи гиней…

Он поднял перо. Обмакнул его в чернила, а затем быстрыми штрихами перечеркнул текст честного слова снова и снова. Он опрокинул пузырек с чернилами на бумагу, стирая слова, разрушая честное слов. Засмеялся и отошел назад к окну.

Там, внизу, в сером сумраке рассвета из дверей вышел кавалерийский офицер. Офицер был в великолепном мундире, белые лосины обтягивали его ноги, как у генерала Вериньи. Шарп задумался, смазывают ли кавалеристы ноги жиром или маслом, чтобы натянуть такие тесные штаны. Он бы не удивился. Кавалерийские офицеры готовы сделать все, чтобы стать похожими на лакеев из дворца.

Человек поправил ментик, заломил кивер под еще более залихватским углом, затем выдохнул струю дыма. Он вынул сигару изо рта, глянул на небо, словно хотел узнать, какая будет погода, и двинулся к цитадели. Слабый свет отражался от золотой отделки ножен и золотого шнура в виде петель, которым была обшита его синяя куртка. Он шел медленно, поскольку тесные лосины не давали ему широко шагать, но казался довольным собой и уверенным. Он избегал луж, которые все еще блестели во внутреннем дворе, завидуя невыносимому блеску его начищенных сапог.

Дым тянулся от сигары офицера. Он переступил через один из запальных шнуров, затем стряхнул пепел на груду снарядов. Шарп наблюдал, не веря своим глазам. Кавалерист шел дальше, не обращая внимания на окружающих. Новое облачко дыма поднялось от его сигары, и потом с превосходной беззаботностью офицер бросил окурок сигары прямо на путаницу запальных шнуров. Он исчез в цитадели. Никто, казалось, ничего не заметил. Офицер инженерных войск, который осматривал запальные шнуры, ушел. Часовые на стенах смотрели наружу. Двое пехотинцев, которые тащили большой, исходящий паром котел через двор, были заняты их собственными мыслями. Шарп снова перевел взгляд на груды снарядов. Ему кажется, или действительно облачко дыма поднимается там, где упала сигара?

Ему это мерещится, решил он.

Он заметил, что, несмотря на рану, он вцепился в оконную раму правой рукой. Он разжал пальцы.

Несколько человек прошли под окном. Они громко смеялись.

Ему не померещилось. Окурок сигары поджег пороховую начинку запальных шнуров. Дым стал гуще.

Шарп остолбенел. Если он предупредит — останется военнопленным. Если он не сделает этого — здесь хаос и смерть, весьма возможно — его собственная смерть. Но если он рискнет, то хаос ему поможет. Он может воспользоваться хаосом, чтобы убежать, он может забыть про честное слово, он будет свободен и его честь не пострадает.

Дым становился все гуще, смещаясь в восточном направлении. Артиллерист пересек двор, выйдя из арсенала у дальней стены. Он прошел в десяти футах от дыма, но ничего не заметил. Он ел ломоть хлеба и глядел в небо, которое грозило дождем. Часовые на стенах, часовые на крыше цитадели — и ни один не замечал происходящего.

Шарп прикусил губу. Левая рука ухватила бутылку с шампанским.

Дым превратился в пламя. На какой-то миг все заволокло серым туманом, затем стало слышно шипение запальных шнуров и замелькали искры от огня, который полз вдоль белой линии.

Артиллерист с куском хлеба у рта замер. Он смотрел, не веря своим глазам, на огненных змей. Одна исчезла в груде снарядов, пожирая запальную трубку первого снаряда, артиллерист закричал, указывая на огонь куском хлеба, и побежал.

Снаряд взорвался.

Взрыв поднял другие снаряды в воздух, шнуры завертелись, затем взорвался второй снаряд, третий — и внезапно внутренний двор превратился в вулкан, извергающий огонь и осколки снарядов, солдаты кричали друг на друга, бежали, а Шарп отошел от окна. Там были запальные шнуры, идущие внутрь цитадели, и он только что видел сквозь дым, как змея яркого огня ползет к массивным камням.

Он медленно отступал от окна. Не было никакого смысла бежать из комнаты. Лестница ведет во внутренний двор, где рвутся снаряды. Он должен был остаться в комнате и пережить то, что случится.

Он опрокинул кровать, укрывшись соломенным матрацем, и едва он успел сделать это, весь холм, на котором стоял Бургосский замок, дрогнул.

Глубоко под цитаделью, в подвалах и в подкопах, которые были вырыты, чтобы противостоять британским подкопам в прошлом году, был сложен порох. Бочка за бочкой стояли там, в недрах скалы, и теперь огонь нашел их.

Они взорвались.

Сила взрыва не пошла в стороны. Было более чем достаточно пороха, чтобы срезать вершину скалы, стереть с лица земли стены, церковь, бастионы, пушки и ворота, но вырубленные в камне подвалы сработали как гигантская мортира и изрыгнули пламя взрыва вверх, в воздух, так что языки пламени лизали низкие облака, и продолжали швырять камни и ядра прямо в воздух, за облака, и это сопровождалось грохотом, ударной волной, черным облаком дыма, которое подпитывалось новыми взрывами и пронизывалось новыми языками пламени, по мере того как до все новых рядов пороховых бочек добирался огонь, который разрушил цитадель с грохотом, разнесшимся на многие мили по окрестностям.

Шарп прижался к стене.

Кровать, казалось, плясала над ним, воздух походил на большой, теплый кулак, который разбил все вокруг него и оставил только тишину там, где только что был один лишь грохот.

Он оглох.

Он чувствовал, как удар за ударом сотрясают каменный пол. Видимо, это снаряды взрывались во внутреннем дворе, а затем раздался куда более сильный взрыв, грохот от которого был слышен даже сквозь его глухоту, и он почувствовал, как осколки ударяют в матрац, которым он укрылся.

И снова тишина.

Он дышал пылью. Взрывы прекратились, но комната, казалось, двигалась как каюта судна, идущего полным ходом.

Он встал, отодвинул кровать и увидел, что воздух заполнен белым туманом. Это был не дым, но побелка, отлетевшая со стен и потолка, — она висела в воздухе как туман и разъедала ему глаза.

Он выплюнул пыль изо рта.

Бутылка шампанского все еще была у него руке. Он прополоскал шампанским рот, сплюнул и стал пить. Целый мир, казалось, вращался вокруг него. Дверь была открыта, выбитая взрывом. Стол упал, и он видел, не понимая, что видит, как пузырек с чернилами катался взад и вперед по половицам словно маятник.

Он подошел к окну. Комната, казалось, покачивалась, как судно качается, застигнутое внезапным порывом ветра.

Он видел Алмейду после взрыва, и происходящее напомнило ему о португальской крепости. Точно так же воняло жареной плотью, тот же самый огонь и та же пыль в тишине.

Цитадель превратилась в котел, кипящий пламенем и дымом. Невозможно было представить, как так много дыма может возникнуть при пожаре в каменной постройке. В ушах звенело, непрерывно и раздражающе. Он обхватил голову руками.

Под окном кричал человек. Его одежда сгорела, тело обуглилось, кровь выступила на спине. Это звук сказал Шарпу, что он опять слышит.

Пора уходить, подумал он, и эта мысль была настолько странной, что он не двинулся. Где-то взорвался арсенал и изверг языки пламени и клубы дыма. Пол раскачивался снова.

Он услышал грохот справа от него, почувствовал, как внезапно пол накренился, что заставило его бросить бутылку и схватиться за оконную раму. В стене появилась трещина, которая расширялась у него на глазах. Иисус! Старые здания, построенные вдоль стен внутреннего двора, начали рушиться!

Бежать, подумал он, бежать! Он постарался сосредоточиться и похлопал себя по поясу, чтобы убедиться, что палаш на месте. Он был там.

Идти к двери было все равно, что двигаться по палубе судна. Он боялся, что даже его шаги могут нарушить шаткое равновесие хрупкого дома, что в любой момент он будет убит падающей каменной кладкой и обрушивающимися этажами.

Здание опять задрожало. Кто-то закричал снаружи, потом другой, и когда Шарп переступил через порог, он увидел, что молодой, веселый охранник лежит мертвый. Снаряд влетел в разбитое окно и убил его.

Каменная кладка трещала. Трещина походила на ремень. Он без оглядки бросился вниз по засыпанной щебнем и пылью лестнице. Его мундир был весь покрыт белой пылью. Добравшись до двери, выходящей во внутренний двор, он начал инстинктивно отряхивать ее, но вовремя остановился. Пыль была самой лучшей маскировкой, на какую он мог надеяться.

Где-то обрушилась кладка, вызвав новые крики, и Шарп сообразил, что скоро в замке появятся новые люди, которые не пережили взрыв, которые начнут спасательные работы и эвакуацию. Он торопливо вышел во внутренний двор и повернул налево, к воротам, но увидел там группу солдат, которые смотрели ошеломленно на огненный ад, в который обратилась цитадель.

Он развернулся. Он уходил от солдат, идя навстречу огню, но держась ближе к стене справа. Он шел мимо мертвецов, мимо раненых, мимо людей, которые кричали, и людей, которые уже перестали кричать. Пахло горелым мясом. Он пожалел, что он не осталось шампанского, чтобы смыть вкус пыли и дыма во рту.

Потом грохот — раскалывающий, усиливающийся, адский грохот раздался справа от него, в том здании, где он его держали в плену, и он мельком увидел падающие стены и балки, летевшие вниз словно копья, и все вокруг заволокло пылью, и он бежал сквозь падающие камни и вдруг почувствовал сильный удар по ноге, отбросивший его в сторону, он упал, его рот, нос, уши и глаза были залеплены палью, и сквозь пыль и грохот он вслепую полз к свету.

Он пытался понять, что у него с ногой. Кажется, она была цела. Он поднял ее, опустил, попробовал наступить. Кто-то звал на помощь, но Шарп мог помочь только себе. Он снова чувствовал себя больным, задыхаясь в пыли, хромая на ушибленную ногу.

Он уходил. Уходил прочь от ворот, где собрались враги, идя как можно ближе к огню. Он чувствовал жар, палящий, ужасный, иссушающий жар пламени, который заставил его отойти дальше от стены справа, и там, в туннеле, идущем сквозь стену, он видел дневной свет.

Он спускался по туннелю, пробитому в стене, его ножны цеплялись за камни. В дальнем конце была выбитая дверь, а ниже ее — ступени, которые вели вниз к разрушенной церкви, которая прилепилась сбоку к скале, на которой стоял замок.

Он сел на ступеньку. Он не верил тому, что он свободен, что он вне стен крепости, что широкий мир распахнут перед ним и что он дышит теплым, чистым воздухом. Он протер глаза, слезившиеся от пыли и стал изучать открывшийся вид.

Город тянулся вдаль по берегам реки Арланзон. Шпили главного собора возвышались над домами, и Шарп, мигая от пыли и дыма, видел, что в крыше огромного здания возникли дыры, откуда идет дым, и что еще больше дыма в городе, что там горят дома — видимо, от снарядов, которые беспорядочно летели за пределы крепости и падали, взрываясь, на город. Он знал, что должен уходить.

Холм замка на двести футов возвышался над городскими строениями. Он спускался вниз, дважды упав, пролетев несколько метров в потоке земли и камней. Когда он встал, он увидел, что бинт на правой руке пропитан новой, свежей кровью. Липкая кровь была и на лице, где вновь открылись раны. Нога болела, словно пробитая мушкетной пулей. Хромая, он преодолел последние несколько ярдов до спасительной аллеи. Женщина наблюдала за ним из окна.

В городе раздавались крики и стоны. Он слышал, как гудит пламя.

— Иисус, — сказал он вслух. Голова у него кружилась, в ушах звенело. Он не мог вспомнить, как сумел покинуть замок. Он оперся на стену.

Женщина плюнула из окна. Она думала, что он француз.

Он спустился по переулку, провонявшему дерьмом, которое выливали из окон спален. Он знал, что теперь он свободен, но это было единственное, что он знал.

Он вышел на площадь перед великолепным собором. Он видел, как местные жители бегут с ведрами через большие двери, и заметил, проходя мимо, как огонь пылает глубоко во мраке внутри. Потом он посмотрел направо.

Французские дивизии строились на площади, прежде чем начать марш на северо-восток. Они выглядели так, будто побывали в сражении. Снаряды падали в их шеренги, и убитые и раненые валялись на камнях. Некоторые кричали, некоторые бродили, ничего не понимая, другие пытались помочь. Небо над площадью почернело от дыма. Пепел летал в воздухе и падал, мягкий как снег, на поредевшие ряды.

Он внезапно встревожился. Он убежал из замка, только для того, чтобы идти как дурак в город, занятый противником. Он возвратился в переулок, оперся на стену, и попытался составить хоть какой-то план, вопреки головокружению, звону в ушах и отсутствию мыслей в голове. Коня. Ради всего святого, коня! Как это Хоган говорил однажды? Почему-то странные слова запомнились. «Коня, коня, все царство за коня». Ирландский майор всегда говорил странные вещи, вроде этого. Шарп предполагал, что это стихотворные строки, но он не любил спрашивать.

Он опять чувствовал себя больным. Он наклонился, прижавшись спиной к стене, и застонал. Я должен скрыться, решил он. Он был не в состоянии украсть коня.

Справа послышались шаги. Он посмотрел и увидел мужчин в темноте переулка. Они не носили мундиров. Они смотрели на него с подозрением.

Он выпрямился.

— Ingles, — еле протолкнул он слово сквозь забитое пылью горло.

Тот, кто стоял ближе других, держал большой деревянный молоток. Он вышел вперед, его лицо искривилось от ненависти. Шарп знал, что они принимают его за француза, и покачал головой.

Он не мог вытащить палаш окровавленной, перевязанной правой рукой. Он попробовал, но молоток ударил его по голове, раздался топот ног по булыжнику, гневное шипение и ругательства, а затем множество ботинок и кулаков обрушились на него, молоток опустился снова, и он упал, уже почти без чувств, и кровь текла из вновь открывшихся ран.

Они пинали его, тянули его глубже в переулок и в маленький, грязный внутренний двор. Один человек достал длинный нож мясника, Шарп, пытаясь отбить его, почувствовал, как лезвие врезалось в его левую руку, тогда как молоток обрушился ему на голову, и больше он ничего не чувствовал.


***

Французы ушли из Бургоса в тот день, двигаясь на северо-восток и оставив город в клубах дыма, который поднимался к небу, словно сигнал к отступлению.

После того, как он ушли, начался дождь, проливной дождь, который помог потушить пожары в городе. Казалось, этот дождь будет идти вечно.

Французы предпочли бы удерживать Бургос и вынудить Веллингтона попытаться еще раз взять высокую крепость на холме, но Веллингтон вел свою армию на север, в горы, которые, по общему мнению, были непроходимы для армии. Армия Веллингтона перешла непроходимые горы, угрожая двинуться на юг и отрезать французскую армию в Бургосе, перерезать их линии поставки, — и поэтому французы пошли назад. Назад, к холмам Витории, где другие французские армии присоединятся к ним, и они смогут развернуться и дать бой.

Британская армия видела, как дым поднимается над городом. Они были далеко. Несколько британских кавалеристов на лошадях по уши в грязи въехали в город и убедились, что французы ушли. Они оставались достаточно долго, чтобы напоить лошадей и купить вина в таверне, однако город был оставлен противником, замок разрушен, а больше в Бургосе не было ничего, что могло поддержать их интерес, и они поехали дальше. Война пришла, принесла свои жертвы и ушла.


Глава 18


Британская армия оставила дым пожарищ Бургоса далеко позади. Она совершала марш четырьмя большими колоннами. Время от времени две колонны оказывались рядом, соединяясь на переправе через реку, прежде чем разойтись снова и прокладывать каждая свой путь в горах. Приказ требовал, прежде всего, скорости. Скорость — чтобы обогнать противника, скорость — чтобы перерезать дорогу, скорость — чтобы обойти французский правый фланг, скорость — чтобы встретить французов до того, как армии противника воссоединятся и превзойдут численностью армию Веллингтона.

Врагами скорости были колеса фургонов — которые отлетали, лошади — которые выбивались из сил, больные — которые оставались лежать на обочине, пушечные оси — которые ломались, дождь — который делал колеи скользкими, а потоки, через которые переходили в брод, бурными. И все же они продолжали идти, вытаскивая из грязи пушки и фургоны, нещадно колотя мулов; пехота заставляла свои утомленные ноги подняться еще на один холм, пересечь еще одну долину — несмотря на ветер и дождь худшего лета, какое можно было припомнить. Когда они оставляли свои зимние квартиры, им обещали теплое, хотя и позднее лето, но теперь, когда они достигли северных гор, погода превратилась в безжалостно холодного врага.

Однако даже старые солдаты никогда не видели, чтобы армия шла так хорошо. Люди шагали в строю так, словно ветры несли запах победы, и они преодолевали трудности, которые в нормальных условиях заставили бы их вернуться или задержаться надолго. Если брод был непроходим, кавалерия загоняла в воду лошадей, образуя волнорез, и пропускала пехоту с защищенной стороны, подгоняя их, говоря им, что лягушатники ждут резни, что им остался еще один переход, а там — победа.

Они чуяли победу в течение многих дней. Многие ждали битвы в Бургосе, но столбы дыма, которые отмечали французское отступление, указали армии другое направление. Было известно по слухам, что французы будут оборонять переправу через Эбро — последний большой водный рубеж перед Пиренеями, но французов нигде не было видно, когда в холодный, холодный день колонны пересекли реку, не встретив никакого сопротивления, и услышали, наконец, приказ повернуть на юго-восток, чтобы обрушиться на противника.

Колонны сблизились. Одна испанская колонна осталась на севере, чтобы не допустить французские войска на берег Бискайского залива, но другие колонны, соединившись на единственной дороге, таким образом, быстро сконцентрировались для сражения. Пехоте, как всегда, приходилось хуже всех. Дорогу следовало оставить для обоза, пушек, кавалерии, так что пехота продолжала шагать по обоим склонам холмов, забитым людьми и мулами, воздух звенел от их походных песен.

То, что у них хватало энергии петь, было удивительно, то, что они пели так хорошо — еще удивительнее, но то, что они хотели драться, было очевидно. По армии прошел слух, что противник охраняет конвой с золотом, что каждый станет богат, если исполнит свой долг, и, возможно, этот слух больше, чем гордость, подстегивал их. Они шутили, что лягушатники бегут, что Джонни-француз не остановится, пока не добежит до Парижа, что их армия будет шагать, шагать и шагать, покуда у каждого парня не окажется по парижской девчонке на каждом колене и сумка с золотом в руке, и генерал, который иногда сидел на коне и наблюдал, как они проходят мимо него, чувствовал, что его душу переполняет гордость и любовь к этим рядовым, которыми он командует, которые с таким воодушевлением идут в бой, после которого многие из них останутся лежать, как окровавленные тряпичные куклы, в полях Испании.

На третью ночь после взрыва в Бургосе майор Майкл Хоган сидел в лишенной всяких удобств конюшне, служившей ему квартирой. Он знал, что ему еще повезло, раз у него есть место, где спать. Фонарь висел над его головой, освещая карту, разложенную на самодельном столе, сколоченном из останков разрушенного коровника.

Напротив него сидел человек — еврей по имени Родригес. Это был торговец зерном, который путешествовал с армией и был не популярен среди квартирмейстеров, имевших с ним дело, потому что из-за жадности его подозревали в сочувствии французам. Почему нет, говорили они? Все знали, что испанская церковь ненавидит евреев. Конечно, рассуждали они, у Родригеса жизнь была бы куда лучше, если бы в Испании управляли французы.

Хоган знал его лучше. Родригес хотел заключать выгодные сделки, но так поступал любой торговец зерном, который имел дело с армией, еврей он или нет. Зато у этого торговца зерном, этого презираемого человека, была великолепная память и уши, которые, казалось, слышат самый тихий шепот за милю. Он рассказывал теперь об одном таком шепоте, а Хоган слушал.

— Человек ворвался в женский монастырь. — Родригес хитро улыбнулся. — Это, должно быть, удивило сестер.

— Какой человек?

— Некоторые говорят, что англичанин, некоторые говорят — американец! Другие говорят — француз. Его спасли от партизан французы.

— А вы что говорите?

Родригес улыбнулся. Это был худой человеком, который летом и зимой прятал волосы под меховой шапкой.

— Я говорю, что это был ваш человек. Он забрал женщину. — Он поднял руку, чтобы предупредить вопрос Хогана. — Но новости не такие хорошие, майор.

— Продолжайте.

— Он пошел в Бургос с женщиной, но там был убит.

— Убит?

Родригес увидел взгляд Хогана и подумал вполне справедливо, что неназванный англичанин был другом майора.

— Рассказывают дюжину разных историй; я говорю вам то, что я думаю. — Торговец зерном потряс кнутом, который он всегда носил с собой. Не слишком серьезное оружие, но годится, чтобы отогнать мальчишек, которые пытаются украсть что-нибудь с его телег. — Они говорят, что он был в замке и что он убил человека. После этого, они говорят, к нему относились с уважением. — Родригес пожал плечами. — Я не знаю. То, что я действительно знаю — он был все еще в замке, когда тот взорвался. Он умер с другими.

— Они нашли его тело?

— Кто может сказать? Было трудно сказать, чье это тело в том месте.

Хоган ничего не говорил некоторое время. Он задавался вопросом, было ли это верно, но он привык доверять Родригесу, поэтому боялся, что это может быть правдой. Он слышал, что взрыв в замке был несчастным случаем, который унес жизни множества французов, но могло ли быть так, что это Шарп спланировал его? Он мог в это поверить.

— А женщина?

— La Puta Dorada? — Родригес улыбнулся. — Она ушла с французской армией. Сопровождаемая уланами.

