Дно (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Джуд Уотсон Дно

Глава 1

Из сплошной серой пелены холодного дождя выступил разрушенный Храм. Обман зрения, мираж, дурной сон — что угодно, но только не то величественное сооружение, каким он помнился. Ферус смотрел — и не мог отделаться от чувства нереальности, так, как будто он видел картинку на экране. Он сморгнул — ему показалось вдруг, что Храм оседает и рассыпается, словно мозаика…

Так же как и окончание Войны Клонов, многое другое в его жизни вызывало у него странное ощущение и нереальности — и более чем реальности происходящего в одно и то же время. Логике это не поддавалось, но к нему самому имело самое прямое отношение. Вот он мирно живет на спокойной планете — а вот уже он боец Сопротивления; затем заключенный; потом беглец… И каждый новый вираж судьбы вызывал у него искреннее удивление: как это он так опять умудрился?!

Соберись, Ферус. — приказал он себе, — Ты здесь, и давай-ка думай о деле. Чувства чувствами, а Храм был более чем реален — и занят имперскими штурмовиками.

Он почти справился с первым шоком от вида Храма, занятого имперцами, хоть ощущение и было как от удара под дых. Храм был похож на смертельно раненое существо.

Когда-то он был здесь учеником. Он оставил Орден, но всё равно, шаг за шагом, тянулся восстановить то, что он потерял: ту же самую чистую связь с Силой, верность своим сотоварищам по Ордену или — как теперь — их памяти. И такой Храм был словно рана в сердце.

— Ферус? Не знаю, заметили ли вы, но идет дождь.

Ферус повернулся к Треверу. Парень стучал зубами. Капюшон, натянутый на синие взъерошенные волосы, уже явно ни отчего не спасал. Капли одна за другой падали с его края, то и дело попадая Треверу по носу.

Да уж, «идет дождь» — это ещё мягко сказано. Ферус только теперь почувствовал и насквозь мокрый плащ, и липнущую к телу одежду. Конечно, в Храме их учили, как быть нечувствительными к физическому дискомфорту. Почувствуйте дождь, почувствуйте холод, затем позвольте этому уйти… Но только это было так давно. И сейчас он вынужден был признать, что тоже крепко замерз.

— Не то чтобы я жалуюсь, — Тревер стискивал зубы, чтобы не стучали, — Но я уже не чувствую пальцев. И вообще ног. И я хочу есть. И у меня уже не волосы, а сосульки. И я…

— Потерпи. Мне надо все хорошо рассмотреть, — отозвался Ферус, — Еще несколько минут.

— Прекрасно. Если мои пальцы отваляться, просто сообщите мне, идёт? Сложите их мне в карман, или ещё куда.

Ферус покачал головой. Кажется, Тревер прицепился к нему накрепко. Мальчишка спрятался на их корабле, когда они с Оби-Ваном, спасаясь от имперцев, улетали с Беллассы. Потребовалось несколько недель, чтобы понять, что Тревер останется с ними. Дитятко оказалось весьма ловким и находчивым, но Ферусу отнюдь не улыбалось тащить мальчишку с собой во все предстоящие опасности. Ферус предложил Треверу осесть на Корусканте. Чем не то место, «где безобидный вор вроде некоторых мог бы безбедно провести свою честную жизнь без имперского ботинка на загривке»- как вроде бы мечтал Тревер… Но тот не согласился. Ферус ещё понятия не имел, что с ним делать, и парень пока просто держался рядом с ним. Ферус видел — навыки, выработанные улицей, и своего рода упорство мальчишки при необходимости могли превращаться в настоящую храбрость. И Ферусу уже приходилось радоваться тому, что парень оказывался рядом в очередной передряге.

Он снова взялся за электробинокуляр. Храм, несомненно, использовался. Потребовалось всего несколько часов, чтобы разузнать все интересующие его здешние слухи. Империя использовала Храм как тюрьму для захваченных джедаев. Говорили, что сколько-то из них остались в живых — те, что возвратились к Храму раньше, чем был отключен маяк. И обнаружили штурмовиков и имперскую тюрьму вместо своего бывшего обиталища.

Но это был только слух.

И Ферус не знал, много ли было в нем правды.

Оби-Ван Кеноби рассказал ему, что он сумел переключить маяк на передачу приказа не возвращаться, затаиться. Одно это уже противоречило имперской версии, так что как минимум часть слухов была ложью. Даже если сколько-то джедаев и возвратились, их не могло быть много. К тому же Ферус знал, что почти все джедаи были убиты в той резне.

Но будь здесь даже всего один из них, он должен идти и найти его.

Он уже подозревал, кто мог быть там: Фай-Тор Эйна, женщина-джедай, знаменитая своим искусством боя на лайтсейберах. Когда Ферус нашел в пещере Илума Гарена Мулна, тот рассказал ему, что Фай-Тор Эйна отправилась на Корускант и обещала ему возвратиться. Она направлялась в Храм — но обратно уже так и не вернулась.

Она должна была быть здесь. Будь она на свободе, она вернулась бы на Илум за Гареном. А значит, заключал Ферус, она была либо брошена в тюрьму, либо мертва.

Сам Гарен остался на найденном ими в центре галактического шторма астероиде, где Ферус вместе с новыми соратниками Тома и Райной начал создавать тайную базу для уцелевших джедаев. Да, он понятия не имел, сколько их на самом деле осталось в живых. Но сколько бы ни было, требовалось безопасное место, где они могли бы обосноваться.

Ферус наблюдал за прибытием и отлетами имперских кораблей. Так как старый ангар был разрушен, имперцы построили новую посадочную платформу — на большой площади перед Храмом. Она смотрелась там, словно уродливый шрам.

Не думайте о том, что было. Думайте о предстоящем шаге.

Итак, это была тюрьма. Он представлял себе тюрьмы. Неизвестно, что труднее — прорваться внутрь или потом наружу…

— Я знаю, о чем Вы думаете, — сказал Тревер, притоптывая ботинками, чтобы согреть ноги, — Вы думаете, что мы сможем это сделать.

— Да, мы сможем.

— Хе. Разумеется. Никаких проблем. Что такое пара сотен штурмовиков?

Ферус не сводил глаз с Храма:

— У меня есть одно преимущество.

— Кроме меня? — ухмыльнувшись, поинтересовался Тревер.

— Они смогли занять Храм, но они плохо знают его. Никто не знает Храм так, как джедай. Я смогу найти для нас и вход и выход.

— Для нас, вы сказали?

Ферус взглянул на него:

— Послушай, я смогу сделать все это сам. Я предпочел бы отправиться туда в-одиночку. Мы просто договоримся, где потом встретимся…

— Нет, — не терпящим возражений голосом ответил Тревер, — Я с вами.

Они уже спорили об этом. Тревер заметил, как во взгляде Феруса что-то изменилось; похоже, союзничек устал спорить и смирился с неизбежным…

— Итак, как мы рассчитываем пробраться туда?

— Думаю, есть один путь, — ответил Ферус, — Мы спустимся с корабля прямо на башню. Я вижу место, где стена башни сильно повреждена. Мы сможем зацепиться там. Там же, но чуть выше, на южной стороне раньше располагалась небольшая оранжерея — там выращивались разные травы и пряности для кухни. Если мы сможем подняться туда по стене, то попадем оттуда в служебные помещения. Там была целая система технических тоннелей, которые вели в лифтовые турболифтов. При любом раскладе хотя бы некоторые тоннели наверняка уцелели, и мы сможем пройти по ним на нижние уровни — это единственное место, где они могли устроить тюрьму.

— А о каком корабле вы говорите? — спросил Тревер, — Мы же оставили крейсер Томы на грузовой платформе. Не говоря уж, если мы оба прыгнем, кто поведет его дальше?

…Тома и его первый помощник Райна присоединились к Ферусу и Оби-Вану после разгрома Сопротивления на Эйчерине.

Оби-Ван возвратился в своё таинственное изгнание, а Райна и Тома остались на найденном астероиде вместе с Гареном.

— Я не собираюсь использовать крейсер Томы. У меня другая идея. Мы возьмем аэротакси.

— То есть мы запрыгнем в такси и скажем: «Эй, шеф, на ту башню, пожалуйста!»

— Почему нет, просто водитель должен быть подходящий.

— Хорошо, — сказал Тревер, — давайте прикинем. Мы собираемся прыгать с летящего такси на разрушенную башню, чтобы найти возможно имеющуюся там дыру, которая может вести к неким вдребезги взорванным туннелям, по которым может быть удастся попасть в кишащую штурмовиками тюрьму. Таким образом, мы, возможно, сможем спасти одного джедая, который, если нам повезет, может быть там и может быть ещё жив.

Ферус взглянул Треверу в глаза:

— Проблемы?

— Хе… Никаких! — отозвался тот, — Двигаем!

Корускант во многом изменился, но кое-что осталось прежним. На одном из нижних уровней галактического города всё ещё были «левые» посадочные платформы, где можно было нанять водителя аэротакси для сомнительных и опасных полетов. И лишних вопросов здесь, как и прежде, не задавали. В то время как Ферус вел переговоры с приземистым мускулистым гуманоидом, лицо которого было сплошь покрыто татуировками, Тревер выискал лоток, продукты на котором выглядели не совсем отравой, и быстренько занялся пирогом и соком из подвернувшегося пакета. Когда Ферус подозвал его, он быстренько стянул и сунул в карман второй пирог. Вот теперь, пожалуй, он готов идти.

Они забрались на заднее сидение разбитого аэротакси и помчались над многоцветными линиями огней увеселительных кварталов. Водитель придерживался предписанных линий движения — пока. Потом свернул и, пересекая уровни, направился в сторону Сената. Разрушенный Храм становился всё лучше и лучше виден.

Здесь движение было плотным, линии переполнены. Такси опять скользнуло в общий поток, и водитель вел машину на небольшой скорости. Лишь в последний момент он резко свернул на линию, ведущую ближе к Храму. Потом нырнул вниз, завернул за поврежденную башню и завис в воздухе.

— Если идёте — идите, — прохрюкал он, — Через секунды я буду на всех имперских датчиках!

Ферус активизировал трос-подъемник и повернулся к Треверу. Парень был несколько бледноват.

— Это тебя удержит, — заверил его Ферус, — К тому же я буду рядом.

Тревер сглотнул, потом кивнул головой. Ферус закрепил второй трос на его поясе.

