Приключения 1989 (fb2)


Настройки текста:







Василий Викторов "КВАДРО"



«Когда во Франции расцветет алая роза, — вещал в XVI веке известный астролог, прорицатель Нострадамус, — то в Риме прольется кровь». Наступил 1981 год. Впервые за всю историю Франции на выборах победила и к власти в стране пришла Социалистическая партия, символ которой — Алая роза. Спустя два месяца после торжества и расцвета Алой розы в Риме на площади Святого Петра прозвучали выстрелы, обагрившие кровью белоснежную ризу папы римского. Турецкий террорист Али Агджа (ранее выдававший себя на острове Майорка за ливанца Али Хуссейна) был схвачен на месте преступления. Этот акт послужил прологом для развертывания на Западе шумной антисоциалистической кампании, пытавшейся приписать этой истории так называемый «болгарский след».

К слову сказать, начало 1981 года было отмечено рядом других, не менее странных, событий. В начале января Александр Хейг, бывший в ту пору государственным секретарем США, провозгласил широкомасштабную кампанию «по борьбе с международным терроризмом». В её основе — попытка обвинить Советский Союз и другие страны социализма в поощрении тех или иных актов вандализма, случающихся на Западе. А уже в феврале штаб-квартира радиостанций «Свобода» и «Свободная Европа» становится объектом террористической акции — здание сотрясает мощный взрыв. Пресса «свободного мира» тут же подхватила тезис о причастности «восточных агентов» к акции, но вскоре выдохлась. Почему западная печать неожиданно перестала разыгрывать «восточную карту»? Что ей помешало? Какая связь существует между взрывом в Английском парке и выстрелами на площади Святого Петра? Ответы на эти вопросы мы и попытались дать в этом документальном журналистском расследовании…

Наше представление о мире основано на реалиях нового политического мышления, и нам трудно вообразить, что ещё 5 — 10лет назад политика конфронтации, «холодной войны» настолько загнала иные правительства в тупик, что в сфере Восток — Запад они действовали именно так, как описано в этой повести. Тогда стереотип «образа врага», через окуляры которого обе стороны взирали друг на друга, затмевал здравый смысл, а «психологическая война» и тайные операции представлялись панацеей в борьбе со страхом мнимой «советской военной угрозы». Многие действующие лица описанной здесь драмы живы и, будем надеяться, вспоминают события 1981 года как кошмарный сон, который не должен никогда повториться. Залогом тому перестройка в сфере международной политики, поиски путей доверия и взаимопонимания на основе нового политического мышления.

Нам теперь необходимо добиваться того, чтобы и эта перестройка стала необратимой. А рецидивы прошлого и здесь не исключаются. В августе 1988 года, то есть уже после встреч на высшем уровне в Вашингтоне и Москве, после Договора по РСМД., в докладе государственного департамента США по терроризму утверждалось, что «в 1987 году некоторые страны советского блока продолжали оказывать прямую и косвенную помощь террористическим организациям»…

И последнее. В нашей повести читатель окунется в скрытый от взгляда постороннего внутренний мир западных спецслужб, в сферу тайных операций и жестких законов, сценариев, по которым они проводятся. Думается, не скоро ещё перестройка в сфере международной политики приведет к серьезным изменениям в слишком хорошо сокрытой от глаз общественности деятельности этих служб. Разоблачение их акций, методов их работы — часть общей борьбы за большую открытость, большее доверие в отношениях между государствами.

Автор


Глава I. «ПРОЕКТ ХЬЮДЖЕЛА»


I

Когда по Садовому кольцу одна за другой проехали три пожарные машины с включенными сиренами, Леонард проводил их взглядом и медленно повернулся спиной к окну.

— Марк, у них горит, и они знают что, а потому так спешат. Мы тоже «горим», но нас никто из огня не вытащит. Ты подумал? — Леонард говорил всё это, нервно щелкая в руках маленьким скрепкосшивателем «Макс», и даже не смотрел в сторону лысого мужчины, склонившегося над бумагами за письменным столом. — Марк, в конце-то концов!

Тот, кого он называл Марком, медленно поднял голову от бумаг, снял очки и протер глаза. Леонард прекрасно знал, что тот ничего не читал, а лишь очень умело, профессионально изображал занятость.

— Сирена звучала тише, чем твой голос. Прекрати орать.

— Я ухожу, Марк, мне надоело третий день подряд околачиваться в посольстве и пить растворимый кофе из пластиковых стаканчиков, я от него уже одурел. И вообще…

— Сядь, — негромко произнес Марк. — А я, наоборот, встану и похожу по комнате. Давай проговорим всё ещё раз. Кофе действительно больше не хочешь? Ладно. Так вот: твою идею я «прокатал» и, конечно, с очень толковыми ребятами.

Леонард дождался, пока его собеседник дойдет до двери и повернется к нему лицом. Как только он это сделал, Леонард тут же спросил:

— С кем?

— С двумя милиционерами, стоящими у посольства, Лео. — Марк расхохотался. — С кем же ещё!

— Лучше бы с нашими морскими пехотинцами из посольства, Марк, они бы тоже посмеялись. — Леонард бросил на стол скрепкосшиватель и взял стаканчик с кофе.

— Среди русских пошла молва, будто растворимый кофе ведет к импотенции, — серьезно произнес Марк, вернувшись к двери. — Надеюсь, не творческой, если судить по тебе.

Леонард демонстративно одним большим глотком допил кофе и швырнул стаканчик в мусорную корзину.

— Знаешь что? Сегодня у нас двадцатое декабря, может, забыл? И, что характерно, тысяча девятьсот восьмидесятого года. У тебя в углу висит большой календарь с фотографиями голых баб, а вот пониже цифры. Дать очки?

— Не подпрыгивай от злости, Лео. Пойми: подбросить нашу идею руководству «фирмы» ничего не стоит. Мы написали, шифровальщик её «изуродовал», радист отстучал — и готово, товар в Лэнгли. Сам знаешь: идея такая, что, ознакомившись с ней, за нами могут прислать конвой с психиатрами.

— Ну да. — Леонард опять схватил машинку «Макс» и принялся ею щелкать. — То ли лавровый венок, то ли терновый венец. Но ведь все другие идеи дохлые, а эта…

Марк отошел от календаря и сел за стол.

— Честно: у меня больше ничего нет. Давай, Лео, садись за машинку — она там, на журнальном столике, под «Красной звездой», — и пиши. Копирку не ищи.

— Диктуй.

— Оставь сверху место, «шапку» я впечатаю потом сам. Начали.

Заголовок: «О мероприятиях в поддержку планируемой кампании по международному терроризму». Успеваешь? Далее. «Мы высказывались ранее нашим №…. предложение инсценировать захват самолета «Пан Америкэн», на котором русские дипломаты обычно возвращаются из отпуска в США, чтобы, с одной стороны, показать нашему обывателю тот факт, что опасность, исходящая от терроризма, находится у него же дома, так сказать, дышит ему в затылок, а с другой стороны, привязать угон лайнера к тайным замыслам русских и тем самым создать свидетельство их участия в международном разбое. Мы пока не получили вашей оценки выдвинутого нами предложения, но тем не менее выходим с новой идеей, суть которой излагается ниже.

По имеющимся сведениям, на предстоящем в феврале очередном съезде компартии особое значение будет придано обсуждению идеологических вопросов. Не исключается, что критика в адрес американских средств массовой информации будет ещё более острой, нежели звучавшая раньше. Можно предположить, что русские успеют дать свою оценку дебюту нашей кампании о международном терроризме…» Стой! Напиши так: «Можно с полным основанием предположить», а потом — всё остальное. «В свете этих обстоятельств наша точка предлагает осуществить взрыв небольшой мощности в штаб-квартире радиостанции «Свобода» и «Свободная Европа» в Мюнхене. Мы полагаем, что этот взрыв можно было бы обставить так, чтобы с вескими доказательствами в руках возложить вину на Советы. Их не устраивает РСЕ-РС, они и совершили акцию. Тем самым мы дадим повод западной печати громогласно говорить о коварстве русских. Последствия: акция встряхнет правительства Западной Европы, и они будут более покладисты в вопросе реализации решений сессии НАТО о размещении американских ракет в Европе». Все, Лео. Ошибок много сделал?

— Ты всё равно будешь вычитывать. Марк, а ведь здорово! Как русские говорят, одним выстрелом двух зайцев.

— Выстрел громким будет, — Марк взял валявшуюся на столе кукурузную трубку и разжег ее. — Ну, всё?

— Чего уж больше! Помяни мое слово, они ухватятся за идею, она дорого стоит.

Марк надел очки и погладил лысину.

— Дай мне, пожалуйста, «Красную звезду», я сегодня ещё не успел.

— Хочешь посмотреть программу телевидения?

— Может быть. А тебе ведь нужно мчаться в свой офис и передать в редакцию репертуар московских театров, разве нет?

— Пора, а то они в Нью-Йорке выпустят номер без моей заметки. Привет, Марк!

— Привет. Да, вот чего. В случае успеха календарь с бабами я подарю тебе, к тому же ты очки не носишь. Позвони завтра.

Когда немного успокоившийся Леонард ушел, Марк вылез из-за стола и подошел к окну.

«Лео ещё молодой, — глядя в окно и бессознательно наблюдая, как машины, выезжающие из туннеля, выключали подфарники, подумал он. — У него есть шевелюра, у меня — мозги. Пока ещё есть, и мне хватило их для того, чтобы вложить в него эту идею. Хватило даже для того, чтобы терпеливо выжидать, пока он созреет. Так что это его идея, и все синяки будут его, я в крайнем случае обойдусь легкими царапинами. Награды? Награды пополам, только сомневаюсь, что до них дойдет…»

Марк погладил живот, похожий на мяч, засунутый под рубашку тощему человеку ростом под два метра.

«Отправлю радиограмму и умываю руки. Нет, пожалуй, надо будет ещё написать подробное письмо своим в Лэнгли. Диппочта пойдет вечером. Конечно же, американский персонал пострадать не должен. Хватит нам иранского опыта… Акцию предложим назвать «Квадро». Просто «стереомузыки» мало… Пусть кто-нибудь из эмигрантов. Вот что ещё, пожалуй: взрыв будет, но передачи прекратятся на минимальный срок. Нужны шумовые эффекты, а дело страдать не должно. Что скажет по этому поводу резидент?»

Тот долго, даже слишком долго читал текст. Потом скептически посмотрел на Марка.

— Головы не перегрелись?

— Но какой эффект: квадро. Шум будет по всей Европе.

— Хорошо. Но если в ответ на нашу депешу придет из Лэнгли острая шпилька… Загоню её вам обоим с Леонардом… как говорят русские, «промеж глаз». Понятно?..

И со вздохом подписал бланк.

Отдав текст радиограммы, Марк вернулся в кабинет. Теперь машина запущена. Его пожелания могут подшить в папку и запрятать куда-нибудь в пыльный сейф. А могут потащить из кабинета в кабинет, пока бумажка наконец не дойдет до начальника управления тайных операций. Тот может отправиться выше…

Надо быстрее писать письмо, скоро курьеров повезут на аэродром.


II

Джон Гронуски подошел к окну. С одиннадцатого этажа гостиницы «Лонгфелло», где разместился Совет по международному радиовещанию, открывался прекрасный вид на зимний Вашингтон. Ему нравились послеобеденные часы, когда затихал поток посетителей и перезвон телефонов и можно было побыть наедине со своими мыслями, с самим собой.

Подумать было о чем. Истекал трехгодичный срок его полномочий председателя СМР.[1] Новый президент войдет в Белый дом, преемник Гронуски займет этот просторный кабинет, который стал так привычен, что и расставаться не хочется. Нет, не будущее волновало его, а настоящее, беспокоила Гронуски информация, поступающая в виде телеграмм и телефонных звонков.

Дефицит бюджета подчиненных ему радиостанций РСЕ-РС[2] на предстоящий финансовый год тревожил его, а отдел управления и бюджета министерства финансов, да и конгресс пытаются урезать и без того скудные субсидии, подъедаемые инфляцией. Все попытки выбить дополнительные ассигнования успеха пока не имели.

Подписание Заключительного акта в Хельсинки не отразилось на тоне передач РСЕ-РС: заслуга, которую Джон мысленно приписывал себе. Тезисы пропаганды были теми же, что и десять лет назад.

Кроме тезисов, такой же десятилетней давности была и аппаратура на радиостанции. Вот опять Гленн Фергюссон, президент РСЕ-РС, прислал заявку: необходима замена не менее 10 передатчиков, затем длинный список студийного оборудования и в конце просьба о выделении средств на новую телефонную станцию. Кругом одни требования, заявки, обращения.

Гронуски отошел от окна и плюхнулся в кресло.

Случилась бы какая-нибудь встряска в Европе, продолжал он свои невеселые размышления, землетрясение в Мюнхене, наводнение, что ли, либо смерч прошел бы по Английскому парку, снес бы часть здания РСЕ-РС, да ещё с человеческими жертвами. Тут бы конгресс бросился на помощь пострадавшим, открыл бы мошну, и дышать стало бы легче. Но все это из области утопий.

Какой он оставит РСЕ-РС «наследнику»? Судя по сводкам, моральное состояние кадров, особенно эмигрантов, оставляет желать лучшего: запои, бесконечные стычки между национальными редакциями, своры, грызня, соперничество, гомосексуализм… Что уж тут говорить о дисциплине…

Телефонный звонок прервал его раздумья.

— Гронуски слушает.

— Грезишь в послеобеденном затишье?

Это был Поль Хенце. В Совете национальной безопасности он курировал РСЕ-РС и в настоящее время подыскивал замену Джону.

— Да, Поль, затишье — как перед бурей.

— В Вашингтоне бурь не было давно. У наших «медных касок» возникла идея организовать что-то вроде боевой тревоги на объекте РСЕ-РС в Мюнхене, чтобы посмотреть на реакцию сотрудников, заодно проверить свои линии связи и оповещения, проверить планы эвакуации персонала в случае военного конфликта в Европе…

— Любой экспромт должен быть подготовлен.

— Никакой подготовки. Всё должно быть как можно естественнее. Они предлагают ночью сбросить на объект муляж бомбы. Ничего серьезного, много шума, дыма, немного огня и потом — быстрая эвакуация: документов, людей, техники. Идея, конечно, ещё сырая и по-военному грубая, но зерно в ней есть. Психологическая встряска персонала, пусть даже шок, приведет к моральному оздоровлению. Как считаешь?

— Не поверишь, Поль, я только что об этом думал. Не в такой категоричной форме, но что-то подобное теснилось в голове. Действительно, надо встряхнуть муравейник, попугать, а то ведь ожирели и распустились, поди, на наших хлебах. Идея ещё сырая, ты прав, а что думают в Лэнгли?

— Я тебе первому звоню. Значит, согласен?

— После отработки деталей — обеими руками за.

Положив трубку, Гронуски вызвал секретаршу:

— Джеймса Кричлоу ко мне. Срочно!


III

Ральф Корсилья поглядел на опечатанный мешок с почтой, глянул в иллюминатор, затем, расправляя затекшую руку, медленно повернул её часами вверх. Через час он в Вашингтоне… Дремал сидящий рядом напарник Ральфа Сид Грюнер. В салоне самолета «Пан Америкэн» ещё был полумрак и почти все пассажиры спали. Вот-вот выйдут улыбающиеся стюардессы, потихоньку ввезут тележку с напитками и прибавят света. Он пошевелил плечами и вздернул руки вверх, чтобы размять их. И свет погас.

Через мгновение, получив удар кастетом по голове, Корсилья съехал с кресла и накрыл собой мешок. Дернувшийся под пиджак за пистолетом Сид с раскроенной головой свалился на приятеля.

Из-за портьеры в головной части салона высунулся угол тележки, затем выкатилось все это хрупкое на вид сооружение, уставленное бутылками, бутылочками, жестяными банками и пластиковыми стаканами. Коротко стриженная, невысокого роста брюнетка стюардесса прокатила тележку чуть вперед и поставила её между первым и вторым рядом кресел салона. Никто и не увидел, что за её спиной, с кресла, стоявшего ближе к проходу, поднялся человек и встал позади неё. Карен Логан, уже четыре года летавшая на самолетах компании «Пан Америкэн», впервые в жизни поняла, что это такое — ощущение дула пистолета, приставленного к спине. Не оборачиваясь, она замерла. От резкого запаха неожиданно прижатого к её лицу платка она дернула головой раз, два… И медленно начала съезжать на пол. Не выпуская из правой руки пистолета, мужчина левой рукой ловко посадил её в кресло, с которого только что встал сам.

— Контрольная вышка, Вашингтон! Говорит капитан Турецкой народно-освободительной армии Гуссейн Джакыр, борт лайнера Париж — Вашингтон! Как вы меня слышите?

Диспетчер Эстес, готовившийся сдавать смену, вздрогнул, нервно повел головой чуть влево, не выпуская из виду темно-зеленого экрана со светящимися белыми точками.

— Не понял, борт Париж — Вашингтон, повторите, пожалуйста, — произнес он без запинки, хотя ему уже всё было ясно.

— Контрольная вышка, Вашингтон! Говорит капитан Гуссейн Джакыр, борт Париж — Вашингтон. «Боинг» захвачен членами Турецкой народно-освободительной армии. Посадка по расписанию. Все переговоры с властями после посадки самолета. Прошу очистить стоянку для «боинга», в радиусе ста метров вокруг нас не должно быть людей, автомашин и других самолетов. Машина «Следуй за мной» сразу после того, как проведет нас, немедленно уезжает. Как доняли?

— Говорит контрольная вышка, Вашингтон. Вас понял, сейчас сообщу ваши требования начальнику аэропорта. Вы хотите что-либо сказать ещё?

— Нет, конец связи, — произнес голос с резким иностранным акцентом, хотя вся речь говорившего была построена без единой грамматической ошибки.

— Конец связи, — повторил Эстес. Подождав несколько секунд, он вызвал начальника аэропорта и руководителя службы безопасности. Потом достал из заднего кармана носовой платок и вытер лоб. Странное дело, лоб был совершенно сухим. Через минуту в комнате появились оба.

— Эстес, сменяйтесь. Вы нам нужны. — Начальник аэропорта произнес это сразу, как только руководитель службы безопасности закрыл за собой дверь. — Сдавайте смену.

Собственно говоря, Эстес мог идти. Его сменщик уже «вчитался» в точки на экране, где ещё не был обозначен «борт Париж — Вашингтон». Майк пересел в его кресло, а Эсгес, бросив взгляд на зеленый экран, повернулся к тяжело дышавшим после вынужденной пробежки мужчинам.

— Гусейн — кто? Повтори всё ещё раз, турок? — Начальник службы безопасности Питер Уэбб левой рукой медленно крутил серебряный перстень на безымянном пальце правой.

— Да, сэр. Турецкая народно-освободительная армия. Он сказал: «Капитан Гуссейн Джакыр», — и отложил все переговоры до приземления. Я думаю, что сейчас в лайнере порядок. Они всё скажут на земле.

— Потребуют заправиться, будут угрожать взрывом, станут говорить… О чём? — очень медленно добавил начальник аэропорта. — И мы будем говорить. Хорошо, пока не будем их вызывать, подождем. Боже, только бы посадить их без трупов. Он ничего больше не сказал?

— Нет, сэр. Мне кажется, не надо их сейчас дразнить. Может, там действительно порядок.

— Кейт, — вступил в разговор Питер Уэбб. — У меня к тебе личная просьба. Останься здесь — на случай, если турок вновь вызовет. Говори с ним спокойно, соглашайся со всем. И переключи их канал на мой кабинет. Хорошо?

Кейта Эстеса просило об этом одолжении начальство, и, разумеется, он не мог отказать. Подумать только: его просили, ему не приказывали. И потом он уже чувствовал какую-то ответственность за судьбу летевших. Наверное, потому, что первым отозвался на вызов захваченного неизвестно кем и для чего самолета. Он не хотел бы быть в нём, но много бы отдал, чтобы знать, что сейчас там происходит.


На борту действительно был порядок. Всё точно так же, если не считать того, что в «голове» каждого салона и у входа в пилотскую кабину стояли, напряженно вглядываясь в пассажиров, восточного вида молодые люди. Свет был включен на полную мощность, и со стороны могло показаться странным, что пассажиры сидят не шевелясь, никто из них даже не пытался закурить, и все они уставились в спинки кресел перед ними. Им всё уже сказали. О захвате самолета, на котором они летели, не знали только трое: — дипкурьеры Ральф Корсилья, Сид Грюнер и стюардесса Карен Логан, безмятежно спавшая в кресле.


IV

Том Паркинсон влетел на автостоянку в Лэнгли ровно через три часа после того, как должен был «отметиться» на работе. Накануне он сообщил секретарше своего шефа, что опоздает всего на два часа, поскольку у него намечается важная встреча в интересах дела. Та очень натурально изобразила, что верит Паркинсону и в случае, если его будут разыскивать, обо всем сообщит.

«И никто не поверит, что это была деловая встреча, — прикинул Паркинсон, закрывая машину и направляясь к зданию. — Это большое дело — отвязаться от подруги, которая непременно хочет выйти за тебя замуж после двухнедельного знакомства. Ну до чего же настырная, хоть пристрели её!»

Вбежав в кабинет, Паркинсон мгновенно пристроил пиджак на вешалку, плюхнулся в кресло, слегка ослабил узел галстука и изобразил усталость, которую может снять только коктейль. Взять папку срочных дел из стола он успел; на то, чтобы достать из неё бумаги, времени ему не хватило. Дверь открылась, и появился его непосредственный подчиненный Уолтер. Паркинсону не надо было смотреть на него, чтобы знать: Уолтер выглядит как всегда. Как всегда идеально свежая рубашка, галстук в тон костюму, безупречно отглаженные брюки и без единого пятнышка грязи туфли.

— Привет, шеф, — Уолтер быстро подошел к креслу напротив рабочего стола Паркинсона и так же быстро сел.

— Чао, Уолтер! — Паркинсон не протянул своему подчиненному руки, это был единственный человек в Центральном разведывательном управлении, которого он старался держать на расстоянии.

— Шеф, у вас сегодня была помолвка с итальянкой? — широко улыбнувшись, произнес Уолтер. — Что же вы сразу не сказали? Поздравляю. А я-то по незнанию рвусь к вам с самого утра с таким пустячным делом, как радиограмма от «Бони М» из Москвы.

Паркинсон осатанел, причем мгновенно.

— Вот что, коллега, — стараясь не частить, начал он. — Вы работаете в управлении тайных операций полтора года. Я десять лет. Вы — наша университетская элита, а я держался в университете в основном потому, что чересчур хорошо играл в футбол. Я понимаю, что вы слишком умны, чтобы не собирать сведений о своём начальнике, но порой мне кажется, что вы знаете обо мне больше, чем я сам. Это ваше личное дело, но, думаю, глубокие познания о холостяцкой жизни некоего Паркинсона не дают вам оснований держаться с ним развязно.

— Шеф, ну зачем же так! — Уолтер понял, что перестарался, и стал просить пощады. — Неудачная шутка, не больше. Радиограмма действительно срочная, вот смотрите, но идея в ней абсолютно бредовая. «Бони М» объелся московского мороженого.

«Что бы ты ни написал на радиограмме «Бони М», моя резолюция будет совершенно противоположной», — злорадно подумал Паркинсон.

Ему хватило десяти минут, чтобы оценить идею Марка.

Том затянул узел галстука, надел пиджак и понес радиограмму «выше».


Паркинсон вошел в кабинет Макса Хьюджела, заместителя директора ЦРУ, держась очень уверенно. Для того чтобы «пробить» идею старого московского приятеля, регулярно снабжающего его к тому же черной икрой, требовался ещё и антураж. Идею нужно было не только продать: надо было, чтобы её купили.

— Здравствуйте, Том, — Хьюджел, не вставая, махнул рукой в сторону пустующего кресла. — Сначала садитесь, потом говорите, не давите на меня своим ростом. Я, кстати, искал вас сегодня с утра, но ваш подчиненный Уолтер обрадовал меня, сказав, что господин Паркинсон поехал к возлюбленной делать предложение. Я уверен, что она вам не отказала, и заранее вас поздравляю.

— Спасибо, сэр, — Паркинсон в ту же минуту решил судьбу Уолтера, но не стал предсказывать. — Я принес расшифрованное сообщение из Москвы от «Бони М».

— И что она… то есть он сообщает? — Хьюджел отреагировал демонстративно вяло, дабы Паркинсон понял, что он уже знаком с депешей со слов Уолтера.

— Он предлагает, — стараясь не думать о своём родственнике-подчиненном, начал Том, — произвести взрыв в здании «Свободы» и «Свободной Европы». По-моему, это единственное дельное предложение резидентур, которые уже полгода делают вид, что бьются над выполнением задания по пропагандистскому обеспечению наших мероприятий.

— А ваш «Бони М» шьет по новейшим образцам? — Хьюджел явно не намеревался говорить с Паркинсоном серьезно.

— Что вы, сэр! Шить — это нам, он разрабатывает новые модели, — в тон ему среагировал Паркинсон.

— Значит, вы предлагаете засучить рукава и бежать на склад боеприпасов?

— Сэр, ваш образ очень удачен. Яснее говоря, я полностью поддерживаю «московский вариант». Аргументы в его пользу: неожиданность места действия, неожиданность самого действия и наше полное алиби. И, конечно же, нужные пропагандисты будут в седле. Тем более, сэр, у меня вчера был Джеймс Кричлоу из глубокого прикрытия, работает в СМР. Джон Гронуски, председатель этого заведения, тоже носится с этой идеей. На него вышли «медные каски». Они хотели бы проверить свои линии коммуникаций через объекты РСЕ-РС, сыграть боевую тревогу, эвакуировать персонал.

— Ладно, ваше мнение на телеграмме изложено? Хорошо, я покажу её выше.

Макс Хьюджел отвел взгляд от Паркинсона, посмотрел на свой абсолютно чистый, без единой бумажки стол, затем на запонки и снова на Паркинсона.

— Я могу идти?

— Да. И не забудьте сообщить о дне вашей свадьбы, я очень хочу сделать вам подарок.

— Обязательно, сэр. Я хотел добавить: если идея из Москвы будет принята руководством, у меня есть отличный разработчик. Ему уже давно пора расти, пусть покажет себя в деле. Его фамилия Троим.

— Ну да, а проще — Уолтер, — Хьюджел откинулся в кресле и полез за авторучкой в пиджак. — Я так и запишу…


Макс Хьюджел сразу же после ухода Паркинсона достал авторучку и поставил свою резолюцию на расшифрованной телеграмме. Он был согласен. Ему, новичку в разведке и бизнесмену с большим опытом, сейчас надо было играть на повышение курса акций. У себя на столе, когда он был президентом «Бразер интернэшнл корпорейшн», он держал табличку с надписью «Пусть отстоится». В Лэнгли, конечно же, решения надо было принимать быстрее, тем более что они никак не связаны с его финансовым положением.

Указательным пальцем правой руки Хьюджел вращал телеграмму на крышке стола и думал:

«Надо идти только к Биллу Кейси. Он сразу схватит идею, обеспечение несложное, и у меня первый плюс. Только вот как обойти его зама, этого моряка Инмэна?..»

В глубине души Хьюджел панически боялся заместителя директора ЦРУ адмирала Роберта Инмэна. Ведь он в отличие от адвоката Кейси, который дружил с бизнесменом Хьюджелом вот уже двадцать лет, разведчик-профессионал высшей категории. Работал директором Агентства национальной безопасности, уходить оттуда не хотел, равно как не хотели его отпускать те, кто понимал толк в настоящей разведке. Но адмирала тем не менее выдернули и поставили заместителем у человека, который возглавлял предвыборную кампанию самого президента. За Кейси стоит Рейган, за Инмэном — всё разведывательное сообщество.[3]

«Нет, Инмэн устроит мне допрос с пристрастием да ещё объяснит разницу между кильватером и ватерклозетом».

Продолжая крутить правой рукой телеграмму, левой рукой он снял трубку телефона без диска и тут же услышал голос помощника Кейси. Выслушав вопрос Хьюджела, тот без запинки ответил:

— Нет, господин Хьюджел. Пятнадцать минут назад он уехал и будет только завтра во второй половине дня. Господин адмирал на месте.

— Спасибо, — как можно вежливее проговорил Хьюджел и положил трубку…


V

— Ну, вот и всё, Том, — сказал Питер Уэбб, заметно успокоившийся после выпитого. — Ты слышал?

Паркинсон слышал. То, что непосвященному могло показаться треском, в действительности было пистолетными выстрелами. Всего четыре, машинально сосчитал Том и подумал, что ребята из группы захвата прекрасно знают дело.

— Ещё? За успех! — Не дожидаясь ответа, Уэбб плеснул немного виски в каждый стакан.

— Если за успех, то за твой, Питер. Как написано в одной книге, если ваше имя начинается с П, то вы человек с аналитическим складом ума и очень въедливый.

— А если с Т? — Уэбб уже держал стакан в руке.

— Примерно то же самое, дружище.

Они выпили и снова закурили. Радостный женский голос объявил по аэропорту о начале посадки на рейс Вашингтон — Мюнхен, когда в комнату вошел сияющий начальник аэропорта.

— Всё в порядке, Пит, — сказал он и недоуменно посмотрел на Паркинсона.

— Консультант по вопросам борьбы с терроризмом госдепартамента США, — Том уже встал из кресла и с великолепно сделанной улыбкой протягивал руку начальнику аэропорта. — Старый Друг Пита.

— Мы воевали вместе, — поспешно добавил тот.

— Как выясняется, нам тоже приходится здесь воевать, — ответил начальник аэропорта и пожал протянутую руку. — Ну, я пошел.

— Секунду. — Паркинсон взял его под руку. — Люди целы?

— Пассажиры — да. Один турок убит, другой ранен. Ещё двух они взяли голыми руками.

— А вот… — начал было Паркинсон.

— Госдепартамент интересует диппочта? — Начальник оказался довольно сообразительным. — С ней все в порядке. Одному курьеру они набили шишку на макушке, второму рассекли кожу. Мешки целы.

— Чего же эти турки хотели' — отпуская локоть собеседника, произнес Том.

— Взорвать всё к дьяволу, если западные немцы не отпустят из тюрьмы троих парней из их армии. Им не нравится то, что в Германии в чести «серые волки»,[4] конкурирующая организация. А ещё они — совсем, наверное, свихнулись — требовали, чтобы для «несчастных угнетенных турков» вроде них отдали канал нашей радиостанции в Мюнхене. Чтобы эти сукины сыны смогли официально вещать на весь мир о свободе и счастье. Иначе готовы были взорвать.

— Что?

— Что? Самолет, разумеется.

— А русские там были? — подойдя ближе к начальнику аэропорта, спросил Паркинсон.

— Русские? — Тот ошеломленно посмотрел на «консультанта госдепартамента». — Ах, русские… Ну, конечно же. Двое дипломатов возвращались из Москвы из отпуска.

— Я так и думал, — изобразив на лице озабоченность и скорбно покачав головой, произнес Паркинсон.


VI

Инмэн аккуратно положил свой «страховой полис» в бумажник и водворил его во внутренний карман пиджака.

— Да, конечно, я жду, — ответил он в микрофон, когда помощник сообщил о визите Хьюджела.

Через несколько секунд в двери появился Макс Хьюджел с тонким черным скоросшивателем в руках.

— Добрый день, господин Инмэн, — стараясь говорить как можно спокойнее, обратился к адмиралу подчиненный. — Я побеспокоил вас, поскольку…

— …Господина Кейси нет в управлении, — докончил хозяин кабинета. — Дело, видимо, срочное? Садитесь.

— Хотите освежиться? — не дожидаясь ответа, Инмэн встал с кресла, подошел ко встроенному в стенку холодильнику и достал из него две банки «Фанты». Поставив себе на журнальный столик рядом со стаканами, он оторвал у банок жестяные язычки, из каждой налил в отдельный стакан. Взял один и вернулся в кресло за рабочим столом. — Отвратительный напиток, я понимаю вас. Но это привычка. Интересно, какие чувства испытывал дегустатор этого желтого суррогата? А что он за это получил?.. Ни славы, ни тебе известности. Вот полковник Джонсон…

— Из военной разведки? — продемонстрировал свою осведомленность Хьюджел. — Я его знаю.

Инмэн пожал плечами.

— Вряд ли. Роберт Джонсон из города Сейлем 26 сентября 1820 года на глазах у изумленной публики попробовал помидор. В то время томат, что интересно, именовался «иерусалимским яблоком», «яблоком любви» и считался ядовитым. Многие из двух тысяч собравшихся горожан отговаривали Джонсона от необдуманного шага. Либо он умрет от воспаления мозга, либо от рака, который неизбежно вызовет этот плод, рассказывал толпе врач Джонсона. Естествоиспытатель долго объяснял пользу помидора, потом съел один, другой. Все ждали, но он не умер. Оркестр пожарных грянул марш. Мы с вами любим помидоры и чтим Роберта Джонсона. Полковника. Только не из военной разведки, господин Хьюджел. Ни один человек в конкурирующей с нами организации не способен на подвиг. Впрочем, если всё же ваш полковник Джонсон сумеет его совершить, вы тут же должны объявить его искателем дешевой популярности у нашего вашингтонского начальства. Мы делаем одно дело, но мы должны делать его лучше.

Хьюджел, с интересом наблюдавший за пузырьками газа, выходившего на поверхность налитого в стакан «суррогата», воспользовался представившейся ему возможностью и открыл принесенную им папку.

— Кстати, о деле, по которому я вас побеспокоил. Московская резидентура предлагает произвести небольшой взрыв на нашей мюнхенской радиостанции. Белый дом и государственный секретарь получат колоду козырных карт и разыграют вариант с международным терроризмом. В СМР разделяют эту идею. Просят, чтобы в зоне взрыва оказалась телефонная станция, им, мол, позарез нужна новая, а конгресс не дает ассигнований. Потом «медные каски»…

Вопреки ожиданиям Хьюджела адмирал ответил мгновенно:

— Это класс. Идея великолепная. Жаль только, мы её не вытянем. Взрыв — это просто. Но привязать к мюнхенскому варианту Москву… Сомневаюсь. Цепочка чересчур длинная, а звенья нужно подбирать прочные и очень быстро.

Теперь Инмэн говорил отрывистыми фразами, внимательно следя за реакцией собеседника.

— Но мы уже прикинули и вроде всё… — теребя телеграмму, начал Хьюджел.

— Ну, если вы считаете, что всё выстраивается, — не дал ему договорить адмирал, — тогда порядок. Пусть это будет ваш дебют в управлении тайных операций. Идея и вправду ничего. Я не возражаю. Официальную санкцию получите у Кейси завтра, сегодня он уехал играть в гольф и больше на службу не вернется. Кстати, как вы решили назвать операцию?

— «Квадро», — выдавил опешивший Хьюджел.

— Ну, да, «моно» и «стерео» мелковато, — согласился адмирал. — Что ж, это будет ваш первый большой успех. Уверен, что не последний. Хотя я бы назвал «Проект Хьюджела». Как?..

Хьюджел резко встал и взял со стола папку с телеграммой, чуть не опрокинув при этом стакан с «фантой». Он понял, что проиграл, и единственный путь к отступлению вел к выходу из кабинета…


VII

По дороге на работу Паркинсон сделал две короткие остановки. В магазине он купил блок сигарет, а в кафетерии съел «гамбургер» и запил его кофе. Сегодня он должен появиться в своем кабинете вовремя.

Но Уолтер Тромм прибыл на службу на пятнадцать минут раньше. Из них десять он провел в тщетной попытке поправить стиль своей докладной записки «наверх» и пять — в ожидании Паркинсона.

— Доброе утро, — откровенно заискивающим тоном произнес Уолтер, войдя в кабинет начальника.

— Как всегда, рад, — начал было с неприкрытым сарказмом Паркинсон, но потом посмотрел на Тромма и решил его пожалеть. — Нужна моя помощь, Уолтер?

— Очень: пишу в муках план нашего «Квадро». Может быть, посмотрите? — просиял Троим. — Я буду обязан вам бутылкой…

— Бутылкой виски? А кто вам сказал, что в мои прямые обязанности уже не входит опека подчиненных?

Тромм молчал.

— Давайте и не забудьте сесть. Все будет не так быстро, как вы ожидаете.

Прочитав второй абзац, Паркинсон, не отрывая глаз от текста, произнес:

— Одна бутылка? Лучше ящик… Не обижайтесь, Тромм. Мелко берете, тонете в деталях. Давайте так: буду по ходу сценария импровизировать, а вы фиксируйте, потом посмотрим, что у нас вышло.

Ни слова не говоря, Тромм полез в карман пиджака за ручкой.

— Итак, цели операции… пропускаем… заинтересованные ведомства… все верно… исполнители… Тут, как говорит Макс Хьюджел, «надо мыслить шире». Пишите так: консультации по категории взрывного устройства, его получению, установке и мерам безопасности персонала возложить на РУМО и военный атташат в Бонне. Теперь не забудем интересы Пентагона. Проверка готовности объектов РСЕ-РС к действиям в системе оповещения НАТО — отвечают Пентагон и резидентуры в Португалии, Испании, ФРГ.

— Это масштабы!

— Далее. Отбор и подготовка кандидата на роль свидетеля обвинения о причастности Москвы к взрыву возлагается на резидентуру в Бонне, соисполнитель — региональный центр во Франкфурте-на-Майне. Сбор и документирование доказательств — «Группа-66» и служба безопасности РСЕ-РС. Следующий пункт: пропагандистское обеспечение — наши точки в Англии, Франции, Испании, ФРГ, в общем, по списку. Меры по зашифровке акции: гриф секретности наивысший — «Космик», перечисленных представителей других ведомств знакомить с планом «Квадро» только в части, их касающейся, не раскрывая всего замысла и существа мероприятия. То же относится к резидентам перечисленных выше точек… Ну и что у нас получилось? — Через плечо Тромма он пробежал взглядом испещренные страницы. В конце первого листа он поставил в нужном месте запятую.

— Теперь о свидетеле, который скажет, что действовал по указанию Москвы, — Паркинсок отложил ручку в сторону. — Давайте подумаем вместе.

Тромм с готовностью кивнул.

— Найти человека и подложить ему документы русского несложно. Однако даже «детский мат» делается не в один ход. Быть может…

— Чеха? — с готовностью, но совершенно не подумав, предложил Паркинсону подчиненный.

— Знаете, Уолтер, в беседе с вами очень легко занять правильную позицию. Для этого нужно выслушать ваше мнение и высказать противоположное.

— А что, если… — еле слышно выдавил покрасневший Тромм.

— Вот именно! Смотрите, я вписываю сюда абзац: «Ответственность за подбор и подготовку непосредственного исполнителя акции, который бы выступал как агент восточных секретных служб, возложить на резидента в Бонне — Томаса Полгара. Лично. Взрыв совершить в период с 20 до 23 февраля 1981 года». Всё. Перепечатайте сами и докладывайте наверх. Успеха!


Глава II. «ИЩИТЕ ТУРКА!»

I

Несмотря на перенасыщенный рейнской влагой воздух, Джэкоб Эриксон продолжал бежать по аллеям парка. Советник политического отдела посольства США в ФРГ заставил себя заняться бегом пять лет тому назад, когда сердце начало давать первые сбои. Тогда на консультации у знаменитого профессора Дебейки ему было категорически рекомендовано сменить характер работы или в крайнем случае заняться бегом по утрам.

Джэкоб работу менять не собирался: она доставляла ему удовольствие, несмотря на потрясения и трудности, позволяя чувствовать себя полноценным человеком вопреки мнению жены Сьюзен, его вечной любви и вечного страдания. Поэтому он занялся бегом, хотя и считал это лишь данью моде.

Джэкоб постепенно втянулся в утренние пробежки — вначале по тихим скверам южной части Вашингтона, где у него был свой дом, перед отъездом на службу в Лэнгли. И вот теперь, уже больше года работая в ФРГ, он спозаранку бегал по аллеям парка на окраине Бад-Годесберга — тихого городка, расположенного рядом с Бонном. Затем в машине возвращался домой, принимал душ и ровно в восемь утра входил в просторный кабинет советника посольства и одновременно начальника секции главной резидентуры ЦРУ в ФРГ.

Джэкоб неторопливо свернул на главную аллею парка. О работе в эти минуты он старался не думать, заставляя себя вспоминать разные приятные эпизоды из своей жизни. Машинально замедлил бег, когда в конце аллеи в тумане появились два силуэта.

«Странно, — прикинул Эриксон, — в это время здесь обычно не бывает ни души».

Он бежал навстречу. Приблизившись шагов на двадцать, он разглядел, что один из них — невысокий, в теплой зеленой куртке, джинсах и тяжелых ботинках армейского образца — держал в руке то ли велосипедную, то ли мотоциклетную цепь. Другой — долговязый, в темном плаще и в фуражке — стоял посреди аллеи, широко расставив ноги.

Эриксон тихо произнес: «Аллен!» Из-за кустов сразу же появился и побежал рядом с Джэкобом в таком же медленном темпе стройный, плотно сбитый, невысокий молодой человек, одетый, как и Эриксон, в легкий шерстяной тренировочный костюм.

— Спасибо, Аллен, — бросил на ходу Эриксон, — ты был прав!

Они приближались к незнакомцам. Тот, что повыше, продолжал стоять посреди тропы. Аллен обогнал Эриксона, и высокий нехотя отошел чуть в сторону. А второй в этот момент замахнулся цепью, целясь Аллену в голову.

Аллен быстро присел, увернувшись от удара, затем бросился в сторону коренастого и ударил головой в солнечное сплетение. Тот тихо вскрикнул и начал падать. Высокий принялся что-то торопливо вытаскивать из кармана. Но Аллен мгновенно схватил его за правую руку и резко вывернул её назад. Тот заорал от боли и выронил на землю какой-то предмет.

Стоявший рядом Эриксон поднял его и протянул Аллену:

— Кастет.

Когда Аллен вытащил из кармана носовой платок, Джэкоб положил в него кастет с выгравированными на нем серпом и молотом.

Не обращая внимания на лежавших незнакомцев, оба спокойно побежали трусцой к машине, унося трофей.

— Я не думаю, что это были… — начал Аллен.

— Разумеется, всё гораздо сложнее. Тоже мне, «красные»…

Они уже садились в автомобиль, когда раздался прерывистый вой сирен и рядом с их машиной с визгом затормозили два полицейских «мерседеса». Трое в полицейской форме и человек в штатском подбежали к машине американцев.

— К нам поступил срочный сигнал о нападении в парке, — сказал тот, что в штатском, на хорошем английском языке. — Но я вижу, что у вас все в порядке?..

— У нас — да, — не выходя из машины, ответил по-немецки Эриксон. — Но вот в парке лежат возле аллеи два человека, пытавшиеся напасть на нас. Вернее, на меня. Вам лучше заняться ими. Думаю, они пока что никуда не убежали. О деталях прошу информировать меня через наш консульский отдел.

Джэкоб протянул человеку в штатском свою визитную карточку.

— Может, вас проводить до посольства? — спросил немец, но Джэкоб отрицательно покачал головой, и машина американцев плавно тронулась с места.

Полицейские остались у «мерседесов», а человек в штатском быстро направился в сторону аллеи. Из полицейской машины вылез ещё один и догнал первого. Вскоре они наткнулись на коренастого: тот сидел на ворохе мокрых листьев и надрывно кашлял. Долговязый, поддерживал правую руку левой, видимо, уже пришел в себя и торопливо разгребал ногой листья на дорожке, что-то высматривая.

— Что ты здесь ищешь?

— Кастет. Они его, видимо, прихватили с собой. — Лицо долговязого скривилось от боли.

— Завалили дело! Идиоты! Одно утешение, что он вас обоих наказал.

— Да это не он, — сидевший на листьях коренастый внезапно заговорил. — Нам было сказано: американец будет один. Он и был один. Мы его ждали здесь на дорожке. И вдруг откуда-то появился тот второй — настоящий дьявол.

Коренастый замолчал и снова закашлялся, по его подбородку побежала струйка крови.

— Откуда взялся второй? — штатский, беседовавший с Джэкобом, повернулся к своему коллеге.

Тот недоуменно пожал плечами:

— Ничего не могу понять. «Зодиак» целый год бегал здесь в одиночку. Всё зафиксировано документально. Второй появился только сегодня… Ковыляйте оба к машине, — приказал он двум пострадавшим.

Постояв ещё минуту, оба лениво зашагали в сторону дороги. Беседа возобновилась.

— Не знаю, что теперь докладывать Фельбаху. Задание мы не просто завалили, но и насторожили наш объект. Но почему именно сегодня, а не вчера, позавчера, здесь оказался второй, по всему — профессиональный телохранитель?

— Вполне цивилизованный молодой человек. Третий секретарь посольства, Аллен Сандерс. Нам хорошо известен. В прошлом бейсболист и профессиональный автогонщик.

— Значит, всё-таки телохранитель. Ведь рядом с Эриксоном оказался не какой-нибудь яйцеголовый хлюпик в очках. Но почему появился этот Аллен? Или объект заметил чей-то интерес к его утренним моционам? Вероятнее другое: произошла утечка информации. Но делать нечего, надо ехать писать докладную Фельбаху. Одним телефонным разговором тут не обойдешься. Этих двух опросишь сам.

Из-за происшествия в парке Эриксон опоздал в посольство минут на двадцать. Он сразу же зашел в кабинет руководителя политического отдела посольства, главного резидента ЦРУ в ФРГ Томаса Полгара, и доложил ему о случившемся. Тот был занят просмотром телеграмм, поступивших ночью, и слушал Джэкоба как будто рассеянно. Однако в конце, метнув на Эриксона колкий взгляд, пробурчал: «Не получилось». И тут же посоветовал: «О происшествии знаю я и вы с Сандерсом. Других не посвящайте. В посольстве незачем сеять панику, да и немцам не следует портить настроение. Понятно?»

Аллен Сандерс, одетый в безукоризненно сшитую тройку из светло-серой английской фланели, сейчас, в кабинете Эриксона, мало чем напоминал человека, который утром вывел из строя за одну минуту двух соперников.

Сандерс, по дипломатическому справочнику Бонна, третий секретарь политического отдела посольства США, был кадровым сотрудником управления тайных операций ЦРУ, непосредственным подчиненным Джэкоба.

— Ещё раз спасибо, Аллен.

— Сегодня была мелкая работа. — Сандерс пренебрежительно махнул рукой. И в этом не было никакого кокетства.

— Где кастет? — спросил Джэкоб.

— Я его отправил в нашу лабораторию во Франкфурте-на-Майне. Пусть проверят отпечатки пальцев по досье. Уверен, результат будет интересным.

— Хорошо, подождем ответа. Официально сообщать властям о случившемся пока не будем. Пусть сами нас запрашивают. Вы, разумеется, обратили внимание на то, что один из полицейских, в штатском, обратился ко мне по-английски? Значит, он знал, с кем имеет дело, ещё до того, как я дал ему свою визитку…

— Безусловно, знал. Так же, как прекрасно знали, кто вы, двое моих утренних спарринг-партнеров.

— А как вы определили, что утром на меня будет охота?

— Вчера вечером я, к счастью, не поленился и прочитал сводку нашего радиоперехвата. Вы знаете, мы берем волну, на которой работает боннская служба безопасности. В радиоперехвате я вычитал, что на сегодня на 7.20 утра они распорядились послать две машины в район парка в Бад-Годесберге. Я вспомнил, что каждое утро вы там совершаете свои пробежки. Вот и всё.

— Ну, что ж, вполне логично. Следовательно, эта группа знала о предстоящем нападении или имитации нападения.

— Имитация?.. Возможно, в группе безопасности получили от своей агентуры среди террористов сигнал о предстоящем нападении на вас и поспешили на выручку.

— Нет. Во-первых, они должны были бы предупредить нас заранее, чтобы не подвергать риску жизнь советника посольства. А даже если они не смогли или не успели это сделать, то почему же опоздали утром и примчались в тот момент, когда те двое уже могли бы прикончить меня? Вывод один: или действительно нападение на меня, которое немцы почему-то не успели упредить, или инспирация нападения. Для чего?..

Зазвонил телефон. Джэкоб поднял трубку, кивнул и передал её Аллену: «Спрашивают вас».

Тот внимательно слушал говорящего, потом, положив трубку, сказал шефу:

— Видимо, вернее всего ваша вторая версия: имитация нападения. По отпечаткам пальцев установлен Ян Вальрауф, член ультралевой террористической организации «Фракция Красная армия». Он же — глубоко законспирированный осведомитель БНД,[5] специально внедренный в террористическую организацию три года назад. Не думаю, чтобы он готовил это нападение по указанию «Фракции», не сообщив об этом своим хозяевам.

— Вот тебе и объяснение, почему у него в руках был кастет с серпом и молотом — официально на меня должны были напасть молодцы из «Красной армии». Но для чего весь этот цирк?


II

Сотрудник по особым поручениям при руководстве БНД Гельмут Фельбах закрылся в своем кабинете, включил аппаратуру против подслушивания, долго набирал шифр сейфа и, открыв его, вытащил объемистое досье в тисненой темно-синей обложке с надписью «Объект «Зодиак».

Вверху на первой странице дела стояли два черных жирных штампа: «Строго секретно» и «Секретное личное дело, только для сотрудника!»

На этой же странице в верхнем правом углу была налеплена фотография, а далее шел текст, написанный от руки:

«Объект «Зодиак» — Эриксон Джэкоб. Год рождения: 1922».

Внизу, на листе, была сделана приписка: «В память ЭВМ не закладывать! Хранить в единственном экземпляре!»

Фельбах начал дальше листать страницы знакомого дела, нетерпеливо поглядывая на часы. Наконец раздался звонок телефона. Фельбах, не сдержавшись, набросился на абонента. «Почему такая задержка? Вы опоздали с сообщением на целый час! В чём дело?»

Он внимательно слушал собеседника, изредка перебивая его дополнительными вопросами: «Второй появился неожиданно? Он вам известен?.. Сандерс?.. Да, знаем. Но при чём здесь он?.. Где 120 и 318?.. Оба в госпитале?.. Приезжайте. Да, срочно, первым самолетом в Мюнхен — и сразу в Пуллах! Доложите генеральному лично!»

Фельбах аккуратно положил трубку и сразу позвонил в приемную генерального директора БНД, чтобы спросить, на месте ли тот и нет ли у него сейчас других посетителей. Затем он вновь позвонил — на этот раз прямо начальнику.

— Шеф, — голос Фельбаха звучал встревоженно, — акция закончилась неудачно. Да, я вас жду.

Фельбах открыл запертую изнутри дверь. Через минуту в кабинет вошел его шеф. Для обсуждения особых дел, которые вел только Фельбах, он предпочитал посещать своего подчиненного в его кабинете, специально оборудованном против подслушивания и скрытого фотографирования. Своему кабинету шеф не доверял, не без основания полагая, что «большой брат» присутствует на его беседах и совещаниях.

— Слушаю вас. Что же всё-таки случилось? — шеф прервал молчание.

— Все в деталях доложит Штилике. Он вылетает ближайшим самолетом из Кёльна в Мюнхен. Вкратце по телефону он сообщил следующее: операция по «Зодиаку» сегодня утром сорвалась, хотя все было заранее тщательно спланировано и подготовлено. Предусматривалось нападение на «Зодиака» парней из «Красной армии» как свидетельство терроризма, подогреваемого русскими. Личная просьба резидента Полгара. Это он подставил Эриксона как наиболее весомую фигуру в посольстве: советник. Возможно, у Полгара с «Зодиаком» какие-то личные счеты. К операции привлекли агентов 120 и 318, внедренных в террористическую группу «Красная армия». Предусматривалось своевременное подключение полиции в момент нападения, а потом и журналистов.

— Все правильно. Только вы повторяетесь. Эту операцию мы дважды обсуждали. — Голос шефа звучал крайне раздраженно, что было большой редкостью. В отношениях с подчиненными он никогда не выходил за рамки ровного, корректного тона. — И жаль, что мы не оправдали надежд господина Полгара.

— Извините, я повторил только для того, чтобы воссоздать картину к моменту операции. Агенты вовремя прибыли на место, заняли заранее отработанную позицию. Однако в это время рядом с объектом появился второй человек.

— Кто он?

— Ребята из группы безопасности — они прибыли на место происшествия точно в назначенное время — установили его. Это Аллен Сандерс — третий секретарь посольства и наш коллега. Подчинен непосредственно «Зодиаку», круг обязанностей — работа с журналистами, выезжающими в страны восточного блока.

— Наш коллега? Вы имеете в виду из ЦРУ? Фельбах, не уподобляйтесь наивному студенту. Везде нам кажутся сотрудники ЦРУ, во всем видим их козни, создали такой ажиотаж, а в это время парни из РУМО остаются в тени и спокойно обделывают свои дела. Их не видно и не слышно. Везде ЦРУ. Наивно. Кстати… Почему для вас оказалось неожиданностью появление второго человека на месте операции?

— Видимо, наши люди прошляпили. Думаю, они настолько привыкли к тому, что объект бегает в парке в одиночку, что и предположить не могли, что именно сегодня с ним вместе окажется Сандерс. Кстати, он оказался настоящей цепной собакой. В минуту уложил обоих.

— Следовательно, «Зодиак» заранее знал о готовящейся операции. Значит, снова утечка. Кто знал о предстоящей операции?

— Только я и Штилике. Обоих агентов держали наготове, но о сроках и месте проведения акции они узнали сегодня ночью. Группе безопасности сообщили лишь вчера днем.

— Хорошо. Вам и Штилике доверять можно, — с оттенком юмора сказал шеф. — А если нет, то кому вообще можно доверять в нашем государстве? Группе безопасности?

— Они знали только время и место, куда должны были приехать на двух машинах. Участники группы — пять человек. Особо проверенные сотрудники.

— А по рации они это время и место не упоминали?

— Не знаю. Штилике об этом ничего не сказал. Подождем его прибытия.

— Хорошо. Когда он приедет к нам, сразу же сообщите мне. Я хочу его лично послушать. А теперь дайте мне дело «Зодиака». Посмотрю ещё раз.

Генеральный молча и очень внимательно перечитывал дело. Некоторые абзацы отчеркивал простым карандашом. Фельбах протянул ему сигареты: оба курили один и тот же сорт, но шеф отрицательно мотнул головой.

— Итак, проанализируем поведение «Зодиака» в последние недели, — прервав затянувшееся молчание, сказал шеф. — Вернувшись из своего центра, он начал проявлять повышенную активность. За неделю зафиксировано четыре официальные поездки Эриксона из Бад-Годесберга в Мюнхен с посещением наших родственных ведомств: побывал в федеральном и баварском ведомствах по охране конституции, в министерстве внутренних дел Баварии и у Фольмана из полицай-президиума Мюнхена. О содержании его бесед говорить не будем. Пока не вполне ясно: одни намеки, что они хотят что-то сварганить на своей радиостанции РСЕ-РС в Английском парке в ближайшем будущем, мы должны «содействовать» следствию, а в печать дать соответствующие импульсы. Эти поездки и контакты выходят из круга обязанностей «Зодиака».

— Добавлю, шеф: за это время он посетил нас, однако вопросов о радиоцентре в Английском парке не затрагивал, хотя мы тоже находимся рядом с Мюнхеном.

— Это легко объяснить. Если что-то и произойдет, то заниматься этим должны исключительно органы внутренних дел и безопасности. Мы, разведка, от этого далеки — формально. Но главное… Он провел ещё три, мягко говоря, частные встречи в Мюнхене. С кем, так и не установили?

— Абсолютно ничего не известно. Все три раза, как мы вам уже докладывали, он уходил от наблюдения…

— Продолжайте. Я вас не виню, ведь это я распорядился, чтобы наблюдение за ним вели «мягко». Он не должен обнаружить наш интерес к его особе. Всё правильно. Но почему на машине «Зодиака» после его ухода от наблюдения не сработал «Импульс»?

— «Импульс» не сработал по одной причине: все три раза «Зодиак» использовал новый автомобиль, только что доставленный из Штатов. «Препарировать» его и установить новый «Импульс» мы не имели никакой возможности за эти десять дней. И ещё… Все три раза за рулем был не сам «Зодиак», а все тот же Аллен Сандерс.

— Сандерс? Тот самый, что сегодня утром отправил наших агентов в больницу?

— Именно. К тому же он еще и профессиональный автогонщик. Мы проверили.

— Значит, «Зодиак» тщательно готовился к этим трем встречам с неизвестными для нас людьми. И даже пошел на то, чтобы резко изменить свой обычный режим дня.

— Не хочу вас заранее радовать, но кое-что, по-моему, есть: «Зодиак» периодически встречается с моим агентом — одним из главарей здешних «серых волков».

— Он у нас проходит как…

— Совершенно верно. Гуссейн Джакыр. Сегодня состоится внеочередное рандеву. Вчера он звонил и сообщил. У него есть важная информация. Я не исключаю, что одну из своих трех встреч «Зодиак» провел с моим человеком. Он, кстати, снабжен техникой и должен зафиксировать разговор на пленку.

— Ну вот, не всё так уж и плохо, как вы представили вначале. Это не проблеск в ночи, а пусть небольшой, но маяк.


III

Турецкий банкир Севгер Эзден — 49 лет, улыбчивое лицо, узкие, восточные, темные, как маслины, глаза, щеточка усов, седые виски, элегантный костюм, вкрадчивые манеры — в прошлом крестьянский сын из деревни Кастелл, всегда мечтавший разбогатеть. Все предметы в школе давались ему с большим трудом — за исключением одного: в математике ему не было равных. Уже в шестнадцать лет он торговал яйцами, бельем, носками. Поднакопив денег, Эзден открыл в Стамбуле торговую фирму, сделавшую его миллионером. В 1980 году он провел крупнейшую операцию в своей жизни: создал собственный банк «Кастелли» — к тому времени он уже «европеизировал» свою фамилию. Реклама, ласковые агенты банка убеждали клиентов. «Не давайте себя грабить другим. Только в нашем денежном институте, только у Кастелли можно увеличить свое состояние». Эзден Кастелли предлагал своим землякам фантастические прибыли, 55 процентов годовых от вложенных средств.

Метод банкира был гениально прост: первые вкладчики аккуратно получили через год 55 процентов прибыли. Потрясенные возможностью столь легкого обогащения, они немедленно вложили эти средства обратно на свои счета в банк «Кастелли». За год оборот банка достиг пятисот миллионов долларов. Вкладывать в банк «Кастелли» спешили не только люди среднего достатка в Турции, но и их земляки, поехавшие зарабатывать на жизнь в Западную Германию.

— Я никогда не складываю все яйца в одну корзину, у меня их несколько, — любил поучать своих ближайших родственников Кастелли. — Если раздавят одну корзину, у меня останутся другие.

По поручению банкира его сын Дэха Эзден открыл в Западной Европе семь филиалов фирмы, в том числе и «Сивр С. А.» в Лозанне, на Рю де Валентин, 30, с основным капиталом в полмиллиона швейцарских франков.

Именно туда, в эти резервные «корзины», переводил турецкий банкир свой доход. «Кастелли-банк» заказал в ФРГ одну тонну чистого золота, а затем переслал слитки в Лозанну. Валюта и драгоценности растекались и по другим филиалам.

Когда банк «Кастелли» лопнул, его хозяин с женой уже были в Швейцарии, оставив в Турции, Западной Германии и. других странах долгов на 665 миллионов долларов…


В тот день Исмет Кючюк-оглу отправился в мюнхенский филиал банка «Кастелли», чтобы внести на свой счет очередные пятьсот марок, собранные за три месяца строжайшей экономии, недоедания, отказа от чашки кофе в любимом турецком ресторанчике, где он играл по вечерам с друзьями в нарды. У входа в банк толпилась кучка разъяренных земляков, выкрикивавших ругательства, угрозы и проклятия. Неподалеку два рослых полицейских спокойно наблюдали за взволнованной толпой. Молча раздвигая кричащих людей, Исмет с трудом протиснулся к входу в филиал. На стекле роскошных дверей висела надпись на немецком и турецком языках, извещавшая клиентов, что в связи с чрезвычайными обстоятельствами банк временно прекращает операции. Вклады не принимаются и не выдаются.

Ничего не сообразив, Исмет повернулся к хорошо одетому господину, и тот крикнул ему прямо в ухо: «Чего тут не понимать! Эта грязная свинья Кастелли всех нас обобрал до нитки. Говорят, он дал деру в Латинскую Америку. Вместе с нашими деньгами! Будь проклят этот Кастелли до своего десятого колена!»

Исмет не помнил, как добрался домой на Фазаненаллее. Здесь, в старом обшарпанном трехэтажном доме жили — по десять-пятнадцать человек в комнате — «гастарбайтеры», иностранные рабочие. Вот уже год жил здесь и Исмет. На родине, в деревушке вблизи Адана, он оставил жену и четырех детей. В Западную Германию Исмет приехал легально, с визой туриста, дававшей ему право на жительство в ФРГ в течение месяца. А потом он, как и многие другие подобные ему турки, португальцы, марокканцы, испанцы, ушел в «подполье», то есть не вернулся, как положено, домой, а остался в Западной Германии.

Горластому вербовщику, доставившему его вместе с другими земляками в ФРГ, он отдал половину своего первого заработка. Какой-то богач строил себе виллу на окраине Мюнхена, и подрядчик-строитель с удовольствием брал на временную работу таких, как Исмет, «незаконных рабочих», за них не надо было платить страховой и социальный налог, вносить часть дохода в пенсионный фонд. Да и сами «гастарбайтеры» готовы были работать за любую плату.

В казарме на Фазаненаллее Исмет поселился с помощью земляков — тоже нелегально. Хозяйка дома не сообщала о нем в полицию, зато брала с него за койку двести марок в месяц. И всё же Исмет умудрялся не только высылать семье немного денег, но и даже копить — его мечтой было купить старый «форд» или «фольксваген» и приехать домой на рождественские каникулы на собственной автомашине.

А потом его более опытный товарищ, каменщик по профессии, работавший у того же подрядчика на строительстве виллы, посоветовал ему вкладывать свои ежемесячные накопления в банк «Кастелли»

— Пятьдесят пять процентов дохода — это не шутка, — сказал каменщик. — Я вложил тысячу марок в этот банк, а через год получил пятьсот пятьдесят марок на проценты. Вот так умные люди делают деньги.

Исмет имел на счету уже две тысячи марок и подсчитывал будущую прибыль, когда произошла эта катастрофа.

В тот день он был не в состоянии выйти на строительство виллы, хотя подрядчик высчитывал за прогулы солидный штраф. А вечером к нему в казарму пришел его друг. Он был одет в хороший костюм, правда, старомодный, купленный на сезонной распродаже. Он не стал оправдываться перед Исметом за то, что когда-то дал ему «ценный совет», потому что сам потерял гораздо больше, но тут же в комнате Исмета поклялся разыскать «шакала Кастелли» и получить с того сполна украденные деньги. Соседи по комнате спали после тяжелого рабочего дня, не обращая внимания на его громкие проклятия.

Потом он неожиданно замолчал, а через минуту совершенно спокойным голосом предложил Исмету пойти с ним в кафе, чтобы поговорить с одним интересным человеком. Увидев сомнение на лице Исмета, каменщик добавил: «За кофе и за ужин плачу я».

Через минуту они вышли на улицу. У входа стоял «Мерседес-220». «Новенький», — машинально подумал Исмет. Друг подтолкнул его к машине. Задняя дверца открылась, и он покорно сел на мягкое сиденье. Человек за рулем в темных очках и черных кожаных перчатках повернулся к нему, кивнул и коротко представился: «Джакыр Гуссейн», — а потом, обращаясь к каменщику, произнес тоном приказа: «А ты садись рядом со мной». «Мерседес» резко взял с места. Сидевший сзади Исмет, немного пришедший в себя после утреннего потрясения, уныло размышлял о том, выполнит ли его друг обещание и накормит ли его ужином.

Джакыр уверенно вел машину. Чувствовалось, что он прекрасно знает Мюнхен. Промелькнули огни реклам Виммерринга, потом свернули на Максимилианштрассе и, не доезжая моста, ещё раз налево, в тихую улочку. На освещенной табличке Исмет успел прочитать: «Штернштрассе». Затем ещё один поворот — в какой-то глухой переулок. «Мерседес» остановился у большого темного здания. У входа над табличкой слабо горел фонарь. Пока они вытирали ноги о коврик, Исмет прочитал надпись на немецком и турецком: «Культурное объединение «Босфор».

В небольшом зале было пусто. Пахло прекрасным свежесваренным кофе. Исмет сглотнул слюну и огляделся. На стенах были развешаны турецкие национальные флаги, портрет какого-то пожилого господина — седого, с густыми черными бровями, плакаты на турецком языке: «Все турки — это одна армия», «Даже если прольется наша кровь, мы победим!», «Не скупись! Каждая марка — это пуля в голову коммунистов'»

В зал вбежал маленький юркий человек. Джакыр заказал сыр, вяленое мясо, баранью колбасу, салат и кофе. Заметив, как Исмет сглатывает слюну, он, еле улыбнувшись, сказал: «Теперь у тебя будет всё. О тебе позаботимся мы — «серые волки»!»


IV

Главный резидент несколько дней переживал: в Лэнгли вызвали Эриксона, а не его. Однако на следующий день, после возвращения Джэкоба, Полгара в Вашингтон вызвал лично Кейси.

По возвращении в Бонн Полгар пригласил Эриксона к себе.

— Хочу вас поздравить, Джэкоб, — надеюсь, могу вас теперь называть по имени, — начал он, прихлебывая чай со сливками из тонкой японской чашки. — Наш директор весьма высокого мнения о вас. Он сразу же поддержал мою идею: назначить вас моим первым заместителем. За Джереми не волнуйтесь, — добавил Полгар, заметив удивленный взгляд Эриксона. — Его переводят в Латинскую Америку.

Всё так же широко улыбаясь, Полгар продолжал:

— Я надеюсь, что наше сотрудничество будет исключать какие-либо недомолвки. Если что-то вызовет у вас несогласие, прошу сразу же ко мне — откровенно. Не люблю игр за спиной друг у друга. Лучше правду в глаза. Так мы сможем решить любой вопрос.

Джэкоб молча кивал головой в знак согласия. Многолетняя служба в ЦРУ научила его скрывать свои чувства. «Теперь он начал давить на нашу дружбу, — думал Эриксон. — Этот паршивый венгерский еврей понял, что старик Кейси меня не забыл, и готов дружить. Даже предлагает повышение. Наверняка успел узнать, что директор и сам был намерен меня передвинуть в кресло Джереми. А ещё месяц тому назад этот Томас-Тамаш был готов сожрать меня с потрохами. Не удивлюсь, если нападение в парке — дело его рук. Не зря ему в Лэнгли приклеили кличку «Кобра»! Что ж, пообещать ему дружбу можно, но без всяких векселей».

— Только на этих условиях, — развивал Полгар свою мысль, — мы сможем выполнить исключительной важности задание, полученное мной от мистера Хьюджела — нашего нового начальника управления тайных операций.

Негодование ветеранов в связи с назначением Хьюджела ещё не докатилось до Бонна. И Полгар не собирался обсуждать с Джэкобом этот вопрос, не зная, в каких отношениях находится его подчиненный с выскочкой Хьюджелом. Тем более что оба германского происхождения и, возможно, принадлежат к одной и той же «немецкой мафии», которая господствовала в Вашингтоне ещё во времена Никсона.

— Только вам я могу сообщить, что президент и Совет национальной безопасности приняли решение внести серьезные, могу смело сказать, принципиальные коррективы в нашу стратегию глобального противоборства с коммунизмом.

В области психологической войны против Советов предстоит коренная смена основных лозунгов: мы несколько отходим от борьбы за «права человека». Главное — доказать миру, что за международным терроризмом стоят Советы. Это прекрасная идея, если учесть, что народы в Европе, Латинской Америке, Азии в последние годы немало настрадались от террористов. Итак, захваты самолетов, похищение промышленников и их детей с требованием выкупа, взрывы общественных зданий — везде рука Москвы.

— В фарфоровой лавке не швыряют утюги, мы можем побить собственную посуду. Пропагандистская машина Кремля нанесет немедленный ответный удар. Козыри у них есть, причем многие они до сих пор еще не выкладывали на стол, и тогда нам придется занимать оборону.

— Джэкоб, вы мыслите категориями Джимми Картера, а ведь наш новый директор характеризовал вас как отчаянного и в то же время осмотрительного парня. Сейчас в вас говорит только осмотрительность. Поясню мысль руководства: разумеется, мы не собираемся априори выдвигать это обвинение в адрес Москвы. Мы должны «материализовать», как сейчас модным стало говорить, причастность русских к терроризму. И второе, не менее важное: наши операции ничего не будут стоить без соответствующего пропагандистского обеспечения. В Штатах над этим уже работают ваши старые знакомые Ледин и де Борчгрейв, в Англии к заданию активно подключился Роберт Мосе. Прессой ФРГ займется ваш отдел. Позиции у нас хорошие, опыт есть. Но самое главное — мюнхенская операция.

Резкий звонок внутреннего телефона заставил Полгара подойти к столу.

— Приходите, — произнес он в трубку и пояснил Джэкобу: — Какая-то срочная депеша из Лэнгли.

Прихрамывая, в кабинет вошел старик Джо из секции коммуникаций резидентуры.