Хоган думал о том, как боялся Веллингтон, что Шарп ворвется в женский монастырь. Похоже, что он сделал именно это.

— Что люди говорят о женском монастыре?

Еврей рассмеялся.

— Они говорят, что это должны быть французы. После того, как тот человек спас француженку и ушел с французской кавалерией.

Значит, все кончено, подумал Хоган, все кончено. Шарп потерпел неудачу. Но лучше умереть так, чем быть повешенным, решил он.

— Так что происходит теперь, майор?

— Теперь? Мы совершаем марш. Или французы попытаются остановить нас, или они этого не сделают.

— Они сделают.

Хоган кивнул.

— Тогда будет сражение.

— Которое вы выиграете. — Родригес улыбнулся. — И если вы победите, майор, что тогда?

— Мы будем гнать их к границе.

— А затем?

Хоган улыбнулся. Родригес никогда не просил плату за информацию — по крайней мере, не плату в золоте. Ирландец постучал пальцем по карте.

— Новый порт для поставок. Здесь.

Родригес улыбнулся. Информация стоила небольшого состояния. У него будут люди и склады в этом порту — готовые, прежде чем его конкуренты узнают, что британские поставки больше не производятся окольными путями из Лиссабона.

— Спасибо, майор. — Он встал.

Хоган проводил Родригеса до дверей, провел мимо часовых и потом прислонился к дверному косяку, глядя как струи дождя блестя в свете походных костров. Шарп умер? Он думал так и раньше и ошибался. Он смотрел в темноту на востоке, думал о призраках, зная, что Шарп мертв, и все же не веря этому.

А утром, когда дождь все еще лил и ветер напоминал скорее о зиме в Ирландии, чем о лете в Испании, армия продолжила движение вперед. Солдаты шли в поход охотно, идя навстречу сражению, которым поход закончится марш, шли к городу золотых шпилей — Витории.


***

— Ешьте!

Шарп кивнул. Девушка сунула ложку с супом ему в рот — жирный, теплый, вкусный суп.

— Что это?

— Лошадь. Теперь сидите! Придет доктор.

— Я в порядке.

— Вы не в порядке. Вам повезло, что вы живы. Ешьте!

Его мундир висел на стене — мундир, который спас ему жизнь. Множество одиноких французов было забито до смерти в Бургосе после взрыва, но Шарпа как раз в тот миг, когда нож должен был пронзить его мундир, сочли английским офицером. Мужчины не были уверенны. Они спорили — некоторые говорили, что кавалерийские штаны и сапоги у него французские, но другие были уверены, что темно-зеленая куртка — британская. Пуговицы с черными коронами решили дело. Ни у одного француза не было корон на пуговицах, поэтому они оставили Шарпа в живых.

Девушка смеялась над ним.

— Ешьте.

— Я пытаюсь! — У него были перевязаны обе руки. Он чувствовал ушибы по всему телу. На голове повязка. — Какой сегодня день?

— Вторник.

— Какое число?

— Откуда я знаю? Ешьте.

Он знал, что находится в доме плотника, который так удачно сразил его молотком. Стараясь возместить причиненный ущерб, плотник выделил Шарпу эту комнату и даже наточил его палаш и поставил у кровати Шарпа. Девушка была единственной хозяйкой в доме — черноволосая, пухлая, вечно улыбающаяся и кокетливая. Она была слепа на один глаз — вместо зрачка на нем было белое бельмо.

— Ешьте!

Пришел врач — мрачный человек в длинном, запятнанном черном пальто. Он пустил Шарпу кровь из бедра. При первом посещении он высоко поднял брови, увидев шрамы на теле Шарпа. Глядя мимо врача в окно, Шарп видел дым, все еще поднимающийся к серым облакам над замком. Дождь негромко стучал в окно. Казалось, что дождь лил беспрерывно с тех пор, как он очнулся в этой комнате. Доктор протер маленькую чашечку и выбросил тряпку.

— Еще два дня, майор Вонн.

— Я хочу уйти сейчас.

Врач покачал головой.

— Вы слишком слабы, майор. Вы потеряли много крови. Ушибы. — Он пожал плечами. — Два дня и еда, которую дает Педро, и вам будет лучше.

— Мне нужна лошадь.

— Французы забрали всех. — Доктор выплеснул кровь из чашки в камин и вытер чашку полой пальто. — Может быть, завтра на рынке будут мулы для продажи.

— Должны быть лошади! Они кормят меня супом из конины!

— Эта лошадь погибла при взрыве. — Доктор поплевал на ланцет и вытер его об манжету. — Я приду завтра, если будет на то воля Божья. — Он повернулся, собираясь уходить, но Шарп буркнул ему в спину:

— Подождите!

Шарп корчился от боли, пытаясь сесть повыше.

— Вы спрашивали об инквизиторе, доктор?

— Я сделал это, señor.

— И?

Доктор пожал плечами.

— Его дом в Витории. Было время, когда у его семьи была земля по всей Испании, но теперь… — Он пожал плечами и поднял свой маленький ридикюль. — Витория — это все, что знают наши священники. Вы простите меня, майор?

Оставшись один, Шарп сел на краю кровати. Он чувствовал головокружение. Он задавался вопросом, насколько сильным был удар по голове. Она все еще пульсировала, и шишка была с куриное яйцо. Он беззлобно выругался. Дождь лил.

Он надел льняную рубашку, которую носил с тех пор, как Элен дала ее ему в Саламанке. На воротнике была свежая кровь.

Он надел французские кавалерийские штаны, который забрал у ее брата. Дыра на нагрудном клапане была проделана палашом Шарпа. Дыру зашили, но он все еще мог видеть, как он поворачивал широкое лезвие, когда Леру упал.

Боль в голове усилилась, когда он наклонился, натягивая большие французские кавалерийские сапоги. В сапогах он почувствовал себя лучше. Он встал и широко расставил ноги. Ноги стояли прочно. На левом бедре был обширный черный синяк.

В куртке он почувствовал себя совсем хорошо. Он застегнул ее сверху донизу, заставив свои перевязанные руки проделать эту трудную работу. Пальцы левой руки не были забинтованы, поэтому он взял палаш левой рукой. Пряжки бренчали, когда он застегивал их. У него не было кивера. У него ничего не было теперь, кроме одежды на нем и палаша на боку. У него не было ни плаща, ни бритвы, ни коробки трута, ни подзорной трубы. У него была тайна, которая могла принести победу Франции, — тайна, которую он должен раскрыть Веллингтону.

— Что вы делаете? — Консуэла, девушка с бельмом, стоял в дверном проеме.

— Я ухожу.

— Вы не можете! Вы слабы как котенок! Ложитесь! На кровать!

Он упрямо покачал головой.

— Я иду.

Они попытались остановить его — целая стая женщин у подножья лестницы, которые кричали на него и размахивали руками, как монахини в женском монастыре. Он поблагодарил их, осторожно протолкался сквозь них и вышел во двор. Двор был засыпан деревянной стружкой. Дождь холодил его лиц.

— Вы не должны уходить!

— Я должен идти.

У него не было коня, значит, ему придется идти. Поначалу идти было трудно, его ушибленные мышцы не позволяли широко шагать. Он пересекал большую площадь, все еще носящую следы взрывов французских снарядов, мимо собора, который был спасен от огня, и горожане молча наблюдали за ним. Он выглядел очень странно — солдат с разбитой головой, с ввалившимися черными глазами, который двигался с трудом, как человек, идущий на смерть. Он был небрит, и даже подумал было остановиться возле одного из парикмахеров, которые ждали клиентов со стульями прямо на улице, затем вспомнил, что у него нет денег.

Он пересек Арлазон, глядя на воду, рябую от капель дождя, чувствуя, что холодная вода уже пропитала его мундир.

— Señor! Señor!

Он обернулся. Консуэла, полуслепая девушка, бежала за ним. Он остановился.

Она ему протянула сверток в замасленной газете.

— Если вы должны идти, майор, возьмите это.

— Что это?

— Холодный цыпленок. Сыр. — Она улыбнулась. — Vaya con Dios!

Он поцеловал ее в щеку.

— Спасибо, Консуэла. — Он шел на восток по Главной дороге, вслед за французской армией, которой предстоял долгий путь на войну.

Он остановился днем в саду. Съел половину цыпленка и завернул остальное в газету. Потом, чувствуя боль в каждой мышце, пошел к ручью, протекавшему в высокой траве. Он встал на колени на краю.

Он использовал пальцы левой руки, чтобы снять бинт с правой. Бинт с трудом отходил, от последнего рывка руку словно охватило огнем, когда он сорвал корку с раны. Он зашипел от внезапной боли и сунул руку в воду.

Он сгибал и разгибал пальцы. Смотрел, как кровь потекла тонкой красной струйкой вниз по течению. Он расставил пальцы шире, чтобы вода обмыла рану, затем снял повязку с раны, сделанной ножом. Рана была на тыльной стороне левой руки. Из этой раны тоже кровь потекла в воду. Он держал руки в ручье, пока они не онемели.

Он размотал повязку на голове и опустил голову в воду, задержав дыхание, позволив потоку течь сквозь волосы. Он напился. Вытащил голову из воды, резко откинув влажные волосы назад, и увидел всадников.

Он сидел тихо, по-прежнему на четвереньках. Всадники ехали по Главной дороге, горбясь под мокрыми от дождя плащами. Это были партизаны, и они ехали воевать. Шарп видел пробки, вставленные в дула мушкетов, видел тряпки, обернутые вокруг замков, видел сабли, торчащие из-под мокрых плащей.

Может быть, он позвал бы их на помощь, попросил бы коня, но он этого не сделал. Мужчины на расстоянии в пятьдесят ярдов были хорошо видны за стволами кривых чахлых яблонь, и Шарп видел их вожака. Он видел черную бороду, которая закрывала лицо до самых глаз, видел широкое лезвие секиры на плече. Это был El Matarife. Шарп замер неподвижно, пока они не проехали, потом осторожно распрямил корпус, не вставая на ноги.

El Matarife следовал за французами, надеясь быть там, где армии встретятся, и El Matarife был теперь между Шарпом и его целью.

Он сидел у ручья, и дождь лил на него, покуда он соображал, что делать. Он может только продолжать, решил он, и когда он подождал достаточно долго, чтобы партизаны исчезли из поля зрения, он встал, застонав от боли, и возвратился на размытую дорогу.

Он шел. Он был один на дороге. В полях по обе стороны все еще были видны следы, оставленные французской армией. Шарп шел по растоптанным посевам ржи и пшеницы, потому что они давали более надежную опору ногам, чем грязь на дороге.

Он проходил небольшие деревни, всегда проверяя сначала, что никакие всадники не задержались в таверне. В сумерках он оказался посреди широкой равнины — ни зданий, ни всадников не видно, только мокрая от дождя дорога тянется перед ним в темноту на востоке. Дождь мешал разглядеть горы, которые, он знал это, должны быть на горизонте.

Он искал убежище, надеясь найти ферму или, по крайней мере, кустарник, чтобы укрыться от дождя. Но не было ничего. Он шел дальше, пытаясь заставить себя двигаться в темпе быстрого марша стрелков, убеждая себя, что если не замечать боли, она уйдет. Ноги натерло сапогами, дождь заливал ему глаза.

Он услышал стук копыт, обернулся и увидел единственного всадника в ста ярдах позади него. Он проклинал себя за то, что не посмотрел раньше, хотя ему все равно негде было укрыться на этой голой земле, даже если бы он был предупрежден на десять минут раньше. Возможно, подумал он, это просто фермер по пути домой, но лошадь была больше и куда сильнее, чем фермерский конек. Шарп подозревал, что это один из людей El Matarife, по какой-то причине отставший.

Шарп взялся за рукоять палаша. Его правая рука все еще плохо слушалась из-за порезов, оставленных медной трубкой от подзорной трубы. Он видел, как всадник пустил коня рысью, потом начал махать ему, и внезапно Шарп рассмеялся и, спотыкаясь, побежал назад по дороге.

— Ангел! Ангел!

Мальчишка засмеялся. Он спрыгнул со спины Карабина и обнял Шарпа.

— Майор! — Он хлопал Шарпа по спине. — Вы здесь!

— Откуда ты взялся?

— Ваше лицо! — Ангел снял плащ и настоял на том, чтобы накинуть его на плечи Шарпа.

— Как, черт возьми, ты нашел меня? — Шарп взял предложенную флягу с вином и прижал к губам. Это было прекрасно.

Ангел всего лишь следовал приказу. Майор Хоган приказал ему не оставлять Шарпа, и когда уланы повезли Шарпа на юг, Ангел двинулся следом. Он скрывался вне Бургоса, наблюдая за Главной дорогой, чтобы увидеть, если Шарпа повезут на восток.

Мальчик видел взрыв. Потом, когда последние из французов ушли из города, и он не видел с ними пленных, он попытался узнать новости о Шарпе.

— Они сказали, что вы мертвы.

— Кто сказал?

— Люди, которые работали на французов. В замке был один английский военнопленный, но здание, где он был, развалилось.

Шарп усмехнулся.

— Я ушел до того.

— Поэтому я обыскал руины. — Ангел пожал плечами. — Ничего. Потом пришел El Matarife, и я спрятался снова.

— Чего он хотел?

— Был слух, что французы оставили своих раненых в больнице. Это было не верно. — Ангел кивнул на дорогу. — Он поехал за ними.

— Я видел его.

Мальчишка усмехнулся.

— Так что теперь?

— Мы найдем Веллингтона. — Шарп посмотрел на Карабина и внезапно понял, что все будет в порядке. Он громко засмеялся, забыв про усталость. — Мы выиграем эту проклятую войну, Ангел. Ты и я, только ты и я! — Он ласкал терпеливую, сильную лошадь. Карабин отвезет его к Веллингтону, он оправдает себя — и он засмеялся, подумав, что сделает все, что Элен хотела, чтобы он сделал, но сохранив свою честь. — Мы идем, чтобы выиграть эту проклятую войну!


***

Армия пыталась уснуть. Некоторые преуспели в этом, другие слушали, как дождь барабанит по парусине палатки, как совы ухают в долинах, а с холмов доносится вой волков, тревожа лошадей. Плакали дети, но матери их успокоили.

Спустя час после полуночи дождь прекратился, и медленно, рваными кусками, очистилось небо. Впервые за неделю показались звезды. Ветер был все еще холодным, заставляя дрожать часовых, которые смотрели во тьму и мечтали об утре.

Горны пробудили армию, когда звезды все еще ярко мерцали в небе. Завтрак был холодным. Палатки собрали и свернули. Солдаты ворчали, дрожали и благодарили Бога, что хотя бы не льет. Им хватит и тех неприятностей, что ждут их сегодня.

Капитан Д’Алембор, пробираясь через грязь и высокую траву с кружкой чая в руке, кричал в темноту, ища свою роту. Голос сержанта Харпера ответил ему.

Капитан стоял, дрожа, над небольшим костром.

— Слава Богу, не идет дождь.

— Да. — Харпер казался довольным.

— Полковник говорит, что это так.

— Мог бы приказать ему закончиться. — Огромный сержант скатывал свое одеяло. Южный Эссекс совершал поход без палаток.

Капитан Д’Алембор, который никогда не участвовал в настоящем сражении, был возбужден.

— Они считают, что французы ждут за холмами.

— Но невдалеке, а? — Харпер рассмеялся. — Значит, будет сражение, да?

— Так они говорят.

— Со всем удовольствием, сэр. Это подходящий день для битвы, если не будет дождя.

— Я уверен, что мы покажем себя с лучшей стороны, сержант.

— Мы всегда так делаем, сэр. — Харпер привязал одеяло к ранцу. — Фарелл! — От крика Харпера Д’Алембор подскочил.

— Сержант? — донесся жалобный голос из темноты.

— Вставай, ты, протестантский ублюдок! Нас ждет сражение, мы будем драться!

Некоторые солдаты смеялись, некоторые стонали. Харпер усмехнулся успокоительно капитану Д’Алембору.

— Парни будут в порядке, сэр, не сомневайтесь.

Капитан Д’Алембор, что весьма понятно, сомневался, будет ли в порядке он сам. Он улыбнулся.

— Допьете чай, сержант?

— Вы — джентльмен, сэр, воистину так. Благодарю вас. — Харпер наклонил кружку и проглотил то, что оставалось, в три больших глотка. — Вы держите пари, сэр?

— Я — да.

— У меня такое чувство, что мы увидим старого друга сегодня. — Сержант сказал это просто, совершенно уверенным голосом.

Капитан Д’Алембор, который привык доверять сержанту Харперу, вздохнул. Он знал, что ирландец никогда не принимал смерть Шарпа, и капитан боялся того, что случится, когда Харперу станет ясно, что майор действительно мертв. Ходили слухи, что до того, как он встретил Шарпа, Харпер был самым недисциплинированным солдатом в армии, и Д’Алембор боялся, что он станет таким снова. Офицер осторожно подбирал слова. Это был первый раз, когда Харпер заговорил о Шарпе после казни, и Д’Алембор не хотел слишком резко разбивать надежды ирландца.

— Что, если вы не увидите его, сержант?

— Я думал об этом, так что увижу, сэр. — Харпер ударом кулака посадил на место свой кивер. Изабелла куталась в одеяло возле него. Харпер улыбнулся. — Не может быть, чтобы Носатый повесил его — не после того, как Шарп спас ему жизнь, сэр. И никаким образом лягушатники не могли убить его, стало быть, он должен быть живой. Он вернется, сэр, и если мы идем сражаться, то там он и будет. Фунт говорит, что я прав.

Д’Алембор усмехнулся.

— У вас нет фунта.

— Сегодня вечером будет, однако. Фарелл! Ты, языческий ублюдок! Вставай! — Харпер оглянулся на офицера. — Фунт?

— Вам нужны деньги, Харп. Вы женитесь.

— Христос! Не говорите об этом. — Харпер казался мрачным. — Я все-таки ставлю фунт, сэр.

— Я принимаю.

В долине пела труба. В темноте тысячи солдат строились. Позади у них был эпический поход через горы, и за следующим холмом — Витория.

Они отправились в путь на рассвете, колонны разъединились снова, но все двигались в восточном направлении, двигались на врага. Колоны шли через туманные долины, шли к Витории, шли к сокровищам империи и собирались сражаться.


Глава 19


Дождь, наконец, прекратился, и на рассвете в понедельник, 21-го июня 1813 года ослепительное солнце пускало золотые стрелы вдоль долины Памплоны, отражаясь от шпилей Витории, и слепило глаза немногих британских всадников, которые поднялись на холмы к западу от города.

Они не могли видеть ничего во французском расположении ниже них. Широкая долина, в которой стояла Витория, была покрыта туманом — туманом, который стал еще гуще от дымов бесчисленных походных костров. Всадники дозора, казалось, были одни в этом диком, великолепном пейзаже.

Небо было бесконечно ясно. Долины скрыты туманом, восток сиял огнем восходящего солнца, а на севере и на юге британские всадники могли видеть протянувшиеся горные хребты, четко, как на гравюре, обрисованные на фоне бледного неба. После стольких дней дождей и низкой облачности казалось почти неприличным сражаться в такой день, как этот. И все же сражаться придется, потому что по воле маршала Журдена и генерала Веллингтона сто сорок тысяч солдат пришли в эту туманную равнину, над которой, как странный остров в Белом море, выступали шпили собора Витории, позолоченные солнцем.

С запада, по долинам, которые были укрыты клочьями редеющего тумана и полумраком, совершала марш британская армия. Солдаты еще не согрелись после ночи, и лишь немногие разговаривали или пели во время марша, дожидаясь солнца и запаха пороха, которые поднимут им настроение. В каждой роте можно было услышать свистящее шипение камня по стали. Точильные камни были розданы, и солдаты точили штыки на ходу, втайне молясь, чтобы им не пришлось использовать их.

Они совершили поход через крышу Испании, дошли от Португалии до этого места, где, как нож, приставленный к горлу, они угрожали Главной дороге, благодаря которой Франция могла удерживаться в Испании. Солдаты знали, потому что их офицеры сказали им, что сражение неизбежно. Некоторые, кто уже побывал в боях, пытались не думать о том, что их ждет, в то время как другие, никогда прежде не видевшие армии противника, задались вопросом, останутся ли они в живых, чтобы помнить, как она выглядит. Некоторые, помня длинные тяжелые переходы через высокие неприветливые горы, боялись поражения, потому что если их армия будет разбита сегодня и вынуждена отступить, то им предстоит долгие недели служить добычей для охотящихся в горных долинах французских всадников с длинными копьями.

Веллингтон в этот день командовал испанскими, португальскими и британскими войсками. С ним также был Королевский германский легион. Они шли походом к долине Витории, и с ними шли их женщины и дети, которые будут ждать на краю долины, в то время как их мужчины будут драться. С армией также шли маркитанты и торговцы, продавцы доступных лекарств, монахи и священники. Были тут шлюхи, нищие, конокрады и политические деятели, и, как неуклюжее тяжелое животное, вся эта огромная толпа тащилась к долине, к Витории и к битве.

В этот день французы были уверены в себе. Их противник имел численное превосходство, это верно, но численность еще не все на войне. Французы выбрали поле боя, выбрали место, где стоять, и они защищали выбранное место, сконцентрировав здесь столько артиллерии, сколько никогда не собиралось вместе в Испании.

К северу от их расположения была река Задорра, а на юге — высоты Пуэблы, и дефиле между рекой и нагорьем вынудит британцев идти в лобовую атаку перед лицом огромных пушек, которые этим утром в ползущих клочьях тумана походили на внушающих страх монстров, поджидающих своих жертв.