Ферус сам выстрелил оба троса, целясь выше зубчатого края башни, который, похоже, мог удержать их. Трос зацепился и тут же выдернул их из такси — водителя именно в этот момент озарило прибавить скорости. Ферус мысленно выругался — благодаря этому лихачу их теперь с такой дикой скоростью несло по воздуху, что только ветер в ушах свистел, а капли бьющего в лицо дождя стали вдруг острыми, словно иглы. Ферус, приземлившись, крепко приложился о выступ и тут же ухватил Тревера, чтобы хоть немного притормозить его полет. И все же Тревер с размаху влепился в башню — и вцепился мертвой хваткой.

— Это было забавно, — прохрипел он.

— Главное — не смотри вниз.

— Я постараюсь.

Аэротакси умчалось прочь, тут же исчезнув в плотном потоке движения. Всё действие заняло считанные секунды.

Ферус протер глаза от заливавшего лицо дождя. Башня, на которой они стояли, была высока, город лежал у их ног. Были видны здания обширного комплекса Сената и новая массивная статуя Императора Палпатина, которую тот сам распорядился установить.

Отсюда Ферус и Тревер были невидимы для направляющихся к новой посадочной платформе кораблей имперцев, но полагаться на это и оставаться здесь долго все равно было опасно.

Ферус спиной чувствовал неровную каменную стену Храма. Пора было подниматься, но он стоял, справляясь с накатившим словно волна ощущением неразрывной связи с этим местом — как ни с каким другим в Галактике.

Он был дома.

Глава 2

Кривой дюрастиловый стержень — крепление сорванного сенсора — все еще оставался на стене. Ферус проверил, выдержит ли он его вес. Вполне. Используя крепление как опору, он мог бы перехватиться руками повыше и посмотреть, что делается в бывшей оранжерее.

Он подтянулся на руках и заглянул внутрь. Оранжерея была не просто сожжена — она была взорвана. Вход в нее был завален почерневшими обломками, остатки разбитых стекол торчали в рамах острозубыми клиньями.

Он вспомнил….

…Он стоял тогда рядом с Сири. Она сорвала траву и поднесла к его носу.

— Что это говорит тебе?

— Это трава, — ответил он.

— Но что это тебе говорит?

— Я не понимаю, учитель.

Чего она хотела? Ферусу было только тринадцать, самое начало его ученичества. Он все время боялся что-то сказать или сделать неправильно.

— Это тоже часть Силы, Ферус. Связь со всем живым — это тоже часть Силы. Закрой глаза. Запах. Хороший. Ну? О чем тебе это говорит?

— О завтраке, — ляпнул Ферус и смутился.

Сири коротко рассмеялась.

— Небогато, но, думаю, это придет. Попробуем другое.

— Учитель? Йоланд Фии не любит, когда кто-то рвет его травы.

Сири развернулась к нему с полными руками цветов и трав.

Она улыбалась.

— Знаешь, Ферус, если бы ты не старался превзойти по накрахмаленности собственную тунику, мы продвигались бы намного быстрее…

Ферус почувствовал, что руки начали дрожать от напряжения, и осторожно опустился обратно. До сих пор он не понимал в полной мере, что возвращение в разрушенный Храм окажется для него тяжелее, чем любые проблемы с имперцами. По крайней мере, сам он, без сомнения, предпочел бы любую стычку со штурмовиками своим воспоминаниям.

Сири, конечно же, была права. Думая теперь о том времени, он вспоминал то свое абсолютное отсутствие гибкости; поглощавшее его целиком старание соответствовать уровню… Как обдумывал и оценивал каждое слово и действие с точки зрения того, как должен говорить или делать совершенный ученик… Ох.

Каждый раз, когда Ферус вспоминал себя в бытность падаваном, он поражался, как кто-то вообще мог выносить его. Только гораздо позже, уже на Беллассе, благодаря дружбе с Роаном Лендсом, он смог отказаться от тех жестких рамок, которые установил для себя. И увидеть, что его «совершенствование» на деле было тюрьмой, которую он сам для себя выстроил; стенами, что отгораживали его от окружающих.

Но Роан и жизнь на Беллассе теперь остались позади так же, как и Орден. Война и Империя разорвали его жизнь надвое, как и жизни многих и многих существ в Галактике. Сначала он не обратил внимания на изменения — захват Палпатином власти происходил так медленно и осторожно; это потом оказалось — жестоко и неотвратимо. Он знал, что во времена смуты многие стремятся к власти, и не заинтересовался очередным претендентом. Когда же маска была сорвана и действительность предстала во всей своей красе, было уже поздно.

— Тот вход засыпан крупными обломками — сказал он Треверу, — Придется взрывать. Как думаешь, сможешь справиться с этим?

— Не думал, что вы спросите.

Ферус уже обнаружил, что Тревер был своего рода специалистом по части взрывчатых веществ.

Он мог спокойно демонтировать или снова собрать альфа-заряд или же, глазом не моргнув, ослабить его мощность. Его брат Тайк, участвовавший в Сопротивлении на Беллассе, многому научил его. Тайк погиб от рук имперцев, так же как и отец Тревера. После этого мальчишка оказался на улице. Выжил — и многому научился. Дитя войны и беды, казавшийся старше своих лет, скрывающий под напускной бравадой мальчишескую ранимость…

— Нужна где-то половина мощности, мы должны проделать небольшой проход в завалах и не привлечь к себе внимания, — сказал Ферус Треверу.

Тревер вытянул из кармана на поясе альфа-заряд.

— Этого должно хватить. Поднимите-ка меня.

Ферус поднял его вверх и придерживал, пока Тревер, извернувшись, закладывал взрывчатку между массивными обломками.

— Готово.

— Прячемся, — Ферус спустил Тревера обратно вниз.

— Это же только половина мощности…

Взрыв почти снес Феруса с выступа. Он успел ухватиться за тот сенсор и теперь болтался в воздухе как лист на ветру. Подумал и решил последовать своему собственному совету и не смотреть вниз.

Раскачавшись, удалось достать ногами прежнюю опору и перебраться. Тревер виновато жался у выщербленной стены.

— И это было половиной мощности? — недоверчиво спросил Ферус.

— Это же не точная наука, вы же знаете, — смущенно ответил Тревер.

— Ладно, остаётся надеяться, что штурмовики не услышали. Идем.

Ферус подтянулся еще раз, осматривая результаты деятельности Тревера.

Несмотря на мощь взрыва, пролом оказался небольшим — слишком уж прочный камень. Придется постараться, чтобы протиснуться.

Что ж, хотя бы об одном из моих опасений можно забыть, — подумалось Ферусу. На башне они не застрянут, это уже точно, пробраться внутрь действительно оказалось возможным.

Он не стал думать о том, как они выйдут обратно. Пока.

Ферус, призвав Силу, прыжком оказался у пролома. Найдя устойчивое положение, протянул руку Треверу, помогая подняться. Друг за другом они протиснулись через пролом.

… И вот они были внутри Храма, в месте, так хорошо знакомом Ферусу. И все же, пусть на мгновение, он почувствовал растерянность. Эти завалы и близко не походили на тот Храм, который он знал. Они оказались в настолько сильно поврежденной части, что первые секунды он просто не мог сориентироваться. Одна стена была разрушена, другая почернела от копоти. Коридор, которым он рассчитывал пробраться, исчез, на его месте теперь высилась гора обломков.

— Мы должны пройти, — сказал он, поворачиваясь в другую сторону.

Они поднялись по разрушенной стене. Ферус на мгновение остановился.

Что бы ни произошло, Великая Сила никуда не делась, она была здесь, как и повсюду. Ферус погрузился в Силу. И внезапно почувствовал полную ясность. Теперь он уже опять мог четко ориентироваться здесь.

Постороннему Храм мог показаться гигантским лабиринтом, но для джедаев такая планировка была более чем осмысленной. Все было сделано в соответствии с особенностями и ритмом здешней жизни.

— Раньше здесь были мастерские, в которых ремонтировали дроидов, — объяснил Ферус Треверу, — Так что здесь должны быть и входы в технические тоннели тоже.

На полу стояли целые лужи воды, через полуразрушенный потолок лил дождь, от почерневших стен пахло дымом. Ферус постарался отодвинуть эмоции и воспоминания в сторону — сейчас ему нужно было сосредоточиться.

Как же.

— Мне нравятся дроиды, — сказал ему Анакин.

Ферус кивнул. Он принес сюда для ремонта небольшого дроида, принадлежавшего Сири, его учителю. И, к своему удивлению, обнаружил в мастерской Анакина Скайуокера, возящегося с частями разобранного дроида.

Он не очень хорошо знал Анакина. Мальчишка только в прошлом году появился в Храме. Конечно же, он слышал о нем. О том, как велика была в Анакине связь с Силой, как Куай-Гон Джинн привез его с далекой пустынной планеты. О том, что Оби-Ван Кеноби взялся обучать его после гибели Куай-Гона. О том, что тот мог оказаться Избранным…

— Дома я сам собрал дроида, — сказал Анакин. И что-то в его голосе подсказало Ферусу, что мальчишке очень одиноко здесь.

Ферус пожалел, что не умеет подобрать нужных слов, не умеет говорить с той сердечностью, которая требовалась бы сейчас… Он чувствовал, как от его молчания нарастает неловкость. Как жаль, что он не такой, как Тру Велд или Дарра Фил-Танис, которые могли легко найти общий язык с кем угодно… Увы, это всегда было трудно для него — подобрать нужные слова. Этого дара он не имел. И преподаватели всегда говорили ему, что он должен быть больше открыт живой Силе…

— Я не помню своего дома, — наконец сказал он, — И семьи тоже.

Анакин взглянул на него и встряхнул светлыми волосами:

— Значит, тебе повезло.

Тот казавшийся таким одиноким мальчишка превратился в поразительно одаренного джедая. А теперь он был мертв. Ферус не знал как или где это произошло. Он не решился спросить об этом Оби-Вана — взгляда на лицо мастера-джедая при упоминании имени Анакина было достаточно, чтобы удержать Феруса от расспросов. Горе, отразившееся на его лице вдруг словно на годы состарило его…

Ферус уже начинал понимать, чем были раньше почерневшие и искривленные груды металла и камня. Груда оплавленного дюрастила, высившаяся вдоль одной из стен, состояла из сложенных там когда-то дроидов и частей дроидов. Камень разрушился в крошево, хрустевшее под ботинками; звук шагов отзывался гулким эхом в заброшенном помещении. Он прошел мимо оплавленных деталей, валявшихся на полу отдельно от общей кучи…Зияющие дыры в потолке пропускали утренний дождь. Шорохи говорили, что в развалинах сейчас жили некие существа — была слышна их суетливая беготня под руинами.