Он молча передал Полгару листок бумаги. Тот быстро прочитал, и лицо его стало наливаться кровью. Джэкоб знал эти мгновенные приступы бешенства у «Кобры». Тот рукой показал Джо на дверь, а когда старик вышел, разразился руганью:

— Этот идиот Хейг! — орал он. — Работает уже при четвертом президенте и думает, что все себе может позволить!


Ни Полгар, ни Эриксон, разумеется, не могли знать, что, в сущности, Хейг был только исполнителем воли президента, который распорядился начать широкую кампанию «Ответственность Советов за международный терроризм». Начать немедленно, не дожидаясь, как выразился Полгар, «материализации». Если бы в Вашингтоне подождали с десяток дней, то операция «Квадро», о которой пока в ФРГ знали лишь Полгар и Эриксон, возможно, могла бы стать точкой отсчета в этой политической кампании. Громадный механизм ЦРУ пусть чуть поспешно, но основательно «раскручивал» операцию: «Бони М» — Паркинсон — Тромм — Инмэн — Хьюд-жел — Полгар — Эриксон…

28 января 1981 года устами Хейга Вашингтон открыл новый фронт борьбы. «Речь идет, — говорил своим жестким, решительным голосом Хейг, — о технической подготовке, финансировании и оснащении, которые СССР предоставляют международному терроризму. Борьба против этого терроризма займет место защиты прав человека среди наших первоочередных забот».

И не менее категорично добавил: «Пора уже западным странам и Соединенным Штатам решительнее и эффективнее взяться за разрешение этой проблемы».

Именно об этом говорилось в сообщении, доставленном Полгару. Собственно говоря, оно представляло собой обычную телеграмму, переданную по телексу Юнайтед Пресс Интернэшнл. Зверь был выпущен из клетки раньше срока.

Именно поэтому метался по своему кабинету главный резидент. Зверь был выпущен… Чем его кормить?


V

Шеф вновь появился в кабинете Фельбаха, и тот молча протянул ему три донесения, на каждом из которых вверху и внизу стоял черный штамп: «Строго секретно!» Шеф вновь отметил карандашом наиболее важные, по его мнению, места, а потом, по привычке тихо, спросил:

— И это всё? Почему так отрывочно? Нет цельной картины. Мне совершенно непонятны причины возросшей активности «Зодиака» по возвращении из Штатов. Я получил сведения, что его лично принимал новый директор Уильям Кейси. То, что он теперь носится как угорелый по треугольнику Бонн — Кёльн — Мюнхен, а за рулем его новой, специально доставленной из Вашингтона машины, причем доставленной по воздуху на самолете ВВС, сидит автогонщик, заставляет меня и вас, Фельбах, серьезно задуматься. Трижды он уходит из-под наблюдения.

— Но вы лично распорядились вести слежку так, чтобы он ни в коем случае её не заметил. Ребята не садились ему на хвост. А где расположены в Кёльне и Мюнхене видеокамеры, «Зодиак» знает не хуже нас. Они сами нас консультировали, как и в каких местах устанавливать их же аппаратуру.

— Фельбах, я далек от того, чтобы упрекать вас и ребят из службы наружного наблюдения. Но… Ладно, не буду вам мешать. Проанализируйте самым тщательным образом эти так называемые материалы. Может, что-нибудь удастся выудить. А Фольману, простите, а этому ЭФА-523 скажите, чтоб больше не писал таких отрывочных сообщений. Его положение позволяет более дотошно потрошить «Зодиака» при встречах.

Шеф указал на листки бумаги, лежавшие на столе, и вышел из кабинета.

Фельбах снова запер дверь и углубился в чтение.


«Строго секретно.

284/А

Номер по входящему журналу: 10–584.

Кому: лично 125. Источник: ЭФА-523.

Касается: операция «Зодиак».

5 февраля с. г. меня посетил в моем служебном кабинете «Зодиак». Мотивировка: необходимость обсудить активизацию работы против террористов, угрожающих безопасности американских объектов и военнослужащих на территории ФРГ. Передал ему новые агентурные данные о возможности взрыва казармы в Карлсруэ.

После этого «З», как всегда в подобных случаях, резко усилил звук приемника, затем, ссылаясь на строгую доверительность своего распоряжения, предложил мне ограничить активность земельного ведомства в Баварии в третьей декаде февраля, даже если произойдут «некоторые события». Инициативно обратил его внимание на то, что события должны носить сугубо локальный характер, а по возможности ограничить ущерб и потери немецким гражданам, поскольку взрыв, произведенный недавно в Мюнхене правыми экстремистами, вызвал неприятные политические последствия. Более того, ЙОЗЕФ лично выразил свое неудовольствие.

«З» заверил меня, что для местных жителей акция будет иметь характер нервного шока, не более. Вновь подчеркнул необходимость держать в строжайшей тайне его просьбу.

ЭФА-523».


Фельбах аккуратно уложил донесение в досье «Зодиак», затем вытащил из миниатюрного футляра крошечную кассету, вставил её в небольшой магнитофон, на котором не была указана фирма-изготовитель, надел наушники и нажал кнопку. Постепенно на лице его появилось удивление. Кассета медленно прокручивалась, а в наушниках звучало лишь равномерное потрескивание. Фельбах снял наушники, выключил магнитофон и отрывисто сказал вбежавшей по его звонку секретарше Монике: «Срочно вызовите ко мне Хагенау из технической секции!»

Через несколько минут Хагенау, болезненного вида седой человек, на узком лице которого очки в роговой оправе казались особенно большими, робко вошел в кабинет и остановился у дверей. Причина раздражительности Фельбаха была ему хорошо известна.

— Черт возьми, почему вы не можете обеспечить качественное звучание? Ведь вам было прекрасно известно, что в данном случае технического сбоя не должно быть! Что вы мне подсунули?

— Позвольте объяснить, — Голос Хагенау звучал неожиданно уверенно. — Я передал вам кассету, но из-за прихода к вам «главного» не успел сообщить, что запись на кассете была стерта каким-то специальным излучателем.

— Объясните

— Встреча источника проходила в автомашине объекта, в которой наверняка вмонтирован излучатель, уничтожающий запись разговора на подслушивающих устройствах в радиусе пятнадцати метров. Поэтому «ЭФА-212» не смог ничего записать во время встречи. Мы пытались очистить запись от помех, но безрезультатно. Удалось понять лишь два слова: «Найти турка». Сам «ЭФА-212» срочно пишет донесение о встрече и содержании разговора. Память у него стала похуже, он полностью доверял минифону, а теперь пытается вспомнить детали беседы.


VI

— Господин Стокер, — именно под этим именем знал Джакыр своего шефа Эриксона, — ваше поручение я выполнил. Слава аллаху, у меня достаточно связей и друзей в этом городе. Подходящего парня мне подобрали за один день.

— Кто он?

— Исмет Кючюк-оглу, 29 лет, уроженец Аданы, в Турции оставил жену и четырех детей. Здесь на полулегальном положении. В полиции не прописан. Работает у частного строителя — тоже на незаконной основе: в списках рабочих фирмы не значится. По профессии — слесарь. Дело свое знает. В Адане работал на обслуживании водопроводной сети. Материальное положение безвыходное: разорился, вложив все свои накопления в банк «Кастелли». Дал ему телефон Баумайстера. Сделал всё, как вы сказали.

«Можно предположить, — подумал насмешливо Эриксон, — что речь идет о бизнесмене — «разорился, потерял накопления».

— А какие были «накопления» у этого… оглу? — спросил Джэкоб.

— Извините. Я выразился немного высокопарно: неистребимая восточная привычка к преувеличениям. Конечно, у него было немного. Он пробыл в Германии, в Мюнхене, всего год. Готов выполнять все мои приказания, послушен как пес. Да и деваться ему некуда.

— Он «волк»?

— Пока ещё нет. Но если будет стараться, примем в организацию.

— С этим спешить не надо. Друзья у него есть или просто знакомые?

— На стройке один приятель, тоже турок, работает каменщиком. В казарме, где он живет, люди меняются очень часто. Друг друга не знают.

— Ну что ж, — хмуро сказал Эриксон, — хочу посмотреть на него вблизи. Ты район Английского парка знаешь?

— Да, господин Стокер. Знаю хорошо. Прекрасный парк. Летом там можно немочек увидеть нагишом. — Джакыр тоненько засмеялся.

— Так вот, твоему «оглу» эти девицы не понадобятся. Он будет работать под землей, в канализационном коллекторе. Его район — участок на Арабеллаштрассе и прилегающие к нему дома.

«Аллах, — подумал про себя Джакыр, — зачем это американцу понадобилось загонять несчастного Исмета под землю? Но дело, видимо, серьезное».

Он молча кивнул.

— В конце следующей недели побываешь с ним в Английском парке, погуляешь по аллеям Если меня увидишь, не обращай внимания. А пока — получи. Здесь две тысячи марок. И вот расписка — подпиши её.

Джакыр схватил конверт с деньгами, с готовностью подписал расписку.

— Ты ему адрес дал, куда обращаться за работой?

— Я же сказал. Телефон дал Баумайстера. Он завтра же, вернее, — посмотрел на светящийся циферблат часов Джакыр, — сегодня утром явится в эту фирму. Что он должен делать дальше?

— Пока ничего. Пусть работает по специальности. И прикажи ему как следует изучить район и подходы к зданию, в котором расположена радиостанция РСЕ-РС. Знаешь это здание?

— Безусловно, господин Стокер.

— Ну и прекрасно. Предупреждаю: обо всем знаем только мы двое.

Незаметно, за разговором, машина вновь оказалась у ночного бара. Вывеска его уже не светилась. Джакыр почтительно пожал протянутую ему руку Эриксона и быстро пересел в свой «мерседес».

— Проклятый американец, — выругался он вслух. — Дает паршивые две тысячи марок, будто дарит целое состояние. Интересно, за сколько можно купить его самого?


VII

У Эриксона прибавилось дел. Первоначально идея, предложенная, со слов Кейси, главной резидентурой ЦРУ в Москве, а теперь ставшая личным проектом Хьюджела, здесь, в Бонне, показалась абсурдной. Однако и в Бад-Годесберге наконец поняли её ценность.

— Эта маленькая хирургическая операция, — разъяснил Полгар Джэкобу, когда они впервые приступили к обсуждению мероприятий, возложенных на них планом «Квадро», — позволит убить сразу нескольких зайцев.

Операция «Квадро» позволит нам вообще поднять невероятный шум. Тем самым мы отвлекаем внимание Европы от съезда русских, вновь пугаем западных немцев варварством восточных террористов, угрозой хаоса, анархии, беспорядка, гражданской войны. А перед лицом этой угрозы спасение — в опоре на нас, в сплочении Североатлантического сообщества, наконец, в его усилении. В конечном счете мы вновь подведем к главному — необходимости модернизации вооруженных сил на Европейском континенте.

Заметив иронический взгляд Джэкоба, Полгар подмигнул ему и закончил свою тираду словами:

— Прописные истины? Просто я хотел продемонстрировать актуальность проекта Хьюджела.

— Я с тобой совершенно согласен. — Голос Джэкоба звучал серьезно. — Мне вообще нравится, когда мы широко и комплексно ставим и решаем наши задачи. Именно поэтому я ненавижу заниматься мелочами — усилия почти такие же, расходы не меньше, а политический эффект зачастую равен нулю.

— На что ты намекаешь?

— Как нам быть с коллегами из подрезидентуры на мюнхенском радиоцентре? Вводить их в курс дела или держать в неведении? Вдруг будут жертвы среди наших? Придется заказывать цинковый гроб, а возможно, и не один. Потом: президенты и вице-президенты РСЕ-РС, как их обойдешь? А Ричард Каммингс, этот жесткий, опытный, но прямолинейный службист? Джеймс Кричлоу просил обратить на него внимание: вполне может спутать нам карты. Может, работать в контакте с ним?

— Исключено. Подыграть он нам не сможет, не того склада. Да и в Лэнгли предпочитают не увязывать с ним мероприятия проекта Хьюджела.

— По субботам он торчит на радиостанции целый день. Может быть, как-то увести его с объекта: командировка в Бонн либо срочная диспансеризация…

— Не годится. Именно он как лицо официальное должен обнаружить труп «болгарина» и собрать другие доказательства. Есть ещё один вариант. «Шерше ля фам» — ищите женщину! Придется обратиться к БНД. Насколько я знаю, есть у них на РСЕ-РС одна штучка. Скорее всего информатор либо сотрудник «глубокого прикрытия». Этот вариант я проработаю с немцами. Что ещё?

— А если «оглу» останется жив, будет только ранен? Отошел за какой-нибудь трубой, за ветошью и оказался вне поля поражения?.. Налетят журналисты, и он понесет всякую чушь…

— Надо, чтобы ваш турок был найден мертвым. Только мертвым. Чтобы исключить всякую случайность, поручите этот вопрос Роберту Панковицу, начальнику охраны РСЕ-РС. Ветеран ЦРУ, участник корейской войны. Пусть прикончат «оглу», если будет нужно. И учтите, времени у нас в обрез. За «болгарина» вы отвечаете лично, Эриксон. Не подходит водопроводчик — давайте другого. Не мне вас учить. Слишком высоки ставки.

Расставшись с главным резидентом, Джэкоб вызвал к себе Сандерса.

— В последнее время ваши немецкие коллеги усилили внимание к моей скромной персоне, — начал он как бы в раздумьи. — Придется выступить в роли суфлера или голоса за занавесом… Джакыра ты помнишь?

Тот утвердительно кивнул головой.

— Свяжешься с ним от моего имени, а потом проработаешь операцию с водопроводчиком. Заявку на болгарский паспорт отошлем во Франкфурт-на-Майне сегодня. Там быстро подберут либо сделают. Пусть Джакыр поручит этому «оглу» наблюдать в городе за армянами, работающими на РСЕ-РС. Пусть тот думает, что это боевое задание от «серых волков». Всё делай только через Джакыра. О тебе водопроводчик и понятия не должен иметь. И на радиостанции пусть не показывается.

Дальше. Ты должен подыскать кого-либо из наших старых агентов, обитающих в районе Английского парка. По-моему, там живет кто-то из старушек — весьма лихих ещё лет двадцать пять тому назад. Из них выбери самую надежную, чтобы свидетельница заранее была готова. Ко всему, естественно. Ей — никаких деталей.

И последнее: у тебя хорошие отношения с Ричардом Каммингсом — новым шефом службы безопасности на РСЕ-РС. Его в план операции «Квадро» посвящать не рекомендовано после фиаско в Иране. Не знаю уж, что там у него произошло, но Лэнгли старается держать его на расстоянии. А он ревностный служака, и если его не остановить, может, как хороший пес, взять след. Пса следует пустить по другому следу — «болгарскому».

— Есть вопрос: а как быть с местными властями, ведь к месту происшествия съедутся все, кому не лень? «Очередная акция террористов! И снова в Мюнхене».

— Об этом ты не волнуйся. Баварским земельным ведомством по охране конституции, мюнхенской прокуратурой и полицией я займусь лично. Придется подключить людей, к которым я обращаюсь в исключительных случаях. Но это как раз тот самый случай. Ну, а в Пуллахе, с БНД, договориться — но только после акции — будет проще простого: они как будто в стороне — формально.


Глава III. ПОСЛЕДНИЕ ПРИГОТОВЛЕНИЯ

I

Томас, он же Тамаш Полгар, был не просто главным резидентом ЦРУ, а являлся региональным руководителем: на него выходили по многим вопросам резиденты ЦРУ двадцати пяти европейских стран. Громадный аппарат располагался во Франкфурте-на-Майне, в здании, которое раньше принадлежало химическому концерну «ИГ Фарбениндустри». Началось всё со скромного и незаметного заведения «Текникэл интеллидженс бранч», а разрослось до громадного спрута, охватившего Европу, да и не только её, своими невидимыми щупальцами.

Здесь сосредоточены группы аналитиков, изучающих военно-стратегические и политические проблемы стран Варшавского Договора, многочисленные службы радиоперехвата и дешифровки. Здесь же находилась компьютерная служба, располагавшая данными на всех людей, когда-либо попавших в поле зрения ЦРУ.

В бывшем здании «ИГ Фарбениндустри» региональный центр ЦРУ содержал свои специальные отделы подслушивания телефонных разговоров между гражданами ФРГ и социалистических стран, перлюстрации и обработки писем. Кроме того, сотрудники вели централизованный учет граждан, проживающих в странах НАТО и поддерживающих контакты с кем-либо по ту сторону «железного занавеса».

В самом же посольстве США, расположенном неподалеку от Бонна в небольшом городке Бад-Годесберге и насчитывающем более тысячи сотрудников — самое многочисленное посольство США за рубежом, — находится штаб регионального центра ЦРУ в Западной Европе. С 1980 года им руководил Томас Полгар.


Томас (Тамаш) Полгар. Руководитель политического отдела посольства США в ФРГ, кадровый сотрудник ЦРУ.

Родился в 1924 году в Венгрии. В 30-е годы эмигрировал в США. Во время второй мировой войны был зачислен в Управление стратегических служб, до этого был агентом-осведомителем. Перед зачислением в УСС получил американское гражданство. Владеет, кроме венгерского и английского, также испанским, французским, немецким и греческим языками. В годы войны забрасывался в Германию под видом венгра-салашиста. С заданием справился успешно. После войны работал в Западном Берлине под «крышей» офицера американской оккупационной армии в Германии, участвовал в опросах немецких военнопленных и перемещенных лиц с Востока. В конце пятидесятых годов выполнял особые задания ЦРУ в Вене. В 1954–1972 годах был резидентом ЦРУ в Аргентине и в Мексике. Награжден «Медалью за храбрость». В 1972–1974 годах был главным резидентом ЦРУ в Южном Вьетнаме. Руководителем регионального центра в ФРГ назначен по личному указанию президента Джеймса Картера.


Вот эта личная рекомендация бывшего президента больше всего беспокоила сейчас Полгара. Новый хозяин Белого дома и новый директор в Лэнгли могли в любой момент припомнить этот факт, тем более что занимаемая Полгаром должность всегда считалась лакомым куском. Могло отрицательно сказаться и то, что он, Полгар, не был «стопроцентным» американцем. Совсем недавно, когда важнейшие посты в государстве занимали такие же пришельцы — Киссинджер, Бжезинский, — это почти ничего не значило. Но теперь служебные кабинеты в Вашингтоне заполнила «калифорнийская мафия», стремившаяся везде и всюду доказать, что именно она и есть воплощение настоящей, подлинной Америки. Вдруг кому-нибудь в окружении нового президента придет в голову мысль посадить в кресло руководителя регионального центра в Бонне тоже выходца из Калифорнии?

Правда, во время недавней поездки в Вашингтон Полгар сумел произвести на Хьюджела, да и на самого Кейси благоприятное впечатление. Кроме того, Хьюджел с удовольствием принял в подарок от Полгара старинную русскую икону, о происхождении которой даритель скромно умолчал. Не расскажешь ведь, что она приобретена в Вене на черном рынке по спекулятивной цене, а затраченные марки «Кобра» списал на «дополнительное вознаграждение» информаторам.

В Вашингтоне Полгару удалось встретиться с ближайшим советником Рейгана, который занимал пост помощника президента. Тот внимательно выслушал рассказ Полгара о работе регионального центра. Выслушал, не перебивая. Деловой доклад Томаса ему, видимо, понравился, и, глядя на Полгара своими темными печальными глазами, Лини Нофцигер сказал, что, на его взгляд, ЦРУ надо побольше иметь таких руководителей за океаном, как Томас.

Полгар считал своей удачей «случайно проявленную инициативу»: назначить своим первым заместителем Эриксона, старого знакомого Кейси, о чём Полгару своевременно сообщили его друзья из Лэнгли. Тем самым он прикрыл себе два фланга: реверанс в сторону Кейси и служебный гешефт Джэкобу, за который тот должен быть ему благодарным.

Но независимо от всех этих соображений для него, Полгара, ветерана ЦРУ, было ясно: успех или неуспех операции «Квадро» станет для него и, разумеется, Эриксона решающей проверкой.

Он очень рассчитывал на педантичность и пунктуальность Эриксона. Полгар убедился в том, что Джэкоб действует как хорошо отрегулированные швейцарские часы, тщательно продумывает свои действия, прорабатывает до мельчайших деталей все этапы той или иной операции, независимо от её значения и размеров, заставляет исполнителей — подчиненных и агентуру — намертво усваивать свои функции. Именно поэтому Полгар был уверен, что в этой операции, одной из наиболее крупных в его биографии, Джэкоб не подведет.

Куда больше Полгара волновало пропагандистское обеспечение операции. Он мало верил в организаторские способности молодого Сандерса, отвечавшего за работу с прессой.


II

Сандерс вошел в кабинет Полгара, где уже сидел Джэкоб Эриксон, уверенной походкой молодого разведчика, которому предстоит большое будущее. Для этого были все основания: Джэкоб намекнул, что намерен предложить его кандидатуру на свое прежнее место руководителя секции.

«Парень слишком самоуверен, — прикинул, глядя на вошедшего, Полгар, — вряд ли он потянет участок Эриксона. Но уступить, видимо, придется. Уж больно горячо мой заместитель рекомендует этого молодца. Да и связи у него в Лэнгли большие».

Он улыбнулся вошедшему Сандерсу и предложил сесть.

— Господин Сандерс, — сказал он, согнав с лица улыбку и перейдя на официальный тон, — вас предлагают назначить на должность руководителя секции. Вы знаете кто. Не скрою, в ваши тридцать четыре года такое продвижение было бы весьма успешным. Во всяком случае, мы с господином Эриксоном ползли по ступенькам нашей бюрократической лестницы гораздо медленнее…

Сандерс сидел не шелохнувшись, и лишь на шее у него начала пульсировать жилка. «А парень, видно, волнуется, — с удовольствием подумал Полгар, — это неплохо. В нем есть здоровое тщеславие».

— В принципе я поддерживаю предложение господина Эриксона, — продолжил главный резидент. — Однако перед прыжком вверх вам предстоит выполнить очень ответственное задание, к которому вы уже в определенной степени причастны.

Заметив недоумение на лице Сандерса, Полгар сразу пояснил.

— Вы участвовали в проведении встречи с нашим агентом — «серым волком». Это первый шаг в осуществлении операции «Квадро». Следующие шаги должны быть крупнее, и «идти» придется быстрее. В главной резидентуре в детали посвящены только трое — сидящие в кабинете. На вас возлагается обеспечение максимального участия всех органов печати, радио и телевидения Федеративной Республики в кампании, которая должна начаться сразу же после акции.

— Господин Полгар, я понимаю всю ответственность задачи. Но меня смущает одно: вы потребовали, чтобы я обеспечил участие всех средств массовой информации, — Сандерс сделал ударение на «всех», — а лично я располагаю позициями далеко не везде. Надо бы сюда подключить и Роберта Редлиха с радиоцентра в Мюнхене.

— Хорошо. Но учтите, что задания журналистам придется давать на строго секретной основе. Разумеется, мы можем переговорить с ведомством печати при федеральном канцлере, они помогут передать в прессу наши рекомендации без ссылки на нас, но вы сами представляете себе размеры последствий, если обнаружится наше участие в кампании ещё до начала операции. Итак, кому вы можете поручить эту работу?

— Непосредственно у меня на связи агенты Граф, Густав, Шторман, Хандже, Джэкоб, — Сандерс, извиняясь, посмотрел на Эриксона.

— Ничего, продолжайте.

— Кроме того, у меня есть агентурные позиции на ТВ-2, в западногерманской газете «Абенд», разумеется, в гамбургской «Дойчес альгемайнес зонтагсблат». Автоматически, я в этом не сомневаюсь, к акции подключится мюнхенская «Байернкурир». Что же касается концерна Акселя Шпрингера, то этот участок работы…

— Его поддержку, — перебил Сандерса Полгар, — мы обеспечим сами. Вы ещё молоды для работы с могучим газетным Цезарем. Труднее нам будет со «Шпигелем» и «Штерном», но мы управимся.

— Извините, у меня вопрос, связанный с дефицитом времени. Сейчас я веду агентуру из числа журналистов, работающих непосредственно в Польше. Буквально завтра мне надо лететь в Вену на встречу с «Моникой», она приезжает из Варшавы на три дня.

— Даю вам один день на работу с ней. И немедленно обратно. Можете идти.

Когда Сандерс вышел из кабинета, Джэкоб, почти всё время молчавший в ходе разговора, сказал Полгару: «Вы можете положиться на этого парня. Он умеет работать».


III

— Зря вы ездили в Вену, — сказал Джэкоб, глядя на осунувшееся от усталости лицо Сандерса. — У вас здесь полно дел. А с «Моникой» мог бы встретиться кто-нибудь из наших ребят из венской резидентуры.

Однако к делу. Проект Хьюджела вступает в завершающую фазу. Я тут без тебя устроил смотрины нашему «оглу» в Английском парке. Наблюдал за ним со стороны, когда тот прогуливался с Джакыром. Сырой материал. Хлюпик, глуп, провинциал. В общем, не годится. На подготовку «оглу» к такому делу потребуется год. «Квадро» — на грани срыва. В графе «главный свидетель обвинения» — пробел. Машина крутится, и не в нашей воле её не то что остановить, а даже замедлить ход. Нужен «свидетель обвинения».

— Джакыр?

— Да.

— А что делать с «оглу»?

— Обговори с Джакыром. Я думаю, он найдет ответ на этот вопрос.

— Понятно. Да поможет нам бог.

— Да уж лучше бы помог.


IV

Хозяин «Культурного объединения «Босфор» взял телефонную трубку и сразу же позвал Джакыра, сидевшего за столиком с двумя молодыми людьми. Джакыр встал и ленивой походкой подошел к стойке. Произнеся в трубку: «Хорошо, буду через полчаса», он вернулся к столику и, не присаживаясь, бросил собеседникам: «Доставку товара обеспечить по цепочке. Это будет стоить процентов на семь дороже, но зато почти полная гарантия успеха. Иначе эти таможенники на Балканах меня разорят». Оба молодых турка — они отвечали за доставку из Турции в Западную Германию сырого опиума — молча кивнули. Джакыр торопливо вышел из «Босфора».

Он выехал на восточную окраину Мюнхена, поставил машину неподалеку от небольшого парка, прошел через него и оказался рядом с «олдсмобилем», из которого Джакыру безмятежно улыбался Аллен Сандерс.

Сандерс пригласил его сесть рядом. Машина катилась по уютным окраинам, мимо ухоженных коттеджей с небольшими палисадниками. Но из-за мрачного, хмурого зимнего неба местность вокруг казалась неприветливой. Выехали за город. На ближайшем повороте Аллен свернул в лес. Притормозил на опушке.

— Итак, Джакыр, твой Кючюк не подходит для дела, которое мы запланировали.

— Скажите, господин Аллен, для какого дела, и я вам подберу десяток отличных парней, настоящих головорезов. Клянусь.

— Десяток не нужен, а вот если бы один. Человек, который мог бы проскользнуть в одно весьма охраняемое учреждение, установить там небольшую адскую машину, укрыться в безопасном месте, ну, а когда она громыхнет, отдаться в руки правосудия и засвидетельствовать, что выполнял волю одной из, скажем, восточных секретных служб. Ну, как?

— Вы, наверное, шутите, господин Аллен. Это всё равно что отправиться на собственные похороны. Такого дурака вряд ли найдешь.

— Тогда придется идти тебе, Джакыр.

— Что-о? Считайте, что разговор не состоялся. — Турок попытался открыть дверь, чтобы выйти из машины.

— Не торопись, дружище. Спешить тебе некуда. Тебя разыскивает Интерпол. В задачке спрашивается: кто тебя укрывает от рук правосудия? Мы. Где бы ты был сейчас, если бы не Поль Хенце и его парни? Гнил бы в турецкой тюрьме. Убийство — тяжкий грех. Потом захват самолета. Кто тебя потихоньку, без шума переправил из Вашингтона сюда, в Мюнхен? «Организатору захвата капитану Гуссейну Джакыру удалось скрыться», — удивлялись газеты. Но ФБР и министерство юстиции ищут капитана Джакыра. И, наконец, твоей головы домогаются левые турецкие эмигранты. Можешь полюбоваться, — Аллен протянул турку листовку, в которой содержался призыв к покушению на человека, выдающего себя за «капитана Джакыра».

— Да, и последнее: твои банковские счета в Швейцарии и здесь, в ФРГ, будут заморожены.

— А если я…

— Тогда всё наоборот.

— Согласен.

— Я знал, что мы поладим. Вот план подвальных помещений объекта.

— Как я туда проникну?

— Под видом водопроводчика. Пойдешь вместо Кючюка.

— А что делать с ним?

— Скажем, левым турецким эмигрантам удалось покушение на «капитана Джакыра». И Кючюка не станет, и у полиции появятся основания поприжать левых, у Интерпола интерес спадет, ФБР закроет дело…

— Господин Аллен…


V

В субботу, 21 февраля Кючюк-оглу собирался выспаться, а потом пойти в клуб «Босфор.», где у него завелись приятели. Кроме того, он испытывал потребность время от времени попадаться на глаза своему благодетелю Джакыру, который часто заходил в клуб. Кючюк-оглу молил аллаха за его здоровье. Мало того, что тот устроил его на твёрдооплачиваемую и нетрудную работу слесаря-водопроводчика в солидную фирму, но и дал свою рекомендацию. По возвращении домой — а он твердо надеялся на это, вот только надо поднакопить денег, — он мог бы с такими рекомендациями работать не только в Адане, но в самом Стамбуле или Анкаре.

Но накануне, в пятницу, его вызвал Баумайстер.

— Тут у нас давно лежит заявка на ремонт канализации в здании радиостанции в Английском парке. Все руки не доходили. Надо срочно заявку выполнить. Поработаешь в субботу. Двойную оплату гарантируем.

— Хорошо, эфенди. Я завтра прямо с утра…

— Э-э, нет, не торопись. Там люди работают, а ты будешь стучать своими ключами. Лучше там появиться часов в семь вечера. Не раньше. Ты меня понял?

— Конечно, эфенди. Ровно в семь.

— Вот тебе заявка. Не забудь документы, там строгий пропускной режим. А в понедельник». Получишь плату за сверхурочные часы.

— Спасибо, эфенди. Я так вам благодарен.

— Ладно, ладно. И прощай.

Сытно пообедав в дешевой харчевне, он неспешно отправился в «Босфор». У стойки его почтительно приветствовал хозяин клуба и вежливо попросил подняться на второй этаж, «в комнату к эфенди Джакыру». Удивляясь про себя такой высокой чести — Джакыр никогда не приглашал его к себе в свои покои, — Кючюк-оглу так же неспешно поднялся по лестнице и осторожно постучал в дверь.

— Входи, — раздалось из комнаты. Джакыр сидел, развалясь на низеньком диванчике, и курил душистую сигару.

Это последнее, что успел увидеть Кючюк-оглу. Тяжелый удар сзади свалил его с ног…

Ровно в семь часов вечера Джакыр в спецовке, прижимая к левому боку сумку с инструментами, входил в здание РСЕ-РС. Наружный охранник, ничего не спрашивая, пропустил его, скользнув по лицу Джакыра рассеянным взглядом. Второй охранник в проходной внимательно изучил личную карточку турка. Потом взялся за телефон. На гудки никто не поднимал трубку.

— Ты звонишь Каммингсу? — спросил первый охранник. — Он с полчаса как вышел. Звони прямо Панковицу.

Второй охранник вновь набрал телефон, сообщил о приходе слесаря. Выслушав Панковица, охранник опустил трубку, затем долго водил шариковой ручкой по журналу учета посетителей, делая очередную запись.

— Что-то не очень похож на фото, — заметил он.

— Это я после болезни. Почки замучили.

— Ладно, что у тебя в сумке?

Джакыр открыл её. Охранник лениво покопался в ней рукой и кивнул.

Пройдя по коридору, Джакыр спустился по лестнице в подвал. Он шел мимо металлических дверей с предостерегающими надписями: «Не вскрывать! Собственность армии США». Сквозь решетки боксов виднелись очертания неизвестных предметов. А вот и склад, о котором говорил Аллен. Место было помечено, как и договаривались: пробитая труба канализации, на полу лужа темной вонючей воды. Джакыр посмотрел по сторонам. В полумраке подвала он был один. Надел перчатки, достал из внутреннего кармана ключ.


Глава IV. РИЧАРД КАММИНГС

I

Ричард Каммингс, директор службы безопасности радиостанции «Свободная Европа» — «Свобода», не верил ни в приметы, ни в вещие сны. Сны к нему вообще приходили редко. Что же касается примет, то Ричард предпочитал оперировать фактами, и его сообщения всегда отличались убийственной конкретностью, достоверностью, логикой.

Почему в Лэнгли решили уволить его предшественника Джорджа Ле Вайе, который «по состоянию здоровья» вдруг срочно заторопился на пенсию? Случайность? Нет. Джорджу не смогли простить его опрометчивости. Выступая в армейских казармах Макгроу на семинаре уполномоченных по вопросам безопасности, он открыто заговорил о существовании договора с федеральной почтой ФРГ о подслушивании телефонных разговоров сотрудников радиостанции, о том, что во многих кабинетах РСЕ-РС вмонтированы «жучки», просил обратить внимание на лиц, ведущих замкнутый образ жизни, вроде Владимира Матусевича и Виктора Федосеева. На семинаре было несколько работников радиостанции. Подскочили нервозность и подозрительность среди персонала. И судьба Джорджа была решена.

Считал ли Каммингс свое назначение повышением? Вспоминая вехи своей карьеры, сравнивая прошлые времена со своим нынешним кругом обязанностей, такое он мог бы сказать с большой натяжкой. Когда тебе за пятьдесят, то вполне отдаешь себе отчет, что служба безопасности — это, пожалуй, твоя лебединая песня. Не дай бог где-либо споткнуться, и непременно отправишься вслед за Джорджем.


II

Каммингс не считал свое нынешнее назначение повышением; круг обязанностей директора службы безопасности широк и необъятен, как столетний баобаб. Принимая дела у Ле Вайе, Ричард в просторном кабинете своего патрона Рассела Пула с любопытством изучал лаконичные параграфы должностной инструкции.

Тон инструкции импонировал Каммингсу. Щекотало самолюбие ощущение власти, пусть незаметной, над людьми, снующими по бесконечным коридорам этого муравейника. Но как-то не соответствовали этому «могуществу» подвальные помещения службы безопасности, которые Ричард в первые же дни окрестил «бункером». Подвал как бы подчеркивал никчемность, ничтожество его подразделения по сравнению с радиовещательными службами, оккупировавшими верхние этажи здания. Вот уже четвертый месяц он спускается по лестнице вниз и все не может отделаться от ощущения, что спускается в преисподнюю. Три составляющих анфиладу кабинета, в которые можно попасть только через холл, где восседает руководитель секции охраны Роберт Панковиц. Помещения, оборудованные сигнализацией, с массивными сейфами для хранения особо секретных документов, оружия.

Сами обитатели «бункера» являли собой образец профессионализма и деловитости.

Рудольф Штраус бегло владеет английским, французским итальянским и венгерским языками, а посему устанавливает широкие контакты с туристами из стран Восточной Европы, ведет среди них поиск потенциальных информаторов для Р-СЕ-РС, осуществляет их вербовку, ведает вопросами конспиративного размещения и обеспечения информаторов во время их длительного пребывания в Мюнхене, организует рассылку пропагандистских материалов в страны Восточной Европы.

Курт Шмидт, бывший комиссар уголовной полиции, выполняет конфиденциальные поручения Ричарда, а также поддерживает тесные связи с местными полицейскими службами и участками, охраняет информаторов радиостанции во время их пребывания в Мюнхене, «работает» с водителями межгосударственных трансперевозок, проводниками международных вагонов и пилотами «Люфтганзы», регулярно посещающими столицы восточно-европейских государств, создает каналы доставки материалов «самиздата» на радиостанцию.

И, наконец, Роберт Панковиц. Кадровый сотрудник ЦРУ, участник войны в Корее, на плечах которого — охрана территории и здания объекта. Он умел появляться в самое неожиданное время и в самых неожиданных местах и тем держал подчиненных в вечном напряжении. По его настоянию каждые полчаса стали проводиться контрольные обходы объекта с обязательным появлением служащего охраны на контрольных точках маршрута. Были также установлены технические средства для подачи сигнала тревоги, налажена прямая связь с полицай-президиумом Мюнхена на Эттштрассе, 2.

Итак, команда в целом нравилась Ричарду. «В целом» — потому что была ещё одна особа в кабинете № 33, которая числилась его помощником по административным вопросам. «Женщина на корабле — жди беды, женщина в «бункере» — ещё хуже», — отметил про себя Каммингс. Мимо Ирмгард Петенридер ни один сотрудник не мог пройти, не поглядев ей вслед. Энергичная, деловая, но через минуту готовая взорваться смехом — чистый бес в юбке. С первых же дней их отношения стали принимать вид «служебного романа». В её присутствии Ричард хмурился, стараясь быть строгим, официальным, но от этого выглядел порой смешным, вызывая колкие шутки Ирми. Окрепший с годами вирус подозрительности напомнил о себе: не продиктовано ли внимание Ирмгард к нему интересами управления безопасности ЦРУ? Но с каждым месяцем вирус ослабевал, и «Бульдозеру» стало льстить внимание молодой женщины.

Прозвище «Бульдозер» Ричард получил за напористый, целеустремленный нрав, энергичный подход к любой, даже, казалось бы, неразрешимой проблеме. Балагуры, правда, утверждали, что оно родилось после знакомства Каммингса с одной симпатичной машинисткой американского посольства, любви которой Ричард пытался добиться «штурмом» во время двухдневной командировки в Бонн. В различных аттестациях Ричарда, в зависимости от отношения к нему начальников, эти черты его звучали по-разному: «деловит», «прямолинеен», «напорист», «неуправляем», «решителен», «излишне принципиален», «упрям», «негибок».

И вот вчера они «объяснились», если можно назвать объяснением диалог, полный двусмысленностей, недоговоренностей, намеков и ошеломляющих откровений…

— Вы верите в приметы или вещие сны? — Он и не заметил, когда эта Ирми впорхнула в его кабинет.

— Я верю в дружбу между мужчиной и женщиной, — сделал он первый ход.

— Вот как? Нет, я серьезно спрашиваю…

— Ну, если серьезно, то какие у нас сегодня заявки на посещение радиостанции?

— Заявки? — Ирма была явно обескуражена неожиданным поворотом разговора. С минуту она помолчала и вдруг выпалила: — А вы знаете, как вас прозвали наши «нафталинники»?

— Кто-кто?

— Ну, эти дряхлеющие аборигены радиостанции, вечные эмигранты.

— Интересно, как же? — спросил он без особого энтузиазма в голосе. Вирус подозрительности предупредил: если она сейчас скажет «Бульдозер», значит, это точно человек Гамбино.

— А вот как: «Надсмотрщик»!

— Что? Какой же я…

— Самый настоящий «надсмотрщик», который, правда, ничего не видит и не замечает вокруг.

Его задели за живое.

— Если уж на то пошло, дорогая, у вас тоже есть недурственное прозвище.

— У меня? Это уже что-то новенькое.

— Да, представьте себе.

— Что-нибудь пошлое, наверное. Что еще могут придумать наши сексуально озабоченные макаки?

— Почему пошлое? — Ричард тянул время, лихорадочно придумывая нечто сногсшибательное, но приличное. — Не знаю, как это точно будет по-немецки… но что-то вроде… «Жаркие губы».

— Фантазеры! — Она искоса посмотрела на него. — И вы тоже так считаете?

— Что именно? — Ричард прикинулся простаком.

— Ну, насчет… губ.

— Не знаю, просто не знаю. Как говорят на Востоке, чтобы узнать вкус груши, нужно её скушать.

— Так в чём дело?

— Ирми!

— Да, мистер Каммингс. — Ирмгард улыбалась.

— Может быть, завтра поужинаем в отеле на Оккамштрассе? Часиков в семь? Идёт?

— Не думаю, что в это время года там подают на десерт вкусные груши, господин Каммингс. — Оба возбужденно засмеялись. — Ну, что-нибудь придумаем. Да, Дик? До завтра, Дик. Значит, в семь? — Она с победоносным видом выпорхнула из кабинета.

Вот почему сегодня, 21 февраля, в субботу, когда в здании, кроме дежурной смены, никого нет, Ричард после полудня заговорщически уединился в своем «бункере». Жене рассказал наспех придуманную историю о мрачных террористах, замышляющих «недоброе» против радиостанции, сослался на срочные дела и просил не ждать к ужину. История выглядела вполне правдоподобно. Газеты были полны тревожных сообщений: взрывы у американских казарм, нападение на машину американского генерала, выстрелы в дискотеке для американских солдат. Добрая Эвелин, привыкшая за эти годы к неожиданным исчезновениям Ричарда из дома, не выразила неудовольствия, хотя они собирались в этот день с детьми посетить Баварский национальный музей, а потом посидеть где-либо в гаштете. Эвелин вообще с утра сегодня была настолько внимательной и нежной, что он подумал: не подсказывает ли ей что-то женская интуиция? «Будь благоразумен, дорогой», — сказала она почему-то на прощание, и он готов был держать пари, что грустные предчувствия одолевают рано поседевшую женщину.

«Ну, конечно, дорогая», — буркнул он наигранно безмятежным тоном и поспешил удалиться.

Ричард рассеянно просматривал какие-то бумаги, делал заметки, пытался даже сесть за деловое письмо своему коллеге Вальтеру Кэмпбеллу из центра ЦРУ во Франкфурте-на-Майне, с которым до недавнего времени делил ответственность за состояние безопасности во всех американских учреждениях и на объектах в Западной Германии. Письмо не получалось, и Каммингс ловил себя на том, что все чаще посматривает на часы.

16.00. Заступает вторая смена дежурного персонала. Как медленно тянется время.


III

Сейчас, наверное, Ирми нежится в ванной или торчит в салоне красоты, чтобы сразить его ещё и прической.

Он достал папку с последними сообщениями внутренних информаторов и углубился в чтение. Информаторы сигнализировали:

«Среди сотрудников радиостанции царит нервозная обстановка, вызванная нехваткой финансовых средств, а также в связи с распространившимися слухами о предстоящих увольнениях и переводе в США лиц, имеющих американское гражданство. Дело дошло до угроз объявить забастовку. На территории РС появились листовки. В течение дня их трижды снимали, но опять кто-то вывешивал…»

Серьезный сигнал, надо будет дотошно разобраться, отметил Ричард.

«Обращаю внимание мистера Каммингса, — писал каллиграфическим почерком один из «нафталинников», — на последний доклад Главного счетного управления США, подготовленный для слушания в конгрессе. В нем строго отмечено, что в адрес радиостанции в течение года было направлено 335 докладных записок (почти по штуке ежедневно), в которых обращалось внимание на наличие в передачах ложной информации, провокационных заявлений, призывов к дезертирству и просто клеветы и скандальных слухов. Положение дел до сих пор не исправлено».

Скучное чтиво… Он перевернул сразу несколько страниц, открыл раздел «По кадровому составу». Информаторы кляузничали друг на друга и на каждого, кто попадал в их поле зрения. Характеристики были убийственные. Били наотмашь в тайной погоне за лучшей должностью, в страстном рвении доказать свою лояльность:

«Натали Урбанская, склочная женщина, склонна к шантажу, на РС пользуется репутацией дамы легкого поведения, занимается спекуляцией, не брезгует мелкими кражами в магазинах Мюнхена, собирала среди сотрудников деньги на строительство православного собора в Иерусалиме, часть денег прикарманила…»

«Лев Ройтман, бывший адвокат киевской коллегии адвокатов, исключен из коллегии за склонение потерпевшей (изнасилование) к отказу от дачи показаний. Спекулировал в Австрии иконами и сигаретами, в Шенау развелся с женой, оставил её с ребенком, женился на американке Шелон Голлер, которая и устроила его на РС. Тип сомнительной репутации…»

«Владимир Матусевич, информатор Джона Лодейзина, склочный характер, инициатор конфликтов, был понижен в должности, патологический трус, сексуально озабочен (мечтает о половых сношениях с несовершеннолетними), дома содержит большую коллекцию порнографии…»

«Молли-Гордина Риффель, под рабочим столиком на РС держит коврик в виде советского флага и каждое утро демонстративно вытирает о него ноги…»

«Рахиль Федосеева, весьма активна в кулуарах РС, собирает все слухи, пользуется репутацией сплетницы, вечный инициатор конфликтов, на этой почве проиграла судебный процесс, выплачивает понесенные издержки в сумме 40000 западногерманских марок, её муж нажил много врагов на радиостанции…»

«Юлия Вишневская, участница альманаха «Демократические альтернативы», труслива, завистлива, легко идет на установление интимных отношений, по собственной инициативе разыскивает агентов КГБ на РС…»

«Вадим Белоцерковский, авторитетом не пользуется, постоянный предмет насмешек, неуживчив, злопамятен, инициатор конфликтов и источник национальной розни…»

Ричард ещё раз зевнул. Скучища какая. Нет, сегодня определенно не работается. К черту все. Он захлопнул сейф. Посмотрел на часы. 18.10. Закурил трубку. Интересно, Ирми ждет встречи с таким же нетерпением?

Вскоре он уже шагал по аллеям Английского парка. Вся природа, казалось ему, ликовала в предчувствии романтического свидания. Он сдерживал себя, чтобы не ускорять шаги. Он, видимо, все же опрометчиво поступил, когда предложил Ирми для рандеву «Хоутел-Пеншн ОККАМ». Гостиница была местом тайных встреч с зарубежной агентурой, связниками РСЕ-РС. Легкий должностной проступок? Пожалуй, никто и не узнает. Ирми будет молчать. Владелец отеля Роше, человек надежный, давно с нами связан. Хотя кто знает, кто здесь на кого работает? На ЦРУ, БНД…

Входя в холл гостиницы, он все ещё был в сомнениях и раздумьях, но когда увидел в фойе Ирми, манящим и дерзким взглядом взирающую на него, весь мир с его тяготами и заботами, подозрениями и погоней за чем-то неведомым вдруг куда-то исчез, и стало так легко и просто…


Глава V. УРАВНЕНИЕ СО МНОГИМИ НЕИЗВЕСТНЫМИ

I

…Чертог гостиничного номера, дыхание ласковой женщины, оберегающее их счастье покрывало ночи. Время остановилось, радостно замерло… Каммингс потянулся к торшеру.

— Не надо, милый. Не включай. Мне так хорошо.

Он на ощупь нашел трубку. Закурил.

— Почему я тебя раньше не знала, милый? А? Ты такой… сильный… благородный… чистый — и работаешь на РС, в этом затхлом клоповнике. Почему?

— Дорогая, радио будит воображение.

— Хм, будит, уж куда там… А Ти-Ви? — Она говорила отрывочными фразами, как во сне.

— Телевидение тоже будит воображение, но в пределах 32 дюймов по диагонали.

— Все шутишь… Ты знаешь, что установили французы?

— Ну?

— Человек, уходя в отпуск, только на восьмой день начинает по-настоящему отдыхать, отрешившись от служебных забот… Когда же он возвращается после отпуска, только через месяц восстанавливает деловую активность…

— Что из этого следует?

— А то, господин Каммингс, что бог создал человека для отдыха, а не для работы. Согласен?

— Не дури, бесенок.

— Обзываешься? «Надсмотрщик»!

— Ладно, ладно, сдаюсь.

— Там на столике остался кофе. Не вставай, я сейчас принесу.

— Кофе уже остыл.

— Ну и что?

— Дорогая, пить холодный кофе — все равно что целоваться с дурой.

— Ну, я же не дура. Или дура? — Ирми легонько колотила его по ребрам. Ричарда разбирал смех.

— Ирми, дорогая, ну перестань, не переношу щекотки. Ну, хватит…

Резкий звонок телефона. Повторяющиеся надрывные сигналы. Они оба в оцепенении смотрели на аппарат. Ричард включил свет. 22.00. Снял трубку.

— Господин Каммингс? Говорит Фольман, политический отдел прокуратуры Мюнхена.

Странно, с чего это он так официален. С Фольманом Ричард часто встречался по делам службы, и они были на «ты».

— Слушаю, коллега Фольман. — Ричард попытался смягчить официальный тон чиновника. — Я здесь… работаю… встречаюсь с человеком…

— Понимаю, коллега Каммингс.

В этом «понимаю» Ричард почувствовал и насмешку, и иронию. Фольман не только знал, где он находился, но и прекрасно осведомлен, почему и с кем. Построил логическую цепочку: хозяин отеля Роше — Фольман. Четко взаимодействуют. Да и этот номер, видимо, они прослушивают. Интересно, как давно?

— Понимаю, коллега Каммингс, — повторил Фольман, — но должен вас и вашего собеседника огорчить…

— Что случилось? В Мюнхене приземлились инопланетяне? Или Иисус Христос позвонил в полицай-президиум?

— Гораздо хуже. Четверть часа назад на радиостанции произошел взрыв. Вы понимаете? Имеются пострадавшие. По оценке моих людей, там было не менее десяти килограммов пластиковой взрывчатки. Есть опасения, что и в другом крыле, возможно, заложен такой же сюрприз… Вы меня слышите? Почему молчите?

И, видимо, поняв состояние Ричарда, Фольман смягчился:

— Желаю быстрого и успешного расследования, мистер Каммингс.

Каммингс импульсивно рванулся к двери.

— Куда? В таком виде? — Голос Ирми остановил его.

Он выругался. Его охватила ярость оттого, что эта хохотушка — свидетель его растерянности и беспомощности. Наконец он выбежал на улицу. Ни одной, как назло, машины. Ричард нырнул во тьму Английского парка и побежал сколько было сил. Как изменилась вдруг вся природа. Всё выглядело враждебным и таинственным. За каждым поворотом могли оказаться злоумышленники. То, что они после взрыва укрылись в этом парке, было для него вполне очевидным. «Глупо получилось. Это тебе расплата за рандеву, за любовные утехи в «Хоутел-Пеншн ОККАМ». Как все глупо», — распекал он себя.

Первое, что увидел Ричард, — машины «Скорой помощи», кордон сотрудников баварской полиции, поблескивающие каски пожарников. В левом крыле, примыкающем к парку, зияла дыра, как будто сквозь здание прошел танк «леопард». Висели балки, горели провода, из развороченных труб то ли водопровода, то ли канализации шла вода. В воздухе пахло нечистотами и гарью «Затхлый клоповник», — вспомнил он. С удовлетворением отметил, что вся его команда в сборе. Навстречу шел Курт Шмидт с шефом полицейского участка Северный Мюнхен — Швабинг.

— Картина получается такая, — коротко доложил Шмидт. — Взрывом уничтожена телефонная станция и сильно повреждено чешское отделение редакции. В момент взрыва там находились редактор Рудольф Скукалец, его секретарша Марин Пульда и диктор Иозеф Анталиц. Всего в здании, мы установили, было человек тридцать. Вторая смена. Серьезные ранения получила секретарша Скукалеца, но её жизнь вне опасности. Ранена также сотрудница телефонной станции Рут Эберле.

— Хотел бы уточнить, — полицейский чин со свойственным ему педантизмом оперировал цифрами. — Пострадало восемь человек, три сотрудника чешской редакции получили серьезные ранения и доставлены в госпиталь. От взрывной волны, распространившейся на 350 метров, пострадало 4 наших гражданина. Я уже не говорю о выбитых из окон стеклах в прилегающих домах.

— Ясно. Ваши собственные соображения: кто? почему? как?

— Трудно сказать, господин Каммингс. Мы не получали никаких сигналов или угроз взорвать ваш объект. Пожалуй, это дело рук политических экстремистов. Взрывное устройство, думаю, было заложено с внешней стороны восточного крыла, которое, насколько мне известно, не охраняется и выходит в Английский парк. Это первое, что приходит на ум. А как все было на самом деле, выяснять, видимо, вам.

Глаза всех присутствующих были обращены на него. Ну, что ж, пробил его час. Сейчас он должен показать, доказать всем — и немцам, и своим с радиостанции, ну и тем, что за океаном, — на что он способен. Должен или утвердиться, или исчезнуть как некомпетентный в вопросах безопасности человек. Вдруг внутренне ощутил, как все его друзья и недруги, информаторы и люди управления безопасности, негласные осведомители БНД, а также его коллеги здесь, в Мюнхене, в Бонне, и там, в Вашингтоне, Нью-Йорке, все ждут его первых, да и последующих шагов. В какую сторону потянет «Бульдозер» и насколько строг и наблюдателен будет «Надсмотрщик». Ну, Ричард, сделай свой первый ход.

— Так, Штраус, я прошу вас обойти все прилегающие дома и опросить жителей: кто что видел или слышал до, во время и после взрыва. Ясно?

— Может быть, отложим до утра? Поздний час. Люди ложатся спать…

— Будем работать всю ночь, Рудольф. Помни, каждый потерянный нами час работает на преступников. Да и думаю, что после такого фейерверка и сквозняка наши соседи не скоро улягутся. Ты, Курт, отправляйся в госпиталь. Попробуй переговорить с ранеными и пострадавшими: что видели, что слышали, что думают о тех, кто, возможно, причастен к акции. Если что у вас обоих будет срочное, звоните мне в кабинет. Буду там до утра. А теперь Панковица ко мне. — И Ричард отправился к себе в «бункер».

Надо собраться с мыслями, разработать версии и составить план расследования. Прежде всего проинформировать Лэнгли и действовать, решительно действовать. Он взялся за фломастер.

— Разрешите? — В дверях показался Роберт Панковиц.


II

В раздумье Ричард чертил что-то фломастером. Он седьмой по счету шеф безопасности этого объекта. Открывал этот список в начале 50-х годов Джордж Бикслер. Счастливчик Джордж. Повышен до начальника отдела кадров, затем переведен в Американский комитет освобождения народов России. Удача. Каммингс начертил жирный плюс.

Потом Кристенсен. После побега на родину сотрудников РС Ильинского и Овчинникова отозван в США, разжалован. Жирный минус.

Джеймс Кондон. Плюс.

Паар — бесцветная личность. Минус.

Рассел Пул — повышен до начальника отдела, затем шеф административного департамента и куратор службы безопасности. Жирный плюс

Добряк Джордж Ле Вайе, бесхребетный, слабовольный, спрятавший свое «я» за громадными линзами в старомодной оправе. Неудачник. Минус.

И, наконец, он, Ричард Каммингс. Обнадеживающая тенденция получить плюс. Но эту оценку, однако, ему вынесут последующие события. А ситуация крайне неопределенная. Да к тому же слишком много людей, так или иначе связанных с радиостанцией, с совершенно различными и подчас противоположными мотивами и суждениями потянутся к фломастеру, чтобы поставить плюс или минус.

— Разрешите? — Роберт Панковиц второй раз пытался напомнить о себе.

Ричард жестом пригласил его войти. Сделал многозначительную паузу.

— Вы, надеюсь, понимаете, Панковиц, какая вина ложится на вас за всё случившееся? Где ваша охрана? Куда смотрели? Где в это время был полицейский наряд с собаками? Пивом утоляли жажду? И собаки тоже? А ваша хваленая система сигнализации? «Муха не пролетит незамеченной!» Пролетела, да еще десять кило пластиковой взрывчатки на своем брюшке пронесла. Не много ли?

— Господин Каммингс, — Роберт был подавлен и не находил себе места, — всё вроде бы предусмотрено. Кирпичный забор, металлические сетки с колючей проволокой. Строгий пропускной режим. Ночью усиленная охрана, вооруженная автоматами и пистолетами, для связи нарядов между собой карманные радиопередатчики. Это по периметру. Внутри радиоцентра также общий строгий режим, взаимная слежка друг за другом, каждый сотрудник, покидая рабочее место, обязан предупредить коллег, куда и зачем он идет. Ограничения на вынос печатных материалов для работы дома. Проверка предметов и вещей, вносимых с собой, вплоть до портфелей и сумок. Плюс учет всех заявлений об отпуске, связанных с выездами за пределы ФРГ и особенно в восточные страны. А наш внутренний контроль персонала?! Наконец, перлюстрация корреспонденции, подслушивание телефонных разговоров, надзор за частными квартирами сотрудников… Ну, что ещё надо? В такой густой сетке просто невозможно проскочить незамеченным. Невозможно. Шапок-невидимок ещё не изобрели, насколько мне известно.

— К чему клонишь?

— С охраной разберусь. Каждый даст свой отчет: где он находился и что делал с 21 часа до 21.45. Но я уверен, что это дело рук наших сотрудников. Либо действовали внешние силы, имеющие высокопоставленного информатора на радиостанции, знающего расставленные нами сети, а также, возможно, пока невидимые прорехи в них. Я бы начал со своих. Они ведь грызутся между собой как собаки.

— Хорошо, Роберт. В этом что-то есть. Ты садись, садись. — Ричард раскурил трубку, обдумывая версию Панковица. Сладковатый дым «Мак-Баррена» действовал расслабляюще, клонил ко сну. Сейчас бы он предпочел бодрящий табак типа «Голд лейбел», но его под рукой не было. — Пойди к себе и напиши подробную объяснительную, добавь свои выводы и соображения. Затем попрошу тебя проанализировать в бюро пропусков: кто посещал радиостанцию в течение месяца, просмотри записи в журналах о всех подозрительных или малопонятных случаях, происшествиях на объекте, возможные факты появления чужих машин на нашей стоянке. Все за истекший месяц. Утром доложишь.

«Интересно, как реагируют в Лэнгли на мои срочные депеши о взрыве? Наверное, переваривают. Как бы несварение желудка не получили. Такое случается не часто. Политическое дело. Наверняка вступят в действие большие люди. Тогда начнется непредсказуемое. В Бонне резидент Томас Полгар будет ждать инструкций, осторожничать. «Группа-66», военная контрразведка США в Западной Германии — люди дела. Завтра будут здесь. Слетятся многие, как на спектакль. Журналисты. Ах да: прессу я как-то выпустил из виду».

— Ирми, зайдите ко мне.

— Да, господин Каммингс.

— Наших коллег на Кёнигенштрассе, 5 мы оповестили?

По этому адресу помещалось генконсульство США, под крышей которого функционировала подрезидентура ЦРУ.

— Конечно, послали нарочного. Взрывная волна там, правда, побывала несколько раньше. Стекла на окнах верхних этажей не выдержали.

Ричард криво ухмыльнулся.

— Ты можешь быть серьезной? По крайней мере в такой момент.

— Да, господин Каммингс.

— Завтра будет трудный день. Нагрянут журналисты. Пронырливые бестии. Надо, чтоб кто-то занялся ими.

— Лучше Редлиха никому не справиться. Сам он побывал под журналистской крышей в Австрии, Польше и Чехословакии. С тех пор дружит с журналистами, имеет, я слышала, своих людей в некоторых западногерманских газетах… Эмиль Болтен из «Генераль анцайгер», Карл-Густав Штрём из «Вельт», кто-то из «Франкфуртер альгемайне цайтунг». Редлих знает, кого можно допустить сюда. Да к тому же это его бизнес по части отдела внешних сношений.

— Ты неплохо осведомлена.

— За это мне платят.

— Хорошо. Позвони Редлиху, передай мою просьбу.

— Там Рудольф ждет.

— Штраус? Срочно ко мне. Что говорят жители соседних домов?

— Они просят вставить им стекла.

— Мне не до шуток.

— Серьезного ничего нет. Они как-то и не замечали, что живут рядом с радиостанцией. Теперь поняли, какие у них под боком опасные соседи. Ворчат. А в общем суббота, каждый занят своими делами. Одна наблюдательная старушка сказала, что видела трех человек в масках, которые якобы выбежали из нашего здания за несколько минут до взрыва. Вид из её окон… Даже с моим зрением я не берусь судить, что смогла бы различить какие-то маски. Возможно, это были сотрудники, в страхе бегущие от взрыва. Короче, бред какой-то.

— Ну а мнения, догадки, подозрения?

— Большинство склоняется к мысли, что это акция неофашистов. Их стиль — заявить о себе таким фейерверком. Начитались газет, насмотрелись телевидения. Хотя в этой версии что-то есть.

— Составь протокол опроса, имена, фамилии, кто, что говорил, не забудь старушку и твои собственные соображения, выводы и можешь идти отдыхать.

Наконец позвонил Шмидт из госпиталя.

— Да, Курт. Как состояние наших пациентов и что они сообщают?

— С каждым говорил в отдельности. Картина получается такая: они замечали, что последнюю неделю в Английском парке возле здания крутилась какая-то компания. Четверо и женщина. Исчезали и снова появлялись. Короче, предполагают причастность немецких террористов. Рут Эберле, телефонистка, уверяет, что лицо одного из них очень походит на объявленное в розыск. С их слов все записал.

Какие будут указания?

— Приезжай сюда, поговорим.


III

В ожидании Курта Ричард вновь стал задумчиво чертить фломастером. Он привык сложные вопросы анализировать графически. «РСЕ-РС» — жирно вывел он. Это ЦРУ плюс радио. Против кого из них направлен взрыв? О том, что радиостанция — подразделение американской разведки, знают очень немногие. Даже на самой радиостанции. Со стороны этих немногих акция такого рода маловероятна. Какой смысл? Да и его бы предупредили. Значит, взрыв — это удар по радиовещанию. Тогда — кто?

Каммингс веером начертил лучи. РСЕ или РС? Извечная борьба между сотрудниками двух радиостанций за главенствующие позиции в этой коалиции. Судя по результатам акции, взрывчатку, видимо, подложили люди РС. Следующий мотив — вражда между национальными редакциями РС, и, следовательно, взрыв — это месть со стороны обиженных. Вероятно, но слишком туманно.

Далее, скрытые и явные сионисты: Крончер, Финкельштейн, Хенкин. Частые поездки в Израиль, неизбежные связи с «Шин-Бет» и, как следствие, внимание к ним со стороны арабских боевиков, палестинских военизированных организаций. Цель взрыва — запугать этих работников, отвадить их от сотрудничества с Тель-Авивом. Арабы, наверное, знают о встречах нашего Стенли Лейнволя с представителем министерства связи Израиля Каминским, о дискуссиях с целью обмена опытом вещания на русских между РСЕ-РС и «Голосом Израиля». Знают на Ближнем Востоке о поездке группы израильских специалистов во главе с главным инженером министерства Нисаном по нашим объектам здесь, в ФРГ, и в Испании. Большой плюс.

Теперь — неофашисты, стремление заявить о себе, о своей силе вот таким способом. Вполне возможно, тем более что некоторые военнослужащие бундесвера проходят в студиях радиостанции языковую и техническую подготовку.

Именно военнослужащие. Ричард два раза подчеркнул последнее слово. Пластиковую взрывчатку в магазине не купишь. Плюс, но под вопросом. То же самое и с версией причастности немецких террористов. Возможно, возможно, но…

Подумаем шире. В связи с организацией радиопередач РСЕ-РС с территории Пакистана на Афганистан сейчас ведется перестройка оборудования, того, что раньше вещало на Исламабад. В Хольценкирхере проходят стажировку пакистанские инженеры, которые будут работать на радиоцентре РСЕ-РС близ Пешавара. Может быть, «афганская проблема»? Душманы, пуштуны, белуджи, кто их там разберет? Слишком слабо. Так можно предположить и участие баскских сепаратистов, исходя из деятельности филиала РС в Испании. Или — следующий луч — причастность Ирландской республиканской армии — ИРА, но тогда взрыв был бы и в Лампертхайме, где все антенное хозяйство принадлежит Би-би-си и англичане проводят его техническое обслуживание. РСЕ-РС лишь оплачивает британской радиокорпорации эти услуги, да ещё платит за то, что радиоцентры Би-би-си в различных регионах мира, согласно имеющейся договоренности, следят за слышимостью и прохождением волн наших передатчиков. Тоже маловероятно. Эти версии отпадают. Три минуса.

— Срочная телеграмма, господин Каммингс, — шифровальщик переводил дыхание.

Она была подписана начальником управления тайных операций ЦРУ Максом Хьюджелом.

«Гриф секретности — «Космик».

Полгару, копия Каммингсу.

Взрыв на РСЕ-РС мы расцениваем как акцию восточных стран. Это ещё одно свидетельство причастности Москвы к международному терроризму. Просим провести тщательное расследование именно в этом направлении. Собранные вами доказательства участия в террористическом акте восточных агентов и особенно связанных с Москвой будут учтены в готовящемся нами докладе, с которым, как ожидается, вскоре должен выступить государственный секретарь Хейг. Группа наших специалистов прибывает в Мюнхен во вторник. Господину Каммингсу даны полномочия привлекать в рамках расследования любого нашего сотрудника, находящегося постоянно или временно на территории РСЕ-РС. О поступивших данных срочно сообщайте. Хьюджел».

Ричард трижды перечитал текст, постигая не только написанное, но и смысл междустрочий, дух и настрой тех, кто готовил депешу.

— Вас к радиотелефону: Вашингтон, Джеймс Кричлоу.

— Хорошо, Ирми, иду. Телеграмму я оставлю пока у себя.

Каммингс положил её в конверт для особо важных документов с грифом «Только адресату и РСЕ-РС конфиденциально» и запер в сейф. Джеймс сейчас ему был нужен, как никто другой. Вот кто знает эту кухню «от» и «до». На РСЕ-РС крутился с самого открытия объекта, ведал исследовательской службой, радиоперехватом, работал с перебежчиками и эмигрантами, следил за политическими настроениями и поведением сотрудников. Пошел в гору. Сработали обширные связи Джеймса в государственном департаменте, конгрессе и Пентагоне. Теперь работает под крышей Совета по международному радиовещанию. Высокое и далекое начальство.

— Каммингс слушает.

— Привет из столицы, «Бульдозер»! Как поживаешь?

— Спасибо, сижу на обломках. Как Патриция, как дети?

— Всё нормально. Энн и Джейн заканчивают колледж.

— Значит, скоро разоришься. Ведь две свадьбы предстоят.

— Обращусь тогда к тебе за пособием. Не откажешь старому приятелю?

— Посмотрим, изучим твою просьбу. Как там у вас смотрят на нашу проблему? — Каммингс перешел на деловой тон.

— Здесь ждут сенсационных разоблачений. Продаю идею бесплатно: цель взрыва — разрушение аппаратной, чтобы приостановить наши радиопередачи на восточные страны о работе партийного форума в Москве. В этом направлении и веди поиск.

— Но в обломках лежит только чехословацкая редакция…

— Неважно. Будь политиком, мысли шире. Действуй энергично, ведь ты же «Бульдозер», всё, что надо, откопаешь и раскопаешь. И помни, это твой шанс. Здесь, наверху, многие надеются на тебя и ждут сенсации. Большая игра — большие ставки.

— Ясно, Джеймс. Всё будет в порядке. — Где начиналась большая политика, Ричард чувствовал себя неуверенно. — Тебя не хватает рядом. Может, прилетишь?

— Буду во вторник. Встречать не надо. Моя миссия — инкогнито. Пусть на РСЕ-РС не знают о моем приезде. До встречи, и добрые пожелания Эвелин.

— До встречи, Джеймс, и поцелуй за меня своих крошек.

— Этих «крошек» уже целуют другие. Ладно, привет.

— Привет, — ответил Ричард и положил трубку.

У двери кабинета его ожидал Курт Шмидт. За столом Каммингс с минуту смотрел на испещренный лучами лист бумаги. «Будем искать агента Москвы, если того хочет Вашингтон».

— Послушай, Курт, — Ричард медленно набивал табаком трубку. — Ты знаешь, как я и мистер Пул тебе доверяем. Только тебе мы поручаем самые тонкие дела в отношении наших сотрудников. Пусть всё, что я сейчас скажу, умрет в этом кабинете. Поступили данные, что взрыв произведен восточной агентурой, скорее всего это сделали русские. Несомненно, что мастерски сотворить такой фейерверк они смогли только потому, что кто-то из сотрудников радиостанции им помогал. Они имеют здесь своего «крота». Причем этот «кто-то» весьма информированный мужчина… или женщина. Мы должны найти этого «крота», вытащить его из норы. Обвинение серьезное, а тут все либо неврастеники, либо люди с высокими связями, поэтому будем всё делать тихо, тайно, но быстро. Я обращаюсь к твоему опыту и чутью комиссара уголовной полиции. Твои соображения?

— Хорошо бы определить, где сидит «крот» — на РСЕ или РС?

Ричард только развел руками.

— Предстоит большая работа. Просмотреть и проанализировать все дела сотрудников, поднять сообщения нашей внутренней агентуры за несколько лет. Когда и какие были столкновения, угрозы, жалобы или подозрения. Потом, собственно, где он мог хранить взрывчатку? Пронести 10 килограммов через бюро пропусков невозможно. Значит, надо прикинуть, какие и кому в последнее время приходили грузы, контейнеры, с которыми «крот» мог протащить свой «багаж». Надо бы посмотреть склады, что находятся ещё ниже под нами. Это тоже ниточка. Потом… Ты мог бы покопаться в полицейских делах? Может быть, немцы что-либо имеют на наших людей? Пройди по старым связям. Пусть направят свою агентуру на наш объект, поработают в окружении.

— Это я сделаю. Теперь надо бы побывать в мониторном отделе в Обершляйсхайме…

— И в казармах Макгроу!