Пушки, которые вселяли во французов такую веру, были размещены на невысоком, тянущемся с севера на юг горном хребте, называющемся холм Аринез. Французское верховное командование, зная, что солдаты, прежде всего люди, а значит — суеверны, распространило историю холма Аринез, которая на рассвете в ожидании битвы должна была добавить французам уверенности. На этом холме англичане потерпели поражение.

За столетия до этого рассвета, в изнуряюще жаркий день, триста английских рыцарей, мародерствующих в округе, были окружены испанской армией на холме Аринез. Англичане не осмелились снять доспехи, дабы не стать мишенями для испанских арбалетов, и поэтому они сражались весь долгий день, жарясь как свиньи, их языки распухали от жажды, их глаза слепли от пота, и раз за разом испанцы поднимались на холм, откуда их сталкивали вниз длинными, тяжелыми мечами или отгоняли булавами и дубинками. Бесстрастная глина холма стала скользкой от крови, и весь день содрогалась от криков лошадей и людей.

Англичане отказались сдаться. Они дрались, пока последний рыцарь не захлебнулся собственной кровью, пока последнее знамя не было растоптано в запекшейся крови. Для англичан тогда этот холм стал местом поражения, и французы знали это.

У французов было даже еще больше причин, чтобы надеяться, потому что течение войны в последнее время снова обернулось в пользу Франции. Империя, пошатнувшаяся после поражения в России, ждала в тревоге вестей, что русские и пруссаки вторглись в северную Францию, но два дня назад пришли великолепные новости. Император выиграл свою кампанию.

В Витории звонили колокола, колокола, которые подавали знак всем войскам, расположившимся биваком на равнине. Вслед за звоном пришли сообщения о двух сражениях — при Баутцене и Лютцене, сражениях, которые отразили наступление обоих северных противников, теперь подписавших перемирие. Скоро, обещали новости, Бонапарт прибудет на юг. Только британцы продолжали сражаться, и Бонапарт придет, чтобы нанести им сокрушительное поражение и изгнать из Испании, и триколор снова будет развеваться от Гибралтарского пролива до русских степей.

Ждущие битвы французы были уверены в себе. На реке здесь было много мостов, некоторые помнили еще римлян, которые построили собственный город на этой равнине, однако ни один из мостов не был разрушен. Дадим британцам взойти на мосты, рассуждали французы, и артиллеристы будут знать, куда им стрелять, и красные мундиры окажутся под смертоносным огнем, и залпы картечи окрасят каждый мост в красный цвет, и красные ручьи польются в Задорру.

И все же, если французские саперы и не разрушали мосты, они не бездельничали. Они потратили два дня на то, чтобы возвести какое-то странное сооружение на западных стенах Витории. Оно было построено высоко на крепостных валах, так что с него просматривались пригороды и сады вплоть до равнины, где армия ждала сражения. Инженеры соорудили ряды скамеек, чтобы женщины, которые следовали за французской армией, могли наблюдать французскую победу с удобствами. На скамейках расположились женщины, и тут же появились продавцы лимонада, печений и фруктов.

Французы были настолько уверены, что заказали на вечер в самой большой и роскошной гостинице Витории банкет в честь победы. И прямо сейчас, когда туман рассеивался и британцы шли навстречу пушкам, повара уже работали.

Французы были настолько уверены, что отослали войска с поля боя. Как раз в то утро целая дивизия ушла на север по Главной дороге, назад во Францию, и с дивизией ушел конвой тяжелых фургонов, загруженных сокровищами Эскориала — королевского дворца Испании. То, что оставалось в Витории, стоило гораздо больше, но надо же было с чего-то начинать, и французы были уверены, что они смогут отбить нападение Веллингтона и благополучно сопроводить остальную часть награбленного за границу.

И, как будто для того, чтобы расплатиться за картины, гобелены и мебель, которые ушли на север, меньший конвой пришел на юг и доставил пять миллионов золотых франков, чтобы выплатить армии задержанное жалованье. Фургоны с монетами поставили в общий парк с имуществом. Деньги должны были быть заплачены после сражения.

Сто сорок тысяч мужчин сошлись в одном месте для сражения. Солнце прогнало туман из долины, и те британские всадники, которые поднялись на западные холмы, видели под собой всю мощь Франции, построенную в боевые порядки. Они видели пушки. Они видели шеренги солдат, ждущих под роскошными знаменами и горящими на солнце орлами. Над полем еще не плавал ни орудийный, ни мушкетный дым и не скрывал великолепие выстроенной армии. Река под мостами отливала серебром в лучах рассвета. Поля, там, где они не были вытоптаны солдатами, пестрели маками и васильками. Империя была под угрозой, и сражение должно спасти ее.


***

Французские штабы, странно пустые теперь, когда генералы были на равнине, были высоко на холме, который поднимался к собору Витории. На самом верхнем этаже здания штаба, в большой пустой комнате, окна которой смотрели на запад, на поле боя, одинокий человек работал над бумагами, разложенными на огромном столе.

Пьер Дюко работал всю ночь, но отсутствие сна не сказывалось на его трудоспособности. Он сортировал бумаги, некоторые клал в большую кожаную дорожную сумку, другие в мешок — чтобы потом сжечь. Хотя он и не говорил никому, но Пьер Дюко был уверен в поражении.

Он планировал уйти на север с конвоем, который вышел на рассвете, но были слухи, что британцы послали часть их армии, чтобы перерезать дорогу, и Дюко решил, что будет безопаснее оставаться с армией. Лучше, думал он, встретить поражение с главными силами, чем с единственной дивизией, которая ушла к Сан-Себастьяну.

Он сам не знал, почему уверен в поражении. Возможно, потому, что он восхищался Веллингтоном. Английский генерал умел все точно рассчитывать, что нравилось Дюко, и он не верил, что тщеславные маршалы Франции могут в этом сравняться с англичанином. Император — другое дело. Он мог превзойти в точности расчетов и победить в бою любого человека, но императора еще не было в Испании и не было достоверно известно, что он приедет.

Император одержал большую победу на севере, и его противник подписал перемирие, однако если Веллингтон выиграет сегодня, его победа может вдохновить других врагов Франции сражаться снова. И если (а Дюко уже любил то будущее, которое он готовил так исступленно) на севере возобновится война, тогда Договор будет необходим.

Теперь у него уже практически был Договор. Вчера вечером посыльный от инквизитора доставил Дюко письма, которые он держал в сумке, прицепленной к поясу. Это были письма от выдающихся людей Испании — от солдат и церковников, политических деятелей и аристократов, адвокатов и торговцев, письма, которые все говорили о желательности мира с Францией. Для пользы торговли, для пользы Церкви, для пользы Испанской империи, и прежде всего — для славы Испании. Письма поощряли Фердинанда VII принять мирный договор. Инквизитор, отметил Дюко, отлично исполнил свою часть работы. И теперь, понимал Дюко, инквизитор придет, чтобы получить плату.

Он услышал шаги на лестнице, дождался стука в двери, крикнул, чтобы входили, и откинулся на спинку стула.

На подоле рясы инквизитора было два белых пыльных пятна после того, как он вставал на колени во время утренней молитве. Его темное лицо было мрачным, как если бы он тоже провел бессонную ночь. Он выглянул из окна туда, где армия ждала сражения, затем сел напротив Дюко.

— Вы получили письма?

— Я получил письма.

Инквизитор ждал, словно хотел услышать одобрение его работы. Когда этого не произошло, он резко махнул рукой.

— Ваши солдаты выглядят уверенно.

— Я полагаю, что британцы тоже, — сказал Дюко сухо. По правде говоря, он был удивлен подъемом духа во французской армии. Новости о победах императора пробудили в людях желание сделать в Испании то, что Наполеон сделал на севере.

— Ваша победа сегодня, — сказал инквизитор, — сделает Договор ненужным.

— В настоящий момент, — сказал Дюко, — я не настолько уверен относительно нашей победы, отец. — Он встал и подошел к окну. На столе возле себя он держал в маленькой миске хлебные крошки, и теперь он рассыпал их по подоконнику для птиц. — Мне не повезло, что я провел большую часть моей жизни с солдатами. Они — хвастливые существа, шумные, невоспитанные и легкомысленные. Они верят в победу, отец, потому что не могут допустить мысль о поражении. — Он обернулся от окна и посмотрел на священника. — Я не думаю, что ваша работа окажется сделанной впустую.

— Но без награды.

— Ваша награда, — сказал Дюко, возвращаясь к столу, — это слава Испании и существование инквизиции. Я поздравляю вас. У вас также, я уверен, уже есть фургоны маркизы, благополучно запертые в вашем внутреннем дворе. — Он сказал последние слова с насмешкой.

— Деньги, — неловко возразил отец Ача, — юридически не являются нашими.

— Верно. Но это не моя ошибка, если вы не смогли удержать женщину запертой в женском монастыре.

Инквизитор ничего не говорил несколько секунд. С подоконника доносилось негромкое постукивание клювов и царапанье коготков. Совсем издалека, приглушенный расстоянием, донесся слабый голос трубы. Инквизитор стряхивал пыль с рясы.

— Если будет мир между нашими двумя странами, то должны будут также быть дипломатические отношения.

— Верно.

— У меня есть надежда, что в этом смысле я мог бы еще вам пригодиться.

Дюко ничего не сказал. Он ожидал, что инквизитор будет угрожать, что если маркиза не будет арестована, он донесет о существование предложенного договора противнику. Дюко был готов ответить на эту угрозу, убив священника. Вместо этого, однако, инквизитор предлагал своего рода сделку.

— Продолжайте, — сказал Дюко.

— В Испании все будет начато заново. — Инквизитор, казалось, обретал уверенность, по мере того как говорил. — Возникнет потребность в новых людях, новых советниках, новом руководстве. Располагая богатством, майор, я могу ответить на этот вызов. Но не в том случае, если богатство скомпрометировано. Не в том случае, если эта женщина вызовет меня в суд или станет распространять слухи в приемных правителей Европы. Если вы позволите мне подняться — потому что я намереваюсь подняться, майор, — то в будущем вы найдете, что у Франции есть друг при испанском дворе.

Дюко понравилось предложение. Ему понравился этот экскурс в далекое будущее, обещание, что в новой Европе инквизитор будет его осведомителем и союзником. Он пожал плечами.

— У меня нет оснований для ее ареста.

— Я не прошу вас об этом. — Издалека донесся звук, похожий на треск горящего кустарника. Инквизитор выглянул из окна, но Дюко сказал, что это еще не стрельба.

— Они прочищают стволы, всего лишь. — Он погладил пальцем перо. — Вы хотите убить ее?

— Нет!

Резкость ответа удивила Дюко.

— Нет?

— Она оставит свое завещание. Если она умрет, ее наследники станут моими врагами. Нет. — Инквизитор нахмурился. — Она должна уйти в женский монастырь. Она должна примириться с верой.

Дюко тонко улыбнулся.

— Однажды вы уже потерпели неудачу.

— Не в этот раз.

— Может и нет. — Дюко сомневался в этом, но он считал, что Ричард Шарп мертв и не сможет повторить свое наглое вторжение в монастырь. Смерть Шарпа понравилась Дюко. Ему снились кошмары о борьбе в Бургосском замке — как избитый, истекающий кровью стрелок внезапно бросил вызов и превратил комнату в бойню. И все же Шарп погиб при взрыве, и этот факт давал Дюко небольшое утешение. Дюко посмотрел на священника. — И все же в обязанности солдат императора не входит заточать женщин в женский монастырь.

— Я не прошу об этом.

— Тогда, чего вы просите?

— Только это. — Инквизитор наклонился и положил на стол листок бумаги. — Подпишите пропуск, чтобы мои люди вошли в город сегодня.

Это был список имен. Возглавлял его Палач, El Matarife, и Дюко знал, что остальные — члены его группы. Всего было тридцать имен.

— И чего вы ожидаете от них?

Инквизитор пожал плечами.

— И победа и поражение принесут в город хаос. В пределах хаоса всегда есть возможность.

— Небольшая возможность, я полагаю?

— С нами Бог.

— Ах да… — Дюко улыбнулся. — Жаль, что Его не было с вашим братом в горах. — Он взял чистый листок бумаги, открыл пузырек с чернилами, и быстро написал. — Вы хотите, чтобы ваши люди были вооружены на службе у Бога?

— Да.

Дюко написал, что податели этой бумаги — слуги в епархии Витории и должны были пропущены в город с оружием. Когда это было написано, он приложил печать короля Жозефа и протянул листок через стол. — Вы даете слово, что эти люди не будут воевать против наших солдат?

— Я даю слово — если только ваши солдаты не будут защищать ее.

— И вы ничего больше не просите у меня по этому вопросу?

— Ничего более.

— Тогда я желаю вам всего хорошего, отец.

Дюко подождал, пока этот человек уйдет, а когда он снова остался один, он подошел к окну, ступая мягко, чтобы не напугать голубей на подоконнике, и увидел далеко на равнине ждущую французскую армию.

Он нахмурился. Это неправильно, думал он, что судьбу наций и дела великой империи нужно доверить хвастливой, ребяческой храбрости солдат. Победа в этот день означала бы, что Договор станет не нужен, и вся его прекрасная работа проделана впустую. Однако Дюко не верил во французскую победу сегодня. Он почти (и в этом он признавался только себе) желал французского поражения, потому что тогда в хаосе разрушенного королевства он добьется заключения Договора и его дипломатический триумф спасет Францию. Он покажет солдатам — глупым, тщетным, храбрым солдатам, что их власть — ничто в сравнении с тонким умом дальновидного и расчетливого человека.

Он отвернулся он окна. Он больше ничего не мог сделать, только ждать, кто выиграет в сегодняшней лотерее. Поэтому весь этот день, пока шло сражение, Дюко спал.


***

Маркиз Веллингтон, Generalissimo Союзнической армии в Испании, посмотрел на часы. Они показывали двенадцать минут девятого.

— Мы будем обедать в обычный час сегодня вечером, господа.

Его адъютанты улыбнулись, не уверенные, что он пошутил. Они поднялись с ним на пологий западный склон холмов и видели в двух милях к востоку темную линию французских пушек.

Генерал посмотрел направо, где Главная дорога выходила из дефиле, и увидел, что на противоположном берегу реки колонна пехоты начинает подниматься по склонам высот Пуэблы. Колонну возглавляли испанские войска, которым в этом день выпала честь первыми встретиться с противником. Он захлопнул крышку часов.

— Джентльмены. — Его тон был равнодушным, почти недовольным. — Я желаю вам всем удачного дня.

Сражение при Витории началось.


Глава 20


Пушки, большие французские пушки, пушки, которые были любовью императора и оружием, которого более всего боялись враги Франции, открыли огонь.

Звук выстрелов умер, дым поплыл.

Французы не стреляли в какую-нибудь цель. Они просто прогревали стволы и наблюдали, как падают пушечные ядра в зоне обстрела. Пока еще сражение не имело четких очертаний. Часть испанских войск штурмовали высоты Пуэблы и дрались с французскими застрельщиками на крутом склоне, но, ни пехота, ни кавалерия не прошли по равнине достаточно, чтобы стать пушечным мясом для артиллеристов, которые теперь точно знали дальность стрельбы. Дым от орудий полз к югу, рассеиваясь на легком ветру. Леди, которые сидели на скамейках, построенных французскими саперами на стене Витории, чувствовали себя слегка разочарованными, что стрельба прекратилась.

Маркиза поднялась на самый верхний ряд. Она улыбнулась жене полковника кавалерии, зная, что эта женщина старательно распространяет о ней сплетни.

— Как геморрой вашего мужа, дорогая Жанетт — лучше? Или он снова едет в бой в коляске?

Она не ждала ответа, но поднялась наверх, где подождала, пока горничная разложит подушки на скамье. Она вытащила из сумочки несколько монет и кивнула одному из продавцов печенья.

— Я хочу немного лимонного печенья.

— Да, миледи.

Она села и достала маленькую подзорную трубу в корпусе из слоновой кости. На равнине было почти не на что смотреть. Зона обстрела была скрыта от нее холмом Аринез. На невысоком горном хребте, который был ближе к городу, она видела войска в сомкнутом строю. Над их головами развевалось большое пурпурно-белое знамя, которое сказало ей, что это дворцовая гвардия короля Жозефа.

Она задавалась вопросом, где генерал Вериньи? Он оставил ее впопыхах, возбужденный мыслями о сражении. Победа этого дня, заверил он ее, станет поражением Пьера Дюко. Жозеф удержит испанский трон, и фургоны Маркизы будут отобраны у инквизитора. Элен улыбнулась своему возлюбленному.

— А что если мы проиграем сегодня?

— Проиграем? Мы не можем проиграть!

Еще несколько дней назад, размышляла она, французская армия ждала только отступления и ухода из Испании. Внезапно все изменилось благодаря вестям о победах Наполеона, и армия преисполнилась уверенностью. Сегодня, были уверены военные, они за все отомстят Веллингтону.

Все это было так неожиданно. В Бургосе она пыталась убедить Ричарда Шарпа предать свою честь, чтобы победить коварного Дюко. Она задавалась вопросом, подписал ли Шарп честное слово, затем отбросила эту мысль, потому что он был мертв, и вопрос не имел значения. Вместо этого король Жозеф боролся за свой трон, и победа сегодня будет означать, что нет более нужды подкупать испанцев. Франция снова сокрушит Испанию. Мир будет наблюдать, как Империя возвращает себе величие.

Капитан в зелено-розовом мундире полка генерала Вериньи, появился у подножья лестницы. У него была рука на перевязи и один глаз забинтован. Он хромал. Он не мог драться в этот день, и ему приказали охранять маркизу. Это так типично для генерала Вериньи, подумала маркиза, — удостовериться, что ее сопровождающий невероятно уродлив. Она расправила веер, встретилась с капитаном взглядом и улыбнулась, когда он присоединился к ней.

— Вы ищете меня, капитан?

— Как все мы, моя дорогая леди. — Он склонился к ее руке, поцеловал обтянутые перчаткой пальцы и улыбнулся. — Капитан Сомье, всецело в вашем распоряжении.

Он действительно был необычно уродлив, с лицом злобной жабы.

— Сядьте же, капитан. Вы, должно быть, разочарованы, что не сражаетесь сегодня?

— Будут другие дни, миледи, но этот принадлежит вам, а разве мужчина может сожалеть об этом?

— Красиво сказано. Лимонного печенья?

Она послала горничную за новым печеньем и приказала, чтобы та принесла вино из коляски.

— Как вы получили ваши раны, капитан?

— Упал с балкона дамы. Ее муж был против.

Поистине, подумала маркиза, у дамы чудовищный вкус. Она махнула веером в сторону поля боя.

— Вы должны объяснить мне, что происходит, капитан.

Она видела небольшие облачка дыма из мушкетов на высотах Пуэблы. Капитан Сомье, позаимствовав ее подзорную трубу, смотрел через нее в течение нескольких секунд и высказал мнение, что Веллингтон нападает на высоты, потому что он не осмеливается атаковать на равнине.

— Но если они возьмут холмы… — Она сделала паузу, поскольку горничная принесла ей печенье и вино. — Разве им не придется спуститься в долину?

— Разумеется, миледи. Как верно подмечено!

— И что случится тогда?

— Мы побьем их пушками. — Сомье усмехнулся, показывая длинные, желтые зубы.

— Так просто?

Сомье улыбнулся.

— Война проста.

— Неудивительно, что мужчинам она нравится. — Она улыбнулась. — А вдруг Веллингтон сделает что-то, чего вы не ожидаете?

Капитан Сомье покачал головой. Он разделял мнение, которого придерживалась вся французская армия, мнение, которое он высказал теперь с мужественной уверенностью, чтобы убедить эту возбужденную, красивую, наивную женщину.

— Веллингтон не умеет атаковать. Он умеет выстроить правильную оборону, миледи, но он не атакует.

— Вы были при Ассайе?[9]

— При Ассайе?

Она не стала объяснять.

— При Аргауме?[10]

Он пожал плечами.

Она улыбнулась.

— При Саламанке?

Сомье улыбнулся.

— Это просто превосходное печенье, миледи.

— Я очень рада, что вам оно нравится, и я с нетерпением жду ваших комментариев, капитан. Очень редко приходится наблюдать сражение, имея такого консультанта рядом.

Сомье было сказано генералом, что маркиза умна и хорошо осведомлена. Он скорее боялся, что она будет объяснять ему, что происходит.

— Вам удобно, миледи?

— Весьма.

Она отвернулась от него и навела трубу на высоты Пуэблы. Она не видела ничего интересного. Бои шли за линией горизонта. Она надеялась, она отчаянно надеялась на французскую победу сегодня — иначе все богатства, что она копила так старательно и так разумно рассчитывала потратить, будут утрачены. Она вспомнила уверенность своего возлюбленного и чувствовала, что капитан Сомье настолько же полон уверенности. Казалось, вся французская армия уверена в скором триумфе. Никто никогда не бил Веллингтона в сражении, но и Веллингтон ни разу не дрался с армией, которой командует маршал Журден. Она съела печенье и подняла стакан вина с надеждой на победу.


***

Ее надежду искренне разделял в тот день дон Хозе, милостью Божьей король Кастилии, Арагона, королевства обеих Сицилий, Иерусалима, Наварры, Гранады, Толедо, Валенсии, Галисии, Майорки, Менорки, Севильи, Сардинии, Корсики, Кордовы, Мурсии, Сантьяго, Альгарвеса, Альхесираса, Гибралтара, Канарских островов, Востока и Вест-Индии, Океанских островов; эрцгерцог Австрии; герцог Бургундии, Брабанта и Милана; граф Габсбургский, Тирольский и Барселонский; владетель Бискайского залива и Молины. Титулы, которые он присвоил себе сам. Его младший брат, император Франции, называл его просто: Жозеф Бонапарт, король Испании и Индий.

Если он проиграет сегодняшнее сражение, он будет королем ничего.