Останки протокольных дроидов выглядели кошмарно: полуоплавленные, с пустыми орбитами глаз. Они были похожи на павших солдат.

В ноздри бил запах тлена. Запах упадка, запах крушения. И это только начало того, что ему предстоит увидеть.

— Так, где вход в туннели? — спросил Тревер.

Ферус вернулся из воспоминаний к реальности, внимательно оглядел помещение.

— Эта дыра, которая теперь вместо выхода, ведет к Главному залу. Думаю, туда нам совсем не надо. Вход в технические тоннели был там. По крайней мере, я думаю, что там…

Они одновременно посмотрели на гигантскую груду щебня у стены.

— Одно могу сказать: если нам придется рыться сквозь эту кучу, то лучше бы вы оказались правы, — проворчал Тревер.

Внезапно они услышали размеренный топот многих ног.

— Штурмовики, — прошептал Тревер.

Ферус быстро указал на высокую деформированную груду искореженного металла, местами сплавившуюся от высокой температуры: когда-то это были сваленные в кучу дроиды. Они лежали неплотно, в куче оставалось достаточно места, чтобы спрятаться.

Как раз вовремя. Команда штурмовиков в белой броне вошла через пролом со стороны большого зала.

— Датчики указывают на наличие форм жизни, — сообщил офицер в передатчик.

Тревер встревожено взглянул на Феруса: отряд принялся систематически прочесывать помещение, сектор за сектором. Штурмовики — серьезная неприятность, — подумал Ферус с раздражением, — Эти свою работу знают…

Минута-другая, и их обнаружат, в этом Ферус не сомневался. Солдаты одну за другой обходили кучи дроидов, проверяя каждую щель, каждый темный угол.

Ферус почувствовал, как его ноги вдруг коснулось нечто, по ощущению больше всего похожее на мокрую щетку. Потребовалась вся выдержка джедая, чтобы не дернуться. Вокруг них вперевалку ходила жирная и наглая миер-крыса. Ферус не успел предупредить Тревера: тот подпрыгнул от неожиданности, ударившись головой об искореженный металл над собой. Хоть и тихий, звук удара был услышан.

— Активность, — офицер развернулся, его фонарь оказался в сантиметрах от их укрытия, — Обнаружено вторжение. Найти и уничтожить.

Глава 3

Тревер осторожно сунул руку в карман, без малейшего звука вытянул пирог и кинул в сторону. Учуяв поживу, крыса ринулась туда.

Офицер заметил движение. Свет стержня дернулся в сторону, выхватив из полутьмы метнувшуюся зверину.

— Ещё одна крыса, — с отвращением сказал штурмовик, — Они здесь такие большие, что из-за них датчики срабатывают! Я уже устал от этих ложных тревог. Идемте отсюда.

Ферус и Тревер подождали, пока не затих звук шагов.

— Чуть не попались, — наконец перевел дыхание Ферус.

— И завтрак окончательно накрылся, — добавил Тревер.

Они выбрались из кучи и, обойдя жующую пирог крысу, направились к той стороне комнаты, где, по расчетам Феруса, должны были быть входы в тоннели. Завалы были такой высоты, что разглядеть входы не было никакой возможности. Ферус закрыл глаза.

Он сконцентрировался на воспоминании о том коротком разговоре с Анакиным здесь, в мастерской, когда они были ещё детьми. Было такое упражнение, хорошо знакомое каждому падавану: их подводили к какому-либо месту, надо было открыть глаза, пять секунд рассматривать то, что перед тобой, потом снова закрыть глаза. И подробно описать все увиденное. Бывало, что, открыв глаза, ты обнаруживал перед собой чистую стену — и тогда надо было запомнить каждую трещинку или неровность…

Ферус углубился в прошлое, мимо тех событий и чувств, которые могли помешать ясности его мыслей, мимо своих детских мечтаний, и сосредоточился на том, что он тогда видел. Он снова почувствовал холодную поверхность дроида под пальцами, увидел детали дроидов, помеченные и аккуратно разложенные на стеллажах, ряды компьютеров. Когда он услышал звон инструментов об корпус разбитого дроида-астромеха, принадлежащего Анакину, он понял, что действительно сумел вернуться в тот момент. Сила помогла ему соединиться со своей памятью настолько, что всё это словно опять было вокруг него.

Он высчитал расстояние. Он уже помнил, какой высоты был вход, и как высоко он был над его головой. Помнил собственный рост — и легко сделал необходимые вычисления.

Он шагнул вперед.

— Здесь, позади этих рухнувших плит, — сказал он, указывая место. Отточенная упражнениями память — и Сила — безошибочно вели его сейчас.

Или так, или он вообще ничего не понимает. Увы, это было бы не в первый раз.

Он не расставался с световым мечом, который передал ему Гарен Мулн тогда, в пещерах Илума. С самого первого момента он чувствовал, как будто этот меч всегда был в его руке. Он активизировал меч и медленно повел его по кругу; жар клинка постепенно прорезал в плите широкое отверстие. Тревер подошел ближе, зачарованный мощью светового меча.

Когда все было готово, Ферус руками отгреб в сторону оставшиеся обломки и полез внутрь, держа перед собой фонарь. И скорее нащупал, чем увидел вход. Позвал за собой Тревера. Пришлось проползти метров двадцать, прежде чем он добрался до неповрежденной части коридора и смог встать на ноги. Через несколько секунд к нему присоединился и Тревер.

Из-за обломков и мусора под ногами было трудно идти. А ведь когда-то это был сверкающий белый коридор, освещенный голубоватым светом ламп. Он был построен, чтобы доставлять дроидов из ремонтной мастерской в разные концы Храма. Низкий потолок, сводчатые стены.

— Выход из него рядом с жилыми комнатами, — сказал Ферус, — Та часть Храма, насколько я мог видеть, разрушена не так сильно, как другие.

— Это значит, что мы столкнемся с большим количеством штурмовиков, — заметил Тревер.

— Я буду стараться избегать их, — Ферус медленно пробирался по тоннелю, — падаваны имели обыкновение изучать все технические и служебные тоннели, все малоиспользуемые проходы. Иногда это было весьма кстати — если вы не хотели столкнуться с кем-то из преподавателей — если не сделали задание или пропустили занятие.

— Ай, Ферус, вы оправдали мои ожидания! — пришел в полный восторг мальчишка, — Я так и знал, что вы преступно отлынивали от домашних заданий!

Ферус фыркнул. Тревер был более чем далек от истины. Но ведь Тревер знал его уже совсем другим, чем он был в детстве. Ну нет, только не лодырь. Чего-чего, а это слово никак не подходило к нему в те годы, когда он был падаваном. Фактически, он за всё то время ни одного задания или занятия не пропустил. Он старался совершенствоваться в каждый момент бодрствования. Он был просто одержим потребностью превосходить других. Дружбе это, понятно, не способствовало. Друзья появились только в самом конце его ученичества — Дара и Тру.

Дарра погибла на Коррибане. И он все еще чувствовал себя виноватым в её смерти.

Из-за этого он и оставил тогда Орден.

А ещё был Анакин. Анакин, невероятно одаренный, воспринимавший Феруса как противника, соперника, конкурента… Он вспомнил их ссоры, неприятие друг друга. Теперь он вел бы себя совсем по-другому. И не думал бы об Анакине исключительно как о сопернике, как тогда. Теперь Анакин был мертв, также, как и Тру, как и большинство тех, кого он знал с детства. Даже такие величайшие мастера-джедаи, такие воители как Мейс Винду, Кит Фисто, даже Йода — даже они не смогли победить ситха.

Так что же заставляло его думать, что он сможет?

Я знаю, что я не смогу победить их. Но, возможно, мы сумеем хотя бы нанести им урон.

Да, действия, побуждаемые гневом — это было не в правилах джедаев. Но было ли это действительно столь неправильным — вступить в борьбу потому, что ты глубоко и полностью прогневан?

Ферус, предупреждая, поднял руку — они приблизились к концу тоннеля. Он знал, что они сейчас у выхода в служебный тоннель, идущий параллельно одному из главных коридоров. Он мог поспорить, что штурмовики наверняка используют только обычные коридоры — широкие и ведущие к лесницам и турболифтам. Ведь служебные тоннели были узкими, и в их хитросплетении было легко потеряться.

— И где, вы думаете, у них тюрьма? — шепотом спросил Тревер.

— Она должна располагаться в складском ярусе, — ответил Ферус, — Одно-единственное место, где можно обеспечить хоть сколько-то надежную охрану. И, судя по тому, что я видел в бинокуляр, оно осталось практически неповрежденным. В конце первого служебного тоннеля были турболифты, ведущие к складам, они в любом случае никуда не делись. Даже если они и не работают, мы сможем спуститься по одной из их шахт.

Подождав какое-то время, чтобы убедиться, что служебный тоннель пуст, Ферус осторожно продвинулся в коридор. Тревер крался следом, держа перед собой фонарь, включенный на самую малую мощность. Стены здесь тоже были закопченные, но сам тоннель не казался сильно поврежденным.

Только стена отделяла их от главного коридора, и они могли слышать шум бурной деятельности на той стороне.

— Я не понимаю, — пробормотал Ферус, — Как-то здесь слишком оживленно. Это место должно быть чем-то большим, чем только тюрьма. Здесь беготня, как на посадочной платформе.

— Куча весельчаков, — мрачно сказал Тревер.

А вот здесь должны быть турболифты… Ферус досадливо нахмурился. То, что было шахтами турболифтов, теперь представляло собой груду искореженного дюракрита. Хуже не придумаешь — этот завал блокировал доступ в другие служебные тоннели.

— Придется воспользоваться главным коридором, — сказал Ферус, — Только на короткое время, чтобы добраться до другого турболифта.

Он остановился перед дверью. Не услышав ни звука, осторожно выглянул. Коридор был пуст. Ферус точно знал, где они сейчас находятся. Если пойти по этому коридору направо, он приведет к саду Тысячи фонтанов.

Кроме того, там был и другой проход.

Махнув Треверу, он вышел из тоннеля. Двигаясь быстро и тихо, они поспешили вдоль по коридору. Когда проходили большую деревянную дверь, ведущую в сад Тысячи фонтанов, шаги Феруса невольно замедлились.

— Что? — шепотом спросил Тревер.