— В Макгроу ребята занимаются чистой разведкой. Перехват переговоров судов, самолетов., линий связи, органов печати. Не то. В Обершляйсхайме, о котором, кстати, здесь мало кто знает, дело поставлено шире. Там парни слушают всё, что излучает в радиусе 1000 миль. Тут и бундесвер, и НАТО, и военные объекты, и учреждения восточных стран, включая и наше заведение. Имеется возможность прослушать выборочные записи бесед в кабинетах РСЕ-РС, разговоры по международному телефону.

— Записал. Что ещё?

— Преступник обычно приходит, чтобы взглянуть на жертву. Может, и участники акции появятся здесь, чтобы взглянуть на дело своих рук. Хорошо бы организовать скрытые посты наблюдения в Английском парке. Снова опросить сотрудников, людей из окружения. Составим словесный портрет террористов. Будет от чего отталкиваться. В общем, работа предстоит кошмарная.

— А сроки?

Ричард посмотрел на часы.

— «Вчера». Все это мы должны были сделать раньше, чтобы предотвратить даже попытку взрыва. Ладно, не будем уподобляться тем, кто запирает конюшни после того, как из неё уже украдена лошадь. Максимум осторожности, изобретательности, настойчивости. Легенда на все наши действия — расследование взрыва. О том, что мы ищем «крота», знаем пока только мы с тобой.


IV

Следующие два дня на объекте было вавилонское столпотворение. Журналисты, военные контрразведчики из «Группы-66» армии США, городские власти, люди Полгара из Бонна, чины из БНД и полиции. С легкой руки Редлиха западногерманские журналисты начали пережевывать жвачку о злых кознях Москвы.

Ричард раскрыл «Зюддойче цайтунг». Статья Фроденрайха «Поиски преступников и организаторов».

«В беседе с начальником отдела внешних сношений РСЕ-РС Редлихом последний заявил, что перед взрывом и после него не получено никаких угроз, предостерегающих писем или звонков. Это признак того, что взрыв произведен восточной агентурой».

«Начальник политического отдела мюнхенской прокуратуры Фольман не исключает участия в акции зарубежных секретных служб, — подтверждала «Бильд ам зонтаг». — Одна сотрудница радиостанции заявила, что видела трех человек в масках, которые выбежали из здания за несколько минут до взрыва».

«Разрушения на РСЕ-РС, причиненные взрывом, который, как полагают, подготовила восточная агентура, оцениваются в 4 миллиона западногерманских марок», — резюмировала «Франкфуртер альгемайне цайтунг».

Каммингс чувствовал, что газетчикам явно не хватает фактов, все статьи на одно лицо, репортеры ходят вокруг да около. Если бы найти достоверные доказательства, свидетельства, вот тогда можно было бы прессе бросить кость. Но у Ричарда пока её нет. Сам топчется на месте. Предварительное следствие мюнхенской прокуратуры не получило никаких отправных данных, а поэтому федеральная прокуратура в Карлсруэ отказывается принять дело к производству. Какой-то заколдованный круг. Немцы ведут себя очень странно. Апатия, безразличие к случившемуся, демонстрация полной незаинтересованности в расследовании. Почему? «Педанты, — мысленно ругал их Ричард, — пока сверху не приказали, они и за ухом не почешут».

— Видите ли, мой друг, — наставлял его Фольман при встрече, — в ФРГ расценивают инцидент как политическую акцию. Поскольку РСЕ-РС зарегистрирована у нас в стране как официальная государственная радиостанция США, наша юрисдикция никак не может распространяться на ваших людей и их действия. Вот почему, коллега, в печати вы не найдете официальных правительственных заявлений насчет инцидента.

— Дорогой Фольман, такая позиция сказывается на темпах нашего совместного расследования. Время не течет, а низвергается водопадом.

— Понимаю, коллега, ваше нетерпение, но поймите и нас. Некоторые официальные лица в Бонне усматривают в деятельности РСЕ-РС определенное препятствие на пути расширения связей с Востоком, реализации известной вам «восточной политики». Поэтому наше правительство неохотно идет на сотрудничество, особенно в вопросах обеспечения безопасности вашей радиостанции — ведь радиоцентр подчинен Вашингтону, американской юрисдикции. Таковы тонкости вопроса. Всё зависит от вас, господин Каммингс. Вот если бы вам удалось найти что-то конкретное, раскрыть заговор восточных секретных служб, тут бы вся Германия пришла к вам на помощь и лично Фольман собственной персоной. Клянусь.

— «Высшая политика», «государственные интересы»…

— Это так. Но я вас пригласил не столько для беседы. Мы тоже кое-что делаем. Да-да, не смотрите на меня скептически. Наши парни опросили около сотни граждан, которые в те роковые часы проходили, проезжали на такси или частных машинах мимо Английского парка. Мы составили фоторобот одного из возможных террористов. Не хотели бы взглянуть?

Когда в зале погас свет, Ричард впился глазами в экран.

— Черт побери, да ведь это турок!

— Согласен, лицо балканского типа, — осторожно поправил его Фольман.

Он не сказал Фольману — что-то удержало, — что и воскресенье Панковиц сообщил ему интересную новость. Немецкая фирма «Грунд безиц Гбмх унд К°», которой принадлежит здание радиоцентра, долго тянула с выполнением заявки РСЕ-РС на ремонт и профилактику воопроводных труб в подвальных помещениях. И только в роковую субботу согласно записи в журнале посетителей мастер с документами сотрдника фирмы в 19.00 прибыл на объект. В руках держал чемодан с инструментами. Пропуск с разрешения Панковица был выписан на Кючюк-оглу, турецкого гражданина.

Если бы Ричард не ушел на свидание, за разрешением выписать турку пропуск обратились бы к нему. Он бы допросил этого парня: почему тот явился в субботу, да ещё в столь поздний час. Выходит, те, кто замышлял акцию, кто посылал на объект «гастарбайтера», знали, где в это время будет находиться Каммингс. Потому — неожиданный звонок Фольмана в отель. Неужели Ирми связана с Фольманом? Воистину лабиринт. Отметки о времени ухода мастера в журнале не было.

— Господин Фольман, я хотел бы иметь портрет этого типа размером, скажем, 50 на 50. Мы установим его а фойе радиостанции для опознания.

За портретом он решил установить скрытую телекамеру, чтобы следить за реакцией, тех, кто будет изучать, лицо террориста.

Оставалась ещё надежда на экспертизу остатков взрывчатого вещества. Каждое из них несет метки, способные подсказать специалисту, когда, в какой стране или на какой фирме его создали. Ричард нетерпеливо посматривал на телефон, ожидая звонка.

Наконец-то!

— Каммингс слушает… — Нет, это были не эксперты. Он узнал голос Кричлоу. — Джеймс? Где ты? Голова идет кругом, ты мне сейчас вот как нужен!

— Не кричи. Если я кому-то нужен, значит, я здесь, в Мюнхене.

— Где встретимся?

— Давай, по старой памяти, в кафе «Аннаст».


V

За столиком кафе Ричард с трудом узнал Кричлоу. Годы сделали своё дело. Перед ним сидел пожилой, совсем седой обрюзгший человек. После приветствий Каммингс кратко наложил свои версии, сомнения и предположения, оставив «за скобками» только Ирми.

— В связи с этим на территории Английского парка установили закрытые наблюдательные посты, фиксируем появление подозрительных типов, ведём проверку документов, но пока всё тщетно. Единственная зацепка — турок…

— Это пустой номер, — перебил его монолог Кричлоу.

— Ну почему? Или ты уже знаешь, где сейчас сидят те, кого мы ищем? Быть может, они закусывают шпикачками с пивом?

— Или поглощают бигос и запивают «Выборовой»? — вопросом на вопрос ответил Джеймс

— Может, разливают по стаканам ракию?

— Или закусывают черной икрой?

— Может, всё-таки предпочитают «Мастику» или «Плиску»?

— Хватит, Ричард, не будем гадать. Но ты знаешь наши отношения с Турцией, и межгосударственные, и по линии НАТО. Даже если ты накопаешь на этого турка гору обвинений, воспользоваться ими никто не сможет, да и не захочет, по крайней мере в Вашингтоне. Я тебе кое-что объясню. Наш Совет по международному радиовещанию планировалось создать еще в 1973 году. Сенатская комиссия составила доклад, вынесла свои рекомендации. Когда же утвердили положение о СМР? Только в прошлом году. Пять лет существовала организация, не имея юридического статуса. Причины? Борьба, соперничество, как хочешь это назови, между ЦРУ и государственным департаментом за власть, за «контрольный пакет акций» на РСЕ-РС. Слишком лакомые здесь кусочки, финансовые и прочие привилегии. Короче, твоё расследование — это рычаг. В случае успеха он окажется в руках Лэнгли: «радиостанции грозит серьезная опасность», «здесь нужна наша твердая рука». В противном случае рычаг в руках государственного департамента, и он уж постарается нас потеснить и отсюда, и из СМР.

— Не понимаю, чего вы там не поделили?

— Как бы тебе проще объяснить… СМР создан, и теперь от этого никуда не денешься. Мера эта была вынужденная — после известных тебе громогласных разоблачений или саморазоблачений роли ЦРУ на РСЕ-РС. Вопрос теперь в другом: кто персонально заседает в СМР — наши люди или макинтоши из государственного департамента. Понимаешь? Когда Бжезинский попытался протащить в СМР Поля Сибьюри, Лео Черне и Вильямса Гриффита, то есть людей, прочно связанных с американской разведкой, вспомни, какой крик поднялся на Капитолийском холме. «Заговор против СМР!», «СМР в опасности!» Квартет сенаторов из комиссии по иностранным делам послал президенту Картеру жалобу «о попытках бывших высокопоставленных сотрудников ЦРУ, находящихся в правительстве и вне его, вмешиваться в работу СМР» «Вмешиваться», представляешь? Сенаторы имели в виду Ричарда Пайпса из Совета национальной безопасности и секретную записку Лео Черне, в которой он категорически утверждал, что этот федеральный совет и его члены, по существу, не способны выполнять поставленные перед ними задачи, и рекомендовал передать функции СМР администрации РСЕ-РС, где как раз сидят наши парни. Тогда, к сожалению, не получилось. Сейчас Лэнгли катит на СМР вторую волну — это сокрушительный девятый вал.

— Но теперь в Белом доме другой президент. Всё будет по-другому.

— Вот именно, Ричард, с его приходом борьба за полный контроль ЦРУ над радиостанцией, за полный контроль над СМР вступила в новую фазу. Снимаются ограничения, наложенные Картером на деятельность американской разведки. Основной акцент — тайные операции. Это ренессанс — эпоха возрождения в ЦРУ. И на каждом стуле в СМР, и за каждым столом на РСЕ-РС должны сидеть наши люди. Планировать и проводить в жизнь тайные операции под крышей радиовещания.

— Часть столов всё-таки будет занята эмигрантами…

— Придется их терпеть. Для камуфляжа. ЦРУ не намерено смешивать «яблоки с апельсинами» — использовать и американский персонал и эмигрантов для проведения секретных операций. Пусть эмигранты надувают свои легкие и льют желчь на соотечественников по ту сторону. А мы будем тихо, незаметно заниматься своими делами. Внимание публики обращено на радиовещание, в чём, она полагает, и есть смысл существования РСЕ-РС. Вещание как гипноз, оно завораживает. А наше поле деятельности остается, как правило, за кадром. И тут мы боремся за сферу влияния…

— И борьба идет с переменным успехом…

— Не скажи. Мы в Лэнгли через своих журналистов повели кампанию по дискредитации нынешнего состава СМР. Ставим под сомнение компетентность членов совета, эффективность проводимых ими мероприятий, подчеркиваем при случае отставание внешнеполитической пропаганды США. Наши люди в СНБ намекают администрации на необходимость реорганизации совета. Вот, посмотри, — Джеймс порылся в папке и протянул Каммингсу вырезку из «Вашингтон стар». Зеленым фломастером были подчеркнуты следующие строки: «…нерасторопность, проявляемая рейгановской администрацией, нигде в большей степени не подрывает её эффективность на мировой арене, нежели в случае с РСЕ-РС. То, что теоретически должно было бы быть в высшей мере полезным орудием пропаганды в советском блоке идеалов свободного общества, смахивает сейчас на корабли без руля и ветрил, неспособные доставить груз по назначению». Каково?

— Если всё «состоится», быть тебе, Джеймс, директором РС. Должность до сих пор вакантная.

— Не исключено, но не будем загадывать. Теперь ты понимаешь, Ричард, в какое время ведешь расследование. Выйди из лабиринта хотя бы с косвенными доказательствами. Не будь щепетилен, можно и передернуть. В Вашингтоне закроют на это глаза. Спиши одного-двух эмигрантов на это дело, уволь, наконец, кое-кого, если на судебный процесс обвинения не дотягивают, но только дай пищу нашим политикам. Нужна сенсация о терроризме Советов. Всё. До встречи.

За рабочим столом Ричарда действительно ждала сенсация: заключение экспертизы взрывчатого вещества, «вызвавшего 21 февраля сего года в 21.45 по Гринвичу направленный взрыв на объекте РСЕ-РС, Английский парк, район Швабинг, Мюнхен». Вывод экспертов гласил: «Кумулятивный заряд. Производство американской фирмы «Дженерал дайнэмикс». Цех № 17, партия № 028306, дата выпуска 20.ХII.80 г.

Справки по телефону…»

Ричард: тут же набрал номер:

— Ошибка исключена?

— До сих пор не ошибались, господин Каммингс.


VI

«Чтобы понять настоящее, нужно заглянуть в прошлое», — заметил мудрец. С утра Ричард бросил свою команду на штурм архива. Ирми, Рудольф и Курт просматривали дела эмигрантов, переписку, связанную с ними. Цель — поиск конфликтных ситуаций, компрометирующих, но ныне забытых сведений, ниточки, которая вела бы к инциденту как акту злобы, мести или прорвавшегося недовольства. Сам Каммингс взялся за кадровый состав ЦРУ на радиостанции. Прежде всего его интересовали лица, работавшие когда-либо в Москве или столицах стран Восточной Европы, а также так или иначе связанные с разведывательным управлением Пентагона или НАТО. Доставить на РСЕ-РС и взорвать кумулятивный снаряд мог только человек, разбиравшийся в военных вопросах.

Каммингс взял стопку документов. Пожелтевшие листы. Вот она, живая история станции, свидетелем и очевидцем которой был он сам когда-то. «Радиостанция «Освобождение». Меморандум № 3–5–54. Да, 54-й год Подписали документ: директор РО Вильямс Маннинг и директор отдела программ Вейдле. Документ вещал:

«Радиостанция «Освобождение»:

— призвана вести действенную и длительную пропагандистскую кампанию, чтобы слушатели в Советском Союзе и Советской Армии убедились, что это их собственный голос, говорящий в их интересах и в интересах их страны;

— должна убедить своего слушателя, что она русская (или азербайджанская, армянская и т. д.) станция, работающая в интересах русского (или азербайджанского, армянского и т. д.) народа. Следует исключить всё, что могло бы создать впечатление, будто она действует в интересах какой-либо иностранной державы;

— должна по мере возможности прислушиваться к подлинному пульсу советской жизни, а не довольствоваться нашими симпатиями или антипатиями.

Мы должны говорить только правду!»

Вильяме Маннинг был большой оригинал. Однажды дал указание в течение недели бомбардировать эфир загадочными фразами на армянском и грузинском языках:

«Жажда дьякона. Святой Георгий обнажил свой меч. Кислое вино. Церковь пустует. Помнит пасхальную заутреню. Овцы в винограднике. Баграт приветствует зеленщика».

Сотрудники всю неделю корчились от смеха. Что подумали слушатели на той стороне, так и осталось загадкой. Автор шарады потом объяснил, что хотел понервировать русских, сделать вид, будто РС обращается к существующему подполью.

Каммингс вспомнил одну из бесед с Фольманом:

— Вы никогда не заглядывали в уголовный кодекс ФРГ? Хотя бы ради любопытства?

— Я глубоко чту его.

— Возможно. Позвольте процитировать 131-й параграф. «Тот, кто отстаивает или распространяет выдуманные или искаженные факты, зная, что они выдуманы или искажены, чтобы оклеветать государственные учреждения или постановления верховных органов, тот карается денежным штрафом или лишением свободы сроком до двух лет».

— Что же из этого следует?

— А то: если чуть что здесь изменится в обстановке, мы каждого из вас — или почти каждого — упрячем за решетку на два года.

Ричард так и не понял: шутил Фольман или предостерегал…


VII

— Да, Ирми, что у тебя?

— Я нашла межотдельский меморандум Матусевича. Адресован директору отдела кадров Жану Лекашу.

— Ну-ка, что там?.. «Считаю необходимым сообщить вам следующее. Сегодня сотрудник литовской редакции А. Кацас рассказал мне, что осенью (в сентябре — октябре 1975 г.) г-жа Л. Панич просила его засвидетельствовать, что я, Вл. Матусевич, якобы оскорбил её непристойными телодвижениями сексуального характера». — Каммингс метнул взгляд на Ирми. Та и глазом не повела. — «Кацас лжесвидетельствовать отказался. В то же время он готов повторить рассказанное мне в присутствии представителей администрации и других заинтересованных лиц. В этой связи прошу вас вызвать А Кацаса и официально получить от него сведения относительно попытки г-жи Л. Панич сфабриковать обвинения против меня в уголовном преступлении».

— Бред какой-то. Будь серьезней, Ирмгард. Ну, а что у тебя, Курт?

— Сергей Пирогов, в ФРГ прибыл из СССР через Израиль…

— Знаю. Ведет бесконечные телефонные разговоры. Поэтому мы и держим его под колпаком. Немцы тоже за ним присматривают.

— Тут другое. Допускает негативные, критиканские суждения в адрес диссидентов, падок на деньги, опять же тесные контакты с Матусевичем, Белоцерковским и Федосеевым. Работал на РС в отделе перехвата. Шеф отдела Вербицкий сделал его своим заместителем, но потом счел, что Пирогов стремится занять его место, понизил парня в должности до рядового сотрудника. Раздражительный Пирогов высказывал угрозы в адрес администрации и Вербицкого.

— Складывайте такие сигналы в отдельную папку, потом проанализируем.

— У меня такое впечатление, что выходцы из России нас здесь просто надувают.

— Каким образом, Курт?

— Каждый клянется, что имеет высшее образование, а диплома предоставить не может. Кто говорит, что потерял, кто уверяет, что документ о высшем образовании нельзя вывезти из СССР.

— Пусть администрация разбирается. Нашего президента Глена Фергюсона эти маленькие шалости тоже устраивают. В СМР идет сводка: на РСЕ-РС радиовещанием занимаются исключительно люди с высшим образованием. СМР тоже делает свой маленький бизнес: вот, мол, почему у нас в Мюнхене столь высокие ставки — народ-то высокообразованный. Большая игра.

Ричард достал из сейфа картотеку. «Массив ЦРУ, Радиоцентр. Мюнхен и филиалы». Итак, особое внимание уделить двум моментам: пребыванию сотрудников в восточных странах и их контактам с военно-промышленным комплексом США. Карточки аккуратно разбиты по секциям: «Исследовательский отдел», «Отдел по связи с прессой и общественностью», «Отдел кадров», «Русская служба», «Отдел радиоперехвата», «Архив самиздата». В конце картотеки данные о филиалах РСЕ-РС в Лондоне, Париже, Риме, в Италии и Португалии.

— Итак, кто у нас здесь первый…

Александер, гражданин США, до 1952 г. сотрудник разведоргана ЕСД-22, Австрия; с 1952 г. — радиостанция «Освобождение», директор отдела информации, с 1953 г. — резидент ЦРУ, прикрытие — советник, «Институт по изучению СССР», Мюнхен, в 1954 г. переведен в США.

…Было время, когда они работали бок о бок. Александер — тонкий психолог, незаурядная личность Прекрасная карьера в Лэнгли. Приехавший на его место Барат так, собственно, и не показал себя.

Эдвард Ван дер Роэр…

…Выходец из Гармиш-Партенкирхена. Пенсионер. Не то.

Вест Диран…

…Большой человек в Лэнгли. Вне подозрений.

Роберт Дреер, гражданин США, после окончания военно-морской школы иностранных языков — помощник военно-морского атташе в Москве…

…О Дреере Каммингс мог бы рассказать куда больше. Долгие годы их связывала не только разведка, но и дружба. «Ты мне друг, — сказал он, мысленно обращаясь к Дрееру, — но истина дороже. Итак, первый. Работал в Москве. Кто у нас дальше?»

Жан Лекаш, гражданин США, родился в Париже, из семьи белоэмигрантов, во время войны — гид, место пребывания — Франция, на РС с 1958 г., корреспондент, директор отдела кадров, с 1975 года — специальный помощник директота РС, откомандирован в США, вице-президент радиокорпорации РСЕ-РС.

…Внизу персональной карточки карандашом была сделана приписка: «Неприветлив, у персонала непопулярен». Этот тоже чист. Отдел безопасности пропустим. Тут все ясно. Отдел кадров тоже. Так…

Джон Лодейзин, гражданин США, выходец из Норвегии, окончил разведшколу в г. Монтерей, 1960 г. — госдепартамент, служащий, 1954–1965 гг. — слушатель курсов в Гармиш-Партенкирхене, 1966–1968 гг. — второй секретарь посольства США в Москве. Расшифрован: публикации в советской печати. Отозван. Политический отдел штаб-квартиры НАТО в Брюсселе, с 1969 г. — сотрудник РС, директор русской редакции.

…Неплохо. И Москва, и НАТО. С него, пожалуй, и начнем.

Вильям Марри, сотрудник отдела радиоперехвата РС.

…Этот мне хорошо известен, не раз сталкивались в нашем представительстве во Франкфурте-на-Майне. Не тот.

Джордж Перри, он же Перетяткович Георг, гражданин США, выходец из Польши; 1958 г. — переводчик ЮСИА, редакция журнала «Америка» при посольстве США в Москве; 1964 г. — помощник директора и офицер безопасности американской выставки средств связи в Москве; с 1965 г. — сотрудник РС, отдел изучения слушательской аудитории, с 1976 г. — директор отдела по связи с прессой и общественностью. Поддерживает тесные связи с разведшколой в Гармиш-Партенкирхене.

…Этот «мой». Две поездки в Москву, польское происхождение. Стоит поработать.

Ганс Фишер, гражданин США, немецкого происхождения, во время войны служил в военной разведке США, действовал на территории гитлеровской Германии, с 1947 г. в штате ЦРУ; 1951–1976 гг. — ответственный сотрудник РСЕ, 1976 г. — административный директор, куратор службы безопасности, отдела кадров, вычислительного центра, библиотеки и общих служб. Агентурная работа среди выходцев из стран Восточной Европы.

…Пожалуй, возьмем на заметку. Посмотрим, где он теперь. Только пока ничего конкретного. От этих карточек в сон клонит.

— Господин Каммингс, — шепотом позвал Панковиц.

Все присутствующие вопросительно оглянулись на него.

— Минуту, Роберт. Сейчас выйду. Продолжайте работать. Вечером каждый доложит, что удалось выудить из этих клоповников. — Ричард водрузил картотеку на место и захлопнул сейф. Закрыв за собой дверь, он вопросительно посмотрел на Панковина.

— Кладовщик ждет. Можем начать осмотр.


Глава VI. ПО ГОРЯЧЕМУ СЛЕДУ

I

Сегодня Ритард решил спуститься в «преисподнюю», пройти все круги складского ада, что залегали глубоко под его «бункером». Хотел пройти тот путь, которым шел к месту взрыва турок, если он действительно существовал в природе. Человек, ранее никогда не бывавший на объекте, знающий подвальные помещения только по рассказам своих информаторов, турок должен был наследить, оставить после себя какие-то свидетельства своего пребывания: кепку, носовой платок, ящик с инструментами. Панковиц клянется, что в чемодане таинственного визитера были только гаечные ключи и отвертки.

Ричард оставил Панковида на верхней площадке, далее вниз он спускался по крутым ступенькам вдвоем с кладовщиком. На них пахнуло затхлым воздухом и сыростью. «Интересно, что в те минуты чувствовал наш турецкий «друг»? Знал ли он, на какой риск идёт, или всё было рассчитано, и он действовал хладнокровно, уверенно, как профессионал? Тогда это либо одержимый, либо смертник, смирившийся со своей участью».

Кладовщик возился с ключами, отпирая преграждавшую им путь решетку, приходившуюся Ричарду чуть выше пояса. «Эту ограду турок легко перемахнул. Не препятствие» По мере продвижения по хитроумному лабиринту переходов и поворотов кладовщик включал и выключал свет.

Мрачные подвалы, массивные металлические двери. На каждой — табличка — «Не вскрывать! Собственность армии США».

Что таилось за этими толстыми запорами, не знал даже он. При чем здесь собственность американской армии' Так они дошли до зоны взрыва Путь им преградили искореженные трубы, обломки кирпичей, арматуры. «Может быть, под этими грудами, обломками покоится наш турецкий гость, но как же тогда люди Фольмана видели его в Английском парке после взрыва?» Никаких явных следов визита незнакомца. Но ведь он здесь что-то делал в тот вечер, а не ждал, посматривая на часы. Или он ничего не знал, не подозревал и беззаботно подкручивал гайки у дающих течь сочленений? Склады, склады… Не в них ли разгадка?

Чрезвычайные обстоятельства требовали чрезвычайных действий.

— Откройте этот склад, — приказал Каммингс.

— Но, сэр, — кладовщик мялся, — не имею права. Особые инструкции.

— Что-о-о? — Ричарда вдруг прорвало. Каждый день как в вакууме, кругом неопределенность. Вашингтон и Полгар из Бонна. Беспрестанные звонки: «Что нового?», «Когда закончите?», «Почему топчетесь на месте?»

— Вот тебе мои инструкции! — Короткий удар в живот, служащий, охнув, согнулся пополам. Локтевой удар сверху вниз в позвоночник. — Вот тебе «особые распоряжения»! Вставай, хватит валяться. У меня нет времени торчать в этом отстойнике.

Кладовщик поднялся и, хрипя, громыхал связкой ключей, никак не попадая в скважину. Дверь открылась, и Каммингс увидел стеллажи, на которых валялись какие-то старые радиодетали.

— Давай открывай следующий напротив!

Здесь Ричард обнаружил пиропатроны со смесью ЕА-3167, как свидетельствовали наклейки на таре, «улучшающей состав воздуха в помещении». Поставщик: «Лаборатория ограниченной войны, Абердинский полигон, Мэриленд, США».

— Что это?

— Деодоранты, сэр, для системы вентиляции объекта… Мы, правда, пока их ни разу не использовали. Есть инструкции. Да-да, сэр, честное слово… «До особого распоряжения»…

— Так, что в следующем?

У третьей двери кладовщик особенно долго возился с ключами. Ричард вошел внутрь и тут же непроизвольно сделал шаг назад. Холодок побежал по спине. Матовым блеском на стеллажах отсвечивали головки аккуратно сложенных мин. «Кумулятивный заряд с часовым механизмом», — мгновенно определил Каммингс. Лежащий в углу разбитый ящик подтвердил мелькнувшую в мозгу догадку. «Производство «Дженерал дайнэмикс». Цех № 17, партия № 028306, дата выпуска 20.ХII.80 г.».

— Что это? Откуда?

— Собственность армии США.

Да, чудес на свете не бывает. За любым деянием — руки и мозг человека. «Кроту» или тем, кто планировал акцию, видимо, стало известно о содержимом склада. Нет нужды рисковать, хитрить, чтобы незаметно протащить мимо бюро пропусков ленты пластиковой взрывчатки. Всё просто… Достаточно проникнуть в склад, вынести такую штучку в дальнее крыло здания, установить часовой механизм и — унести побыстрее ноги через Английский парк. Итак, вон оно — первое свидетельство.

— Опечатайте эту дверь моей печатью. Имущество склада арестовано мною. Пойдем посмотрим, что в следующем.

— Сэр, дальше не могу. — Кладовщик трясся, как в лихорадке. — Хоть убейте… не могу. Избавьте. Что будет со мною?..

— Чье это хозяйство? У кого вторые ключи?

— Военный атташат в Бонне… У них, сэр, только у них… Но меня избавьте!

— Хорошо, никому ни слова о том, что мы с тобой здесь видели. Это и в твоих интересах. Хватит, не хнычь. Если спросят, скажешь, осматривали место взрыва, рылись в грудах кирпичей, искали следы. Понял?

— Да, сэр. Конечно. Но что будет… Что будет…

Наверху их поджидал Панковиц. Ричарду показалось, что тот чересчур пристально изучал их лица.

— Никаких следов, — как можно беззаботнее резюмировал Каммингс, — ни единой зацепки. Это не турок, а злой дух, как сквозь землю провалился.


II

После душных катакомб Ричарда потянуло за город, в лес. Возвращаться и дышать архивной пылью было выше сил. Хотелось уединения. Через полчаса он уже рулил по шоссе № 11, выезжая из Мюнхена на Фрайзинг. «Какого черта, — спрашивал он себя, — военный атташат держит на РСЕ-РС боевые снаряды? Что им, мало армейских складов по всей территории ФРГ?»

Так, после Обершляйсхайма надо попасть на Ингольштедтерландштрассе, здесь где-то должен быть поворот налево, правильно, вот и здания барачного типа, охраняемые частями бундесвера. Справа — радиостанция «Немецкая волна», под сенью которой незаметно приютился наисекретнейший отдел перехвата РСЕ-РС.

Раньше отдел размещался на РСЕ, но после разоблачений в советской печати о том, что РС ведет электронную разведку, подслушивает телефонные и радиопереговоры стран Варшавского Договора, слушает линии связи Москва — Иркутск, Москва — Алма-Ата, Москва — Владивосток, Москва — Магадан и Москва — Хабаровск, та часть отдела, которая работала на этих линиях, была изъята из подчинения РС и передана в ведение военной разведки США. Сотрудники отдела переехали в казармы Макгроу, а на РС осталась служба, которая ведет перехват материалов ТАСС и передач центрального республиканского и областного радиовещания русских…

Почему именно здесь, под крышей «Немецкой волны»? Слишком много общего между обеими радиостанциями. На РСЕ-РС командует ЦРУ, здесь же — вотчина БНД. И по тону, и по характеру передач обе радиостанции — сиамские близнецы. Вальтер Штайгнер в бытность директором «волны» поучал своих сотрудников: «Наши идеи следует внедрять всеми средствами, не пренебрегая ни искусными психологическими приемами, ни приветливостью и сочувствием к тем, кого мы в действительности ненавидим».

Вальтер Штайгнер начинал свою карьеру в пропагандистском ведомстве гитлерюгенда, продолжал её в роте пропаганды № 501, которая подчинялась Геббельсу и входила в состав 18-й армии вермахта, мрачно известной расправами с населением Псковщины. Службу последних новостей «Немецкой волны» курировал д-р Экхард Генти, бывший резидент абвера в Каире, а директором политического отдела числился д-р Франц Херре, о котором либералы пустили шутку: «Он отбрасывает тень даже в угольном погребе».

Уильям Кейси как-то заметил: «Слово «шпион» вызывает множество ассоциаций. Я предпочел бы говорить о наблюдателе». Отдел перехвата РСЕ-РС как раз и был центром подобного «наблюдения». Точно так же, как станция «Диоген» в Синопе (Турция), база радиоэлектронной разведки в Дармштадте (ФРГ), в Менвит-Халле и Милден-Холле (Англия), в Тревизо и Бриндизи (Италия), в Швеции на острове Луве, всего в десяти километрах от Стокгольма, в Шотландии, неподалеку от городка Феттеркери, в Гренландии, где находится сверхсекретная система ОЛ-5, снимающая разведывательную информацию, в том числе и в отношении союзников, с американских «национальных средств контроля». Директива для любознательных «наблюдателей» одна: собирать и анализировать военные, дипломатические, гражданские и коммерческие сведения, проходящие по каналам связи. На отдел перехвата РСЕ-РС возлагаются, кроме того, специфические контрразведывательные функции: прослушивание и подслушивание каналов связи радиоцентра в Мюнхене, разговоров и телефонных переговоров сотрудников в кабинетах, служебных помещениях или по месту проживания…


III

— Подберите мне все плёнки радио- и видеозаписей внутренние мониторов и подслушивающих устройств по состоянию на 20 и 21 февраля, — обратился Каммингс к технику. — Прежде всего служебные кабинеты и частные квартиры. Устроим выборочное прослушивание.

Ричард плюхнулся в кресло. Чувствовал он себя опустошенным. Сказывались усталость, напряжение последних дней. Махнул рукой технику: «Давай!» Медленно закрутились бобины одиннадцатидорожечного магнитофона:

«Ты представляешь… члены сенатской комиссии по иностранным делам, которым предстоит утверждать кандидатуры новых членов СМР, поставили администрации условие, чтобы послужной список будущих членов совета хотя бы формально был чист в плане их отношений к разведывательному сообществу…»

— Стоп! Кого мы сейчас слушаем?

— Кабинет Д-III. Русская служба… Директор Роберт Так.

— Давай дальше. Прокрути немного.

«…Полагаю, шеф, нам пора сменить наши почтовые ящики для входящей корреспонденции. Картина получается такая: городские отделения связи № 80 и 81 уже давно примелькались. К тому же выемка корреспонденции возложена на одних и тех же людей. И Литтерати-Лоотц, и Каспарек, и тем более Роберт Так хорошо известны служащим почтовых отделений. Намозолили глаза. Я бы предложил…»

Ричард с удивлением узнал голос Рудольфа Штрауса… Выходит, и его «бункер» тоже прослушивается… Вот те на…

«…Способствуем расширению наших программ на некоторые неевропейские страны, что должно послужить солидным контраргументом возможным упрекам русских на мадридской конференции, что наши передачи противоречат духу Хельсинки. Сейчас мы готовим программы для Чили, Китая, где население также имеет весьма ограниченный доступ к…»

«…Вчера Кейт Буш посетил разведшколу в Гармиш-Партенкирхене. Попробуй угадай, кто сопровождал его в этой поездке? Лариса Ловецкая!

— Не может быть. Она же любовница Перри!..»

Из динамика вдруг полилась песня:

Як що колись повернусь
в ридний край,
ничего не повезу до дому,
лишь згорточок старого полотна
и вишите життя мое на тому.

Ричард поднял руку. Пусть поет. Маленькая передышка среди многоголосия студийных болтунов.

Два кольори мои, два кольори,
оба на полотни, души мови оба.
Два кольори мои, два кольори.
Червони — то любое, а чорне — то журба.

— Наш Челентано? — спросил Каммингс, чтобы отвлечься.

— Сашка Дмитриенко, дома у себя душу отводит, отец у него был солистом в харьковском театре. Сынок его подонок, скряга неимоверный, но как поёт!

— Поехали дальше, — Ричард вновь поторопил техника.

Ему уже надоело слушать большой треп о прошлом, о секретных сторонах внутренней кухни РСЕ-РС, намеки и полупризнания о прошлых грехах и преступлениях. Болтовню на сексуальные темы, об измене жен, любовных битвах в рабочих кабинетах, заигрываниях гомосексуалистов и сутенеров. Изнанка человеческой жизни с её низменными страстями, жадностью, скаредностью, завистью и ненавистью — всё это было запечатлено беспристрастной техникой на магнитофонную ленту. За окном уже начало смеркаться.

Утомленный Каммингс слушал, не вникая в смысл реплик статистов на невидимой сцене:

«…Придется, видимо, отказаться от услуг рекламной фирмы «Интора» как прикрытия для бюро анкетирования РСЕ-РС в Вене. Недавно шеф бюро Гельмут Айгнер, представь себе, потребовал 750 шиллингов за каждую анкету. Ведь это чистый грабеж. Максимум, что мы можем предложить, — 500, и ни шиллинга больше…»

Неожиданно голоса оборвались, и в уши ударил надрывный сигнал зуммера

— Да выключи, наконец, — закричал Каммингс технику.

— Что это у тебя? — спросил он потом без всякого интереса

— Зуммер нашего трансмиттера в Пальсе, Испания.

— Регулярно они так позванивают?

— Я здесь третий год, такого не помню. Тем более что они «выстрелили» суммарной мощностью всех передатчиков…

— Ты уверен?

— Вот запись в журнале.

— Когда был дан сигнал?

— Здесь записано: 21 февраля в 21.40.

Смутная догадка подняла Каммингса с кресла.

— Длительность сигнала?

— Пять минуг.

— Ты понимаешь, что эго значит?..


IV

Ричард достал из стола испещренный лучами лист — плод его аналитических рассуждений в ту бессонную ночь. Что же получается? Злоумышленник проникает в складское помещение, похищает мину, устанавливает часовой механизм на 21.45, закладывает её, затем сам растворяется в ночной тиши Английского парка, а его сподвижники, пробравшись на пункт РС в далекой Испании, посылают суммарной мощностью всех передатчиков сигнал, по которому часовой механизм срабатывает. Бред какой-то. Может быть, турок вообще ни при чём? Спустился в подвал, осматривал трубы, сочленения, случайно обнаружил мину, перепугался и в страхе воспользовался первым же окном, чтобы унести ноги? Тогда возникает вопрос: кто заложил мину? «Крот»? А роль турка? Отвлекающий маневр? Ведь появился же он в те часы. Значит, «крот» что-то связывал с ним. Что именно? Пока одни вопросы, Каммингс чувствовал, что разгадка где-то близко, он ходит вокруг неё, топчется на одном месте, но ему недостает одного существенного звена. Что упустил из виду «Надсмотрщик» и до чего ещё не докопался «Бульдозер»?

Суммарная мощность передатчиков. Суммарная. Сообщений о вторжении посторонних на объекты РСЕ-РС не поступало Значит, суммарный сигнал подали свои либо «крот», сидящий в Пальсе.

Может быть, случайность? Ошибка? Кто-то из техников случайно нажал не на те кнопки? Ну что ж, начнем с другого конца, с далекого Плайя де Пальс в Испании. Привычно потянулся к интеркому, чтобы попросить Ирми забронировать одно место на вечерний рейс, улетающий в Барселону, но что-то его остановило. Начнутся недоуменные вопросы, пойдут слухи. Билет можно взять самому. Посмотрим, кто в Пальсе санкционировал работу передатчиков суммарной мощностью и для чего.

А собственно, когда, в каких случаях используется этот режим? Во время бедствий? Землетрясений? Нападения? Он толком и не знал. С кем бы проконсультироваться?

В списке для предстоящих бесед с сотрудниками первым у Ричарда стоял Джон Лодейзин. «Очень умный, хитрый и опасный человек, имеющий влиятельных друзей в Вашингтоне, мстительный по натуре. Одно время работал в штаб-квартире НАТО в Эвере», — вспомнил Ричард донесение одного агента. С ним нужно поосторожнее.

Лодейзина он застал за изучением макета «Исследовательского бюллетеня», еженедельника, распространяемого на РСЕ-РС центральным отделом новостей.

— Погоди, — бросил Джон Каммингсу и схватился за телефонную трубку. — Слушайте, давайте на развороте дадим последнее предписание из Вашингтона. Да-да, насчет книг. Так и дадим, что администрация президента усматривает наличие «коммунистических идей» и «антиамериканизма» в таких романах, как «Гроздья гнева» Джона Стейнбека, «Убить пересмешника» Харпера Ли, «Том Сойер» Марка Твена. Мы предписываем всем национальным редакциям РСЕ-РС больше не цитировать и не ссылаться на эти произведения, а библиотекам на всех подразделениях объекта срочно изъять эти книги из обращения. Да, это пойдет. Надо быстрее реагировать на распоряжения СМР. Ладно.

И Каммингсу:

— Чем могу быть полезен?

— Устал чертовски, — Ричард опустился в кресло и закрыл глаза. Он решил с самого начала взять доверительно-самобичующий тон, единственно, пожалуй, возможный, чтобы вытянуть Лодейзина на откровенность. — Гоняюсь за призраком, и всё без толку, хоть вой…

— Вид у тебя неважнецкий, — поддался Джон.

— Ну! Те звонят, эти требуют: где, что нового, когда будет результат? А я блуждаю, как в лабиринте, столько ходов, столько версий, а где тот, единственный… Отупел бесповоротно. Сейчас бы так и заснул в этом кресле. — Ричард заерзал в кресле, делая вид, что устраивается поудобнее, чтобы вздремнуть. По сочувствующему взгляду Джона он видел, что пока не переигрывает. — Старая развалина. Ни одной обнадеживающей версии. И ты знаешь, в чем главная трудность для меня? Новый я здесь человек, не успел войти в курс, а тут такое громыхнуло. На одних оконных стеклах разорится наша радиостанция. Так вот, многого я ещё не знаю, не понимаю. Задаю себе тысячу вопросов, а, быть может, на них уже давно ответы есть. А я кручусь, маюсь, трачу энергию… Слушай, может перекусим где-нибудь поблизости? Я угощаю. Надо бы снять напряжение. Как, идёт?

— А что, очень нужно? — Лодейзин явно иронизировал. — Господин Каммингс, наша резидентура здесь получила указание оказывать вам всемерную помощь. Так что я к вашим услугам. Махнем в «Голубой дом», там солидная публика.

— Согласен. На твоей машине: так устал, что даже за баранку нет сил держаться.

— Вы хотите незаметно улизнуть с объекта? — Джон просчитывал все хитрости Каммингса.

— О чем ты? Не понимаю. Посмотри, как трясутся клешни. — Ричард закрыл глаза и вытянул руки вперёд.


Спектакль был продолжен в отдельном кабинете гостиничного ресторана «Голубой дом».

— Ты представляешь, Джон, — начал Ричард издалека, — полгода назад у меня была альтернатива: либо возглавить «бункер» на РСЕ-РС, либо занять место Макса Ралиса при штаб-квартире НАТО в Эвере. Меня пленил Мюнхен. Но после этого дьявольского взрыва я всё чаще подумываю, не сделал ли я ошибки, отказавшись от Бельгии?

— Прости, Ричард, но информационно-пропагандистская служба НАТО — это не для тебя. Здесь ты на месте, а там… Там нужно постоянно держать нос по ветру и крутиться. При штабе идеологической службы в Эвере аккредитованы представители радиостанций, вещающих на Восточную Европу. Постоянные брифинги, передача инструкций, указаний, а то и готовых материалов для их «продвижения» на Восток. Плюс непростые взаимоотношения внутри НАТО между Европой и США, особая позиция Франции, Греции. Нет, Ричард, там больше шансов попасть не в такт.

— Ну и как относятся к представителям РСЕ-РС в Эвере?

— Как к пасынкам. За нами стоит Америка, поэтому и вынуждены терпеть ради «солидности». Но попытки. Вашингтона перевалить на плечи Западной Европы финансирование РСЕ-РС не встречают особого энтузиазма у европейцев. Вашингтон не раз старался убедить европейских партнеров, что РСЕ-РС по сути своей, мол, идеологический рупор НАТО, действующий в постоянном контакте с его соответствующими пропагандистскими органами. Результат? — Джон безнадежно махнул рукой.

Каммингс вспомнил нравоучения Фольмана в отношении статьи уголовного кодекса ФРГ: «Мы каждого из вас или почти каждого с полным основанием упрячем за решетку на два года». Ричард чувствовал, что задел за живое Лодейзина, и теперь ему оставалось наводящими вопросами тонко направлять Джона.

— Может, европейцы не видят проку в нас?

— Только слепой не видит. Действующие на РСЕ-РС нелегальные каналы получения политической и военной информации позволяют существенно дополнять данные центральной разведки, дают нашим аналитикам возможность вырабатывать достоверные оценки и прогнозы развития обстановки в странам Восточной Европы. А обмен этой информацией между союзниками по НАТО — это что, мало? Я уже не говорю о роли РСЕ-РС в чрезвычайных обстоятельствах, таких, как вооруженный конфликт в Европе, напряженная обстановка в соцстранах. Всё это им прекрасно известно, да с «планом по Европе» знаком каждый член НАТО.

— Ты имеешь в виду военный план ЕКОП-5Д — единый комплексный оперативный план ядерного нападения на СССР. Я о нём слышал.

— Что особенного в этом европейском Армагеддоне?

— Если ядерный конфликт разразится в Европе, вероятнее всего, он начнется с территории ФРГ. Допустим, что войска Варшавского Договора пересекли границу ФРГ. Будет лиг у нас время; чтобы демонтировать ракетные установки, очистить склады, погрузить содержимое и вывезти? Нет. Будет ли у нас время, чтобы собрать Совет НАТО и дискутировать на тему: можно или нельзя воспользоваться ядерным оружием, да потом ещё обратиться к правительству Западной Германии за разрешением нанести ядерные удары по выборочным целям? Соберется бундестаг и будет решать? Поэтому «План по Европе» наделяет военных в НАТО правом нажать на кнопки в случае конфликта и безо всяких политических консультаций' с союзниками. И нравится им это или нет, но решать вопрос будет не бундестаг, не Европейский парламент, а главнокомандующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе — американский генерал.

— Но территория ФРГ… Это же не пустыня! Тут плотность населения настолько велика, что использование ядерного оружия неизбежно приведет к гибели сотен тысяч… Тем более какой смысл наносить ядерные удары по собственным складам боеголовок или химического оружия?

— Ты хочешь, чтобы этот арсенал достался русским в качестве трофея? Можешь считать меня циником, но те немцы, что исчезнут в огне, не будут знать, погибли ли они от ракет русских или им не повезло и они оказались в «уязвимой зоне», стали жертвами, предусмотренными «Планом по Европе».

— Будем надеяться, что такого не случится. С «Планом по Европе» в НАТО явна переусердствовали. Бять по своимю..

— Чему ты удивляешься? А сценарий Пентагона? Да, тот самый ЕКОП-5Д. Там в списке ядерных целей около тысячи объектов на союзных и нейтральных территориях. «Уязвимые зоны» Запада. Уязвимые в смысле их возможного захвата русскими.

— Недальновидная политика. Я бы посоветовал «медным каскам» и в Пентагоне и в Эвере почитать Нострадамуса. Пока его предсказания сбываются. Там, кстати, и сценарий третьей мировой бойни.

— Напиши президенту. Пусть почитает на ночь вместо Библии.

— Джон, тут не до шуток. Послушай, что писал мудрец. Третья мировая начнется в июле 1999 года между русско-американским альянсом против желтого дракона. А закончится победой альянса! Вот что нас ожидает, а мы катим на русских бочку, во всём видим их козни… Недальновидно!

— С каких это пор служба безопасности оперирует прогнозами XVI века?

— С тех пор, как начала расследовать этот таинственный взрыв на радиостанции. А что отводит нам «План по Европе»?

— Начнем с чрезвычайных обстоятельств. Допустим, волнения в соцстранах. Тогда по особому распоряжению НАТО либо Пентагона все передатчики РСЕ-РС в Мюнхене, в Португалии и в Испании включаются на полную мощность для ведения специальных «ударных передач». А в случае необходимости в наше распоряжение поступают даже трансмиттеры «Голоса Америки» и ряд военных радиостанций. Суммарная мощность позволит нам преодолеть работу 32 тысяч глушителей и пробиться к тем, кто хочет нас услышать.

— «Ударные передачи»?

— В них включаются материалы, рассчитанные на радикальное обострение общественных противоречий, на порождение паники, на усиление брожения в соцстранах. В общем, специальные операции. Как говорится в новом уставе ЦРУ…

— Это действия, — подхватил Ричард, — проводимые в поддержку целей государственной внешней политики, которые планируются и выполняются таким образом, что роль правительства США не видна и публично не признается.

— Да, Ричард. Ты помнишь неплохо.

— Спасибо, Джон. А в случае боевых действий как обеспечивается выход в эфир суммарной мощностью? По указанию НАТО или Пентагона?

— Не совсем. Передатчики РСЕ-РС, где бы они ни находились, становятся звеном системы оповещения НАТО, дублируют распоряжения главнокомандующего объединенными вооруженными силами, в том числе и приказов о нанесении ядерных ударов. Вначале передаем сигнал «Ред хоутел уап» предписывающий готовность № 1 всем на пусковых площадках и барражирующим в воздухе бомбардировщикам, затем — предупреждение «Стейт скарлет ту», ну а после сигнала «Блю дот Ромео» ракеты устремляются к целям. Как сказано в «Плане по Европе», команды о нанесении ударов передаются всеми доступными средствами, значит, и нашими.

— РСЕ-РС в Мюнхене случайно не находится в «уязвимой зоне»? — машинально вырвалось у Ричарда, прежде чем он осознал зловещий смысл своего вопроса. Джон тоже, видимо, об этом не задумывался. Они молча смотрели друг другу в глаза, оба пораженные простым и очевидным ответом на этот вопрос. Лодейзин первым отвел глаза в сторону.

— Ну ты, наверное, знаешь, что в случае конфликта предусматривается эвакуация в США всех американских граждан, работающих на РСЕ-РС. Если будет невозможно вести передачи из Мюнхена, включим в работу запасной радиоцентр в США, который до поры до времени держит для нас законсервированным Пентагон.

— А эмигранты, архивы, документы ЦРУ: досье, агентура, связники — это куда? Или ты хочешь, чтобы всё это досталось русским в качестве трофея? — Ричард повторил вопрос, заданный ему ранее Лодейзином.

— Тебя волнует судьба «нафталинников» и прочего сброда? — Лодейзин продолжал смотреть куда-то в сторону. — Не беспокойся. О них позаботятся. Ни один из них не попадет в плен. Материалы и документы тоже. Ты слышал что-либо об Абердинском полигоне в Мэриленде? «Лаборатория ограниченной войны»? Психотропное оружие?

— Откровенно говоря, не доводилось. — Каммингс силился вспомнить, где-то он видел этот адрес, и совсем недавно. «Мэриленд…» — где? Ящики, Ящики на складах в подвалах РСЕ-РС, «деодоранты, улучшающие состав воздуха в помещении». Прижимистый кладовщик. — Нет, не доводилось. Это для меня китайская грамота.

— Всякое оружие, Ричард, имеет своего генерала или адмирала. Адмирал Хаймэн Риковер протолкнул ядерную подводную лодку, генерал Кэртис Лимэй — стратегический бомбардировщик, адмирал Нимиц глотку рвал за авианосец, генерал Паттон отстаивал танки. Генерал психохимической войны — это Уильям Кризи. Он создал отравляющее вещество, известное в НАТО как ЕА-3167. Бесцветное, бездымное. Поначалу жертвы, вдохнувшие его, ничего не чувствуют. Слабые неприятные ощущения, легкий шум в ушах, потение, небольшая дрожь. Со временем всё вокруг приобретает карикатурный характер, они не просто смотрят на окружающие предметы, а как бы купаются в них. Их тянет к открытому окну, на свежий воздух. На улицах люди, кое-как одетые, а иногда и голые, бредут без цели, что-то бормоча. Автомобили наскакивают на тротуары. Десятки граждан, в том числе полицейские, сидят посреди улицы беспомощные и хохочут. Другие в экстазе исполняют что-то вроде пляски святого Витта…

— Хватит, Джон. У меня и так натянуты нервы.

— Представь себе; военное противоборство в Европе, на РСЕ-РС среди эмигрантов паника или бунт. Этот сброд становится неуправляемым. Легкая доза ЕА-3167… Нет, дело не в том, чтобы убивать, хотя без жертв, видимо, не обойдется. Просто парализовать их волю, на время лишить рассудка, после чего их можно как овечек переправить в другой город… Прости, Ричард, но мне надо быть на радиостанции. — Джон бросил на стол деньги — Предпочитаю ужинать по-немецки, каждый платит за себя.

Каммингс остался один. Он посмотрел на часы. Пора в аэропорт, надо успеть на последний рейс в Барселону.

«Вы верите в приметы или вещие сны?» — припомнились ему слова Ирми, когда в салоне самолета он решал, куда бы сесть. «Если в «Боинге-737» твое место в хвосте самолета, то непременно останешься жив даже в самой невероятной катастрофе». Каммингс грузно опустился на сиденье в конце салона и мгновенно заснул.


Глава VII. ОТЕЛЬ «ФЛАМБОЙЯН»

I

В Мадридском аэропорту Ричард прошел в зал для транзитных пассажиров.

— Солнечная Испания приветствует господина Каммингса!

Этот голос мог принадлежать только одному человеку — Уильяму Чамберсу, с которым Ричард когда-то учился на курсах переподготовки.

— Билл! Откуда… — Каммингс хотел спросить, откуда Чамберс узнал о его прилете, но что-то его остановило. Всё равно он услышал бы в ответ хорошо продуманную легенду.

— Если ты имеешь в виду аэропорт, то случайно. Провожал нашего Дина Хэнсона. Парень не выдержал пробега. Дошел до белой горячки. Беспробудные запои, пришлось отправить досрочно. Что касается Мадрида, то позвольте представиться: начальник службы безопасности посольства к вашим услугам.

Они прошли в бар. Уильям заказал для приятеля и для себя ликер.

— И много у тебя «динов хэнсонов»? — начал Каммингс, чтобы прервать затянувшуюся паузу.

— Американская колония здесь — 40 тысяч человек. Люди разбросаны по всей стране. От станций слежения в Сеуте, Мелилье и на Тенерифе на юге до Барселоны на востоке. Сотни местных граждан работают на наших объектах. Для слежки используем целый легион кубинских эмигрантов, выходцев из Пуэрто-Рико и Филиппин. Публика разношерстная. А сколько здесь профашистских тайных организаций и союзов! Каждый день приходят сообщения. Если сутки прошли без происшествий, считай, что наградили. Сейчас у меня головная боль — один тут из резидентуры. Мартин Купер. Да-да, тот самый, перевели из Пакистана. Сюда прибыл в одно время с твоим тезкой Ричардом Киноманом. Так вот, этот Купер после 14 лет супружеский жизни бросает жену с малолетними детьми и ударяется в разгул. Американки, испанки, пуэрториканки — все подряд. Я беседовал с его женой Джин Бентли. «Подонок! — кричит. — Если бы у меня был пистолет, я бы разрядила в него всю обойму!» Действительно, этот Купер — штучка. Отец у него офицер ВМС США в отставке. Не знаю уж, какой там чин, но Мартин слишком высокого мнения о себе, самолюбив, обидчив, на всех смотрит свысока. Чувствую — это очередной «дин хэнсон».

— Странно, Билли. Я слышал, Испания — самая привлекательная страна для людей нашей профессии. Попасть сюда нелегко, можно сказать, очередь…

— Чего-чего, а работы у нас хватает. Правительство готовится к вступлению страны в НАТО. Возрастает наше влияние на политику Мадрида, возрастает роль ЦРУ. Представляешь, какие ставки! Вот наш резидент Рональд Эстес и ломает голову над тем, насколько далеко он может пойти в принятии решений. Кроме НАТО, цель миссии Эстеса — создание помех в работе советских представителей.

— Каторжный труд, — посочувствовал Ричард.

— Это точно. Ты бы посмотрел на нашу резидентуру, на посольство. Как шутят в Мадриде, это самое охраняемое здание во всей Испании. Телекамеры внутри и снаружи, металлодетекторы на входе и бронированные двери, открывающиеся с помощью кодированной пластинки-пропуска. Днем и ночью работаем при искусственном освещении и принудительной вентиляции. Могильный склеп, а не резидентура.

«Плакаться начал, — подумал Ричард, — как им всем трудно живется в этой обласканной богом стране».

— Билли, зато какой оперативный простор.

— Ты прав, Ричард. Здесь для нас Клондайк. В некоторых министерствах, экономических институтах, прессе — везде наши люди А сколько под глубоким прикрытием? Например, Селлер Нэрри, наша Мата Хари, невинный преподаватель английского языка в институте «Католико де артес э индустриас», или Ласри Пиер, солидный директор крупной коммерческой и посреднической фирмы «Трансафрика». То же самое — в фирме «Континенталь де импортасьон». Рональд Кейтон — под крышей министерства авиации США. Наш ветеран Эдвард Крейслер, «тихий американец» венгерского происхождения, 20 лет в ЦРУ, держит два выставочных зала на улицах Серрано и Эрмосилья. Плюс он же председатель попечительского совета Англо-американского госпиталя, он же — один из «немногих людей в Испании, ставший кавалером ордена Изабеллы католической. Таким людям поручено проникать в среду деятелей искусства и литературы, вербовать там агентов.

— После всего, что я услышал, Билл, Мюнхен мне кажется глухой провинцией нашей разведки. — Ричард подлил масла в огонь.

— Г-м-м, а местная печать? Более 40 испанских журналистов сотрудничают с нами. Резидентура имеет по крайней мере по одному информатору в каждой влиятельной газете, журнале или радиостанции. Некоторые журналы и газеты полностью контролируются нами. Полетишь в самолете — полистай.

Ты слышал об Институте международных проблем? Немного? Так вот, крестным отцом его был Вернон Уолтерс, помнишь, он числился заместителем директора ЦРУ. В этот институт входят многие испанские военные, политические деятели, бизнесмены и журналисты. Это тоже один из рычагов влияния на местную печать, канал для продвижения наших материалов, идей, оценок. А какой там вербовочный контингент! Только забрасывай сети и лови агентов косяками.

Все наши парни, кто работал через Институт международных проблем, — и Гай Фермер, и Гарольд Баум, и Роберт Плоуткин, и даже Аллен Смит — пополнили сеть информаторов, расширили наши каналы влияния.

С одной стороны, чтобы ускорить вступление Испании в НАТО, наш Альберт Сассевиль встречается с испанскими военачальниками и экспертами в области обороны ведущих партий: убеждает, доказывает, соблазняет перспективами. А с другой — какой-нибудь корреспондент из Эй-би-си или из ЭФЭ запускает очередной материал: пугает «советской военной угрозой», террором или анархией и подсказывает выход из грозящей ситуации, только под опекой НАТО, под крылышком Америки Испанию ждет стабильность и процветание… Ты почему не пьешь?

— Заслушался тебя.

— Не льсти. Тебе не нравится ликер? Послушай красивую легенду. Когда война, неурожаи и эпидемия чумы свирепствовали в XV веке в Ломбардии, Бернардино Луини, известный в то время художник школы Леонардо да Винчи, расписывал стены в храме Санта Мария делла Грация в местечке Саронно. Хозяйка гостиницы, где обитал живописец, была молодая вдова дивной красоты, мать младенца и девочки-подростка. Молодая вдова позировала художнику для образа мадонны, а с младенца живописец писал Иисуса для фрески «Рождение Христа». Наступило рождество, и хозяйка гостиницы решила отблагодарить маэстро, который её обессмертил. Женщина она была бедная и нашла единственный способ выразить свою благодарность — угостить его ликером, который, она знала наверняка, понравится Бернардино. Молодая вдова взяла абрикосовые косточки, которые собрала её дочь, и положила их настаиваться в коньяк. В результате получился янтарный, ароматный ликер, который до сегодняшнего дня носит название…

— «Амаретто ди Саронно», — подхватил Ричард.

— Правильно. Закажем?

Ричард пригубил бокал. Горьковатый привкус абрикосовых косточек…

— Билл, ты знаешь, я скептик по натуре. Тебя послушать — так вы всесильны, всемогущи, а газеты и журналы пестрят разоблачениями деятельности ЦРУ. Что-то не так.

— Сложная страна, Ричард, гордый, независимый народ, большая тяга к демократии, богатое историческое прошлое. — Чамберс явно отрабатывал «ход назад». — Всё не гак просто. Во время последнего визита Каспара Уайнбергера мы дали указание допускать на пресс-конференции или для интервью с министром обороны только журналистов — членов Института международных проблем. Разразился крупный скандал. Еле утрясли.

Провалы? Тоже бывают. Хавьер Руперес, секретарь по международным связям Союза демократического центра Испании, ценный был агент. Его похитила сепаратистская организация басков ЭТА. На допросах в «народной тюрьме» он и признался, что работает на нас, какие имел задания и с кем встречался. А недавно местная полиция поймала с поличным Джино Росси, итальянского бизнесмена. Парень с помощью техники вел в гостинице подслушивание телефонных переговоров одного важного француза. Щекотливое дело. Ты прав, Ричард, всякое бывает. В общем, пятьдесят на пятьдесят.

— Это, пожалуй, ближе к истине.

— Но учти, Ричард, удачная работа в Испании гарантирует в будущем резиденту ЦРУ или его заместителю высокий пост в Лэнгли и безвыездную работу в США.

— Ладно, уговорил. Вернусь в Мюнхен — буду проситься в Мадрид. Возьмешь? Своим заместителем…

— Только за ящик «Амаретто ди Саронно». Не люблю конкурентов. Ты же сразу начнешь на пятки наступать.

— Тебе наступишь. Как же!

— Я всё, Ричард, о себе. Ну а вы там, на РСЕ-РС? Тоже, наверное, масштабы, ведь центр Европы…

— У нас специфика. Резидентура в стане эмиграции либо эмиграция в стане ЦРУ. Второе вернее. Нет, Билл, это не Испания. Всё мелко.

Чамберс истолковал лаконизм Каммингса как проявление осторожности.

— Ты прости, Ричард, я тут разболтался. В резидентуре с кем поговоришь? Все официальные, деловитые. А мы всё-таки однокашники.

— Не надо лишних слов, Билл. Ты меня знаешь. Прости, но объявили мой рейс.

— Ты летишь в Барселону? Надолго?

— Рутинная инспекция. Вхожу в курс дела. Надо побывать на нашем объекте в Пальсе. Двух дней мне будет достаточно.

— Хочешь, я позвоню шефу подрезидентуры в Барселоне? Тимоти Григгс — отличный парень. Окончил Мадридский университет, работал в Анкаре, Буэнос-Айресе. Страну и обычаи знает блестяще. Он тебе понравится.

— Спасибо. И помни, Билл, если я приеду в Испанию, в моем багаже ты найдешь ящик того чудного нектара.

— Не торопись. Где ты его возьмешь?

— Смотаюсь в Саронно. Поклонюсь мадонне, может, отпустит из старых запасов… Пока.

Они расстались тепло. Насколько тепло могут расстаться два опытных сотрудника службы безопасности ЦРУ.


II

Волны мелкими барашками приближались к берегу и беззвучно растворялись в песке. Рыбацкие шхуны на горизонте, тихоходные круизные лайнеры. Мачты антенн РС, уходящие далеко в море. Залив Эстартит, Средиземноморье, Плайя де Пальс. Каммингс в смятении медленно брел по пляжу, утопая ногами в песке. Тимоти Григгс и заместитель директора РС в Испании Антонио Рейгоса Ариас, кубинский эмигрант, — каждый по-своему — понимали состояние Ричарда. Они следовали на почтительном расстоянии. Полчаса назад Каммингс сделал открытие, ошеломившее его.

Нет, никакие террористы не нападали на радиостанцию. С моря путь преграждает металлическая ограда, вокруг здания постоянно дежурят патрули испанской гражданской гвардии с собаками. Всё было гораздо проще, обыденнее. В 21.00 в тот самый злополучный день через американский центр коммуникаций в Сантос-дела-Умоса на РС из Пентагона поступил кодированный сигнал «Ред хоутел уан». Действуя в соответствии с инструкциями, дежурный смены достал из сейфа особый пакет на случай чрезвычайных обстоятельств и вскрыл конверт № 1. Там указывалось, что по второму сигналу следует вскрыть пакет № 2. В 21.20 прошел второй сигнал — «Стейт скарлет ту». Во втором конверте предписывалось включить четыре передатчика суммарной мощностью и в 21 40 передать зуммерный сигнал в направлении юго-востока. Дежурный исполнил приказ без промедления. Все его действия были зафиксированы в журнале. Даже тот факт, что особый пакет поступил на РС в декабре 1980 года. Ошибка, случайность исключались.

Взбивая ногами песок, Ричард мучительно размышлял.

«Зачем? Какое-то наваждение. Только подберешь ключ к одной двери, смотришь, за ней вторая, её преодолел, там — третья, потом четвертая, пятая. Стоит ли перепроверять у дежурного по Пентагону, не было ли там ошибки в использовании кода, пароля сигналов связи? Эта «дверь» тоже откроется, а за ней наверняка окажется следующая. Какая?

Значит, свои… Зачем? Может быть, «медные каски» просто проявили свою прыть, не согласовали ни с кем? Или Пентагон устроил проверку линии связи, а кто-то, «крот» например, сидящий наверху, узнал об этом и воспользовался ситуацией? Невероятно, но как вариант для окончательного вывода о результатах расследования не так уж плохо. Пусть в Вашингтоне ломают голову над этим кроссвордом. В Мюнхене дам официальный ход делу, представлю все факты, документы. Найдут «крота» — не забудут, с чьей подачи всё началось. Не найдут — пусть накажут выскочек из Пентагона. Это ход. Хороший ход».

Он несколько повеселел.

— Тимоти, не пора ли нам в обратный путь? Мне, пожалуй, здесь больше делать нечего. Сеньор Ариас, вернется из командировки директор РС, передайте Полу Норту, что я остался доволен мерами безопасности и четкой организацией работы персонала. В Мюнхене непременно отмечу это в своем докладе.

— Может быть, сеньор Каммингс останется пообедать с нами? Настоящая кубинская кухня: коктейль из креветок, черные бобы…

— Спасибо, сеньор Ариас. Я хотел бы поспеть к вечернему самолету

Когда они выехали на автостраду, Григгс не выдержал:

— И почему только ты отказался от обеда? Черные бобы, мечта.

— Не люблю, когда мне кто-то хочет почесать спину в надежде, что в ответ я тоже поскребу по его лопаткам. Обычное отношение к проверяющим. На РСЕ-РС тоже так. Приезжает инспекционная комиссия. День покрутятся с руководством: коктейли, ужины. После чего мы их отправляем на неделю в Альпы на отдых, и всё это за счет бюджета РСЕ-РС, за счет американского налогоплательщика. В заключение — пышный прием в гостинице «Хилтон». Перед отъездом у трапа самолета комиссия получает от нашего руководства «необходимые материалы» для подготовки отчета о якобы проведенной проверке и с сознанием исполненного долга возвращается в США. Комиссия довольна, наше руководство довольно. Всё хорошо, всё прекрасно.

— Барселона хоть и провинция, но тоже лакомый кусочек. Настоящая Мекка для проверяющих, инспектирующих, контролирующих. Рядом остров Майорка, мировой курорт, рай для толстосумов, а у нас там бунгало вроде бы для встреч с ценной агентурой. Последним приезжал Мелвин Ледбеттер, полковник из военной разведки. Пришлось покрутиться. Как-никак, а шеф отдела безопасности военно-советнической миссии в Мадриде ДЖЮСМГ/МААГ.

— Из РУМО? Когда он приезжал?

— В декабре, на рождество, как помню. А что? А-а… Особый пакет поступил на объект в Пальсе в декабре. Вполне возможно… Даже наверняка. Но подожди, Ричард, почему ты связываешь этот сигнал именно со взрывом на РСЕ-РС? Что, если зуммер был предназначен для кого-то здесь, в Испании? Что произошло через день после этого сигнала?

— Партийный форум в Москве.

— А здесь, в Испании? Попытка военного переворота в Мадриде. То ли фарс, то ли реальная попытка. Почему ты исключаешь вероятность того, что это был звонок для путчистов? Условный, обговоренный заранее.

— Еще одна «дверь»?

— Какая дверь?

— Не обращай внимания.

— Так вот, я насчет нашего бунгало. Если где есть рай на земле, Ричард, так это остров Майорка.

— Ты к чему клонишь?

— Вчера туда выехал мой работник, Джозеф Фернандес…

— И ты послал парня, чтобы он приготовил для нас с тобой рай в шалаше?

— Ну почему! Там у него встреча с Робертом Чэноном. Есть такой: генеральный директор «Инстапринт». Надежный человек. Ну и насчет шалаша ты прав тоже, — признался Григгс. — Посмотри, Ричард, в зеркало. Тебе действительно надо отдохнуть. Пару дней, а?

— Чесать спину я тебе не буду, не надейся, — пробурчал сдаваясь, Каммингс.

— Вот и прекрасно. Мы успеваем к вечернему пароходу. А теперь начинаем гонки. — И Гимоти нажал на акселератор.

Попыхивая трубкой, Ричард, отрешившись от всего, рассеянно смотрел по сторонам. Он не знал, что на острове Майорка его ждет ещё одно открытие, которое спутает карты многим, так или иначе связанным с этой историей.


III

В бунгало Ричард спал, как никогда, крепко и спокойно. Разбудили его крики птиц. Тимоти уже был на ногах.

— Доброе утро. Сейчас я заварю настоящий кофе по-турецки. В Анкаре меня кое-чему научили.

Ричард вышел на террасу, блаженно потянулся и застыл. Внизу по гаревой дорожке прямо на него трусцой бежал тот самый турок, с фоторобота. Его лицо с чуть впавшими щеками и короткой стрижкой, слегка приплюснутый нос, запавшие глаза. Вот он. Живой и невредимый, уверенный в себе. Утренняя пробежка. А Ричард сбился с ног, чтобы найти его хотя бы малейший след, хоть какую-то зацепку.

— Ты где? — Тимоти вышел на веранду. — Любуешься? Пошли пить кофе.

— Подожди. — Ричард перешел на шепот. — Видишь того… сейчас заворачивает за клумбу. Я его узнал… Это тот… с фоторобота. Турок!

— Померещилось. Для многих европейцев все турки на одно лицо.

— Если бы! Тихо. Сейчас он побежит обратно. Точно, Григгс, это он.