Вот почему, по мере того, как солнце поднималось все выше, а пушки все ждали, Жозеф Бонапарт все больше был обеспокоен очевидным успехом, который войска Веллингтона имели на высотах Пуэблы. Он выразил свое беспокойство его военачальнику, маршалу Журдену, который просто улыбнулся.

— Позвольте британцам взять высоты, сир.

— Позволить им? — Король Джозеф, доброжелательный и душевный человек, встревоженно смотрел на своего военачальника.

Лошадь Журдена беспокоилась. Маршал успокоил ее.

— Они хотят получить высоты, сир, чтобы они могли без помех пройти через дефиле под ними. И я хочу, чтобы они прошли там. — Если британцы выйдут из дефиле, где река уходит из равнины, тогда они выйдут прямиком на наши большие пушки. Он улыбнулся Жозефу. — Если они придут с запада, сир, они разбиты.

Журден молил Бога, чтобы он оказался прав. Он планировал британское наступление с запада, и когда орудия заполнят зону обстрела трупами британцев, он пустит кавалерию и станет первым маршалом Франции, победившим Веллингтона. Он не заботился о высотах. Оттуда никто не сможет оказать влияние на ход боя на равнине. Британцы могут взять каждый проклятый холм в Испании, если потом они выйдут под огонь его пушек. Он уже почти чувствовал вкус победы.

Было только одно место, которое беспокоило маршала Журдена — ровный клочок земли к северу от реки. Если Веллингтон не атакует с запада, но вместо этого попробует обогнуть равнину со стороны правого фланга французов, Журдену придется развернуть его боевые порядки и заново установить пушки.

Он смотрел с тревогой на север, на поля за рекой, где ветер гнал длинные бледные волны ржи. Два болотных луня пролетели над богатой форелью Задоррой, исчезнув из поля зрения позади холма, который скрывал изгиб реки. Он не укрепил тот холм. Он задавался вопросом, поместил ли бы Наполеон там людей? Нет! Нет! У него не должно быть сомнений! Он должен вести себя так, будто он знает точно, что случится, как будто он управляет противником так же, как собственной армией.

Он изобразил улыбку. Он изобразил уверенный взгляд. Он похвалил королю его портного и пытался не думать о британских войсках, идущих с севера. Пусть они придут с запада! Ради Бога, с запада!

— Сир!

— Сир!

Раздался целый хор голосов. Пальцы указывали на запад, на дефиле, все еще находящееся в глубокой тени.

— Сир!

— Я вижу это! — Журден выдвинулся вперед.

От дефиле, направляясь к маленькой деревне, расположенной перед холмом Аринез, прямо в зону обстрела французских пушек шла британская пехота.

Их знамена развевались. Они шли как на параде прямо навстречу смерти.

— Мы сделали его! Мы сделали его, клянусь Богом! — Журден хлопнул себя по бедру.

Значит, Веллингтон не так уж умен. Он наступает в лоб, как и хотел Журден. Прямо навстречу своей смерти и славе императора! Он пришпорил коня, махая шляпой с пером артиллеристам.

— Артиллеристы! Ждать!

Запальники были зажжены. В каждой из больших пушек, общим числом более ста, картузы с порохом были проткнуты через запальные трубки и ждали огня.

Король Жозеф ехал рядом со своим маршалом. Жозеф боялся гнева своего младшего брата, и страх был написан на его лице. Если он проиграет это сражение, то не быть ему больше королем, а чтобы выиграть, он должен разбить Веллингтона. Жозеф видел британскую армию в битве при Талавере, и он видел, как их пехота сотворила победу из уже состоявшегося поражения.

Но маршал Журден видел больше. Он дрался как рядовой во французской армии, которая пришла на помощь американской революции. Он видел британцев побежденными, и он знал, что увидит это снова. Он поклонился королю, брату Императора.

— У вас есть победа, сир. У вас есть победа!

— Вы уверены?

— Смотрите! — Он махнул рукой в сторону безлюдного севера, а потом в сторону войск, которые растекались по равнине перед его пушками. — У вас есть победа!

Это были последние мгновения, когда еще можно было смотреть на равнину и видеть, что там происходит, последние мгновения, прежде чем пороховой дым скроет поле битвы. Журден вытащил шпагу, ее сталь ярко сверкнула на солнце, когда он опустил ее вниз.

Пушки открыли огонь.


***

Дефиле, где Главная дорога выходила на равнину Витории, было переполнено. Войска ждали приказа идти вперед. Раненных у высот Пуэблы несли к дороге. Лекари в фартуках, уже заляпанных красным, пробовали свои пилы и ланцеты, в то время как солдаты, переполнившие узкий проход, ждали, чтобы двинуться навстречу орудийному огню, который внезапно начался.

Мужчины шутили, передразнивая звук французских пушек. Они шутили, потому что боялись их.

Мальчишки-барабанщики, у которых еще даже голоса не начали ломаться, наблюдали за ветеранами и пытались подражать их спокойствию. Молодые офицеры на дорогих лошадях, задавались вопросом, стоит ли слава этого страха. Штабные офицеры, бока лошадей которых уже покрылись пеной, скакали вдоль колонн, разыскивая генералов и полковников. Знамена, до которых в узком проходе не мог добраться ветер, тяжело свисали с флагштоков. Первые батальоны уже вышли на равнину. Первые раненные уже ползли назад к лекарям.

Солдаты сломали ровные шеренги, чтобы спуститься к реке и заполнить фляги водой. Некоторые разумно употребили свои порции вина или рома. Куда лучше, говорили они, идти в сражение со спиртным в животе.

Ирландский полк в выцветших и заштопанных красных мундирах — знак долгой службы в Испании — встали на колени перед священником испанского полка, который благословил их, сделав над ними крестное знамение, в то время как их женщины в тревоге молились позади. Их полковник, шотландский пресвитерианин, сидел в седле и читал двадцать третий псалом.

Отряды горцев поднимались на высоты Пуэблы, намереваясь обогнать испанцев. Рев волынок, дикий, как вопли безумцев, доносился в дефиле вместе с громом французских пушек.

Солдаты спрашивали друг у друга, что происходит, но никто не знал. Они ждали, чувствуя тепло наступающего дня, и они слушали звуки сражения и молили, чтобы они остались в живых и услышали звуки победы. Они молились, чтобы не попасть в руки лекарей.

В тылу колонны, где женщины и дети ждали, кому в лотерее этого дня выпадет вдовство и сиротство, и где местные сельские жители смотрели удивленно на странное, огромное племя, запрудившее их долину, двое всадников натянули поводья. Один из этих двоих, высокий, темноволосый, израненный человек крикнул, обращаясь к группе солдаток, сидевших на берегу реки.

— Какая это дивизия?

Женщина, кормившая грудью ребенка, посмотрела на стрелка, который задал вопрос.

— Вторая.

— А где Пятая?

— Христос знает.

Шарп понимал, что заслужил такой ответ. Он пришпорил Карабина.

— Лейтенант! Лейтенант!

Пехотный лейтенант обернулся. Он увидел высокого, загорелого человека на коне. Человек носил изодранный мундир 95-го стрелкового. На бедре у него висел палаш, из чего можно было предположить, что этот небритый человек — офицер.

— Сэр? — неуверенно произнес лейтенант.

— Где Веллингтон?

— Я думаю, что он за рекой.

— А Пятая дивизия?

— Слева, сэр. Я думаю.

— А вы на правом фланге?

— Я думаю так, сэр. — Лейтенант, казалось, сомневался.

Шарп повернул коня. Дефиле было забито солдатами, и гром пушек говорил ему, что эта дорога приведет только на поле боя.

Он не беспокоился о Веллингтоне. Не было времени на поиски генерала, чтобы рассказать ему о Договоре, о котором он узнал от маркизы в Бургосе. Он записал все, что она сказала ему, и он был уверен, что письмо найдет Хогана. Но теперь Шарп догнал армию в день сражения, он был солдатом, и доказательство его невиновности могло подождать, пока битва не кончится. Он посмотрел на Ангела, сидевшего на уродливой лошаденке, которую они украли в Панкорво.

— Едем!

Он повел мальчишку обратно в деревню, где был мост, чтобы перейти на западный берег. Он должен найти Южный Эссекс, он должен вернуться из мертвых, он должен сражаться.


Глава 21


Французские пушки палили все утро. От их грохота дрожали все стекла в городе. Это походило на гром, который никак не кончался.

Дым повис как облако. Женщины на скамейках на городской стене ворчали, потому что ничего не видели. Они не могли видеть противника. Они видели только большое облако, которое росло, расплывалось и медленно плыло на юг, подгоняемое бризом. Некоторые из них прогуливались на крепостных валах, флиртуя с офицерами городской стражи. Другие, укрывшись пляжными зонтиками от солнца, дремали на скамьях.

Пушкари стреляли, наводили и стреляли снова. Они выталкивали пушки вперед после каждого выстрела, разворачивали ломами лафеты, забивали заряды в раскаленные дула, которые парили после того, как их пробанивали мокрыми щетками. Снова и снова солдат посылали с ведрами за водой к ручьям, чтобы смачивать банники. По дорогам, ведущим в город, грохотали на полном ходу передки орудий, которые доставляли новые боеприпасы, чтобы кормить пушки, которые беспрерывно бомбили зону обстрела.

Французские пехотинцы сидели на горных хребтах, резали колбасу и хлеб, пили кислое красное вино, которым были полны их фляги. Пушки делали свою работу. Удачи пушкам!

Пушки дергались, их колеса подпрыгивали над землей при каждом выстреле. Когда пушка опускалась на землю, артиллерист бежал к ней, чтобы закрыть обернутым кожей большим пальцем дымящееся запальное отверстие. С закрытым запальным отверстием безопасно пробанивать ствол, чтобы погасить последние искры, прежде чем новый пороховой заряд будет забит внутрь. Если запальное отверстие на закрыть, порыв воздуха, вызванный погружающейся щеткой, может зажечь остатки невзорвавшегося пороха и тот, как известно, взорвется с силой, достаточной, чтобы вытолкнуть банник и пронзить его рукояткой тело артиллериста.

У каждой пушки было имя, выбитое на передней части дульной части орудия, а на казенной части — гордое «N», монограмма Наполеона. Egalite стреляла рядом с Liberte, в то время как Fortune и Defi пробанивали.

Артиллеристы потели, ругались и смеялись; они слышали обрывки разговоров своих офицеров и знали, что они завалили равнину на западе трупами. Они не могли видеть своего врага, потому что запад заволокло дымом, но при каждом выстреле копье пламени пробивало канал сквозь дым, куда улетала картечь, а потом артиллеристы должны были снова перезаряжать, выталкивать пушку на позицию, отходить в сторону, когда главный канонир протыкал через запальное отверстие парусиновый мешок с порохом, после чего второй канонир засыпал порцию высококачественного пороха в отверстие, проделанное шилом. Затравка передавала огонь вниз, к пороху, от запальника, приставленного главным канониром.

Говорят, все артиллеристы были глухими. Они были королями на поле боя, но никогда не слышали аплодисментов.

Иногда, редко, батарея делала паузу. Дым медленно рассеивался перед нею, и офицеры всматривались в свою цель. Британцы были остановлены.

Красные шеренги прятались в полях среди ржи, скрывались позади каменных стен или приседали в траншеях, отвратительно сырых после дождливого лета. Артиллеристы знали, что британцы уже разбиты. Никакие войска в мире не отважатся наступать сквозь ядра и картечь, которыми пушки усеивали зону обстрела.

Для британцев это были кошмарные звуки. Пушечное ядра грохотали, словно гигантские бочки, скатывающиеся по доскам, картечь свистела, крики раненых довершали к эту какофонию. Мушкетные пули, вылетевшие из разорванных при выстреле жестянок, стучали по камням, срезали стебли ржи и пшеницы или врезались в человеческую плоть — и всегда вначале был слышен перекатывающийся гром и видно белое облако дыма. Иногда, когда у пушкарей кончались ядра и картечь, они стреляли гранатами. Гранаты падали среди растоптанной пшеницы, вертелись, запальная трубка дымилась, прежде чем корпус разрывался, сея огонь дым и железные осколки в добавление к грому смерти.

Британцы умирали по одному и десятками. Они укрывались где могли, но солдаты в укрытиях не выигрывают сражений. Однако эти солдаты не могли наступать. Ни один человек не мог пройти через этот огненный шторм. Они сидели, они лежали в неглубоких ямах и траншеях, они проклинали своих офицеров, они проклинали своего генерала, они проклинали французов, они проклинали медленно ползущее время, и они проклинали отсутствие всякой помощи на этой равнине. Они были одни в буре смерти, и они не видели поддержки ниоткуда. Их знамена были разодраны картечью.

Повезло тем, кто стоял в маленькой деревне, единственной деревне на равнине, потому что там каменные стены служили им щитом. Но даже и там пушечные ядра пробивали стены лачуг и превращали в кровавое месиво тех, кто прятался в комнатах, так что и там воздух был насыщен звуками смерти.

Атака была остановлена.

— Мы сделали его, ей Богу, мы его сделали! — Маршал Журден, который, как и все французские маршалы считал Веллингтона непобедимым, теперь был уверен, что противник недооценил его. Журден предполагал, что Веллингтон слишком уверовал в свое численное превосходство и поэтому погнал свою армию в лобовую атаку. Пушки, гордость французской армии, кромсали противника.

Он посмотрел на север. Несколько английских кавалеристов появились на противоположном берегу реки, и вид их встревожил часть его офицеров. Журден хлопнул в ладоши, привлекая внимание, и повысил голос.

— Господа! Кавалерия — это маневр! Если бы они планировали напасть оттуда, они уже сделали бы это! Они хотят, чтобы мы ослабили свой левый фланг! А мы не будем!

В действительности, он даже усилил его. Резервы, которые охраняли северный речной берег, были отправлены на юг позади холма Аринез, чтобы отбить высоты Пуэблы. Журден многого ждал от них. Когда британцы будут сломлены и когда он выпустит своих улан и гусар на поле битвы, солдаты могут спуститься с высот и заблокировать дефиле.

Британцы, сломленные и окровавленные, будут пойманы в ловушку. Но сначала, понимал Журден, он должен позволить Веллингтону послать как можно больше солдат на равнину — еще больше солдат, обреченных быть застреленными и зарубленными, еще больше трупов и военнопленных ради славы императора. Журден знал, что он должен ждать. Еще через два часа, возможно, будут отбиты высоты, и тогда наступит момент, когда он разрушит репутацию Веллингтона навсегда. Маршал потребовал пищи и немного вина. Еще два часа, думал он, и он пошлет золотых Орлов вперед, чтобы вернуть Испанию Франции. Он улыбнулся королю Жозефу.

— Я надеюсь, сир, вы никому не предложили место за столом по правую руку от вас сегодня вечером?

Жозеф нахмурился в замешательстве, не понимая, почему Журден говорит о банкете победы, который был заказан в Витории.

— Я надеюсь, что вы займете это почетное место, мой дорогой маршал.

Журден рассмеялся.

— Я буду преследовать противника, сир, но вас может развлечь лорд Веллингтон. Я слышал, что он любит баранину.

Жозеф понял и засмеялся.

— Вы настолько уверены?

Журден был настолько уверен. Он знал, что победил, он чувствовал вкус победы.

От грома пушек дрожали серебряные столовые приборы на белой скатерти в самой роскошной гостинице Витории. Официанты накрывали столы на сто пятьдесят персон. Бутылки с вином, расставленные плотными группами на всех столах, позванивали все вместе, словно тысяча маленьких колокольчиков.

Цветы уже срезали и расставили на главном столе. Здесь будет сидеть король Жозеф во время банкета в честь победы, одержанной французами. Трехцветное знамя свисало с потолка. Хрустальные люстры вибрировали в такт орудийным залпам. Вся огромная комната была заполнена позвякиванием, постукиванием, побрякиванием.

Владелец гостиницы смотрел на комнату и понимал, что его люди сделали все отлично. Он сложил на груди руки. Надо было потребовать, чтобы французы заплатили за банкет заранее. Они заказали лучший медок, бургундское и шампанское, на кухне готовили пять быков, двух баранов, двести куропаток и сто цыплят. Он застонал. Патриот в нем молился о британской победе, но бизнесмен боялся, что британцы не смогут заплатить за то, что заказал их противник. Он слушал гром пушек, и его кошелек, который был важнее национальной гордости, молил, чтобы они победили.


***

Маркиз Веллингтон, сидя на коне на пологом склоне западных холмов, наблюдал, как французские пушки изрыгали пламя и дым, убивая его людей на поле битвы. Ни один из штабных офицеров Веллингтона не говорил с ним. Все небо, казалось, дрожало от мощных орудийных залпов.

Штабные офицеры рассеялись по склону ниже него. Случайному глазу показалось бы, что на западном холме и в дефиле царит хаос. Раненые ползли к лекарям, в то время как другие солдаты ждали сражения. Тот, кто никогда не видел сражения, не увидел бы никакого порядка в случайном расположении солдат. Им оставалось только надеяться, что существует хоть какой-то план как прийти им на помощь.

План существовал. Журден планировал остановить его атаку пушками, а Веллингтон планировал захватить те пушки в кулак и сжать.

Английский генерал представлял свой план в виде ладони левой руки, положенной на карту.

Большой палец — атака на высоты.

Указательный палец — войска, которые двигались ниже высот навстречу пушечным залпам, войска, остановленные французской артиллерией, войска, которые терпели одну ужасную минуту за другой.

Большой и указательный пальцы, как предполагалось, должны были лишь приковать внимание противника, оттянуть его резервы к юго-западу, и когда это будет сделано, остальные три пальца протянутся с севера.

Но где они? Солдаты на равнине умирали, потому что колонны по левую руку опаздывали, и Веллингтон, который очень не хотел видеть, как его люди умирают понапрасну, не мог позволить себе утешаться мыслью о том, что чем дольше он ждет, тем более его противник убеждается, что главный удар наносится с запада.

Он проехал несколько шагов по склону и посмотрел на север. Поле казалась пустым. Он щелкнул пальцами. Адъютант подскочил к нему.

Генерал обернулся.

— Поторопите их!

— Милорд.

Не было никакой потребности объяснить, кого следует поторопить. Три колонны должны прийти с северных холмов, колонны, которые растопчут посевы вдоль реки, перейдут мосты и атакуют французский правый фланг. Веллингтон задавался вопросом, почему, ради Бога, французы оставили мосты неповрежденными. Его конная разведка не доносила о пороховых зарядах, готовых поднять на воздух арки мостов. Это не имело никакого смысла. Генерал боялся, что его атакующие с севера войска будут идти вброд и их тела поплывут по течению в окровавленной воде, но французы оставили мосты в целости.

Однако три колонны, которые как пальцы сожмут французскую армию, не появлялись, и их опоздание означало, что французские орудия вызывают тяжелые потери на равнине. Пальцы правой руки Веллингтона барабанили по луке седла. Он ждал, в то время как ниже него пушки сотрясали это теплое утро.


***

— Милый капитан Сомье!

— Мадам? — Он казался усталым. Восемь раз маркиза заставляла его хромать вниз через переполненные ряды — то за новой бутылкой вина, то снова за печеньем.

— В моей коляске лежит пляжный зонтик. Будет очень любезно с вашей стороны, если вы принесете его мне.

— С огромным удовольствием, мадам.

— Белый пляжный зонтик, не черный.

— Что-нибудь еще, что я мог бы принести заодно? — спросил ее телохранитель с надеждой.

— Пока ничего не приходит в голову.

Он потащился вниз мимо переполненных скамью, его уродливое лицо покраснело, потому что он знал, что другие женщины наблюдают, как он бегает с поручениями маркизы словно мальчишка.

Она смотрела на поле боя, видя только большое облако дыма от орудий. Непонятно почему она подумала о Шарпе, задаваясь вопросом, был бы он столь же покорен, как этот капитан Сомье. Почему-то она сильно сомневалась в этом. Ричард всегда был готов разозлиться и зарычать, когда был недоволен. Он был, думала она, человек огромной гордости, и гордость его была очень хрупкой, потому что родилась в сточной канаве.

Она испытывала жалость, когда услышала, что он мертв. И порадовалась тогда, что солгала ему, сказав, что любит его. Ричард хотел, чтобы она это сказала, и он готов был верить этому. Она задавалась вопросом, почему солдаты, которые знали смерть и ужас лучше, чем кто-либо любой, были так часто чувствительны и романтичны. И женщины были нужны в армии, чтобы они шли на смерть счастливыми… а почему бы и нет? Она попыталась представить себя в постели с капитаном Сомье, и эта мысль вызвала у нее озноб. Она взмахнула веером. Солнце жгло почти невыносимо.

Кавалерийский офицер остановил коня у подножья стены. Офицер за офицером приезжали сюда все утро, чтобы похвастаться перед дамами и сообщить новости о ходе битвы, которая была все еще скрыта огромным облаком дыма. Офицер помахал шляпой. Все хорошо, сказал он. Британцы разбиты. Скоро Журден двинет войска вперед.

Маркиза улыбнулась. Победа сегодня означает поражение Дюко. Мысль о его поражении доставляла ей злорадное удовольствие.

Она отвела взгляд от облака дыма. Она смотрела на пустые северные поля, пестрые от маков и васильков, такие невинные в этот день, отданный пушкам. Далеко, у подножья северных холмов, слишком далеко, чтобы играть какую-то роль в сегодняшнем сражении, стоял маленький, словно игрушечный, замок. Она достала свою подзорную трубу, отделанную слоновой костью, и навела на крошечную старую крепость.

И вместо этого она видела войска. Войска, растаптывающие посевы пшеницы. Войска, нахлынувшие из-за редких холмов, войска, стремящиеся на юг, к правому флагу французских линий.