— Подожди минуту.

Он не мог преодолеть себя. Это было его любимое место в Храме. Он должен был увидеть. Ферус тихонько толкнул дверь.

Осторожно шагнул внутрь. Тишина словно обрушилась на него. Он понял, что, вопреки логике, невольно ждал услышать успокаивающий плеск, увидеть сочащуюся меж камней воду… Он даже невольно поднял лицо вверх, чтобы почувствовать мелкие брызги.

Пусто. Пустынно. Бурая труха, бывшая когда-то травами и цветами, сухие стволы и ветви, похожие на тянущиеся корявые пальцы… Пересохшие ложа водоемов, перевернутые и разбитые каменные вазы.

Он отвернулся. Он должен был укрепить сердце против этого. Он не мог позволить, чтобы каждый новый вид, каждая комната, каждый поворот коридора был подобен удару. Это было бы слишком серьезной помехой.

Они прошли мимо Зала Карты, где в прежние времена студенты могли получить информацию о любом уголке галактики. Ферус не соблазнился посмотреть. А вот и библиотека — любовь всей жизни Йокасты Ню: двери взорваны, внутри, насколько он мог видеть, всё старательно разрушено. Все знания, вся мудрость — все пошло прахом.

Всё ушло.

Но я должен продолжать путь.

Они услышали шаги где-то сзади. Ферус дернул Тревера за колону.

Они вжались в камень — шаги приблизились. Шли двое — какой-то имперский посыльный и офицер.

— Предполагалось, что вы прибудете сегодня утром.

— Сбор данных занял некоторое время.

— Ладно, сейчас вы здесь. Отнесите документы в офис следователя.

— Где он расположен?

— Следуйте этим коридором, пройдите двойные двери. После них — первая дверь справа от вас, та, что с окошками. Положите документы там и уходите. Следователя Малорума сейчас нет.

Малорум? В Храме?

Это могло оказаться как проблемой, так и удачей. Оби-Ван просил Феруса при возможности выяснить, многого ли достиг Малорум в своих поисках. И вот офис Малорума оказывается именно здесь, в Храме.

Конечно же, Малорум знал Феруса в лицо. И не только знал, но и имел к нему свои счеты, и немалые. Пожалуй, им повезло, что сейчас его здесь нет.

Мысли Феруса вернулись к описанию пути к офису.

Этого не может быть. Офис Малорума в комнатах Йоды?

— Мы ждем его завтра. Он надеется, что к его приезду все будет в порядке. Он собирается переместить свой главный офис из дворца Императора сюда.

Шаги удалились, дальнейшего разговора уже не было слышно.

— Только не этот парень, не снова! — сквозь зубы простонал Тревер. Он тоже знал Малорума, ещё по Беллассе, и знакомство было не из тех, которые хочется продолжить…

— Появляется снова и снова, верно?

Почему он поместил свой офис в Храме? Почему из сотен комнат Храма он выбрал именно комнаты Йоды?

А потому что.

Высокомерие?

Они снова двинулись вперед по коридору. Было пусто; поспешили к турболифтам, заскочили в кабину. Сердце Феруса заколотилось — наконец-то он узнает, остался ли в живых кто-то из джедаев.

Глава 4

Турболифт работал. Это тоже было удачей. Они без проблем спустились до уровня складов и двери лифта открылись. Ферус стоял с уже активированным световым мечом, готовый к чему угодно, что могло бы ждать их по ту сторону.

Но перед ними был пустой коридор.

Ферус осторожно шагнул вперед. Коридор не только пустой, но и покрытый слоем пыли…

Он слушал, стараясь уловить хоть какой-нибудь звук или движение. Он призвал Силу и направил её, как условный сигнал. Никакого ответа. Да, его владение Силой было несовершенно после такого длительного перерыва, и все же… Если бы это было тюрьмой, он всё равно услышал бы хотя бы отзвук, хотя бы эхо Живой Силы, каким бы слабым оно ни было. Особенно от джедая.

— Вы выглядите взволнованным, — шепотом сказал Тревер, — Когда вы волнуетесь, я… нервничаю.

— Я ничего не ощущаю, — сказал Ферус.

— И это всё?

— Здесь нет никого из джедаев. В этом смысле — это всё.

Они осторожно продвигались вперед. Эту часть огромного здания он знал хуже, чем другие. Они были сейчас на самых самых нижних уровнях Храма. Все падаваны должны были хорошо знать Храм, расположение помещений, ради чего они и облазили весь Храм сверху донизу. Но здесь, в складском ярусе, Ферус бывал нечасто.

К счастью, расположение помещений здесь было стандартным — параллельные коридоры, ведущие к разного размера комнатам-складам. Они продвигались, осматривая комнаты одну за другой.

Пусто.

Пусто — не считая валяющихся тут и там пустых контейнеров и раскиданных вещей, сочтенных, видимо, недостаточно ценными: полотенца, мыло, одеяла… Осветительные стержни. Серводрели.

— Думаю, Империя отыскала все сокровища. Но, может быть, они что-нибудь пропустили?

— Какие сокровища? — не понял Ферус.

— Сокровища джедаев, — ответил Тревер, — Орден ведь был очень богатым. Плата от тех миров, которые они защищали…

Ферус рассвирепел.

— Это же ложь, выдуманная Императором! Джедаи никогда не брали платы за свою помощь! Палпатин конечно же старается всю Галактику повернуть против джедаев, чтобы оправдать своё преступление. А теперь ты повторяешь его ложь!

— Э-эй, Ферус, сбавьте обороты! Откуда я, по-вашему, мог знать, что это ложь? Об этом говорили все…

— Все говорят, что Император заботится о нашем благе!

— Хорошо сказано.

Это было одним из худших последствий приказа 66, уничтожившего Орден. История была переписана. Ложь Палпатина смогла изменить мнение обитателей Галактики о джедаях. Их служение представлялось теперь жаждой власти, самоотверженность — жадностью.

— Простите, — сказал Тревер, увидев выражение его лица, — На меня плохо действует слово «сокровища», вы ж меня знаете… — он попытался улыбнуться, но в глазах светилось беспокойство, — Вы забываете, что я — вор.

— Уже не вор, — сказал Ферус. Момент гнева прошел. Он огляделся. — Я не понимаю. По логике, это самое подходящее место для тюрьмы. И в городе тоже говорили, что джедаев держат глубоко внизу, там, где храмовые склады.

— А есть здесь другие подходящие для тюрьмы места?

Ферус покачал головой.

— Конечно, может быть, но… — он прервал себя на полуслове. Они как раз вошли в самый большой склад, и ему показалось, что он уловил какой-то отзвук в Силе. Он осторожно пошел вперед. Нет, здесь не было Живой Силы. И все же было… что-то.

Он поднял повыше осветительный стержень.

Ему потребовалось несколько секунд, чтобы осознать, что именно он видит. Ряды, ряды и ряды, теряющиеся в полутьме обширного помещения.

Световые мечи.

Разом перехватило дыхание, сердце забыло, что надо биться. Ферус застыл на месте, чувствуя, как ноги словно приросли к полу.

Тревер, почувствовав его состояние, чуть отодвинулся, давая возможность придти в себя… Не сказал ни слова — с редкостным для него тактом.

Ферус шагнул вперед. Вздрогнул, когда его ботинок сдвинул лежащий на полу цилиндр меча. Наклонился подобрать. Провел пальцами по рукояти — этот меч был незнаком ему. Осторожно опустив его обратно, он отступил назад.

Ряды, ряды и ряды… рукояти мечей — то аккуратно сложенные — без сомнения, для идентификации, то сваленные в кучи.

— Сколько же? — прошептал он.

Он наклонился, поднимая то один, то другой.

Как доказательство? Империя, должно быть, собирала световые мечи убитых джедаев, когда это было возможно, но вот для чего? На это у него не было определенного ответа.

Возможно, чтобы идентифицировать убитых джедаев. Но кто был бы способны узнать, чьи это мечи, кроме другого джедая? Или, может быть, они надеялись когда-нибудь использовать их как собственное оружие?

Ведь Оби-Ван сказал ему, что имератор Палпатин — ситх, а Дарт Вейдер — его ученик. Возможно, они думали создать армию ситхов?

Но какое это имело сейчас для него значение? Горе билось в его душе, жестокое, неодолимое, древнее.

Так вот оно как, — подумалось ему, — Каждый раз, когда вам кажется, что вы справились со своим горем, вас снова скидывает в его пучину… В гнев. В невозможность поверить.

— Все они, — сказал он, подходя, — Как много… И каждый — прерванная светлая жизнь.

А затем он увидел то, чего так боялся — такой знакомый световой меч.

Он поднял его. Этот меч он хорошо знал. Он даже пробовал наладить его — тогда, давно. Не зная, что его помощь другу станет началом конца его ученичества в Ордене.

Тру Вилд был его другом. У Тру был дар дружбы. Его серебристые глаза, его мягкость, то, как он начинал разговор с середины и только потом возвращался к началу… То, что именно он увидел, как прежняя жесткость уходит из сердца Феруса…

Он не знал, что делать с мечом. Оставить его здесь было слишком тяжело для него. Но, пристально посмотрев вокруг, Ферус вдруг понял, что Тру хотел бы, чтобы его меч лежал с другими… И он опустил его к остальным и тихо шагнул назад…

Кто? Какой-нибудь штурмовик, или офицер, или безличный клон — тупое человекоорудие — прервал жизнь, остановил щедрое сердце Тру Вилда? Для империи он был просто очередным убитым джедаем, просто пунктом в длинном списке, просто очередным шагом к своей цели… для Феруса же он был полон идеями, надеждами, пылом и стремлениями. Неповторимый, полный жизнью… И вот теперь он мертв. Феруса снова посетило знакомое ощущение — эта смерть была более чем реальна — и в то же время просто невозможна…

— Ферус, — тревожно проговорил Тревер, — Я что-то слышу.

Он должен был услышать это гораздо раньше Тревера — и услышал бы, если бы горе раненым зверем не выло в его душе, заглушая все чувства.

Команда штурмовиков, судя по звуку.

Он обернулся, новым взглядом обводя пустой коридор, ища то, что подтвердило бы его вдруг вспыхнувшие подозрения.

— Объявлена скрытая тревога, — сказал он.

Он же был знаком с тактикой имперцев! Сколько раз сталкивался за месяцы борьбы на Беллассе. Он должен был понять сразу.