— Хосе! — позвал Тимоти слугу. Они о чём-то переговорили по-испански. — Хосе говорит, что видит этого сеньора под нашими окнами вот уже несколько дней. Тот каждый день по утрам два часа бегает трусцой. Живет в отеле «Фламбойян». Шикарный отель. Чтобы попасть туда, нужно иметь счет в швейцарском банке. Может, показалось?

Ричард не успокаивался.

— Только бы не вспугнуть!

— Есть у меня один журналист. Эдуарддо Ари Сивера. Проверен на деле. Пошлем к нему с интервью: «Ваши впечатления от Майорки? Довольны ли вы сервисом в отеле? Ваши пожелания?» Как, подойдет?

— Грубо. Просчитает мгновенно и исчезнет.

— Давай тогда попробуем через Хосе. Дадим ему корзину с апельсинами. «Я торговец цитрусовыми. Сеньор такой-то купил у меня фрукты и просил принести в номер». Вот увидишь, сработает.

— Хорошо, только если этот человек будет отказываться, скажет, что не покупал и так далее, пусть Хосе тоже даст «задний ход»: мол, ошибся, видимо, кто-то другой заказывал. Тоже, правда, шито белыми нитками. Но попробуем.

Каммингс так и не притронулся к кофе. Через час вернулся Хосе. Без корзины. Он что-то с жаром рассказывал Григгсу.

— Переводи, Тимоти, быстрее!

— Хосе говорит, что человека зовуг Али Хуссейн. Ливанец. С ним телохранители, охрана. Они забрали апельсины, а бедного Хосе грубо вытолкали из отеля и посоветовали больше никогда не появляться. Сказали: передай своему хозяину, что если он будет совать нос в чужие дела, то они найдут способ рассчитаться. Выходит, кто-то из местных видел Хосе в отеле и сообщил им, кто есть кто. Странная история. — Тимоти подошел к окну. — Я не удивлюсь, если человек из охраны ливанца уже пасется под окнами бунгало.

— Не думал, что ты такой нервный

— Это у меня с детства. Мать моя, как мне потом рассказывали, просто терпеть не могла детей, в том числе и меня. За малейшую провинность она колола мне руки швейной иглой и с наслаждением наблюдала, как я рыдал и дергался от боли.

— Чудовищно!

— Вот почему я очень люблю своих детишек и жену. В этой стране такой крепкий союз тайных фашистских и неофашистских организаций, что они научили меня считаться с угрозами, даже в форме намёка.

— Всё понял, Тимоти. — Ричард встал. — Дело расследую я, мне и идти в отель. Посмотрим поближе, что из себя представляет Али Хуссейн и его свита. Если что случится, значит, судьба. Я вернусь через час. Или не вернусь вовсе.


IV

Ориентируясь по указателям, он быстро вышел к отелю «Фламбойян». В просторном вестибюле всё говорило, нет, просто кричало о роскоши и преуспевании владельцев комплекса. Каммингс направился к стойке администратора. Тот привычным оценивающим взглядом окинул вошедшего с головы до ног и мгновенно потерял интерес: «На клиента не похож».

Ричард побарабанил пальцами по стойке.

— Чем могу быть полезен? — Администратор явно не спешил.

— В каком номере остановился Али Хуссейн?

— Кто-кто?

— Я говорю, Али Хуссейн, ливанец.

— Сеньор, я вас не понимаю. Вы видели на нашей крыше четыре звезды? Это самый фешенебельный отель на Майорке. Попасть сюда просто мечтают президенты, премьеры, короли, кинозвезды, промышленники и прочие респектабельные люди. Какой-то ливанец… «Фламбойян» очень дорожит своей репутацией. Позвольте, я вам покажу наши рекламные проспекты.

Пока администратор говорил, Ричард заметил, как из лифта выскочили трое крепко сбитых мужчин. Двое перекрыли входную дверь, третий, вероятно, главный — «Громила», как его окрестил Ричард, занял столик у бара позади Каммингса. Администратор, видимо, нажал ногой кнопку сигнализации. «Без скандала не обойдется. Черт с вами, не испугался». Он перехватил руку администратора железной хваткой и рывком притянул его к себе.

— Сеньор! Сеньор…

— Я сейчас размозжу твою башку об эту стойку, если не скажешь, где проживает ливанец. Ну, говори, черт возьми!

— Если сеньор такой любопытный… Ой, пустите, больно же!

— Говори!

— Если сеньор такой любопытный… Обратитесь к этому сеньору. — Администратор показал глазами на сидящего у стойки бара.

Ричард повернул голову. «Громила», сидя за столиком, дымил сигарой и, казалось, не обращал ни малейшего внимания на происходящее вокруг. Двое других застыли у выхода, готовые в любую минуту к действию. Каммингс достал трубку.

— Простите, сэр, — обратился он к «Громиле», — огонька не найдется?

— Документы! На стол! — рявкнул тот, не вынимая сигары изо рта.

Ричард бросил на стол паспорт. Толстые пальцы побежали по страницам.

— Каммингс… Ричард… Неплохо подделал фотографию, но тебе не повезло, парень, я знал настоящего Ричарда Каммингса… Когда-то мы работали вместе…

— Простите, но среди моих коллег никогда не было вышибал.

— Что-о-о? Удостоверение! На стол!

Получив удостоверение и изучив ею, «Громила» уже с интересом посмотрел на Ричарда.

— Так вот ты какой, «Бульдозер»! Докопался всё-таки до нас.

У Ричарда отлегло от сердца. Это люди Роберта Гамбино. Управление безопасности ЦРУ. Свои.

— Какого черта! — взорвался он и, вытянув ногой из-под столика банкетку, опустился на нее.

— Какого черта ты, Каммингс, здесь крутишься и вынюхиваешь? Тебе же сказали, что версия с турком — дело дохлое, — «Громила» затянулся сигарой.

«Кто говорил?» — мысленно встрепенулся Ричард. — Действительно, кто-то советовал. Джеймс Кричлоу. «Это пустой номер, — заметил он тогда в «Аннасте». — Понимаешь, дело дохлое. Можно шею свернуть». И с каких это пор служба безопасности стала переходить дорогу управлению тайных операций?

— Я хотел бы поговорить… с турком.

Глаза «Громилы» от злости сузились:

— Дурак! Нет никакого турка, ливанца и прочей дребедени в природе. Понимаешь? Не понимаешь. Тогда скажу тебе проще. Ты же слон, тебе нужно разжевывать, да ещё в рот вкладывать, тогда усвоишь. Либо ты выйдешь отсюда живым, либо завтра в газетах появятся сообщения о том, что в горах обнаружен труп мистера Каммингса. Ответственность за акцию возьмет на себя террористическая организация ГРАПО. Устраивает? И моли бога, что за тебя просили влиятельные друзья Кричлоу, иначе я бы вообще с тобой не разговаривал так долго. Но выйдешь ты отсюда только при одном условии: если выбросишь из головы всё — кого ты здесь видел, как, зачем и почему. Просто проглотишь язык! Мистер Каммингс ошибся, ему показалось, померещилось. Постарайся в этом убедить и других обитателей бунгало. Да, с этим Хосе и Тимоти Григгсом тоже надо что-то делать. Ладно, позаботимся. И кати ты сегодня к себе в Баварию, но помни: по тебе и по Григгсу теперь в любой момент плачут подвалы Лэнгли и допросы третьей степени. В любой момент!

— За что?

— Да уже за одно то, что ты здесь наследил, поставил под угрозу срыва важную акцию управления тайных операций, такую, какая тебе и не снилась. За то, что посвятил Григгса, Хосе и черт ещё знает кого в эту историю. Так что нам приходится срочно уматывать отсюда. Мой рапорт ляжет на стол начальника с копией Роберту Гамбино. Теперь понял? Так вот: «Мистер Каммингс ошибся»?

— Да, мистер Каммингс ошибся, — эхом ответил Ричард. «В этой стране меня научили считаться с угрозами даже в форме намека», — вспомнил он слова Тимоти.

— Что видел, что делал мистер Каммингс на Майорке?

— Рай. Экзотика. Хотел день-два отдохнуть, да что-то стало пошаливать сердце, пришлось срочно уехать.

— А теперь проваливай, — «Громила» сделал знак сигарой тем двоим у входа.

Каммингс, не поднимая головы, вышел из отеля…


V

— Ну как? Что? — Тимоти истомился в ожидании.

— В отеле меня просто подняли на смех. Там живут президенты, премьеры, короли и кинозвезды. Хосе всё напутал. Видно, и впрямь я устал за эти недели. Вот что-то сердце пошаливает. Давай поедем, а то я так и до Мюнхена не дотяну…

В аэропорт Барселоны их подбросил Виктор Абейта, заместитель Тимоти Григгса.

Каммингсу хотелось побыстрее сесть в самолет, остаться одному, наедине со своими мыслями.

— Прощай, Тимоти. Если будешь в Мюнхене…

— До свиданья, Ричард… Прости, что так получилось…

— Всё хорошо. Вот только сердце. Видимо, начал сдавать. — И Каммингс пошел к трапу.

Если бы он тогда знал, что менее чем через два года Тимоти не станет, он бы наверняка вернулся и сказал бы другие, теплые слова на прощание. Но какие?

Лайнер взмыл в безоблачно синее небо. Рядом на сиденье кто-то оставил рекламный буклет: «Если есть рай на земле, так это остров Майорка».


…Беря стаканчик с виски, предложенный стюардессой, Каммингс с удивлением посмотрел на свою правую руку: её била мелкая дрожь. Залпом прикончив разбавленное содовой водой виски, он откинулся в кресле. Мысли словно бежали марафонскую дистанцию в темпе спринтера. Ричард понимал, что это не просто усталость. О чём бы он ни пытался подумать, всё у него вызывало бешеную злобу. И его тренированный ум никак не мог выключиться, не способен был взять передышку.

Через пять минут у него начало ломить в висках, и боль стала отдаваться в затылке. Каммингс нажал кнопку и вызвал стюардессу.

— Да, сэр? — Она появилась почти мгновенно.

— Двойной коньяк, пожалуйста.

Каммингс понял: припадок ярости. И никакой возможности отвести душу. «Это давление, нервы. Хорошо, что не дает сбоев сердце. Коньяк, сосудорасширяющее. Потом эти проклятые сосуды сузятся и станет ещё хуже…»

Нисколько не заботясь о мнении сидевших рядом пассажиров, он поступил с принесенным ему коньяком как с виски. Боль через минуту-другую прошла, и мысли стали замедлять свой бег. Каммингс почувствовал, что немного опьянел, и тупо уставился в спинку кресла перед собой, не отводя глаз от чистой салфетки — подголовника. Наконец-то он сумел выключиться.

«Всё», — тихонечко произнес он и уснул.


Глава VIII. ВЫХОД ИЗ ЛАБИРИНТА

I

На следующее утро, спускаясь в свой «бункер», он уже твёрдо знал, какое он направит в Лэнгли заключение о возможных причинах и организаторах взрыва на РСЕ-РС. На письменном столе громоздились подборки документов, компилируя которые можно было составить солидную версию о «международном заговоре». Свидетельства будут, конечно, косвенные, не совсем то, чего ждут в Вашингтоне, но дающие намек на существование «крота» в верхнем эшелоне власти — пусть там ищут — и подчеркивающие деликатный, трудный характер его миссии по поиску внутреннего «крота» на РСЕ-РС. В кабинете Ричард чувствовал себя уверенно и спокойно. Здесь всё было четко и определенно, не то что на просторах Европы, где бродят толпы американских разведчиков и каждый непременно с какой-нибудь сверхсекретной миссией. Того и гляди, кому-то можешь помешать, наступить на ногу, сам того не ведая. Что ни говори, а в «бункере» безопаснее.

Каммингс сортировал бумаги. Показания очевидцев… Заключение экспертизы… Сведения на подозрительных сотрудников РСЕ-РС… Показания попавших в госпиталь… Сотрудники ЦРУ… Неплохо приложить бы акт осмотра склада, где лежат мины. Он нажал кнопку интеркома:

— Панковиц, где наш кладовщик? Я хотел бы снова побывать в подвалах.

— Вчера вечером срочно отозван в лондонский филиал РСЕ-РС.

— Кто-то же его должен замещать?

— Конечно.

— Через полчаса присоединюсь к вам. Спустимся вниз.

Ричард писал иегко и бойко, дав волю своему воображению. Изложив обстоятельства прослушивания пленок в секретном отделе перехвата, он в скобках добавил: «Пленка прилагается».

— Ирми, — ещё раз обратился он к коробке интеркома, — где-то должна быть пленка из Лампертхайма.

— Они просили вас перезвонить им, господин Каммингс.

Он набрал телефон начальника отдела перехвата.

— Каммингс. Ваши люди задерживают доставку заказанной мною магнитофонной ленты.

— Я понимаю. Простите, сэр, но это Ирена…

— Какая еще Ирена?

— Вы знаете, какая рассеянная наша Ирена Зотова? Она так спешила и всё, конечно, перепутала…

— И пленка…

— Да, на ней уже записаны последние новости украинского радио. Просто не знаю, как исправить эту ошибку…

«Так, — сообразил Ричард. — Кто-то замешкался, опоздал, а теперь работает с опережением».

— А журналы регистрации сигналов за 20 и 21 февраля, конечно…

— Да, сэр, четыре дня назад нам выдали журналы нового образца…

— А старые?

— Сожжены.

В сердцах Каммингс бросил трубку. «Ничего, есть еще Пальс, Тимоти. Он быстро подошлет выписки из журналов».

— Ирми, закажи разговор с нашим генконсульством в Барселоне. Тимоти Гритгса. Побыстрей!

Он зачеркнул написанное в скобках «Пленка прилагается» и сверху дописал: «Копии выписок из журнала дежурного смены на объекте РС в Пальсе прилагаются».

— Барселона на проводе, господин Каммингс.

— Спасибо. Алло, Тимоти?

— Я за него, слушаю вас, — ответил незнакомый голос.

— Это Фернандес или Абейта? Говорит Каммингс из Мюнхена.

— Роберт Вандавеер. Лучшие свои годы я провел в Мюнхене. Мы, возможно, даже встречались.

— Простите. Это начальник службы безопасности РСЕ-РС Ричард Каммингс. Я хотел бы переговорить с Тимоти.

— Григгс утром улетел в Мадрид на срочную замену. Чем могу быть полезен?

Ричард опешил. Объяснять этому Вандавееру, что и к чему, Каммингс не собирался. Слишком долго рассказывать, да и, видимо, бесполезно.

— Алло, вы еще у телефона?

— Да, да, господин Вандавеер. В Пальсе вы уже получили журналы нового образца?

— Как же, с этого я и начал свою миссию. А старые, как и полагается, уничтожили сегодня, сожгли. Всё по акту. А что?

— Просто хотел проверить. Простите, Роберт, а кто отдал распоряжение?

— Сам резидент Рональд Эстес. Здесь всё «по бумаге», не беспокойтесь, Камминтс. Как там Мюнхен?

— Ничего. Стоит на месте. До свидания, господин Вандавеер, приятно было познакомиться.

— Всего доброго. Если Тимоти вам нужен по личному вопросу, звоните в Мадрид.

И Ричард позвонил Вильяму Чамберсу.

— Вилли? Каммингс. Как там солнечный Мадрид?

— Привет, Ричард. Не вовремя ты позвонил. Я в страшной запарке. Срочно уезжает из страны резидент Рональд Эстес, я его временно замещаю. Покидают Мадрид и Бернард Эззель, и Дуайт Кондон, и Лоуренс Боринг. Резидентура оголяется, стоит, как чахлый лес. А сегодня прилетает новый шеф. Терри Уард. Говорят, атлетического телосложения. В ЦРУ его прозвали «Гориллой». Никогда не видел?

Каммингс вспомнил отелъ «Фламбойян». «Громила». Он, не он?

— Нет, Вилли, не доводилось. — С Тимоти ему говорить уже расхотелось. Да и зачем? Неплохо работают парни. Ни свидетелей, ни очевидцев, ни участников. Один мираж.

— Извини, Ричард, я в запарке, — напомнил о себе Чамберс.

— Пока, дружище.

И уже просто ради любопытства спустился в подвал. Его печать на дверях склада была цела, но в опечатанное им помещение он мог и не заглядывать, в складе на полках лежали старые радио детали…


II

По возвращении в «бункер» он услышал настойчивый телефонный звонок.

— Каммингс.

— Лаборатория экспертизы. «Группа-66» армии США. Вы просили сделать повторную экспертизу взрывчатого вещества, использованного…

— Понятно. Ну и что нового? — спросил он, заранее предвидя варианты ответа. Либо «потеряли», либо кто-то что-то «напутал», либо «послали» в США на дополнительное изучение.

— Примите глубокие извинения, господин Каммингс. Наш младший научный сотрудник… Он наказан, хочу сразу сказать. Так вот, он изучал компоненты вещества, использованного при взрыве дискотеки для американских солдат, полагая, что это ваши, а ваши — это…

— С места взрыва дискотеки.

Ясно, они избрали второй вариант.

— Так точно. И получается, что была использована обычная пластиковая взрывчатка производства 1979 года. Полагаем, с базы в Гейленкирхене: помните, там было обнаружено большое хищение взрывчатки? Своё заключение мы вам сегодня высылаем. Не могли бы вы нам вернуть наш первоначальный ответ?

«Ага, вернуть первоначальное заключение. Чтобы мираж был полным. Будем следовать правилам игры».

— Хорошо. Ждем вашего вторичного заключения.

— Еще раз приносим глубокие извинения за ошибку.

Не успел Каммингс повесить трубку, как телефон опять зазвонил.

— Каммингс.

— Коллега Каммингс совсем забыл дорогу в мюнхенскую прокуратуру…

— А-а, коллега Фольман. Все дела да дела, ищу вчерашний день, и всё попусту.

— Понимаю, понимаю. Кстати, о вчерашнем дне. Вы в курсе, что вчера неизвестные лица в 22.00 напали на вашу охрану, на два полицейских поста у РСЕ-РС, избили охранявших и скрылись, как вы догадываетесь, в Английском парке? Люди на «Скорой помощи» доставлены в больницу. Каково?

«Это тоже ясно как божий день, — размышлял про себя Ричард. — Наверняка дежурили те же охранники, что и в ночь взрыва. Вот им и дали понять, чтобы держали язык за зубами».

— Просто невероятно! Куда же смотрит городская прокуратура?

— И не говорите, — вздохнул Фольман. — Но я к вам по другому поводу. Кажется, что-то начинает проясняться. Представляете, в управление баварской полиции в Мюнхене поступило одно прелюбопытнейшее письмо на польском языке. Подписала его «организация тайных вооруженных акций». Так вот, авторы утверждают, что именно члены организации совершили взрыв на РСЕ-РС. На польском языке, а? Я навел справки: ни полицейским органам ФРГ, ни Интерполу ничего не известно об этой организации. Не хотите ли взглянуть на документ?

«Кто-то предлагает мне открыть очередную «дверь». На фоне польских событий письмо подсказывает, в каком направлении надо вести расследование».

— Обязательно, дорогой Фольман. Сейчас буду.


III

…Он долго крутил в руках и конверт и само письмо, разглядывал штемпеля, бумагу на свет, вчитывался в текст перевода.

— Может, я болван, но только это фальшивка чистейшей воды.

— Мы тоже так считаем, но мой долг проинформировать вас. Ксерокопии текста и конверта можете взять с собой.

— Да… Мне сообщили, что моя сотрудница Ирмгард Петенридер несколько раз посещала ваше заведение. Не подскажете случайно зачем?

У Ричарда был с собой небольшой листок, на котором Курт Шмидт аккуратно проставил дни и часы посещения Ирми мюнхенской прокуратуры.

Фольман в замешательстве полез в сейф, затем со словами «Ах, да это не здесь», принялся перебирать бумаги на столе.

— Видите ли, коллега Каммингс, — наконец нашелся он. — Мы с вами оба ведем расследование обстоятельств взрыва, и я считаю вправе пригласить для собеседования любого сотрудника вашей радиостанции. Вас устраивает такой ответ?

— Вполне.

Впервые за все время своего знакомства они расстались очень сухо.


IV

Вернувшись в кабинет, Ричард дал волю чувствам.

— Панковиц! Почему мне не доложили о вчерашнем нападении на охрану? Ты знаешь, как это называется?

— Вы были так заняты… Потом в плохом настроении… Я ждал удобного случая…

— «Удобного случая»! Рапорт мне на стол!

— Сейчас, отпечатаю и вернусь. Десять минут?..

Панковиц вопрошающе глядел на своего начальника. Тот кивнул, и Панковиц мгновенно исчез за дверью.

— Ирми Петенридер, зайдите.

Его любовница стояла у дверей с широко раскрытыми глазами. Таким Ричарда она не видела ещё ни разу. Он хотел наговорить ей тысячу обидных слов: и про Фольмана, и про визиты в прокуратуру, и многое другое. Но, пересилив себя, глухо сказал:

— Вы свободны сегодня.

Ричард закурил трубку, но и после того не успокоился.

Каким же он был идиотом! Искал красный террор, а, оказывается, был просто запасным игроком в неведомой ему большой игре политических кругов Вашингтона. Вот почему и немцы так холодны, неповоротливы. Им всё было заранее известно, наверняка их проинформировали. Почему же его, Каммингса, начальника службы безопасности, оставили в неведении?

«Бульдозер», видимо, по их планам, должен был рыть, копать по-настоящему. Ради пущего эффекта.

А кого следовало выкопать? По всему пасьянсу только одного — турка. Он, найденный Каммингсом, и должен был стать главным доказательством причастности Москвы к взрыву на РСЕ-РС. Но что-то сорвалось. Вероятнее всего, турок разгадал их планы и сумел вовремя, до взрыва, улизнуть. Сейчас же он им опять для чего-то стал нужен.

Ладно, это не моё дело. Мне не доверяют. Да если бы я знал заранее, я бы этого азиата цепями приковал к трубам: сиди там себе в подвале и жди, когда громыхнет, а потом уж пой свою «историю» журналистам. Нет же, хотели, чтобы всё было поестественней, а остались в дураках.

Собственно, это он, Ричард, остался в дураках…

Почему только он? Сколько таких здесь ходят по коридорам.

Сейчас сотрудники часто жалуются на духоту в кабинетах, плохую работу вентиляции. Что бы они сказали, если бы узнали, что для них уже приготовлены пиропатроны с «деодорантом, улучшающим состав воздуха в помещении»?..

«Американских граждан планируется эвакуировать», — сказал тогда Лодейзин. Как бы не так! В неразберихе «медные каски» никогда не вспомнят о никчемных в военном смысле сотрудниках «рупора НАТО». Радиоцентр РСЕ-РС станет одной большой газовой камерой…

Ричард медленно открыл сейф и ощутил противный, но манящий холодок своего старого «Кольта-45», который армия уже сняла с вооружения, потому что он часто «мазал» с большого расстояния. «Зато в упор попадает очень хорошо», — мелькнула у Каммингса мысль в тот момент, когда он чисто машинально вытащил и загнал обратно обойму.


V

Он сидел за столом в сумеречной комнате, не зажигая света. Кризис миновал. «Пожалуйста, без театра. Театра не надо, это же радио», — вспомнил он слова одного из русских эмигрантов, работающих на «Свободе».

«Действительно, не будем устраивать балаган». Дрожащими руками переложил пистолет обратно в сейф, с облегчением вздохнул. Зачем? Куда он спешит? Почему не стреляется Макс Хьюджел или кто-то там ещё наверху в Лэнгли, в чьей голове родился замысел акции? Почему не сводят счеты с жизнью сотрудники Белого дома или Совета национальной безопасности, которые наверняка одобрили идею? Место Ричарда в конце этой очереди.

С другой стороны, ведь кто-то сорвал куш на злополучном взрыве. Президент получил козырь в игре против СМР — не уберегли радиостанцию, или против ЦРУ — недоглядели. Директор РСЕ Джеймс Браун тоже нагрел руки. Размещая на строительных фирмах заказы на ремонт АТС и установку технических средств безопасности, сколотил приличное состояние. Сам факт взрыва укрепил позиции всех, кто выступал за расширение РСЕ-РС на территории ФРГ. Раз покушались на радиоцентр, значит, он представляет серьезную угрозу для восточных стран.

А потом дополнительные субсидии «пострадавшей радиостанции». Как легко на Капитолийском холме одобрили законопроект, внесенный конгрессменом Джимом Коуртером, о выделении дополнительных ассигнований в размере 5,2 миллиона долларов — на возмещение материального ущерба. Наконец, взрыв стал аргументом для ЦРУ в том непонятном соперничестве с государственным департаментом, о чём рассказывал Джим Кричлоу. Плюс нервная встряска для местных «нафталинников»: стихнут распри, повысится исполнительность, эффективность радиовещания.

В то же время провал операции есть провал, и за него кто-то должен расплачиваться. Не обойдется без перетасовок, кадровой чехарды, а то и вообще смены состава. Убирать будут в первую очередь тех, кто знал про замысел акции, ну а в Мюнхене — непосредственных участников. Не нужно никакого расследования, только сиди в своем кабинете и наблюдай, кто из персонала упаковывает чемоданы и возвращается в США. Интересно, понаблюдаем. Раз в Вашингтоне «Бульдозера» считали простачком, таким он и будет. С простака и спросу никакого.

Ричард отыскал в столе остатки данхиллского табака и набил трубку. Он будет смотреть и ждать. Ждать и молчать. Молчать, понимая всё.

Жаль только, что его подруга Ирми работает на Фольмана. Уволить Ирми? Пришлют другую, и тоже осведомительницу. Причем подыщут секретаршу на седьмом десятке… Пусть всё остается по-прежнему.

Дверь тихонько приоткрылась.

— Да-да, входите, кто там?

— Я в чем-то провинилась перед господином Каммингсом?

— Конечно, я всегда подозревал тебя…

— В чем, Дикки?

— В измене.

— Как?

— Променять меня на плешивого Фольмана…

— Кого? У-у-у… И совсем он не плешивый, если только не смотреть на него сверху.

— Вот именно.

— Ты меня ревнуешь? Ну хоть немножко?

— С чего это? Нам просто нельзя быть вместе.

— Почему, Дик?

— От наших страстей взрываются радиостанции.

— Что-о?.. Второй раз детонатор не сработает!

И оба залились радостным смехом.

Сомнения были позади. Завтрашний день нёс надежду, что они выйдут из этого лабиринта.




Николай Бакланов ПРЕДВЫБОРНАЯ КАМПАНИЯ




Многократно усиленный мегафоном голос разносился над колышущимся людским морем: «Нет — ракетам в Европе!», «Першинги» — на помойку!», «Мы хотим работы, а не бомб!». Едва голос замолкал, как тысячи людей, потрясая в воздухе сжатыми кулаками, повторяли очередной призыв. Над толпой демонстрантов, заполнивших площадь и прилегающие к ней улицы, реяли транспаранты, плакаты, рисованные скелеты, символизирующие атомную смерть, переломанные пополам картонные ракеты с акульими мордами на острых концах. А ещё выше, в дождливом свинцовом небе, кружили два вертолета — теленовостей и ещё один с крупной надписью «Полиция» на борту.

Внизу, на земле, тоже были полицейские. Они стояли с пластиковыми щитами в руках, в касках, в темной, похожей на комбинезоны форме. На ногах — тяжелые высокие ботинки. Полицейские старались не смотреть на людей, предпочитая переговариваться между собой. Кое-кто из них улыбался. Вдруг шеренга расступилась и из-за неё выехал облепленный со всех сторон защитными металлическими сетками броневик. На его крыше двигалась из стороны в сторону похожая на пушку труба. Демонстранты настороженно примолкли. Через мгновение из трубы ударила тугая струя воды. Она обрушилась на ряды людей, сбивая их с ног. Толпа возмущенно ахнула, и в шеренгу оцепления полетели камни, гнилые помидоры, пустые бутылки. Полицейские, приподняв щиты, по-прежнему старались делать вид, что всё происходящее их не касается, но улыбки уже исчезли и лица напряженно застыли. Внезапно последовала короткая команда, и они, выхватив дубинки и опустив прозрачные забрала на касках, решительно побежали вперед.

Первые ряды демонстрантов ещё пытались сопротивляться, отбиваясь плакатами, древками от транспарантов. Но дубинки, которые обрушились на руки, головы, плечи людей, сделали свое дело — толпа побежала.

Горанин какое-то время двигался, увлекаемый общим потоком. Наконец стало посвободней, и он нырнул в боковую улицу. Дойдя до оставленного неподалеку автомобиля и усевшись за руль, Игорь закрыл дверцу на защелку. Крики избиваемых людей сюда не доносились, и казалось, над городом опускается обычный мирный вечер.

До парламентских выборов оставалось всего две недели, и предвыборная кампания была в разгаре.


Дверь Горанин открыл тихонько, стараясь не разбудить жену и дочку. В квартире было темно. Он зажег свет в прихожей и секунду постоял, глядя, как с его плаща стекают капли на пол. Затем устало разделся, сбросил мокрые туфли и во влажных носках прошел в кабинет. Здесь он потрогал большой керамический чайник, накрытый полотенцем, — тот был едва теплый. Налив в чашку темно-коричневой жидкости, Горанин сделал глоток и скривился — чай горчил и ни капельки не согревал. Игорь опустился в кресло и, откинув голову на спинку, прикрыл глаза.

Это была первая предвыборная кампания, которую ему предстояло освещать. Горанин был аккредитован собственным корреспондентом газеты в этой стране всего год с небольшим назад. Первое время, после работы в редакции, чувствовать себя в роли собкора ему было непривычно. В Москве, как и все сотрудники газеты, он приходил на службу к девяти, уходил, как правило, в шесть, если, конечно, не дежурил по номеру. Приехав же в страну, где ему предстояло жить и работать в течение нескольких лет, он приблизительно месяц просыпался по утрам с ощущением, что ему нужно спешить в редакцию. И только окончательно стряхнув с себя сон, понимал, что никуда бежать не надо — корреспондентский пункт газеты находился через стенку — в его кабинете.

Первые месяцы Игорь был очарован страной: солнечная, красивая, с древними городами и интереснейшими памятниками и музеями, где можно было увидеть многие шедевры мировой культуры, — она, казалось, была создана для веселой и легкой жизни. Это ощущение ещё усиливалось благодаря сверкающим витринам магазинов, многочисленным ресторанам, уютным кафе и барам, оживленной толчее, разноцветными огнями реклам по вечерам. И только через некоторое время Игорь понемногу стал замечать то, о чем он не раз читал: безработица, преступность, наркомания, инфляция, не уверенное в завтрашнем дне общество, пронизанный коррупцией государственный аппарат. К этим проблемам нужно добавить и терроризм, достигший здесь невиданного размаха. Обо всём этом и писал в своих материалах Горанин.

«Надо бы принять горячую ванну…» — подумал Игорь. Но сначала он решил посмотреть программу теленовостей — ему было интересно, как дадут в эфир демонстрацию, на которой он сегодня побывал.

Включив телевизор, Игорь снова опустился в кресло и ещё плеснул себе холодного чая, но тут же резко поставил чашку на стол.

С появившегося на экране изображения на него смотрело взволнованное лицо диктора, который торопливо читал текст:

— По самым первым оценкам, в результате взрыва на вокзале пострадало несколько десятков человек. Многие из них скончались на месте. Полиция оцепила место происшествия. Отряды спасателей разбирают завалы и отыскивают раненых под обломками здания…

Дальше Игорь слушать не стал. Выключив телевизор, схватив плащ, он выскочил на лестничную клетку.

«Теперь грипп обеспечен», — машинально отметил Горанин, шагнув в лифт. Дверцы плавно закрылись, и кабина стремительно скользнула вниз.

Дождь, моросивший всю вторую половину дня, усилился и превратился в настоящий ливень. Игорь, подняв воротник плаща, перебежал к припаркованному на стоянке возле дома автомобилю. По путл к вокзалу Горанину несколько раз приходилось съезжать на правую полосу, уступая дорогу завывающим сиренами, сверкающим огнями машинам полиции и «скорой помощи». Почти добравшись до места, он увидел шеренгу полицейских. Горанин похлопал себя по карману, проверяя, на месте ли журналистское удостоверение, и взглянул в зеркало заднего обзора — темные круги под болезненно блестящими глазами, влажные волосы слипшимися кольцами падают на лоб, густая щетина проступила на подбородке и щеках. Но прихорашиваться некогда — дорогу автомобилю повелительным жестом преградил вооруженный короткоствольным автоматом карабинер. Горанин притормозил и, опустив боковое стекло, протянул удостоверение.

Карабинер, даже не взглянув на документы, указал стволом автомата в направлении соседней улицы:

— Сворачивай туда — здесь проезд закрыт!

Горанин нажал педаль газа, круто вывернул руль. Машину ему удалось поставить не сразу — как всегда, привокзальные улицы были забиты припаркованными автомобилями. Возвращаясь назад, к вокзалу, Игорь почти бежал. Около самого здания полиция сдерживала бурлящую толпу. С трудом пробившись сквозь неё, Горанин снова протянул одному из полицейских свое удостоверение.

Лицо смуглого парня блестело от пота, стекавшего из-под форменной фуражки, он с видимым усилием удерживал под руки своих коллег, на которых напирали любопытные.

— Нет, синьор, — покачал головой полицейский. — Приказ — никого не пропускать!

Горанина толкали со всех сторон, но он не уходил, надеясь всё-таки попасть за оцепление. Интуиция его не обманула. Вскоре от группы людей, осматривавших место происшествия, отделился человек и, подойдя к капитану карабинеров, что-то сказал ему. Тот кивнул и, подняв мегафон, объявил:

— Пропустите журналистов!

Полицейский, которому Горанин показывал свою журналистскую карточку, расцепил руки и устало улыбнулся:

— Вот теперь проходите, синьор.

Протиснувшись между ним и его коллегой, Игорь с облегчением вздохнул и устремился к ещё дымящимся руинам правого крыла вокзала. Здесь теснились машины «скорой», полиции, пожарные. Пахло гарью, под ногами хлюпала вода, скрипело битое стекло, обломки кирпича. Раненых было немного — основную часть уже увезли в больницы и госпитали. Некоторым из оставшихся помощь оказывали прямо на месте — делали перевязки, уколы в вены, накладывали жгуты. Чуть в стороне рядами на мостовой лежали накрытые кусками брезента носилки. Из-под них просачивалась кровь и, смешавшись с дождевыми каплями, стекала в лужи, окрашивая их в темный цвет.

Около носилок стояла группа полицейских и несколько человек в штатском. Среди них по непокрытой седой шевелюре, развевающейся на ветру, журналисты ещё издали узнали комиссара Вентуру. Через несколько минут, сделав первые фотоснимки и бегло осмотрев место происшествия, репортеры окружили комиссара плотным кольцом. Он, не торопясь, достал из пачки сигарету, щелкнул зажигалкой. Вспыхнул огонек, осветивший крючковатый нос, нависший над щеточкой усов, и большие внимательные глаза. Вентура глубоко затянулся и, пустив клуб дыма, негромко произнес:

— Господа, буду краток. Сообщение о взрыве было передано на центральный пост полиции в 23 часа 27 минут. В 23.31 первые наши машины прибыли на место происшествия. По предварительным данным, от взрыва погибло 34 человека, 116 — ранено. Каких-либо сообщений о том, кем совершен этот террористический акт, к нам в полицию и в редакции газет не поступало Правда, — комиссар выпустил ещё клуб дыма, — один след есть. Среди жертв обнаружен труп: лицо, несмотря на ожоги, можно узнать, и, уверен, оно вам так же хорошо знакомо, как и мне.

Вентура бросил под ноги окурок и, кивнув, указал на носилки, лежащие в стороне от других. Сержант, который ждал сигнала, нагнулся и откинул брезент. Журналисты окружили носилки. Кто-то удивленно присвистнул. Засверкали вспышки, защелкали фотоаппараты

— Подумать только, Марио Коста! — проворчал какой-то толстяк, покачивая головой.

Через несколько минут журналистов стало значительно меньше — многие поехали в редакции, чтобы успеть подготовить сенсационное сообщение для экстренных выпусков.

По дороге домой Горанин включил в автомобиле печку и почти согрелся. Но когда он вспомнил устремленные в небо, застывшие в немом удивлении глаза, четко очерченный нос, обожженные губы и подбородок, он вновь почувствовал озноб.

— То, что не могла сделать полиция, произошло благодаря роковому случаю: Марио Коста успокоился навечно…


Улицы из-за дождя стали похожи на блестящие зеркала, в которых отражались разноцветные огни реклам.

Посол передернул плечами и, отвернувшись от окна, с легкой улыбкой сказал Уильямсу:

— Нынешняя холодная осень никак не соответствует жаркой политической атмосфере.

Уильямс, человек среднего роста, с худощавым лицом, на котором поблескивали очки в тонкой оправе, согласно кивнул начинающей лысеть головой. Он работал в посольстве всего около года и был назначен сюда координатором деятельности ЦРУ после службы в Афганистане и Индии, где, несмотря на весьма непростые условия — с точки зрения его специфической деятельности, — он сумел добиться неплохих результатов. За последние семь лет Уильямс был дважды повышен в звании и в январе нынешнего года направлен в новую страну накануне назревших там сложных событий.

Уильямс внешне был подчеркнуто почтителен, хотя на самом деле относился к послу с легким пренебрежением. Глава дипломатической миссии не был профессионалом. Он оказался на этой работе лишь благодаря вовремя оказанной услуге президенту в период его предвыборной кампании. Тот этого не забыл, и, назначая своего помощника послом, предоставил ему возможность вести роскошную жизнь на берегах Средиземноморья. Вместе с тем новоиспеченный дипломат обладал прекрасной интуицией, умел предвидеть развитие событий, что не раз сослужило ему добрую службу.

Ныне посол был встревожен. За все время его пребывания в стране обстановка здесь ни разу не складывалась столь неблагоприятно с точки зрения НАТО и в первую очередь США. Парламентские выборы, которые должны были состояться ровно через тринадцать дней, не сулили ничего хорошего: впервые коммунисты пользовались здесь столь большой популярностью и, по всей вероятности, могли войти во вновь сформированное правительство.

Такой ход событий не мог не вызвать недовольства за океаном. Последние два месяца сотрудникам посольства и самому послу пришлось работать очень напряженно в поисках путей ослабления коммунистического влияния и усиления позиций правых сил.

Посол подошел к камину и, взяв кочергу, ткнул ею в полено, которое, выбросив сноп искр, тут же рассыпалось на раскаленные уголья.

Глядя на мигающие огоньки, особенно уютные в дождливые сумерки, посол задумчиво произнес:

— Сегодня утром мне звонил президент. Мы разговаривали около двадцати минут. Он выразил свою обеспокоенность ростом популярности коммунистов. Президент, похоже, приходит в ужас от одной только мысли, что они могут войти в правительство. Ему, как я понял, даже страшно представить, как это отразится на боеспособности НАТО.

Посол сделал паузу и, оторвав взгляд от пылающих поленьев, пристально посмотрел на собеседника:

— Президент высказал мнение, что за всем этим процессом стоит Москва.

Уильямс помолчал, переваривая услышанное, и, кивнув головой, сказал:

— Ну что же, мысль «о руке Кремля» хотя и не очень оригинальна, но, как правило, на обывателя действует безотказно. Главное в этой ситуации — вовремя подбросить сенсационный материал о том, что местными коммунистами руководят русские. Нужно, естественно, тщательно продумать, как дискредитировать и тех и других. Откровенно говоря, — резидент с гордостью улыбнулся, — и мы предвидели подобный ход событий. Более того, уже предприняли кое-какие шаги.

Взглянув на часы, Уильямс мягко поднялся из глубокого кресла.

— С вашего позволения, сэр, думаю, самое время посмотреть вечерний выпуск новостей.

Нажав на кнопку телевизора, Уильяме достал из портсигара «гавану» и, снова утонув в кресле, приготовился смотреть передачу. Новости начались с экстренного сообщения:

— Только что получены новые данные о трагедии на столичном вокзале. По предположению полиции, а в частности, комиссара Вентуры, к террористическому акту причастны печально известные «красные бригады». На это указывает обнаруженный и опознанный на месте происшествия труп Марио Косты — одного из ведущих боевиков-бригадистов, за которым давно, но безуспешно охотилась полиция. Марио Коста родился в семье мелкого торговца. После окончания школы поступил в университет, который вскоре оставил. Впервые его имя стало упоминаться после похищения и убийства в 1978 году Альдо Моро, в котором, как предполагается, Коста принимал участие. Дальнейший путь этого террориста отмечен цепью дерзких преступлений против законности и порядка — он был одним из организаторов нашумевших ограблений банков, во время которых было убито в общей сложности 18 человек. Коста лично по приговору бригадистов казнил Антонио Борже — вице-президента автомобильной компании «Транс-Европа». Наконец, предполагается, что на его счету также и убийство в феврале 1984-го командующего многонациональными силами американского генерала Лэмона Ханта.

Есть все основания предполагать, что сегодняшний взрыв на вокзале, унесший десятки человеческих жизней, — очередное и на этот раз последнее преступление дерзкого террориста. По всей видимости, из-за неполадок в часовом механизме взрыв произошел раньше установленного времени, в результате чего его жертвой оказался и сам Марио Коста

Полиция продолжает расследование…

Уильямс, аккуратно стряхнув длинный столбик пепла в массивную бронзовую пепельницу, произнес:

— Дальше ничего интересного не будет.

Посол выключил телевизор.

— Вы хотите сказать, что…

— Да, я думаю, это станет прологом ко многим любопытным событиям.

Посол сокрушенно покачал головой:

— Но эти люди на вокзале. Не повезло беднягам.

Уильямс глубоко затянулся и, встав, подошел к бару.

— Разрешите? — спросил он.

— И мне налейте.

Разведчик плеснул на дно широких бокалов немного виски, бросил кубики льда. Дождавшись, когда посол сделал первый глоток и в глазах его зажглись теплые искорки, Уильямс неторопливо заговорил:

— Этой стране мы всегда уделяли особое внимание. ЦРУ считает её ахиллесовой пятой Атлантического союза не только из-за весьма приблизительной военной подготовки, но и потому, что здесь находится самая сильная коммунистическая партия во всем западном мире. Именно по этим причинам мы и создали здесь весьма обширную агентурную сеть, уступающую лишь той, что действует в Германии. Здесь у нас постоянно работает 80–90 штатных агентов, из них 50 — в столице, а остальные — в консульствах. Конечно, мы используем не только их, но и многих осведомителей, и самые ценные из них — те, кто работает в партиях. Затем идут работники наших фирм, сотрудничающие с местными деловыми кругами, за ними те, кто занят производством или ремонтом электронно-вычислительных машин. ЦРУ имеет также сотрудников в банках — в последние годы три крупных американских банка открыли отделения в здешней столице — в редакциях газет, в профсоюзах. Кроме этого, мы, конечно же, внедряем своих людей в многочисленные террористические группировки, которыми буквально кишит страна, — и, в частности, в «красные бригады». Именно им и отводится основная роль в предстоящей операции, получившей кодовое название «Красный дождь». О её деталях, думаю, удобнее будет поговорить у меня в кабинете.

Уильямс встал и направился вместе с послом на второй этаж особняка. Здесь, в специальном тщательно изолированном помещении, находились телетайпы и телефоны, имевшие прямую связь с Вашингтоном и штаб-квартирой ЦРУ в Лэнгли, электронно-вычислительные машины, аппараты для шифровки и дешифровки донесений. Массивные двери с фотоаппаратом, автоматически снимающим всех входящих, бесшумно закрывались за двумя главными людьми американского посольства.


Луиджи, одетый в джинсы, черный свитер и кожаную куртку, стоял у окна и смотрел сквозь щелочку жалюзи с высоты седьмого этажа на блестящую от дождя улицу. Настроение у него было отвратительное. Смерть Марио Косты не только очень расстроила его, но и вызвала немало вопросов, на которые он пока не находил ответов. Насколько Луиджи было известно, на вокзале не планировалось проведение никаких акций. К тому же Марио был прекрасным минером, всегда тщательно готовившим операции, и такая осечка, как преждевременный взрыв, казалась маловероятной. С другой стороны, трудно представить иные причины происшедшего. Словом, Луиджи был в растерянности и изрядно нервничал.

— Проклятый дождь! — Он с силой ударил кулаком по подоконнику. — Интересно знать, когда он кончится?!

Толстяк Пеппи, тщательно протиравший тряпкой тускло поблескивающий короткоствольный автомат, усмехнулся:

— Тут ты не прав. Дождик весьма кстати — на улицах будет меньше прохожих.

В это время в квартире негромко зазвонил телефон. Зуммер пропищал два раза, затем наступила тишина, а через минуту телефон зазвонил снова. Пеппи удовлетворенно кивнул головой — свои! — и неожиданно легко для своего стокилограммового веса вскочил со стула. Он снял трубку и услышал женский голос:

— Всё без изменений.

— Понял. Спасибо, — произнес Пеппи и, положив трубку, сказал напряженно смотревшему на него Луиджи:

— Он выехал…


Президент сталелитейной компании «СИК» Франческо Домини сделал последний глоток кофе из изящной белой чашки и поставил её на поднос. Одновременно он дочитал последний лист утренней сводки о работе предприятий и, отложив бумаги, задумался.

Рабочие филиала компании потребовали прибавки к заработной плате. Время для этого они выбрали весьма расчетливо — накануне выборов отказ удовлетворить их требования мог вызвать нежелательный политический резонанс.

Домини нажал кнопку переговорного устройства и отдал распоряжение секретарю:

— Дать рабочим всё, что они просят. После выборов провести увольнения зачинщиков.

Взглянув на светящиеся электронные часы, он добавил:

— Мою машину!

Сегодня, как и каждый четверг, он собирался посетить два предприятия фирмы, расположенных в промышленных кварталах столицы, и склады готовой продукции. Спустившись на лифте на первый этаж, Домини вышел во внутренний, закрытый для посторонних двор. У подъезда уже стоял большой, сверкающий лаком лимузин — бронированный автомобиль, изготовленный по специальному заказу, и управлял им не просто шофер, а хорошо обученный телохранитель. Все эти нововведения появились после того, как печать сообщила о покушении, которое готовилось в своё время на президента автомобильной компании «ФИАТ». Тогда Домини решил обезопасить себя от любых неожиданностей.

Удобно расположившись на заднем сиденье, он раскрыл плоский чемоданчик и, достав бумаги, тут же погрузился в их изучение. Во время езды он не смотрел по сторонам и оторвал голову от документов, лишь когда машина вдруг резко затормозила и его по инерции сильно качнуло вперед. Нагнувшись, чтобы поднять соскользнувшие с колен бумаги, он недовольным тоном сказал шоферу:

— Осторожней, черт побери!

— Извините, синьор, — машинально ответил водитель, с тревогой рассматривая выехавший из-за поворота грузовик, который почему-то остановился посреди улицы, перегородив проезжую часть. Охранник оглянулся назад, и лицо его вытянулось — сзади почти вплотную появился закрытый микроавтобус, лишая их возможности маневра. Внезапно дверцы автобуса распахнулись, и из него выскочили два человека. Лица мужчин были закрыты натянутыми до подбородка лыжными шапочками, в которых были сделаны отверстия для глаз, в руках они сжимали бутылки с какой-то жидкостью. Размахнувшись, неизвестные одновременно метнули их в машину.

Раздался звон разбитого стекла, и Домини увидел, как растекающаяся на багажнике масляная жидкость вспыхнула голубоватыми язычками пламени. Через мгновение бронированный лимузин превратился в пылающий факел.

Охранник, выхватив из-под пиджака пистолет, прокричал побледневшему как мел президенту:

— Быстро из машины! Иначе мы взлетим на воздух!

Домини открыл дверцу и тут же, почувствовав обжигающий жар пламени, отшатнулся назад. Затем, превозмогая страх, он нагнулся и, прикрыв лицо руками, выпрыгнул из автомобиля. Больно ударившись коленями об асфальт, он отполз в сторону и, вставая, увидел, как охранник, выскочивший с другой стороны машины, поднял пистолет и, удерживая его обеими руками, выстрелил несколько раз в сторону микроавтобуса. В это время один из посетителей кафе, столики которого стояли на тротуаре под разноцветными зонтиками, — невысокого роста толстый парень — открыл коробку. Быстрым движением извлек из нее тупорылый, матово поблескивающий автомат и навел его на стоящего к нему спиной охранника. Длинная очередь, заставившая прохожих в панике броситься на асфальт, сшибла телохранителя с ног. От удара он пролетел по инерции несколько метров и рухнул, уткнувшись головой в пылающую покрышку автомобильного колеса.

Президент компании медленно попятился, затем, развернувшись, бросился бежать по тротуару. Люди впереди него расступились. Внезапно он увидел стоящего на его пути темноволосого мужчину в джинсах и кожаной куртке, застегнутой на «молнию». В руках он сжимал автомат, направленный прямо на Домини. Глаза президента «СИК» в ужасе расширились, он открыл рот, собираясь крикнуть, но в это мгновение ствол автомата задергался и на его конце вспыхнуло яркое пламя. Это было последнее, что увидел Франческо Домини.


Утром Горанин провожал жену и дочку в Москву. Они после его назначения собкором ещё ни разу не были в Союзе. Игорь тоже собирался поехать домой в отпуск, но только после выборов.

Взглянув последний раз на самолет, круто взмывший в хмурое небо, Горанин поспешил к автомобилю. По дороге в город он размышлял о вчерашней сенсации, попавшей в вечерние выпуски новостей, — убийстве террористами президента компании «СИК». Игорю казалось, что убийство Домини, так же как и взрыв на вокзале, состоялось накануне выборов отнюдь не случайно. Обстановка в стране накалялась всё больше, люди возмущены, напуганы, требуют наведения порядка. В этой ситуации «правые» могут заявить о том, что государством должна управлять твердая рука, имея в виду, конечно, себя. Не исключено, что они попытаются дискредитировать левые силы, обвиняя их в терроризме. Фактов, естественно, нет, но зато намеков и домыслов будет предостаточно.

Игорь выехал на широкий проспект, ведущий к древнему амфитеатру, на арене которого в старину лились реки крови гладиаторов, и в голову ему пришла мысль о том, что здешние цивилизованные граждане по своей жестокости подчас не уступают своим далеким предкам. «А может, и превосходят», — подумал он, вспомнив взрыв на вокзале.

Потом Игорь сосредоточился на том, что ему нужно подготовить для газеты. После некоторых размышлений он пришел к выводу, что неплохо было бы вставить в свой материал о последних событиях интервью с видным деятелем компартии. И почти сразу вспомнил о Чезаро Росси.

До Росси он дозвонился не сразу — долгое время никто не подходил к телефону, но в конце концов, когда Игорь уже хотел повесить трубку, он услышал знакомый голос с легкой хрипотцой:

— Росси слушает…

— Здравствуйте, синьор Росси. Это Горанин говорит, — с Чезаро Игорь встречался.

— А… Здравствуйте, дорогой товарищ! Как у вас дела? — приветливо отозвался Росси.

— У меня-то нормально. А вот в городе, по-моему, происходят чрезвычайно тревожные события. Именно поэтому я и хотел бы с вами побеседовать.

После секундной паузы Чезаро ответил:

— Считайте, что уже договорились. Скажем, завтра в два часа дня у Марио. Идёт?

— Идет, — согласился Горанин. — До встречи, синьор Росси.


Управляющий филиалом банка «Америка» Джейк Адамс внимательно рассматривал фотографию, напечатанную в газете, на которой был изображен пылающий автомобиль президента компании «СИК» и рядом президент в луже крови.

«Да, нечего сказать, веселенькая страна», — подумал Джейк и перевернул страницу, собираясь почитать спортивную хронику. Но в это мгновение дверь его кабинета с треском распахнулась, и на пороге он увидел массивную толстую фигуру человека, лицо которого было почти полностью закрыто темным платком Впрочем, Адамё не смотрел на лицо — взгляд его, словно магнитом, притягивал к себе короткоствольный автомат, казавшийся игрушечным в больших пухлых руках толстяка.

Адамс не был трусом и, поднимая над головой руки, он незаметно нажал ногой на кнопку под столом. В то же мгновение в полицейском участке должен прозвучать сигнал тревоги, и через три минуты полиция прибудет на место происшествия

Толстяк, перехватив автомат одной рукой, быстро пересек комнату и, схватив Адамса за шиворот, с необычайной силой выдернул его из-за стола и потащил к двери. В приемной Джейк увидел секретаршу, лежащую ничком на ковре. А у входа на этаж на полу распростерлись два охранника, на их форменных рубашках расплывались красные пятна.

«Должно быть, стреляли с глушителями — выстрелов не было слышно», — машинально отметил про себя Адамс.

Толстяк втащил его в лифт, где их ждали ещё двое вооруженных налетчиков. Один из них, в джинсах, черном свитере и кожаной куртке, тут же нажал на кнопку, и кабина стремительно скользнула вниз. Двери раскрылись, и Джейк увидел, что они очутились в подвале, где находилось хранилище. В пуленепробиваемой кабине — там всегда дежурил ещё один охранник — он заметил физиономию какого-то типа и в это же мгновение чуть не споткнулся о лежащее тело в знакомой форме.

«Как они до него добрались?» — с удивлением подумал Джейк, но, почувствовав в воздухе резкий запах, догадался: какой-то газ…

Толстяк, подтащив Адамса к дверям хранилища, приказал:

— Открывай! Быстро!

Адамс, внутренне сжавшись, медленно покачал головой. Через секунду острая боль обожгла лицо. Инстинктивно прижав ладонь к щеке, он почувствовал что-то теплое и липкое, а на руке стоящего рядом парня в куртке и джинсах увидел поблескивающий кастет.

«Какого черта! — подумал Джейк. — Что это в конце концов, мои миллионы?!»

И тут же торопливо начал набирать код, отпирающий дверь в хранилище. Едва она приоткрылась, как его тут же втолкнули внутрь, и грабители, достав темно-зеленые брезентовые сумки, начали запихивать туда пачки банкнотов. В это же время один из них отодвигал засовы двери черного хода, которая отпиралась только изнутри и вела прямо на улицу. Через минуту всё было кончено. Четверка бандитов с набитыми сумками поспешила к открытым дверям. Перед тем как выйти, толстяк обернулся к управляющему:

— Репортерам сообщишь, что деньги реквизировали на революционные нужды «красные бригады». И ещё одно: хочешь жить — не поднимай тревогу пару минут…

Террористы один за другим быстро поднялись по ступенькам, ведущим из подвала в переулок. Немного подождав, Адамс медленно поднялся за ними. Он увидел, как четверка уселась в белый «фиат», водитель которого тут же рванул с места. У выезда из переулка навстречу «фиату» мчались полицейские машины, завывая сиренами, визжа на поворотах шинами — к центральному входу в банк. Адамс поморщился и, прижав к опухшей, окровавленной щеке платок, сел на ступеньку.


В ресторанчике у Марио, как всегда, было уютно, и обстановка располагала к отдыху, неторопливой дружеской беседе. Приглушенная музыка лилась из стереодинамиков, полупрозрачные легкие занавеси смягчали дневной свет, давая вместе с тем возможность любоваться прекрасной панорамой города. Горанин выбрал столик, стоящий у окна. Посетителей было ещё немного, и Марио, улыбающийся, радушный толстяк с пышными бакенбардами, сам принял заказ. Игорь попросил принести салат из креветок, спагетти с тертым сыром и острым соусом, бутылку розового вина, кофе. Едва хозяин ресторана отошел от столика, Горанин увидел в дверях высокую фигуру Росси и помахал ему рукой. Чезаро, заметив журналиста, направился к столику. Крепко стиснув руку Игорю и порывисто опустившись на стул, он сразу стал серьезным, от чего его густые с проседью брови сошлись на переносице.

— Если вас интересует мое мнение насчет кровавой бойни на вокзале, убийства президента «СИК», ограбления филиала банка «Америка», то вот что я вам скажу: за всем этим стоит ЦРУ!

Горанин кивнул:

— Откровенно говоря, я тоже так думаю. Но ведь это только наши предположения. Никаких фактов о связи левых террористов с американскими спецслужбами, как я понимаю, нет.

— О, если бы у нас были доказательства, то все было бы гораздо проще. Мы подняли бы такой шум на весь мир, что им бы не поздоровилось. Но прямых доказательств — в этом вы совершенно правы — нет. ЦРУ, как всегда, действует чужими руками.

— Стоит, видимо, прикинуть, кто может извлечь выгоду из создавшейся напряженной ситуации в стране.

— Ну, здесь, по-моему, долго думать не надо. История повторяется. Вспомните 1961 год. Тогда американцы начали испытывать сильное беспокойство: левый центр был не за горами, и в американском посольстве многие находились в паническом состоянии. Военный атташе, а позже генерал и заместитель директора ЦРУ, созвал совещание за несколько часов до того, как было объявлено об участии социалистов в правительстве. Он сказал, что нужно мобилизовать американских солдат, расквартированных в нашей стране, ввести сюда также американские войска, расположенные в Германии, и сделать всё, что угодно, лишь бы помешать приходу левых в правительство. Но по ту сторону Атлантики кое-кто, к счастью, сообразил остановить его — иначе он бы наломал дров. Его пришлось остановить также в 1968–1969 годах, во время молодежного движения протеста и жаркой профсоюзной осени, когда американские газеты начали писать, что в здешнем «котле готовятся макароны под чилийским соусом», имея в виду сотрудничество между католиками и коммунистами. Тогда ЦРУ надеялось, что в нашей стране можно повторить то, что недавно удалось сделать в Греции, где было свергнуто демократическое правительство и премьер-министром назначен их агент Георгиос Пападопулос.

Горанин взглянул на красный огонек диктофона — запись идет нормально. А Росси, отхлебнув глоток вина, продолжал:

— Лихорадочная деятельность сотрудников ЦРУ достигла кульминационного момента летом 1970 года, когда подготавливалась очередная авантюра. В тот период посол США бомбардировал Вашингтон просьбами о деньгах, военный атташе посещал воинские подразделения и старался выявить настроение офицеров, а таинственный инженер одной из мифических компаний поддерживал контакты с путчистами. Позже один из руководителей заговора сказал, что именно этот «инженер» должен был уведомить корабли 6-го американского флота, чтобы они пришли на помощь заговорщикам, если бы обстановка складывалась в их пользу.

После провалившегося путча ЦРУ решило перевести дух, — Росси в гневе бросил вилку на стол и отодвинул тарелку. — А теперь они опять пойдут на всё, лишь бы не пустить коммунистов в правительство.

После обеда Горанин и Росси, попрощавшись с улыбающимся Марио, вышли на улицу. Здесь было довольно пусто: нудный, моросящий дождь распугал прохожих.

На асфальтированном пятачке было припарковано всего несколько машин. Около белых «Жигулей» Горанина трое мужчин безуспешно пытались завести микроавтобус. Увидев Горанина и Росси, водитель автобуса распахнул дверцу и призывно помахал рукой:

— Эй, синьоры! Помогите, пожалуйста!

Чезаро с готовностью откликнулся:

— Сейчас, приятель.

Они поспешили к микроавтобусу. Игорь подошел к нему сзади и стал рядом с темноволосым черноглазым парнем в кожаной куртке и джинсах, а Росси налег на машину вместе с толстяком, который, казалось, один мог легко сдвинуть с места любой автомобиль.

— Раз, два! Поехали! — скомандовал водитель. Игорь с силой уперся в автобус и, почувствовав, как тот поддался и, набирая скорость, покатился вперед, с улыбкой повернулся к Чезаро.

Горанин успел увидеть, как толстяк, чуть приотстав, занес над Росси короткую дубинку. В ту же секунду в голове Игоря разорвался огненный шар.


Отбивные по-милански были чудесны. Нежное мясо теленка повар сначала вымочил в яйце, затем слегка обжарил в смеси сахара и тертого сыра в хорошо разогретом масле.

Посол полил отбивную лимонным соком и, отрезав от неё кусочек, с видимым удовольствием положил в рот. Полузакрыв глаза, он тщательно прожевал мясо и, вздохнув, сказал:

— Что ни говорите, а те из наших ученых, которые утверждают, будто у человека в жизни существует только два истинных источника наслаждения — секс и еда, — по-моему, правы.

Уильямс, отпив минеральной воды из высокого бокала, покачал головой.

— Я не совсем согласен. Конечно, для большинства человеческих особей, существующих на земле, — а правильнее было бы сказать: влачащих существование в некоторых странах Африки, Азии и Латинской Америки, — набитое брюхо и партнер в постели являются пределом мечтаний. Но для нас с вами гораздо важнее другие ценности. Я, например, настолько занят предстоящей операцией, что забываю иногда обедать Да и сегодня вряд ли бы оценил по достоинству искусство повара, если бы не ваше замечание.

— Вы не должны так неразумно относиться к своему здоровью, — осуждающе заметил посол. — Для того чтобы всегда быть в хорошей форме, необходимо научиться извлекать удовольствия из любых мелочей. И я очень надеюсь, что мне не придется объясняться с вашей супругой по поводу вашей чрезмерной занятости, — закончил он с улыбкой.

После обеда посол, перебравшись в глубокое кресло и наслаждаясь крепким кофе, спросил:

— Да, Уильямс! Возвращаясь к операции «Красный дождь»: как вы рассчитываете запрячь в одну упряжку террористов из «бригад» и коммунистов?

Уильямс с самодовольным видом посмотрел на посла:

— Вам знакомо имя Чезаро Росси?


Вода заливала лицо и, попадая в рот, мешала дышать Горанину казалось, что он снова тонет, как в далеком детстве, когда упал в пруд с перевернувшегося плота собственного изготовления. Ощущение было давно забытым — после того случая Игорь записался в секцию плавания и занимался там несколько лет, добившись неплохих результатов. Но теперь он снова захлебывался и никак не мог набрать в легкие воздуха. Закашлявшись, он резко дернул головой и, почувствовав острую боль в затылке, открыл глаза.

Первое, что увидел Горанин — чьи-то ноги в джинсах и кроссовках на кафельном полу прямо перед ним. Перевернувшись на бок — отчего в голове тут же запульсировала боль, — журналист увидел, что его поливает из душа черноволосый парень в кожаной куртке. Секунду-другую Горанин смотрел на него, не узнавая и не понимая, где он находится и что с ним происходит. Затем, сквозь туман в голове, всплыло воспоминание: микроавтобус, который он толкает вместе с Чезаро, черноволосый парень в джинсах и кожанке рядом с ними, толстяк, занесший дубинку над головой Росси…

Застонав скорее не от боли, а от осознания, что попал в скверный переплет, Игорь попытался сесть. Парень закрыл кран и посмотрел на Горанина:

— Можешь говорить?

Журналист осторожно кивнул и, с трудом ворочая языком, спросил:

— Где я?

Парень молча повернулся и, открыв дверь душевой, крикнул:

— Всё в порядке!

Через несколько секунд в помещение стремительно вошел худощавый бородатый мужчина в больших темных очках, закрывавших чуть ли не половину лица. Игорю показалось, что он где-то видел этого человека. Не поворачивая головы, он бросил парню в кожанке:

— Луиджи, подними его.

Когда Горанин услышал голос, он сразу понял, кто это. Перед глазами всплыли многочисленные фотографии, которыми пестрели газеты после террористических актов, вспомнилось и телевизионное интервью, взятое журналистами в тюремной камере. Тогда этот человек был без бороды и очков, но зато в наручниках. Имя Клаудио Понти в последние годы всё чаще ставилось в один ряд с именем основателя «красных бригад» Ренато Курчо Понти прошел путь от боевика до теоретика терроризма, и ныне практически ни одна операция «бригад» не осуществлялась без его ведома.

Горанина усадили на скамью, и он, потирая рукой тупо ноющий затылок, на котором образовался здоровенный желвак, повторил.

— Где я?

Клаудио Понти уселся верхом на другой конец скамьи и торжественно произнес:

— Вы находитесь в плену у революционных «красных бригад»

Услышав эти слова, Игорь почувствовал себя совсем худо. У него закружилась голова, и он вынужден был ухватиться рукой за скамейку. Справившись с приступом дурноты, он едва слышно проговорил:

— Значит, я оказался здесь не случайно?..

Понти пожал плечами:

— В принципе вас должны были убрать ещё там, на автомобильной стоянке, и приблизительно в это же время ваше тело опознавали бы сотрудники советского посольства. Спасла вас некоторая необычность похищения — мы, видите ли, не должны были оставлять никаких следов. Кстати, о том, что вы с Чезаро Росси находитесь у нас, никому не известно.

Игорь удивился: откуда они знают, кто он? Потом сообразил, что его, конечно же, обыскали и обнаружили документы. Постепенно Горанин стал успокаиваться. Раз сразу не убили, то пока, видимо, не тронут.


Тринадцатилетний внук Чезаро Росси — Адриано — обожал футбол и мотоциклы. Поэтому, когда, возвращаясь из школы, он увидел на тихой улочке неподалеку от дома ярко-красный мотоцикл, сияющий хромированными частями, то невольно замедлил шаг. Через мгновение ноги уже сами несли его к этой прекрасной машине. «Ямаха» стояла неподвижно, с её мотором возилась стройная рыжеволосая девушка в джинсовом костюме. Увидев Адриано, она окликнула его:

— Эй, привет! Мне как раз нужна мужская помощь.

Подросток, слегка покраснев от удовольствия, с готовностью ответил:

— Что я должен делать, синьора?

— Попробуй-ка дать газ. Сумеешь?

— Конечно, — воскликнул Адриано.

Через секунду он уже сидел на «ямахе», вращая рукоятку газа. Несколько секунд мотоцикл безжизненно молчал, пока девушка возилась в моторе. Наконец ей удалось устранить неполадку, и машина ответила оглушительным ревом на очередной поворот рукоятки. Выпрямившись, девушка улыбнулась Адриано и, перекрывая шум двигателя, спросила:

— Умеешь управлять?

Мальчик гордо кивнул в ответ. Девушка надела на голову оранжевый шлем с глухим солнцезащитным «забралом» и, отстегнув точно такой же от багажника, протянула его Адриано:

— Тогда поехали прокатимся…

Через несколько минут они уже мчались по каким-то улицам. Руки девушки лежали на плечах Адриано, а лопатками он чувствовал прикосновение её упругой груди. От этого возбуждающего ощущения и от быстрой езды у подростка кружилась голова, и он не обращал внимание на то, куда они едут. А девушка в это время давала ему указания:

— Направо, налево, — потом добавила: — Сейчас заедем к моим приятелям перекусить.

Наконец мотоцикл свернул в переулок, в котором было всего несколько домов. Глухие ворота одного из них распахнулись, едва «ямаха» подъехала к ним. Во дворе девушка спрыгнула и, стянув с головы шлем, от чего её рыжие волосы огненной волной рассыпались по плечам, обратилась к толстому мужчине, запиравшему за ними ворота:

— Пеппи, этот парнишка был так мил, что помог мне починить мотоцикл.

Толстяк, подойдя к подростку, положил ему свою тяжелую руку на плечо:

— Пойдем, малыш. У нас есть для тебя сюрприз.

Чезаро Росси был мужественным человеком. Еще в годы своей молодости он прошел через концлагеря и фашистские застенки, сражался с оружием в руках против гитлеровцев. В послевоенное время он не раз рисковал своей жизнью, выступая против всемогущей мафии. Росси не боялся смерти и сейчас, отказываясь выполнить требования террористов, прекрасно сознавал, что, возможно, подписывает себе приговор. Но когда в комнату вошел его внук, за которым маячила массивная фигура Пеппи, Росси понял, что проиграл.

Через час всё было кончено. Росси усадили в микроавтобус с зашторенными окнами и довольно долго возили по городу. Наконец его высадили неподалеку от дома.

Дверь, как всегда, открыла Лючия. Поцеловав мужа, она внимательно посмотрела ему в лицо и тут же почувствовала: что-то произошло.

— Чезаро, что случилось?

Он прошел в гостиную. Опустившись на диван, устало провел крепкой ладонью по лицу и, тщательно подбирая слова, сказал:

— Несколько дней Адриано не будет дома. Об этом не должен знать никто, кроме членов нашей семьи, — это в интересах самого мальчика. Завтра к нам, по всей видимости, нагрянет масса журналистов. Ты должна молчать, о чем бы они тебя ни спрашивали и как бы ты ни была удивлена событиями, которые, возможно, произойдут.

— Но Чезаро! — протестующе воскликнула Лючия.

— Дорогая, извини, но больше я ничего пока сказать тебе не могу. Прошу тебя: доверься во всем мне.

Росси поднялся с дивана и, пройдя в кабинет, плотно прикрыл за собой дверь.


Игорь провел ночь без сна. Когда его заперли в душевой, он первым делом внимательно обследовал её. Осмотр — увы! — не оставлял надежд на побег: дверь заперта снаружи, а единственное окошко под потолком настолько мало, что в него не пролезет и ребенок.

Горанин прислонился к холодной, облицованной кафелем стене.

Ну что ж. Подумаем ещё раз. Самое скверное в этой ситуации то, что помощи ждать неоткуда. Во всяком случае — в ближайшее время. Ведь сразу после встречи с Росси он собирался ехать в одну тихую деревушку в Альпах, чтобы написать статью о ходе предвыборной кампании и заодно собрать материал для репортажа о собаках-спасателях. Поэтому, разговаривая ещё утром, которое теперь казалось безнадежно далеким, с редакцией, а позже — с одним из сотрудников посольства, он поделился своими планами, добавив, что позвонит дня через три.