Она смотрела. Войска были в красных мундирах. Она знала, что она видит: это был презираемый Веллингтон, который, как доказывали французы снова и снова, не умел атаковать. Ниже нее кавалерийский офицер поймал брошенный носовой платок, развернул коня и поскакал назад к полю сражения.


***

— Сир!

— Сир!

Маршал Журден, который за минуту до этого думал, что сражение будет выиграно к двум часам, и сожалел, что, преследуя врага, он не сможет посетить банкет в честь победы, смотрел в правую сторону.

Он не мог поверить тому, что он видел.

Колонны надвигались на него, на его беззащитный фланг, и британские знамена реяли над головами солдат. Он уже забрал свои резервы справа, чтобы отбить высоты Пуэблы, теперь Веллингтон показал ему мощь своей настоящей атаки. В течение одной краткой, неприятной секунды Журден восхищался Веллингтоном — тем, что он ждал так долго, что он позволил его людям гибнуть под орудийным огнем достаточно долго, чтобы убедить французов, что лобовая атака была настоящей, — а потом маршал начал выкрикивать приказы.

Правый фланг французских линий должен был развернуться. Не было времени, чтобы помешать британцам пересечь реку, значит, понимал Журден, ему придется бить их на ближнем берегу при помощи пушек.

Король Жозеф, который удалился в карету, чтобы воспользоваться серебряным ночным горшком, поспешно вернулся назад.

— Что происходит?

Журден игнорировал его. Он смотрел на север, разглядывая самую восточную колонну противника, которая не наступала на него. Эта нацелилась на Главную дорогу, пытаясь отрезать его от Франции. Он крикнул адъютанту:

— Что за деревня там на речном изгибе?

— Гамарра Майор, сир.

— Передайте им, чтобы удерживали ее! Передайте им, чтобы удерживали ее!

— Сир!

Король Жозеф, держась за застежки штанов, которые хлопали на ветру, в ужасе смотрел, как адъютант погнал свою лошадь в галоп.

— Удерживали что?

— Ваше королевство, сир. Там! — Голос Журдена был ужасен. Он указывал на речную излучину и маленькую деревушку Гамарра Майор. — Вы! — указал он на другого помощника. — Скажите генералу Рейлю, что я хочу видеть его людей в Гамарра Майор. Идите!

Если британцы перейдут реку и возьмут дорогу, то и сражение, и королевство, и армия будут потеряны.

— Скажите им, чтобы держались! — крикнул он вслед офицеру, затем обернулся на запад. Раздался пушечный выстрел — обычная вещь в этот день, не считая того, что это была британская пушка и она была направлена на французов, и пушечное ядро приземлилось на склоне холма Аринез, подпрыгнуло и полетело, чтобы зарыться в землю в нескольких ярдах от ног коня Журдена. Это был первый выстрел противника, который достиг холма Аринез, и это говорило о том, что скоро произойдет.

Маршал Журден, чей день триумфа лопнул как мыльный пузырь, бросил маршальский жезл в свою карету. Это была палка, обтянутая красным бархатом, с золотой бахромой, расшитая золотыми орлами. Это была безделушка, пригодная для триумфа, но теперь, понимал он, он должен бороться насмерть. Он послал свои резервы на левый фланг, а теперь угрожали правому. Он кричал, требуя донесений, и задавался вопросом, что происходит за облаком дыма, который скрывал ход битвы за королевство.


***

Ричард Шарп, хотя он и не знал этого, был в каких-нибудь двухстах ярдах от Веллингтона. Он скакал на север, вдоль реки, крича на сельских жителей, которые наблюдали сражение с дороги, чтобы освободили путь. Через реку он видел клубы дыма, вылетавшие из жерл французских пушек. Картечь рубила уже растоптанные посевы пшеницы.

Он задержался у речной излучины, вынужденный просить, чтобы ему дали пройти по деревенской улице, забитой людьми из батальонов, ждавших переправы через мост. Он крикнул конному офицеру, спрашивая, где 5-я дивизия, и тот махнул Шарпу:

— Левее!

Офицер стрелков, прикуривая сигару от трубки одного из своих людей, увидел Шарпа и широко раскрыл рот. Сигара упала наземь. Шарп улыбнулся:

— Доброе утро, Гарри. Удачи!

Он ударил пятками коня, оставив позади офицера, ошеломленного видом опозоренного, повешенного и похороненного человека, восставшего из мертвых. Шарп засмеялся и, выехав из деревни, погнал Карабина легким галопом еще дальше на восток вдоль северного берега Задорры.

Впереди 3-я и 7-я дивизии форсировали реку. Они бежали с застрельщиками впереди, огромная масса войск, разделяющаяся на потоки, чтобы пройти по нетронутым мостам и неохраняемым бродам. Ангелу внушал страх этот вид. Более десяти тысяч пехотинцев двигались разом, целый красный поток, который атаковал южный фланг французских линий.

Какой-то майор скакал к Шарпу. Позади него стояла бригада пехоты с нетерпеливым генералом во главе.

— Вы из штаба?

— Нет! — Шарп придержал коня.

— Черт бы все побрал! — Майора размахивал саблей. — Пэр забыл про нас! Черт бы все это побрал!

— Просто идите вперед!

— Идти?

— Почему бы нет? — Шарп усмехнулся майору. — Где Пятая?

— Дальше! — Майор повернул коня и махнул саблей в сторону реки, подавая сигнал генералу. Бригада подняла мушкеты.

— Вперед, Ангел! — Шарп боялся, что сражение закончится, прежде чем он присоединится к нему.

Справа от Шарпа, когда он обошел тыл выдвигающейся бригады, британские атакующие строились на южном берегу Задорры. Перед атакующими, рассыпавшись по полю пшеницы, густо заросшей сорняками, стрелки из 95-го шли в линии застрельщиков. Они видели французские пушки на холме Аринез и, встав на одно колено, целились, стреляли, перезаряжали и шли вперед.

Пули, вылетающие с облачками дыма и лязгающие по закопченным стволам французских пушек, были первым предупреждением, что батарея в опасности.

— Ломы!

Артиллеристы отчаянно разворачивали пушки, орудуя ломами, в то время как еще больше пуль прилетало с севера.

— Картечь! — крикнул офицер, но тут пуля заставила его обернуться, он прижал ладонь к плечу, и внезапно его солдаты побежали, потому что стрелки поднимались по склону. — Заряжайте!

Слишком поздно. Стрелки с примкнутыми штыками были уже на батарее. Штыки ударили немногих французов, которые пытались отбиться ломами от британских стрелков. Некоторые артиллеристы заползали под стволы своих пушек, чтобы выждать благоразумно подходящего момента и сдаться.

Позади стрелков, рассыпавшись цепью в пшенице, с развевающимися знаменами, надвигалась линия красных мундиров.

— Назад! Назад! — Французский артиллерийский полковник, видя, что его северную батарею захватили, требовал, чтобы подавали передки орудий и лошадей. Солдаты швырнули приготовленные заряды в кучу, развернули лафеты, закрепили цепи, хлестнули лошадей, и французские пушки покатили, гремя и раскачиваясь, назад ко второй линии.

— Готовься! — Теперь французская пехота, которая думала, что пушки сделают за них всю работу, должна была выступить вперед, чтобы задержать британскую атаку. — Целься! Огонь!

Над полями, ободранными картечью, разнеслись звуки мушкетной стрельбы, знаменуя начало столкновения пехоты.


***

Маркиз Веллингтон открыл крышку часов. Он вывел свои войска на равнину, он привел в смятение первую линию французов, но знал, что теперь последует пауза.

С поля боя вели военнопленных, тащили к лекарям раненых. В дыму битвы полковники и генералы искали ориентиры, следили за своими войсками на флангах, ждали приказов. Атака продолжалась, но теперь атаку следовало перестроить. Солдат, которые понесли потери под огнем французских пушек, надо вывести, а новые батальоны выйдут на равнину, чтобы соединиться с атакующими с севера.

Веллингтон пересек реку. Он двигался вперед, чтобы взять на себя командование следующей атакой, которая отгонит французскую армию дальше на восток, к Витории, и он задавался вопросом, что случалось с мизинцем ладони, которая символизировала его план. «Мизинцем» была 5-я дивизия. Она двигалась к деревне Гамарра Майор, и если она возьмет эту деревню, пересечет реку и перережет Главную дорогу, тогда это превратит французское поражение в бегство. Там, понимал Веллингтон, сражение будет самым трудным — и к этому месту по мере того, как солнце поднималось в зенит, приближался Шарп.


Глава 22


Подполковник Лерой захлопнул крышку часов.

— Будь они прокляты!

Никто не ответил.

Справа от них, на расстоянии в три мили, другие колонны форсировали реку. О ходе сражение говорили облака грязного дыма орудий и мушкетов.

5-я дивизия ждала.

Три батальона — Южный Эссекс один из них — должны были возглавить атаку на Гамарра Майор. Перед людьми Лероя был пологий откос, который вел вниз к деревне, за ней был каменный мост через реку. За рекой была Главная дорога. Если дивизия перережет дорогу, то французская армия не сможет отступить во Францию.

Он снова щелкнул крышкой часов.

— Что держит этого идиота? — Лерой хотел, чтобы генерал, командующий дивизией, скорее приказал атаковать.

Французы были в Гамарра Майор. Там была единственная переправа, которую они обороняли; они проделали бойницы в стенах домов, забаррикадировал переулки, и Лерой знал, что им предстоит тяжелая работа. Два года назад, на португальской границе, он дрался в Фуэнтес-де-Оньоро, и он помнил ужасы борьбы в узких кривых улочках.

— Христос и распятие! — За рекой — там, где переулок от моста шел вверх к Главной дороге, — французы установили пушки. Атаковать теперь будет еще труднее. Пушки стояли достаточно высоко, чтобы стрелять по деревне, и даже если британцы возьмут Гамарра Майор, картечь превратит мост в бойню.

— Сэр! — прапорщик Боскэйбл показывал вправо. Штабной офицер скакал к центру атакующих батальонов.

— Почти чертовски вовремя. — Лерой двинулся вперед, его лицо, ужасно обожженное в Бадахосе, казалось более мрачным, чем когда-либо. — Мистер Д’Алембор!

— Сэр?

— Застрельщиков в линию!

— Сэр!

Тут полковник центрального батальона махнул шляпой, оркестр батальона вдарил бойкую мелодию, и легкие роты двинулись вперед. Лерой посмотрел на часы. Час дня. Он захлопнул крышку часов, сунул их в карман, и стал отдавать приказы, чтобы Южный Эссекс начал выдвигаться в сторону противника. Лерой впервые вел батальон в бой.

Знамена вынули из чехлов. Шелк выглядел помятым после долгого заключения в кожаных чехлах, но знаменосцы встряхивали флаги так, чтобы кисточки раскачивались и гордые эмблемы реяли над головами. Справа было королевское знамя, огромный Юнион Джек, с вышитой в центре эмблемой Южного Эссекса. Эмблема изображала скованного цепью орла, знаменуя захват Шарпом и Харпером французского штандарта в Талавере.

Слева было полковое знамя — желтый флаг, который отмечал боевые заслуги Южного Эссекса, с его эмблемой и Юнион Джеком, вшитым в верхний угол. Оба флага были прострелены и опалены, оба уже побывали сражениях, и солдаты были больше преданы своим знаменам, чем королю или стране. Вокруг двух знаменосцев, который несли штандарты, шли сержанты, лезвия их алебард сияли на солнце. Если французы захотят захватить знамена, им сначала придется прикончить этих мужчин с длинными, жуткими дикими, копьями с лезвиями топора.

Батальон шел с примкнутыми штыками и заряженными мушкетами. Солдаты растаптывали посевы пшеницы.

Перед ними, рассыпавшись в линию, шла Легкая рота. Сержант Патрик Харпер кричал на солдат, чтобы те расходились еще шире. Он ждал все утро офицера с темными волосами и шрамом на левой щеке, но не было никаких признаков Шарпа. И все же Харпер отказывался оставить надежду. Он упрямо настаивал, что Шарп жив, что он приедет сегодня, что Шарп никогда не позволил бы Южному Эссекссу драться без него. Если Шарпу для этого нужно выйти из могилы — он выйдет.

Капитан Д’Алембор слышал гром пушек справа от него. Британские пушки теперь были на равнине, стреляя от холма Аринез по второй линию французов. Д’Алембор, который участвовал в своем первом большом сражении, думал, что этот звук — самый ужасный, какой когда-либо слышал. Он знал, что скоро шесть французских пушек за рекой откроют огонь. Питеру Д’Алембору, по мере того как он приближался к молчаливой, забаррикадированной деревне, казалось, что каждая из французских пушек нацелена прямо на него. Он поглядел на Харпера, находя успокоение в очевидной уверенности огромного ирландца.

Тут пушки исчезли в облаке дыма.

Подполковник Лерой видел, как словно бы карандаш прочертил линию вверх и вниз в небе, и знал, что пушечное ядро летит прямо в него. Он придержал коня, задержал дыхание и с облегчением увидел, как ядро, ударившись о траву перед батальоном, подпрыгнуло и покатилось позади них.

Снаряды пролетели над деревней и упали на лугу, который пересекали британские батальоны. Первый залп не нанес никакого ущерба, за исключением ядра, которое перепрыгнуло через голову Лероя. Оно подпрыгнуло снова, еще раз, и покатилось к музыкантам оркестра Южного Эссекса, которые ждали в тылу раненых. Мальчишка-барабанщик, видя, что ядро катится медленно, как крикетный шар, который не должен выкатиться за границу поля, подбежал, чтобы остановить его ногой.

— Стой! — крикнул сержант мальчишке, но было слишком поздно. Барабанщик поставил ногу на пути ядра, которое, казалось, катилось так безобидно, так медленно, и когда мальчик усмехнулся, ядро отрубило ему ступню.

— Ты глупый ублюдок! — Сержант схватил его и потащил. — Ты глупый проклятый ублюдок! Сколько, черт побери, раз тебе говорили!

Другие мальчишки-барабанщики молча наблюдали, как их рыдающего товарища отнесли к лекарям. Ступня барабанщика, все еще в ботинке, который он начистил в честь сражения, лежала в траве.

Пушки выстрелили снова, и на сей раз ядро врезалось в 6-ю роту Южного Эссекса, отбросив двух солдат в стороны, разбрызгивая кровь на пшеницу и маки. Шеренга бесстрастно сомкнулась.

Легкая рота открыла огонь. Винтовки трещали. Французское орудие выстрелило снова, и снова шеренги должны были сомкнуться, и снова на лугу позади атакующих остались тела и кровь.

Лерой прикурил сигару от трутницы. Люди держались хорошо. Они не вздрагивали от залпов артиллерии, они шли молча и бодро, но тем не менее он боялся деревни. Она была слишком хорошо забаррикадирована, слишком много было проделано бойниц, и он знал, что мушкеты обороняющихся в Гамарра Майор могут нанести куда больший ущерб, чем эти шесть полевых орудий на дальнем берегу реки. Но ни один французский мушкет еще не выстрелил. Они ждали, чтобы британцы подошли ближе. Лерой просил разрешения наступать колонной, но бригадир отказал.

— Мы всегда наступаем в линию, молодой человек! Не будьте дураком!

Бригадир, зная, что Лерой американец, и задавался вопросом, не тронулся ли он умом. Наступать колонной, подумать только!

Лерой убрал трутницу и проскакал мимо знамен.

— Капитан Д’Алембор!

— Сэр?

— Возвращайте роту в общий строй!

Южный Эссекс был теперь защищен от полевых орудий домами деревни. Французская пехота все еще не стреляли. Легкая рота заняла свое место на левом фланге батальона. Батальон продолжал двигаться вперед.

Лерой хмурился. Он знал, что случится, когда обороняющиеся начнут стрелять. Он боялся этого. В Южном Эссексе по-прежнему была нехватка личного состава, и следующие несколько минут могли уничтожить его батальон. Он ругал врагов вполголоса, молил, чтобы они начали стрелять слишком рано, чтобы дали его людям шанс.

Но французы ждали. Они дождались, пока промахнуться было уже невозможно, и когда прозвучал приказ открыть огонь, Лерой вздрогнул от грохота выстрелов и причиненных ими разрушений.

Тяжелые пули мушкетов врезались в британские шеренги, толкая и разворачивая солдат, срубая их, пригибая их к земле, а затем новые французы подошли к бойницам, и новые пули прилетели, врываясь в ряды красных мундиров, и Лерою казалось, что воздух весь заполнен громом мушкетов и свистом пуль, и он кричал сквозь шторм дыма и огня, чтобы заставить своих людей идти вперед.

— Вперед! — кричали офицеры, но они не могли идти вперед. Стрельба из деревни гнала Южный Эссекс назад. Солдаты разрядили свои мушкеты в ответ и потратили пули впустую на каменные стены и баррикады. Знамена упали, знаменосцы были застрелены французами.

— Вперед! Шевелитесь! — Лерой скакал впереди шеренги. — Вперед!

Его лошадь встала, заржала, когда в нее попала пуля, и Лерой выругался, потому что не мог вытащить правый сапог из стремени. Он уронил сигару, он вертелся, пытаясь выровняться, и наконец его правая нога была свободна, и он соскользнул неуклюже по крупу своей умирающей лошади. Он встал на ноги, вытащил саблю и снова закричал на своих солдат.

Луг был затянут дымом. Солдаты ползли назад, оставляя кровавые следы. Солдаты звали Бога или своих матерей. Лошади офицеров, раненные, умирали в пшенице или бросились в паническое бегство в тыл. Некоторые солдаты, видя шанс избежать бойни, помогали раненым добраться до музыкантов оркестра и лекарей. Другие перезаряжали и целились в бойницы, однако французы продолжали стрелять в них, и новые пули противника пронзали сгущающийся пороховой дым, превращая луг в место смерти, воплей и боли.

— Вперед! — кричал Лерой. Он задавался вопросом, когда новые батальоны придут на помощь его людям, и страдал от того, что батальону под его командой, возможно, понадобится эта помощь. — Вперед!

Новые солдаты подняли знамена. Они шли сквозь огонь, и королевское знамя упало снова, и снова было поднято, и оно дергалось как живое, когда пули пробивали его.

Дым мешал французам целится. Из деревни они могли видеть только туман, который окружил их позиции, и вдали за туманом — неясные очертания людей, которые шли вперед и были отброшены назад, и тем не менее французы продолжали стрелять, отчего туман становился еще гуще; они посылали пулю за пулей, чтобы проредить британские шеренги, которые окружали деревню, но не могли в нее ворваться.

Полковое знамя упало; на сей раз его поднял сержант, но движение в тумане привлекло внимание дюжины французов, и сержант был убит, и знамя упало снова.

— Вперед! — Лерой бежал с саблей в руке, он услышал, как пули срезают траву и свистят в воздухе, и он слышал крики позади и знал, что роты идут за ним, и стена перед ним вспыхивала пламенем, кто-то кричал позади него, и внезапно Лерой оказался в деревне, в безопасности между двумя бойницами в стене сарая, и все больше солдат присоединялось к нему, приседая ниже бойниц, лихорадочно перезаряжая мушкеты.

Лерой усмехнулся им.

— Мы должны дойти до баррикады.

— Да, сэр.

Он снова задавался вопросом, вот уже сто сотый раз, почему эти люди, которых их страна считает отбросами общества, дерутся так хорошо, так охотно, так смело.

Лерой узнал лейтенанта из третьей роты.

— Где капитан Батлер?

— Убит, сэр.

Выстрел французского мушкет чуть не оглушил Лероя. Он игнорировал его. Они были в безопасности здесь, возле самой стены, хотя он поглядел вверх, чтобы удостовериться, что французы не залезли на крышу сарая. Справа от него он видел фермерскую повозку. Если несколько человек смогут оттащить ее в сторону, он сможет повести солдат в переулок. Он назначил команду прикрытия — они должны были стрелять по баррикаде, в то время как другие тянули повозку. Потом с примкнутыми штыками остальная часть роты последует за Лероем в переулок. Он улыбнулся.

— Вы действительно готовы, парни?

— Да, сэр.

Они испуганно смотрели на него. Сражение для них стало десятью ярдами смертельно опасной стены и более ничем.

Подполковник Лерой, у которого не было намерения потерпеть поражение в первом бою, когда он командовал батальоном, вытер руку о штаны и снова поднял саблю.

— Первый на баррикаде получит гинею! — Он слышал их бодрые крики, знал, что они готовы, и выпрямился. — Вперед!

Он бежал к баррикаде. Позади него бежали его люди, подбадривая себя криком, но единственная пуля, попавшая в мозг Лероя, прикончила атаку прежде, чем она началась. Рота, деморализованная его смертью, снова собралась у стены и задавалась вопросом, стоит ли им бежать назад сквозь дым, прежде чем победоносные французы сделают вылазку из деревни и прикончат их штыками. Гамарра Майор держалась. В десяти ярдах от переулка Томас Лерой, чье обожженное лицо было залито кровью, лежал мертвый. Его часы, тикающие в кармане, показывали десять минут второго.


***

— Ты останешься здесь! — приказал Шарп Ангелу.

— Нет!

— Если я умру, никто не узнает о проклятом договоре! Ты останешься здесь и удостоверишься, что письмо дошло до Хогана!

Шарп видел, как Ангел неохотно поклонился.

Сержант оркестра уставился на Шарпа с белым лицом.

— Мистер Шарп?

— Вы проследите, чтобы этот мальчишка не двинулся с места, сержант!

— Да, сэр. — Сержант дрожал. — Это вы, мистер Шарп?

— Конечно, это я! — Шарп смотрел на деревню и видел сломленный батальон. — Вы двое! — Он указал на двоих не раненных солдат, которые помогали товарищу.

— Сэр?