— Они распространяют слухи, — проговорил он, — Они хотят, чтобы все думали, что Храм — это тюрьма. Они знают, что любой джедай, оставшийся в живых, будет стараться пробраться сюда, чтобы спасти… — он развернулся к Треверу, — Теперь я понимаю. Это не тюрьма. Это западня.

Глава 5

Отсюда должен был быть и другой выход. Так делалось всегда — даже в хранилищах, подобных этому. Планировка помещений Храма была очень рациональна — сила не должна тратиться впустую, даже если это просто физическая сила. Это хранилище было слишком обширно, чтобы иметь лишь один вход.

— Иди за мной, — шепнул он Треверу. Вместо того, чтобы выйти через основной вход, они пошли в другую сторону — мимо световых мечей, мимо воспоминаний и горя — к самой дальней части обширного помещения. Там Ферус и нашел, что искал — вход в служебные тоннели. Они должны были вывести их обратно в коридор.

А вот и первая проблема: автоматическая дверь тоннеля была закрыта, контрольная панель не работала.

Ферус достал меч; тихо и быстро он прорезал в двери достаточное, чтобы пролезть, отверстие. Конечно, это было прямым свидетельством их здесь присутствия, но делать ещё что-то было слишком поздно: он слышал, что штурмовики уже в дверях. Чуть промедлить — и они будут обнаружены.

Тревер в приглашении не нуждался. Он прыгнул в проделанную дыру, Ферус тоже не отстал, и вот они уже мчались по тоннелю прочь от хранилища. На бегу Ферус вычислял, где они сейчас находятся. Тоннель резко свернул вправо. Ферус знал, что теперь они бежали параллельно второму техническому коридору.

— Отсюда мы можем попасть к турболифту, — сказал он Треверу.

— И куда?

— Ну… куда-нибудь, на выбор.

Ферус видел впереди пульт управления и — едва различимо — контур дверной панели. На сей раз пульт работал — дверь заскользила в сторону, открываясь. Отлично. Теперь, войдя в тоннель, преследующие их штурмовики не смогут определить, куда они делись. Дверь позади них закрылась.

Они были не в том складе, к котором ожидал оказаться Ферус. В этом были целые ряды пустых полок. Они уже бежали к двери, когда Ферус внезапно остановился.

— Ферус, бежим!

Он наклонился и провел пальцами по полке.

— Посмотри-ка. Остался след.

— От чего остался след?

— От контейнеров. Это был продуктовый склад, — Он потянул носом, — Здесь все еще пахнет сухими травами…

И опять вы были правы, Сири. Вы знали, что когда-нибудь этот урок пригодится…

— Очаровательно. А теперь мы можем продолжить нашу прогулку?

Ферус быстро соображал, вспоминая:

— Этот склад имел свою отдельную систему доставки. Если поварам на кухне требовалось что-либо отсюда, они просто вводили название на специальном экране на кухне, и запрос сразу передавался сюда. Здесь дроиды считывали информацию, находили требуемое и несли к воздушным подъемникам. Эти подъемники работают засчет сжатого воздуха. Они выстреливали контейнеры вверх до нужного уровня, там те зависали во временной зоне нулевой гравитации — иными словами, просто в воздухе. Эти подъемники небольшие, но мы сможем в них втиснуться — в случае, если система сжатия воздуха ещё работает, конечно, — объясняя, Ферус быстро проверял панель управления подъемника.

— Вы подразумеваете, что Вы собираетесь закинуть меня туда на сжатом воздухе?! — Тревер почему-то отнюдь не излучал уверенности.

— Это будет самая запоминающаяся поездка в твоей жизни.

— А я могу напомнить вам, что я не банка бобов?

— Нам повезло, это все ещё работает.

— Эй, а что случится, если эта штука не сработает?

— Хм, ну тогда ищи за что зацепиться, когда полетишь вниз… Тревер, это — единственный способ оторваться от штурмовиков. Они в жизни не поймут, куда мы делись.

— Дела идут все лучше и лучше, — простонал Тревер. Но в трубу все же полез и сжался там, подтянув колени к подбородку, — Кстати, а у вас есть идеи насчет того, как мы будем выбираться из Храма?

— Я думаю об этом.

— Звучит не слишком многообещающе.

— Никаких обещаний. Только планы.

— Просто одно удовольствие иметь с вами дело, Ферус!

— И последнее — если мне не удастся выбраться, постарайся пробраться к посадочной платформе и угнать корабль. Встречаемся на астероиде.

И захлопнул люк подъемника, проигнорировав тот ещё взгляд Тревера. Свист воздуха сказал ему, что транспортировка удалась.

Ферус подался ко второй трубе, но, как ни старался, не мог втиснуться в люк совсем не рассчитанного на человека узкого подъемника.

Погоди-ка, Ферус.

Он сосредоточился, вспоминая.

…Сири наклонилась помочь ему. Он упал во время обычного тренировочного маршрута, просто потому, что на какое-то время отвлекся. Свалился с валуна, крепко ударившись о землю.

Сначала Сири удостоверилась, что он в порядке. Всё так же сидя на корточках возле него, она перенесла вес на пятки, легко удерживая равновесие — словно и не было шестичасового пешего перехода по очень непростому ландшафту.

— Когда ты почувствовал, что падаешь, почему ты не использовал Силу?

Да потому что ему было только четырнадцать лет и не всё удавалось так легко, как надо бы. Но говорить об этом учителю совсем не хотелось.

— Не было времени.

— Для джедая всегда бывает достаточно времени, — ответила Сири, — Сила всегда вокруг тебя.

Ферус постарался сесть. Ему было четырнадцать, он быстро рос, и из-за этого стал вдруг неуклюжим, руки и ноги порой казались чужими, так и норовили запутаться… В-общем-то именно поэтому он и упал.

— Наши тела — это не только кости и мускулы, — сказала Сири, — Они так же и вода. И воздух. И земля. Они не столь плотные, как выглядят.

Что-то непохоже… Ферус, казалось, чувствовал каждый ушиб.

— Вы говорите, что…

Она вскочила на ноги, протянула руку, и, смеясь, помогла ему встать.

— Ты делаешь все более сложным, чем оно должно быть, Ферус. Даже грязь…

Ферус почувствовал, что его тело расслабилось. Сила прошла сквозь него, мышцы внезапно стали растяжимыми, словно бы текучими… Он согнулся, и, извернувшись, легко пролез в узкий люк. Захлопнул его и взлетел вверх от напора сжатого воздуха. Полет действительно был головокружительным.

Люк открылся, когда давление выровнялось, и Ферус завис в трубе на нужной высоте. Он выбрался и спрыгнул на пол огромного помещения храмовой кухни, рассчитанной на готовку для сотен существ. Тревер ждал его.

— Вы были правы, — сообщил он, — Ничего себе была поездка…

Ферус огляделся. Раньше кухня никогда не пустовала. Джедаи, которым пришла очередь поработать здесь, и они — мелкота, в любое время дня и ночи желающая стащить что-нибудь вкусное…

…Сейчас кухня была повреждена меньше других помещений, хотя и здесь хватало каменного крошева на полу и копоти. Один из её углов даже попытались приспособить к делу — печь была в рабочем состоянии, вычищенный стол рядом явно использовался как обеденный.

…Сила прилила, предупреждая, всего за пол-секунды до звука открывающейся двери.

Н-да, над связью с Силой ещё работать и работать. Или это теперь называется использованием Предупреждения — когда целых двадцать штук штурмовиков могут внезапно свалиться на вас как снег на голову?

— Оой! — Тревер плюхнулся на пол, спасаясь от шквала бластерного огня. Световой меч Феруса замелькал, отклоняя выстрелы.

— Есть другой выход — за плитами, туда, живо! — рявкнул он Треверу, надеясь, что штурмовики не услышат его за грохотом боя.

Тревер рванул туда таким зигзагом, что подстрелить его можно было разве что совсем случайным выстрелом: прицелиться по такой дурной мишени было явно нереально. Ферус отступал следом, прикрывая их обоих отражающими движениями меча и просчитывая дальнейшее на три шага вперед… как положено джедаю…

Они последуют за ним, если он выскочит в коридор. Там ему от них не оторваться. Но была ещё библиотека — полууничтоженная, как все здесь. И там уже возможность спрятаться и улизнуть существенно больше. Если суметь добраться до второго яруса библиотеки, то там есть запасной выход, а оттуда… оттуда…

Куда?

Ответ пришел внезапно. В бывшие комнаты Йоды. Где теперь офис Малорума.

Малорум в отъезде. В его офисе пусто. А кроме того, оттуда они могли получить доступ к файлам; или найти какой-то способ выбраться, какой ему ещё не приходил в голову. И, возможно, выяснить, до чего Малорум уже докопался. Штурмовики и не подумают, что кому-то придет в голову спрятаться в кабинете главного следователя…

Единственная проблема состояла в том, что для этого им пришлось бы пройти едва ли не весь главный коридор. А остаться незамеченными там просто нереально.

Мысли Феруса прояснились, и он вспомнил про Сад Тысячи Фонтанов. Аквасистема была уничтожена, купол, изображавший небо, изодран и полуобрушен. Когда-то этот купол менял цвет в течение дня — от розоватых тонов рассвета до глубокого фиолетового цвета сумерек. Теперь за поврежденным куполом была видна система подиумов, где была установлена аппаратура, создающая лазерные световые эффекты…

… Подиумов, связанных с проходящим в стенах тоннелем, по которому были проложены силовые кабели. Более узкий, чем обычные служебные тоннели, он был рассчитан на то, чтобы по нему при необходимости могли протиснуться обслуживающие эту систему техники.

Тревер ждал его в коридоре. Ферус лишь на несколько секунд опередил штурмовиков. Он не сомневался, что офицер уже вызывает подмогу, и скоро всё вокруг будет просто кишеть солдатами.

Штурмовики ворвались в коридор через мгновение после того, как Ферус с Тревером завернули за угол. Заряды бластеров врезались в каменные стены, осыпая пол дождем осколков.

— Сюда.

Огонь бластеров превратился в сплошной шквал. Штурмовики стреляли просто чтобы стрелять, даже теперь, когда беглецы явно были вне пределов досягаемости огня. Ферус знал эту имперскую тактику, он помнил её ещё со времен Сопротивления на Беллассе: стреляйте, чтобы запугать, чтобы дезориентировать, даже если нет возможности убить… А почему бы и нет? Недостатка в боеприпасах у них не было, разрушение захваченного их тоже не заботило.