Впрочем, оставалась надежда, что хватятся Росси. Не ясно только когда — жизнь Чезаро всегда так заполнена работой, всевозможными встречами, собраниями, и родные привыкли, что он может по двое суток не давать о себе знать.

Внезапно в коридоре послышались шаги, дверь распахнулась, и появившийся на пороге толстяк втолкнул в душевую мальчика лет тринадцати, лицо которого показалось журналисту знакомым — где-то он видел подобный орлиный профиль, густые брови, сросшиеся на переносице. В первое мгновение Игорь даже обрадовался — будет с кем переброситься словом, — но позже, после того, как Горанин выяснил, что перед ним внук Чезаро Росси, он задумался.

«Почему нас держат вместе? — спрашивал себя журналист. — Неужели у них не было возможности запереть нас в разных местах, чтобы мы и не подозревали о существовании друг друга?»

И только через час, набравшись мужества, журналист признался самому себе:

«Они заперли нас вместе потому, что им так удобнее. А наших свидетельских показаний они не боятся — они уверены, что никаких свидетельских показаний не будет».

Осознав это, Игорь резко, словно от толчка, сел на скамье, на которой пытался уснуть. Он почувствовал, как между лопатками побежала струйка пота.

«Нужно что-то делать!» — решил Горанин. Он догадывался, что террористы захватили мальчика, дабы связать руки Чезаро Росси. Было ясно: как только заложники станут ненужными, их тут же прикончат. Во всяком случае, на собственный счет Игорь не заблуждался.

Вскоре Горанин разбудил беспокойно спавшего Адриано и долго с ним шептался. Задремали они лишь под утро.

…Выстрелы раздавались один за другим и звучали оглушительно. Горанина словно какая-то сила подбросила со скамейки. Он поймал себя на том, что стоит посреди комнаты, сжимая кулаки. Грохот доносился откуда-то с улицы. Прислушавшись, Игорь сообразил, что это всего лишь мотоцикл, правда, довольно мощный.

Горанин облегченно вздохнул и только теперь почувствовал, как часто бьется у него сердце. Игорь встал на скамейку и, приподнявшись на носках, заглянул в маленькое оконце под потолком. Он увидел рыжеволосую девицу на сверкающей «ямахе», разговаривавшую о чем-то с Клаудио Понти. Потом мотоцикл с ревом вылетел за ворота, которые тут же запер Пеппи.

Приблизительно через час на улице снова раздалась пальба, и журналист, посмотрев в окошко, убедился, что это вернулась террористка. В сумке, болтающейся у нее за спиной, он заметил пачку газет.

Вскоре на лестнице, ведущей в душевую, раздались шаги. Лязгнул засов, дверь отворилась, и на пороге показался Клаудио Понти. На губах его играла странная улыбка.

— Я обещал вам предоставить доказательства нашей дружбы и сотрудничества с компартией. Вот они! — И бригадист швырнул на пол под ноги Горанину утренние газеты.


Настроение у посла было отличным. Покончив с традиционным стаканом апельсинового сока, яйцами всмятку и кофе, он принялся второй раз за утро просматривать свежие газеты. В этот момент тяжелая дверь бесшумно распахнулась, и в столовую вошел Уильямс. Увидев его, посол расцвел и вскочил из-за стола.

— Браво, Тедди! — Это была высшая похвала в устах дипломата, обычно предпочитающего официальную форму обращения. — Операция разворачивается как по нотам. Думаю, в Вашингтоне и в Лэнгли, — посол сделал легкий полупоклон в сторону резидента ЦРУ, — будут довольны новостями из Европы.

Взяв несколько газет, посол стал вслух читать их кричащие заголовки, броско набранные на первых полосах:

— Террор — оружие коммунистов!.. Преступный альянс: компартия и «красные бригады»!.. Кровавые деньги — для предвыборной кампании левых!..

В большинстве газет тексты, в которых шла речь о сенсационном разоблачении — связи компартии с террористами, — помещались вместе с фотографиями. На них был запечатлен видный деятель коммунистической партии Чезаро Росси, мирно беседующий с известным главарем «красных бригад» Клаудио Понти, момент их рукопожатия, а также увеличенный текст расписки Росси, которой он удостоверял, что действительно получил 80 тысяч долларов на предвыборные расходы.

В некоторых газетах журналисты весьма прозрачно намекали: Росси совсем недавно вернулся из поездки по Советскому Союзу, и не исключено, мол, что его контакты с террористами — часть разработанного в Москве плана, призванного вырвать страну из блока НАТО и тем самым подорвать его обороноспособность.

Посол одобрительно покачал головой:

— Что и говорить: отличная работа! Кстати, Уильямс. Это, конечно, не моё дело, но надеюсь, вы не напрямую выходите на террористов?

Резидент снисходительно усмехнулся:

— Клаудио Понти был завербован нами четыре с половиной года назад, но он до сих пор не знает, что является агентом ЦРУ. Возможно, он догадывается, на кого работает, но прямых контактов у нас нет.

Уильямс, раскурив сигару, опустился в кресло и продолжил:

— Мы поддерживаем связь с Понти через известную вам масонскую ложу. Слава богу, недавние разоблачения не так уж сильно повредили ей — мы, где могли, нажали, да и здесь не были заинтересованы в этом скандале. Короче, следствие удалось локализовать. Хотя это звучит парадоксально, — резидент пожал плечами, — но наши связи с ложей даже укрепились. Между прочим, благодаря масонам мы и завербовали Понти. Во время его последнего ареста члены ложи, работающие в органах безопасности, предложили террористу, но нашему совету, свободу в обмен на сотрудничество. После того, как он согласился, ему устроили нашумевший побег со взрывом тюремной стены и прочими эффектами в духе Голливуда. Вы, наверное, помните? О нём тогда много писали газеты.

Посол кивнул. Затем задумчиво спросил:

— Скажите, Уильямс, а как удалось организовать утечку информации о связях Росси с террористами?

— Это дело техники. Из анонимного звонка полиция узнала, что в определенном месте в определенный час будет находиться один из боевиков «красных бригад». Брали его с большим шумом: вспыхнула перестрелка, в ходе которой двое полицейских были ранены, а бригадист после того, как ему прострелили плечо, был арестован. В последний момент он пытался уничтожить какие-то документы. Об этом стало известно журналистам, и они буквально осадили полицейское управление. Комиссару Вентуре, который занимается вопросами терроризма, пришлось провести пресс-конференцию. На ней и были обнародованы секретные документы о связях коммунистов с «красными бригадами». Кстати, сообщу вам последнюю новость, о которой завтра будут кричать все газеты, — глаза Уильямса довольно блеснули за стеклами очков. — Арестован Чезаро Росси. На первом допросе, как мы и предполагали, он отказался отвечать на вопросы.


Когда утром Горанин увидел, как Клаудио Понти садится вместе с Луиджи в темно-синий «фиат», на заднее сиденье которого они положили два автомата, прикрыв их газетами, он решился. Подойдя к двери, Игорь несколько раз глубоко вздохнул, словно перед прыжком в воду, и уже занес руку, чтобы постучать, как услышал характерный рёв мотоцикла. Метнувшись к окну, журналист увидел выезжающую за ворота рыжеволосую девицу.

Теперь Горанин отбросил все сомнения. Выждав несколько минут, он снова подошел к двери. Стукнул раз-другой, затем начал барабанить без перерыва. Вскоре на лестнице послышались торопливые шаги. Дверь распахнулась, и на пороге выросла мощная фигура толстяка Пеппи. Он держал автомат наготове.

— В чем дело? — недовольным тоном спросил террорист.

Горанин молча кивнул в сторону стонущего в беспамятстве мальчика, который вытянулся на скамейке.

— Что с ним? — удивленно протянул толстяк. Схватив Горанина за лацканы пиджака, прижал его к стене.

— Стой здесь!

Игорь согласно кивнул, следя боковым зрением за автоматом. Как только ствол немного опустился вниз, журналист резко, без замаха, как учили его во время службы в десантных войсках, ударил ногой по голени Пеппи. Тот, охнув, присел, и тут же Горанин изо всей силы ударил его снизу в подбородок. Звонко клацнули зубы, и террорист бесформенным мешком повалился на пол. После секундного колебания Игорь не стал брать автомат. Повернувшись к перепуганному Адриано, Горанин попытался ободряюще улыбнуться и негромко спросил:

— Ну, что? Вперёд?

Мальчик молча кивнул. Заперев дверь, Игорь и Адриано выбрались из дома и побежали к калитке. По пути им никто не встретился, вокруг царила тишина — видимо, на вилле никого больше не было.

Оказавшись в переулке, Игорь осмотрелся и, увидев телефонную будку, побежал к ней. Адриано не отставал от журналиста.

Прежде всего Горанин собирался позвонить в советское посольство, но, уже сняв трубку, вспомнил, что у него нет денег — их у него отобрали при обыске. Игорь на какое-то мгновение растерялся и с робкой надеждой повернулся к Адриано:

— Послушай, у тебя мелочь случайно не завалялась?

Мальчишка сокрушенно покачал головой:

— Все вытряхнули из карманов, сволочи! А зачем деньги? Ведь в полицию можно звонить бесплатно.

Горанин кивнул:

— Ну да, конечно.

Какое-то мгновение он колебался — ему, естественно, в первую очередь хотелось связаться со своими. «Но с другой стороны, — подумал Игорь, — я ведь не имею права покрывать преступников, а сейчас, кроме нас, никто не знает об этом доме. К тому же каждое мгновение террористы могут вернуться и, обнаружив побег, поймут, что явка раскрыта. Тогда лови ветра в поле!»

Отбросив сомнения, он набрал номер. На другом конце откликнулись сразу же:

— Полиция слушает!

— Соедините меня с комиссаром Вентурой.

— Кто говорит? По какому вопросу?

— У меня важное сообщение, касающееся «красных бригад». Быстрее, пожалуйста! — последние слова Игорь почти прокричал, одновременно оглядываясь по сторонам.

— Момент, сэр, — полицейский, уловив акцент, принял Горанина за англичанина. В трубке что-то зашипело, потом несколько раз щелкнуло, и сквозь треск помех донесся голос Вентуры, судя по всему, говорившего по радиотелефону из машины.

— Кто меня спрашивает? — первым делом поинтересовался он.

— Я — журналист. Хочу сообщить, что по адресу Роз, 4 находится конспиративная явка террористов.

— Откуда вам это известно? — сквозь шипение донесся голос комиссара.

— Я только что был там. Не теряйте времени. Проверьте моё сообщение! Я нахожусь рядом с этим домом.

— Полиция будет. Ждите!

Горанин вышел из кабины и облегченно вздохнул:

— Ну вот, всё в порядке! Скоро они приедут.

— Мы что, будем их ждать? — спросил Адриано.

— Да, конечно. Ведь наш долг помочь следствию.

Парнишка с мрачным видом покачал головой:

— Всё это правильно, но только свидетелей обычно убивают. Разве вы не смотрите телевизор, не читаете газет?

Журналист кивнул:

— Читаю, конечно. И сам пишу. Но, с другой стороны, нельзя же всё время бояться… Когда-нибудь нужно перебороть свой страх, иначе, пожалуй, перестанешь чувствовать себя мужчиной.

— Как знаете, — Адриано пожал плечами. — Только я бы предпочел смыться.

— Ты можешь спрятаться где-нибудь неподалеку, — предложил Игорь.

— Ну нет! Я теперь вас не оставлю! — Мальчик упрямо покачал головой.

Они прождали около десяти минут, а полиции всё не было. Горанин, часто поглядывая на часы и недоумевая, что могло задержать полицейских, всматривался в конец переулка. Наконец послышался рев двигателя, визг тормозов, и на дороге показался черный «мерседес».

Игорь облегченно вздохнул и, выйдя из-за телефонной будки, помахал рукой. Судя по всему, его заметили, и машина, не снижая скорости, понеслась к журналисту. В это мгновение Горанин увидел, как в переулке появился темно-синий «фиат». Ему показался знакомым этот автомобиль. Какое-то тревожное предчувствие шевельнулось в душе. И сейчас же он вздрогнул от крика Адриано:

— Террористы! Они убьют нас!

Разворачиваясь — Игорю казалось, что тело его двигается слишком медленно, словно в замедленной съемке, — он успел заметить, как в «мерседесе» на ходу опускается боковое стекло.

— Бежим, — крикнул Горанин, рванувшись с мостовой в сторону глухого каменного забора, окружающего длинный квартал особняков. На секунду он задержался, помогая Адриано взобраться на стену. Вслед за ним буквально взлетел на неё сам. Он уже перекинул ногу через забор, и в это мгновение раздался пронзительный скрип тормозов и сразу же — выстрелы. Рядом с Игорем взвились столбики пыли от ударов пуль, осколки штукатурки впились ему в лицо. Он невольно зажмурился и одним рывком перебросил тело через ограду.

Горанин был тренированным человеком, а сейчас от страха силы его, казалось, удесятерились, и он сломя голову несся по саду, едва успевая уклоняться от веток деревьев. Чуть впереди себя он видел спину Адриано с большим темным пятном от пота на майке, который мчался, будто вообще не касаясь земли.

Едва журналист и мальчик пробежали половину расстояния, отделявшего их от противоположной стены ограды, как позади вновь раздались выстрелы. Оглянувшись, Игорь увидел двух похожих друг на друга длинноволосых парней в брезентовых куртках военного образца, которые на бегу стреляли из пистолетов.

Услышав протяжное жужжание пуль, заставившее его сжаться и втянуть голову в плечи, Горанин начал петлять, словно заяц. Гигантским прыжком он преодолел последнюю пару метров, оставшуюся до забора, и с разбегу вспрыгнул на его гребень, через который уже перемахнул Адриано. Один из преследователей, сообразив, что жертва вот-вот ускользнет, остановился и, припав на колено, тщательно прицелился. Острая боль обожгла шею Игоря, и, одновременно с выстрелом рухнув за внешнюю сторону ограды, он успел подумать: «Всё! Убит!»

Но, упав на землю, сознания не потерял и, прижав ладонь к ране, понял, что пуля лишь оцарапала кожу. Горанин тут же вскочил на ноги и бросился вслед за Адриано. Они оказались в каком-то переулке и побежали в сторону улицы, которая казалась более оживленной — видно было, как по ней спешат прохожие, снуют автомобили. Сворачивая за угол, Игорь заметил, что и их преследователи перелезают через забор виллы.

Выскочив на улицу, беглецы увидели метрах в тридцати автобус, подъезжающий к остановке. Адриано обогнал Игоря и успел первым прыгнуть в салон. Парнишка придержал двери, давая возможность вскочить и Горанину. Они, тяжело дыша, не сговариваясь, прильнули к заднему окну. Автобус уже набирал скорость, когда из переулка выбежали парни с пистолетами в руках. Один из них вскинул было оружие, но затем опустил его. С досадой сплюнув, он засунул пистолет под куртку, и, не обращая внимания на перепутанных прохожих, террористы повернули назад.


Уильямс ничего не стал говорить послу о непредвиденных осложнениях, возникших по ходу операции. Он был почти на сто процентов уверен, что всё удастся уладить, и ему не хотелось, чтобы посол знал о досадных осечках. Тем более что в будущем эти частные ошибки можно было раздуть до масштаба решающих.

О побеге советского журналиста и внука Чезаро Росси он узнал раньше, чем сами террористы. Всё было очень просто, хотя эта простота подготавливалась кропотливой работой по созданию надежной, разветвленной разведывательной сети.

Когда Горанин позвонил в полицию, об этом немедленно сообщили одному из членов масонской ложи, который имел прямую связь с американским посольством. Затем, опять-таки через масона, имевшего выход на «красные бригады», им было передано предупреждение о грозящей опасности, а полицейским — негласное указание по возможности затянуть операцию по проверке поступившего сигнала. В конце концов полиция всё-таки выехала на место, но «клетка» оказалась уже пустой — «птички» успели вовремя упорхнуть. Когда об этом доложили комиссару Вентуре, он ругался на чем свет стоит, но ему так и не удалось выяснить, по какой причине облава была проведена с опозданием.

Встав из-за стола, Уильямс подошел к несгораемому шкафу и достал бутылку виски. Плеснув немного в бокал, он снова опустился в кресло. Сделал глоток и глубоко задумался.

Самым трудным было лишить русского связи. Но это удалось — вывели из строя телефонную сеть в районе советского посольства и торгпредства. «Теперь, — размышлял резидент ЦРУ, — беглец должен будет ехать туда сразу, без предварительного звонка, а там его уже ждут «бригадисты».

Уильямс, поколебавшись, снял телефонную трубку одного из аппаратов:

— Передай, чтобы проверили на всякий случай его квартиру. Конечно, вряд ли он туда сунется, но черт их знает, этих дилетантов.


Слегка отдышавшись и придя в себя после погони, Горанин заметил, что пассажиры в автобусе бросают на него подозрительные взгляды. Он опустил глаза и понял, чем это вызвано: пиджак порван и перемазан в крови, руки в ссадинах.

— Да, вид у вас неважный, — сочувственно покачал головой Адриано. — Шея сильно болит?

— Сейчас уже не очень.

Игорь достал из кармана скомканный платок и осторожно приложил к ране.

Пассажиры продолжали с опаской и любопытством рассматривать Горанина, и он почувствовал себя неловко. Игорь снова отвернулся к заднему окну. Приглядываясь к улице, по которой ехал автобус, журналист вдруг обнаружил, что они находятся недалеко от корпункта.

«Дома можно будет привести себя в порядок и позвонить в посольство», — обрадовался Игорь и повернулся к мальчику:

— Сейчас выходим.

Адриано кивнул, и когда на очередной остановке с шипением открылись двери, они выскочили на тротуар. На улице Горанин поднял воротник пиджака, стараясь прикрыть багровую борозду на шее, и, сунув перепачканные в собственной крови руки в карманы брюк, быстро пошел в сторону дома.

Через десять минут, когда они входили в подъезд, Игоря охватило какое-то нервно-веселое состояние.

Адриано удивленно посмотрел на него, и журналист, перехватив взгляд, пояснил сквозь смех:

— Понимаешь… вспомнил, как я «спикировал» с забора… Лежу и думаю: готов, убит!.. А оказалось — всего лишь царапина.

— Да, — улыбнулся мальчик. — Зато бежали вы после этого просто по-чемпионски. — И, сдвинув брови, добавил: — Хотя, возьми он чуть левее…

— Ну, чуть у нас не считается, — махнул рукой Горанин и, заходя в лифт, добавил: — Сейчас приведем себя в божеский вид, а потом накормлю тебя фирменной яичницей на сале.

В прихожей на ковре валялись газеты и конверты, опущенные почтальоном в специальную щель в двери. Горанин сгреб их и, набирая номер телефона посольства, пробежал взглядом по адресам отправителей — ничего срочного.

Номер оказался занят. Игорь повторил набор. Потом ещё раз и ещё… В ответ — частые гудки…

Пожав плечами, журналист положил трубку и, достав из письменного стола диктофон, протянул его Адриано:

— Разберешься?

— Конечно, — кивнул тот, принимая небольшой, размером с ладонь, аппарат.

— Расскажи всё, как было. Только ничего не забудь, пожалуйста, — попросил Игорь.

Пока Адриано медленно, запинаясь, наговаривал на диктофон рассказ о своем похищении, Горанин ещё раз попытался дозвониться в посольство. Все номера были почему-то заняты, и он с досадой швырнул трубку на аппарат. Решив переодеться, сбросил мятый, перепачканный костюм и надел джинсы, свежую рубашку, куртку. Сунув руку в карман пиджака, чтобы по привычке переложить удостоверение, Игорь замер. В кармане ничего не было. Он совсем забыл, что документы забрали террористы.

Горанин чертыхнулся.

Ничего, подумал он, удостоверение можно будет получить новое. Главное — мы благополучно вырвались из этой передряги.

Нарочито бодро посвистывая, журналист направился в ванную. Включив электробритву, он водил ею по заросшим щетиной щекам и подбородку. Неожиданно поймал себя на мысли, от которой ноги его чуть не подкосились:

«Ведь вместе с документами у бригадистов остались и мои визитные карточки. Там указан адрес корпункта… Значит, каждое мгновение они могут быть здесь!»

Журналист стремглав бросился в комнату. Адриано, как раз окончив запись, нажал кнопку диктофона и улыбнулся Игорю:

— Всё готово, синьор Горанин.

Игорь постарался взять себя в руки и по возможности не пугать парнишку, которому и так уже досталось. Почти спокойным голосом Горанин сказал:

— Адриано, нам нужно уходить. И побыстрее!

— А как же завтрак? — слегка обиженно протянул подросток. — Вы ведь обещали приготовить фирменную яичницу с этим, как его?..

— Салом, Адриано, салом. Но экскурсы в кулинарию нам придется отложить. Давай в темпе собирайся!

Горанин быстро рассовал по карманам диктофон и запасные кассеты к нему. Мальчик, глядя на журналиста, почувствовал что-то неладное и, натягивая на ходу свитер, устремился в прихожую. Они выскочили за дверь, и Игорь сразу же бросился к лифту Он собрался нажать кнопку, но увидел по светящемуся указателю, что кабину уже кто-то вызвал вниз. Горанин нервничал, ожидание казалось ему томительным, а главное — опасным. Повернувшись к Адриано, он сказал:

— Пойдем пешком — быстрее будет!

— Это с семнадцатого-то этажа! — удивленно воскликнул тот.

— Ничего, разомнемся.

Они прошли уже несколько лестничных пролетов, когда журналисту показалось, что он слышит чьи-то шаги. Он обернулся к Адриано и приложил палец к губам. Затем, перегнувшись через перила, посмотрел вниз.

Этажей на десять ниже он мельком увидел двух мужчин, которые спешили вверх, Горанин невольно отшатнулся и, прижавшись к стене, стал подниматься, знаками показывая Адриано, чтобы он шел за ним. Они быстро добрались до нужной лестничной клетки. Игорь уже собрался отпереть дверь квартиры, решив в случае опасности забаррикадироваться изнутри, как заметил вдруг, что кабина лифта проехала вверх мимо его этажа.

«Значит, это не за нами», — обрадовался журналист. Он облегченно улыбнулся Адриано и, шагнув к лифту, нажал кнопку вызова. Глядя на светящийся указатель, он увидел, что кабина дошла до последнего, 24-го этажа, остановилась там на мгновение, затем поехала вниз.

Лифт уже почти дошел до семнадцатого, когда Горанин услышал шаги на лестнице, которые теперь доносились… сверху! Обежав сбоку лифт, Игорь увидел совсем недалеко, в трех этажах над собой, руку в перчатке, скользящую по перилам.

Внутри у него все сжалось, на мгновение он почувствовал, что сердце готово выскочить из груди. В следующую секунду он заставил себя посмотреть вниз, хотя почти наверняка знал, что увидит.

Горанин ошибся ненамного — двое мужчин внизу уже успели подняться на четырнадцатый этаж. Один из них посмотрел вверх и, встретившись взглядом с журналистом, вежливо кивнул головой, улыбнулся. Но глаза его при этом оставались холодными и настороженными, словно у натренированной овчарки.

В этот момент двери лифта начали с легким шипением разъезжаться.

«Если их двое — мы погибли», — мелькнуло в голове у Горанина.

Но из кабины выскочил один человек. В руках он сжимал пистолет, который тут же навел на Адриано, продолжавшего стоять прямо против лифта. Игорь успел ударить парня по кисти, сжимавшей оружие. Оглушительно грохнул выстрел. Пуля с визгом полетела в стену, а пистолет, звякнув, упал на кафельный пол.

В следующее мгновение Игорь увидел несущийся ему навстречу кулак. Он успел наклонить голову, прижимая подбородок к груди — инстинктивные действия старого боксера, — и удар пришелся ему в лоб. Раздался хруст. Горанин покачнулся, но ему не было больно. А вот террорист взвыл, потрясая в воздухе выбитыми из суставов пальцами.

Остальное уже не представляло для журналиста труда: распрямляясь, он резко выбросил вперед согнутую в локте руку, которую нацелил в солнечное сплетение противника, и вой разом оборвался.

По лестницам бежали и снизу, и сверху. Топот раздавался совсем рядом, Игорь слышал тяжелое дыхание. Втолкнув в лифт Адриано, он вскочил туда сам и нажал кнопку первого этажа. Двери, казалось, закрываются бесконечно. Но вот наконец кабина тронулась, и в этот момент пуля со звоном пробила её у самого потолка.

Выстрел, затем ещё один и ещё… Но поздно! Кабина летела вниз, а Горанин в изнеможении привалился к стенке.

Первым, кого беглецы увидели, выскочив из подъезда, была рыжеволосая девица, восседающая на «ямахе». Рядом с ней стоял темно-синий «фиат», за рулем которого находился Луиджи — Игорь узнал его, несмотря на отблески ветрового стекла.

На мгновение все растерялись, но журналист первым пришел в себя. У входа в подъезд его сосед по дому — иногда они вместе плавали в бассейне — что-то выгружал из багажника своего «рено». Дверцы автомобиля были распахнуты. Горанин бросился к нему, увлекая за собой Адриано.

Ключ, к счастью, торчал в замке зажигания, и двигатель завелся сразу же. Дождавшись, пока Адриано обежал вокруг автомобиля и вскочил на сиденье рядом, Игорь вдавил педаль газа. Машина рванулась. Посмотрев в зеркало, журналист увидел разворачивающиеся мотоцикл и «фиат».

Если бы Горанину кто-нибудь сказал, что обычный, не имеющий ничего общего с каскадерами человек способен выдержать такую бешеную гонку, он бы скорее всего рассмеялся. Но сейчас он выделывал такие головокружительные маневры, что просто не успевал пугаться.

После каждого поворота Горанин бросал взгляд в зеркальце в надежде, что погоня отстала. Но из-за угла всякий раз вылетала красная «ямаха», а за ней темно-синий «фиат».

Подъезжая к очередному перекрестку, Игорь увидел, как погас зеленый и вспыхнул желтый свет. Нужно было немедленно тормозить, но журналист, сжав зубы, ещё сильнее надавил на газ.

Прямо перед ним на светофоре, висевшем над дорогой, зажегся красный. Машины, стоящие плотными рядами перпендикулярно движению «рено», тронулись с места. Набирая скорость, они катили по разным полосам навстречу друг другу, с каждым мгновением суживая щель, по которой мчался Горанин. На долю секунды столкновение показалось Игорю неизбежным. Но автомобили, пронзительно сигналя, все же притормозили, пропуская «рено», и журналист благополучно проскочил перекресток.

Первым делом он посмотрел в зеркало. К его удивлению, у них на «хвосте» по-прежнему висел мотоцикл. Какое-то неприятное чувство, похожее на обреченность, шевельнулось у Игоря внутри. Красная «тень» преследовала добычу, словно акула, почуявшая запах крови.

«Ничего, — постарался успокоить себя Игорь, — избавились от «фиата», оторвемся и от «ямахи».

Выбрав удобный переулок, он резко свернул в него. Мотоцикл, едва вписавшись в поворот, помчался за ними. Вскоре журналист понял, что допустил ошибку — в тесном лабиринте узких улочек преимущество было на стороне «ямахи». Расстояние между ними всё сокращалось, и, посмотрев очередной раз в зеркало, Игорь увидел, как террористка, удерживая одной рукой руль, другую засунула под куртку. Через мгновение в зеркальце мелькнул длинноствольный пистолет, и Горанин невольно пригнулся пониже к рулю, толкнув одновременно Адриано на пол салона.

Ветровое стекло автомобиля покрылось сеткой трещин, которые бежали во все стороны от кругленького аккуратного отверстия. Потеряв обзор, Игорь резко нажал на тормоз. Раздался пронзительный визг шин, затем в машину что-то с силой врезалось, и после паузы Горанин услышал какой-то глухой звук — будто мешок с высоты упал на мостовую.

Некоторое время Горанин продолжал сидеть, крепко сжимая руль и чувствуя, как по лицу и по спине стекают капли пота. Затем распахнул дверцы и устало вышел из «рено».

Взгляд его уперся в искореженный, дымящийся мотоцикл, одно колесо которого продолжало бешено крутиться. Потом он посмотрел вперед и увидел девушку в неловкой позе, лежащую перед капотом автомобиля. Её расколотый шлем валялся рядом, а волосы, ставшие темными, разметались по асфальту.

С минуту Горанин смотрел на погибшую, потом оглянулся по сторонам. Схватив за руку перепуганного Адриано, Игорь побежал. Он не мог решить, что ему делать, к кому обратиться за помощью. Полиции доверять нельзя… Позвонить в посольство? Но телефоны почему-то всё время заняты… Проехать туда? Но у здания его наверняка ждала засада… И тем не менее придется рискнуть, решил Горанин.


Они сидели в баре больше получаса, и Игорь никак не мог придумать, как незамеченным подойти к посольству, которое находилось в каких-нибудь пятистах метрах.

Вдвоем они слишком бросались в глаза, и Горанин понимал, что дальше, не обнаружив себя, продвинуться им не удастся. Оставаться же в баре тоже становилось небезопасно — квартал наверняка прочесывали люди, которые их ищут, и каждую минуту они могли заглянуть сюда.

Игорь ещё раз украдкой посмотрел на посетителей: четверо стариков, играющих за столиком в карты, две ярко накрашенные девицы, безуспешно пытающиеся отвлечь кого-либо из компании подвыпивших парней от телевизионной трансляции футбольного матча — никто, казалось, не внушал опасения.

Горанин собрался заказать еще одну чашку кофе для себя и порцию мороженого для Адриано, но в это мгновение на улице заскрипели тормоза. Он вздрогнул и, взглянув в окно, почувствовал неприятный холодок в груди; напротив бара остановился микроавтобус. Из кабины выскочил крепко сбитый бородач в джинсовом комбинезоне, который направился к входной двери.

Игорь, внутренне подобравшись, напряженно следил за ним, но бородач, не обращая ни на кого внимания, прошел прямо к стойке и, заказав большую чашку кофе с сандвичем, впился в экран телевизора.

Некоторое время журналист продолжал наблюдать за водителем, но в конце концов, не заметив ничего подозрительного, повернулся к окну. Машинально разглядывая микроавтобус, Горанин отметил, что весь салон его, виднеющийся сквозь лобовые стекла, заставлен корзинами с цветами.

«И как только его не отвлекает этот одурманивающий запах?» — подумал Игорь о водителе фургона. А в следующую минуту вспыхнувшая надежда озарила лицо журналиста. Он встал и решительно направился к бородачу.

— Послушай, приятель, хочешь немного подзаработать? — негромко спросил Горанин, опускаясь на табурет рядом с ним. Бородач однако хорошо расслышал его сквозь гул голосов. Быстро повернувшись, он оценивающе смерил журналиста взглядом.

— Кто же не хочет? Вопрос, как?

— Работа очень простая — подвези меня вместе с парнишкой. — Игорь кивнул в сторону Адриано, полностью поглощенного футбольной баталией.

— Куда?

— Тут недалеко.

— А почему вы не возьмете такси? — пристально взглянул на Игоря водитель.

— Хотим сделать друзьям сюрприз и подъехать к их дому незаметно.

Бородач отхлебнул кофе и покачал головой.

— Нет, мне это дело не нравится, тут что-то неладное.

Игорь достал бумажник и, вытянув оттуда несколько банкнот, положил на стойку. Водитель покосился на деньги, накрыл их ладонью и сунул в наружный карман комбинезона. Одним глотком допив кофе, он встал:

— Выходите за мной.

Игорь придержал его:

— Поедете по улице, где находится русское посольство, и будьте готовы в любую минуту притормозить, чтобы мы могли выйти.

Бородач кивнул.

— Все будет о'кэй.

Через минуту Горанин и Адриано примостились на корточках в фургоне среди корзин с пышными, распространяющими головокружительный аромат розами и гвоздиками.

— Полчаса путешествия в такой компании, и любого из нас можно обвязывать ленточкой и дарить женщинам вместо духов, — попытался разрядить обстановку журналист.

Но Адриано скептически хмыкнул:

— А по-моему, фургон похож на катафалк, прямиком везущий нас на кладбище.

Водитель одобрительно усмехнулся, оценив черный юмор паренька, и, включив мотор, не торопясь покатил по переулку. Горанин попытался устроиться так, чтобы видеть дорогу и тротуары сквозь лобовые стекла, но самому оставаться скрытым в глубине фургона за корзинами. Микроавтобус тем временем набрал ход, быстро проскочил переулок и выехал на улицу, ведущую к посольству. Заметив среди прохожих длинноволосого парня в защитной куртке — это он вместе с напарником преследовал беглецов возле виллы, — Игорь понял, что их схватят прежде, чем они успеют оказаться у входа, или попросту пристрелят.

В справедливости этого он тут же убедился. Игорь, решив все же рискнуть, попросил водителя притормозить, но едва машина стала замедлять ход, как к ней устремились сразу трое или четверо «случайных» прохожих.

— Не останавливайтесь, — тут же поспешно приказал журналист. — Едем дальше!

Фургончик снова набрал скорость и миновал посольство. Впрочем, автобус вызвал все же подозрения у террористов. Почти сразу Горанин услышал приближающийся сзади рев мощного мотора.

В этот момент впереди, у перекрестка, зажегся красный свет, и фургончик затормозил. Не успел он остановиться, как рядом с ним очутился мотоцикл с двумя седоками в шлемах с темными забралами, скрывающими лица. У одного из них — того, что сидел сзади, — через плечо висела синяя спортивная сумка с расстегнутой «молнией». Он сунул в неё руку и, соскочив с сиденья, шагнул к автобусу. Подойдя вплотную, мотоциклист заглянул через лобовое стекло внутрь, обойдя вокруг, посмотрел в маленькое оконце в грузовом отсеке фургона и, не заметив пассажиров за корзинами цветов, вернулся к своему напарнику.

В следующее мгновение зажегся зеленый, автобус поехал вперед, а мотоцикл с ревом свернул на боковую улицу.

Горанин ещё пару минут продолжал ничком лежать на полу салона, прижимая к себе Адриано.

Теперь нужно как можно быстрее покинуть эту, уже взятую на заметку машину, подумал журналист, и попросил водителя остановиться. Тот, похоже, тоже изрядно напуганный молчаливым «досмотром» цветочного фургона, поспешно выполнил просьбу.

Микроавтобус затормозил. Игорь, приоткрыв его заднюю дверцу, с опаской оглянулся по сторонам. Вокруг вроде бы всё было спокойно. Горанин спрыгнул, помог выбраться Адриано и, крепко взяв его за руку, быстро пошел по тротуару. Около часа они кружили по городу, ныряли в метро, заходили в магазины и кафе, пока не убедились, что слежки за ними нет.

Тем временем Горанин решил предпринять ещё одну попытку связаться со своими. Зайдя в телефонную будку, он набрал номер Сергея Климова — коллеги, тоже работающего собкором центральной газеты. Ему повезло: трубку сняли после первого же гудка, как будто звонка ждали.

— Алло, — услышал Горанин хорошо знакомый голос, и тут же выпалил:

— Привет, Сергей! Это я, Игорь.

— Здорово, — обрадовался Климов. — Ты откуда звонишь? Мне сказали в посольстве, что ты уехал в командировку.

— Должен был, но не доехал. Послушай, мне нужна твоя…

— Алло! — вдруг перебил его Климов. — Алло!

— Сергей! — крикнул в трубку Горанин. — Ты слышишь меня?

— Алло! Алло! Игорь! Куда ты, к черту, запропастился? Ничего не слышу! Перезвони…

Горанин торопливо бросил в автомат монету и снова набрал номер. Трубку Климов снял сразу же.

— Алло! Игорь!

— Сергей, теперь нормально? — с надеждой спросил Горанин, но связь, похоже, по каким-то причинам стала односторонней, и Климов не слышал своего собеседника.

— Алло! Алло! — продолжал он кричать в трубку.

Горанин собрался позвонить ещё раз, но вдруг сообразил, что это бесполезно. Разговор прервался не случайно, понял журналист. Должно быть, они взяли под контроль все телефоны наших сотрудников. И если это так, то теперь засекли место, откуда я звонил.

Игорь оглянулся по сторонам и, выскочив из будки, сказал Адриано:

— Быстро уходим, они сейчас могут быть здесь.

Почти бегом, но стараясь не привлекать к себе внимание, журналист и мальчик устремились к станции метро.

— Может, попробуем позвонить мне домой или кому-либо из моих друзей? — предложил Адриано.

— Бесполезно! Они наверняка прослушивают все телефоны и, как только мы выйдем на связь, сразу же выяснят, где мы находимся.

Помолчав, Горанин добавил:

— Нам нужен надежный человек, оставшийся вне поля их зрения. Если «вычислим» такого, считай, — спасены. Если ошибемся, то…

Игорь, не договорив фразу, пожал плечами.


Франческо Мазини — известный журналист, сотрудничающий с несколькими крупными газетами, автор нашумевших книг о мафии и терроризме, готовился ко сну. Он принял душ и второй раз за день побрился — проступившая щетина порождала ощущение неопрятности, которого он не выносил.

Протерев лицо терпким, неуловимо пахнущим осенним лесом одеколоном, он причесался и, надев махровый халат, вышел из ванной.

Он налил немного вермута и, бросив в бокал несколько кубиков льда, опустился в кресло. Попробовав вино, Мазини подумал: а не позвонить ли Монике?

После некоторого колебания решил, что не стоит. Сегодня у него был трудный день — пришлось съездить в глухую деревушку, где мафиози сожгли фруктовый склад конкурентов. Часы, проведенные в попытках вытянуть информацию из неразговорчивых крестьян, вдобавок езда по скользкой от дождя дороге давали себя знать — у него тупо ныл затылок. Должно быть, опять подскочило давление, подумал Мазини. В этот момент в прихожей послышался звонок. «Кто бы это так поздно и без предупреждения?» — удивился он.

Встал и, нахмурившись, пошел открывать.

На пороге стоял Горанин с каким-то подростком. Увидев их, Мазини на мгновение растерялся, затем широко и искренне улыбнулся:

— Входи, Игорь! Рад тебя видеть!

Горанин и Мазини дружили почти с самого начала работы советского журналиста в стране. Познакомившись на каком-то приеме, они почувствовали уважение друг к другу и со временем стали встречаться всё чаще, обмениваясь информацией и «обкатывая» различные идеи. Кроме того, они нередко ездили на рыбалку, а летом Франческо обучал Игоря виндсерфингу. Последнее увлечение доставляло им немало удовольствия и веселых минут — особенно когда Горанин, не справившись с доской под парусом, лихо прыгающей по волнам, летел в воду.

Мазини, проводив поздних гостей в комнату, зажег в ней люстру и только тут обратил внимание на измотанный вид своего друга.

— Игорь, что случилось? — озабоченно спросил Мазини. Горанин, устало откинулся в кресле.

— Погоди… Можно уложить спать мальчика?

— В комнате для гостей есть диван, — озадаченно ответил Франческо.

Игорь помог Адриано раздеться, заботливо накрыл пледом.

Вернувшись в гостиную, Игорь взял протянутый ему Мазини бокал виски. Отпил, опустился в кресло и, проведя ладонью по лицу, сказал:

— Ну, слушай…

Пока Горанин рассказывал, Мазини сидел молча, щуря глаза от дыма сигареты, зажатой в уголке рта, и время от времени подливая в чашки крепчайший кофе. Когда ночной гость закончил свое повествование, хозяин встал и, привычно расхаживая по мягкому ковру, принялся рассуждать вслух:

— Насколько я понимаю, связаться с посольством нам не удастся. Телефоны, конечно, они не могут отключить надолго, побоятся скандала, линии — я уверен — теперь действуют, но зато и «охотники» успели приготовиться. Сейчас стоит нам только снять трубку и позвонить твоим, как тут же станет известен номер этого телефона, — Франческо кивнул в сторону плоского аппарата, лежащего на журнальном столике под кипой газет. — А разговор прервется, как в том случае, когда ты пытался дозвониться Климову.

— Что же делать? — воскликнул Игорь. — Ведь мы не можем сидеть сложа руки! Тем более что рано или поздно они расширят круг поиска и выйдут на тебя.

— Это уж точно, — согласился Мазини. — И «вычислят» они меня намного раньше, чем нам хотелось бы. Ведь судя по тому, что под их контролем оказалась телефонная связь, мы столкнулись со спецслужбами.

— Откровенно говоря, я с самого начала думал, что здесь не обошлось без ЦРУ, — откинулся на спинку кресла Горанин.

— Возможно, — хозяин продолжал ходить по комнате. — Впрочем, в этом деле замешаны и местные агенты. Я имею в виду не только тех, кто наверняка внедрен к террористам, но и тех, которые находятся на важных постах в различных государственных учреждениях — в том же полицейском управлении, например, разведке… Ведь иначе невозможно в кратчайший срок взять под контроль телефонную связь с посольством и другими объектами.

— Черт возьми! — Игорь вскочил с кресла. — Глупейшая ситуация. Вместо того чтобы вызвать полицию, которая должна нас защитить от террористов, мы должны от неё скрываться. Бред какой-то!

Мазини покачал головой.

— Это тебе с непривычки так кажется. На самом деле подобная ситуация — реальная жизнь. Большинство полицейских, конечно, честные люди, но и продажных, к сожалению, немало. Так что угадать, откуда ждать удара, трудно.

Горанин засунул руки в карманы брюк и сжал их в кулаки. Ему, как человеку, привыкшему к уважению окружающих, обладающему естественным чувством собственного достоинства, было унизительно всё время убегать, маскироваться, прятаться. Кроме этого, Игорь привык к честному, открытому выяснению отношений и в спорте, и в работе, и в личных делах и сейчас страдал от своих вынужденных увиливаний от прямого столкновения с врагами. А они уже перестали быть для него какими-то неопределенными носителями такого зла, как терроризм. Они превратились во вполне конкретных, личных врагов, стремящихся отнять жизнь у него и у мальчика, к которому он успел привязаться. Поэтому, когда Мазини, прекратив курсировать из угла в угол, уселся в кресло и предложил обдумать возникшую у него идею, Игорь с готовностью согласился.

Через пятнадцать минут обсуждение было закончено. Главной его идеей было попытаться использовать беглецов в качестве приманки, чтобы завлечь преследователей в ловушку. Понятно, что эта роль была отнюдь не безопасной, но Игоря в ней привлекала возможность рассчитаться с убийцами и — главное — вывести их на чистую воду.

Одобрив план в целом, Горанин теперь хотел уточнить ряд деталей.

— А что представляет из себя этот человек с центральной телефонной станции, которого ты собираешься подключить? — спросил он.

— Надежный парень.

— А редактор «Вечерки»? — продолжал допытываться Горанин. — Ты уверен, что не ошибаешься в его связях?

Мазини усмехнулся:

— Моя интуиция, помноженная на мою информацию, подсказывает, что нет. Впрочем, убедиться в этом точно мы сможем, лишь забросив удочку и проследив, как оповещают друг друга хищники о появившейся добыче.

— Ну что ж, — глубоко вздохнул Игорь. — Я готов выступить в роли живца.

Редактор «Вечерних новостей» Антонио Рицо провел вечер с любовницей и ночью спал, как убитый.

Телефонный звонок наконец прорвался сквозь пелену сна, но ничего, кроме раздражения, у Рицо не вызвал. Он упорно лежал на боку с закрытыми глазами, не желая снимать трубку, в надежде, что это сделает жена и пошлет звонившего чуть свет наглеца подальше. Потом он вспомнил, что жены рядом нет — почувствовав исходивший от него запах духов, она устроила очередной скандал и перебралась спать в гостиную.

Выругавшись, Рицо всё ещё с закрытыми глазами протянул руку к тумбочке и, найдя трубку, поднес ее к уху.

— Слушаю, — произнес он хриплым голосом.

— Привет, Антонио, — в трубке раздался бодрый баритон, прямо как из ролика, рекламирующего апельсиновый сок.

— Кто это? — с раздражением прохрипел Рицо.

— Не узнаешь своего старого автора? Сколько же ты выпил накануне, а, шеф?

— О, боже! Это ты, Франческо? — Рицо наконец узнал Мазини. — Ты что, с ума сошел? Который час?

— Пять утра.

— Ты свихнулся! Какого черта ты звонишь в такую рань?

— У меня есть для тебя «бомба».

— Что? Какая «бомба»? — Рицо сел, облокотившись на подушку.

— Дело касается Чезаро Росси.

— У тебя есть что-то новенькое? — насторожился редактор.

— Террористами был похищен внук Росси. Угрожая расправой с мальчиком, они заставили Чезаро подписать сфабрикованные документы.

— А кто это может подтвердить? — Сна у Рицо не осталось ни в одном глазу.

— Свидетель есть, — ответил Мазини. — Один русский журналист, его фамилия — Горанин. Ты его, по-моему, знаешь.

— Да, мы встречались пару раз. А как он оказался втянутым в эту историю?

— О, чисто случайно. Он обедал с Росси, его «за компанию» похитили. Но ему удалось бежать вместе с мальчишкой. Их преследовали, чуть не убили. Теперь они у меня.

— У тебя? А почему он не обратился в посольство?

— Он пытался это сделать, но около здания заметил каких-то подозрительных типов. Дозвониться же туда невозможно — телефоны оказались под контролем.

— Послушай, ты должен немедленно привезти их ко мне, — безапелляционно заявил Рицо.

— Нет, Антонио. Мы поступим иначе. Ты соберешь несколько журналистов и привезешь их к нам на пресс-конференцию.

— Да, но где мы вас найдем?

— Помнишь репортаж, за который четыре года назад ты выставил мне дюжину шампанского в придачу к гонорару?

— Да, конечно.

— Так вот, мы будем у одного из его героев, к которому приезжали потом на пиццу. Надеюсь, не забыл?

— Нет, я помню.

— Тогда до встречи!

Рицо положил телефонную трубку и задумался. Значит, они будут на водяной мельнице у Ричене… Ему вспомнилась давняя поездка в этот уютный сельский уголок, где царили тишь и благодать. Так по крайней мере казалось. И он с трудом тогда мог себе представить, что всего за месяц до этого здесь пролилась кровь — местные крестьяне, объединившиеся под предводительством Ричене, выступили против поборов мафиози.

Дело получило громкую огласку и, в частности, благодаря блистательному репортажу о разыгравшейся драме, написанному Мазини. Боссы мафии сочли за благо не раздувать скандал и воздержаться от мести. Правда, с год назад в газетах промелькнуло сообщение о том, что какие-то неизвестные пытались проникнуть на мельницу. Но, нарвавшись на здоровенных кобелей, которых спускали на ночь, и услышав свист картечи — хозяин, разбуженный собаками, дал пару выстрелов для острастки, — ночные визитеры бежали.

Всё это вспомнил Рицо, а вспомнив, пододвинул к себе телефон. Набирая номер человека, которого он счел нужным проинформировать о последних новостях, редактор не предполагал, что его телефон прослушивается. Поэтому магнитофонная запись его разговора, которую осуществил помощник Мазини, работающий на телефонной станции, содержала немало любопытного.


Горанин впервые за последние трое суток чувствовал себя относительно спокойно. Он буквально физически ощущал, как спадало нервное напряжение, а мозг снова обретал способность трезво мыслить и анализировать. Вместе с тем журналист понимал, что в истории, свидетелем которой он стал, ещё не поставлена точка.

Мелкий, скорее похожий на водяную пыль дождик густой сеткой покрыл зеркало разлившейся перед плотиной речушки. Деревья блестели чисто умытой зеленью, а уходившие вдаль поля тонули в легкой пелене тумана.

Игорь полной грудью вдохнул бодрящий воздух и слегка улыбнулся. Затем, вспомнив о том, что ему предстоит — если, конечно, они не ошиблись в расчетах, — он ещё раз озабоченно осмотрел веранду, на которую вышел подышать.

В этот момент дверь распахнулась и рядом с ним выросла кряжистая фигура Ричене. Короткий седой ежик, массивное бульдожье лицо, голубые, почти прозрачные глаза под кустистыми бровями — старик удивительно похож на покойного Жана Габена, невольно подумал Игорь.

— Присматриваетесь? — хрипловатым голосом спросил хозяин мельницы. И не дожидаясь ответа, кивнул: — Это правильно.

Потом похлопал загрубевшей ладонью по перилам.

— Не волнуйтесь — это строилось на века. Почище иной крепости будет.

Горанин тоже провел рукой по мокрому от дождя дереву и улыбнулся:

— Я и не сомневаюсь в этом.

— Ну, вот и отлично! — решительно подвел итог Ричене. — Пойдемте завтракать — перед делом нам нужно хорошенько подкрепиться.

В комнате за массивным деревянным столом уже сидел Мазини. Перед ним стояла большая чугунная посудина, над которой ароматными облаками поднимался пар. Горанин вдруг ощутил острое чувство голода и засмеялся:

— Сюда бы мою жену — она бы сразу забыла о своей диете и фигуре.

— О, это рис по-пьемонтски, — живо отозвался Мазини, раскладывая по тарелкам аппетитное кушанье. — Его готовят на бульоне, затем добавляют грибы, обжаренные кабачки, зеленый горошек и посыпают тертым сыром. Чудо, не правда ли?

Горанин с набитым ртом молча кивнул головой. Несколько минут за столом царила тишина. Затем Мазини, утолив голод, заговорил:

— Послушай, Игорь, тебе ничего не напоминает нынешняя провокация с Чезаро Росси?

— Трудно сказать, — отозвался Горанин. — Конечно, она имеет много общего с обычными методами террористов — я имею в виду покушения, взрывы, похищения…

— Она имеет и более конкретное сходство, — перебил его Мазини. — Вспомни дело Альдо Моро. Похитившие председателя Национального совета Христианско-демократической партии преступники в течение сорока дней рассылали во все газеты сообщения о том, что они выполняли задание «красных бригад». А затем вдруг выдвинули ультиматум, потребовав освободить в течение 48 часов всех заключенных-коммунистов. Это была явная провокация — попытка возложить ответственность за похищение на компартию и выдать «красные бригады» за коммунистическую организацию.

— Ты прав, Франческо, — согласился Горанин. — Ведь по подобной схеме кто-то пытается действовать и сейчас: цепь террористических актов, а затем появление фальшивки о связях «бригадистов» с коммунистами. И всё это накануне выборов! Да, почерк явно один и тот же.

— И принадлежит он, я думаю, «тихим американцам» из известного тебе управления грязных дел, — добавил Мазини. — Между прочим, если ты помнишь, Моро в предсмертном послании писал, что за тем, что происходит с ним, скрывается, возможно, американское или западногерманское влияние.

— К сожалению, у нас нет весомых доказательств, что в деле с Чезаро Росси замешано ЦРУ, — пожал плечами Горанин.

В этот момент пронзительно и как-то неожиданно зазвонил телефон. Мазини взглянул на часы.

— Думаю, доказательства скоро появятся…

Ричене молча встал с массивного стула и, тяжело ступая, подошел к аппарату. Выслушав то, что ему сказали, он повернулся к своим гостям и сдержанно произнес:

— Они проехали бензоколонку. Через пять минут будут здесь.


Новенький «пежо», забрызганный до стекол дорожной грязью, лихо подкатил к мельнице и, эффектно развернувшись, затормозил у входа. Дверцы распахнулись одновременно, и из машины вылезли пять человек. Горанин, смотревший на эту сцену сквозь жалюзи окна второго этажа, сразу узнал Антонио Рицо — щегольской светлый плащ, шелковое кашне, модная прическа с «благородной» сединой на висках. Редактор «Вечерних новостей», как всегда, старательно молодился, был подчеркнуто свеж и энергичен, и только мешки под глазами да глубокие морщины, избороздившие его породистое лицо, выдавали истинный возраст.

Оглянувшись вокруг и никого не увидев около мельницы, Рицо сказал своим спутникам:

— Ребята, вы пока тут покрутитесь, можете щелкнуть пару раз, а я пойду на разведку.

Редактор направился к дверям, а журналисты рассыпались по двору. Их Горанин тоже узнал — это были репортеры и фотокорреспонденты известных правых изданий.

— Мог бы и коммунистов пригласить, — недовольно заметил Игорь. — Тем более что дело непосредственно касается их партии.

— Что? — усмехнулся Мазини. — Ты шутишь! Он же не выносит коммунистов, хотя и тщательно маскирует это крепкими рукопожатиями, обаятельными улыбками и любезными словами.

— Ладно! — мотнул головой Горанин. — Иди встречай эту «акулу пера и шакала ротационных машин».

В этот момент дверь распахнулась и в комнату с улыбкой, обнажившей ряд безукоризненных зубов, стремительно вошел Рицо. Ещё с порога он раскинул руки, будто собираясь обнять ближайших родственников, однако, подойдя к Горанину и Мазини, ограничился рукопожатиями, причем с Игорем — весьма прохладным.

— Рад видеть вас в добром здравии, — объявил редактор.

— Я тоже рад, что ты в хорошей форме, — сказал Мазини с едва заметной иронией.

— Ну, когда приступим к делу? — поинтересовался Рицо, доставая из кармана массивный золотой портсигар. — Ребята внизу уже сгорают от нетерпения и давно приготовили фотоаппараты и диктофоны.

— Скоро, — ответил Мазини, а затем, взглянув в окно, спросил:

— Послушай, Антонио, кого это ты приволок на хвосте?

— Что ты имеешь в виду? — озадаченно проговорил тот.

— А ты взгляни вон туда, — Мазини указал в направлении двора.

Рицо с оскорбленным видом приблизился к окну.

По дороге, ведущей к мельнице, крадучись, подъезжал черный «мерседес». Он миновал ограду, сложенную из массивных камней, и затормозил под сенью раскидистого дуба. Некоторое время из машины никто не выходил. Затем дверцы распахнулись, и из темного салона не торопясь вылезли четверо мужчин. Трое из них — один в длинном пальто и черных очках, другой — в кожаной куртке и джинсах, третий — толстяк с распухшими губами — пошли в сторону мельницы. Четвертый — свирепого вида бородач — остался около «мерседеса».

Приехавшие раньше журналисты собрались вместе и принялись что-то оживленно обсуждать, поглядывая в сторону вновь прибывших.

Рицо, чувствуя себя в роли потревоженного хозяина, вышел на веранду.

— Что происходит? — строго спросил он. — Кто вас сюда звал?

Люди продолжали молча приближаться, невозмутимо разглядывая разгневанного редактора.

— Кто вы такие, наконец! — Голос Рицо сорвался на фальцет.

— Я вам скажу, кто это, — произнес Горанин, который тоже вышел на веранду и стоял неподалеку от редактора. — Это члены «красных бригад» во главе с небезызвестным Клаудио Понти, пожелавшие, по всей видимости, присутствовать на пресс-конференции советского журналиста.

Игорь понимал, что ведет себя рискованно, но он рассчитал в случае опасности вовремя спрятаться за надежное укрытие.

Нижняя челюсть Рицо от изумления отвисла, в глазах промелькнуло недоверие, вскоре сменившееся испугом. Взглянув на него, Горанин понял, что Рицо и сам не знал, чем обернется для него эта поездка. Видимо, по его следу пустили террористов без предупреждения.

Чтобы не струсил и не отказался ехать в последний момент, догадался журналист. И подумал о том, что редактору тоже грозит смерть — ведь он стал опасным свидетелем, связным, через которого можно выйти на главных действующих лиц.

Тем временем приехавшие с редактором фотографы, услышав заявление Горанина, тут же защелкали камерами.

Клаудио Понти оглянулся на них, затем остановился и медленно снял темные очки. Его прозрачно-голубые глаза холодно глядели на Игоря.

— Я так и не успел разобраться, чего в тебе больше: смелости, наглости или глупости, — резко произнес он. — Этот разговор бесполезен, и его можно было бы не вести, но мне просто любопытно: неужели ты думал выиграть у нас — организации, за которой стоят такие могущественные силы, что тебе и не снились?

— Почему же, — пожал плечами Горанин. — Я догадываюсь, чьи указания ты выполняешь и заставляешь делать то же самое своих подручных. И я, конечно, не собираюсь решать проблему терроризма в одиночку. Но свой вклад в это дело хочу внести.

Клаудио Понти иронически хмыкнул, не торопясь, надел очки:

— Во всяком случае, сейчас ты сделал явную глупость. Тебе не стоило так далеко отходить от двери…

Понти выхватил пистолет и, держа его обеими руками, широко расставив ноги, открыл огонь.

Горанин бросился на дощатый настил при первом же выстреле. Он быстро прополз пару метров, отделяющих его от Рицо, который продолжал стоять, будто в параличе, и что было силы резко рванул его за ноги. Редактор рухнул на пол. Лицо его ничего, кроме панического ужаса, не выражало.

Горанин лежал, прижавшись щекой к доскам, и чувствовал себя необычайно большой и удобной мишенью. Каждый раз, когда рядом с его головой раздавался сначала чавкающий звук, а потом звон от удара пули об обшивку веранды, он непроизвольно вздрагивал.

Луиджи и толстяк Пеппи стреляли по мельнице из автоматов. Пеппи направил оружие в то место, где должен был лежать Горанин, и, нажав на спусковой крючок, со сладострастной ухмылкой не отпускал его, пока не расстрелял весь магазин.

Клаудио Понти быстро прикинул: они выпустили больше полусотни пуль — единственный свидетель похищения Чезаро Росси в эти мгновения уже наверняка плавает в луже крови на веранде. Можно было уходить, но что-то тревожило его. Инстинктивно, ещё не отдавая себе отчета, зачем он это делает, Понти, прицелившись, выстрелил несколько раз подряд в обшивку, которая была уже расщеплена и еле держалась на гвоздях. После первых же попаданий от доски отлетел здоровенный кусок, и террорист увидел, что за деревянной обшивкой веранды — кирпичная кладка.

— О, черт! — выругался террорист. — Он жив!

Обернувшись к Луиджи и толстяку Пеппи, он приказал!

— Быстро в дом! Я буду стеречь его здесь.

В этот момент ставни на первом этаже распахнулись. В какую-то долю секунды Понти успел увидеть в темноте помещения контуры людей, целившихся в них из ружей. Он приготовился было стрелять, но в следующий миг в окнах сверкнул огонь, раздался нестройный залп, и картечь обжигающе больно ударила Понти по руке, сжимавшей оружие. Пистолет упал на траву, а рядом, прижимая ладони к окровавленному лицу, повалился на землю толстяк Пеппи. Луиджи ещё держался на ногах, но хороший заряд дроби в лохмотья разорвал кожаную куртку, из плеча хлестала кровь.

Всё это Понти успел заметить, прежде чем повернулся и побежал к машине. Каждый шаг отдавался в руке болью. В какой-то момент он едва не потерял сознание.

Бородач, дежуривший у «мерседеса», прикрывая отход главаря, выпустил очередь в сторону мельницы. Но стрелять ему было неудобно — Понти находился на одной линии с окнами дома. Бородач отбежал на несколько метров в сторону и снова поднял автомат.

В это мгновение Клаудио Понти увидел, как из-за каменной изгороди, находившейся за спиной его сообщника, показался ствол ружья. Он хотел крикнуть, чтобы предостеречь, но не успел. Из двухстволки вылетело облачко дыма, и бородач, нелепо подпрыгнув, рухнул на землю.

Человек, который стрелял в него, выпрямился и, обойдя изгородь, не торопясь направился навстречу Клаудио Понти. Террорист обернулся — на пороге мельницы молча стояли пятеро крестьян с ружьями в руках. Впереди — грузный мужчина с массивным лицом и седым ежиком на голове.

«Удивительно похож на Жана Габена», — подумал Понти, опускаясь на зеленую траву.


Полицейские эксперты и фотограф уже закончили свою работу. Тела двух террористов увезли в морг. Доктор сделал перевязки и уколы Клаудио Понти и Луиджи. Они пока оставались на мельнице — комиссар Вентура хотел их допросить на месте преступления.

Он уже успел записать показания владельца мельницы и крестьян, принимавших участие в отражении налета террористов, а также — Горанина и Мазини. Теперь он заканчивал беседу с Антонио Рицо.

У редактора «Вечерних новостей» оцепенение сменилось неудержимой говорливостью, и он тараторил, словно пулемет. Вентуре была знакома такая реакция на стрессовую ситуацию, и он старался её использовать, вытянув из Рицо как можно больше сведений.

— Кому, кроме журналистов, вы сообщили о предстоящей пресс-конференции?

Рицо поморщился, но, встретив жесткий взгляд комиссара, тут же ответил:

— Я сказал об этом своему старому другу, с которым меня связывают тесные отношения.

— Его имя?

Редактор опять поморщился.

— Мне, видите ли, неудобно втягивать уважаемого человека в эту скандальную историю.

— Думаю, сейчас не время для церемоний, — перебил его Вентура. — Предупреждаю, что на вас в сложившейся ситуации падает подозрение в сообщничестве с террористами. Поэтому в ваших же интересах назвать имя этого человека.

Рицо провел языком по пересохшим губам, потом кивнул:

— Хорошо. Я скажу… Его зовут Альберто Минео.

— Банкир Минео? — удивленно переспросил Вентура.

— Да.

Комиссар задумался. В силу своего служебного положения он был знаком с общественной деятельностью и личной жизнью многих людей, занимающих видное положение в стране. В том числе у него были кое-какие сведения и о крупном финансовом воротиле Альберто Минео. Но он впервые слышал, что в круг его друзей входит редактор «Вечерних новостей».

— Послушайте, Рицо, какого рода отношения вас связывают с банкиром?

— Я же сказал: мы друзья, — с раздражением ответил редактор.

— Но вас никогда не видели вместе, — возразил Вентура.

Рицо заметно смешался, затем неуверенно ответил:

— Ну и что? Мы не афишировали наших отношений, встречались так, чтобы это не бросалось в глаза.

Комиссар испытующе посмотрел на собеседника:

— Гомосексуализм?

От возмущения Рицо даже задохнулся, его лицо покрылось красными пятнами.

— Как вы смеете?! Мы уважаемые люди, у нас совсем другие интересы! И потом, мы встречались не вдвоем, там были и другие весьма известные граждане, которые могут подтвердить, что…

Редактор внезапно споткнулся на полуслове и испуганно посмотрел на Вентуру. Тот, в свою очередь, впился глазами в допрашиваемого, а затем медленно произнес:

— Я, кажется, понял…

Рицо открыл рот, пытаясь что-то сказать, но только глотнул. В глазах его застыл ужас, который лучше всяких слов подтвердил правильность догадки комиссара.

— Я вам ничего не говорил, — наконец выдавил из себя редактор.

— И не надо, — весело улыбнувшись, хлопнул его по коленке Вентура. — Мне и так ясно! Вы пока свободны. Позже мы с вами ещё побеседуем.

Затем Вентура спустился на первый этаж, где под охраной карабинеров сидели Клаудио Понти и Луиджи. Лицо последнего было очень бледно, на лбу выступили капли пота. Врач, увидев комиссара, быстро подошел к нему.

— Их нужно срочно отправить в госпиталь, — тихо, но настойчиво сказал он.

— Обоих? — спросил Вентура.

Врач посмотрел на главаря террористов, на его повязку, сквозь которую проступали пятна крови, и после некоторого колебания кивнул:

— Да, обоих.

— Хорошо, — вздохнул комиссар. Затем подошел к террористам. — Желаете что-нибудь сказать?

Луиджи даже не шевельнулся. Понти, который не спускал глаз с комиссара, кивнул:

— Хочу сделать заявление для прессы.

Вентура пожал плечами.

— Пригласите журналистов.

Через минуту в комнату ввалились репортеры, приехавшие с Рицо, сверху спустились Горанин и Мазини. Понти обвел присутствующих лихорадочным взглядом и медленно, тщательно подбирая слова, сказал:

— Я желаю заявить, что «красные бригады» не причастны к взрыву на вокзале. Мы ничего не знали об этом террористическом акте. Незадолго до него я, правда, выполнил поручение, которое мне дал один человек — установил дистанционный взрыватель на мине, предназначенной для одной из наших «колонн». Её-то и должен был передать на вокзале Марио Коста.

— Как зовут человека, чье поручение вы выполняли? — быстро спросил Мазини.

Клаудио Понти покачал головой:

— Я пока не назову его.

— Почему вы решили сделать свое заявление? — спросил один из репортеров.

— Для того, чтобы обо мне не забыли те, на кого я работал.

— Надеетесь, что вам вторично помогут бежать из тюрьмы? — уточнил репортер.

— А почему бы и нет? — Губы Клаудио Понти растянулись в ухмылке.

Когда террористов увезли в госпиталь, Вентура подошел к Горанину. Достав полупустую пачку «Винстона», он извлек из нее мятую сигарету и, закурив, глубоко затянулся. Затем наконец посмотрел на журналиста.

— Синьор Горанин, я должен выразить вам глубокую признательность за помощь, оказанную полиции. Говорю это и как официальное, и как частное лицо. Во многом благодаря вам нам удалось обезвредить группу опасных террористов.

— Но ведь вы могли сделать это намного раньше, — холодно ответил Игорь. — Хотя бы после моего звонка в полицию, когда я сообщил вам о явочной квартире «бригад». Но вместо полицейских туда прибыли боевики, и это едва не стоило нам жизни. Как вы можете объяснить этот, мягко говоря, весьма странный факт?

Лицо Вентуры потемнело от гнева, но он сдержался и, сделав несколько глубоких затяжек, отшвырнул сигарету.

— Я понимаю ваши сомнения и подозрения, но пока не знаю, кто предупредил террористов.

Комиссар тяжело вздохнул и после паузы продолжил:

— К сожалению, и в полиции есть продажные лица, и вам это известно, видимо, не хуже, чем мне. Но я найду того, кто это сделал, — закончил он яростно. — Вы верите мне?

Игорь пристально посмотрел на него, глаза их встретились, и взгляд журналиста потеплел.

— Я хочу вам верить, комиссар.

Вентура удовлетворенно кивнул и, развернувшись на каблуках, быстро направился к дверям. Около выхода он обернулся.

— Я не должен был бы вам этого говорить, но… Рицо сообщил о пресс-конференции не только журналистам, но и банкиру Альберто Минео. Есть основания предполагать, что оба они являются членами масонской ложи. Кроме того, банкира довольно часто видят в обществе господина Уильямса из посольства США — резидента ЦРУ. Но если вы решите использовать эту информацию, на меня прошу не ссылаться.

Он уже отворил дверь, когда его окликнул Мазини:

— Комиссар!

Вентура обернулся.

— Слушаю.

— Любезность за любезность. Мы, откровенно говоря, знали о разговоре редактора с банкиром. Хочу также сообщить, что в это же утро Минео звонил Уильямсу. О… в их беседе не было ничего предосудительного — они всего лишь договорились о срочной встрече. Но, думается, сам факт их переговоров в свете последующих событий выглядит далеко не безобидно.

— Чем вы докажете это?

Мазини усмехнулся:

— Если вы обещаете не вникать, каким образом я получил эти сведения, могу предоставить вам кассету с записями телефонных разговоров. — Вентура покачал головой, потом кивнул:

— Давайте пленку.

— Сейчас принесу.

Мазини вышел из комнаты и через минуту вернулся с кассетой в руке. Протягивая её Вентуре, он пристально посмотрел ему в глаза:

— Мне хочется верить, что это поможет вам, комиссар.

— Мне тоже, — буркнул Вентура и, не прощаясь, вышел.


Разговор посла с резидентом ЦРУ носил напряженный характер.

— Черт побери, Уильямс! Вы же утверждали, будто вся операция отлажена, как часы. Каким образом вы допустили провал такого серьезного дела?

— Непредвиденные обстоятельства, — пожал плечами резидент. — От них никто не застрахован. Тем более — в нашей работе.

— Обстоятельства, — повторил посол. — Вам и платят за то, чтобы вы их предвидели.

Помолчав, он с раздражением спросил:

— Как вы думаете теперь выкручиваться? Мне уже звонили из министерства иностранных дел: они просят, чтобы вы нашли возможность встретиться с комиссаром Вентурой и ответить на несколько его вопросов. И, боюсь, это только начало. Вдруг этот террорист Понти вздумает назвать имя вашего агента, который, как я догадываюсь, причастен к взрыву на вокзале? — Посол встал из-за стола и в волнении принялся ходить по кабинету. Затем, приняв какое-то решение, он повернулся к Уильямсу.

— Я думаю, вам необходимо срочно уехать. А мы тут в случае чего будем вас прикрывать.

— Я уже получил такое указание из Лэнгли. Послезавтра сюда прибудет наш сотрудник, который заменит меня на этом посту. Но перед отъездом я должен уладить кое-какие дела, — Уильямс поправил холодно блеснувшие очки и, кивнув, вышел из кабинета.


Телефон разразился пронзительной трелью, и Горанин, который ждал звонка из Москвы, сразу же снял трубку. На линии сначала были помехи, затем он услышал знакомый голос редакционной стенографистки:

— Алле-о, алле-о, — повторяла она.

— Здравствуйте, Елена Петровна, — радостно сказал Горанин.

— Здравствуйте, Игорек! — сразу же откликнулась она. — Что-то вас давно не было слышно. Болели?

— Об этом при встрече, — сдержанно ответил Горанин и после паузы спросил: — Ну что, будем работать?

— Пожалуйста, я готова, — отозвалась стенографистка.

Горанин начал диктовать:

— Отдел капиталистических стран. Заглавие: «Предвыборная кампания по сценарию ЦРУ». Текст с абзаца…

Игорь писал эту статью всю ночь. Давалась она ему с трудом. Мгновениями он ловил себя на том, что сидит, упершись взглядом в лист бумаги, а в голове вновь и вновь прокручиваются сцены бегства с виллы, головокружительной погони по улицам города, перестрелки на мельнице.