— Вы ни черта не ранены! Назад! Сержант!

— Сэр? — Сержант оркестра изумленно и недоверчиво смотрел на Шарпа.

— Стреляйте в каждого следующего не раненного ублюдка, который будет возвращаться сюда.

— Да, мистер Шарп.

Шарп вытащил палаш. Он скакал по пшенице, которая была затоптана и залита кровью, в которой лежали трупы, превращая хлебное поле в поле смерти. Он вернулся.

Капитан Д’Алембор никогда не узнает, кто первый закричал в шеренгах, призывая к отступлению. Паника, казалось, распространялась от центра, он слышал приказы офицеров, чтобы солдаты остановились, чтобы стояли, стреляли, атаковали снова, но приказы были бесполезны. Дым разобщил солдат, они не могли видеть знамена, затем пришло известие, что полковник убит, и внезапно Южный Эссекс побежал сквозь дым, и французы радостно кричали вслед и посылали им вслед залп за залпом.

Д’Алембор бежал вместе с солдатами, прочь из дыма, бежал сквозь деревенский луг и поле пшеницы. Он знал, что поступает неправильно, знал, что должен построить солдат в линию застрельщиков или в сомкнутую шеренгу, и он видел, что Харпер командует в Легкой роте, и знал, что он должен делать то же самое, но тут внезапно другой голос раздался на поле боя, командный голос, выработанный на давно забытых плацах, и Д’Алембор, глядя влево из дымовой завесы, увидел призрака.

Призрака, который ругал солдат, который угрожал им мечом, который орал на офицеров и обещал пристрелить следующего человека, который пойдет назад.

Они уставились на него в шоке. Большой черный конь нес на себе мертвеца — небритого призрака, которого они считали мертвым и похороненным. Призрак, чье гневное лицо было мертвенно бледным, чей голос гнал солдат в шеренги и заставлял их лечь, чтобы французские пули летели над ними.

— Капитан Д’Алембор!

— Сэр?

— Линию застрельщиков вперед. До края дыма! Лечь. Заставьте ублюдков работать! Шевелитесь! — Шарп видел шок на лице Д’Алембора. — Я сказал: шевелитесь! — Он обернулся к другим ротам.

Он сформировал их в колонну. Он решил атаковать на французский манер. Один только Бог знает, почему они не атаковали колонной с самого начала. Он выкрикивал приказы, игнорируя пули, которые вылетали из дыма.

У Патрика Харпера были слезы на глазах. Если бы кто-то осмелился спросить его почему, он сказал бы, что это пороховой дым раздражает глаза. Он знал, он всегда знал, но все-таки до конца не мог поверить, что Шарп жив.

— Главный сержант!

Маклэйд уставился на Шарп, потом сумел выговорить:

— Сэр?

— Где полковник?

— Убит, сэр.

Господи! Шарп пристально смотрел на главного полкового сержанта, но свист пули вернул его к его обязанностям.

— Возьмите по шесть человек из двух рот. Стойте в тылу. Стреляйте в любого, кто выйдет из строя. Баталь-ооон! Марш! Знамена ко мне!

Справа от себя Шарп видел, что другие два батальона были остановлены на краю деревни. Они сформировали рваную шеренгу вокруг домов, линию, которую удерживали на месте залпы французов. Но шеренга не пробьет такую оборону как эта. Тут нужна колона, и колонна должна пройти как таран по деревне, должна понести потери в первых рядах и затем ударить в штыки по улицам.

Он построил их в колонну по четыре. Некоторые солдаты смеялись как сумасшедшие. Другие просто смотрели на человека, восставшего из могилы. Коллип, квартирмейстер, дрожал от страха.

Пули все еще свистели вокруг них, но Шарп, выстроил колонну в ста ярдах от деревни, достаточно далеко, чтобы не дать французам стрелять прицельно.

Он ехал вдоль колонны, объясняя им, что делать, и ему приходилось орать на них, потому что дураки приветствовали его, и он должен был отворачиваться, притворяясь, что смотрит на другие два батальона. Он знал, что он должен остановить их приветствия, но не мог. Он думал, как глупо это — приветствовать человека, который поведет их обратно на смерть, и это было насколько великолепно, что он засмеялся, потому что весь батальон внезапно приветствовал его хором, и он знал, что это приветствие поведет их к победе.

Рота гренадер стояла впереди. Шарп выбрал десять человек, задача которых состояла в том, чтобы дать залп в точно назначенный момент, когда они дойдут до баррикады. Он поведет их по следам, оставленным на земле, следам, которые исчезали в дыму, но которые, он знал это, должны привести к одному из забаррикадированных переулков.

— Поднимите знамена!

Раздались приветственные крики, когда два сержанта подняли знамена. Шарп поднялся на стременах. Он спешится для атаки, но в течение нескольких минут, пока французские пули свистят у него над ухом, он хотел, чтобы Южный Эссекс видел его.

Он поднял палаш, и наступила тишина, и он видел, что они напряглись, готовясь к атаке. Он злобно ухмыльнулся.

— Вы идете драться с ублюдками! Что вы будете делать?

— Драться!

— Что вы будете делать?

— Драться!

Он подозвал солдата и приказал ему держать Карабина, пока битва не кончится, потом Шарп спешился, обернулся и посмотрел на деревню. Пришло время идти, время драться, и он внезапно подумал о женщине с золотыми волосами, которая ждала за линиями врага, и он знал, что есть только один способ, чтобы добраться до нее. Он поднял свой палаш и дал команду.

— Вперед!


Глава 23


Странно, думал Шарп, но в тот момент, когда он повел батальон вперед, ему было жаль, что маркиза не может видеть его.

Он не любил ее. Он ревновал ее, он искал ее общества, но не любил ее. Он сказал так тем утром, когда думал, что идет умирать от руки El Matarife, но он знал, что это не так. Он хотел ее. Он стремился к ней, как мотылек к яркому пламени, но любить кого-то означает знать человека, а он не знал ее. Он задавался вопросом, знал ли ее хоть кто-нибудь.

Она сказала, что любит его, но он знал, что и она не любит. Она хотела, чтобы он пожертвовал честью ради нее, и она думала, что слова любви заставят его сделать это. Он знал, что она использует его и отбросит в сторону, но однако теперь он шел с мечом в руке навстречу ждущим мушкетам и он делал это ради нее.

Палаш был слишком тяжел для руки. Он спрашивал себя, почему каждое новое сражение кажется более трудным, чем предыдущее. Удача должна когда-нибудь изменить ему — и почему бы не здесь, где французы уже отразили одну атаку противника и ждали следующей? Он думал, когда приказывал колонне двигаться вперед, что живет у времени взаймы. Он задавался вопросом: если он умрет, узнает ли Элен, что он жил еще несколько дней после взрыва — жил ради нее и умер в глупой, тщетной, эгоистичной надежде увидеть ее снова.

Его сапоги со свистом рассекали луговую траву. Пчелы трудились в клевере. Он увидел улитку с черно-белым панцирем, раздавленным сапогом пехотинца. В траве валялись патроны, стреляные мушкетные пули, потерянные шомпола и упавшие кивера.

Он смотрел на деревню. Легкая рота спровоцировала мушкетный огонь, все заволокло едким густым дымом. Позади него колонна двигалась в ровном сомкнутом строю. Он глубоко вздохнул:

— Баталь-ооон! Бегом… марш!

Пули пронизывали воздух рядом с ним. Он слышал, как кто-то вскрикнул позади него, кто-то выругался, и он бежал изо всех сил к близкой деревне и сквозь дым наконец увидел вход в переулок. Он был забаррикадирован телегой и разной мебелью, из-за баррикады стреляли, и он приказал выделенному взводу выйти из строя и изготовиться для стрельбы.

Он услышал их залп. Он видел, как француз упал назад с вершины баррикады, и оставалось пройти лишь несколько ярдов, и хотя еще больше пуль летело из деревни, но вместо тонкой шеренги они атаковали колонной, достаточно плотной, чтобы французский огонь не мог пробить всю ее. Шарп приготовился к прыжку. Он не хотел ждать, пока разберут баррикаду.

— Прыгайте!

В воздухе гремели выстрелы мушкетов. Шарп вскочил на телегу, отбил палашом острие штыка, в то время как за ним британские солдаты карабкались на баррикаду, расталкивая мебель, лезли через наваленные деревья, криками пугая противника. Мушкет выстрелил у него над ухом, оглушив его, штык порвал рукав, и все больше солдат напирали сзади, толкали его, и он спрыгнул, размахивая палашом, упал, покатился уже на французской стороне баррикады, где его ждали нацеленные штыки.

Он пытался вывернуться в сторону, и внезапно солдаты Южного Эссекса начали перепрыгивать через него, отгоняя французов, и он поднялся и побежал, крича солдатам, чтобы не упускали из виду крыши. Но никто не слышал его. Солдаты обезумели от жажды битвы и страха, желая убить прежде, чем они сами будут убиты, и это безумие вело их к баррикаде и теперь вело в тесные узкие улочки Гамарра Майор.

Открылась дверь, и француз ткнул в него штыком, и Шарп уколол, повернул лезвие и почувствовал теплую кровь на руке, когда клинок проткнул шею противника. Он потянул палаш, освобождая от падающего тела.

— Убейте ублюдков!

Переулок был забит солдатами, которые толкались, орали, проклинали, резали друг друга и стонали. Раненых затаптывали. Передние шеренги вцепились в противника. Близкие стены домом, казалось, удваивали каждый крик и каждый выстрел.

Из дальнего конца переулка раздался залп мушкетов, и французы бросились в контратаку.

— Огонь!

Те немногие, кто успел зарядить, выстрелили. Двое французов упали, остальные надвигались, и Шарп выставил свой палаш и размахивал им как косой, отбивая штыки. Он выкрикивал свой военный клич, чтобы своей яростью запугать противника; он чувствовал, что штык задел его бедро, но палаш врезался в лицо врага; раздался крик, и британские штыки двинулись вперед, они кололи, рубили, они резали контратакующих в клочья.

Шарп шагал по телам, но не замечал этого. Он следил за крышами и за окнами и все время кричал на своих солдат, чтобы следовали за ним, продолжали продвигаться вперед.

Со штыками наперевес, крича как безумные, продвигались вперед британцы, зная, что лучший способ избавиться от страха — это делать свою проклятую работу. Они вцеплялись в противника, затаптывали его, кричали и били, резали, кололи, отгоняя прочь.

— В дома! В дома!

Не было никакого смысла рваться в центр деревни, чтобы там быть окруженным противником. Этот первый переулок должен быть очищен, здания освобождены от французов, и Шарп пнул дверь и нырнул внутрь.

Он был в пустой комнате. Солдаты теснились позади него с окровавленными штыками. Напротив них была закрытая дверь.

Шарп оглянулся.

— Кто зарядил?

Трое солдат кивнули в ответ. Их глаза ярко светились в темноте, на лицах в пятнах пороховых ожогов, застыли неподвижные угрюмые ухмылки виде. Шарп не мог позволять своим людям отдышаться или почувствовать себя в безопасности здесь. Он должен был заставить их двигаться дальше.

— Огонь в эту дверь. По моему приказу!

Они выстроились в линию, выровняли мушкеты.

— Огонь! Вперед! Вперед! Вперед!

Он все еще кричал, когда пинком открыл дверь и ворвался внутрь сквозь пороховой дым. Ему пришлось подавить дрожь, прежде чем открыть дверь — настолько сильна была его уверенность, что с той стороны его ждет залп.

Он обнаружил французского солдата, который валялся, дергаясь и истекая кровью, в маленьком дворике, усыпанном соломой. Другие французы отступили к дальней стороне двора, чтобы оборонять переулок, с другой стороны которого должны были наступать другие солдаты Южного Эссекса. Шарп с торжествующим криком кинулся вперед, размахивая палашом, по обе стороны от него бежали солдаты со штыками наперевес, и французы запросили пощады, бросили мушкеты, и Шарп закричал на своих солдат, чтобы не стреляли и брали пленных.

Соломенная крыша загорелась на доме через дорогу. Мимо него бежали солдаты, отгоняя французов, и Шарп присоединился к ним — его контролю над батальоном пришел конец. Они выгоняли обороняющихся из домов, стреляя сквозь закрытые двери из мушкетов, пинком открывая двери и обыскивая маленькие комнаты. Они делали это жестоко и быстро, мстя за мертвого американца, который так хотел победить.

Труба пропела, и Шарп, оглянувшись, увидел сквозь дым на деревенской улице флаг другого батальона. Остальная часть дивизии вошла в деревню, и он приказал своим людям отойти, освободить переулки. Дать возможность другим солдатам продолжать их дело.

Он поднял клочок соломы в фермерском дворе и очистил от крови лезвие палаша. Два военнопленных наблюдали за ним. По всей деревне вокруг слышались выстрелы мушкетов и крики. Французский гарнизон, изгнанный из домов, бежал через мост. Сержант подошел к Шарпу:

— Это вы, сэр?

Шарп попытался вспомнить имя человека и номер роты.

— Сержант Барретт, не так ли?

— Да, сэр. — Сержант улыбнулся, довольный, что его вспомнили. Солдаты его роты глазели на Шарп.

— Это я, — усмехнулся Шарп.

— Эти сволочи повесили вас, сэр.

— В этой армии ничего толком не могут сделать, сержант.

Солдаты засмеялись, слыша его слова. Барретт предложил ему воды, которую Шарп принял с благодарностью. Горящие пучки соломы, летевшие с крыши, угрожали пожарами. Шарп приказал найти грабли и заставить военнопленных сбрасывать горящую солому. Потом он пошел осматривать деревню, которую он захватил.


***

Маршалу Журдену оставалось только бояться и ждать. В донесении из Гамарра Майор говорилось, что британцы взяли деревню, но пока не могли пересечь реку. Он послал вестового с приказом удерживать мост любой ценой. Он чувствовал отчаяние из-за того, что его перехитрили, что он неправильно просчитал, как поведет себя синеглазый генерал с ястребиным носом, который выступал против него.

Журден видел Веллингтона: один раз он смог разглядеть его через рваную брешь в дымовой завесе и некоторое время наблюдал за своим противником, спокойно равняющим шеренгу британского батальона. Генерал не должен заниматься такими мелочами, подумал тогда Журден, и теперь был расстроен тем, что именно этот батальон отбросил французов с южного фланга холма Аринез.

Большие пушки маршала Журдена были обойдены с фланга, его побежденная пехота отброшена назад ко второй линии. Если эта новая линия и войска за рекой напротив Гамарра Майор удержатся, то не все еще потеряно. В конечном счете победа может быть на его стороне, но у него было неприятное чувство, что он постепенно теряет возможность контролировать ситуацию. Он требовал донесений, он хотел знать, где войска генерала Газана, но никто не мог сказать ему. Он посылал адъютантов сквозь дым, и они не возвращались или, если возвращались, не могли ничего сообщить, и у Журдена было ужасное ощущение, что его вторая линия недостаточно прочна и что то, что от нее осталось, истребляется артиллерией противника.

Истребляется — потому что Веллингтон сделал то, на что Веллингтона считали не способным. Он позаимствовал идею у французского императора и сконцентрировал свою артиллерию, и теперь британские, португальские и испанские пушки били с холма Аринез, били и били, не давая войскам двигаться, прорубая широкие кровавые борозды в ждущей приказа французской пехоте.

Король Жозеф на взмыленном коне подъехал к Журдену.

— Жан-Баптист!

Журден нахмурился. Он ненавидел, когда его называли по имени, ненавидел дружелюбие, которое, понимал он, используется, чтобы скрыть страх.

— Сир?

— Мы не должны атаковать?

«Христос и окровавленное распятие!» — чуть не зарычал Журден на своего монарха, но проглотил богохульство. Он заставил себя казаться спокойным, зная, что взгляды его штаба обращены на него.

— Мы позволим нашим пушкам немного ослабить его, сир.

Иисус рыдающий! Атаковать? Журден поскакал прочь от короля, отметив попутно, что королевская карета готова к бегству — кучер на козлах, форейторы сидят верхом. Правда была в том, что теперь Веллингтон дирижировал музыкой сражения, проклятый Веллингтон, и Журден молился, чтобы его люди продержались достаточно долго, чтобы он мог придумать ответный ход. Войска! Он нуждается в новых войсках.

— Моро! Моро! — позвал он адъютанта. Где-нибудь должны быть резервы! Должны быть!

Полдень наступил, а артиллерийская дуэль все продолжалась на равнине. Журден требовал новых войск, но знал, что его противник позади дымовой завесы перестраивается для новой атаки. Он требовал донесений, все новых донесений, хотел, чтобы штабные офицеры сообщили что-нибудь ободряющее, но они не могли сделать этого. Паника уже начала охватывать французскую сторону, в то время как позади своих пушек британцы готовили новую атаку. Пехота выстроена в шеренги, мушкеты заряжены — армия, готовая одержать победу.


***

С городской стены наблюдали дамы. Они хмурились, когда телеги везли мимо окровавленных раненных, но они верили щедрым заверениям кавалерийских офицеров, которые приносили им новости. Журден, утверждали офицеры, просто оттягивает назад линию обороны, чтобы дать пушкам больше места. Не стоит волноваться по этому поводу, не стоит. Одна женщина спросила, что происходит на севере, и офицер заверил ее, что просто небольшие силы противника подошли к в реке и французские пушки преподали им урок. Офицеры ловили цветы, брошенные им женщинами, галантно украшали им свои шлемы с яркими перьями и скакали прочь сквозь предместья Витории, заставляя трепетать женские сердца.

Капитан Сомье знал, что маршалы Франции не отводят войска, чтобы дать место пушка.

— Вы упаковали вещи, миледи? — спросил он негромко.

— Упаковала?

— На случай, если нам придется отступить.

Маркиза уставилась на уродливого человека.

— Вы серьезно?

— Да, миледи.

Она поняла, что это — поражение. Если бы Шарп все еще был жив, она подумала бы о том, чтобы остаться в Витории в уверенности, что Шарп посмеет сделать то, что не осмелился генерал Вериньи: отнять ее фургоны у инквизитора. Но Шарп был мертв, и она не осмеливалась остаться. Она утешала себя тем, что в ее карете, в разумно устроенном тайнике под сиденьем кучера спрятаны драгоценности — достаточно, чтобы спасти ее от крайней бедности во Франции. Она пожала плечами.

— Еще есть время, надеюсь?

— Надеюсь, что так, миледи.

Она улыбнулась печально.

— Вы все еще думаете, что Веллингтон не умеет атаковать, капитан?

Он насторожился — не из-за ее вопроса, но из-за выражения ее лица. Она отвернулась от него и теперь смотрела в ужасе и замешательстве в толпу, которая собралась у нижних скамеек. Сомье коснулся ее руки.

— Миледи?

Она убрала руку.

— Ничего, капитан.

И все же она готова была поклясться, что какое-то мгновение она видела бородатое лицо — лицо, настолько заросшее бородой, что напоминало морду животного; лицо, которое уставилось на нее и отвернулось и которое она видела холодным утром в горах. Палач. Она говорила себе, что ей показалось, потому что ни один партизан не посмеет показаться в самом сердце французской армии, и она оглядывалась назад на равнину, где все еще гремело сражение и где армия боролась за свое существование.


***

Главный полковой сержанта Маклэйд доложил, что горящая солома уничтожена.

— И у нас сорок один военнопленный, сэр. Половина педерастов тяжело ранена.

— Где хирург?

— Около деревни, сэр.

— Лейтенант Эндрюс!

— Сэр? — Лейтенант все еще, казалось, не верил, что Шарп жив.

— Мое почтение мистеру Эллису. Скажите ему, что есть работа в деревне, и я хочу его видеть здесь немедленно!

— Да, сэр.

Южному Эссексу приказали отдыхать, в то время как другие батальоны шагали через деревню, чтобы атаковать мост. Шарп думал о пушках на склоне. Его надежда добраться до Витории казалась призрачной, покуда французская батарея не уничтожена.

— Мистер Коллип!

— Сэр?

— Я хочу, чтобы во всех ротах проверили наличие боеприпасов.

— Мы потеряли передок орудия, сэр.

— Тогда, черт побери, найдите его! И если увидите моего коня, пошлите его сюда!

— Коня, сэр?

— Черный, с неподрезанным хвостом. — Шарп занял дом на деревенской площади. Мебель из него пошла на баррикады. Он слышал, как французские пушки снова открыли огонь, и знал, что атакующие будут умирать, пытаясь перейти мост. — Паддок!

Писарь батальона усмехался, стоя возле кухонной двери. Он не сказал ни слова, когда увидел Шарпа, только все усмехался как безумный.

— Сэр?

— У кого-то должен быть чертов чай.

— Да, сэр.

Шарп вышел на улицу. Собака бежала мимо с куском мяса в зубах. Он предпочел не задаваться вопросом, чье это было мясо. Дым французских орудий плыл над деревенскими крышами так низко, что цеплялся за колокольню. Время от времени колокол звенел, когда картечь, отрикошетив от моста, попадала в него.

— Сэр! Сэр! — Шарп глянул налево. Гарри Прайс бежал к нему.

— Мистер Шарп!

— Гарри. — Шарп усмехнулся.

Лейтенант Прайс, забыв формальности, хлопнул Шарпа по спине. Он был лейтенантом Шарпа в Легкой роте.

— Христос! Я думал, что педерасты повесили вас!

— В этой армия ничего не могут сделать толком, Гарри, — повторил он в двадцатый раз.

Прайс лучился от счастья.

— Что, черт побери, произошло?

— Долгая история.

— Вот. — Прайс протянул Шарпу бутылку бренди. — Нашел в их штабе.

Шарп улыбнулся.

— Позже, Гарри. Может быть, придется сделать еще кое-что.