Дверь, ведущую к главному коридору, заклинило. Ферус прыгнул, ударив обоими ногами, использовав Силу. Дверь распахнулась, Ферус с Тревером рванулись внутрь. Вскинув руку, Ферус с помощью Силы опять захлопнул дверь, но она тут же разлетелась на куски от взрыва — преследователи не отставали.

Ферус промчался по коридору, потом короткой лестницей. Тревер — за ним. Тяжелая дверь библиотеки поддалась, открываясь.

Он заставил себя не останавливаться ни на мгновение, не замечать усыпанного обломками пола, сброшенных и разбитых статуй, изображавших великих мастеров-джедаев; запретил себе думать и горевать об утраченных сокровищах знаний…

Лестница была разрушена. Он поднялся вверх по куче щебня, оставшейся вместо неё. Тревер карабкался по развалам следом. Они добрались до балкона и спустились оттуда к задней двери.

Он приоткрыл её на сантиметр — только чтобы выглянуть. На этот раз на то, чтобы осмотреться, у него было несколько секунд. В одну сторону прошла небольшая кучка офицеров, навстречу им — несколько штурмовиков. Нужно было рассчитать время так, чтобы ни те, ни другие их не заметили.

Внизу он слышал перекличку штурмовиков, обыскивающих библиотеку. В любой момент они могли появиться и здесь.

Штурмовики в коридоре прошли мимо. Самое время рискнуть.

Ферус выскользнул из библиотеки, Тревер тенью следовал за ним. Ни те, ни другие их не заметили.

Ферус в несколько прыжков преодолел небольшое расстояние до входа в Сад Тысячи Фонтанов и ворвался туда. Тревер не отставал, на удивление без усилий держа темп. В конце дорожки Ферус остановился и выстрелил трос, в тот же момент свободной рукой подхватывая Тревера. Трос мигом втянул их на один из подиумов за куполом.

— Я начинаю уже привыкать к этому, — буркнул Тревер, оказавшись на узкой площадке.

Вот оно. Ферус увидел маленькую решетчатую дверь в конце простой вертикальной лестницы. Он протянул руку, надеясь, что Сила не подведет его. Решетку-дверь сорвало. Вместе с Тревером они пробрались в тоннель, Ферус аккуратно установил за собой решетку обратно.

В тоннеле было темно, но через секунды глаза уже привыкли к темноте, и он мог видеть. Обходя хитросплетения проводов, они поползли вглубь.

— Тоннель проходит в стене, — сказал он шепотом, — Двигаемся тихо и осторожно.

Он высчитал, что сейчас они достигли уровня, где были комнаты Йоды. Когда, по его предположениям, они добрались до нужного места, он протянул руку, подавая Треверу знак остановиться. Впереди была решетка, Ферус наклонился к ней и осмотрел коридор. Да, они действительно оказались прямо над дверями комнат Йоды. Коридор был пуст. Ферус осторожно ухватился за решетку, собираясь расшатать и снять её.

И тут внезапно услышал приближающиеся шаги.

Малорум. Главный следователь спешил в свой офис. Остановился перед дверями.

Ферус чувствовал его как небольшое волнение в Силе. Оби-Ван оказался прав в своих подозрениях: Малорум тоже был чувствителен к силе, хоть и скрывал это.

— Общую тревогу не объявлять, — отдавал кому-то распоряжения Главный следователь, — Ищите, но ищите тихо. Лорд Вейдер решил нанести нам внезапный визит. Я не хочу, чтобы он узнал о происшествии раньше, чем эти люди будут пойманы.

— Да, сэр.

Ферус почувствовал темную волну в Силе — тошнотворное ощущение, мощное настолько, что он невольно подался назад, вжимаясь в стену. Он уже знал, что это значило.

Прибыл Лорд Ситх.

Глава 6

У Феруса перехватило дыхание. Дарт Вейдера отделяла от него лишь недообрушившаяся стена. От своего места он мог видеть только сапоги Ситха и слышать сиплый звук дыхания сквозь дыхательную маску.

Их единственной надеждой было то, что Вейдер не искал их.

— Итак, вы говорите, что не происходит ничего необычного, — отметил Вейдер глубоким раскатистым голосом.

Малорум немного прошел вперед, и теперь Ферус уже не мог его видеть.

— Да, как видите. Я прибыл на день раньше — я предпочитаю подобные неожиданные появления. Это поддерживает их бдительность на должном уровне, к тому же это хороший способ узнать истинное положение дел…

— Вы возвратились на день раньше, потому что я приказал вам это. Если вам удастся прервать свой поток самовосхвалений, может быть, вы объясните мне, почему коридоры патрулируются штурмовиками?

— Обычное патрулирование. Я считаю необходимостью постоянную боевую готовность.

— Малорум, вы считаете меня идиотом?

— Простите, Лорд Вейдер?

Мощь гнева Вадера, казалось, заполнила коридор.

— Это трата времени, а я ненавижу впустую тратить время. Я терплю вас, потому что вы полезны… Пока. Так что я предоставляю вам выбор — сообщить мне правду, или продолжить лгать.

Ферус просто чувствовал, как Малорум просчитывает возможные варианты. Пауза между вопросом и ответом затянулась чуть более обычного.

— Было обнаружено проникновение в здание двух человек. Их сейчас выслеживают, — наконец сказал он, — Я ручаюсь вам, что они будут найдены. Как вы можете видеть, в некотором смысле это доказывает успех моего плана — заманивать оставшихся джедаев в ловушку. У одного из проникших сюда — световой меч.

— Действительно.

— Так что слухи, которые мы распространяем, работают.

— Западню можно считать сработавшей, если в ней оказывается добыча. Но джедаи пока отнюдь не в ваших руках. Вместо этого они здесь — и на свободе.

В голосе Малорума зазвучала фальшивая уверенность:

— Временно, Лорд Вейдер, уверяю вас.

— Ваши уверения меня не интересуют.

Судя по голосу, Лорду Вейдеру наскучил этот разговор. В его обращении с Малорумом сквозило презрение. На Корусканте говорили, что Малорум был подручным Лорда Вейдера, его протеже. Очевидно, это было ещё одним здешним лживым слухом.

— И я припоминаю, — продолжал ситх, — что именно вы позволили джедаям ускользнуть с Беллассы. А теперь ещё какой-то джедай объявился и на Корусканте!

— Один из моих осведомителей проник в группу того джедая. Я как раз жду его сообщения.

— Ваша утомившая всех навязчивая идея с заманиванием в ловушку джедаев заставляет вас пренебрегать вашим непосредственным заданием. Я поставил перед вами простую задачу — очистить Корускант — уровень за уровнем, сверху донизу, пока он не окажется полностью под нашим контролем. Вы должны были выведать каждый возможный очаг сопротивления. Вы должны были спланировать удар и уничтожить их под корень. Мы не можем позволить, чтобы здесь появились бойцы Сопротивления, которых молва потом превратит в героев.

— Одну минуту, Лорд Вейдер, — возразил Малорум, — Корускант — не самое обычное место.

— Если вы не способны справиться с этой работой, я найду кого-нибудь другого на ваше место.

— Конечно же, я способен, Лорд Вейдер…

— Тогда действуйте — и немедленно. Вы хотите избавить себя от незваных гостей? Взорвите Храм.

Ферус напрягся.

— Взорвать?!! — опешил Малорум.

— Почему нет?

— Но здесь мой личный офис! Материалы расследования, представляющие немалую ценность, были бы утрачены…

— Вы слишком подчеркиваете вашу собственную значимость.

Ферус даже отсюда мог слышать ставшее хриплым дыхание Малорума:

— Я вижу, чего вы добиваетесь! Вы пытаетесь дискредитировать меня в глазах Императора. Вы хотите уничтожить мою работу, мои файлы, — Малорум вдруг остановился на полуслове, — Погодите, я понял. Вы пошутили?

— Какие интересные детали выясняются, вы не находите? У вас здесь файлы, неизвестные имперской службе безопасности? Это нарушение директив Императора.

А ведь это самое настоящее противостояние, — понял вдруг Ферус, — Малорум хочет занять место Вейдера. Он сам хочет быть главным подручным Императора. А Вейдер это прекрасно понимает.

Теперь в голосе Малорума сквозило самодовольство:

— Я имею разрешение непосредственно от Императора на хранение частных файлов, которые, на мой взгляд, могут подвергнуть опасности проводящееся расследование.

— Я должен напоминать вам о вашем собственном подчиненном положении?

Гнев Вейдера свел на нет всю самоуверенность Малорума. Страшное дело — когда нечто подобное обращено на тебя самого, — подумалось Ферусу. И тихо порадовался, что его отделяет от ситха стена.

— У меня нет никаких тайн от вас, Лорд Вейдер. Это сообщения, которых вы ещё не видели, информация, нуждающаяся в доработке — как вы знаете, на Корусканте повсюду есть мои осведомители. И данные относительно нашего продвижения на нижних уровнях…

— Наконец-то вы сообщаете мне то, что я хочу знать.

— Не говоря о том, что я позволил себе исследовать кое-какие деликатные моменты — в ваших же интересах, Лорд Вейдер. Например, слухи о Полис Массе…

Ферус весь превратился в слух. Снова Полис Масса. Что-то было под угрозой в связи с этим расследованием Малорума, что-то очень важное — хоть Ферус и не знал, что именно.

Но если Малорум рассчитывал, что его слова произведут желаемое впечатление на Вейдера, то он просчитался. Его хвастовство возымело ровно противоположный эффект.

Ферус мог чувствовать, как в ответ на слова следователя медленно разгорается страшный гнев ситха.

— Лорд Вейдер…

Голос Малорума стал вдруг хриплым, как если бы у него вдруг перехватило дыхание. И Ферус ясно расслышал в его голосе страх.

— Я… прошу вас…

А потом случилось что-то странное. Решетка, которую Ферус только что собирался выламывать, вдруг задрожала. Потом непонятная вибрация распространилась на всю стену. Что-то затрещало.

Вейдер, похоже, дал волю своему гневу.

— Вы никогда больше не упомянете это место.

— Конечно, Лорд Вейдер…

От своего места, через коридор, Ферус мог видеть, как задрожали окна комнаты Йоды. Как внезапно снесло с петель дверь. Он увидел стул, пролетевший через комнату и, судя по треску, врезавшийся в стену. Часть потолка рухнула, повисли оборванные кабели.

Ферус махнул Треверу и начал потихоньку отползать назад.