Но не только и не столько об этом собирался рассказать читателям Горанин. Очередная провокация ЦРУ, невольным участником разоблачения которой он стал, заставила его ещё раз с болью подумать о стране, ставшей для него хорошо знакомой и близкой.

Каменная лестница, ведущая к площади Испании — на её ступенях он любил посидеть среди тысяч туристов… Редкостная по красоте, идеальная в пропорциях статуя волчицы — он часто приходил полюбоваться ею в один из залов Капитолийского музея… Везувий, казавшийся при взгляде с залива двугорбым верблюдом… Многие уголки этой прекрасной страны навсегда вошли в сердце Игоря. А главное, он полюбил её людей — открытых, жизнерадостных, искренних.

Поэтому с горечью и сарказмом Горанин писал о той несправедливости, которая царит в стране. О том, что и сегодня члены правительства, на словах пекущиеся о гражданах страны, служат, оказывается, не народу, а заокеанским партнёрам. Что уважаемые финансисты и «капитаны индустрии», чьим мудрым заботам обществу советуют доверяться, на самом деле обделывают через масонскую ложу свои грязные делишки, считая её чем-то вроде ассоциации по улучшению материального положения богачей. Что командование вооруженных сил, призванное охранять покой республики, на деле составляет заговоры против неё. Были в его статье строки и о том, что испытанные секретные службы, день и ночь стоящие на страже демократии, отбивая атаки террористов всех мастей, в действительности покровительствуют террористическому подполью, снабжая его оружием, деньгами и документами, чтобы быстрее покончить с этой самой демократией. А печать — совесть либерально-демократического истеблишмента, по передовицам которой сверяют, как надо жить и думать, во что верить, — оказывается содержанкой масонских банкиров…

Закончив диктовать материал, Горанин ещё некоторое время продолжал сидеть, сжимая телефонную трубку в ладони. Нервное напряжение, вызванное обрушившимися на него событиями, работа над статьей — всё было позади, и сейчас он чувствовал только нечеловеческую усталость.


Сержант Тонио дочитал спортивное обозрение и вздохнул: судя по всему, столичные футболисты в нынешнем сезоне опять останутся без медалей. Он сложил газету и посмотрел на часы — было четверть двенадцатого, и до конца его дежурства оставалось сорок пять минут.

Тонио встал, решив, что не мешало бы взглянуть на своего подопечного. Тихо приоткрыв двери, он заглянул в больничную палату. Там на высокой кровати лежал Клаудио Понти. Глаза его были закрыты — он, видимо, заснул после перевязки и уколов. Сержант удовлетворенно кивнул и так же тихо прикрыл дверь.

В это время пискнула портативная рация, лежащая на тумбочке в коридоре. Сержант взял её и, нажав на кнопку, произнес:

— 23-й слушает…

— Привет, Тонио, — раздался чей-то голос сквозь шипение и потрескивание. — Это Вентура.

— А… Я даже не сразу узнал вас, комиссар, — откликнулся сержант. — Почему-то очень плохая слышимость.

— Постараюсь говорить погромче. Как у тебя дела?

— Всё нормально. Он спит, — ответил Тонио.

— Слушай меня внимательно, — голос с трудом пробивался сквозь помехи в эфире. — Сейчас ты спустишься вниз, а я через пару минут подвезу тебе на смену Джентиле.

— Но, комиссар, вы ведь сами приказали не оставлять объект без охраны, — возразил сержант.

— А он и не останется без охраны. Ты ведь будешь у больничных дверей внизу, а как только я тебя заберу, Джентиле пойдет наверх. Так что, давай, действуй и приготовься к хорошей драке — едем на облаву. Возможно, понадобятся твои чемпионские кулаки.

Рация отключилась. Тонио секунду продолжал молча стоять, затем польщенно хмыкнул: он занимался боксом и гордился своими неплохими успехами на ринге. При случае он любил продемонстрировать их при разгоне демонстрантов или при задержании каких-либо сомнительных типов.

Сержант, одернув китель, решительным шагом направился к лифтам. Коридор был пуст. Лишь в холле за небольшим столиком сидела дежурная сестра и, читая книгу, грызла печенье. Тонио притормозил возле неё.

— Я ухожу. Но через минуту сюда придет мой коллега. Вы пока присмотрите за нашей палатой. Идет? — Сержант широко улыбнулся. Он знал, что у него хорошие зубы, и был уверен, что все девушки без ума от его улыбки.

— Идет, — улыбнулась сестра.

Тонио, решив, что с ней нужно будет познакомиться поближе, отправился дальше, к лифту. Ему пришлось немного подождать, прежде чем пришла кабина.

Через несколько мгновений после того, как сержант спустился вниз и вышел в вестибюль больницы, на столе у сестры зазвонил телефон. Она сняла трубку и услышала взвинченный женский голос:

— Дежурный врач просит вас срочно зайти в приемный покой — сейчас в ваше отделение мы будем отправлять тяжелого пациента.

Сестра только собралась спросить, не влетит ли ей за то, что она оставит свой пост, как в трубке раздались сигналы отбоя. Она набрала номер приемного покоя, но там было занято. Пожав плечами, девушка встала и направилась к лифтам. После того, как за ней закрылись двери кабины, коридор ещё некоторое время оставался пуст.

Сначала на пожарной лестнице раздались приглушенные шаги. Затем дверь, ведущая на лестницу, приоткрылась, и в коридор скользнули двое мужчин в белых халатах и шапочках. Они оглянулись по сторонам и быстро направились к палате, в которой лежал Клаудио Понти. Около неё они задержались, прислушиваясь. Осторожно открыли дверь и вошли внутрь.

Понти спал. Черты его побледневшего, осунувшегося лица казались особенно резкими из-за глубоких теней, отбрасываемых ночником.

Люди в халатах беззвучно приблизились к высокой кровати. Один из них занес руку и что было силы резко ударил террориста в солнечное сплетение. Тот коротко и придушенно вскрикнул, потом захрипел, ловя ртом воздух. Неизвестные тут же подхватили его и быстро понесли к окну. Один из них поставил слабо сопротивляющиеся ноги Понти на подоконник, другой — свел его руки за спиной и сильно толкнул вперед.

Все произошло так неожиданно и быстро, что террорист даже не успел испугаться — выбив стекло и падая вниз, он ощущал только острую боль от удара в живот и от порезов. Страх пришел за несколько метров до земли, но Клаудио Понти не успел даже крикнуть — вслед за сокрушительным, ослепляющим ударом наступила тьма.


Сержант уже начинал нервничать — он ждал комиссара около пяти минут, — а машины всё ещё не было. Он посмотрел на часы, и в этот момент услышал звон разбитого стекла и затем — звук глухого удара.

Тонио тут же, задрав голову, стал внимательно осматривать окна больничного корпуса. Все они были вроде бы целы. Но сержант вдруг сообразил, что окно палаты, которую он охранял, выходит на другую сторону. От дурного предчувствия у него перехватило дыхание. Какое-то мгновение Тонио продолжал стоять, словно не решаясь тронуться с места, затем опрометью бросился в здание.

Из лифта он выскочил, сжимая пистолет в руке. В коридоре было пусто. Громко топая, сержант пробежал мимо столика сестры — её книга лежала на стуле, а сама она куда-то исчезла. Тонио ворвался в палату и, сделав по инерции несколько шагов, бессильно остановился.

Комната была пуста. Сквозь дыру с острыми, неровными краями, которая зияла в оконном стекле, в помещение врывался холодный ветер. Сержант заставил себя подойти к окну, высунулся наружу. С высоты девятого этажа он увидел человека, неподвижно лежащего на асфальте.


По расписанию самолет в Москву отправлялся в 7.45 утра. Горанин собрал вещи накануне и сейчас, когда до приезда его друзей — Климова и Мазини оставалось ещё несколько минут, прошел по квартире, проверяя, ничего ли он не забыл.

После драматических событий, о которых Игорь рассказал в своей статье, перепечатанной многими изданиями, руководство редакцией решило предоставить ему отпуск. Ему на смену для освещения выборов должен был приехать специальный корреспондент.

Горанин хорошо понимал, что возможностью улететь сегодня на Родину он во многом обязан Мазини, и поэтому, когда тот предложил Игорю проводить его, с радостью согласился — хотелось на прощание ещё раз повидаться.

Журналист посмотрел на часы — стрелки показывали без пяти шесть. Ещё раз окинув взглядом прихожую, он подхватил чемодан и вместительную сумку, открыл дверь и шагнул за порог.

Горанин запер оба замка, когда запах табачного дыма заставил его поднять голову. На лестничной площадке, ведущей к следующему этажу, стоял человек в темном плаще. Игорь замер от неожиданности, его взгляд впился в невозмутимое лицо незнакомца, сжимавшего дымящуюся сигарету в тонких губах. Затем журналист посмотрел на руки мужчины. Они были спрятаны глубоко в карманах.

Игорь почувствовал какую-то противную слабость. Под взглядом человека в плаще, который он ощущал буквально физически, Горанин медленно подошел к лифту и нажал кнопку вызова. Время, пока он ждал кабину, показалось ему вечностью.


Когда журналист бросил чемодан и сумку в багажник машины и уселся на заднее сиденье рядом с Климовым, тот удивленно спросил:

— Что случилось, старик? На тебе лица нет.

Игорь нервно рассмеялся:

— Какой-то тип стоял на лестнице около квартиры. Я было решил, что он предоставит мне, как выражаются герои детективов, бессрочный отпуск от земных забот, но ошибся.

Мазини включил сигнал поворота и, плавно отъезжая от бровки, покачал головой.

— Не нравится мне это. Кому понадобилось торчать в такую рань под дверью?

Утренняя дорога, подернутая предрассветной туманной дымкой, была почти пуста, и Мазини вел свой «фиат» быстро. По пути Горанин рассказал друзьям о том, как радушно прошла встреча с Чезаро Росси и Адриано, состоявшаяся накануне у них дома в присутствии многочисленных родственников. Затем Франческо поведал о скандале, разразившемся в редакции «Вечерних новостей», но на выезде из города — неожиданно прервал свой рассказ.

— По-моему, игра продолжается. За нами «хвост».

Игорь обернулся и увидел светлую «хонду».

— Она?

— Да, — кивнул Мазини. — Впрочем, сейчас проверим.

Он резко нажал на тормоз и прижал автомобиль к тротуару, сбросив скорость до двадцати километров в час. Машина позади тоже притормозила и поползла за «фиатом», соблюдая ту же дистанцию.

— Всё ясно, — заметил Климов. — Давай быстрее в аэропорт.

Мазини не нужно было повторить дважды. Похоже, он решил выжать из «фиата» всё, что было возможно. Но «хонда» не отставала. Более того, через двадцать минут бешеной тики по автостраде она вдруг рванула вперед и легко сократила расстояние между машинами.

Подъезжая к зданию аэропорта, Мазини был вынужден уменьшить скорость. Припарковавшись на стоянке, он быстро вышел из «фиата» и встал так, чтобы автомобиль прикрывал его. Горанин и Климов тоже вышли.

В нескольких метрах от них «хонда» затормозила, задняя дверца распахнулась, и из автомобиля вылез… комиссар Вентура. С невозмутимым видом он приблизился к изумленным друзьям, протянул им руку и буркнул:

— Вот… решил вас проводить.

— Спасибо, — Горанин растерянно улыбнулся. — Мне, право, неудобно — ведь у вас, наверное, много работы.

— А вы думаете, сейчас я отдыхаю? — хмыкнул Вентура.

— В чём дело? — спросил Климов. — Разве «охота» на советского журналиста продолжается? Кстати, это ваш человек торчал у его дверей?

— Не торчал, а охранял, — поправил его комиссар. — Что касается «охоты», — он сделал паузу и как-то странно посмотрел на журналистов, — держу пари: вы ещё не видели утренних газет.

— Точно, — ответил Горанин. — Считайте, что вы выиграли. А что случилось?

Вентура тяжело вздохнул и пожал плечами:

— Я не хочу сыпать соль на собственные раны. Прочтете — поймете сами. И вот ещё что… Помните, я обещал найти подонка, который устроился у меня «под крылышком»? Так вот — это будет сделано, чего бы мне это ни стоило! — Комиссар круто развернулся и, грузно ступая, направился к машине.

Мазини, глядя ему вслед, с сожалением покачал головой:

— Бедняга! Он ещё не знает, что его переводят в провинцию.

— Почему? — удивился Горанин. — В чем он провинился?

— А кто тебе сказал, что его в чем-то обвиняют? — усмехнулся Мазини. — От него решили избавиться более тонко. На новое место службы он отбудет с повышением.

Самолет набрал высоту, и в салоне погасла надпись, запрещающая курить. Пассажиры начали отстегивать ремни, доставать из карманов и сумочек сигареты, из портфелей — журналы и книги. Вскоре в проходе показалась стюардесса, катящая впереди себя столик на колесах. На нем красовались различные бутылки с яркими этикетками, тихонько позвякивало ведерко со льдом. На нижнем отделении лежала толстая пачка утренних газет.

Горанин, с нетерпением дождавшись, пока девушка поравняется с его креслом, взял одну из них. Торопливо раскрыв её, он замер.

С газетной полосы на него холодно смотрел Клаудио Понти. Рядом помещалась другая фотография — обезображенное человеческое тело, лежащее на потемневшем от крови асфальте. Чуть ниже, под броско набранным заголовком «Загадочная смерть террориста», печаталось следующее сообщение:

«Вчера, около полуночи, во дворе госпиталя Санта-Клары был найден мертвым печально известный лидер «красных бригад» Клаудио Понти. Он находился в лечебнице под охраной полиции после ранения, полученного в ходе проведения очередного террористического акта.

Причиной его смерти стали тяжелые телесные повреждения — результат падения с девятого этажа больничного здания.

Убийство или самоубийство — на этот волнующий общественность вопрос полиция пока не дает ответа. Но несомненно одно: со смертью Клаудио Понти и серьезным психическим заболеванием редактора «Вечерних новостей» Антонио Рицо, который помещен по посьбе его жены в специальную клинику, многие ключевые моменты этого сложного дела так и останутся невыясненными».


Александр Павлюков ЭТИ ДНИ

Все возможные совпадения, касающиеся имен действующих лиц и места действия, являются случайными.

Автор




12 НОЯБРЯ


— Давай съездим на аэродром, — попросила Наташа.

— А дочка? Не дай бог, проснется.

— Ничего, Лика присмотрит за ней.

Я обвел взглядом нашу комнату с заметно обшарпанной мебелью, неухоженным паркетом, с канареечного цвета стенами. Самодельный абажур, ситцевые занавески на окнах, несколько вырезанных из журналов пейзажей — Наташины попытки создать хоть какое-то подобие уюта лишь подчеркивали временность нашего казенного семейного очага. Последний полустанок на пути домой.

— Поехали.

Наташа ушла за Ликой, а я загадал, что если Вовкина жена войдет со своим неизменным учебником «Ядерная физика. Том 1» в руках, то все у нас будет в порядке и через два месяца мы будем дома, в Москве.

Я почему-то вспомнил, как мы с Вовкой встречали наших жен два года назад. Волнуясь до дрожи, стояли тогда на нагретом нежарким осенним солнцем бетоне летного поля рядом с одолженной у начальства голубой «Волгой». Со стороны всё это выглядело, конечно, сплошным пижонством. А может быть, нас принимали за людей, встречающих высоких гостей. Накрахмаленные в прачечной воротнички душили наши загорелые шеи, как туго затянутые ошейники. Букеты роз и гвоздик, завернутые в папиросную бумагу, лежали на сверкающем капоте и были похожи на кукольных невест в фате.

Приземлился самолет, к нему подкатил трап, открылась дверца, и, казалось, зазвучала какая-то немыслимая и ликующая музыка: это наши жены сходили по красным ступенькам трапа. Наташа приехала как на большой международный курорт: в модном костюме, с элегантной белой сумкой, только что из парикмахерской. Лика прискакала за пять с половиной тысяч верст так, будто её пригласили в поход по Подмосковью с веселой студенческой компанией: в руках туго набитый рюкзак, за спиной гитара.

С этого самого дня мы с Наташей полюбили аэропрт, будто именно здесь встретились и влюбились с первого взгляда, отыскав друг друга в пестрой толпе. Со временем аэропорт стал зримым выражением Наташиной ностальгии, она утверждала, что только тут можно получить точно такое же мороженое, как в «Космосе» на улице Горького. Я подозревал, правда, что всё дело в том, что здесь два раза в неделю приземляются серебристые лайнеры с красными флажками на хвосте и звучит настоящая, чистая, не сдобренная ещё местными словечками русская речь. И не только приземляются, но и улетают обратно, и очень легко представить, что через пять с половиной часов они сядут в Шереметьеве на серый промерзший бетон, по которому гуляет поземка из снежной крупы, и к трапу подойдут люди: пограничники, медслужба, таможня; закрываясь от ветра меховыми воротниками, поведут московские разговоры о том, о сём, точно такие же, какие мы и сами будем завтра вести…

Лика вошла с неизменной книгой в руках. «Ядерная физика. Том 1».

— Привезите мороженого, — попросила она.

— Привезем, — пообещала Наташа.

— За Ольгу не переживайте. Практика мне просто необходима, — Лика погладила свой круглый животик.

— Послушай, Софья Ковалевская, ты не боишься, что ребенок заговорит формулами?

— Иди-иди, охальник.

— Серьезно, Лика, сколько ты запрограммировала детишек?

— У нас в коллективе программист Вовка.

— А всё-таки?

— Это зависит от пола…

— Туманно.

— Если будет мальчик, то двоих, а если девочка, то тогда будем дерзать до тех пор, пока все-таки не выйдет наследник. Так сказал программист.

— Серьезные дела. Если мы тут задержимся, мне часто придется ездить за мороженым.

— И отдавать мне свою селедку.

— Я готова, Алеша, — вмешалась Наталья, — хватит терзать Лику.

— Поехали. Ради практики не буди ребенка, Софья.

— Как скажете.

На заднем сиденье темно-синего маленького «фиата» было уютно, словно в двухместной ракушке. Шофер не удивился, что на аэродром едут без багажа, и погнал машину.

— Посмотри налево.

Наташа обернулась, кивнула головой, но ничего не сказала.

Огромная вилла белого мрамора сверкала огнями. Вдоль каменной ограды, между декоративными вазами с цветами и небольшими статуями горели заключенные в хрустальные колпаки ацетиленовые фонари. В гараже выстроился десяток больших американских автомобилей. У входа бодрствовали сторожа в белом. Здесь каждый день, месяц за месяцем, преданные слуги ожидали короля соседней страны. Теперь уже бывшего, лишенного трона родным братом. Повелитель же предпочитал проводить время на юге Франции…

И через два квартала отсюда двухэтажный, с небольшим садиком, скромный дом. Наверное, дети уже легли спать, светится только одно окно на втором этаже. Скорее всего это её комната, печальная комната вдовы, перебирающей сейчас в тишине в тысячный раз старые фотографии мужа. Для нас он давно уже стал легендой, его именем назвали улицы, институты, города, сложили песни, страшные для врагов. А для неё он так и остался просто мужчиной, сильным, умным и ласковым, и трудно сказать, сколько ещё детей хотелось ей родить от него и как она сейчас мучается, что не успела прошептать ему самые нежные слова. Постеснялась, должно быть, или подумала, что скажет завтра. Но завтра не наступило для Патриса Лумумбы, и для неё всё осталось вчера, там, за кроваво-красной чертой. Хорошо, что живы дети и что они знают, кем был их отец, и могут им гордиться.

Вот такие вехи встречаются в этом городе на недлинной дороге в аэропорт. В остальном вполне респектабельный тихий район, застроенный двух- и трехэтажными домами с садами за решетчатыми заборчиками и скамейками у ворот, на которых спят сторожа. Пешеходы тут редкость, магазинов и лавок минимум. Широкая лента дороги делится пополам газончиком с посаженными в ряд толстыми пальмами. Всё это быстро остается позади.

Здесь нет плавного перехода города в пригород, с дачками и огородами, природа предлагает на выбор что-нибудь одно — пустыню или оазис, смерть или жизнь. Исход зависит от человеческой воли и упорства в стремлении добыть воду, напоить бескрайнюю пустыню, заставить её цвести и плодоносить. Вот почему так резко проведена граница города, он словно сжал мускулы, собрался с силами для следующего скачка, чтобы отвоевать ещё хотя бы пару гектаров песка.

Всего в нескольких километрах от последних домов и пальм начинают маячить в чернильном небе разноцветные огни аэропорта, сначала два или три, ярких, как звезды — на башне, а потом появляется целая россыпь неразличимых пока неоновых надписей, светящихся широких окон и автомобильных фар.

Прямо над нами, точно вдоль ленты дороги, с включенными перед посадкой прожекторами пронесся огромный «боинг». Казалось, он пикирует на аэродром. Наташа зашевелилась где-то у меня под мышкой. Тихонько сидела всю дорогу, грустила в темноте, ощущая моё тепло и покачиваясь на мягком сиденье

Кафе в аэропорту хорошо тем, что с его террасы летное поле видно как на ладони. Кажется, стоит перелезть через невысокий бордюр, пройти две сотни шагов, подняться в самолет, урчащий и готовый к вылету, задраить за собой дверцу и скомандовать. «На Пресню, ребята, подбросьте, будьте добры!» — и всё, проблем нет, летим, укрыв ноги пледом, подремывая под мягкий гул моторов, а тут и ребята: «Вам где на Пресне?»

— Всегда здесь вспоминаю Сергея, — сказала Наталья, вынимая из сумки большую банку для мороженого. — У него научилась жить. Сейчас сделают круглые глаза: кто же в международном аэропорту мороженое в банки набирает? Но ты уж будь добр, наплети чего-нибудь.

Именно Сергей надоумил нас брать в аэропорт банку для мороженого. И в самом деле, чего стесняться, если дочь любит мороженое?

— Ольга утром обрадуется.

— Скажи, что бабушка из Москвы прислала.

— Поверит ведь.

— Да, кроха она ещё.

— У тебя что, есть претензии к моей дочери?

— К твоей никаких.

Мы посмеялись традиционной шутке, я подумал, а может быть, нам тут и поужинать, в этом интернациональном аквариуме, но Наташа опередила меня:

— Ужинать будем дома. Если хочешь, купим шашлыка и запалим мангал, посидим подольше. Завтра выходной.

— Давай кого-нибудь позовем на огонек

— Жалко, Вовки нет.

— За него не волнуйся. Он сейчас в море искупался и устрицами закусывает.

— Поподробнее нельзя?

— А я что-нибудь знаю?

— Значит, нельзя.

— Ей-богу, Наташа, сам не знаю. Во всяком случае, ничего серьезного. Вернется, расскажет.

— Как бы тебя куда-нибудь не загнали.

«Прибыл самолет «Боинг-707» компании «Пан-Америкен»…

— А вот и мороженое.

— Спасибо, — Наташа благодарно улыбнулась вежливому метрдотелю, который за долгие годы службы наверняка привык к гораздо более пикантным капризам своих проезжающих клиентов,

Через стеклянную стенку было видно, как из таможенного зала в багажный не торопясь шла группа пассажиров, в основном преклонных лет американцы, шатающиеся по свету на накопленные под старость денежки, увешанные сложной кино-и фотоаппаратурой, дамы почему-то обязательно в ярких клетчатых штанах и темных очках, мужчины чаще всего в шортах. Среди этих божьих одуванчиков мелькнуло вдруг знакомое, отнюдь не туристическое лицо.

— Две кока-колы, пожалуйста, — сказал я бармену, — а вот эту банку спрячьте, если не трудно, в холодильник. Я ненадолго оставлю даму одну.

Через две минуты я вернулся. Бармен показывал Наташе фокус со своим кольцом, которое одному ему известным способом распадалось на три, а потом снова прочно соединялось. Бармен улыбнулся, увидев меня, и полез в холодильник за мороженым.

— Впервые вижу такое кольцо, — сказала Наташа.

— Он тебе предлагал его купить?

— Нет, просто показал.

— Их на базаре сколько угодно.

— Почему же ты раньше… — начала Наташа, но я сжал её руку

— Не поворачивай резко головы Справа, между старухой в красных штанах и носильщиком, стоит молодой парень в белой рубашке навыпуск. Запомни его лицо. Вопросы потом. Улыбнись мне, — я обнял Наташу, мы были уже у выхода. Ещё несколько шагов, и я быстро распахнул дверцу подъехавшего такси

— Может быть, ты объяснишь?

— Дома, чтобы не повторять то же самое Лике.

Интересно, как на этот раз его зовут, этого Джонни, обычного американского рубаху-парня, с короткой стрижкой и белозубой улыбкой, вечного студента, сегодня в Афинах, завтра в Багдаде, отлично говорящего по-русски: «Мой предки уехал Москва до револьюшен, всё о'кэй, парни, я знаю, тут чудесни бар за угол» Настойчивый, как слепень, он, видимо, рассчитывал на дешевый шантаж или подкуп, а может быть, ловил обрывки разговоров. Однажды терпению ребят наступил предел, они позвали общительного Джонни в гостиничный номер и за легкой закуской высказали всё, что думают о нем и его родителях, служивших, как нам было известно, во власовской РОА. «Гостя» охотно поили водкой, не жалея ценного продукта, а потом спустили с лестницы. Ребят пожурили, а Джонни исчез на несколько месяцев, потом снова появился ненадолго, но климат в стране был уже неподходящим, и Джонни было совсем пропал. Я уж думал, не сменил ли он сферу деятельности, этот эксперт по русским, работающим за рубежом, ан нет. Судя по внешнему виду, даже пошел на повышение. Исчезли суетливость и дежурная улыбка, по-моему, и в весе прибавил.

— Ты поднимайся наверх, — сказал я Наташе, когда мы подъехали к дому, — а я зайду к Сергею.

— Зови его на шашлык.

Сергей стоял в прихожей и завязывал галстук. Его только что вызвали к Главному, и мысленно он был уже на работе. Поправляя узел, Сергей посмотрел на меня, словно на посторонний предмет.

— Что, Алик?

— Джонни объявился. Прилетел полчаса назад на «Пан-Ам».

— Одно к одному… Однако есть новости и похуже, — медленно выговаривая слова, произнес Сергей.

— А именно?

— Они возобновили бомбежки. И начали с гражданских объектов. Подробностей ещё не знаю, завтра прочитаешь в газетах.

— По-твоему, совпадение? Или ты считаешь?..

— Ну, бывай, — Сергей не ответил и протянул руку. — Присмотри тут за моими в случае чего. Может быть… — Сергей не договорил, махнул рукой и вышел.

Дома уже раскочегарили на террасе мангал. Наташа видела, как Сергей садился в машину, и подняла на меня глаза.

— Главный вызвал, не спится старику. Хочет с Сергеем в шахматы сыграть, — бесстрастным голосом соврал я.

— Надоели вы все с вашими тайнами, — сказала Лика.

— Пусть повыпендриваются, — отозвалась Наташа.


13 НОЯБРЯ


Бывает так, что просыпаешься мгновенно, резко, словно подсознание реагирует на какой-то раздражитель, но включающиеся чуть позже чувства не успевают зафиксировать и передать дальше не очень сильные звук, запах или прикосновение, явившиеся причиной тревоги.

Ощущение беспокойства, оставшееся от вчерашнего вечера, не прошло за ночь. Не пришлось ничего вспоминать, приезд Джонни и сообщение Сергея сцепились накрепко и давали о себе знать, как впившаяся в палец и невытащенная заноза.

Босиком, чтобы не скрипеть старым, с широкими деревяшками паркетом, я пошел в холл, хотел с террасы посмотреть на утренний, ещё не проснувшийся город.

В холле с развернутой газетой в руках сидел Вовка. Большие темные пятна газетных фотографий закрывали его до пояса. Рядом с креслом стоял чемоданчик, и прямо на полу лежала желтая военная кепка.

— Хочешь кофе? — спросил я через газету.

— Давай я сам сварю, а ты пока почитай.

Читать, собственно, было нечего: трагедия всегда умещается в несколько строк. «Фантомы» разнесли школу и механосборочный цех большого завода. Всё1 это в пригороде, километрах в двадцати. Погибло тридцать детишек, убито и ранено больше сотни рабочих (на заводе как раз была пересменка). Правительство провело экстренное заседание. Президент обратился в Совет Безопасности и потребовал его срочного созыва. Вот и всё.

— Ну что? Думаешь, начнется свалка? — Вовка принес кофе.

— Ты поэтому и притащился ни свет ни заря? Боишься опоздать?

— Я серьезно.

— Тогда не говори глупостей. Сам знаешь, в чьих руках воздух. Меня беспокоит семья. Слишком дорого могут обойтись здешние бананы. А к тебе это относится в первую очередь.

Вовкины зеленые глаза потемнели, и, чтобы спрятать их, он наклонился над чашкой.

— Только зажили по-человечески, — начал он, но я быстро его перебил:

— Не вздумай в таком тоне разговаривать с Ликой.

Вовка соскучился за неделю, дорвался до дома, а теперь вот сиди и гадай на кофейной гуще, что дальше.

— В Москву? — У него это прозвучало так, словно я предлагал сослать Лику в Соловки.

— Ты что, вообразил, что мы можем отправить её через полчаса? Специальным рейсом? Сегодня, между прочим, выходной, — я переменил тему, услышав чьи-то тихие шаги в коридоре.

— Мне надо помыться и поспать, — отозвался Вовка.

— Наташа хотела съездить в город, так что попестуешь Ольгу. Если что надо купить, мы к вашим услугам.

— Конечно, надо, милый, — пропела Лика, вплывая в холл, — ах, и ты здесь? — Это Вовке. — А кофе остался? — Лика подняла полные руки, закалывая волосы на затылке, а я отметил про себя: «Месяц, не больше».

— Сейчас сварю, — Вовка второй раз отправился на кухню, — на всех не хватит.

— Пойду подниму своих.

Ольга уже проснулась и, сидя верхом на маме, пыталась заплести ей косы.

— Мне что-то не очень хочется ехать, — сказал я вместо «доброго утра».

— Что ты, Алеша, мне позарез нужно к Газляну.

— Далось тебе это теткино кольцо. Добро бы купить, а то ремонтировать, — я почувствовал раздражение в голосе и уступил: — Ольга остается дома, а вечером все вместе пойдем в кафе. Собирайся, Наташа.

В такси я назвал шоферу маршрут и предупредил Наташу:

— Только к Газляну.

— Может быть, ты все-таки скажешь, что случилось?

Я пересказал газетные сообщения. Интуиция подсказывала мне: в ближайшие дни, может быть, часы произойдет ещё что-то, и это «что-то» неизбежно коснется всех нас. Но тревожить Наташу раньше времени я считал себя не вправе. Она и так растеряна. Дай бог, чтобы держалась молодцом, не ныла и не задавала лишних вопросов.

Машина быстро шла вдоль обсаженного пальмами и акациями шоссе, и из окошка город казался вполне современным. Он был похож на бодрого чиновника-середняка или крепкого торговца в чисто выстиранной белой рубашке и подогнанном по фигуре готовом костюме. Лишней роскоши нет, но и заплат на первый взгляд тоже не видно.

В центре дыхание города учащалось, слишком много кислорода пожирали плотно идущие по улицам автомобили и нахлынувшие сюда толпы людей. Казалось, что на окраинах никого не осталось, все ринулись в город за покупками и развлечениями. Большинство магазинов объявило зимнюю распродажу, висели полотнища с надписями: «10 %», «15 %», от руки яркими красками. Сомневаясь, видимо, в их наглядности, продавцы выкрикивали цифры скидки охрипшими от натуги голосами.

Безучастные к суете, на открытых террасах кафе сидели старики, некоторые по стародавней привычке в фесках. Презрительно щурясь на лежащие на мраморных столиках пухлые газеты, обсуждали новости. У ног клиентов трудились мальчишки-чистильщики. Разглядывая витрины, кучками проходили туристы, навьюченные сувенирной чепухой. Молодежь тянулась к кинотеатрам, привлеченная афишами с лихо намалеванными красотками.

Всё в городе как обычно. И только старики в кафе, отвыкшие за долгий век чему-нибудь удивляться, обсуждая газетные строчки, покачивали головами, как бы говоря: «Ну, что? А ведь ещё и не то будет…»

Ехать дальше не было никакого смысла, улица была плотно закупорена автомобилями. Мы расплатились с шофером и пошли переулками. Прохожих было немного, и я обратил внимание на то, что в некоторых лавках опускали на витринах железные шторы-жалюзи, а лоточники складывали товары в чемоданы и ящики. Навстречу стали попадаться кучки возбужденных людей. Они торопливо шли к центру, изредка оборачиваясь. Те, кто шел в одну сторону с нами, поворачивали обратно. У меня появилось ощущение, будто мы с Наташей сбились и шагаем не в ногу.

Опустевший переулок закончился, мы вышли на площадь и застыли на месте. Впереди, в нескольких сотнях метров, шумела огромная толпа, медленно двигаясь в нашу сторону. Со ступенек небольшого памятника в скверике перед высотным зданием какого-то министерства кричал, размахивая руками, оратор. Слов не было слышно, лозунговые окончания длинных фраз подхватывались толпой, и её рев, резонируя в узком ущелье улицы, усиливался как в репродукторе. Даже с того места, где мы остановились, было видно, что толпа состоит исключительно из молодежи.

— Демонстрация, — сказал я Наташе, как будто она сама этого не понимала.

Я растерялся. Толпа медленно приближалась, заливая улицу метр за метром, и в желудок вполз и свернулся там клубком толстый и скользкий жгут страха. Я почувствовал себя маленьким и беспомощным перед этим неумолимо надвигавшимся человеческим валом, который мог растоптать нас с Наташей как букашек, а мог и вобрать в себя.

Я оглянулся, ища незакрытый магазин, лавку или хотя бы подъезд, и увидел, что прямо на нас мчатся по три в ряд большие грузовики, схватил Наташу за плечи и прижал к стене дома.

Полицейские пятитонки пронеслись впритирку с тротуаром. Казалось, они протаранят толпу, но, не доезжая считанных метров, грузовики притормозили, развернулись боком к толпе и встали как вкопанные. Из закрытых брезентом кузовов посыпались полицейские с винтовками и выстроились в ряд между машинами и толпой. Толпа остановилась, сбиваясь ещё плотнее, так как задние, не видя происходящего, продолжали напирать на передних. Приклады винтовок плотно вошли в плечи, дула медленно поползли вверх. И вдруг раздался резкий Наташин вскрик. Я оглянулся. Из подъезда напротив выскочил человек с револьвером в руке и, прильнув боком к стене, встал на одно колено. Один из полицейских обернулся, и четкий хлопок выстрела утонул в пушечном громе залпа, сотрясшего многоэтажные здания. Человек остался сидеть у подъезда, выронив револьвер из беспомощно повисшей руки. На белой ткани его рубашки расползалось ярко-красное пятно.

На какие-то несколько мгновений я перестал ощущать звуки, и от этого казалось, что зрение в несколько раз усилилось, будто к глазам приставили окуляры бинокля. Только теперь я разжал пальцы, вцепившиеся в Наташины плечи, и, отмечая про себя каждую морщинку вокруг её потерявших выражение и потемневших от испуга глаз, следил, как она быстро и беззвучно шевелит губами, не в силах сдвинуться с места, оторваться от впившегося ей в спину шершавого бетона стены.

Последний отзвук залпа затих где-то высоко над нами, уйдя в неширокую полоску синего неба. Туда же, вверх, устремились, переливаясь на солнце, папиросные струйки дыма Толпа, сжатая страхом, отшатнулась, поняла, что стреляли в воздух и никто не ранен, но дула винтовок стали медленно опускаться, и толпа подалась назад. В дальние от площади переулки начали вливаться потоки людей. Толпа раскололась на куски, потеряла ощущение спаянности, распалась на отдельных людей, стремящихся поскорее покинуть это место. Их никто не преследовал.

Засовывая в кобуру блеснувший никелем тяжелый кольт, улицу пересек высокий полицейский с погонами майора и ещё за несколько шагов коротко и зло бросил:

— Документы.

Я подал ему маленький квадратик желтого сафьяна с вытисненным золотом армейским гербом — мой пропуск в офицерский клуб.

Полицейский козырнул, возвращая пропуск.

— Этот человек, — он показал на фигуру, скорчившуюся у подъезда, — иностранец. Извините за беспокойство, всего хорошего, — майор ещё раз козырнул и пошел обратно через улицу, где из только что подъехавшей прямо к ступенькам санитарной машины выскочили двое с носилками.

Наташа хотела что-то сказать, но я опередил её:

— Мы ведь в двух шагах от Газляна.

— Идем.

Газлян стоял на пороге своей лавки и протирал носовым платком стекла огромных темных очков. Он молча пропустил нас внутрь, включил в лавке свет и закрыл дверь. Пододвинув мягкие табуреты, обошел прилавок, сел сам, надел очки и нажал на кнопку звонка. На пороге вырос мальчик-посыльный.

— Я думаю, что чай с мятой будет вам в самый раз, — сказал Газлян.

Мы, не сговариваясь, кивнули. Мальчик исчез.

Я слишком хорошо знал Газляна, чтобы притворяться, будто ничего не произошло, и разговаривать о погоде и здоровье. Из-под стеклянной витрины, разделявшей нас, в бархатных гнездах которой лежали золотые кольца, серьги и броши, Газлян достал пачку сигарет и протянул мне, потом извлек оттуда же широкую салфетку, аккуратно расправил её на стекле и открыл сейф за спиной. Из сейфа появилась бутылка виски. Мальчик внес чай на подносе и поставил его на салфетку. Газлян капнул виски в стаканы с чаем, закурил, улыбнулся, словно говоря: «Ну, вот вы и дома» — и произнес:

— Видели?

— Прямо оттуда, но, признаться, ничего не успели понять, — я оторвался от чая, пахнувшего странной смесью самогона и мяты.

— Наверное, это были студенты, — добавила Наташа.

— Правильно, мадам, — галантно кивнул маленький, похожий на майского жука Газлян, пододвинул ей пепельницу и снова перевел взгляд на меня:

— Объясняю, — он поднял руку с зажатой между большим и указательным пальцами сигаретой, как бы призывая его не перебивать. — Мой младший брат учится на юридическом. Вчера поздно вечером состоялось собрание руководителей всех студенческих организаций. Большинством голосов они решили выступить в поддержку правительства, хотя было и меньшинство, недовольное в основном тем, что многих выпускников забирают в армию. Инициативу в этом деле приписывают вашему влиянию. Кстати, брат говорил, что в последние несколько недель объявилось много аспирантов-иностранцев, почти все из США. Так что пропаганда идет оттуда.

«Джонни и компания», — подымал я про себя и не удержался, перебил Газляна:

— Одно непонятно, зачем разгонять проправительственную демонстрацию?

— Всегда может найтись провокатор. Один выстрел в полицейского, ответный залп, десятки убитых, и через два часа весь город был бы на улицах.

— Всё так и было бы. К счастью, полицейский офицер успел выстрелить первым. — Я рассказал всё, что мы видели.

— Сволочи, — не выдержал Газлян. — Извините, мадам.

— Газлян, я имею все основания сильно подозревать, что ты не всегда сидел в своей лавке, — придя в себя после своеобразного коктейля и снова обретя способность рассуждать, я впервые подумал об этом спокойном упитанном человеке вне связи со всем ювелирным великолепием, окружавшим его.

— Я тоже был студентом, — сказал Газлян, — и в наше время англичане спускали курки без раздумий, если не помогали дубинки.

— Извини, мне трудно себе представить.

— Что именно?

— Тебя с оружием вместо лупы и аптекарских весов. Хотя, если надеть погоны…

— Что было, то было. И, будем считать, прошло навсегда. А вас здесь, учтите, любят, хотя прибыли от вас, прямо сказать, никакой.

Вошедший мальчик убрал стаканы, Газлян спрятал виски и салфетку и повернулся к Наташе:

— Вы, кажется, нуждаетесь в моей помощи, мадам?

Наташа вынула из сумочки старинное теткино кольцо с выпавшими камнями. Газлян повертел его на свету и, пробормотав себе под нос: «Хорошая работа!», выдал заключение:

— Жду вас через неделю.

Когда мы вернулись домой, Наташа тяжело опустилась в кресло, как будто притащила на третий этаж мешок картошки, и закрыла лицо руками. Только теперь ей стало по-настоящему страшно. В холле мы были одни, ребята спали после обеда, забрав Ольгу к себе. Я тронул Наташу за плечо:

— Пойдем, тебе нужно лечь. Я заварю чайку, посижу рядом.

— Алеша, милый, ну почему так? Ведь могли погибнуть десятки ни в чем не повинных людей…

— Так случилось, Наташа, что до сегодняшнего дня ты знала о происходящем из газет или по нашим рассказам. Ты живешь тут, — я старался говорить мягче, чтобы не обидеть жену, — как в университетском общежитии, где тоже было полно иностранцев. Так нельзя. Вглядывайся, вслушивайся, наблюдай, и ты многое поймешь. А хороших людей здесь много.

— Газлян меня поразил сегодня. Я думала, он обыкновенный торговец

— Это потому, что он раньше тебя не интересовал как человек, и ты тоже могла остаться для него рядовой покупательницей, каких через его лавку проходят тысячи. А с сегодняшнего дня вы друзья.

— Алеша, а много у тебя здесь друзей?

— Думаю, что есть. Правда, пока им, к счастью, не приходилось проявлять себя. Не было критических ситуаций. Но предполагать, конечно, можно.

— Ты познакомь меня с этими людьми.

— Обязательно, а сейчас давай отдохнем.

Но отдохнуть как следует не пришлось. Надо отдать ей должное, Ольга долго крепилась, но все-таки не выдержала, вошла к нам в комнату и тихонько потянула меня за ногу.

— Как ты спала, дочка?

— Хорошо. И вела себя хорошо. А ты обещал в кафе.

— Раз обещал, так оно и будет.

По этому случаю мы с Вовкой провели небольшое совещание. Выходить в свет с ребенком и беременной женщиной надо осторожно, и Вовка предложил:

— Пошли к Дмитросу в «Таверну». Во-первых, рядом, во-вторых, свой парень. Да и публика там обычно скромная.

— Принято.

До «Таверны» было действительно недалеко, и мы пошли пешком.

Солнце, с приходом зимы превратившееся из незнающей усталости, беспощадной паяльной лампы, подвешенной к небу, в ласковое и целительное подобие кварцевой установки, спряталось и поспешило украсить фиолетовое бархатное небо круглой, неправдоподобно близкой луной. Перед её матовым ярким светом пасовали не только неравномерно вбитые в бархат блестящие обойные гвоздики звезд, но и желтые уличные фонари.

Залитые всепроникающим молочным светом окружающие улицы казались иллюстрациями к какой-то книге, полной тайн и неразрешимых загадок. Церкви и минареты напоминали средневековые замки. Пешеходов почти не было. Только вдали, на площади, под аркадами зданий колониальной эпохи, угадывались человеческие фигуры. Стук каблуков по выложенным плиткой тротуарам подчеркивал молчание словно вымерших улиц. Но вот ожили, оторвались от тротуаров автомобили, в дальних концах улиц зарябили отблески разноцветных огней, там кометами проносились и пропадали автобусы и трамваи. Фейерверк вечернего города приближался, становился ярче, теплее, ждал нас, раскрыв объятия, маня неповторимой мешаниной цвета и звуков, терпкими, бьющими в нос запахами.

Ошеломленные контрастом, мы остановились на пороге «Таверны». В большом зале почти не было посетителей, справа от входа сиял никелем и неоном холодильник-витрина, за стойкой бара выстроились разнокалиберные бутылки и фляги. Синие в белую клетку скатерти и картины, изображавшие различные эпизоды греческой истории, создавали прочное ощущение уюта. Его завершал Дмитрос-старший, сидевший с развернутой газетой за высокой конторкой. Увидев нас, он отложил газету, кивнул в знак приветствия и пыхнул толстой трубкой куда-то в сторону. Из боковой двери вышел Дмитрос-младший с розой в руке и протянул ярко-алый цветок Ольге.

— Кажется, вас кто-то узнал. — Наташа показала глазами в угол зала.

— Ну, Вовчик, влипли.

Из-за большого столика, накрытого на двоих, выходил, сверкая улыбкой, разводя руки, словно заждался дорогих гостей, плотный человек среднего роста, одетый нарочито просто — сандалеты на босу ногу, холщовые помятые брюки и пестрая рубашка навыпуск. Его щеголеватый компаньон остался сидеть, поглаживая пушистые усы холеной, с дорогим перстнем рукой.

— Капитан Фаиз, — представился человек Наташе и Лике, присел на корточки и ладонью вверх протянул руку Ольге. — Как тебя зовут?

— Ольга, — традиционный вопрос не был для дочери в диковинку.

Фаиз выпрямился, пожал нам руки и поклонился.

— Прошу за наш столик, — сказал он, не снимая улыбки, и, не отпуская Ольгину руку, повел девочку почтительно, как взрослую даму.

Щеголеватый поднялся и прежде, чем Фаиз успел произнести имя, я узнал его: Абу Султан.

«Жаль, черт подери, что моя дочь не обучена делать книксен, сейчас это было бы в самый раз, — думал я, пока все рассаживались — как-никак единственный оставшийся в стране отпрыск королевской фамилии». В настоящее время — владелец лучшего загородного ночного ресторана «Эль-Дорадо». Голубая кровь давала себя знать: обстановка в «Эль-Дорадо» была дворцовой, клиенты соответствующие.

— Сегодня вы мои гости, — объявил Фаиз, и Дмитрос, молча стоявший у столика, сменил дружескую улыбку на профессионально-почтительную.

До сегодняшнего дня мы поддерживали с Фаизом обычные деловые отношения, но, зная, что из офицеров бригады он один по-настоящему богат, я относился к нему настороженно, а когда он представил нас Абу Султану как своих «боевых друзей», я уловил легкую иронию и мгновенно принял его тон. Даже интересно, что наш Фаиз — лицо, приближенное, так сказать, к императору.

— Вы меня знаете? — не совсем искренне удивился Абу Султан.

— Не знать вас всё равно, что не посетить развалины римской крепости. Вы ведь достопримечательность города и, можно сказать, двойная, — отвесил я сомнительный комплимент.

— Сравнение не совсем в мою пользу, — возразил он, — я утешаюсь только тем, что наши советские друзья питают некоторый интерес к лицам королевских фамилий.

— Сугубо в историческом плане, — съязвил Вовка.

Фаиз умело прекратил обмен любезностями, углубившись в сравнительный анализ греческой и армянской кухонь, чем заслужил расположение дам. Я пихнул ногой Вовку, призывая его поберечь полемический задор до лучших времен и дать противнику возможность высказаться. Мне действительно хотелось послушать этого аристократа, сумевшего остаться на плаву, несмотря ни на какие штормы.

— Вы в курсе происходящего в городе? — Он, оказывается, любил прямые вопросы.

— Естественно. И что из этого следует? — вопросом же ответил Вовка.

— Я бы не решился при такой обстановке разгуливать по Москве. — Абу Султан взглянул на Лику.

— В Москве такая обстановка невозможна, — начал Вовка, но Лика его перебила:

— А я так прекрасно себя здесь чувствую.

— Я тоже, — присоединилась Ольга, увидев свой любимый сок на подносе у Дмитроса.

Наташа, взволнованная увиденным днем, не смогла сдержаться:

— Студенты сегодня поддержали правительство, а народ пойдет за президентом.

— Студенты — молокососы и горлопаны, народ же пойдет за тем, кто пообещает ему лишнюю лепешку, — презрительно сузив глаза, выдохнул Абу Султан.

За столом стало тихо, Абу Султан посмотрел на Фаиза, но тот отвернулся.

Абу Султан помедлил, потом, видимо, решил принять светский тон:

— Оставим политику, лучше потанцуем. А моих новых знакомых я приглашаю к себе в «Эль-Дорадо». В любое удобное время.

Дмитрос завел «Сиртаки», и вечер закончился вполне мирно. Точнее, вничью.

Провожая нас, Фаиз, пропустив дам вперед, сказал вполголоса:

— Вам никогда не понять, что такое беззащитная страна. Нам нужен мир — и на любых условиях.

— То, о чем ты говоришь, капитуляция, а не мир, — я хотел было ответить, что мир заключают с равными, но Фаиз провел пальцем по губам, и я погасил вспышку: реальных доказательств моей правоты у меня пока не было.

Дмигрос на прощанье пожал нам руки с сочувствием.

Мы прошли буквально десяток-другой метров, как что-то заставило меня оглянуться. Из подъехавшего впритирку ко входу в «Таверну» такси вышел мужчина в вечернем костюме, бросил быстрый взгляд по сторонам и исчез в дверях. Меня как током ударило. Неужели Джонни? Вряд ли я мог ошибиться.

Усталые женщины не спеша шли впереди, и я ограничился тем, что тихонько сказал Вовке:

— Кажись, накрылось наше элегическое существование.

— Не совсем, конечно, элегическое, — возразил педантичный ещё в студенчестве Вовка.

— До сих пор стреляли далеко, за сто с лишним километров. А сегодня я впервые в жизни увидел кровь на городской мостовой. Это страшно, Володя.

— Страшно, — согласился Вовка. — Когда вы были в городе, забегал Сергей. Сказал под большим секретом, что президент вылетел в Москву. Сообщений в печати не будет.

— Вот они ещё на что рассчитывают, подлецы, — теперь до меня дошло.

— Я не мог тебе раньше сказать, — извинился Вовка.

— Ладно, не переживай. Ну что ж, береженого бог бережет.

— Это точно, — серьезно подтвердил Вовка.


14 НОЯБРЯ


Взрыв прозвучал глухо, будто вырвавшись из-под земли.

Звякнули металлические задвижки жалюзи, негромко ударились друг о друга неплотно закрытые балконные двери, и всё стихло. Правда, за стеной соседнего колледжа лениво лаяли сторожившие его овчарки, да чирикали где-то воробьи. Но это были звуки привычные, они не несли в себе признаков тревоги, и огромный город продолжал утренний, самый крепкий сон.

Часы показывали 6.10. Больше взрывов не последовало, значит, то, что произошло, не было бомбежкой. Всё равно приходилось вставать. Рядом с аэропортом находился ещё и крупный военный аэродром, и вполне возможно, взрыв произошел именно там. Значит, диверсия. Ну что ж, главное ясно, остальное детали. Правда, чтобы раскопать эти детали, потребуется в несколько раз больше времени, чем диверсантам для подготовки взрыва. Катастрофа занимает мгновения, а последствия ощущают несколько поколений. Войну можно проиграть всего за несколько дней, но ещё многие годы будут рождаться дети-калеки, и молодые души будет пригибать к земле тяжесть поражения, сознание собственного бессилия и невозможности восстановить попранную справедливость.

Когда я вспоминаю этот день, мне кажется, что я думал тогда именно об этом, хотя на самом деле нечто подобное приходило мне в голову много раз за последние месяцы. И ещё подумал, что взрыв на рассвете не прозвучал грубым диссонансом ровному дыханию спящего города, а напротив, подвел какой-то итог, поставил точку в конце главы. Неделя начиналась тяжело, собственно, она началась тяжело вчера и позавчера, но тогда утром я не мог предположить, что впереди ещё много тяжелых дней, которым предстоит сложиться в недели, и мы, когда всё будет позади, иногда будем путать эти дни и недели. Останется одно — мы сохраним о них самые светлые воспоминания. Жизнь, как ни странно, полна таких простых парадоксов.

Умыться и натянуть форму — размышлений не требовало. В холле уже сидел Вовка. Волосы тщательно расчесаны на пробор, пшеничные усики аккуратно подстрижены. Короткие сапоги начищены как на парад. Картинка! Мы молча кивнули друг другу. Обмениваться мнениями не стоило, они совпадали. Гадать, когда вернемся, тоже, так как не было прямого провода к господу богу.

Прислушиваясь, не раздадутся ли с улицы два коротких гудка, я сунул в спортивную сумку свитер, шерстяные носки, первую попавшуюся книгу, завернул пару бутербродов и пошел прощаться.

При моей работе, когда не знаешь, что может произойти через час, мы взяли за правило спать в разных комнатах. Наташа и Оленька лежали в обнимку на одной подушке. Светлые волосы, белая кожа, к которой не пристает ни один загар, пятна веснушек на носу и щеках, одинаково пухлые губы — сестры, да и только. Казалось, что их хотят разлучить друг с другом, а они сопротивляются. Я потоптался немного, посмотрел на них и, услышав гудки, вышел. Каждый раз, когда я вот так неожиданно уезжал из дома, мне хотелось оставить записку. А что писать?

— Может, подвезти? — предложил я Вовке.

— Семенов заедет.

— Привет ему горячий.

Первое, что мне бросилось в глаза на улице, — улыбающееся лицо Ахмеда, небрежно сидевшего на крыле «уазика». Вот уж поистине местный вариант нашего Иванушки — встал, провел ладонью по лицу — и бодр и весел. Прошу любить и жаловать. Формочка отутюжена, орел на берете блестит в тон умытому лаку машины, словом, все хорошо в этом лучшем из миров.

Что ж, Ахмед всегда поднимал моё настроение. Через девять минут встретим Титова. Посмотрим, что тот скажет.

На перекрестке, в самом центре, чтобы не мешать движению, стоял военный джип с радиостанцией. Сидевшие в нем солдаты носили береты с зеленым кантом. Гвардия — ражие ребятки, в их руках автомат кажется детской игрушкой типа «Огонек». Видимо, Абу Султан не шутил. Но на улице было спокойно. На нас гвардейцы не обратили никакого внимания. Стало быть, проверяют не все военные автомашины, знают, кого ждут.

У большого дома, где жил Титов, вместо десятка-полутора «уазиков» тех, кому по должности было положено подняться в таких обстоятельствах, полный комплект машин и тьма народа. Титова я увидел издалека. В голубой рубашке с закатанными рукавами, загорелый после поездки к морю, он выглядел значительно моложе своих пятидесяти.

Титов не дал мне даже открыть дверцу:

— Поедешь в бригаду. Узнай, получен ли приказ о подготовке позиций для круговой обороны. Возможны десанты. Возьми палатку и всё, что сочтешь нужным для нормальной жизни и работы. Палатку поставь на стыке апельсиновой рощи и межевой посадки, ближе к проселку. Заглуби её на уровень своего роста, от выхода отведи щель и перекрой мешками с песком. Штаб бригады должен быть расположен по соседству, в той же роще. Когда закончишь с палаткой, переведи план круговой обороны. Вот он. Ахмеда пришлешь за мной в управление к 20.00. Учти, что командира в бригаде не будет. Работай с Сами и не давай отвлекать его по пустякам.

Да, научился Титов за долгие годы службы отдавать приказы. Ахмед по интонации понял, что можно ехать, и нажал на газ.

И всё-таки, несмотря на металл в голосе Титова, я уловил, что дело не совсем в круговой обороне и возможных десантах. Ещё какая-то собака здесь зарыта. Что ж, по дороге будет время подумать, а потом попытаем старого друга Сами.

Город просыпался. Скоро с минаретов раздадутся усиленные динамиками голоса муэдзинов, правоверные помолятся, позавтракают, чем бог послал, и те, кто имеет работу, пойдут на работу, а те, кто её не имеет, пойдут её искать. Скоро на улицах будет ни пройти, ни проехать. А пока несколько темно-синих таксомоторов высматривают редких пассажиров, покрикивают мальчишки-велосипедисты, развозящие хлеб, торговцы горячей снедью разогревают котлы на колесах, да зеленщики налегают грудью на ручные тележки с картошкой, помидорами, манго и бог знает ещё с чем. Картина, виденная сотни раз и всегда интересная своей пестротой.

В городе всё как обычно. Вот только Титов был напряженный, как новоиспеченный лейтенант, получивший первый в жизни боевой приказ. И взрыв. Ахмед подтвердил, взрыв был на аэродроме.

«Уазик» вырвался из города, и началась моя самая любимая дорога. По ней я езжу уже без малого год, с тех пор, как стал работать с Титовым, зимой и летом, в жару, во время песчаных бурь и под дождем.

Старая дорога к целебным источникам и приютившемуся рядом курортному городишке сильно изменилась за последние годы. Её асфальт день и ночь утюжат сотни автомобилей. Мощные, с прицепом «баррейрос», глухо ревущие МАЗы, тяжелые «мерседес-бенцы» везут чугунные чушки на металлургический комбинат, стальной лист и детали на автосборочный завод, а в город идут машины, груженные цементом, арматурой, проволокой, бегут своим ходом новенькие, только что с конвейера, малолитражки, ярко-оранжевые колесные тракторы и дизельные пятитонки. Они обгоняют увешанных колокольчиками ослов и мулов, тянущих повозки с мандаринами, арбузами, сахарным тростником, луком…

Более мирной картины не придумаешь. Если прибавить к ней розовые, кроваво-красные, фиолетовые всполохи цветущих вдоль дороги акаций, проносящиеся мимо деревушки с мечетями и соборами, с непременными глиняными голубятнями, похожими на маленькие пагоды и зеленеющие вдали поля кукурузы, — прямо идиллия.

Невозможно даже представить себе, что всего в двух часах езды отсюда стоят две армии, разделенные узкой, в несколько сот метров, полоской холмистой пустыни. Стоят, ещё не остывшие от двухлетней давности схватки и всегда готовые по первому сигналу ринуться в бой.

Те, на другой стороне полоски, считают, что выиграли два года назад, захватив больше чужой земли, чем в силах удержать. Сегодня они выжидают, рассчитывая, что у готовящегося к новой битве противника сдадут нервы и он кинется в драку очертя голову — раньше, чем будет действительно в силах одержать победу. Выжидают не сложа руки, а постоянно нанося удары диверсиями, внезапными налетами авиации, артиллерийскими обстрелами.

Таким представлялось мне положение на сегодняшний день. Последние события вписывались в этот итог как недостающий в мозаике камешек. Страшнее и обиднее всего, что за этим стоят человеческие жизни. Железная логика войны всегда опирается на прочный фундамент, который кропят отнюдь не святой водой и возводят постепенно, шаг за шагом, стараясь уменьшить потери и все же неизбежно теряя…

Дорога приводит к яхт-клубу, построенному здесь любителями благородного гоночного спорта из Оксфорда и Кембриджа. За последние годы он утратил свою клиентуру. Это видно по маркам автомашин. Совсем нет чопорных «роллсройсов» и самодовольных «кадиллаков». Кучка изрядно помятых «бьюиков» и совсем уж затрапезных «ситроенов» дремлет у ограды. На всё ещё аккуратно подстриженных газонах не видно ни души.

Основатели и завсегдатаи клуба там, на той стороне узкой полоски песка. Они нанимают летчиков и оплачивают горючее для истребителей, поставляют новейшее оружие и обучают диверсантов. И пока их нет, яхт-клуб стоит хотя и пустым, но нетронутым. Он не перешел в другие руки, и его дорожки аккуратно посыпают песком. Он ждет — чья возьмет? Вернутся хозяева, и он будет служить им верой и правдой. А если победят те, кого он видел только в роли уборщиков и официантов, он сдастся. Кто кого? Вот в чём вопрос. Просто — как на уроке и сложно — как в жизни.

Ахмед вернул меня к действительности:

— Подъезжаем.

Бедняга, должно быть, умаялся, ожидая, пока я заговорю. Привык, что почти каждое утро мы обсуждаем всякую всячину, втягивая даже молчаливого Титова в наш разговор, полный восклицаний и междометий. Кстати, Ахмед как раз из тех, кому Абу Султан собирался пообещать лишнюю лепешку, опоздав, правда, с этим на добрых два десятка лет. Лепешкой теперь не отделаешься, хотя она и не лишняя.

Мы подъезжали к расположению бригады. Ахмед свернул с асфальта на грунтовку, и через десять минут мы были на месте. Часовой отдал честь, вестовой пошел доложить Сами, что я приехал, в канцелярии дробно стучали машинки, на плацу маршировал взвод из роты охраны. Я был рад, что наш бригадный механизм функционирует исправно. Его размеренный ход придавал уверенности и создавал рабочее настроение.

— Ахмед, проверь мотор, смени масло. Натяни на кузов маскировочную сетку. Поставь дополнительные канистры.

Ахмед не без шика газанул от штаба, зная, что вечером потрафит Титову: больше всего на свете тот любил до предела залитые баки.

Сами не утерпел и показался в дверях.

— Доброе утро, старик, — сказал он по-русски.

Чтобы полностью соблюсти положенный ритуал, вестовой мигом принес кофе. В углу кабинета на большом столе для совещаний уже лежала развернутая карта района. Отлично, значит, никаких предисловий не потребуется.

Сами перехватил мой взгляд и сразу отреагировал:

— Я думаю, двадцати человек хватит, чтобы поставить палатку для вас с Титовым и отрыть два блиндажа для штаба бригады.

Я кивнул.

— Все остальное привезут попозже. Как только дадут связь, возвращайся сюда, в штаб. Перекусим, я вызову комбатов и поедем посмотреть всё на местности.

— Хорошо, Сами. Титов просил передать тебе план круговой обороны.

— Спасибо, Алеша.

— Подожди, я ещё не перевел.

— Переведешь устно, когда все соберутся.

В этом был весь Сами. Немногословен и деловит по существу.

…Мы познакомились за несколько месяцев до приезда Титова на дивизионных учениях по форсированию водной преграды. На холмике, откуда понтонный мост и ползущие по нему танки казались игрушечными, о чем-то горячо спорили. Я отошел в сторонку, где, подложив под себя пятнистую маскировочную куртку, спокойно лежал какой-то плотный подполковник. Оказалось, что это и есть командир понтонеров. Угостив меня сигаретой, Сами объяснил, что, по его мнению, спорить и дергать солдат, когда они работают, нет смысла. Для того и проводят учения, чтобы потом исправить ошибки…

— Ты знаешь последние новости?

— Конечно, Сами.

— Так больше продолжаться не может, — медленно произнес начальник штаба, — одно дело, когда бомбят войска, и совсем другое, когда поливают напалмом фабрики и школы. Думаю, президент говорил в Москве именно об этом. Есть война, и есть варварство. Если война имеет свои, пусть и жестокие законы, то варварство должно быть и будет поставлено вне закона.

— Сами, если улучишь минутку, заскочи, проведай меня. Есть вопрос интимного свойства.

— Не стесняйся, — предложил Сами.

— На свежем воздухе будет удобнее.

— Ты втюрился.

— Угадал. В кинозвезду, рекламирующую стиральный порошок.

— Это серьезно. Придется приехать.

Я даже не стал заглядывать в кузов грузовика, зная, что, когда приказы отдает Сами, осечек не бывает, и сразу полез в кабину, где уже сидел Фикри, молоденький, крохотного роста лейтенант, только что прибывший в бригаду. В подготовке полевого штаба Сами полагался на меня, а офицеры с опытом ему сейчас самому нужны.

Место для рассредоточения бригады Сами с Титовым выбрали давно и очень удачно. Небольшую долину всего в двух километрах от штаба с трех сторон окружали холмы, в складках которых без особых усилий отрыли укрытия для техники и складов. При минимуме маскировки пребывание здесь целой инженерной бригады становилось почти незаметным с воздуха.

Теперь требовалось рыть окопы и блиндажи, оборудовать пулеметные гнезда и позиции для противотанковых гранатометов. И, наконец, перетащить туда штаб. Предстояло досыта помахать лопатами, но давно известно, что на войне лопата такое же необходимое оружие, как и автомат.

Зная характер начальника штаба, Титов решил подать пример и первым переместиться в район рассредоточения. Сами не любил отставать. Вот так и получилось, что часам к шести вечера у нас с Фикри всё было готово, даже полы зацементированы.

Мы с Фикри благодушествовали, попивая чай на бруствере только что отрытой щели, когда появился Сами. Исполнительный Фикри вскочил, поправил очки и побежал приводить в порядок свою команду, а Сами с удовольствием сел на умятое в песке место, вытянул ноги и попросил принести чаю.

— Ну, что твоя кинозвезда? Как её зовут?

— Капитан Фаиз.

— Это интересно, — улыбка исчезла с широкого лица Сами.

— Вчера я встретил его с человеком по имени Абу Султан. Мы говорили о государственном перевороте.

— Это любимая тема Абу Султана.

— Мне показалось, что это не столько тема, сколько цель жизни.

— Что касается Абу Султана, ты прав на сто процентов, — заговорил Сами, отпив полстакана чая и закурив сигарету, — а Фаиз — его сосед по имению. В прошлом, конечно. Сейчас у Абу Султана, кроме «Эль-Дорадо», ничего нет.

— Меня всё-таки больше интересует Фаиз Что с ним?

— Он уже в бригаде. Ничего серьезного за ним не обнаружили. Однако я думаю, — прищурился Сами, — ещё пара недель, и наш Фаиз влез бы в это дело по уши.

— Значит, дело всё-таки было?

— Было. Ты что думаешь, — Сами встал во весь рост, — за линией фронта не знают, что делают, когда бомбят заводы и школы? Они спят и видят этот самый государственный переворот и своих лакеев в президентском дворце. Вот и хотели вызвать взрыв возмущения. И если переворот не удался, это ещё не значит, что борьба окончена.

— Я всё понимаю, Сами, — я тоже встал, чтобы проводить его до машины, — просто я привык к тому, что люди едины в своих стремлениях.

— Ты живешь в другом мире.

— Но сейчас-то я здесь.

— Вот и хорошо. Значит, всё будет зависеть от всех нас. Еще вопросы будут? — Сами снова улыбался.

— Пришли мне, пожалуйста, Ахмеда. А потом устроим маленький пикник, когда приедет Титов.

— Ладно, а ты пока сосни на свежем воздухе. С планом я закончил.

Дожидаясь Ахмеда, я обошел наш маленький лагерь. Фикри успел навести образцовый порядок. У телефона сидели дежурный сержант с вестовым, на холме торчал наблюдатель, часовые прохаживались там, где положено.

— Езжай прямо в управление, — сказал я Ахмеду, — без всяких визитов знакомым девушкам. В городе посты, заберут, как миленького.

— Посты уже сняли, — он ещё не понял, что я не шучу.

— Что?

Ахмед козырнул, залез в машину и посигналил на прощанье.

Титов приехал около девяти, критически осмотрел наведенный мною уют, гвоздем которого являлись мягко светившая лампа «летучая мышь» и нежно мурлыкавший по-французски транзистор, скосил глаз на оставленную Сами схему круговой обороны и подозрительно сказал:

— Соедини меня с Сами.

Я уверенно покрутил ручку полевого телефона.

— Отставить, — сказал Титов. Он начинал освобождаться от напряжения. Я не стал его пытать, вышел из палатки и позвал Ахмеда.

— Куда ты его послал? — спросил всё ещё намагниченный Титов.

— За гостями.

— Чего? — Титов даже бровями задвигал.

— Вижу, что вы пожаловали из города в наше захолустье не с пустыми руками. А новоселье без гостей не бывает. Ахмед привезет Семенова и Вовку. Сами с командиром доберутся на своей машине.

— Правильно, — размагнитился наконец Титов и стал распаковывать объемистую сумку. — Тут и тебе кое-что есть.

Я знал, что, как бы ни спешил Титов, прежде всего он заскочит к моим и пробудет там дольше, чем у себя дома. Наталью он успокоит, а своей жене прикажет собрать снедь и пожитки, ничего не объясняя. Суровость Титова была его маскировкой, может быть, составной частью службы, как он её понимал, но не сутью. Это я почувствовал довольно быстро, но старался не злоупотреблять своими открытиями.

— На словах просили передать, — продолжал Титов, — чтобы ты не волновался. Всё будет в порядке.

— А вы что на словах передали? — автоматически съехидничал я.

— Даже тебе ничего пока не могу сказать, — отреагировал Титов. — Кроме того, что житье наше тут надолго. Ты правильно всё устроил в смысле основательности. Но и по стране помотаться придется.

Негустая информация. Ладно, будем принимать гостей и веселиться.

— А вот и гости, — Ахмеда я слышал издалека.

— Сейчас объясним, что такое наркомовские сто грамм, — усмехнулся Титов и булькнул маленькой пластмассовой канистрой.

— Военный совет в Филях? — и опять я не удержался.

— Посоветоваться не мешает, — Титов не принял шутки, — дел и задач много, а людей мало. Нас с командиром с завтрашнего дня можно не считать. Если ещё Сами заберут в управление, боевой подготовке в бригаде конец. Не тебе объяснять.

— Вы мне другое объясните. Что происходит? Я же не попка.

— Знаешь, — честно сказал Титов, — я сам пока попка. Но, думаю, воздух для них скоро закроют.


19 НОЯБРЯ


Утро выдалось не очень жаркое, в палатке было даже прохладно. Казалось, что белесое солнце вышло из-за горизонта не для того, чтобы согреть грешную землю, а скорее ради освещения. Разберитесь, мол, люди, при свете, что вы понаделали хорошего и что плохого.

Не знаю, как другие, а мы понаделали за эти дни порядочно. В считанные минуты бригада могла полностью укрыться в земле и открыть огонь. Собственно, большая часть её техники, склады боеприпасов и горючего оставались зарытыми и замаскированными всё время. Выходили лишь отдельные подразделения для выполнения конкретных задач.