— Боже, я надеюсь, что нет! Я хочу дожить до тридцати. — Прайс поднес бутылку ко рту. — Я полагаю, что вы теперь командир?

— Ты полагаешь правильно. — Тело Лероя было принесено в деревню. Его смерть по крайней мере была быстрой. Лерой ничего не почувствовал. Другим утешением было то, что он не оставил семьи — не надо писать никаких писем, чтобы утешить вдову.

Пушки все еще стреляли по мосту. Шарп нахмурился.

— Какого дьявола! Разве мы не получили пушки?

— Я слышал, что их потеряли, — усмехнулся Прайс. — В этой чертовой армия никогда ничего не делают толком. Иисус! Это замечательно — видеть вас, сэр!

И, как ни странно, казалось, что весь батальон думает то же самое. Офицеры хотели пожать ему руку, солдаты хотели смотреть на него, как будто чтобы доказать себе, что он все еще жив, и он усмехался застенчиво, глядя как они радуются. Ангел, который въехал в деревню на коне Шарпа, грелся в лучах отраженной славы. Множество бутылок тянулось к Шарпу, много раз, он утверждал, что армия не сможет повесить даже занавеску, сколько бы ни пыталась. Он знал, что глупо улыбается, но ничего не мог поделать с этим. Он избавился от Гарри Прайса, приказав ему расставить пикеты на северной окраине деревни, и нашел убежище от затруднений в своем временном штабе.

Где его и нашел кое-кто еще.

— Сэр?

Дверной проем заслонил огромный человек, весь обвешанный оружием. Шарп почувствовал, что снова расплывается в улыбке.

— Патрик!

— Христос! — Сержант нырнул под притолоку. В его глазах стояли слезы. — Я знал, что вы вернетесь.

— Не мог позволить вам, ублюдки, вести войну без меня.

— Нет конечно! — усмехался Харпер.

Наступила неловкая пауза, которую они сломали вместе. Шарп махнул ирландцу.

— Продолжай!

— Нет, вы, сэр!

— Скажу только, что это хорошо — вернуться.

— Да. — Харпер уставился на него. — Что случилось?

— Долгая история, Патрик.

— Это уже конечно.

Снова пауза. Шарп испытывал огромное облегчение, что сержант жив и все в порядке. Он знал, что должен сказать что-то по этому поводу, но был слишком смущен. Вместо этого он махнул в сторону подоконника.

— Паддок заварил немного чая.

— Здорово!

— Изабелла в порядке?

— Она очень в порядке, сэр. — Харпер взял кружку и осушил ее. — Мистер Лерой дал нам разрешение пожениться.

— Это замечательно!

— Да, хорошо. — Харпер пожал плечами. — У нас будет маленький, сэр. Я думаю, что мистер Лерой считал, что так будет лучше.

— Вероятно.

Харпер улыбнулся.

— У меня было пари с мистером Д’Алембором, что вы вернетесь, сэр.

Шарп рассмеялся.

— Тебе понадобятся деньги, если ты собираешься жениться, Патрик.

— Да, это правда. Никто лучше женщины не потратит деньги мужчины, а?

— Так когда свадьба?

— Так скоро, как я смогу найти священника. Она сшила себе платье — вроде свадебного. У него везде оборки. — Он сказал это уныло.

— Вы сообщите мне?

— Конечно! — Харпер был смущен. — Вы же знаете, какие они, эти женщины, сэр.

— Я видел одну-две, Патрик.

— Ну да. Им хочется выйти замуж, вот и все. — Он пожал плечами.

— Особенно, когда они беременны, да?

Харпер засмеялся. Снова наступила тишина. Огромный сержант поставил кружку.

— Это здорово, видеть вас, сэр.

— Ты выиграл свое пари, а?

— Только проклятый фунт.

— Ты так сильно верил в меня, а?

Они засмеялись снова.

Стук копыт раздался снаружи. Кто-то кричал: «Южный Эссекс!»

— Я здесь! — ответил Шарп, неожиданно довольный тем, что его отвлекли от всех этих переживаний.

Штабной офицер спешился и нырнул под притолоку.

— Полковник Лерой? — Он выпрямился.

Это был лейтенант Майкл Трампер-Джонс, в его руке — свернутый приказ для батальона. Он уставился на Шарпа, широко раскрыв рот, глаза задергались, и он упал, потеряв сознание. Цепочки, на которых были подвешены его ножны, зазвенели, когда он упал на пол. Шарп кивнул на неподвижное тело.

— Этот педераст защищал меня.

Харпер засмеялся, потом наклонил голову.

— Слушайте!

Французские пушки замолчали. Мост, наверное, был захвачен, и внезапно Шарп понял, что он должен сделать.

— Ангел!

— Senor?

— Лошадей! Патрик!

— Сэр?

— Возьми лошадь этого дурака. — Он указал на Трампер-Джонса. — Мы идем охотиться!

— На кого? — Харпер уже бежал.

— Свадебные подарки и женщина! — Шарп вслед за Харпером выскочил улицу, огляделся и увидел капитана Южного Эссекса. — Мистер Махоуни!

— Сэр?

— Вы найдете приказы в этом доме! Исполняйтесь их! Я вернусь! — Он отдал озадаченному Махоуни письмо для Хогана, вскочил в седло Карабина и поскакал к мосту.


***

К северу от Гамарра Майор, в деревне Дюрана, испанские войска перерезали Главную дорогу. Обороняющие Дюрану полки тоже были испанскими, лояльными к Франции.

Соотечественники дрались с соотечественниками — самая печальная битва, и испанцы Веллингтона, преданные Испании, захватили мост в пять часов. Главная дорога во Францию была перерезана.

Испанцы завалили баррикады мертвецами. Они стреляли, пока стволы их мушкетов не раскалились докрасна, а потом они атаковали обороняющихся и одержали большую победу. Они заблокировали Главную дорогу.

Французы еще могли прорваться. Они могли выставить заслон к западу от себя и бросить свои большие колонны на усталых, залитых кровью испанцев, но в клубах дыма, заполнивших равнину, никто не знал, как мало солдат прорвались в тыл. И все время, минута за минутой, британские батальоны наступали с запада, в то время как большие пушки, расставленные колесо к колесу Веллингтоном, пробивали широкие бреши в рядах французов.

Французы сломались.

Армия короля Жозефа, которая начинала день в уверенности, какой не было во французской армии в Испании за все шесть лет, развалилась.

Это происходило отчаянно быстро, и это происходило в разных местах. Одна бригада стояла насмерть, быстро заряжая и стреляя во врага, в то время как другая паниковала и бежала после первого британского залпа. Французские пушки замолкали одна за другой, их цепляли за передки и увозили к городу. Генералы теряли связь с войсками, они требовали донесений, кричали на солдат, чтобы те стояли, но постоянное стаккато залпов британских батальонов кромсало французские линии, в то время как над их головами разрывались британские снаряды, засыпая французов шрапнелью, и французы отступали, а затем до них дошли слухи, что Главная дорога перерезана и что противник наступает с севера. На самом же деле французские пушки все еще удерживали британцев в Гамарра Майор, и испанцы дальше к северу слишком устали и их было слишком мало, чтобы наступать на юг, но слухи окончательно сломили французскую армию. Она бежала.

Это было ранним вечером, когда форели всплыли, чтобы кормиться в реке под мостом в Гамарра Майор. Французы, которые надежно удерживали мост, увидели, что их товарищи бегут. Они присоединились к бегству.

Людям, которые наблюдали с западных холмов или с высот Пуэблы, представилась редкая возможность наблюдать великолепное зрелище с высоты орлиного полета.

Дым медленно рассеивался над равниной, открывая взгляду армию, двигающуюся вперед. Не в парадном строю, но в великолепном боевом порядке. От гор до реки, на всех двух милях опаленной и залитой кровью равнины, были рассеяны полки союзников. Они шагали под своими знаменами, и солнце пронзало дым, чтобы коснуться рваных флагов — красных, белых, синих, золотых и снова красных — там, где кровь пропитала их. Земля дрожала под ногами марширующих солдат. Полк за полком, бригада за бригадой поднимались на невысокие холмы, по которым проходила вторая линия французов. Их тени шагали впереди них, когда они приближались к городу золотых шпилей.

А в этом городе женщины видели бреши в рядах французской армии, видели, как войска побежали, видели, что кавалерия возглавила паническое бегство. Забитые скамьи опустели. Через весь город, от дома к дому, распространялись новости, и солдатские шлюхи и жены французов начали собственное паническое бегство из Витории. Их подгоняли последние приказы маршала Журдена, приказы, принесенные измотанными кавалеристами, которые кричали на французов, чтобы те двигались к Сальватерре.

Главная дорога была перерезана, и единственным путем для отступления была узкая грязная колея, проложенная к Сальватерре и оттуда к Памплоне. Из Памплоны извилистыми путями армия могла пробиться назад во Францию через высокие Пиренеи.

И хаос начался. Гражданские беженцы, кареты, фургоны и верховые лошади забили узкие улицы, в то время как с запада, под солнцем, потускневшим от дыма сражения, победоносные батальоны огромными шеренгами двигались к городу. Победители заполонили равнину, и их знамена реяли высоко.


***

В это время южнее три всадника пересекли мост у Гамарра Майор. Им пришлось прокладывать себе дорогу по засиженным мухами трупам, которыми был завален северный берег Задорры.

Шарп коснулся пятками боков Карабина. Он одержал свою победу и теперь с вместе с Харпером и Ангелом отправился в хаос поражения, чтобы найти Маркизу.


Глава 24


Дорога на Памплону была достаточно широка для одного фургона или пушки. Обочины и поля по обе стороны дороги были слишком размыты дождем, чтобы по ним можно было ехать.

И по этой дороге вся французская армия, с более чем двадцатью тысячами сопровождающих ее женщин и детей, тремя тысячами фургонов и более чем ста пятьюдесятью пушками и передками, пыталась уйти от опасности.

Весь день в обозном парке слушали грохот пушек и наблюдали, как дым плывет над шпилями собора. И теперь пришел приказ отступать не по Главной дороге, но прямо по восточной, через Сальватерру к Памплоне.

Кнуты хлестали, упрямых волов заставляли двигаться окованными железом палками, и через полдюжину полевых дорог, через переполненные городские улицы все фургоны двинулись к единственной узкой дороге. Беспорядок усилили пушки, прибывшие с поля боя и добавившие свою тяжесть к тяжести фургонов и волов.

Первый фургон застрял буквально в ста ярдах от места, где полевые колеи сходились к дороге. Орудийный передок, пытаясь обогнуть его по разбитой обочине, опрокинулся. Пушка накренилась, заскользила, и две тонны металла врезались в фургон: лошади ржали, артиллеристы падали под колеса, и дорога была заблокирована. Волы, лошади, кареты, фургоны, телеги, пушки, гаубицы, передвижные кузницы, санитарные повозки и передки орудий — все оказались в ловушке между преградой и британцами.

Вокруг фургонов толпились люди. Солдаты, бегущие из города, кучера, весь кочующий с армией сброд — все сбежались к обозу. Некоторые начали резать брезенты и вытаскивать ящики с грузом. Выстрелами мушкетов охранники пытались защитить собственность императора, но затем охранники поняли, что император потерял свою собственность и каждый, кто окажется поблизости, может заполучить ее. Они присоединились к мародерам.

Тысячи французских солдат шли мимо застрявших фургонов, растаптывая посевы в своем неудержимом бегстве на восток. Генералы ехали в окружении кавалерии, заранее репетируя свои будущие оправдания, в то время как многие солдаты бродили вокруг фургонов и отчаянно искали своих жен и детей.

Король Жозеф, ехавший в своей карете, был остановлен у преграды, а затем раздался гром копыт и засверкали сабли британской кавалерии, посланной вокруг города и налетевшей на испуганную толпу беглецов.

Король спасся, только бросив карету. Он выскочил через правую дверцу, тогда как британская кавалерия появилась слева. Он бросил свое имущество и бежал лишь с тем, что было при нем.

Женщины и дети плакали. Они не знали, где их мужчины, знали только, что армия растворилась в толпе, и они должны бежать. Сотни остались с обозом, растаскивая содержимое фургонов и не заботясь о подходе британской кавалерии. Лучше быть богатым хотя бы несколько минут, чем нищим всю жизнь. Из города набегали испанцы, многие с длинными ножами, готовые к резне.


***

Капитан Сомье, услышав приказ армии идти на Сальватерру, предположил, что единственные восточные ворота города уже забиты отчаявшимися беженцами. Он крикнул кучеру, чтобы гнал к северным воротам.

Это было разумное решение. Узкие восточные улицы были запружены каретами и фургонами, орущими мужчинами и плачущими женщинами. Сомье решил вывезти маркизу через северные ворота, а затем повернуть на восток.

Колеса, попав на булыжник, заскользили на одном углу, но водитель удержал равновесие, измочалив длинный кнут о головы лошадей.

Сомье, держа пистолет в здоровой руке, выглянул из окна и увидел впереди городские ворота.

— Гони! Гони! — Его громкий голос перекрывал резкий стук колес и копыт, хлопанье кнута и крики других беглецов. Генерал Вериньи приказал капитану Сомье защищать эту женщину, и Сомье, который считал ее самой красивой женщиной, какую он когда-либо видел, надеялся, что его защита заслужит награду.

Карета замедлила ход, чтобы проехать узкие ворота, солдат пытался вскочить на подножку, и Сомье ударил его медной рукоятью пистолета. Солдат упал под колеса, вскрикнул, карета подпрыгнула, опустилась, и вот уже она пролетела через сводчатый проход и покатила по улице мимо зданий, расположенных вне городских стен. На перекрестке кучер повернул лошадей в восточном направлении, крикнул на них, хлестнул кнутом, и карета стала набирать скорость, а Сомье, откинувшись на обитые холстом подушки, засунул пистолет за пояс.

Маркиза, горничная которой в страхе сидела возле нее, посмотрела на него:

— Куда мы едем?

— Туда, куда сможем, дорогая леди.

Сомье был возбужден. Он видел солдат, бежавших с поля сражения, и слышал тяжелый грохот колес пушек, прибывающих с равнины. Когда карета миновала последние дома северного пригорода, он снова высунулся из окна и был потрясен хаосом, который увидел. Как будто целая армия бросилась в паническое бегство. Тут он услышал скрежет колесного тормоза, покачнулся, когда карета замедлила ход, посмотрел вперед и увидел — невероятная пробка из фургонов, пушек и вагонов напрочь заблокировала восточную дорогу.

— Разворачивай! Разворачивай!

Кучер натянул вожжи, поворачивая карету к обочине. Он кричал на лошадей, щелкал кнутом у них над ушами, и карета, казалось, двигалась по сырой земле, однако, нахлестывая лошадей изо всех сил, кучер чувствовал, что карета идет все медленнее.

Зад кареты просел, и Сомье открыл дверцу, высунулся и увидел, что какие-то люди цепляются за багажную полку. Он пригрозил им пистолетом, но их вес уже слишком сильно затормозил карету, колеса уже завязли в болоте, и, постепенно, постепенно, она наконец остановилось.

Сомье выругался.

Люди десятками бежали к лошадям с ножами наготове, чтобы перерезать постромки и использовать коней для собственного спасения. Он обернулся к маркизе и, позабыв про учтивость, вытолкнул ее из кареты.

— Выходите!

Служанка забилась в угол и отказывалась выйти, напуганная толпой. Маркиза, сделанная из более крепкого материала, соскочила на сырую землю. Сомье увидел, что в руках у нее пистолет.

— Остановите их!

Человек вцепился в серебряные цепи, которыми были привязаны лошади. Маркиза прицелилась в него, ощерившись, потянула спусковой крючок, и человек закричал, кровь ударила струей из его шеи, и капитан Сомье, сунув собственный пистолет за пояс, закончил дело, зарубив его саблей. Он вывел лошадь из толпы.

— Миледи?

— Ждите! — Она поднялась на место кучера, подняла сиденье и вытащила кожаный мешочек из тайника. Она жестом приказала Сомье, чтобы тот подвел его лошадь ближе, потом, отбросив скромность и не заботясь о том, что кто-то увидит ее ноги, она прыгнула с облучка на спину лошади. Сомье залез на коня позади маркизы и тряхнул длинный повод правой рукой. Позади них с саблями наголо британская кавалерия скакала к преграде. Кучер взял другую лошадь и поскакал на восток.

Сомье ударил коня пятками, и напуганная лошадь с места взяла в галоп и понесла их мимо застрявших фургонов. Маркиза, оплакивая вынужденно оставленное имущество и сбережения, видела солдат и их женщин, разбрасывающих по земле серебряные доллары и забирающихся в фургоны за более ценной добычей. Многие в этот день сделают себе состояния, но британцы быстро шли с запада, а она должна была ехать на восток, чтобы спастись. Сомье, с повязкой на глазу, залепленной брызгами грязи из-под копыт, вывел коня в поле к северу от дороги и погнал вперед.


***

Пьер Дюко в конюшнях французского штаба держал быструю английскую лошадь, взятую у захваченного офицера. Он уселся на нее, когда бегство было уже в разгаре, взяв свои драгоценные бумаги, и был уже в миле от места, где дорога была заблокирована. Он остановил коня, когда дорога поднялась на небольшое возвышение, и оглянулся назад.

Толпа бежала за ним.

Солдаты, проклятые солдаты! Доверьтесь солдатам и потеряете страну, которую можно было сохранить политикой и хитростью. Он тонко улыбнулся. Он не испытывал отчаянной горечи поражения. Он уже привык к военным поражениям в Испании. Веллингтон против императора, думал он, вот будет сражение, достойное внимания! Как лед и пламя, как ум и гений!

Он снова повернул на восток. Он планировал это поражение, и теперь Франция найдет спасение в его планах. Прекрасный сложный механизм, который он построил, Валансэйский договор, станет необходим в конце концов. Он довольно улыбнулся и погнал коня навстречу своему величию, которое он так долго планировал.


***

Сомье хотел идти вдоль северной обочины дороги, свободной от беженцев, но он выбрал неправильно. Перед ними была широкая траншея, полная грязной воды, и он знал, что без седла и с двойным грузом лошадь ее не перескочит. Он соскользнул с крупа коня.

— Оставайтесь там, миледи.

— Я не собираюсь бросать вас, капитан.

Сомье ухватил длинные поводья пальцами раненной руки и пошел к краю траншеи. Он промерил глубину саблей и обнаружил, что траншея мелкая, но с мягким, предательским дном.

— Держитесь крепче, миледи! Хватайтесь за гриву!

Лошадь была напугана, так что Сомье должен был перевести ее через траншею. Он ступил в воду и почувствовал, как сапог погружается в слизистую грязь. Он поскользнулся, но сохранял равновесие и потянул узду.

Лошадь нервно шагнула вперед. Она опустила голову, и маркиза схватилась за гриву.

Сомье улыбнулся ей желтыми зубами.

— Не напугайте его, миледи! Осторожно теперь, осторожно!

Лошадь ступила в воду.

— Иди! Иди!

Всадник преодолел траншею одним мощным прыжком в нескольких ярдах слева от Сомье. Француз оглянулся, боясь увидеть британских кавалеристов, но на всаднике не было мундира. Сомье снова потянул узду.

— Иди, мальчик! Иди!

Маркиза закричала, и Сомье оглянулся на нее, готовый упрекнуть ее за то, что она пугает коня, но увидел, почему она закричала от страха.

Всадник остановился за траншеей. Он усмехался, глядя на Сомье.

Несколько всадников было позади маркизы. Один из них был огромный человек с бородой, которой, казалось, заросло все его лицо.

Бородатый человек выступил вперед и улыбнулся. Из-за пояса он вытаскивал пистолет.

Сомье отпустил узду. Он вытащил из ножен саблю, но его сапоги застряли в грязи на дне траншеи.

El Matarife все еще улыбался. Он следовал за каретой от города, и теперь он нашел женщину, которую ему приказали захватить. Она должна отправиться в женский монастырь, так приказал его брат, но El Matarife планировал дать ей еще разок испытать вкус тех удовольствий, которых она будет лишена в строгом заключении женского монастыря. Он глядел на нее, и она еще красивее, чем мог пожелать любой мужчина, даже когда кричала от ужаса при виде его лица. Человек в траншее опустил саблю и вытаскивал пистолет из-за пояса.

El Matarife потянул спусковой крючок.

Капитана Сомье отбросило назад, он раскинул руки и уронил пистолет.

Он плюхнулся в траншею, его сапоги с чмоканьем медленно высвободились из пузырящейся грязи.

Он поплыл.

Его кровь растекалась в грязной воде, а он умирал, захлебываясь стоячей водой и кровью.

El Matarife улыбался маркизе — женщине, чьи золотые волосы словно маяк светили ему сквозь хаос.

— Миледи, — сказал он. Он начал смеяться, смех становился все громче и громче, пока не заглушил все крики вокруг. — Миледи, моя дорогая леди.

Он схватил ее и бросил животом вниз поперек седла. Она закричала, и он хлопнул ее по заду, чтобы помалкивала, затем направился назад к фургонам. Когда он следовал за ее каретой, он видел золото и серебро, валявшееся словно листья на земле. Было самое время, думал он, поиметь кое-что для себя, прежде чем он доставит Золотую Шлюху в ее новую тюрьму. Вместе со своей пленницей он устремился в хаос.


Глава 25


— Боже, спаси Ирландию! — Любимого высказывания Патрика Харпера, приберегаемого для вещей, которые действительно его удивили, было едва ли достаточно, чтобы описать то, что он увидел, когда преодолел невысокий гребень, где трава все еще дымилась, выжженная французскими пушками, которые устроили бойню на мосту. Он добавил другое: — Боже, спаси и Англию заодно…

Шарп засмеялся. Этот вид на нескольких секунд отвлек его мысли от маркизы.