…Окна вылетели. Решетку снесло прочь — вместе с хорошим куском стены. Ферус и Тревер оказались как на ладони.

Глава 7

Ферус и Тревер попятились среди осколков стекла, глядя на черную дыхательную маску Дарта Вейдера. Малорум болтался в воздухе- гнев Вейдера был направлен на него; его лицо было почти фиолетовым от удушья.

Вадер выпустил его, ослабив захват Силы, и Малорум, хрипя, упал на пол.

Какое-то мгновение никто не двигался.

Вейдер смотрел на него сверху вниз; Ферус — снизу вверх, и все внутри него, словно плавясь, превращалось в чистейший страх. Он смотрел на черную блестящую маску, и почему-то отстраненно задавался вопросом, что за существо скрывается под ней. Нечто полуживое, полумеханическое? Он не знал.

Но, так или иначе, прежняя учеба не прошла даром. Мгновение, которое у него было — вполне достаточное время. Ферус знал, что его сил и близко не хватит для противостояния ситху. Но он не мог позволить Дарту Вейдеру властвовать и над Силой, как он властвовал над людьми. Он призвал Силу — и был поражен удивительной волной. Её мощь все возрастала — это была самая невероятная волна, какую он когда-либо чувствовал, как будто сам Йода помогал ему здесь. Чувствовалось даже так, будто эта подхватившая его волна исходила из комнат Йоды.

Ферус помчался на этой волне Силы, подхватывая одной рукой Тревера, другой вцепившись в обрывок кабеля, свесившийся с полуобрушившегося потолка. Он все ещё держался, давая возможность пролететь какое-то расстояние. Вместе с Тревером Ферус перелетел через полуразрушенную стену и только тогда отпустил кабель. Он знал, что Сила будет нести его.

Они с Тревером по инерции взлетели вверх и приземлились с другой стороны развалин. Ферус ясно чувствовал Тьму позади себя, но даже не стал думать об этом. Он просто бежал, прекрасно понимая, что, если бы Вейдер хотел, он смог бы достать его. Запросто.

Возможно, он позволил им с Тревером сбежать, чтобы насолить Малоруму. Или проверить его. Или потому что они не слишком его заботили. Но, какая бы ни была причина, обдумывать её было лучше на бегу.

Взвыли сигналы тревоги.

Теперь весь Храм был на ногах. Ферус резко свернул к коридору, который, он знал, ведет к комнатам для медитаций. Здесь было темно и пыльно — имперцы никак не использовали эти помещения. Освещая путь световым мечом, он осторожно продвигался вперед.

Это могло дать им несколько драгоценных секунд. В его голове уже формировался отчаянный план. Единственный способ выбраться отсюда — это действовать на опережение. Ферус понимал, что они не смогут прятаться в Храме долгое время. Было ясно — Малорум сделает все, лишь бы опять не опозориться перед своим хозяином.

— Что там у нас с планами? — тяжело переводя дыхание, пропыхтел Тревер, — Чем скорее мы окажемся подальше от этого парня, от этого вашего Вейдера, тем лучше. Что мы можем придумать? Жуть какая!

— Мы должны угнать корабль, — сказал Ферус, — Новая посадочная платформа расположена как раз под окнами бывшей игровой комнаты юнлингов. Я видел, что окно там почти выломано…

— Почему мне кажется, что мы опять будем выпрыгивать в окно? — раздумчиво произнес Тревер.

— Что ж, я надеюсь, под тем окном окажется небольшой изящный спидер.

— Знаете, вы как всегда забываете один незначительный факт. Я — не джедай. Я не умею выделывать все эти сумасшедшие прыжки и приземления.

— У тебя все просто прекрасно получается. Идем, быстрее!

Ферус замедлил шаг, когда они подошли к игровой комнате, осторожно подкрался к дверям. Оставалось только надеяться, что эта комната сейчас не использовалась. Холодный ветер задувал в разбитое окно. Вместе с ни на шаг не отстающим Тревером он шагнул внутрь.

Его накрыла тяжелая волна ужаса, возникшая где-то глубоко в груди.

Здесь произошло что-то страшное.

Юнлинги.

Как же это он ухитрился — у него ведь даже мыслей не возникало о их судьбе. Или он мог вообразить себе, что Империя не воюет с детьми? Или что они могли просто разбежаться?

Они не разбежались.

Дети, старики, больные, слабые… они просто не входили в расчеты Ситхов, творивших, что хотят…

Не думай об этом. Думать об этом сейчас — смертельно.

Он медленно подошел к окну. Ему казалось, он идет по праху. Игрушки все еще валялись вокруг — ученические лайтсейберы, лазерные игрушки — всё разбитое и сломанное.

Какой монстр оказался способен на это?

Тревер, укрывшись за упавшей колонной, осторожно высматривал, что делается под окнами.

— Они блокируют посадочную платформу, — сообщил он, — Видимо, это мера безопасности.

Стряхнув с себя страшные воспоминания, все ещё живущие в комнате, Ферус присоединился к нему. За время, пока они были в Храме, снаружи стемнело. Огни мигали на всех уровнях ниже них.

— Погляди-ка на того разглагольствующего офицера. Код желтый, а не красный. Видишь — там, на платформе? Так что, думаю, они вот-вот разрешат ему вылет.

Волна в Силе — предупреждение. Ферус был поражен четкостью ощущения. Раньше он чаще всего чувствовал Силу неясно, словно сквозь какой-то туман. Он понял, что его связь с Силой становилась значительней, когда он был здесь. Что-то в нем все еще отзывалось этому месту, все ещё получало от него Силу.

Он понял — Малорум был где-то рядом.

Ферус окинул взглядом комнату. Счет пошел на секунды. Здесь должно было быть что-то, что он мог бы использовать. Мысль работала быстро. Нужно было нечто, что отвлекло бы пилота в том спидере под ними. Всего лишь на секунды, больше ему и не надо.

Он поднял одну из игрушек юнлингов. Это использовалось для обучения использования Силы. Сама по себе лазерная игрушка летела по прямой линии. По мере того, как ребенок рос и учился использовать Силу, он мог заставить летящую игрушку подниматься, опускаться, крутиться в воздухе. Чем больше движений она совершала, тем больше огоньков на ней зажигалось. Ферус проверил. Замигало сразу несколько. Игрушка все ещё действовала. Несмотря на сплошное разрушение вокруг…

Он встал у разбитого окна. Офицер под ними уже собрался вылетать. Ферус отправил лазерную игрушку в полет.

Теперь все, в чем он нуждался, была Сила.

Он чувствовал, как легко текла она между ним и игрушкой. Он отправил её по немыслимой траектории — в прыгающий, ныряющий, вертящийся полет. Огни вспыхнули, замигали все чаще и ярче, сияя сквозь мрак.

Охрана внизу под ними обернулась и вскинула бластеры. Он мог видеть, насколько они были озадачены, не зная, что бы это могло быть. Оружие, или нет? Если оружие, то какое? Пилот колебался, не зная, что предпринять.

— Повисни на мне и держись, как обезьянья ящерица, — приказал Ферус Треверу.

Тревер запрыгнул к нему на спину, обхватив руками и ногами. Ферус вскочил на карниз. Все внизу пялились на лазерную игрушку. Ферус прыгнул. Сила помогла замедлить и направить прыжок.

Спидер все ещё парил в воздухе возле охранников. Очевидно, офицер хотел обеспечить себе надежную защиту до самого момента своего отлета. Ферус подхватил игрушку, парившую теперь рядом с ним.

Все дальнейшее произошло за долю секунды. Он приземлился на спидер. Тревер соскользнул с его спины на заднее сиденье.

Ферус подхватил офицера под руки. Тот был слишком поражен, чтобы оказать какое-то сопротивление.

— Мне нужно лететь, — сообщил ему Ферус.

И отправил его вниз. Спидер все ещё висел невысоко над платформой; офицер не пострадал, но и благодарностью за жесткую посадку почему-то не исполнился. Выхватил бластер и принялся палить как сумасшедший.

— Нам пора, — заметил Тревер, вкручиваясь под сиденье.

Огонь бластеров шквалом понесся вокруг них — охрана наконец-то сообразила, что произошло. Ферус врубил двигатели и рванул прочь.

Глава 8

Что теперь? — задавался вопросом Тревер. С каждой новой идеей Феруса он обнаруживал себя то посреди галактического шторма, то висящим на башне, то несущимся в угнанном имперском спидере…

Он не знал, его ли это собственная жизнь, или его закрутило водоворотом чужих стремлений…

Он уже в тысячный раз задавался вопросом, почему он здесь. Но каждый раз, когда у него был шанс уйти, он говорил нет.

Правда была и в том, что в огромной галактике стало некуда податься.

И в том, что если было что-то, что он мог сделать, чтобы разрушить истребившую его семью Империю, он сделал бы это.

— Теперь мы знаем — Малорум уверен в том, что хотя бы один джедай жив и находится на Корусканте, — сказал Ферус, — Будет лучше всего, если мы побыстрее оставим этот спидер и начнем поиски.

— Прямо сейчас? — спросил Тревер, глядя, как Ферус ведет спидер на посадку на переполненную платформу, — Вы когда-нибудь останавливаетесь?

— Не слишком хорошее времяпровождение?

— Еда и сон — вот что действительно было бы просто замечательно.

— Ну нет, пока никаких снов. Но там, куда мы направляемся, возможно, удастся перекусить. Если он все ещё там, конечно…

Так многое изменилось, думал Ферус. Он не мог рассчитывать на то, что хоть что-то останется прежним. Но не мог и перестать надеяться.

На этот раз надеялся он зря. Там, где когда-то находилось «Заведение Декстора», все было сровнено с землёй. Ферус стоял, глядя на опустевшее место. Все было снесено. Почему?

Сам он не слишком хорошо знал Декстера Джеттстера. Встречал пару раз, не больше. Но Оби-Ван советовал ему навестить Декстера, если будет нужна помощь или информация, и сказать, что это он, Оби-Ван, направил его к нему. Сочетание того факта, что Оби-Ван доверял Декстеру, с фактом, что он был всё ещё жив, кое-что значило.

Ферус пнул обломки под ногами. Он был не единственный, кто знал Декстера Джеттстера. Его забегаловка была хорошо известна в Галактическом Городе. Кто-то же должен был знать, что с ним случилось!

Женщина в красном плаще, проходя мимо, улыбнулась ему.

— Я уже видела это выражение на столь многих лицах, — сказала сочувственно, — Ищете «Заведение Декстера», верно?