Титов сразу, как побрился, помчался в штаб и засел там с командиром и Сами, сказав, что вполне объяснится на пальцах.

Я готовился к выезду. Батальон Фаиза обустраивал неподалеку позицию для дивизиона зенитных ракет. Титов всегда предпочитал конкретное дело абстрактным задачам, отрабатываемым на разного рода учениях, и поэтому обрадовался, что батальон работает рядом и можно практически на ходу совершенствовать подготовку.

Я сидел у штабного блиндажа, курил, попивая чай, и смотрел, как вдалеке у склада горючего Ахмед таскает канистры с бензином. Мне оставалось совсем немного, чтобы достичь того блаженного состояния, когда хочется потянуться, зажмуриться и задремать под ласковым солнышком.

Собственно, самолетов я и не увидел. Просто раздались четыре не очень сильных взрыва, слившиеся в два погромче. И всё. За линией невысоких светло-желтых холмов на западе начали расти такого же цвета грибы, вовлекая в себя все больше мелкого песка и пыли.

Краем глаза я заметил, что левее, на юго-запад от нас, в воздух взвилась из-за горизонта зеленая ракета. Какой-то подлец подавал сигналы. Только теперь я услышал, как глухо рокотали моторы, неся начиненные смертью огромные стрелы низко-низко над землей, но самих самолетов по-прежнему видно не было. Они шли на предельно низкой высоте, и оставалось неясным, сделают ли «фантомы» ещё один заход, или, посчитав задачу выполненной, уйдут на базу.

«Надеть каски! Оружие к бою!» — чей-то знакомый голос ещё раз повторил команду. Оказывается, рядом со мной все время стоял Фикри. Умница, Фикри.

Я огляделся. Вдоль ломаной линии окопов торчали зеленые каски и дула автоматов и пулеметов.

— Фикри, ты видел ракету?

— Да, я возьму отделение и на грузовике поеду туда. Сообщи в штаб.

Смысл этой ракеты до меня не доходил. Сигнал десанту? Но транспортников или вертолетов не видно. Может быть, их агент хотел показать, что «фантомы» поразили цель? Они это и сами узнают, когда проявят пленку. Загадка.

Черт с ней, с ракетой. Важно, что ребята не оплошали, быстренько сделали всё, что положено в таких случаях, и Фикри оказался рядом. Я усмехнулся. Фикри только что из университета, и я, в общем, тоже. Своеобразное взаимное притяжение.

В блиндаже зазвонил телефон. Титов и компания. Соскучились.

— Разбомбили скорее всего штаб 8-й танковой, — предположил Титов.

— Вам наука, не сидите в штабах.

— Как у вас?

Я рассказал, в том числе про ракету.

— Ладно, давай сюда, поедем в дивизион. Они запросто могут быть на очереди.

— Пришлите кого-нибудь из офицеров, Фикри уехал ловить агента.

Ахмед, оказывается, успел вовремя унести ноги от склада с горючим и загнал машину под пихты посадки, чтобы не бросалась в глаза с воздуха. Про себя я засчитал ему лишнее очко.

— Первый раз вижу, — выходил из себя Титов, — чтобы ракетный дивизион ставили на голом месте. Кого он прикрывает, если себя защитить не может?

С горба дороги дивизион был как на ладони, стоял один-одинешенек. Люди Фаиза, правда, успели заглубить и обложить мешками с песком кабины управления и радары. Затянули их маскировочной сеткой. То же самое с пусковыми установками и машинами с запасными ракетами. И всё. Как это «фантомы» удержались и не сделали второй заход?

Но что больше всего огорчало Титова, это грейдированная дорога, как указатель, нацеленная от шоссе точно в центр дивизиона. По опыту я знал, что песок здесь плотный и вполне проходимый для любой техники. Ракетчики вольны ставить свои дивизионы как пуп посреди пустыни, но демаскирующая дорога — это вина инженеров.

— Кто постарался? — заорал Титов.

— Фаиз, кто же ещё?

— Достаточно было обозначить вехами. Во всяком случае, — подытожил Титов, — за такие штучки и к стенке могут поставить. При определенных обстоятельствах, конечно.

Несмотря на только что пережитое, острое до холодного пота чувство опасности, в дивизионе было спокойно. Никто не суетился, и лишних людей по позиции не болталось. Все сидели по местам и делали своё дело.

Титов быстренько провел короткое совещание с командиром дивизиона, стараясь при этом не смотреть на стоявшего рядом Фаиза. С дорогой теперь всё равно ничего не поделаешь, пока ветер сам не занесет слоем песка. Выяснив всё, что его интересовало, Титов повернулся к Фаизу:

— Ваша задача: устройство полевой позиции в двух километрах отсюда на северо-запад. Эту позицию переоборудовать под ложную. Вопросы?

— Вопросов нет. — Фаиз посмотрел Титову в глаза и понял, что проиграл. Титов разгадал его. Оставалось сделать хорошую мину, и Фаиз откланялся: — Нужно собрать офицеров.

— Пожалуйста, — совсем по-штатски ответил Титов.

Можно было возвращаться в бригаду, но Титов не спешил — это походило бы на бегство. Опасность ещё не ушла, её отзвук продолжал висеть в воздухе столбиком черного дыма, медленно поднимавшимся в ярко-голубое небо.

И, честное слово, было приятно посидеть и попить традиционного чая с ракетчиками. Из их глаз ещё не исчезло выражение напряженной решимости, не обреченности оставшихся без поддержки, нет, а именно твердой решимости защищаться до последнего. Умереть на войне проще пареной репы, они хотели заставить умирать врага.

Я был уверен, что Титов чувствует то же самое, потому что по дороге обратно он совершенно неожиданно разговорился.

— Если им перекроют воздух, можешь считать, что вся их доктрина летит к черту. Идти вперед для них слишком рискованно, и они это знают. В том, что касается сухопутных войск, — Титов даже руками размахивал, — мы их уже превосходим. Остается бомбить что подороже и поважнее. И тут они зарвались. Вот увидишь, через месяц, помяни мое слово, сами пойдут на перемирие. А там видно будет. Хотелось бы мне посмотреть, как будут драпать эти сверхчеловеки. — Титов разволновался, а я подумал о врожденном свойстве русского человека, привыкшего вставать на сторону слабого и несправедливо обиженного.

— А если не перекроют?

— Уж будь уверен. Как говорится, медленно запрягаем. Хотели постепенно, но теперь, еж твою кость, гони во весь дух! Ничего подобного ещё не было. Скоро сам увидишь. С завтрашнего дня начнем ездить по позициям, — Титов наконец перестал говорить загадками, — их уже строят полным ходом. Потом их займут ракетчики, и всё, баста. Можно ехать домой.

— Ну а пока куда?

— Заедем в бригаду, договоримся насчет завтрашнего дня, и я поеду в управление. Тебе там стены отирать нечего, лучше переведи пока материалы к командно-штабным учениям.

Я хотел возразить, но передумал, так как доверял нюху Титова. Когда можно будет заскочить к моим не на минуту, а подольше, сам скажет.

По лицам командира и Сами я сразу понял, что случилось что-то ужасное. И, грешным делом, подумал, а не застрелили ли Фикри, но он был тут же, стоял, как в воду опущенный.

…У каждого народа и у каждой армии есть свои герои. Про них ещё при жизни из уст в уста ходят легенды, из тех, что намного ценнее мудрых наставлений, напечатанных на тысячах страниц. Они олицетворяют дух нации, а не сухие постулаты, изложенные опытными педантами. Таким героем был здесь Абдель Азиз Махмуд, нынешний командир 8-й танковой дивизии. Это он сумел два года назад со своей танковой бригадой почти без всякой поддержки с воздуха углубиться более чем на восемьдесят километров на вражескую территорию и за сутки уничтожить около двадцати танков противника. Его солдаты покрыли себя славой, продолжая вести огонь из облитых напалмом горящих машин, и отступили только по приказу, непобежденными. В жизни это был очень веселый человек, с открытым, всегда готовым к улыбке лицом. Казалось, он так и ждет, когда можно будет рассмеяться в ответ на острую шутку и солёное слово. На него рассчитывали…

— Я знал Абдель Азиза, — вот и всё, что я сказал вслух.

— Погиб кто-то из ваших, Алеша, — сказал Сами.

— Восемь человек ранено, — добавил командир, — у них как раз было совещание. — И спросил: — Ты поедешь туда, Алеша?

— Я уже ничем не смогу помочь. Там был Рафик Каюмов.

Мне хотелось сесть здесь же на пол и завыть. Не от горя, нет. От бессилия. Здоровые мужики, мы стояли и молчали, вместо того, чтобы, сокрушив все на своем пути, добраться до горла убийц. Что толку, что желваки ходили у всех по скулам. Мы были бессильны.

— Терпение, Алеша, — Сами положил руку мне на плечо.

— Мы поедем вместе в восьмую, — негромко сказал командир.

На войне убивают — это известно даже трехлетним пацанам, бегающим по улице с игрушечными автоматами. Это известно и взрослым дядям и тетям из книжек, газетных листов и ежевечернего телевизора. На войне убивают друзей — это, к счастью, известно в наше время немногим.

И Абдель Азиз и Рафик не были мне друзьями по понятиям того, мирного мира. Мы не ходили вместе в кино или кафе, не делились самым сокровенным, всего-то сказали друг другу несколько десятков слов. Мы не ухаживали вместе за девушками и не делили деньги до получки. Но мысль о том, что их уже больше нет и никогда не будет, что эти такие разные по возрасту, происхождению, воспитанию и национальности люди оба превратились в кучки обгоревшего песка, смешанного с золой и пылью, была невыносима.

Теперь до самого своего смертного часа я буду помнить Абделя и Рафика потому, что погибли они, а не я.

Здание штаба со стороны дороги казалось целым, было похоже, что его просто покинули и перешли в другое помещение, никто не подъезжал ко входу на машинах, и в дверях не толклись вестовые и шофера. Лишь оказавшись ближе, можно было увидеть развороченный угол, как раз там, где находилась комната для совещаний. Крыша и почерневшие балки перекрытия осели вниз, поддерживаемые торчавшими наружу прутьями арматуры.

— Как он погиб? Кто-нибудь видел?

— Пытался вынести раненого командира дивизии. Их накрыло рухнувшим перекрытием.

— Я хочу побыть один, — сказал я, не оборачиваясь, и услышал, как заскрипел песок под ногами у Сами.

Вот что такое, оказывается, мужество. Молча умереть от первого в жизни налета, которого ты даже не смог увидеть. В лучшем случае услышал в последнее мгновение запоздалый беспомощный треск зенитных пулеметов, и всё — грохот, пустота, смерть.

Не будет здесь ни могилы, ни скромной пирамидки с красной звездой. Только в памяти горстки людей сохранится это место.

Почетна слава героев известных, недаром их имена горят золотом прижизненных и посмертных звезд. Бессмертна слава героев безвестных, кровью сердца, верой и памятью близких живет её вечный огонь. Тебе не в чем будет упрекнуть меня, Рафик, я буду приносить тебе цветы к Вечному огню на лучшей площади Союза. Весной, когда напоенная нежными ливнями земля завяжет тысячи новый жизней, я буду приходить туда и искать в огне твою искорку. И так будет всегда, пока я жив, пока будут жить мои дети и дети моих детей!

— Это случайность, — Сами взял меня за руку, — но случайность закономерная. Инициатива принадлежит им, и они используют это на сто процентов.

Ужасно точно рассчитанное время и место удара. Разумом мы понимали, что это совпадение — налет во время совещания в штабе, именно в штабе, а не в блиндаже, но психологическое воздействие, если не сказать потрясение, было сильным. Казалось, противник обладает всевидящим оком, точно зная каждый наш шаг, и действует строго по выбору, намечая добычу покрупнее. Причем после налетов на гражданские объекты он выбрал аэродром и штаб дивизии, и это уже не могло быть случайностью.

— А что ты скажешь насчет ракеты?

Теперь, когда я своими глазами увидел этот, с точностью до метра развороченный угол, в голову полезли невеселые мысли, и от скользкого ощущения, что каждый наш шаг становится известным, мурашки ползали по телу.

— Ничего не скажу, — ответил Сами. — Подлецов и продажных шкур много, и они исчезнут или попрячутся, как только переменятся роли.

— Поехали к себе, — сказал, выходя из штабного блиндажа, командир. Темные очки закрывали почти половину его лица, и только крепко сжатый маленький рот с побелевшими губами выдавал глубину его горя.

…Вечером мы сидели у нас в палатке перед стаканами остывшего чая. Есть не хотелось, хотя Титов снова привез из города свои домашние деликатесы.

Сами первый стряхнул с себя оцепенение.

— Расскажи нам про Рафика, Алеша.

Что я мог рассказать про Рафика? Что он из Азербайджана и закончил Бакинский университет. Что он в совершенстве знал язык. Что он отлично пел и играл на гитаре. Что в Баку его ждут невеста и мать. И что у него могли быть дети, много детей, таких же хороших, как и он сам.

— Прости меня, Алеша, — сказал Сами, — я спросил так, потому что мы не забудем его. Ты мне веришь, Алеша?

— Да, Сами, — ответил я, выходя из палатки. Мне хотелось побыть сейчас одному, посидеть в темноте, привалившись спиной к ещё теплому от дневного солнца стволу пихты.

Как бы я ни презирал мещанскую пословицу «Своя рубашка ближе к телу», я думал об Ольге и Наташе. Скорбел о Рафике, а думал о них. Пожалуй, впервые за эти дни тревога за близких, обычная, в общем-то, в подобных ситуациях, превратилась в какую-то тупую, ноющую боль в области сердца. Жертвы до сегодняшнего несчастья насчитывались сотнями, но для меня это были абстрактные мужчины, женщины и дети, ничем со мной не связанные, но теперь, когда погибли Абдель и Рафик, я почувствовал, как велика опасность, и встревожился. В душе я осуждал себя за эту подлость человеческой натуры, погибшие ведь были такими же людьми, как и мы, но ничего с собой поделать не мог, — слишком острым стало чувство опасности.

— Кто тут? — спросил я вполголоса, заслышав чьи-то осторожные шаги.

— Это я, Фикри.

— Что ты, Фикри?

— Тогда, днем, я никого не увидел. Он или они уже уехали, — тактичный Фикри говорил быстро, стараясь обойтись без пространных объяснений, видимо, понимая, что я хочу побыть один. — Они приехали на большой легковой машине. Следы очень четкие.

— А потом? Ты проехал дальше? — Я поднялся с земли.

— Да. Потом они выехали на грунтовку.

— Ах ты, господи, карты нету…

— Грунтовка ведет прямо к заднему двору «Эль-Дорадо». Там же вилла хозяина.

— Ты кому-нибудь рассказал об этом?

— Пока нет.

— Что же ты думаешь делать? — Почему-то я был уверен, что Фикри на этом не остановится.

— Не знаю. Я только хочу, чтобы, кроме нас, никто об этом не знал.

— Ну смотри. Тебе виднее.


27 НОЯБРЯ


— Тебя вызывают к Главному, — сказал Титов, кладя телефонную трубку на рычаг. — Собирают вашего брата, молодежь.

— Зачем, конечно, не сказали?

— Нет. Бери Ахмеда, только прошу, ночевать приедешь сюда. Утром вернется Сами, будет много работы.

— Разве он уехал?

— Командир дал ему день отдыха.

— Я захвачу Вовку.

— Только быстро, на ходу.

Вот так я за две недели впервые вырвался в город. Он не изменился, был всё таким же пестрым и шумным. Изменился я. И город уже не веселил сердце мешаниной красок, звуков и запахов. Мне хотелось одеть его в военную форму, этот древний и вечный город, дать ему в руки винтовку и заставить маршировать на плацу.

Первый визит — мадам Титовой, добрейшей Татьяне Ивановне. Она было принялась меня угощать и отпустила только тогда, когда я поклялся заскочить на обратной дороге. Я бы и так заехал, но с клятвой ей было интересней. Женщины любят клятвы чуть меньше, чем секреты.

— Тебя просил зайти заместитель Главного, — сказал мне Сергей. — Ребят уже собрали.

— А что Главный?

— Ты же знаешь, он начал войну в семнадцать лет. И хорошо это помнит.

С заместителем Главного мы столкнулись в дверях его кабинета.

— Я хотел поговорить с ребятами, — мне показалось, что заместитель Главного жмет мне руку как-то мягко, сочувственно. — Давайте сделаем это вместе.

— Прежде всего я должен сказать о Рафике. Всё как есть.

— Конечно.

— Наверное, думаете, скисли ребята?..

— Зачем ты так, Алик.

— Простите.

Я просто сказал, что возникла новая ситуация, которой на нашей, местных старожилов памяти не было, придется вкалывать днем и ночью, не считаясь ни с чем, совершенно так же, как мы бы вкалывали дома, если бы понадобилось. Не помню, насколько точно я тогда смог сформулировать свою мысль, хотя она была довольно проста. Несмотря на то, что мы находимся за пять с половиной тысяч километров от дома, мы защищаем здесь нашу Родину, благородные идеи братства и солидарности, начертанные на её знаменах. И об этом надо помнить.

Если бы я прочитал эти же слова в какой-нибудь книге, я бы, наверное, постеснялся их повторять. Но это было то, о чём я постоянно думал после гибели Рафика, и я был уверен в своей правоте и правильности этих высоких слов.

Ребята слушали, а я смотрел на них и думал, как же мало я о них знаю. Практически только Вовку видел в работе. Но с Вовкой я дружу с первого курса. А ребят встречал на собраниях, в кино, в бассейне или в городе. Ребята как ребята. Любят пофорсить, потрепаться, собраться теплой компанией у кого-нибудь на дне рождения или на праздник.

И вот, пожалуйста. Куда что подевалось? Все в форме, подтянутые, серьезные. Все это разговоры о том, что Гайдар в шестнадцать лет полком командовал, а теперь, дескать, некому. Пустое. Надо будет, и станут командовать.

Заместитель Главного встал и провел взглядом по лицам ребят.

— Я недолго, — начал он и не смог сразу найти слов. Видимо, действительно переживал. — Погиб ваш товарищ. Но мы обязаны довести порученное нам дело до конца. Задача остается прежней — обучение армии ведению современных боевых действий. Правда, условия изменились, и мы не вправе исключать никаких вариантов, в том числе нового широкомасштабного военного столкновения. А это, сами понимаете, очень серьезно. В общем, дорог каждый человек, и нужно настраиваться не только на отличную работу на своем месте, но и на то, чтобы в случае нужды заменить ваших старших товарищей.

Заместитель Главного сделал паузу. Никто не шевелился.

— Я только что говорил с Алешей, а потом спохватился: забыл, может быть, о самом важном. А думаю об этом каждый день, — заместитель Главного снова посмотрел в лица ребятам, словно хотел ещё раз убедиться, что все слушают внимательно. — Я часто вспоминаю сейчас Испанию. И вот почему. Это был первый серьезный урок, который пришлось усвоить нашему поколению. Разница, конечно, есть, но, видимо, у каждого поколения своя Испания. Так случилось, что для вас она здесь. И мне хочется попросить вас: будьте достойны того, что выпало на вашу долю.

— Так ведь то была Испания, — тихо вздохнул кто-то.

— Посмотрим, что напишут о вас через тридцать лет, — улыбнулся заместитель Главного, — там тоже были свои сложности.

…Наталья была, конечно, в халате, то ли с вязаньем, то ли ещё с какой-то ерундой в руках. В комнатах царил тот художественный беспорядок, который может создать только четырехлетний ребенок. Лика, по своему обыкновению, штудировала учебник. В общем, не ждали.

— Почему ты не в садике, дочка?

Наталья не дала ей ответить.

— Оля, ступай умываться. Сейчас вы с папкой будете обедать, — голос жены был готов сорваться. — Она вчера принесла из детского сада осколок.

— Какой? — Я спросил так, будто находился в бригаде.

Наталья с трудом сдержалась.

— Не знаю. Я в этом не разбираюсь. Большой. С её ладошку.

Осколок наверняка был от зенитного снаряда. На город пока не упало ни одной бомбы. Правда, это ничего не меняло.

— Отправляйтесь в Москву.

Это было единственным выходом. Не мог же я рассказывать Натлье, к чему мы готовимся, да и кто бы взял сейчас на себя смелость предсказать, как ещё всё обернется.

— В Москву отправится Ольга. Вместе с Ликой. Я остаюсь здесь, — отрезала Наталья.

Значит, тут уже всё решили без меня и спорить бесполезно. В критических ситуациях Наталья кремень. В глубине души, правда, я был ей благодарен. Теперь надо собирать Ольгу. И всё-таки для перестраховки я сказал:

— Учти, наш с тобой отъезд теперь под вопросом.

— Учла, — тем же тоном ответила Наталья.

— Папа, ты обещал зоопарк, — попросила за обедом Ольга.

Мы переглянулись.

— Ты немножко поспишь после обеда и поедем.

— С дядей Ахмедом?

— Дядя Ахмед поехал навестить свою маму. Он очень давно её не видел. А мы поедем на метро.

Убаюканная мечтами о зоопарке, Ольга уснула легко, без сказок и уговоров.

— Хорошо бы уехать всем вместе, — вздохнула Наталья.

— Черта с два я теперь уеду! Я буду землю зубами грызть, пока мы с ними не посчитаемся. В том числе и за Рафика.

Я подошел к Наталье, положил ей руки на плечи. Она никогда не плакала при мне, а сейчас уткнула голову мне под мышку и тихонько, без слез, всхлипывала. Вря т, ли она могла сама сказать, чего больше было в её душе — страха за Оленьку или тревоги за меня. Наташа находилась в полном смятении, и я её понимал, понимал также, что ей будет ещё тяжелее, когда дочь уедет. Наташа подняла глаза и сказала:

— Отправим Олю, и я буду ездить с тобой.

— Я переодену тебя в форму, и ты станешь кавалерист-девицей, — хотел отшутиться я и осекся, столько грусти было в глазах у жены.

— Не надо шутить, Алеша. Просто я очень люблю тебя и всё время буду тебя ждать.

— Тебе будет одиноко. Может, всё-таки в Москву?

— Там будет ещё хуже.

— Тогда не вешай носа, вытри слезы и веди себя, как положено жене солдата.

Хотелось утешить Наташу, усадить её на колени и гладить по голове как ребенка, а вместо этого я приказывал ей быть спокойной, зная, что приказ подействует сейчас лучше всяких утешений.

Мы помахали Наташе рукой, я подсадил Оленьку в вагон, метро тронулось. Собственно, это не метро в нашем понятии, а просто быстроходный трамвай, трамвай-экспресс. Но в городе, где до сих пор сохраняются настолько музейного вида трамваи, что диву даешься, эти японские вагоны метро с чистыми сиденьями из красной или зеленой искусственной кожи, лампами дневного света, вместительные и быстроходные, кажутся великолепным достижением. К тому же они не так разбиты и помяты, не чихают и не чадят вонючими отрыжками дизельного топлива, как автобусы, а лишь изредка сбрасывают со своих дуг бенгальские огни.

Я усадил Ольгу к окну, а сам, по московской привычке, качался вместе с толпой в такт стуку колес, уступив место симпатичным студенткам. За Ольгу я не беспокоился. Благодаря голубым глазенкам и золотистым волосам, перехваченным огромным бантом, она пользовалась сногсшибательным успехом. Мне оставалось скромно стоять в стороне и пытаться на ходу уловить смысл чужого разговора или просто подглядеть и постараться домыслить чужую и не совсем понятую жизнь.

Функция метро не ограничивается тем, что это общедоступное средство передвижения. Это ещё и лавка на колесах, в которой можно приобрести множество нужных и ненужных предметов. Мелочные торговцы-разносчики словно и не покидают вагон, если не обращать внимания на их возраст и ассортимент товаров. Облик и одежда примерно одинаковые. Ноги босые или обуты в сандалии из пластика. На плечах — грязная, заношенная, длинная до пят национальная рубаха, зимой, когда по вечерам бывает прохладно, сильно потертое пальто, купленное на толкучке, на голове что-то вроде тюрбана или лыжная шапка. У мальчишек то же самое, но зачастую они щеголяют в пижамах, как и большинство детей из бедных семей.

И взрослые, и мальчишки, проходя вдоль вагона, громко, чтобы дошло до каждого, объявляют товар и его цену, держа лоток на одной руке, и иногда для убедительности и соблазна суют товар в нос пассажирам. Продают всё, что угодно: сигареты, газеты, лимоны, леденцы, бритвы, карандаши и ручки, расчески, дешевые игрушки — и внимательно следят за публикой: вдруг кто-нибудь призывно крикнет или махнет рукой.

В глазах у взрослых застыла тоска, отрешенность или скорее всего покорность несчастливой судьбе. Нет работы для сотен тысяч рабочих рук, а это всё же работа, можно за день изнуряющей беготни и надоевшего до хрипа возгласа «Сигареты! Покупайте сигареты!» заработать себе на бобы и лепешку, пару тех же сигарет и чашку чая с молоком в дешевой кофейне. Всё-таки жизнь идет, надо терпеть и надеяться.

Мальчишки, конечно же, смотрят на жизнь веселее. Неугомонные и, кажется, неутомимые, они пробегают по вагону, держа под мышкой пачку газет, одна газета наготове в руке, громко выкрикивая название. Часто вскакивают в вагон по двое на многолюдных остановках, соревнуются, кто обежит вагон быстрее, потом, сойдясь у дверей, тихо о чём-то беседуют, постукивают босыми ногами по стойкам, смеются, подбирают с пола окурки покрупнее. На следующей остановке выходят, ждут поезда, глазеют по сторонам: заметив прохожих, кидаются к ним наперегонки.

Они ещё не отягощены заботами отцов семейства, о другой жизни знают понаслышке, предпочитают в свободное время гонять тряпичный мяч по пыльной улице, кажется, нимало не задумываясь о будущем. Школа для них недоступна, потому что надо помогать семье, и это естественно для них, как дыхание. Невозможно спокойно смотреть на семилетнего малыша, который вполне серьезно, толково и рассудительно объясняет полной даме в браслетах, что лучших лимонов, чем у него, ей не найти. Отсчитывает сдачу и идет дальше, громко предлагая свой товар.

Освободилось место рядом с Ольгой, и я присел на сиденье. Поправляя дочери бант, я почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Интеллигентного вида пожилой человек в недорогом, но опрятном костюме, при белоснежной рубашке и галстуке, внимательно рассматривал меня добрыми глазами за чуть зелеловатыми стеклами очков, как бы выясняя мою позицию, ища в моих глазах презрение или жалость, печаль или насмешку. Думаю, что он увидел в них подтверждение своих мыслей и потому решился, протянул руку и представился:

— Хаким Халед, инженер.

Я назвал себя.

— Едете в город?

— Хочу ещё раз показать дочке зоопарк, она уезжает домой.

— Тогда вам скоро сходить, а я бы хотел ещё раз встретиться с вами.

— Ничего не могу обещать.

— Понимаю. Я оставлю вам свой адрес и телефон.

У нас было мало времени, и мы сразу пошли к жирафам, постояли, любуясь грациозными движениями их шей и тем, как они изящно прогуливаются по лужайке и, полуприкрыв большие, с длинными, словно подкрашенными ресницами глаза, о чем-то думают, стоя рядышком.

Местный зоопарк хорош ещё и тем, что посреди высоких деревьев и тщательно подстриженных кустов не слышно гомона площадей и базаров. Здесь можно растянуться на траве, посмотреть на животных, поболтать не спеша, выпить чашечку кофе или стакан холодного сока, поглядывая на забавные мордочки обезьян, колония которых располагается рядом с кафе, за стеной.

Кафе попалось как нельзя кстати. Что-то мучило меня вот уже несколько дней и наконец осенило.

— Мне нужно позвонить по телефону, дочка.

— А гиппопотам?

— Успеем.

Я усадил Ольгу за столик и подошел к стойке.

— Телефон, два сока и кофе.

Бармен принес телефонный аппарат, поставил на стойку и включил штепсель в розетку. Я набрал номер и, услышав в трубке знакомый хрипловатый бас, забыл поздороваться.

— Сами, ты можешь сейчас приехать в зоопарк?

— Это ты, Алеша?

— Да.

— Где ты?

— У обезьянок, но сейчас пойдем к гиппопотаму…

— А, ты с дочкой… Выезжаю.

Семейство гиппопотамов состояло из огромного папы, солидной мамаши и трех отпрысков, каждый размером с маленький «фиат». Ольгу, конечно, пропустили за ограду, и, стоя на бетонной стенке, она долго смотрела, как все пятеро ныряют в большом водоеме. Служитель постучал палкой о стенку и дал ей несколько сладких картофелин. Гиппопотамы подплыли, оперлись передними лапами о край бассейна и разинули огромные розовые пасти.

— Ну, конечно, так я и думал, очаровательная маленькая блондинка. — Рядом со мной стоял Сами. Я даже не слышал, как он подошел.

— Спасибо, что приехал.

— Знакомь с дочкой, и пойдемте смотреть слона. — Сами, казалось, не удивился, что я вытащил его из дома в первый за целый месяц выходной.

— Оставим слона на потом…

— Выкладывай. Ты в очередной раз влюбился? — Шутка вышла немного грустной.

— Понимаешь… Я как-то не решился сразу сказать тебе, хотя и надо было. Да и Фикри…

— Ну что ты ходишь вокруг да около! Мы же друзья, Алеша, друзья.

Выслушав меня, Сами задумался. Потом сказал:

— Фикри правильно сделал, что промолчал. Парень он, оказывается, умный и осторожный. А вот ты поступил по-мальчишески. Ещё бы, прости меня, поклялся страшной клятвой, что никому не расскажешь.

Только теперь я понял, какого свалял дурака, что не поговорил с Сами раньше.

— Ладно, не расстраивайся. Жаль, конечно, много времени упустили. Да и я хорош. Ведь чувствовал, что дело серьёзное. Ничего, есть профессионалы, они этим займутся. Пошли к слону.

— Не сегодня, Сами.

— И то верно. Я ещё не видел жену. Правда, у меня есть время, — рассмеялся Сами, — не терзайся.

Дома нас ждал полный блеск и парадный ужин. Я даже почувствовал себя неловко от обилия тарелок, фужеров, вилок и ножей. Ещё немного, и я бы забыл, как всем этим пользоваться.

За ужином Ольга развеселилась и затараторила.

Я слушал её, отвечал на пулеметные очереди вопросов и гадал: что это — второе дыхание или последний всплеск перед сном?

— Скорее бы она уснула, — тихонько шепнула Наташа, — когда тебе?

— В 23.00 нужно быть там.


8 ДЕКАБРЯ


Титов начинал потихоньку сдавать. Сумасшедшая гонка последних двух недель могла свалить любого. Днем мы мотались по строящимся позициям, которые уходили всё дальше от города в сторону линии прекращения огня, а ночью ставили ракетчиков на уже готовые с тем, чтобы к рассвету они влились в систему ПВО и были готовы к бою.

Спали и ели урывками, где придется. Давненько уже не удавалось попробовать отбивных котлет, изготовленных заботливой Татьяной Ивановной. Сидели в основном на консервах, которыми отоваривались в попадавшихся по дороге городишках.

Я уступил Титову своё место на заднем сиденье «уазика», и он иногда дремал, привалясь к запасному колесу и накрывшись солдатским одеялом. Четыре года войны, ранение и две тяжелые контузии давали себя знать, и мне изредка удавалось уговорить его не вылезать из машины, поспать подольше. Всё равно я теперь знал эти позиции как свою московскую квартиру.

Мы спешили, потому что противник почувствовал, что готовится что-то серьезное.

Даже в те редкие несколько часов, что я мог прилечь и спокойно поспать, перед глазами бежала черная лента дороги, и по обе стороны от неё пустыня, выхватываемая из чернильной ночи фарами нашего «уазика». Ослепленные ярким светом, из желтого через черное и снова в желтое серебряными комочками быстро прыгали маленькие тушканчики и тут же растворялись в песке.

Когда небо начинало светлеть, тушканчики исчезали и в утренней густой синеве постепенно оживал рельеф пустыни, то ровный как стол, то слегка всхолмленный. Если рассвет заставал нас на позиции, начинались суета и спешка, и бывало, что счетверенные зенитные установки прикрытия вспарывали светлеющее небо красными точками-тире трассирующих очередей. У людей нервы были на пределе, и они стреляли по всему, что могло летать, или просто на звук. Известно, что на войне самое страшное — ожидание, вот и мерещилась всякая всячина, особенно первое время. Потом как-то привыкли.

Ракетчикам всё же было легче. После изнурительного ночного марша и неразберихи первых часов они успокаивались и начинали обживать свой новый дом. Через сутки вступала в железные уставные рамки обычная армейская рутина, когда каждый знает своё место и чувствует локоть соседа, за дежурством следует отдых, а за обедом — ужин.

Мы же то здесь, то там, и наш почти забытый палаточный уют казался теперь недосягаемой роскошью, этаким волшебным восточным шатром, а домом стал «уазик», забитый доверху всякой механической всячиной, захваченной из бригады предусмотрительным Ахмедом.

Можно понять, как я обрадовался, когда один из батальонов отправили строить сложную дорогу в горах километрах в двадцати по прямой от штаба бригады. Учитывая, что батальоном командовал Фаиз, а может быть, именно поэтому, туда уехал и Сами. Дивизиону нужно было срочно занять позицию на горе, перетащив часть техники заранее, не дожидаясь окончания работ.

Титов хотел своими глазами посмотреть, как идут дела, но его неожиданно вызвали к Главному, и он поручил это мне, а командир подкинул к нам в «уазик» какое-то сложное оборудование для буровзрывных работ. Словом, такой вариант устроил всех и меня тоже — было полезно сменить обстановку, и в особенности пейзаж, уже много дней остававшийся предельно однообразным.

Дорога ещё раз подтверждала ненадежность и обманчивость прямых линий. Если бы здесь был Титов, он бы уже сто раз проклял всё на свете, в особенности штабных крыс, которые, сидя по кабинетам в уютно нагретых одним местом креслах, наугад тычат в карту пальцами, изображая из себя стратегов. И я бы был на его стороне. А теперь я наслаждался тишиной и суровым безлюдьем, окружавшими меня.

Дорога немыслимо петляла, то карабкаясь вверх, то снова спустившись, пропадала совсем, и мы ехали по ущельям вдоль русла давно пересохших рек, оживавших теперь один или два раза в году во время дождей. Пейзаж был фантастическим хотя бы потому, что оставался нетронутым со дня сотворения мира. Он и притягивал к себе первозданной дикостью и одновременно пугал хаотическим нагромождением внушительных глыб, гигантскими разломами, обнажавшими разноцветные каменные породы. Казалось, что люди куда-то ушли, растворились во тьме веков и, как тысячи лет назад, здесь хозяйничали только солнце, ветер и редкие, но злые до бешенства потоки вспененной воды.

Мы с Ахмедом, не сговариваясь, облегченно вздохнули, когда, одолев последний перевал, вырвались наконец на большое ровное плато, по которому шла хорошо накатанная колея. Здесь по крайней мере были видны следы человеческой деятельности. Кое-где на вершинах гор торчали антенны, радары искали цель в бездонном куполе неба, а у подножия виднелись редкие палатки кочевников, пасших на этом плато своих неприхотливых верблюдов.

И всё-таки фантастика не хотела отпускать нас. На повороте дороги как из-под земли возникла фигура в черном монашеском одеянии и черном же клобуке, жестом руки просившая остановиться и подвезти. Откуда здесь взяться монаху? Я вопросительно посмотрел на Ахмеда, но тот недоуменно пожал плечами.

— Вы не могли бы подвезти меня до деревни? Это пять километров отсюда.

Я открыл заднюю дверцу.

Монах рассказал, что служит в монастыре в горах, где, по преданию, скрывался от преследований Иисус Христос.

— Сколько же ему лет? — наивно спросил я, имея в виду монастырь.

— Около двух тысяч, — с достоинством ответил монах и понимающе улыбнулся. Его прощальное напутствие прозвучало вполне актуально: — Вы, вероятно, атеист, сын мой. Но вы и ваши товарищи делаете благое дело, защищая слабых и обиженных. Мы будем молиться за вас.

Мне вспомнились строчки Симонова: «…за в бога не верящих внуков своих», и я вежливо ответил:

— Спасибо, святой отец.

Солнце показывало полдень, когда вдали забелели армейские палатки. На то, чтобы проехать двадцать километров по карте, в действительности ушло три с половиной часа.

Сами встретил меня вопросом:

— Ты привез переносные буры?

— Целых три.

— Слава богу, значит, успеваем.

— А что, разве их нужно ставить сегодня?

— Ах да, ты же ещё ничего не знаешь, — расхохотался Сами, — сегодня свадьба у Фикри. Мы должны быть в городе самое позднее в восемь вечера. За Титова не волнуйся, его найдут. Пойдем знакомиться с ракетчиками, и за работу.

За те два дня, что батальон находился здесь, они практически сделали дорогу. Оставался гребень шириной метров в десять, вылезавший из мягкой породы как огромный твердый ноготь. Его нужно было рвать динамитом. Привезенные мной буры с ходу пошли в дело, и скоро загремели взрывы, мощным эхом отдаваясь в окрестных горах.

Солдаты работали четко и слаженно. Да и Фаиза будто подменили. Вместе со всеми он закладывал динамит в шурфы, без труда разбираясь в сложном хитросплетении проводов, после команды «В укрытие!» внимательно следил, чтобы все солдаты отбежали и спрятались под нависавшей козырьком скалой, и только убедившись, что на гребне никого не осталось, крутил ручку взрывного механизма.

В штабе неплохо знали своё дело и, находясь за полсотни километров отсюда, нашли единственно правильное решение. Эта позиция становилась ключом к противовоздушной обороне города, так как теперь ни один самолет, даже идущий на предельно малой высоте, не мог остаться незамеченным.

— Дошло? — воскликнул торжествующий Сами.

Ракетчики выглядели именинниками. Сами окончательно покорил их, непостижимым для меня способом перетащив через гребень пару бульдозеров, которые заканчивали сейчас обсыпку последних укрытий.

— А как тебе Фаиз? — выложил ещё один козырь Сами, когда мы устроились покурить в пустом пока штабном бункере.

— В тебе погиб великий педагог, Сами, — попробовал я пошутить, — я причисляю Фаиза к разряду трудновоспитуемых.

— Э, нет, Алеша, всё гораздо сложнее, — Сами не принял шутки. — Фаиза перевоспитать невозможно, его можно заставить работать, применяя в зависимости от обстоятельств кнут или пряник. Воспитывать нужно его детей и внуков, но для этого необходимо иметь четко выраженную систему идей, перспективу развития страны.

Сами говорил медленно, тщательно подбирая слова, и я внимательно его слушал.

— Только в этом случае, — продолжал он, — государство сможет воспитать людей, способных работать, воевать, жертвовать собой ради будущего нации.

— А что же происходит сейчас? Ради чего они идут на смерть?

— Наши народы разделяют религия, история и обостренное чувство национализма. Так это выглядит с точки зрения, скажем, твоего Ахмеда и сотен тысяч других, не умеющих читать и писать. На самом деле борьба, как и во всем мире, идет между прошлым и будущим. Это понимают не все, но такие, как Фаиз, понимают.

— Ты рассуждаешь как коммунист.

— А я и есть коммунист, — сказал Сами, — тебя это удивляет?

— Нет, просто мы никогда не говорили до конца откровенно.

— Так вот, чтобы закончить о Фаизе. — Сами закурил новую сигарету. — Фаиз мечется между прошлым и будущим. Он будет работать и будет воевать, внутренне сопротивляясь этому всеми фибрами своей души, так как знает, что эта война идет и против него тоже.

— Ты прав.

— Кстати, я поговорил с ним. Прижал его к стенке. Насчет Абу Султана ты скорее всего не ошибся. Виллу проверили. Хозяин уехал. Куда — неизвестно.

— А ресторан?

— Функционирует, как всегда. Там же есть управляющий.

— Ты знаешь, Сами, мне кажется, вам сейчас сложнее, чем было нам в 17-м.

— Идейно да, у вас всё было ясно, по крайней мере, кто есть кто. Материально нет, без 17-го здесь была бы рядовая колония, неважно чья, и твой покорный слуга сгнил бы в тюрьме.

— Но ты уверен, Сами, что, когда наступит мир, вы пойдете вперед, а не назад?

Сами ответил мгновенно, наверное, не раз спрашивал себя о том же.

— Нет, не уверен. Скорее всего не сразу.

Да, тут как с сегодняшней дорогой. Одно на карте, а другое в жизни. И ещё один вопрос я не мог не задать:

— Тебе тяжело одному?

— Тяжело. Хотя я и не один. И ещё у меня есть вы с Титовым.

— Мы не вечны.

— Ничто зря не пропадает, Алеша. И дело даже не в том, что вы научите нас обращаться с современным оружием. Это в конце концов могли бы сделать и другие. Вы живой пример реально существующего нового мира. Сам факт, что вы такие же люди, как и все, без рогов, как ещё недавно твердили фанатики, и даже добрее, проще и лучше, чем многие здесь, уже работает на нас. Вот тебе ещё одно объяснение, почему Фаиз с тобой, в отличие от других офицеров, неровен, то держится дружески, то сух и официален. В душе, я думаю, он ненавидит и вас и нас с командиром, но вас больше. Командира или меня он ещё надеется когда-нибудь поставить на место, а вас — руки коротки.

— Знаешь, Сами, чего мне больше всего сейчас хочется?

— Скажи.

— Встретиться с тобой в Москве.

— Сначала встретимся на свадьбе у Фикри, — отшутился Сами.

Шутка прозвучала немного грустно. У меня на языке вертелся ещё один вопрос, но я отложил его до вечера.

В три часа с гребнем было покончено, и по дороге пошла техника. Можно было собираться домой. Сами отдал последние приказания, мы попрощались с офицерами и поехали. В дороге Сами вел себя так, будто никакого разговора у нас не было, и я понял и оценил его осторожность.

Прежде всего я по привычке заскочил к Титовым. Каким-то образом Татьяна Ивановна была в курсе дел, в доме пахло парфюмерией и в беспорядке валялись предметы женского туалета. Один только титовский парадный костюм, висевший наготове с внешней стороны гардероба, являл собой пример мужественности и порядка в окружавшем его хаосе. Я был готов к встрече с семьей.

— Папа, почему после тебя в ванной остается песочек? — это был первый вопрос дочери, так как по приезде я сразу проскочил мыться.

— Потому что я уже старенький, Оля.

— Надо подобрать сногсшибательный подарок и самые лучшие цветы, — отсмеявшись, сказала Наташа. — Ваш Фикри, наверное, смелый парень, если женится в такое время.

Местные свадьбы лишены нашего тесного застолья, криков «Горько!», громких песен и несметного количества еды и питья. Зато они лишены также подвыпивших и просто пьяных гостей и, как следствие, неизбежного выяснения отношений. Всё происходит гораздо более чинно и, я бы сказал, основательно. К моменту свадьбы решены все сопутствующие событию вопросы, а именно, кто покупает молодым квартиру, кто мебель, а может быть, и автомобиль. Если финансы этого не позволяют, нанимается меблированная квартира со всем необходимым. И семейная жизнь начинается на следующий же день после торжества.

Когда мы вошли в ресторанный зал, все столики были уже заняты, но командир и Сами дожидались в дверях. На эстраде стояли раззолоченные стулья для родственников. В центре в высоких креслах, напоминавших тронное место, утопали Фикри с невестой, похожей в своем подвенечном платье на Дюймовочку. Мы поздравили молодых и уселись за столики. Вскоре наши жены осмотрелись, оживились и пошел международный женский разговор.

Сами подмигнул и, как факир, вытащил откуда-то бутылку джина.

— Ну как, это будет по-русски?

— И мне водички, — попросила Ольга.

— Ты будешь пить сок, — ответила мама, не потерявшая бдительность.

Было весело, вокруг сидели друзья, стряхнувшие с себя напряжение последних дней. И хотя до конца было далеко, свадьба Фикри, этот праздничный гомон и смех рождали чувство уверенности в будущем.

Программа свадебного торжества включала, кроме закусок и прохладительных напитков, концерт и танцы. Перед концертом молодые обходили гостей.

Будущий отец семейства наотрез отказался пригубить джина.

— Мы присоединимся к вам, как только начнется концерт, — сказал он.

— Смотри, Фикри, как бы тебе не пришлось заменить джин водкой, — я пошарил в объемистой Наташиной сумке и показал ему этикетку.

Сегодня даже Ольга была на высоте, и мы не пожалели, что взяли её с собой. Не успели новоиспеченные супруги устроиться рядом с нами, как она тут же выдала самое наболевшее:

— А вы уже купили себе дочку?

— Мы сначала купим сынишку, — серьезно ответил Фикри.

— Это тоже хорошо, — одобрила Ольга.

Прощаясь, Фикри успел шепнуть мне: «Я всё равно поймаю их, вот увидишь!»

У выхода я улучил момент и спросил Сами:

— Ты случайно не знаешь некоего Хакима Халеда?

— Знаю. Откуда ты… — Сами немного замялся, потом сказал: — Мы поедем к нему. Когда все будет позади.


15 ДЕКАБРЯ


Мы с Титовым ехали к линии прекращения огня, причем впервые за много дней по прямой, и я воочию убедился в правильности его предсказаний. Теперь каждый день приближал нас к развязке. Оставалось сдать последние полтора десятка позиций, и всё. Правда, как будет выглядеть это «всё», оставалось для меня не совсем ясным.

Ясно было одно — мы сделали всё, что могли, и даже больше. Пустыня, тысячелетиями дремавшая под жарким солнцем, стряхнула с себя расслабляющую истому и была готова защищать своих сыновей. Было бы, конечно, в тысячи раз лучше, если бы по её потемневшей от старости коже протянулись вены оросительных каналов, неся в себе простейший и вечный эликсир молодости — воду. А пока пустыня ожила для того, чтобы снова, в который уже раз, похоронить в себе врагов.

Накануне Титов преподал мне ещё один наглядный урок по вопросу о превратностях судьбы. Вечером я долго уговаривал его заночевать в прифронтовом городе. Несмотря на то, что линия прекращения огня проходила всего в нескольких километрах от его кварталов, там по-прежнему работала офицерская гостиница. Но ни белоснежные простыни и ванна, ни вкусный ужин не соблазнили Титова. Он наотрез отказался ночью ехать в город.

— Дорога простреливается, — упрямо твердил Титов.

— Так днем она ещё лучше простреливается! — Я не видел никакой логики в титовском упрямстве.

В результате мы заночевали во фронтовой инженерной бригаде в пустом блиндаже, где, кроме голых коек с металлическими сетками и керосиновой лампы, ничего не было. Пустыня вокруг показалась мне мрачной и враждебной, не то, что у нас в лагере, где она при ярком свете луны, казалось, исходила мягким серебристым сиянием. Может быть, неприятному впечатлению способствовало изрядное количество крыс в блиндаже, которые почему-то изрезали зубами пластиковое дно моей сумки.

В бригаде все спали, когда мы приехали, и дежурный офицер оказал нам максимум гостеприимства — напоил чаем и угостил ужином, а потом отвел в этот блиндаж. Ночью он больше ничего для нас сделать не мог.

Утром дорога подтвердила титовские опасения: километрах в пяти от места нашего ночлега пришлось объезжать солидную воронку. По правую сторону от полотна валялся искореженный мотор грузовика, по левую — рама с обугленным кузовом.

Титов тактично промолчал. Ночью мы ничего не слышали, да и взрыв ракеты, наводящейся на тепловое излучение мотора, вряд ли был громким.

Для того, кто впервые ехал этой дорогой, она осталась бы в памяти просто черной полоской асфальта, нагретого палящими лучами солнца до температуры утренней сковородки и приятно контрастирующего своим цветом с окружающей яично-желтой пустыней. Простенькая ассоциация для заскучавшего туриста перед тем как достичь цели путешествия — прекрасного до волшебства города на берегу бирюзового залива, где можно до бесконечности отдаваться ассоциациям, сидя в бассейне, наполненном целебной водой, или валяясь на золотом песочке пляжа.

Всё это было. И всего этого уже не было.

Пустыня покрылась шрамами фронтальных и рокадных дорог, по которым изредка пылил «уазик» или грузовик, но которые могли в любую минуту предоставить свою утрамбованную и затвердевшую, как камень, глину десяткам разнообразных машин. Изредка виднелись курганы ракетных позиций, увенчанные не знающими усталости радарами. Всё остальное — и люди, и техника — ушло под землю, растворилось в море песка.

А город на берегу залива лежал мертвым. Сразу за его окраиной песчаные пляжи уродовали стрелковые ячейки и пулеметные гнезда, а бирюзовые воды несли в себе огромные рогатые шары, терпеливо подстерегавшие добычу.

Не думаю, что есть более леденящее душу зрелище, чем улицы покинутого жителями города. Он не был сильно разрушен или, боже упаси, сметен с лица земли. Те повреждения, следы которых несли на себе его здания, можно было принять и за последствия средней силы землетрясения: в них не было ярко выраженной специфики войны — больших пожаров и снарядных и пулевых оспин. Жителей выгнал отсюда страх, и они покинули свои дома, не желая даже думать о возможности продолжать жизнь под пятой оккупантов.

Сменив гражданскую одежду, город стал фронтом, передовой со всеми вытекающими отсюда последствиями.

У Титова была здесь своя задача, в детали которой он меня посвящать не собирался. Он искал что-то на карте, потом Ахмед медленно вёл машину по городским улицам. Иногда мы останавливались, и Титов обходил то или иное здание сначала кругом, потом заглядывал внутрь.

Я ни о чем не расспрашивал Титова. Мне было вполне достаточно того, что, как в немом фильме, проходило у меня перед глазами. Ахмеду то и дело приходилось объезжать груды обломков, бывших когда-то человеческими пожитками, и тогда он ехал по тротуару, почти прижимая машину к стенам домов. Железные шторы, закрывавшие витрины на первых этажах, были сорваны или причудливым образом покорежены взрывной волной, и, заглянув внутрь, можно было догадаться, чем здесь торговали.

Когда я выходил одновременно с Титовым, чтобы размять ноги, под подошвами сапог противно скрипело стекло. Толстое витринное смешалось с оконным, покрылось слоем песка, пыли и мусора из покинутых квартир. Откуда-то появлялись уже успевшие одичать собаки и с опаской подходили, нервно втягивая в ноздри полузабытые запахи человеческого тепла и пищи. Они останавливались в нескольких шагах и застывали, словно предаваясь воспоминаниям. Те, которые родились и выросли без человеческой ласки, лишь скалили желтые клыки из темнеющих дыр подъездов с сорванными дверьми. Город теперь принадлежал им, и они не хотели его уступать.

Всё это: и дома с пустыми глазницами окон, и брошенные впопыхах человеческие пожитки, и собаки, хозяйничающие в городе, — походило на кошмарный сон или на декорации к какой-то жестокой пьесе. Да это и были декорации той пьесы, что вот уже тысячелетия не сходит со сцены и не меняет своего страшного названия — «война».

Мы проехали город из конца в конец, не обменявшись ни единым словом, и покатили дальше на север вдоль линии прекращения огня, на которой вот уже много месяцев не прекращался этот самый огонь.

На следующей нашей остановке Титов приказал Ахмеду поставить машину в стороне от дороги. И мне:

— Тебе со мной ходить не обязательно, они проводят, — Титов показал глазами на вышедших из штабного блиндажа офицеров.

Несмотря на титовское суровое немногословие, я прекрасно понял, что он просто бережет меня от опасности, и взорвался:

— А в последний путь тебя кто проводит? Тоже они? — Впервые я обратился к Титову на «ты», и он слегка растерялся. — Нечего играть в благородных девиц.

— Ну ладно, что ты, пошли, — успокоил он меня, как ребенка, который хотел пойти с папой на футбольный матч.

— Идите след в след. Здесь минное поле, — предупредил один из офицеров и пошел впереди, слегка пригибаясь.

Вообще-то последние дни на той стороне вели себя сравнительно тихо. Такая тишина случается летом, в ясный солнечный день, когда вдруг ни с того ни с сего замолкают птицы и листья осин и берез прекращают свой шепот. Человек всё ещё радуется прекрасной погоде, а природа уже примолкла в преддверии грозы, хотя тучи даже не успели высунуть краешек черного лоскута из-за горизонта. Обманчивая тишина.

На нас, правда, не распространялся зыбкий закон этой напрягшейся тишины, и Титов вёл себя так, как и положено на передовой, не забывая при этом жестом показать мне, что нужно делать — ползти, перебегать или ложиться. Мы и так представляли собой отличную мишень, а стоило остановиться на несколько мгновений, и любой средней руки снайпер, вооруженный винтовкой с оптическим прицелом, мог выбирать, в какой глаз влепить пулю — в правый или левый.

Титов занимался тем, что на уставном языке называется рекогносцировкой на местности, а в книжках про войну — разведкой. Только в книжках разведчики обычно добывали «языка», а Титов то, что добывал, помечал на своей карте.

Так мы проехали вдоль линии прекращения огня километров шестьдесят, и наши упражнения в топографии, видимо, успели надоесть на той стороне, потому что когда мы остановились в шестой или седьмой раз, и что мне очень понравилось, в какой-то безымянной деревушке, глинобитные строения которой могли служить прикрытием, а невысокий минарет наблюдательным пунктом, из блиндажа вслед за офицерами вышли солдаты с ручными пулеметами, а справа и слева от нас расчехляли безоткатные орудия.

— Они готовятся выкатить танки на прямую наводку, — сказал один из офицеров, видимо, тот, который должен был нас сопровождать.

— Успеем, — ответил Титов.

— Мы откроем огонь, как только они их выкатят, — сказал старший.

Проскочив на рысях деревушку, мы так неожиданно для себя оказались на открытом пространстве, что без всяких жестов одновременно шлепнулись в теплый песок и замерли, вглядываясь в неширокую полоску ничейной земли, естественные возвышения которой были искусно подсыпаны с той стороны и превращены в огневые точки и укрытия для танков. Об их присутствии можно было догадаться по легким сизым облачкам выхлопных газов, поднимавшихся вверх над линией укреплений.

Когда мы вернулись, мне показалось неосмотрительным покидать эту глинобитную иллюзию безопасности, тем более что офицеры справедливо утверждали, что все дороги пристреляны противником с точностью до сантиметра, но Титов вдруг улыбнулся странной на вспотевшем, с приставшими песчинками лице мальчишеской улыбкой:

— Так уж и все пристреляли.

Офицеры переглянулись.

— Есть тут одна запасная дорожка, — сказал Титов, — прямо в город. — И показал жестом Ахмеду: — Вылезай!

Титов сел за руль, посадил рядом меня с картой в руках, и мы погнали прямо в пустыню. Обалдевший Ахмед трясся на заднем сиденье: Титов управлялся с машиной как-то лихо, по-кавалерийски.

Всё оказалось точно. Дорога была, правда ею уж давно никто не пользовался. Дорога слилась с пустыней, и следовать её поворотам мог только человек, обладавший незаурядным чутьем, выработанным многолетней привычкой к опасности.

Титов затормозил сразу за первыми домами небольшого пыльного городка. Ни одного выстрела сзади не последовало.

— Это была предпоследняя точка, — сказал Титов, вылезая из машины. — Последняя будет самой спокойной. А сейчас давайте перекусим. — И попросил: — Промысли, Алеша, чего-нибудь прохладительного.

Я взял с собой Ахмеда, и мы постучались в первый попавшийся дом. На глинобитном, тщательно подметенном полу копошились двое малышей. Девочка постарше собирала в углу глиняную посуду в большой металлический таз, чтобы помыть её после обеда. Кроме полок для посуды и огромной кровати, похожей на нары, в комнате ничего не было. Поднявшийся с кровати старик объяснил Ахмеду, где находится лавка. Мы вышли.

— Мы жили точно так же, когда я был маленьким, — сказал Ахмед.

— А потом?

— Потом я выучился на шофера, и мы переехали.

— Что ты будешь делать, когда всё закончится?

— Может быть, останусь в армии, а если нет, устроюсь механиком. Мои дети будут учиться.

— Значит, выбрал всё-таки невесту?

— Ещё нет, — схитрил Ахмед, чтобы оправдать свои будущие отлучки.

Последняя точка оказалась действительно спокойной. Это была персиковая роща, по ней ходил старик крестьянин и аккуратно складывал созревшие персики в большую корзину, не обращая никакого внимания на остовы нескольких сгоревших грузовиков и парочку подбитых танков, стоявших среди невысоких персиковых деревьев. Мы прошлись по роще, осторожно выглядывая из-за деревьев, и я подошел к старику и угостил его сигаретой.

— Это твоя роща?

Старик утвердительно кивнул головой.

— И ты не боишься? — Я показал на танк с разбитой башней и сползшей гусеницей.

— На всё воля аллаха, — ответил старик, — я уже стар, чтобы бояться. Да сохранит он ваши дни, — старик приложил руку к сердцу и низко поклонился.

— Спасибо, отец.

Старик протянул корзинку с персиками:

— Выбирайте, угощайтесь.

Обратная дорога всегда кажется короче. Титов даже улыбался, словно ехал домой, а не в наше брезентовое палаццо. Я понял, в чём дело, когда он спросил:

— Слушай, а ничего, если мы в форме завалимся к Абдулу?

— Хуже будет, если мы к нему вообще не завалимся. Я помру с голоду, а отвечать будете вы.

— Командуй, — сказал Титов, и мы въехали в город.

Абдул — старший официант небольшой чистенькой шашлычной, которую мы с Титовым облюбовали для наших холостяцких вылазок. Таких заведений с десятком столиков в городе, наверное, сотни, практически в каждом микрорайончике. В нашем микрорайончике самым миниатюрным, чистым и симпатичным было заведение, где работал Абдул.

Состоит оно из прихожей, где справа находится очаг и мраморный прилавок для разделки мяса и овощей, а слева касса с телефоном и радиоприемник над ней. Тут же шкаф для посуды и эмалированных кастрюль с острыми маринованными закусками и соусами, за занавеской умывальник. Перешагнув через пару ступенек, попадаешь в зал с шестью столиками, покрытыми разноцветным пластиком. На потолке большой вентилятор. На столах цветы. В противоположной от входа стене устроено нечто вроде витрины, подсвечиваемой разноцветными лампочками. На её полках открытый Коран, бюстик Президента, статуэтки. Над витриной цветная фотография Президента в рамке и два скрещенных национальных флажка.

Слева — занавешенный вход о крошечный отдельный кабинетик, отделанный в восточном стиле, насколько его понимает хозяин заведения. Стены расписаны зелеными, красными и золотыми узорами, на полу ковер, сидеть нужно на низких пуфах, а стол бронзовый, круглый, с загнутыми вверх краями. В кабинетике гораздо более душно, чем в зале…

Титов почему-то стеснялся своей пыльной военной робы, хотя к Абдулу ходят вкусно и недорого поесть, а отнюдь не демонстрировать туалеты.

Подросток-официант успел только поставить тарелки, положил салфетки и приборы, принес, по местному обычаю, кувшин холодной воды и стаканы, как с улицы донеслись знакомые голоса, и в заведение вошли улыбающиеся Семёнов и Вовка. Завидная синхронность, учитывая, что они занимались тем же, чем и мы, только с севера на юг.

— Вот вы где, — завопил Вовка, — скрываетесь, вместо того чтобы друзей пригласить.

— По этому случаю… — начал Семенов.

— Никаких случаев, — сказал Титов, — мы просто целый день ничего толком не ели. Алеша, зови Ахмеда с его приятелем.

Подошел Абдул, чтобы принять заказ. Я попросил его принести нам салат из свежих помидоров с луком и перцем и маринованный салат из огурцов и редьки с перцем и оливками, потом суп с зеленой фасолью и по полкило шашлыка на брата.

— Хватит для начала?

— Пивка бы, — не унимался Семенов.

— Уже сделано, — мальчик тащил с улицы бутылки с пивом для нас и кока-колой для водителей.

У Абдула можно встретить совершенно разных людей. Сюда иногда заходил одетый в обноски полуслепой старик с маленькой девочкой лет шести — на вид безработный или мелочной торговец из тех, что торгуют в трамваях и на улице грошовым товаром, на который редко найдешь покупателя. Приходили поесть шашлыка окрестные лавочники, хорошо упитанные солидные люди с перстнями на пальцах, не спеша уплетали большие порции, почти всегда без приятелей и никогда с женами. Забегали по двое, по трое молодые ребята из близлежащего колледжа, быстренько обедали и спешили дальше по своим делам. Иногда те же ребята приходили с девушками. Тогда Абдул носил кушанья в кабинетик, а из-за занавески слышался веселый смех.

Сегодня, видимо, в день получки, пришли с соседней стройки рабочие с осевшими за день на лицах и на руках пятнами цемента и песка. Они не набрасывались на еду, а жевали медленно, как бы с трудом. Их мышцы только-только перестали дрожать от целого дня, с рассвета до заката, тяжелейшего, без помощи каких-либо механизмов, физического труда. Они совершенно не обращали внимания на окружающих, говорили о своем.

После сухомятки, а иногда и диеты последних дней мы, наверное, казались людьми с необитаемого острова.

— Вот так бы каждый день, — промычал с набитым ртом Вовка

— Нет уж, лучше сидеть на хлебе и воде, чем каждый день совершать такие вояжи, — отозвался я.

— Ладно вам, — сказал Титов, — всё это мелочи жизни. Бывали ситуации и посложней. Неприятно, конечно, когда ты вроде зайца. Но ведь надо кому-нибудь работать и на будущее.

Это меня заинтересовало.

— Значит, то, что мы делали до сегодняшнего дня, уже пройденный этап?

— В какой-то мере, — уклончиво ответил Титов. — Ты ведь изучал теорию вероятностей?

— Кладете в мешок белый и черный шарики, — протянул Вовка.

— Так вот, — продолжал Титов, не обращая внимания на Вовку, — тот, кто больше предусмотрит этих самых вероятностей, выигрывает.

— А конкретнее? — не отставал я.

— Конкретнее посмотрим недели через две. Рассказал, если бы знал. Но смысл такой: как только инициатива перейдет в наши руки, а это будет после того, как они поймут, что превосходства в воздухе уже нет, надо будет выбирать пути для наступления, чем мы сегодня и занимались. В сугубо предварительном порядке, конечно.

— С тех пор, как это началось, я в каком-то тумане, — попытался я объяснить Титову то, что меня мучило, — мы строим позиции, изрыли уже всю страну, строим дороги и понастроили их бог знает сколько километров. Теперь, кажется, всё. А мне непонятно, что же будет дальше?

— То, что будет дальше, знают сейчас не больше пяти человек. Мы узнаем об этом часов за двенадцать до начала. Не раньше. И не стоит мучиться, Алеша, — Титов положил мне руку на плечо, — мы сделали всё, что от нас зависело. Главное теперь терпение.

— Ты, Алеша, хочешь знать детали, — вмешался рассудительный, как всегда, Семенов. — Их не знает и не может предугадать никто. Но факт остается фактом: налеты прекратились.

— Они ищут противоядие, — предположил Вовка.

— Противоядия нет, — сказал Титов. — Но проверить они попытаются. Не так легко отказываться от уверенности, что ты хозяин положения.

— Не переживайте, ребята, — успокоил Семенов. — Без нас не обойдутся. Хотя бы потому, что мы теперь ориентируемся в пустыне лучше, чем в подмосковном лесочке.

— Спасибо за утешение, — сказал сытый Вовка. — Лесочек бы сейчас пошел на пользу.

На улице уже разноцветным неоном горели вывески магазинов и кафе, у подъездов кинотеатров стояли толпы людей, яркие витрины снова объявляли о распродаже, и к ним, как железные опилки к магниту, тянулись покупатели и зеваки, в ночные кабаки спешили первые туристы, чтобы поскорее набраться экзотики.

— Запомни, Алеша, — Титов обернулся ко мне с переднего сиденья, — труднее всего работать ради будущего. Тем более не просто работать, а рисковать жизнью. Это то же самое, что сажать деревья, которые неизвестно когда дадут плоды

— Лишь бы в конце концов дали.

— Дадут, — уверенно сказал Титов, — обязательно дадут.


18 ДЕКАБРЯ


— Нужно поставить ещё один дивизион, — сказал Титов, — Кроме тебя, ехать некому. Так что собирайся. Вот карта, смотри, — Титов смахнул со стола остатки спартанского завтрака, развернул карту и, не обращая внимания на мое удивленное лицо, стал уверенно водить по ней желтым от крепкого табака пальцем.

— Нельзя ли помедленней? — попросил я, зная, что наверняка заплутаюсь, если не представлю себе весь маршрут воочию.

Титов смерил меня оценивающим взглядом, словно говоря: «А я был о тебе лучшего мнения», и вернул палец на исходную позицию. Он так подробно втолковывал мне маршрут не потому, что волновался персонально за меня. В бригаде действительно остался в наличии только штаб с ротой охраны и управления и две роты из батальона Фаиза. По точкам на карте, где работали подразделения бригады, можно было изучать географию страны.

— Сделаем так, — подытожил Титов. — Поедешь с одной из этих рот. Проследи, чтобы запасли воды и продуктов суток на трое — на всякий случай. Мы с Сами заглянем к вам перед отправкой.

Трогать с места и тормозить — коронные номера Ахмеда. Поэтому часовой в батальоне внимательно следил, не поднимая шлагбаума, как Ахмед выполнит на этот раз свой маневр, и прочухался только тогда, когда я заорал ему в самое ухо:

— Тревога!

Солдат было решил, что неправильно отдал честь, и беспокойно перевел взгляд на Ахмеда, ища совета, как поступить в создавшейся ситуации, но тот сделал вид, что происходящее его никак не касается, и сидел за рулем со сверхсосредоточенным видом.

— Тревога! — повторил я уже тише, солдат бросил автомат за спину и помчался к штабному блиндажу, где висел кусок рельса.

Во всех случаях жизни я предпочитаю количеству качество, поэтому отряд получился таким: сорок шесть солдат, два грузовика с едой, горючим и инструментами, два бульдозера на трейлерах, грейдер и водовозка. Титов возражать не стал, когда я через полчаса позвонил им с Сами и сказал, что всё готово.

Пока Титов осматривал колонну, Сами отвел меня в сторону:

— Там неподалеку должен быть Фикри. Возможно, вы даже встретите его по дороге. Будьте осторожны и смотрите в оба. И ещё, — Сами понизил голос, — Абу Султан из страны не выезжал. Это точно.

— А что их сиятельству делать в пустыне?

— Сейчас всё решается там. За солдат не волнуйся, они свое дело знают. И возвращайтесь, как только закончите.

— Ждем тебя завтра к 11.00, — попрощался Титов.

Как только мы вырвались с грунтовки на шоссе, я остановил колонну и собрал водителей и сержантов. Пользуясь титовской картой, мы ещё раз прошли весь маршрут, договорились, где встречаемся в случае поломки или других непредвиденных обстоятельств, и я отпустил всех, повторив:

— Держите дистанцию не меньше пятнадцати метров, если начнете отставать, сигнальте клаксоном. Что бы ни произошло, встречаемся, где договорились.

Километров через десять я перестал выглядывать в окошко, чтобы убедиться, что все машины на месте. «Чего волноваться-то, — успокаивал я себя, — солдаты как солдаты. Ты их знаешь не один месяц. Только что говорят на другом языке, вот и вся разница». И всё-таки под ложечкой посасывало. Я хотел выполнить задачу тютелька в тютельку и вернуться точно в 11.00 и уже представлял себе, как будет улыбаться довольный Сами и добродушно ворчать Титов, обнаружив какое-нибудь отклонение от устава.

Известно, что однообразие утомляет больше всего. Всё та же пустыня, та же черная лента дороги, от которой змейками поднимается вверх горячий воздух, и от этого начинает мерещиться, что мы вовсе не едем по дороге, а плывем по какой-то странной бесконечной реке под убаюкивающее урчание мотора, и голубое небо без единого облачка тоже не имеет конца, как и желтый безбрежный песок.

Встречных машин не попадалось от самого города, и поэтому мы с Ахмедом с интересом вперились в быстро приближавшуюся, но пока ещё бесформенную точку. Через минуту она уже напоминала очертаниями какое-то странное горбатое чудище на колесах. Бульдозер на трейлере.

— Наш, — сказал глазастый Ахмед, — Ибрагим, здоровый такой.

Я отрицательно помотал головой.

Ахмед для наглядности надул щеки, но получился не здоровый, а толстый, и тогда он отпустил руль и показал руками. Я с опаской покосился на пустой руль, хотя давно пора было привыкнуть к ахмедовскому артистизму.

— Останови машину, — я соскочил с подножки и приготовился махнуть трейлеру, если шофер не узнает нас и не затормозит сам. Трейлер затормозил. За огромным Ибрагимом Ахмед не разглядел Фикри.

— Слава богу, Фикри, принимай команду. Да и Ибрагим более чем кстати, — после того как я увидел бульдозериста в деле на том самом труднейшем плато, я был уверен, что он нам пригодится.

Фикри обошел колонну и пересел ко мне в машину. Я развернул пакет с бутербродами, достал фляжку с водой и сервировал этот достаточно изысканный завтрак на заднем сиденье. Ахмед повел носом и слегка снизил скорость. Фикри оторвался от фляжки и гаркнул на Ахмеда:

— Держи скорость не меньше восьмидесяти!

— Мы же успеваем, Фикри.