Ангел смотрел с открытым от удивления ртом. Армия драпала. Тысячи и тысячи французов, получивших приказ отходить, бежали между рекой и городом на восток, бросая мушкеты, ранцы, подсумки — все, что замедляло их бег.

Справа от Шарпа подошла кавалерия — британская кавалерия; кавалеристы смотрели и смеялись над потоком напуганных солдат. Их майор подъехал к Шарпу и усмехнулся:

— Жестоко было бы обвинять их!

Шарп улыбнулся:

— У вас есть подзорная труба, майор?

Кавалерист предложил Шарпу маленькую подзорную трубу. Стрелок раскрыл ее, навел, и увидел то, что, как он и предполагал, он видел невооруженным глазом. Дорога была заблокирована. Сотни, может быть, тысячи фургонов застряли в полях к востоку от Витории. Там же он мог видеть кареты, их окна отражали красные лучи заходящего солнца. Там была его женщина, и там были сокровища. Он сложил трубу и отдал кавалеристу.

— Вы видите те фургоны, майор?

— Да.

— В них чертовски огромное состояние. Золото всей проклятой империи.

Кавалерист уставился на Шарп, как будто счел его сумасшедшим, потом улыбнулся.

— Вы уверены?

— Я уверен. Это — обоз короля.

Кавалерист посмотрел на Ангела, одетого в лохмотья, на краденной лошади, затем на великана Харпер.

— Вы думаете, что сможете не отстать от нас?

— Подумайте, сможете ли вы не отстать от нас?

Шарп улыбнулся. По правде говоря, он нуждался в этих гусарах, чтобы они помогли прорубиться сквозь испуганную массу беглецов, которые все еще текли между ними и городом.

Майор усмехнулся, расправил усы и обернулся, чтобы посмотреть на своих людей.

— Отряд!

Трубач поднял трубу к небу, всадники вытащили сабли и погнали лошадей вперед. Они ехали в шеренгах по десять, колено к колену. Майор вытащил саблю и посмотрел на Шарпа.

— Похоже это будет получше, чем просто прекрасный день!

Он посмотрел на трубача и кивнул.

Труба протрубила галоп. Не было никакого другого способа пройти поток беглецов, и гусары закричали, вздымая клинки, и врезались в бегущую армию.

Если бы Шарп не был столь озабочен судьбой маркизы, он запомнил бы эту скачку навсегда. Гусары врезались в отступающих французов как в глубокую реку, и так же как в реке, течение потащило их вниз. Французы, видя появление противника, расступались перед всадниками, и только, тех, кто не смог отойти достаточно быстро, порубили изогнутые клинки.

Они скакали словно в скачке с препятствиями. Они пересекли маленький ручей, взбивая копытами серебро воды, взобрались по травянистому откосу, перескочили каменный забор, и всадники кричали как маньяки, а французы расступались перед ними. Копыта швыряли грязь выше флажка, который нес на конце копья знаменосец.

Всюду были пушки — оставленные полевые орудия с закопченными дулами, с колесами, застрявшими в сырой земле. Кавалерия скакала, окруженная врагами, но никто не поднял на них руку.

Они видели опрокинутые телеги, мулов, бегавших сами по себе, раненых, ползущих на восток, — и всюду были женщины. Они звали своих мужчин, своих мужей и любовников, и их голоса были несчастны и безнадежны.

Майор, вырвавшись из французского окружения, погнал своих людей к фургонам. Шарп, крикнув Харперу и Ангелу, принял влево и натянул поводья Карабина. Его остановил вид темно-синий кареты — колеса утонули в сырой почве, лакированные бока забрызганы грязью. Он смотрел на герб, нарисованный на дверце кареты. Он знал его. Он видел его прежде на другой карете на роскошной площади Саламанки.

Это была карета маркизы и она была пуста.

Обивка была разодрана, лошади выпряжены. Одно окно разбито. Он осмотрел ее внутри и не увидел следов крови на порванных подушках сидений. Одна серебряная цепь валялась в грязи.

Он всматривался в хаос фургонов и карет. Она могла быть где-нибудь в этой круговерти криков и мародерства, мушкетных выстрелов и слез, или она могла уйти.

Харпер посмотрел на карету и нахмурился.

— Сэр!

— Патрик?

— Это карета леди?

— Да.

— Это из-за нее мы здесь?

— Да. Я хочу найти ее. Бог знает как.

Ирландец обернулся на обоз.

— Вы говорите, что там есть сокровища?

— Целое состояние.

— Кажется подходящее место, чтобы начать искать, сэр.

Шарп направил коня к фургонам. Он искал пышную гриву золотых волос среди хаоса, который когда-то был обозом короля Жозефа.

— Элен!

Ящик с прекрасным фарфором валялся перед ним, тарелки, разбиты на тысячу позолоченных осколков. Женщина, у которой кровь текла по голове, вышвырнула второй столовый сервиз из ящика, ища золото.

Французский солдат умирал на земле, горло наполовину перерезано испанцем, который вспарывал ножом его карманы. Он нашел часы — украденный шедевр, изготовленный Бреге в Париже. Он поднес его к уху, не услышал тиканья и злобно разбил стекло рукояткой ножа.

— Элен!

Конь Шарпа топтал книги в кожаных переплетах — книги, выпущенные до изобретения книгопечатания, книги, изготовленные терпеливыми монахами за долгие месяцы работы, с изящно нарисованными буквицами, — которые теперь валялись в болоте.

Гобелен, сотканный во Фландрии, когда королева Елизавета была еще ребенком, был разорван двумя женщинами на одеяла. Другая женщина с бутылкой вина в руке приплясывала между фургонами в раззолоченном камзоле королевского мажордома на плечах. Больше на ней ничего не было. Французский солдат, окосевший от коньяка, сдернул с нее камзол и порвал позолоченные аксельбанты. Голая женщина ударила его бутылкой и отняла камзол.

— Элен!

Серебряные испанские доллары, каждый стоимостью в пять английских шиллингов, валялись словно галька между фургонами. Никто не хотел серебра, когда было так много золота.

— Элен!

Двое мужчин нагнулись, потянули и вытащили наружу золотой канделябр — один из четырех, данных королю Филиппу II королевой Марией Английской, когда она вышла замуж за испанского короля.

— Элен!

Две француженки, бросив свою армию и своих детей ради коробки драгоценностей, отдирали камни с ковчега, в котором хранилась кость ноги Иоанна Крестителя. Драгоценности были поддельными, ими заменили настоящие камни, украденные за три столетия до этого. Женщины бросили кость апостола в грязь, где на нее накинулась собака.

Один солдат выстрелил в другого, чтобы завладеть деревянным ящиком, который тот тащил. Убийца бросил убитого под фургон, перезарядил мушкет и сбил замок. В ящике были подковы и гвозди.

— Элен!

Это было безнадежно. Фургоны кишели людьми. Он ничего не видел. Шарп выругался. Четырехлетний ребенок, оставленный матерью, был растоптан людьми, рвавшимися к еще нетронутому фургону. Никто не слышал криков ребенка, которому переломали ребра.

— Элен!

Француз подбежал к Шарпу, замахнулся мушкетом как дубиной и попытался сбросить стрелка с коня. Шарп зарычал, рубанул палашом, отбил мушкет в сторону и рубанул снова. Человек закричал, клинок разрубил ему шею, срезав одно ухо, а затем приклад ружья Харпера врезался ему в голову с другой стороны. Человек упал, золотые франки хлынули из его карманов, и тут же на него набросилась кучка грабителей, которые резали друг друга ножами и рылись в грязи ища золото.

Тут были целые акры фургонов! Сотни акров. И при таком огромном числе грабителей многие фургоны еще стояли нетронутые.

— Элен!

Он проскакал вдоль ряда фургонов, перешел в следующий ряд и поскакал обратно. Серебряные доллары звенели под копытами Карабина. Женщина вытащила и развернула штуку шелка, алого в солнечном свете, бросила ее и шелк упал в грязь.

Человек вытаскивал из фургона корзины с серебряными столовыми приборами и высыпал их в грязь, ища золото.

— Элен!

Женщина шатаясь шла мимо Шарпа, кровь ручьями текла у нее из раны на черепе, заливая волосы. Она нашла ящик с золотом, но мужчина отнял его у нее. Она плакала, но не от боли, а от утраты. Она поднимала серебряные вилки и складывала в подол.

— Элен!

Человек со спущенными до колен штанами лежал на женщине у опрокинутой коляски. Шарп ударил его палашом плашмя, пытаясь видеть лицо женщины. Лица не было. Только кровь из перерезанного горла. Человек пытался удрать, но Шарп ударил палашом и перерезал ему горло, так же как тот перерезал горло своей жертве.

Смазливая девчонка, одетая в мундир французского кавалериста, плясала на крыше фургона, размахивая ниткой жемчуга. Британский кавалерист смеялся с нею и защищал ее, а затем вытащил из ящика пригоршню жемчуга. Орда мародеров, видя сокровище, как стая крыс набросилась на фургон.

— Элен!

Шарп пришпорил коня, крича на грабителей, чтобы дали дорогу. Пьяница с бутылками бесценного вина в каждой руке встал на пути Карабина, и конь сбил его с ног. Шарп с трудом удержался, подгонял коня, и не заметил картину, которую растоптали копыта. Ван Дейк очень долго работал над этим холстом, который позже был вытащен из грязи человеком, которому понадобился брезент, чтобы укрыть награбленное, нагруженное на мула.

— Элен!

Ящик крестов ордена Почетного легиона был брошен в толпу. Испанцы смеха ради прицепляли кресты под хвосты своих лошадей. Ангел поймал один и смеялся над трофеем.

Британский кавалерист сорвал брезент с фургона и нашел под ним картины, вырезанные из рам. Он стянул полотно Рубенса с вершины груды, чтобы посмотреть, не скрывает ли оно золото. Его там не было, и он поехал дальше в поисках добычи получше.

Механизм золотых часов, сделанных в Аугсбурге триста лет тому назад, которые показывали кроме времени дома Зодиака и фазы луны, был выдран мужчинами со штыками ради золотого корпуса. Один из них, уколов ладонь минутной стрелкой часов, ударил по ним прикладом мушкета. Бронзовые и стальные детали механизма, который отсчитывал минуты сквозь столетия, высыпались в грязь. Украшенный драгоценными камнями циферблат был выломан британским сержантом.

— Элен!

Они обыскивали один ряд фургонов за другим, покуда Шарп не почувствовал, как его охватывает чувство безнадежности. Он остановил коня и посмотрел на Харпера.

— Это бесполезно.

Ирландец пожал плечами. Он смотрел на восток, где долина, через которую шла дорога на Памплону, была забита беглецами.

— Было бы глупо оставаться здесь, сэр.

Это было его личное мнение с тех пор, как они начали эту безумную, бесполезную скачку между фургонами. Он задавался вопросом, что случилось с Шарпом за прошедшие недели. Так или иначе он был не слишком удивлен, что в этом замешана женщина с золотыми волосами: Шарп всегда имел слабость к женщинам.

Шарп выругался. Он вытер палаш о штанину и вложил в ножны. Босой британский пехотный капитан шел мимо. Он бережно нес свои сапоги: оба сапога были доверху заполнены золотыми монетами по двадцать франков. Трое солдат бдительно охраняли его.

Другая женщина, одетая во французский кавалерийский мундир, просила Шарпа защитить ее. Шарп игнорировал ее. Он оглядывался по сторонам, наблюдая мародеров, трущихся у фургонов. Он пытался разглядеть золотые волосы маркизы. Британский пехотинец, один из многих, кто рылся в фургонах, схватил женщину за руку. Она вцепилась в него и пошла, довольная, со своим новым защитником.

Харпер остановил свою лошадь у ближайшего фургона. Если майор Шарп хотел найти женщину, то Харпер хотел позаботиться о благополучии своего брака. На богу фургона была надпись, сделанная по трафарету: Domaine Exterieur de S.M. L’Empereur. Он задумался, что она означает, затем вытащил нож, разрезал брезент, и начал открывать первый ящик.

Шарп наблюдал за британскими пехотинцами, которые походили на детей, попавших в сказочную страну сокровищ. Он думал о фургонах маркизы, о том, разграбили ли их тоже и если да, то пыталась ли она защитить их от мушкетов и штыков. Он приподнялся на стременах. Черт бы все это побрал! Ее карета здесь, и она должна быть рядом… потом он предположил, что она, должно быть, сбежала в восточном направлении и бросила свои богатства. Или, возможно, Дюко увез ее. Он снова выругался. Он хотел бы встретить Дюко в этом хаосе — на один краткий миг, которого будет достаточно, чтобы использовать тяжелый палаш.

— Боже на его ирландских небесах! Иисус! Мария, матерь Божья, только посмотри на это. Боже, спаси Ирландию!

Шарп обернулся. Харпер поднял бриллиантовое ожерелье. Ирландец смотрел на Шарп с чистым восхищением.

— Откройте свой ранец, сэр.

— Патрик?

— За ради Христа, откройте свой ранец! — Шарп нахмурился. Он думал о маркизе. — Мистер Шарп, сэр!

— Что? — Он выкрикнул слово, все еще пытаясь увидеть золотую гриву волос в гаснущем свете.

— Дайте мне свой долбанный ранец! — заорал Харпер, как будто он обращался к особенно глупому новобранцу. — Дайте его мне!

Шарп повиновался, не понимая, что он делает. Харпер подозвал Ангела, чтобы тот помогал ему. Они привязали своих лошадей к фургону и забрались на поклажу, состоящую из запертых сундуков. Харпер вытащил из первого сундука груду маленьких кожаных коробочек, обернутых белым шелком. Он выбрасывал кожаные коробочки, складывая драгоценности, которые они содержали. Он работал быстро, зная как старый солдат, что нужно быстро использовать любую удачу. Он открывал кожаную коробочку за кожаной коробочкой, вынимая ожерелья, диадемы, браслеты, сережки, кулоны, броши, украшения ножен, художественные эмали, инкрустированные камнями, — достаточно, чтобы забить ранец Шарпа, потом его собственный и карманы Ангела. Он застегнул ранец Шарпа и бросил его офицеру.

— Подарки для дома, сэр.

Шарп забросил ранец за плечи.

— Где она, черт ее побери?

— Иисус знает.

Харпер раскрыл другой сундук и выругался. Он был забит бархатными салфетками, тщательно уложенными рядами. Харпер вывалил все на землю и запустил нож под следующую крышку.

— Боже еси на небеси! — В сундуке была золотая утварь из алтаря: кувшины, чаши, подсвечники, украшенная драгоценными камнями дарохранительница и большое золотое распятие. Он взял вещицы поменьше. Ангел нашел пару дуэльных пистолетов с позолоченными рукоятками. Он засунул их за пояс.

— Патрик! — Голос Шарпа был настойчив.

— Сэр?

— За мной!

Шарп пустил Карабина в галоп и исчез в хаосе. Харпер мельком увидел лицо офицера и подумал, что никогда не видел у Шарпа такого мрачного и дикого взгляда. Ирландец посмотрел на Ангела.

— Шевелись, парень.

Харпер вскочил на коня. Он сделал себя богатым — намного богаче, чем в самых диких мечтах мог вообразить самый дикий ирландец, отправляясь на войну, и, как истинный друг, он заодно сделал богатым Шарпа. Конечно, англичанин не заметил этого, но таков уж мистер Шарп. Мистер Шарп думает о ком-то другом, о другом сокровище. Харпер разглядывал бурлящую массу мародеров.

— Где он, забери его ад?

Шарп исчез. Харпер поднялся на стременах и вглядывался в бурлящую массе людей, роившихся вокруг полуразграбленных фургонов. Заходящее солнце заливало всю эту сцену ярким, кроваво-красным светом. Смех и слезы смешались вокруг него.

— Где он, забери его ад?

— Там, señor! — Ангел все еще стоял на фургоне. Он указывал на юг. — El Matarife!

— Что?

Мальчик указывал на группу всадников. Возглавлял их получеловек-полуживотное, неповоротливый скот с лицом, густо заросшим волосами, человек, который поперек седла держал женщину. У женщины, видел Харпер, были волосы цвета чистого золота.

Харпер погнал коня сквозь толпу. Он видел, сколько вооруженных бойцов было с бородатым человеком. Он видел также, что Шарп скачет к ним один, и он знал, что Шарп в этом диком настроении не задумываясь нападет на всех этих всадников с мечом наперевес. Только одно озадачило Харпера: в левой руке Шарп держал длинную серебряную цепь. Харпер взвел курок своей семистволки и — богатый человек! — двинулся в битву.


Глава 26


Шарп видел El Matarife. Партизан с группой его людей обчищал один из французских фургонов, которые везли часть невыплаченного побежденной армии жалованья. Одни выгружали золотые монеты по двадцать франков, остальные не подпускали близко других грабителей. Поперек седла у El Matarife лежала Маркиза.

Шарп знал, что не сможет победить их всех. У них было двадцать мушкетов — они вышибут его из седла, а она останется в руках бородатого зверя. Однако Шарп был уверен, что El Matarife не сможет устоять перед вызовом его храбрости. Был только один путь — и только одним способом можно было вызвать его на бой.

Он направил Карабина к брошенной карете маркизы. Он вытащил палаш и, приблизившись к карете, наклонился, схватил последнюю оставшуюся цепь и перерубил палашом кожаный ремень, которым цепь крепилась к ваге.

Он закрепил цепь петлей на левой руке и повернул коня в сторону противника.

За несколько недель до этого, думал Шарп, он был достаточно глуп, чтобы принять вызов на поединок. Теперь он должен бросить вызов.

Он подъехал к фургону, и партизаны, которые рылись в мешках с золотом, остановились, когда увидели, кто едет. Они воззвали к своему вожаку, и El Matarife, которому сказали, что этот человек мертв, перекрестился и уставился на высокого стрелка, который вышел из освещенного алыми закатными лучами хаоса.

— Стреляйте в него!

Но никто не двигался. Стрелок бросил серебряную цепь на землю, в грязь, усеянную никому не нужными серебряными долларами, и смотрел с дикой ненавистью на бородатого человека.

— Или ты трус, Matarife? Ты дерешься только с женщинами?

И опять никто не пошевелился. Те, кто выгребал пригоршни золота из взрезанных мешков, уставились на высокого англичанина, который медленно, не сводя глаз с El Matarife, спешился. Шарп отстегнул палаш. Он положил его вместе с ранцем возле колеса фургона.

El Matarife посмотрел вниз на цепь, потом снова на Шарпа, который обмотал серебряные звенья вокруг левого запястья. Остальная цепь свободно свисала с его руки.

— Так все-таки ты трус или нет, Matarife?

Вместо ответа El Matarife спрыгнул с седла. Он стащил маркизу с коня, толкнул ее к его людям и приказал им держать и не пускать ее. Она закричала, когда партизан схватил ее за золотые волосы и прижал к боку его лошади, и когда она повернулась, она увидела, что Шарп стоит в разбитой колесами грязи, усыпанной серебром.

— Ричард! — Ее глаза расширились от изумления. И так же как бородатый партизан, полузабытым жестом из прошлого она коснулась лба, живота и грудей в крестном знамении. — Ричард?

— Элен. — Он улыбнулся ей, видя ее страх, ее удивление, ее красоту. Даже здесь вид ее лживой красоты ударил ему в сердце как кинжал.

Позади Шарпа Харпер остановил свою лошадь. Он взял узду Карабина, затем наклонился и поднял палаш Шарпа и его ранец.

— Я за вами, сэр!

— Следи за ублюдками, Патрик! Стреляй в них, если они попробуют ее увести! — Шарп говорил на испанском языке — языке, которому Харпера обучила Изабелла.

— Будет сделано, сэр.

Партизанам внушал страх этот огромный человек, который сидел на лошади с двумя ружьями, и одно из них было самое большое, какое они когда-либо видели в руках человека. Возле Харпера был Ангел с винтовкой в умелых руках. Ангел смотрел на женщину и думал, что она скорее прекрасна, чем желанна.

Небо темнело по мере того, как близилась ночь, запад алел в лучах заходящего солнца. Клубы дыма, серо-синие на фоне безоблачного неба, протянулись над полем грабежа тонкими нитями. Это все, что осталось после пушечных залпов — последние напоминания о сражении, которое было и кончилось на равнине Витории.

El Matarife сбросил с плеч тяжелый плащ.

— Ты можешь уехать, англичанин, ты будешь жить.

Шарп засмеялся.

— Я сочту пути твоей смерти, трус.

El Matarife наклонился, поднял цепь, и обвязал ее узлом вокруг левого запястья. Он вытащил свой нож и, снисходительно улыбаясь влажными губами, которые просвечивали сквозь густые волосы, бросил его Шарпу.

Нож перевернулся в воздухе, поймав блик угасающего солнца, и приземлился у ног Шарпа.

У него была костяная рукоятка и лезвие длиной со штык. Лезвие казалось хрупким. Оно было узкое, обоюдоострое, и с концом острым как у шила. Такое оружие, понимал Шарп, нанесет рану при легком касании. В руке El Matarife уже привычно лежал такой же клинок, взятый у одного из его лейтенантов: столь же блестящий, столь же острый, столь же смертоносный.

El Matarife отступал назад, и серебряная цепь медленно поднималась из грязи. Звенья мягко звенели. Партизан улыбнулся.

— Ты покойник, англичанин.

Шарп помнил ужасное мастерство, с которым его противник выколол глаза французскому пленнику. Он ждал.

Люди El Matarife стояли молча. Из города донесся перезвон церковных колоколов, возвещая, что французы ушли и что первые отряды союзников вступили на узких улицы. Цепь натянулась. Солнце окрашивало в красный цвет его звенья.

Палач улыбнулся. Его секира лежала на земле, у края круга, образованного его людьми. Он тянул с т