— Будет песчаная буря. Вот почему мы так спешили вам навстречу.

Титовская точка на карте оказалась небольшой, сплошь глинобитной деревушкой с полутора десятком домиков. Когда-то случайная экспедиция пробурила здесь артезианский колодец, и жители смогли отвоевать у пустыни несколько гектаров под апельсиновые деревья. И ещё крестьяне разводили голубей, в каждом дворе было по две-три голубятни с конусообразными крышами. Сама позиция находилась в двух километрах отсюда.

Фикри не стал загонять колонну в глубь деревушки, так как наше место было на позиции, но до прихода ракетного дивизиона оставалась ещё масса времени, и ему, видимо, не хотелось дергать людей: пусть расслабятся после марша, покурят, поговорят.

Я взглянул на небо. Ни облачка.

— Это ничего не значит, — уловил мои сомнения Фикри, — через час-другой всё изменится. Будет темно, как ночью.

От толпы солдат отделился Ибрагим, подошел к нам и по-уставному вытянулся.

— Что, Ибрагим?

— Местные жители видели здесь чужих.

— Когда? — Я опередил Фикри. Интуиция, кажется, не обманула Сами.

— Вчера вечером.

Я полез в машину за картой. Хотя это всё равно, что искать иголку в стоге сена. А дивизион? Дивизиону без нас позицию не найти, тем более в бурю. Запутаются в полевых дорогах, потеряют направление и в лучшем случае встанут где-нибудь. Но задание всё равно будет сорвано.

— Этих неизвестных я беру на себя. На двух машинах мы успеем обшарить ложбину у высохшего озера, — Фикри быстро прочитал карту, — а ты, Алеша, возьми на себя дивизион.

— Хорошо, Фикри. Будь осторожен. Прихвати с собой кого-нибудь из крестьян.

— Не переживай, — улыбнулся Фикри и полез в кабину грузовика, — главное за тобой.

— Сделаем так. Ты, Ибрагим, — я посмотрел на бульдозериста, — проедешь со мной только половину дороги и остановишься вот здесь, — я показал точку на карте, — и будешь ждать, пока я не пойду обратно с дивизионом. Если будет нужна твоя помощь, я тебе скажу, если нет, присоединишься к нам и займешь место в хвосте колонны. Остальные остаются на позиции и встанут так, чтобы светом фар помочь нам сориентироваться в темноте. Я возьму с собой трех солдат. Одного — в кабину к тебе, Ибрагим, двоих — ко мне. Пригодятся в случае чего. Всё. Поешь как следует, — добавил я, — и возьми сухой паек и воды.

— Мне надо заправить бульдозер.

— На всё полчаса, буду ждать тебя здесь, — с Ибрагимом, несмотря на мой приличный рост, можно было разговаривать только снизу вверх, мне почему-то всё время хотелось назвать его кузнецом, уж очень его облик подходил к этой тяжелой, мирной и умной профессии.

Сидя на обочине, я смотрел, как из кузова одного из грузовиков вылезли двое солдат и направились к нашей машине.

— Можно сходить за кофе? — спросил Ахмед, сумевший уже разнюхать, где находится миниатюрная деревенская лавка-харчевня.

— Давай.

На позиции мне делать было нечего, да я и не собирался вдаваться в детали. Дожидаться, пока у каждого солдата будут застегнуты все пуговицы на штанах, — пустое дело.

— Вот что, Ибрагим, — сказал я, глядя на огромные ладони с темными заусенцами и царапинами от постоянной работы с металлом, — если мы поедем вместе, я потеряю слишком много времени.

— Понял

— Будешь ждать меня здесь, — я снова вынул карту, — узнаешь?

— Развилка шоссе и проселка.

— Правильно. Стой там как вкопанный и жди меня.

Машина неслась по шоссе так, словно мы удирали от погони, а я гадал, сколько же времени было у нас в запасе? Сколько черного дорожного серпантина успеет проглотить «уазик», прежде чем придется двигаться на ощупь?

Погода начала портиться, когда мы свернули с шоссе на грунтовку. На южной закраине неба появились нездоровые красные пятна. Сначала они просвечивали, словно куски человеческой кожи, под которой пульсирует кровь, потом стали увеличиваться и темнеть, слились вместе и, поглотив небо на горизонте, двинулись дальше. Казалось, что купол неба над нами закрывали огромной, тоже сферической, заслонкой, искусно сделанной из единого куска тщательно отполированного красного металла. Однако это было не так. Закрыв солнце, заслонка сделалась прозрачной, будто на самом деле была из стекла, и стало ясно, что она состоит из бесчисленного множества мельчайших красноватых частиц. А на юге ветер уже поднимал к небу желтый песок. Там ещё больше стемнело.

Мне почудилось, что мы попали в огромную колбу, где невидимый алхимик проделывает опыты, заполняя её клубами красного ядовитого дыма. Прорывавшиеся иногда лучики солнца придавали окружавшему нас волшебству фантастическую марсианскую окраску, и проселок под колесами начинал казаться одним из каналов, которые так долго интриговали землян. Наконец солнце исчезло совсем, устав сопротивляться стихии, и по стеклам и тенту зашуршал поднятый ветром песок Ахмед держал где-то под пятьдесят, и солдатики мотались на заднем сиденье, как горошины в сухом стручке.

Однако такая роскошь продолжалась недолго. Через полчаса мы уже двигались черепашьим шагом, неизвестно для чего включив фары. Чувствовалось, правда, что день ещё не ушел, продолжался, над сплошной пеленой песка слабо угадывалось небо. Если бы не часы на руке, ощущение времени было бы давно потеряно, так же, как и ощущение пространства. Нас привязывал к земле только этот накатанный проселок, и Ахмед вцепился в него глазами, боясь потерять последнюю нить, обещавшую хоть какой-то выход из окружавшей нас темноты. Дорога казалась мне сейчас пуповиной, связавшей два живых организма — двигавшийся где-то (а может быть, уже вставший) вдоль дороги дивизион и материнское лоно позиции с укрытиями, блиндажами и бункерами, где сидят сейчас солдаты со знакомыми лицами и ждут нашего возвращения. Сейчас я старался не думать о Фикри, главное — найти и привести этот дивизион.

В машине было уютно, и агония дня не казалась в теплой кабине трагедией. Просто стало темно, как и полагается ночью, хотя на циферблате часов стрелки показывали семь вечера. Струи песка, поливавшие «уазик», напоминали проливной дождь, дробный стук его каменных капель заглушал даже шум мотора.

Желтый огонек, показавшийся из пелены, воскресил в памяти человеческое жилье и маленькие уютные деревушки. Я встряхнулся и положил руку на руль. Машина встала. Теперь, когда движение прекратилось, очередной порыв ветра попытался поднять нас с дороги и унести, как сказочный домик Элли, но не смог и злобно рванул открытую мной дверцу. В глаза резко и больно ударил песок, мгновенно проник в кабину и заскрипел под ногами. Я с трудом захлопнул дверцу и оглянулся, ища что-нибудь подходящее, чтобы замотать лицо. Один из солдат пошарил под запаской и протянул защитного цвета полотенце.

Я дошел только до первой машины дивизиона. Из кабины вылезли двое и подхватили меня под руки, как слепого. Мы обогнули машину, влезли в кузов и размотали свои тряпки.

— Может быть, стаканчик чая? — предложил тот, что был постарше, включая карманный фонарь.

Я не смог удержаться и громко рассмеялся. Я не хотел их обидеть, просто обрадовался, что легко нашел дивизион, а от того, что люди и в таких условиях стремились проявить традиционное гостеприимство, мне стало весело. По-моему, они всё поняли правильно и тоже засмеялись. Из темных углов кузова на нас удивленно смотрели солдаты.

— Ну, что у вас? — пора было переходить к делу.

— Хорошего мало. Застряла кабина управления, а тягач один, его надо разгрузить, прежде чем вытаскивать кабину.

— Не надо ничего разгружать, приготовьте только несколько факелов из солярки и тряпок.

— Зачем?

— На расстоянии вытянутой руки уже ничего не видно. Если аккумуляторы сядут, они зажгут факелы, и мой бульдозерист их найдет.

— Вы уверены?

— Уверен. Давайте двигаться. На подножку каждой машины поставьте по солдату, чтобы не было столкновений. Хватит забот и с кабиной.

Не успел я закрыть за собой дверцу, солдаты, не дожидаясь приказа, натянули шинели, обмотали лица чем только можно и вылезли из машины. Попеременно они шли впереди «уазика», краешками глаз и ногами ощупывая дорогу, стараясь не выпасть из небольшого желтого кружка, создаваемого светом наших трех фар. Кроме того, Ахмед то и дело открывал дверцу и вставал одной ногой на подножку, вытягиваясь наполовину из кабины. Спасали обочины. Только по этим небольшим валикам он мог угадывать проселок, уже заметенный плотным слоем песка. Чтобы убедиться, что валики ещё здесь, Ахмед двигал луч бокового прожектора налево и вниз, почти под колеса машины.

Я был уверен, что солдаты, ежившиеся впереди под острыми болезненными иглами песчаных струй, в конце концов ослепнут. Но они, сменяясь, держались как ни в чем не бывало, только в углах глаз застыли сталагмитики из засохших слез и песка.

И всё-таки я не удержался. Не мог я равнодушно смотреть, как тяжело приходится этим людям, хотя то, что они делали, было их прямой обязанностью, больше того, долгом. Замотав голову полотенцем и нахлобучив сверху кепку, я вылез из машины. Прежде чем обогнуть «уазик», я оглянулся. Фары первой машины дивизиона тусклыми зыбкими пятнами угадывались сквозь пелену песка, за ними воображение угадывало остальные, двигавшиеся на ощупь, как подслеповатые старухи, взявшиеся за руки, чтобы вброд перейти речку.

Резкий удар хлыстом, миллионы таких ударов, слившиеся в один, — вот, что надо выдержать, чтобы идти вперед. И нечем защитить самое болезненное место — глаза. Правда, через какое-то время ощущение резкой боли притупилось; угадав направление ветра, я прикрыл глаза ладонью и медленно зашагал впереди «уазика», стараясь следить за обочинами, не поворачивая головы, чтобы не обнажать уши и шею. Хлыст бил по ушам ещё больнее, чем по глазам.

На развилку мы вышли почти в десять. Ехали точно со скоростью пешехода почтенного возраста — четыре километра в час. Ибрагим сам влез в машину, словно никакой бури не было, и он мирно поджидал нас, лежа на теплом песочке.

— Чем я могу тебе помочь? — Я видел, что он думает, как лучше вытащить эту проклятую кабину.

— Найдите мне ещё один трос потолще и оставьте кого-нибудь на развилке. Я слезу с трейлера, но он пусть идет за мной на всякий случай.

— Возьми их с собой, — я кивнул на солдат на заднем сиденье, — они теперь подошвами помнят дорогу.

— Одного к себе, — согласился Ибрагим, — а другого в трейлер.

— Я оставлю на развилке одну машину, отведу дивизион и вернусь. Мы должны будем встретиться с тобой здесь.

Ибрагим поглядел на часы.

— Часа в два. Все зависит от этой кабины.

— Может быть, попытаться затащить её на трейлер?

— Бесполезно. Бульдозером я приволоку её наверняка, а так рискуем свалить.

— Ну, давай, — я протянул ему руку.

Ибрагим вылез из кабины, проскочил желтую полоску света и исчез в темноте. Перекликаясь, сигналя светом боковых прожекторов, дивизион выстраивался на шоссе перед тем как снова ползти к цели.

Час за часом в эти сутки мир вокруг меня постепенно, но неуклонно сужался. Исчез большой город, и в нем мирно спала, посапывая во сне, Ольга, шепталась потихоньку с Ликой Наташа, гадая, где мы сейчас. Титов храпел на своей походной койке, умаявшись за день, а Сами читал что-нибудь, сидя в кабинете с закрытыми ставнями и уютно горевшей настольной лампой под штатским красным абажуром.

Большому городу буря не страшна. Его не отрежешь от Вселенной, тугие стропы телеграфных кабелей и невидимые точки-тире морзянок прочно соединяют их, создавая ощущение единства.

Мой нынешний, сегодняшний мир сузился до какого-нибудь десятка квадратных километров, превратившись в карликовое государство вроде Сан-Марино. Правда, в этом мире было всё, что нужно человеку, — поставленная ему задача, которую необходимо выполнить во что бы то ни стало, и друзья, которые расшибутся в лепешку, но помогут тебе.

На въезде на позицию, поставив в ряд пяток машин с зажженными фарами, меня дожидался — кто бы мог подумать! — Сергей.

— Как ты тут оказался? Где Фикри? Не тяни, выкладывай!

— Видишь ли, позиция-то ключевая, — Сергей не стал тянуть с ответом и сказал, по его мнению, главное, — операция начнется завтра. Этого вам в бригаду, конечно, не передали, а то бы Титов сам поехал.

— Да что с Фикри? — Я уже кричал.

— В порядке твой Фикри. Маленько, правда, зацепило, но легко, в руку.

— Значит, он их нашел?

— Их он взял. Четверых. Одного, главного, живым.

— Холеный такой, с усами?

— Да.

— Абу Султан! — Вот тебе и малыш Фикри: «Я сам их возьму, вот увидишь».

— Ты смотри, — удивился Сергей, — а я его и не узнал. Не думал, что у него пороху хватит вот так, самому, с оружием…

— Ну пойдем скорей к Фикри, — я потянул Сергея за рукав.

— Ты иди вот в этот блиндаж, а я сейчас подойду.

Часовой с автоматом отступил в сторону, освобождая проход. В блиндаже было полутемно, керосиновая лампа горела вполнакала. Я хотел обнять Фикри, но вовремя остановился: плечо и рука были обмотаны бинтами. Мальчишеское лицо посерело, глаза черными угольками вспыхивали за толстыми стеклами очков.

— Как ты, Фикри?

— Хорошо, — он повернулся и посмотрел в дальний угол блиндажа.

Только теперь, когда глаза привыкли к темноте, я разглядел там полную фигуру Абу Султана.

— Ага, вы тоже здесь, — выдавил из себя Абу Султан.

Я не ответил. Видно, не так уж их и много, раз самому пришлось взяться за автомат.

— Тебе бы надо в город, Фикри, — я почувствовал, что он с трудом держится на ногах, и помог ему сесть.

— Попозже. Ты всех привел?

— Застряла кабина. Её вытягивают. Я сейчас поеду обратно.

— А остальные?

— Остальные можно ставить.

— Значит, всё в порядке. Ну, иди. До встречи.

Я пожал холодную руку Фикри и вышел.

— Когда ты вернешься? — спросил Сергей.

— Думаю, часов в пять, закатим кабину и баста. — Два раза пройденная дорога уже не казалась мне страшной.


20 ДЕКАБРЯ


Самолет улетал в воскресенье, и в глубине души мы завидовали Ольге и Лике. Несколько часов — и они в Москве, дома, там, где сейчас идет снег и все готовятся встречать Новый год. Стоило на минуту задуматься об этом, и голова начинала кружиться от соблазнительных запахов: чистого, терпкого — морозного воздуха; тонкого, целебного — свежей хвои; уютного, давно слежавшегося — елочных игрушек, когда открываешь ящик.

Оленька, конечно, не понимала, что улетает. Она поймет это только тогда, когда окажется в объятиях бабушек и тетушек, а сейчас суета и многолюдье в доме представлялись ей праздником, вроде дня рождения, а может, репетицией встречи Нового года.

В городе и в самом деле чувствовалось приближение праздника. Заканчивался Рамадан. Я ощутил это только сегодня, когда мы с Ольгой отправились в центр за последними перед отъездом покупками.

Правила Рамадана строги. Прежде всего это пост, соблюдаемый от восхода до заката солнца в течение месяца, причем он распространяется на воду и сигареты. И лишь потом наступает собственно праздник — разговенье, дни застолья, гуляний и хождения в гости.

Можно себе представить, что происходит в городе перед тем, как раздастся пушечный выстрел, служащий сигналом захода солнца и, следовательно, начала трапезы. Наш московский час «пик» кажется здесь просто детской забавой.

На аэродроме нужно быть в 6 вечера, а в половине третьего мы еле успели унести ноги из города. Ещё немного, и начинавшийся хаос затащил бы нас в свой круговорот. В это время отметаются прочь те немногочисленные из правил уличного движения, которые ещё пользуются уважением у местных водителей. Охрипшие полицейские грудью пытаются закрыть дорогу блеющему стаду автомобилей, прущих на красный свет. Автомобили идут настолько плотно, что кажется, между ними не просунешь и спичечного коробка. Перебраться из ряда в ряд невозможно, и всё-таки многие совершают невозможное, рискуя фарами и боками машин, выворачивая руль и отчаянно жестикулируя. Зажатые между злобно фырчащими металлическими коробками лошади и ослы впадают в магический транс. Похоронно позвякивают их украшения. Вызванные к жизни ударами плеток и палок, они ненадолго включаются в движение, виляют, стараясь проскользнуть между стоящими машинами. В этом потоке, как спички в ручье, крутятся велосипедисты, внося свою лепту в общую какофонию.

Медленно, уверенно, как слоны, попавшие в стадо антилоп, плывут трамваи и покрытые рубцами многочисленных столкновений автобусы. Люди висят на подножках, буферах, стараются забраться на крыши. Внутри салона пассажиры спрессованы, как паюсная икра. Дышать нечем. И без того жаркий воздух отравлен газами, хочется пить, но за весь день нельзя выпить ни капли воды. Рамадан…

Домой мы попали как раз вовремя. Наташа застегнула последний чемодан. Наши покупки сложили в спортивную сумку, Ольгу умыли и стали накрывать на стол. Вовка, на котором лежали сегодня все обязанности по приёму, предложил:

— Начнем с селедочки и черного хлеба.

Единственным гостем у нас сегодня был Титов, и я поймал себя на мысли, что без Семенова, Сами, командира и Фикри становится как-то неуютно, будто не хватает важнейшего компонента, без которого трудно принять самое несложное решение.

— Я на аэродром не поеду, — сказал мне потихоньку Титов, — как проводишь Ольгу, переодевайся и в управление. Мы будем с тобой там. Остальные разъедутся.

— Значит, всё-таки сегодня?

— Да, сегодня в ночь.

Я посмотрел на Вовку. Он ещё ничего не знал. Наверное, он проделывал сейчас весь путь домой вместе с Ликой: километр за километром. Наташа думала скорее всего о том, как будет вести себя на аэродроме Ольга — не раскапризничается ли в последний момент. Лика казалась слегка отрешенной, словно по обязанности выполняла необходимый в таком случае ритуал. Честно говоря, я не представлял, как она будет там без Вовки, настолько неразделимыми стали они для меня.

— Присмотри тут за ним, — шепнула мне Лика, — боюсь, как бы он не влез в самый эпицентр.

— Туда его никто не пустит, а за быт можешь не беспокоиться, Наташа присмотрит.

— Ты же знаешь, — улыбнулась Лика, — мы, физики, — люди особого склада. Быт нас не беспокоит.

— Да рожай ты, Софья, спокойно. Никуда он не денется.

Никто из нас не спешил, не суетился, за столом всё шло своим чередом. Больше всего я боялся, что самолет задержат с отлетом и я опоздаю. Странно, я боялся опоздать до предательского холодка в животе, как будто от этого зависела сейчас моя жизнь.

Титов перекрыл разговоры:

— Володя, Лика оставляет нам гитару?

— А как же.

— Давай её сюда.

Вот уж никогда не предполагал, что Титов играет на гитаре. Он понял мое удивление и подмигнул:

— Ваших песен, ребята, я не знаю, так что не обессудьте.

И запел «Землянку». Мороз, трещавший где-то далеко, очень далеко отсюда, заставил нас поежиться, потолок, казалось, стал ниже, и яркий солнечный свет за окнами перестал резать глаза. На минуту почудилось, что вот-вот появится на столе коптилка, сделанная из артиллерийской гильзы, и запахнет смолой и свежесрубленным деревом от брёвен наката.

Титов пел песни военных лет так, как люди поют навсегда запомнившиеся песни своей юности. Не думаю, чтобы на фронте они пели другие, громкие и торжественные. Эти пришли уже потом, зазвучали в радиоприемниках и телевизорах, многоголосые и профессионально исполняемые. Те, что пел Титов, были написаны не для мирных лет, а для перерывов между боями. Я ждал, споет ли он «Давай закурим!», и обрадовался, когда прозвучало «Эти дни когда-нибудь мы будем вспоминать», и подумал, конечно же, будем, с радостью и тихой щемящей тоской будем вспоминать свою юность.

На аэродроме всё сошло хорошо. Ольга совершенно не расстроилась, что за таможней остались мама и дядя Ахмед. Причем оказалось, что именно Ахмед больше, чем я мог ожидать, огорчен её отъездом. Наверное, он сегодня впервые понял, что скоро и мы уедем и скорее всего больше никогда не вернемся. Ахмед трогательно, со слезами на глазах прощался с Ольгой, притащил откуда-то огромный букет роз, и потом они с Наташей стояли на смотровой террасе до тех пор, пока самолет не поднялся в воздух.

В зале ожидания я купил Ольге мохнатую японскую собачку ярко-красного цвета с длинной синтетической шерстью и расческой на шее, и дочка сразу же принялась за дело. Потом мы выпили в баре лимонного сока на прощание и пошли в самолет. В салоне Ольга прильнула к иллюминатору, крепко обняв собачку, и мне даже стало обидно, что она не обратила особого внимания на отсутствие мамы и мой уход. Ещё немного, и самолет понесет её к бабушке, где, несомненно, сумеют оценить новую игрушку.

Лика пошла за мной и Вовкой по проходу между креслами до самого трапа. Слова здесь мало что могут сказать, и я нарочно не стал оставлять их вдвоем: чего доброго разревутся. В Ликином взгляде я читал любовь и мольбу, и этот её взгляд не делал различий между мной и Вовкой, и только теперь я понял, как мы все стали друг другу дороги за эти немногие дни.

Я шел по летному полю и думал, что, к сожалению, моя дочь не сможет рассказать там, в Москве, чем мы тут занимаемся и как работаем. В лучшем случае скажет важно, когда спросят:

— У папы очень много работы.

В самом деле, о работе судят по результатам. И если мы сегодня или завтра добьемся результатов, тогда и место для нескольких строчек в газетах найдется. И кому надо, там, на Родине, поймут, что мы своё дело сделали.

Вовка подтолкнул меня локтем.

— Видишь?

По летному полю к большому американскому самолету шла группа людей. В четверых без труда угадывались переодетые полицейские. Они плотно окружали пятого с рукой на перевязи.

— Тот самый, что стрелял в полицейского. Можно было бы и попрощаться, — сказал я Вовке.

— Лучше устроить по этому поводу небольшой салют.

— Попробуем.

— Салют будет, — уверенно сказал Вовка.

— Парень, конечно, дёшево отделался.

— Не хотят обострять отношений, — Вовка пожал плечами.

— В конце концов, это их дело. Наше дело, чтобы сегодня всё прошло без сучка и задоринки, — я обернулся, суеверно ища что-нибудь деревянное.

— Не переживай. Всё решится сегодня ночью. Помешать они уже не сумеют.

Наталью инструктировать не приходилось, и всё же я на всякий случай предупредил:

— Сегодня и завтра из дома никуда не выходи. Я или позвоню, или заеду. В любом случае завтра пришлю за едой Ахмеда, с ним черкну несколько строк. Не скучай.

— Будь осторожен, — сказала Наталья.

Я усмехнулся. Наталья советовала мне быть осторожным тогда, когда опасность, для нас с Титовым по крайней мере, была позади.

Обстановка была такая: несколько дней самолеты-разведчики совершали облеты новых позиций, но не бомбили. Их тоже не трогали. Сегодня ночью несколько дивизионов переместят на запасные позиции, а три или четыре на совершенно новые, в те самые вполне мирные на вид деревушки. И завтра самолеты-разведчики должны быть сбиты, как только появятся. Это послужит началом.

Офицеры начали разъезжаться, когда стемнело. По трое в машине, и у кажой группы своё направление, свой дивизион, свой маршрут. Семенов и Вовка уехали в первой группе.

Через час-два ночная пустыня проснется, ослепленная фарами сотен машин. Они выйдут из своих укрытий, медленно пройдут несколько километров и снова скроются в темноте. Зоны размещения дивизионов оцеплены полевыми войсками, так что агентурная разведка уже не сработает. Да и не так-то легко ночью в безбрежной пустыне определить координаты и смысл этого движения.

Самыми тяжелыми для нас с Титовым были первые два часа, когда все ещё были в дороге. И хотя в кабинет принесли кровати, уснуть я не смог, сколько ни старался. Перед глазами стояла карта с ожившими веточками дорог, по которым двигались машины с сонными, поеживавшимися в ночном холодке солдатами, поднятыми по тревоге и не знающими даже, куда их везут. Потом тихая, уже не раз пережитая суета на новом месте, с приглушенными словами команд и точными движениями напряженных тел, постепенно возвращающаяся уверенность во всех проснувшихся, согревшихся мышцах и снова вынужденное ожидание своего часа — когда? Кто первый?

Через два часа мы начали получать сообщения. Дивизионы пошли. Ещё через три доложили боевую готовность.

А ещё через час начало светать.

Я вышел на балкон. Город спал, широко раскинув руки, и его дыхание было размеренным и здоровым. Утром город казался беззащитным, как ребенок, и мне подумалось, что вот за такого, какой он сейчас, не жалко отдать жизнь. Потому что у него всё ещё в будущем.

Под птичий гомон и трескотню всходило солнце. Первые его лучи ласково погладили башни небоскребов, словно провели по ним беличьей кисточкой со светло-желтой краской, потом соскользнули на острые верхушки минаретов, превращая их в факелы золотистого огня, и наконец залили весь город, согревая его тёплым дыханием. Это самый приятный час для сна, когда тело забыло, что такое дневная жара, и хочется накинуть на себя легкое одеяло, укрыться с головой и спать, пока не надоест. В этот час молчат даже умиротворенные сторожевые псы, и только птичий гомон убаюкивающе плещет за окнами, прикрытыми деревянными жалюзи.

Те, кто должен разорвать мирную тишину этого утра, наверное, завтракают, а пока они за кофе перебрасываются ленивыми шуточками и закуривают первые сигареты, их самолеты снаряжают для боя. Подвешивают под крылья кассетные ракеты и бомбы, проверяют, достаточно ли патронов у пулеметов и пушек, работают ли приборы, мгновенно реагирующие на луч локатора и фиксирующие направление бомбового удара. Я представляю себе, как они идут по летному полю в облегающих тело комбинезонах, держа в руках шлемы с нарисованными на них геральдическими орлами, бойцовскими петухами и яркими стрелами. Самоуверенные, спокойные от сознания своей безнаказанности, они идут не на убийство — на работу, за которую им хорошо платят. Им всё равно, кто сгорит в их бомбовом напалме или в чье тело вопьются тысячи крошечных иголок из их ракет — люди в военной форме или дети в желтых школьных костюмчиках.

Тем, кто их ждет, напряженно вглядываясь в тускло мерцающий экран локатора, это далеко не всё равно. Этот налет должен стать последним, и локатор превращается в сказочный глаз доброго исполина, не знающий ни сна, ни отдыха, лишь бы распознать и предупредить — летят!

Я представляю, как натянуты сейчас нервы у сотен людей в это прекрасное спокойное утро. Столько дожидаться своего часа и понять, что самое тяжелое, оказывается, пережить ещё несколько минут, мгновений в ожидании команды. Хорошо тем, кто у локатора. Остальные слепы, они могут догадываться о происходящем только по звенящим от волнения голосам командиров и по командам, за которыми следуют действия, и волноваться уже больше не надо, а надо работать.

И из невинного стога соломы или из-под крыши глинобитной голубятни вылетает ракета. Желтый всполох огня из её сопла чертит по небу замысловатые кривые линии, повторяя маневры пилота, пытающегося уйти от грозящего смертью столкновения. Но ракета, как гончая, учуявшая запах добычи, лишь увеличивает скорость, с каждой секундой сокращая расстояние, отделяющее её от цели. Наконец в голубом небе возникает и пропадает шарик разрыва, оставляя после себя легкие облачка дыма и купола парашютов, с повисшими под ними телами в облегающих комбинезонах.

Зазвонил телефон, и я кинулся к нему как сумасшедший, воображая, что всё произошло именно так, как мне представлялось. На проводе был Вовка. Я так и знал, что он окажется в центре событий, ведь именно они с Семеновым строили эти самые фальшивые голубятни.

— Два есть, — важно сказал Вовка, — подробности при встрече.

Не знаю, каким образом ему удалось заполучить телефонную трубку, потому что заговорило большое начальство, и Титов только повторял «есть» и «слушаюсь».

Подробности были сейчас не важны. Важна была победа. К концу дня счет возрос до двенадцати самолетов, каждый из которых стоил никак не меньше двух десятков миллионов долларов да плюс два летчика. «Деньги суть артерия войны», — говаривал ещё Петр Великий, и теперь вопрос был в том, когда они начнут подсчитывать свои потери — сегодня или захотят убедиться и завтра, что потеряют не меньше.

Титов на свой страх и риск отпустил меня на два часа домой.

Город шелестел экстренными выпусками вечерних газет, прильнул к динамикам транзисторов, напряженно всматривался в мерцающие экраны телевизоров, ожидая дальнейших событий. Город затих, понимая серьезность происходящего и лишь смутно подозревая о его неизбежности. То, что это должно было произойти, знали все те же немногие, и только они имели сейчас право перевести дух. Впервые за много дней. Теперь пусть волнуется город. Ему полезна эта встряска среди повседневной обыденщины.

Бухнула пушка, но никто не спешил. Не было обычной вакханалии. Машины в большинстве своем стояли у обочин с включенными радиоприемниками, окруженные молчаливыми группами людей. Ни восклицаний, ни улыбок. Город переживал небывалое. Победу.

Наташа тоже сидела у приемника.

— Сейчас будет выступать Президент, — сказала она и поднялась мне навстречу.

— Прочтем завтра в газетах, — я обнял её.

— Но эти новости… Это правда?

— Да, Наташа, но это ещё не конец. Всё станет ясно завтра.

Мы так и просидели с Наташей целый час у приемника в нашей опустевшей квартире. Она крепко прижалась ко мне, зная, что я вот-вот уйду и она опять останется одна. «Ещё немного, ещё один день, — говорил я себе, — а послезавтра уже будет другим. Послезавтра мы будем вместе, как всегда».

Я вернулся в управление, нагруженный пакетами с едой. Титов прошелся насчет наркомовских, сокрушаясь о минувших палаточных временах. Наевшись, он закурил и, довольный, спросил:

— Ну как, дождался?

— Дождался, — честно ответил я.

— Теперь всё ясно?

— Вопросов нет. Соснем?

— А если?.. — Титов показал глазами на телефон и дверь.

— Вестовой разбудит. Да и беспокоить некому. Небось все умаялись.

— Это точно, — сказал Титов и растянулся на койке.


24 ДЕКАБРЯ


Мы ещё спали, когда с улицы резко прозвучали два коротких гудка. Я подумал, а не послышалось ли мне, но, пока натягивал джинсы, гудки повторились. В холле я нажал на клавишу радиоприемника, и оттуда тотчас, как по заказу, зазвучала мелодия «Сиртаки».

На улице у надраенного «уазика» стоял в блестевшей от крахмала форме Ахмед и улыбался во весь рот.

— С праздником! — Это вместо приветствия.

— Ты был у Фикри?

— Всё в порядке. Он ждет вас завтра.

— Сейчас спущусь, — сказал я, соображая, что бы такое подарить Ахмеду на праздник. От души отлегло, два гудка перестали быть только сигналом тревоги, и синее без единого пятнышка небо сияло отполированной чистотой.

Ахмед продолжал что-то говорить. Я снова перевел взгляд на его радостное лицо и прислушался.

— Нас ждет моя мама, — вот, оказывается, что он пытался мне втолковать.

— Сейчас соберемся, — я пошел будить Наташу.

В холле Вовка плясал «Сиртаки».

— Чем зря дрыгать ногами, сварил бы кофе.

— Уезжаете? — переводя дыхание, спросил Вовка.

— К Ахмеду, потом за Сами. Поехали вместе.

— Не могу. С Сергеем договорились. Встретимся вечером в старом городе.

Да, закончился пост и пришел праздник. Центр жизни переместился в старую часть города, а осью праздничной толчеи стала древняя площадь у Мусульманского университета. За несколько дней там выросли пестрые шатры, минареты украсились иллюминацией, установили карусели, качели и прочие атрибуты народного праздника.

Ахмед вез нас именно туда, в старую часть города, которую можно узнать, только родившись здесь, на кривых немощеных улочках. Со стороны это скопище старых, простоявших много веков домов могло показаться заплатой на свежей рубашке города, но, вглядевшись внимательно в изящный старинный узор её ткани, становилось ясно, что заплата стоит гораздо дороже неизносимого, сверхсовременного нейлона.

Несмотря на праздник, а может быть, именно из-за него населявшие старый город ремесленники спозаранку принялись за работу, а торговцы открыли свои лавки. К базарам тянулись караваны автомашин, мулов и ослов. Шашлычный чад соперничал с умопомрачительным запахом свежепомолотого поджаренного кофе. В котлах, вынесенных прямо на улицу, кипело масло.

Наташе захотелось купить что-нибудь на память об этом утре, и она потянула нас в лавку, торговавшую сувенирами, но Ахмед покачал головой и показал на узкий проход, ведущий во внутренний дворик. Там, под навесом, за примитивными токарными станками, вращая колеса ногами, сидели двое подмастерьев. Рядом валялся огромный слоновый бивень. Увидев нас, подмастерья встали.

— Что бы вы хотели? — спросил Ахмед.

— Не знаю. Что-нибудь на память, — сказала Наташа и рассмеялась.

Ахмед пошептался с ремесленниками, и один из них сел за станок, а второй пошел в лавку и вернулся с хозяином. Сам он не имел права назначать цену.

— Может быть, вы выпьете чаю, пока он будет работать? — предложил хозяин.

— Спасибо, мы зайдем через час.

— Интересно, что это будет. — Наташу взяло любопытство.

Я вопросительно посмотрел на Ахмеда, но тог улыбнулся и пожал плечами.

У двухэтажного старинного дома с резными дверьми и нависшими над первым этажом застекленными террасами нас ждали. Среди родственников, приехавших на праздник в город, я сразу выделил мать Ахмеда, хотя прежде её никогда не видел: только у гордой за сына и одновременно благодарной за хорошее отношение к нему матери могла быть такая улыбка. Её не старила традиционная народная одежда — черное платье и такая же накидка; тщательно подведенные глаза и брови говорили о том, что она готовилась к приему гостей. Когда мы с Наташей подошли к дому, она сделала шаг вперед, отвела привычным жестом накидку с лица и пальцами правой руки притронулась, прежде чем поцеловать Наташу, к её лицу, как бы благословляя.

Для того чтобы понять друг друга, не нужно много слов. Наташа рассказывала про Ольгу, а я, не кривя особенно душой, пел дифирамбы Ахмеду, зная, что нахожусь недалеко от истины — хороший солдат плохим сыном быть не может, а наши служебные отношения оставались внутренним, сугубо мужским делом. Жаль, что до меня только сегодня впервые дошло, что след в душе не бывает односторонним, что-то ценное дал мне в жизни этот парень, но что именно, предстояло ещё разобраться и понять.

У Ахмеда была своя причина торжествовать. Накануне Сами вручил ему капральскую лычку, и Ахмед подозревал, что я приложил к этому руку. Мне стоило большого труда согнать с лица улыбку перед тем, как начать говорить. Я знал, что здесь запомнят каждое моё слово.

— В этом доме, — сказал я, — уже есть то, чем может похвастаться не всякий: счастливая мать и сын, достойный своего отца, — я посмотрел на висевшую на стене выцветшую фотографию отца Ахмеда в военной форме и с медалью. — Говорят, что праздничные пожелания сбываются. У меня их два: я хочу, чтобы в этот дом вошла молодая невестка и чтобы здесь появились дети и книги, ибо молодость и мудрость лучше богатства.

— Сын сказал мне, что вы скоро уезжаете, и я понимаю это, потому что каждый должен жить на своей родине. Но сердце матери сильнее её глаз, и оно будет о вас помнить.

— Я расскажу об этом своей маме.

— Да продлит аллах её дни.

Странно, но, когда мы прощались, у меня на глаза навернулись слезы. Казалось бы, ну что особенного, заехали попить кофе к своему шоферу, посидели с часок, сказали друг другу несколько приятных слов, но после всего пережитого вместе слова перестали быть просто словами, а превратились в обязательства, которые невозможно не выполнить и которые тревожат по ночам, когда думаешь о когда-то выданных в жизни и неоплаченных векселях, а ведь мне так хотелось тогда, чтобы эта скромная лычка превратилась в звездочку и к шоферским правам прибавился университетский диплом.

В лавке нас ждали. На стеклянной витрине стояла фигурка женщины из слоновой кости на черной круглой подставке. Наташа взяла её в руки, поднесла ближе к глазам и сказала удивленно:

— Это я.

Резец точно обрисовал три детали: прическу, глаза и улыбку. Это была сегодняшняя Наташа, такая, какой она не была вчера и не будет завтра. Неповторимое и есть мастерство вечности.

— Не нужно, — шепнул мне Ахмед и взял меня за руку. — Когда-нибудь мы зайдем сюда выпить чаю.

Сами ждал нас у подъезда своего дома и сразу сел в машину.

— Помнишь, я обещал познакомить тебя с Хакимом.

— Но мы же знакомы.

— Не совсем, — усмехнулся Сами.

Всякий разговор в эти дни неизбежно начинался с одного и того же. Не удержался и Хаким.

— Ну, ребята, рассказывайте, что вы там натворили. Правда, как ни странно, газеты и слухи на этот раз совпадают.

— Газетам можно верить, — взялся отвечать Сами. — В двух словах суммируем факты: сбито 26 самолетов за два дня. Наши потери минимальны и не идут ни в какое сравнение. Восполнять такие потери не представляется возможным, особенно если учесть, что все экипажи либо погибли, либо захвачены в плен. Отсюда — перемирие.

Перемирие — это уже не война, но далеко и не мир. И все понимали, что мира не будет, пока противник оккупирует часть территории. Значит, опять странная, ненормальная, нервная ситуация — ни мира, ни войны.

— В данном случае, — продолжал Сами, — перемирие означает нечто большее, чем прекращение стычек и налетов. Мы перехватили инициативу, и следующий ход тоже за нами. Остается правильно выбрать время.

— А ты что скажешь, Алеша?

— Скажу, что с чисто военной точки зрения меня мало что беспокоит. Я верю в вашего солдата, верю в армию, тем более что у неё есть время и все условия как следует подготовиться. Последние события подняли моральный дух и вернули веру в свои силы. Сами знает, — я улыбнулся, — ваш покорный слуга любит забегать вперед. Я думаю о будущем, причем о вполне обозримом будущем.

— Во вполне обозримом будущем, — задумчиво произнес Хаким, — я не жду мира. Нас ещё очень долго не оставят в покое те, кто привык распоряжаться судьбами целых стран и народов в своих интересах. Что же касается внутренних дел, у нас, к сожалению, слишком многое зависит от личностей. Именно здесь я вижу проблему. Личность смертна, тем более прогрессивная. И ещё. Слишком много у нас людей, которые любят стоять с протянутой рукой и вопить, что «мы бедная страна» вместо того, чтобы работать заступом, а именно это нам сейчас и нужно, чтобы как можно больше народа взялось за заступ. Тут вы, к сожалению, ничем нам помочь не можете, даже если завалите нас заступами, что, конечно, вполне в ваших силах. Во всяком случае, — Хаким провел рукой по глазам, — я вижу впереди много зигзагов, и неизвестно, когда мы выйдем на прямую. Как бы то ни было, вы сделали всё, что могли, и теперь слово за нами. И за эти дни мы стали сильнее.

— Кстати, — заговорил Сами, — если хочешь узнать, что с Джонни, спроси вот его. — Сами толкнул Хакима в бок. — Может, покажем Алеше их логово в старом городе?

— Как, — я чуть не разинул рот от удивления, — разве вы не инженер?

— Вообще-то инженер, — немного смутился Хаким, — но сейчас вот пришлось сменить профессию. Вам я дал свою старую визитную карточку.

— Значит, мы встретились не случайно, тогда, в метро?

— Сами попросил меня поберечь вас. Эти люди способны на всё.

— Да хватит об этом, — вмешался Сами, — ну что, едем?

— Это лишнее, Сами. Ещё один вопрос, Хаким. Джонни выпустят, как того, что я видел на аэродроме?

— Нет. Теперь нет.

В этот день мы больше не говорили ни о делах, ни о политике. На сегодня, по крайней мере, всё было неплохо, и мы праздновали ежегодный традиционный мясоед. Не хватало Ольги, но, вспоминая её, я не грустил. Я знал, что скоро увижу её и всегда буду с ней, до конца жизни, ведь ничто в мире не может разлучить отца и дочь, а вот увижу ли я когда-нибудь Сами, Хакима, командира, Фикри, Ахмеда — этого никто мне сказать не мог. Скорее всего нет. Говорят, что память человеческая вещь ненадежная, но я был уверен в своей.

Я сказал об этом вслух, не боясь, что мои слова покажутся кому-нибудь сентиментальными.

— Скорее всего ты прав, Алеша, — ответил Сами. — Вряд ли нам придется увидеться здесь или в Москве. Но это в конце концов, не важно. Легче жить и делать своё дело, если знаешь, что, пусть и очень далеко, на краю земли, живут и помнят о тебе твои друзья.

— Поедемте всё-таки в старый город, — предложил Хаким.

— Напомни мне, пожалуйста, Хаким, у меня к тебе будет просьба.

— Конечно.

Праздник уже вспыхнул, когда мы подъехали к площади. Ещё на подступах к ней были видны его отблески, шли толпы нарядно одетых людей, слышался смех, усиленная динамиками музыка, пение сотен включенных на полную мощность транзисторов и телевизоров. Высоко в небе на пальцах минаретов сверкали бриллиантовые кольца огней, зеленым, белым и красным переливались площадь и разбегавшиеся от неё переулки, около шатров, качелей, лавочек и харчевен толпился народ, а в центре площади яблоку негде было упасть.

Здесь можно было найти всё, что присуще любому народному празднику: тир, силомер в виде штанги, потертую обезьянку, достающую билетики с неизменно счастливыми предсказаниями, казалось, что все торговцы сластями, орешками, прохладительными напитками, фруктами собрались сегодня тут, яркие ацетиленовые фонари горели у лавочек и лавчонок, торговавших шутихами, бенгальскими огнями и прочей праздничной всячиной.

И Сами и Хаким наперебой пытались что-то сказать или объяснить, но расслышать друг друга было невозможно. Медленно двигаясь в толпе, мы старались не потеряться и смотрели во все глаза. Едва ступив на площадь, мы включились к искреннему, неподдельному веселью нескольких тысяч людей, здесь веселье ничего не стоило, потому что оно шло от души и, значит, принадлежало всем и нам тоже. Мы протискивались в шатры: платить за вход не нужно, сегодня поют и танцуют бесплатно.

Ещё два года назад, когда я совсем не знал города, мне рассказали, что в районе площади есть кофейня, которой, по разным версиям, от четырехсот до шестисот лет. Я тщетно искал её. Потом знакомые ещё больше разожгли мое любопытство, сказав, что существует давний обычай: в дни праздника посидеть часок с друзьями в этой кофейне.

Об этом я и хотел напомнить Хакиму. Они с Сами переглянулись, и мы пошли по кривым переулкам старого города в сторону от шумной толпы, шашлычного чада и слепящих огней

Перед ничем не примечательным домом стояла большая группа людей, сдерживаемая полицейским. Хаким что-то сказал ему, люди расступились, и, прошагав по нескольким ступенькам, мы оказались внутри.

Над входом прибито чучело какого-то неизвестного зверя с оскаленной пастью. Ещё несколько чучел и шкур виднелись дальше, прикрепленные к потолочным балкам. Вдоль стен шли полки, на которых стояли надраенные до блеска самовары всех видов, форм и конструкций. Старая, потемневшая стойка с мраморной доской и массой стаканчиков, чашечек и кувшинчиков из фарфора и бронзы располагалась справа от входа. Привыкнув к полумраку и едкому табачному дыму, мы прошли вглубь и уселись у противоположной от входа стены, в углу, на старом потертом кожаном диване, и заказали кофе.

Вокруг сидели люди всех возрастов. За соседним столиком устроилась компания студентов, дружелюбно поинтересовавшихся, откуда мы, и, получив ответ, наперебой начавших угощать нас сигаретами И вдруг студенты замолкли, тише стало в кафе. Сами повел глазами направо, и вглядевшись в сизую от дыма полутьму, я увидел, что боком к нам, разделенные двумя-тремя столиками, сидели два человека, внимательно разглядывая друг друга и время от времени выпаливая короткие, энергичные фразы, сопровождаемые довольно сдержанной жестикуляцией. У одного из них была огромная шишка на лысом лбу, второй был худ, высоколоб и держался напряженно. Каждую фразу посетители встречали хохотом, но смеялись недолго, не повторяли удачной фразы, а тут же снова обращались в слух.

Сами с Хакимом увлеченно вслушивались, и кто-то бросил:

— Поединок острословов.

Это и был секрет кофейни, о котором здесь знали все.

Сами, привыкший к тому, что я понимаю его с полуслова, переводил Наташе малую толику, я же домысливал то, чего не успевал уловить по своему усмотрению, и через несколько минут поймал себя на том, что смеюсь вместе со всеми, и, как ни странно, впопад. Судя по глазам, Наталья тоже всё понимала. Фраза за фразой напряжение слушателей достигло предела.

Толстяк с шишкой выступал в амплуа скептика, коротко и едко отражая настойчивые и несколько затянутые атаки противника, бывшего, видимо, несколько не в форме. Но скоро я перестал обращать внимание на личность самих соперников, потому что перед нами были уже поминутно меняющиеся маски древнейшего жанра народной сатиры. Ничего не говорилось прямо, не называлось никаких имен, но, зная, что происходило и происходит в эти дни за стенами кофейни, всё было предельно ясно, остроумно и метко. Мы наблюдали живых наследников Ходжи Насреддина во вполне современных пиджаках, с развязанными от напряжения галстуками и каплями пота на лицах.

Сначала они пошутили и поспорили на международные темы, обыграли так и эдак последние события. Потом перешли к делам внутренним. Неуловимым движением губ или жестом руки они играли министров и известных журналистов, телекомментаторов и актеров, превращались на мгновение в людей из толпы, обычных, безликих безработных или неграмотных крестьян. Они издевались, иронизировали, подшучивали и плакали. Они заставляли задуматься над тем, что плохо, хотя сами не знали, как должно быть хорошо. Только морально здоровые люди умеют смеяться над собой.

Поединок продолжался не менее часа, и за этот час никто не сдвинулся с места. Официанты присоединились к посетителям и так же, как и они, разделились на партии, болевшие за ту или другую сторону. Из кофейни никто не вышел, а если и вышел, то этого не заметили. Болельщики обступили своих расслабившихся любимцев, потчуя их чаем и кока-колой, угощая сигаретами из десятка протянутых пачек, громко обсуждая перипетии закончившейся борьбы.

Мы попрощались со студентами и вышли. Толпа всё ещё стояла у входа.

Окунувшись снова в праздничную суету, свет, шум и запахи, я слабо воспринимал их, шагая почти автоматически. Правда, я хорошо помню, как в толпе мы наткнулись на Вовку с Сергеем и прихватили их с собой.

Газлян сидел в переполненной покупателями лавке и улыбался вымученной улыбкой. Мы подождали у входа.

— Поздравляю, — сказал Газлян, выйдя к нам. — Где мне найти вас через пару часов? Ваше кольцо, мадам, я хочу вручить вам за ужином.

И тут мне пришла в голову шальная идея.

— Встретимся через три часа в «Эль-Дорадо».

Сами помолчал, быстро прикидывая что-то в уме, и расхохотался:

— Молодец, Алеша! Почему бы и нет? Встречаемся в «Эль-Дорадо»!


Анатоль Имерманис СМЕРТЬ НА СТАДИОНЕ




1

Город был похож на яйцо колибри в гнезде страуса.

«Яйцом» был сам город, древняя столица испанских конквистадоров, с карабкающимися вверх узкими улицами и неимоверно широкими площадями.

Мигелю Даймонту, привыкшему к геометрической планировке североамериканских городов, эти улицы казались похожими на детей, бегущих взапуски, словно дразня друг друга: мол, видишь наверху вазочку с мороженым? Спорим, я добегу туда первой!

И улица — авенида Долороса, или авенида Сан-Мартин, или как там её — забыв, что ей не четыре года, а все четыреста, что она уже старушка с ревматическими суставами, прытко, не разбирая дороги, устремляется вверх по террасам естественного амфитеатра. Но старческий мозг оказывает порой дурные услуги, и, внезапно забыв о мороженщице, к которой карабкалась с таким усердием, улица скатывается вниз по бесчисленным ступеням, истертым миллионами босых пяток, и пропадает в темной арке, чтобы вынырнуть в совершенно ином мире, где белые сталагмиты небоскребов врезаются в раскалённое небо.

«Гнездом страуса» были окружавшие город горы — хаотическое нагромождение конусов и прямоугольников, глубоких ущелий, куда никогда не заглядывало солнце, и могучих пиков, на которых его отблески были видны ещё долго после заката.

Снег слегка таял днем, а ночью снова покрывался ледяной коркой. Этот снег лежал на вершинах с тех времен, когда самого города не было ещё и в помине. Для тех, кто смотрел на него снизу, из города, он принимал порой обманчивый вид освежающего мороженого.

В этой иллюзии было нечто гипнотическое.

Стоило Мигелю Даймонту выйти на укрытый полосатым парусиновым навесом балкон, усесться в шезлонге и повернуть голову так, что в поле зрения оставался лишь один какой-нибудь пик, как его ненадолго охватывало обманчивое ощущение прохлады. Но уже через пять минут только что надетая чистая рубашка прилипала к груди, и Даймонту чудилось, что весь он, от шеи до пят, облеплен горячим масляным компрессом.

В городе было невыносимо жарко, и сознание, что там, на высоких пиках, температура круглый год держится ниже нуля, словно усиливало изнуряющую жару.

Сам город находился высоко над уровнем моря, и тысячи футов, если мерить по вертикали, отделяли его от самых высоких пиков.

Чтобы добраться до них по отвесным узким тропам, где даже привычные к горным дорогам вьючные мулы спотыкались, а порой и срывались в пропасть, надо было потратить много, много часов.

Пробыв на балконе не более десяти минут, Мигель Даймонт вернулся в комнату, плотно прикрыл за собой дверь, опустил штору и отправился в ванную. Душ, увы, был далеко не ледяным. Но с этим приходилось мириться, как и с многими другими неудобствами в этом старом отеле, построенном ещё в прошлом веке. В отличие от новых гостиниц — ровесников небоскребов — отель «Кондор», в котором жил Мигель Даймонт, не был даже оборудован кондиционером.

Зато он имел огромное преимущество — по крайней мере, в глазах Мигеля Даймонта. Прямо напротив бокового окна его комнаты находилась штаб-квартира Демократического Альянса.

Каждый день Даймонт с биноклем проводил у этого окна много часов.

Объектом наблюдения был высокий человек, чьё умное, вытянутое лицо с пристальным взглядом темно-карих глаз, смотревших в упор из-за стекол пенсне, было знакомо каждому жителю древнего города. Словно несмываемое клеймо, оно украшало бесчисленные предвыборные плакаты партии, чей приход к власти означал бы поворот в судьбе страны.

В том, что партия Демократический Альянс победит, ни у кого не было ни малейшего сомнения.

Существовал один-единственный способ предотвратить эту победу — убрать человека, сумевшего сплотить воедино разнородные элементы, из которых состоял Альянс. Единственного человека, в котором народ видел своего мессию.

Это и было задание, которое поручили Мигелю Даймонту.

Прежде чем выехать сюда, Мигель Даймонт просмотрел сотни метров отснятого в разное время и в разных местах фильма.

Председатель ЦК Демократического Альянса Кароль Альварес выступает на митинге. Альварес садится в автомобиль. Альварес пожимает руку касику затерянного в горах индейского селения. Альварес с женой и детыми на прогулке. Сотни метров Альвареса, сотни страниц тщательно собранного досье, которое содержало практически всё, что могло быть известно об этом человеке. Всё, вплоть до привычки во время футбольного матча держать в зубах незажженную сигарету.

Но всего этого Мигелю Даймонту было недостаточно. Он был из тех людей, сравнительно редких для его профессии, которым, прежде чем взяться за дело, необходимо самому изучить противника в непосредственной близости.

Дело было нелегкое. Совсем недавно коллеги Мигеля Даймонта убрали крупного прогрессивного деятеля в одной из стран Карибского бассейна. В разработке операции Даймонт, находившийся тогда в Риме, участия не принимал. Его коллеги столь неумело провели операцию, что спустя неделю после убийства разразился страшнейший скандал, и одному из начальников секретной службы пришлось взять на себя роль громоотвода.

Второй такой промах был недопустим. Все понимали, что Альвареса надо убрать. Но убрать так, чтобы не возникло ни малейших подозрений.

Ни яд, ни автомобильная катастрофа не годились. Следовало организовать такое стечение обстоятельств, при котором смерть Альвареса выглядела бы абсолютной случайностью.

Именно поэтому труднейшее дело было поручено Мигелю Даймонту — лучшему стратегу и тактику секретной службы.

Пока он ещё не знал, что придумает, но чувствовал, что решение придет само собой. Убрать Альвареса надо до выборов, а они состоятся через шестнадцать дней. Кроме необходимости устранить его так, чтобы виновником в глазах всего мира было одно провидение, на Мигеля Даймонта давил ещё цейтнот.

Но ни этот бег наперегонки со временем, ни удушающая жара не выводили его из равновесия. Мигель Даймонт был профессионалом, а истинный профессионал не должен иметь того, что люди более слабой психической структуры называют нервами. Каждый день Мигель Даймонт с терпением паука, создающего сложную паутину, и со спокойствием идола садился у бокового окна, брал в руки бинокль и часами наблюдал за противоположным домом.

Каждый раз, когда в окулярах появлялось умное лицо Альвареса, Мигель Даймонт улыбался краешком губ. Он не просто разглядывал своего противника. Он как бы приближался к нему: на шаг, ещё на шаг. По жестам, походке, мимике он пытался проникнуть в самую суть этого человека, изучить его характер, найти в нём самом то, что необходимо для успеха операции.

Когда Альварес, сопровождаемый своими соратниками, покидал штаб-квартиру партии, Мигель Даймонт позволял себе короткий отдых. Он выходил на балкон и, глядя на далекие снежные пики, говорил себе: «Вот она — цель! Бесконечно далека, неприступна, а всё-таки до неё можно добраться».

Он возвращался в комнату, холодным душем смывал с лица и тела мерзкое ощущение горячего компресса, наливал в бокал лимонный сок, бросал побольше льда и, медленно потягивая прохладный напиток, думал.

В регистрационной книге отеля «Кондор» Мигель Даймонт числился швейцарским коммерсантом Лотаром Гешоником, совладельцем фирмы по производству оптических приборов. Единственным товаром, который сам Даймонт собирался импортировать в эту страну, был оптический прицел снайперской винтовки. Но, возникни надобность, он мог толково поговорить о делах представляемой им фирмы.

Мигель Даймонт не принадлежал к числу старомодных «рыцарей плаща и кинжала» — настоящих док, когда дело касалось диверсий, заговоров, убийств, но полных невежд во всём остальном.

К тому же представляемая Даймонтом фирма действительно существовала. Прежде чем отправиться на разработку операции, Даймонт лично позаботился об этом. Фирма «Свисоптик» имела конторы в Берне и Цюрихе и давала объявления в крупных швейцарских газетах.

Как и всякому процветающему коммерсанту, Даймонту в роли Лотара Гешоника полагалось иметь личную секретаршу. Беата Андерсон прилетела вместе с ним, поселилась в соседнем номере и каждое утро ровно в семь часов переводила ему сообщения местных газет.

Мигель Даймонт выбрал себе в помощники эту давнюю сотрудницу секретной службы не только за знание испанского языка. Беата была прекрасной связной. Даймонт считал в данном случае необходимым избегать прямых контактов — как со своим коллегой, фигурировавшим в штате посольства в качестве пресс-атташе, так и с агентами, которым была предназначена та или иная роль в операции.

Из множества статей и заметок, помещенных в местных газетах, в том числе в органе Демократического Альянса «Венсеремос», Беата подбирала лишь тот материал, который мог заинтересовать шефа. Сотрудница отдела сбора информации, она владела семью языками и уже не раз выполняла для него подобную работу.

Сегодня её внимание привлекли две заметки.

В семь часов вечера должно было состояться заседание Центрального комитета Демократического Альянса, на котором предполагалось обсудить возможность союза на выборах с партией «Прогресс и свобода».

Это была, по существу, мелкобуржуазная группировка, не вполне согласная с Демократическим Альянсом касательно широких социальных реформ, но всецело одобряющая установку на независимую экономическую и внешнюю политику.

Вторая заметка была напечатана в отделе спортивных новостей.

Сегодня, также в семь часов вечера, должен был состояться футбольный матч между столичной командой «Ла Монтанья», занявшей в прошлом году первое место в национальной лиге, и командой «Санта Роса», имевшей все шансы стать в нынешнем сезоне чемпионом. Сообщалось, что все билеты проданы за две недели до матча и что полиция арестовала перекупщиков, сбывавших билеты на лучшие места по неслыханной цене.

Этот матч имел особое значение, ибо после него тренер национальной сборной Кастильо Мендоса собирался окончательно определить состав команды, которая на следующей неделе должна была встретиться с эквадорцами.

Как и Даймонт, Беата Андерсон читала досье Кароля Альвареса и знала, что он слывет заядлым футбольным болельщиком. Она была уверена, что эта информация должна заинтересовать шефа.

Однако Мигель Даймонт прослушал её с таким же невозмутимым видом, как и заметку, в которой сообщалось о назначении особой комиссии по расследованию нелегального вывоза за границу археологических ценностей.

В действительности Мигель Даймонт был весьма доволен тем, как совпали два как будто ничем друг с другом не связанных факта — заседание Центрального комитета Демократического Альянса и футбольный матч.

Его безразличие было профессиональной маской. Даже скорее привычкой. Беате он вполне доверял, но был убежден: начальник, не умеющий скрывать свои мысли от подчиненного, дает полную возможность подчиненному сесть в своё кресло

— Спасибо, Беата! На сегодня достаточно! Нам через полчаса надо быть в министерстве торговли.

Говорил он на немецком языке, как и полагалось коммерсанту из Цюриха, где большинство жителей разговаривают на швейцарско-немецком диалекте.

Что касается переговоров с министерством торговли, да и с некоторыми экспортно-импортными фирмами, то это занятие не было таким уж пустопорожним, каким казалось.

Если операция удастся (а Мигель Даймонт в этом не сомневался), никому не придет в голову заподозрить в чем-либо солидного швейцарского коммерсанта…

Вернувшись из министерства, Мигель Даймонт в одиночестве пообедал в ресторане отеля. Затем по старомодной широкой лестнице (в отеле «Концор» отсутствовали не только кондиционеры, но и лифт) поднялся наверх и на час заперся в комнате Беаты. Проходящие по коридору служащие гостиницы, увидев на дверях табличку «Не тревожить!», многозначительно улыбались. Это входило в расчет Мигеля Даймонта. Пусть думают, что секретарша по совместительству его любовница.

В действительности он в этом не нуждался. Дома у него были жена и двое детей, а вне дома он обходился без женщин. Мигель Даймонт полагал, что амурные похождения отвлекают от главного. А главное для него было: думать, планировать, принимать безошибочные решения.

Вот и сейчас, удобно усевшись в кресле, он думал. Время от времени Беата, расположившаяся с книгой на диване, поворачивала голову в его сторону и лишний раз убеждалась, что он её совершенно не замечает.

Ровно в половине шестого Мигель Даймонт занял свой наблюдательный пост у бокового окна. Один за другим съезжались члены ЦК Демократического Альянса. Альвареса среди них не было. Он появился лишь поздно вечером, когда совещание подходило к концу.

В момент, когда Кароль Альварес выпрыгнул из автомобиля и почти бегом устремился к входным дверям штаб-квартиры, Мигель Даймонт был готов мысленно аплодировать ему.

Ещё до того, как Мигель Даймонт увидел Альвареса на экране телевизора среди огромной толпы, заполнившей стадион (между прочим, матч закончился со счетом 3:2 в пользу столичной «Ла Монтаньи»), он предугадал этот, казалось бы, легкомысленный поступок. Предугадал, что Альварес даже ради важного политического совещания не откажется от футбола. Для Даймонта это означало, что он достаточно изучил характер противника. Это давало возможность прогнозировать поведение Альвареса в схожих ситуациях.

Только сейчас Мигель Даймонт по-настоящему осознал, насколько опасен Альварес. В стране, где футбол пользовался почти фантастической популярностью, может быть, эта приверженность футболу и делала Альвареса столь популярной фигурой. Выступая на митинге, он оставался политическим деятелем — интеллигентом, отделенным пропастью от безграмотного индейца, прозябающего в нищем горном селении. Зато, сидя на трибуне стадиона среди тысяч болельщиков, Альварес становился человеком из народа, человеком, для которого чаяния простого люда являлись не чем-то умозрительным, а важной частью его жизни.

В этот вечер Мигель Даймонт лег спать с полной убежденностью, что значительно приблизился к своей цели.

В шесть часов утра он, как обычно, встал, принял ванну, побрился и в электрической кофеварке сварил себе кофе. С дымящейся чашкой в руке он вышел на балкон. Было ещё сравнительно прохладно. На пиках далеких гор играли лучи восходящего солнца.

В семь часов утра Беата, как обычно, пришла с целым ворохом газет. Все они крупными заголовками извещали читателей, что намечавшийся блок Демократического Альянса и партии «Прогресс и свобода» стал свершившимся фактом. Это означало, что Альварес на предстоящих выборах получит не просто большинство, а подавляющее большинство голосов. Одна статья так и была озаглавлена: «Кароль Альварес — будущий президент!»

Преградить ему путь к президентству можно было лишь одним-единственным способом. И Мигель Даймонт, перед которым стояла эта задача, уже знал, как это сделать.


2

Каждый день Мигель Даймонт несколько часов посвящал прогулке по городу. Вместе с Беатой бродил по шумным рынкам, где фрукты всех цветов и оттенков соревновались в пестроте с покрывалами и циновками, выделкой которых славились местные индейцы.

Посещал богослужения в старинных соборах с непомерно высокими сводами, наполненных гулким, почти осязаемым полумраком, в котором мерцали электрические свечи. Потом они подолгу сидели в каком-нибудь кафе под открытым небом, где пили черный, густой, как смола, кофе или излюбленный местными жителями напиток, настоянный на орехах кола. После темной прохлады церквей духота под натянутыми над столиками тентами казалась вовсе невыносимой.

Прогулки эти имели двоякую цель. Играя роль швейцарского коммерсанта, впервые попавшего в экзотическую для него страну, Мигель Даймонт, естественно, должен был интересоваться местными достопримечательностями.

Но важнее было то, что таким образом Мигель Даймонт всегда знал, о чём толкуют люди, что их волнует, чем они озабочены: где бы они ни находились, чем бы ни занимались, Беата постоянно прислушивалась к чужим разговорам.

Больше всего говорили о выборах, но в последние дни главной темой стал предстоящий матч национальной сборной с эквадорцами. Страсти были накалены. Прошлогодний матч кончился незаслуженной победой эквадорцев. По крайней мере, местные болельщики считали, что национальная сборная, которая в течение всего матча имела некоторый перевес, проиграла в результате нечистого сговора. Большинство утверждало, что подкуплен судья. Но некоторые полагали, что эквадорцы подкупили полузащитника национальной сборной, от ноги которого мяч угодил в собственные ворота.

Тот матч завершался грандиозной потасовкой между болельщиками обеих команд. Эквадорской полиции пришлось применить слезоточивый газ.

Что касается незадачливого полузащитника, то ему как следует досталось от соотечественников. Почти месяц он пролежал в эквадорской больнице. Получив за это время свыше тысячи угрожающих писем, он понял, что возвращаться на родину небезопасно, и принял решение выступать за итальянский клуб «Ювентус».

Вся атмосфера в городе, этом беспорядочном лабиринте широких площадей и извилистых улиц, казалась предельно наэлектризованной. Футбол! Где-то здесь таилось для Мигеля Даймонта решение его задачи.

В то утро Мигель Даймонт проснулся чуть раньше обычного. Проснулся от того, что пунктирно намеченный план операции наконец-то обрел конкретные очертания.

В эту минуту Даймонт казался себе полководцем, разыгрывающим на штабной карте предстоящее сражение. Учет местности, расстановка сил, введение в бой того или иного соединения, характер противника — всё скрупулезно высчитывалось, проверялось, перепроверялось. Всё эти сложные хитроумные расчеты служили единой цели — подготовке сокрушительного артиллерийского залпа.

Мигель Даймонт уже знал, где, когда и при каких обстоятельствах умрет Кароль Альварес.

Из миллиона людей, которые будут оплакивать безвременную смерть, ни одному не придет в голову, что её запланировал и осуществил он — Мигель Даймонт.

Пока Беата раскладывала газеты на столе, Даймонт стоял в открытых дверях балкона и, глядя на самый высокий, покрытый снежной шапкой пик, обдумывал, какие распоряжения дать ей в первую очередь. Затем подошел к столу и сказал:

— Переводить мы сегодня не будем! Есть дела более срочные. Узнайте, кто будет судить матч.

И тут его рассеянный взгляд остановился на крупном заголовке: «Назревает пограничный инцидент с Эквадором!»

Рука автоматически поднялась и прижалась к виску. Он ещё ничего не знал о пограничном инциденте, но долголетняя привычка предугадывать возможное развитие любой ситуации заставила его насторожиться. Скорее это была даже не привычка, а профессиональная интуиция. Именно она в немалой мере способствовала его продвижению по службе.

Так же, как опытный альпинист по еле заметному дрожанию воздуха предчувствует готовую вот-вот обрушиться лавину, так и он ощутил опасность, подстерегающую его столь тщательно выношенный план.

— Извините, дела откладываются. — Его лицо снова приняло обычное невозмутимое выражение. — Переведите мне все статьи, где речь идет о пограничном инциденте… Как вы сами понимаете, такого рода происшествия могут в какой-то мере повлиять на дела нашей фирмы.

Фраза имела двойной смысл.

Ещё до приезда Мигеля Даймонта секретная служба внедрила в персонал отеля своего сотрудника. Дважды в день он проверял, нет ли в комнатах Даймонта и Беаты подслушивающих устройств. Даймонт был настолько уверен в своей маскировке, что считал эту предосторожность излишней. Но такова была процедура, которой должны были подчиняться лица, участвовавшие в любой секретной операции.

Правда, Даймонт принимал в расчет простое любопытство, присущее горничным и коридорным любого отеля. Как бы заняты они ни были, время для подслушивания всегда найдется.

Поэтому Даймонт разговаривал с Беатой исключительно по-немецки.

Для большинства персонала (в этой стране даже самые простые фразы на английском понимали весьма немногие) язык этот являлся сплошной абракадаброй. Но коллега Даймонта, ответственный за его легенду, установил, что горничная Аманда Эрера — внучка бывшего германского подданного. Не исключено, что она хотя бы частично владеет немецким.

Так что такая, казалось бы, пустяковая предосторожность, как применение слова «фирма», отнюдь не являлась излишней.

Наиболее подробную статью о пограничном конфликте опубликовала «Аксион» — газета, тесно связанная с правительственными кругами.

«Наше национальное археологическое управление уже давно било тревогу в связи с хищением древностей и вывозом их за границу. Предметы древней культуры инкского и доинкского периодов исчезают из храмов и центров раскопок, контрабандным путем вывозятся из страны и в конечном итоге обогащают коллекции североамериканских миллионеров, готовых платить за них баснословные суммы.

Сенсацию вызвало происшествие, связанное с открытием на горном плато Храма Солнца, который ученые относят к так называемой культуре «шавон», предшествовавшей культуре инков.

Индеец из племени кечуа Теу Тачкау, разыскивая отбившуюся от стада ламу, внезапно наткнулся в джунглях на каменную стелу. Прорубившись при помощи мачете сквозь сплошные заросли, индеец увидел целый комплекс застроек, накрытый, словно мохнатой зеленой шапкой, дремучей растительностью.

Когда спустя полгода специально организованная Национальным археологическим управлением экспедиция добралась до храма, оказалось, что ученых успели опередить грабители.

Исчезли многие барельефы и стелы с изображением богов, даже весившая многие тонны огромная, изваянная из камня голова. Не вызывало сомнений, что грабители были оснащены самой современной техникой, в том числе бульдозерами. Для того чтобы вывезти древности из джунглей, им пришлось проложить добрый десяток километров автомобильной дороги.

Это сенсационное сообщение лишний раз подтвердило неоднократно высказанное специалистами убеждение, что хищением древностей занимается хорошо организованная банда гангстеров. Исходя из того, что вывоз столь громоздких предметов возможен лишь при использован