— Оно было лучшим в галактике. Что случилось?

— Он исчез, — сказала она, — В ту самую ночь, когда имперцы разгромили его заведение.

— Разгромили? За что?

— Обвинили в подрывной деятельности, в помощи врагам Империи, в подстрекательстве…

— Обычное дело, — с горечью сказал Ферус.

Женщина внимательно взглянула на него.

— Будьте осторожны в разговорах, — сказала мягко.

Мимо них проходил какой-то человек. Вероятно, просто шел домой после долгого рабочего дня. Но невозможно было знать наверняка, кто мог быть имперским шпионом…

Ферус дождался, пока человек прошел.

— Вы знаете, что случилось с Декстером?

— Только слухи, — ответила она, — Корускант всегда полон слухами. Одни говорят, что он был арестован, другие — что он мертв, третьи — что он путешествует по галактике, как когда-то раньше — перебиваясь от работы до работы на фрахтовиках… А некоторые говорят, что он присоединился к Исчезнувшим.

Опять это слово.

— К Исчезнувшим? — спросил Ферус.

Она бросила на него любопытный взгляд.

— Вы не слышали о них?

— Я… я оставил Корускант давным-давно.

Теперь она взглянула оценивающе.

— Хорошо, если вы вернулись, вы должны знать о них.

«Приказ об искоренении врагов» на Корусканте был издан вскоре после того, как Император пришел к власти. Целью его определенно были те, кто был активен во времена Республики. Сначала это был только надзор. Они должны были отмечаться в службе безопасности каждую неделю.

Им запретили улетать с Корусканта. Прошло немного времени, и их уже выслеживали, чтобы арестовать — и уничтожить, или приговорить к пожизненному заключению. И тогда… некоторые организовали свое собственное исчезновение. Они помогают друг другу теперь. Вы можете избавиться от вашего имени, от вашего ID- кода и любых свидетельств вашего существования — и просто…

— …Исчезнуть.

— Как будто вы никогда и не рождались. Они говорят, что они живут ниже. Глубоко внизу, на одном из нижних уровней.

— Ясно. Я был бы рад за Декстера, если ему удалось проделать это.

Они разговаривали, но не слова сейчас были главными. Он видел — подспудно происходило другое. Она изучала его, пытаясь понять, кто он на самом деле. И он каждым своим словом старался дать ей понять, что она могла доверять ему. Он видел — она знала больше, чем сказала.

— Это опасно, — сказала она, украдкой оглядевшись вокруг.

— Сейчас опасно всё.

В её карих глазах было беспокойство — она должна была принять решение.

— Конечно же, я не советую ходить в оранжевый сектор на закате…

— Спасибо за совет, — ответил Ферус. Она коротко кивнула и ушла. Ему показалось, или она действительно чуть слышно шепнула — «Удачи»?

Большинство его миссий во времена ученичества закидывали его в миры Срединного Кольца и дальше. Он знал, что миссии других команд Мастер — Падаван, вроде Оби-Вана и Анакина, чаще касались Корусканта. Конечно, они знали Галактический Город куда лучше. Ферус же не слишком хорошо представлял себе Корускантское дно, но и он слышал об Оранжевом секторе.

Это не было официальным наименованием. Вы не нашли бы его на карте. Оно произошло, как говорят, от обыкновения здешних жителей заменять установленные распоряжением Сената белые стержни уличных светильников на оранжевые, придававшие улицам и переулкам несколько зловещий вид. Но сколько бы раз ни меняли стержни светильников обратно на светлые, жители — улица за улицей, квартал за кварталом — возвращали району его прежний вид. Сенату надоело первому, и оранжевому сектору было позволено существовать.

Ферус никогда там не был, но он не волновался о предстоящем пути. Это было привычной и неотъемлемой частью того, что он делал — лезть в рискованные ситуации, искать информацию, и стараться делать при этом не слишком много глупых ошибок.

Иногда он добивался большего успеха, чем другие.

Они взяли аэротакси. Водитель, доставив их, умчался прочь так быстро, как только мог. Да и кто бы мог его обвинить.

Улицы здесь освещались по большей части крикливыми огнями вывесок, зазывающих в самые разнообразные клубы и бары. Ну и, конечно же, оранжевыми светильниками — визитной карточкой сектора. Здесь никогда не бывало тихо. Толкотня всевозможных существ весьма замедляла передвижение. Здесь жили те, кому были недоступны верхние ярусы — жили в маленьких, словно кубики, подобии квартир, тысячи которых умещались в огромных мрачных зданиях.

Многие из их, Ферус был уверен, ставили своей целью достигнуть заветных верхних ярусов, снова жить под солнцем…

— Шикарно, — сказал Тревер, — Спрятаться здесь легче легкого. Даже Империя проблем не оберется, если решит здесь кого-то выследить. Можете вообразить себе, как ловить здесь кого-то? Тысяча лет потребуется!

Они продолжили свой путь. Блоки прессованного мусора высились выше их голов. Как бы они ни были обработаны, запах все равно оставался.

— Похоже, аппетит у меня уже пропал, — сказал Тревер.

— Мы в секторе, — проговорил Ферус, — И это — закат.

— Ну, не знаю, — протянул Тревер, — Здесь же всегда оранжевый свет.

Ферус внимательно смотрел вокруг. Он мог войти в магазин или сидеть на скамье и ждать, пока кто-нибудь не подойдет к нему. Он знал по опыту — в таких местах существа всегда стремились сделать свой маленький бизнес. В том числе и на информации. Но, возможно, кэф был бы лучшим вариантом.

— Лучше не показывать, что мы здесь совсем чужие, но и изображать, что мы здесь как дома, тоже не стоит, — сказал он Треверу, оглядываясь вокруг, — Если сможем найти какой-нибудь кэф…

— Ферус.

— … да, кэф… пожалуй, это самое подходящее.

— Ферус! Взгляните.

Ферус посмотрел туда, куда указывал Тревер. В глубине одного выглядящего особенно подозрительным переулка над дверью висел небольшой лазерный светильник. Его легко было не заметить на фоне общего оранжевого зарева. Круглый красный шар с потрескивающими вокруг него лучами — разрядами. Эти лучи делали его похожим на вечернее угасающее солнце.

— Закат, — сказал Тревер, — В оранжевом секторе.

— Возможно. По крайней мере, это стоит проверить.

Ферус двинулся по переулку.

— Сначала пойду я. Подожди здесь.

— Вот уж в чём не уверен, — возразил Тревер, — Может быть, мне лучше потолкаться на улицах, раздобыть что-нибудь, что я мог бы потом вроде как пытаться продать — датапад, например, и..

— Раздобыть датапад? Ты хотел сказать, стянуть?

— Ну не будьте же вы так точны! Я зайду туда, прикинусь, что хочу сбыть это, и хорошенько осмотрюсь. Никто никогда не заподозрит пацана с улицы.

— Нет, пойду я, — сказал Ферус, — У меня есть кое-какой опыт. Это ведь нечто вроде кантины. А в кантине всегда можно найти кого-то, кто вам поможет — если найти правильный подход… Подожди здесь.

Он толкнул дверь… и наткнулся прямо на клык зверообразного охранника-вышибалы, незамедлительно вышвырнувший его обратно.

Приземление получилось жестким. Ферус осторожно прислушался к ощущениям. Вышибала всего лишь зацепил его своим клыком — и то рану жгло как огнем. Кажется, стоило поблагодарить звезды…

Тревер подошел полюбоваться.

— О, — сказал он, — Так вот как это, оказывается, делается.

Охранник в два гигантских шага преодолел разделявшее их расстояние, и теперь башней возвышался над ним.

— Это — частный клуб! Проваливайте, откуда выползли!

— Эй, мордозуб! — сердито огрызнулся Тревер, — С кем это ты так разговариваешь?

— Не думаю, что ему понравится подобное определение, — пробормотал Ферус, — Я бы не стал…

Вышибала ухватил Тревера когтями и швырнул на Феруса. Не промахнулся — у Феруса разом вышибло весь воздух из легких.

— Вызовите-ка мусоропресс! — проревел вышибала кому-то внутри, — У нас тут кое-какой хлам!

В дверном проеме появился стройный гуманоидный мужчина в длинном пальто. Ферус сразу признал в нем подпольного торговца всяким зельем, неважно — смертельным или не очень.

Я могу запросто справиться с ними обоими, — подумал Ферус, — этот клыкастый просто сыграл на неожиданности.

Торговец засмеялся.

— Сюда, мои дорогие. Их двое, и они живые.

Высокий ботан и девять — нет, десять — разномастных существ дружно выдвинулись из дверей.

Ладно. Возможно, не так запросто, как я думал…

Тревер скатился с него. Ферус вскочил на ноги, показывая пустые ладони.

— Эй, я только ищу кое-какую информацию.

— И что заставляет вас думать, что у нас есть, что вам дать? — поинтересовался торговец.

— Не дать, а продать.

— У него есть кредитки! — восторженно завопил высокий человек, — Хватайте его!

И вся компания единой слитной массой двинулась на них.

Ферус не хотел использовать световой меч. Подобные новости разлетаются быстро — о появившемся джедае мигом станет известно. А ему совсем не хотелось облегчать работу Малоруму. Кроме того, он же слышал, что Малорум знает — Фай-Тор жива. Незачем было подвергать лишней опасности и её.

Однако и самоубийство в его планы не входило.

Такого отточенного чувства самосохранения, как у Тревера, он ещё не встречал. Секунды не прошло, а парень уже рванул в сторону и закатился под днище спидера.

— Вау! — завопила женщина с бластером в кобуре на перевязи, — Смотрите, мелкая песчаная крыса! Ловите его!

Ферус прыгнул и приземлился на крыше спидера. Выхватил бластер.

— Сначала вам придется справиться со мной.

Лязг, грохот. И без того приятная компания вмиг ощетинилась самым разнообразным оружием. Карманный бластер. Бластерная винтовка. Вибронож. И ещё один. И даже нечто, напоминающее имперскую пику-станер.

— С удовольствием, — промурлыкал ботан.

Внезапно из темноты кантины раздался басовитый смех.

— Вы не будете возражать, если я попрошу не убивать этого бедолагу, а, друзья? — прогудел Декстер Джеттстер, — Думаю, он мне знаком.

Глава 9

Декстер махал им тремя из четырех своих рук, приглашая зайти. Ферус и Тревер с опаской шагнули в полутемное помещение. В нескольких шагах позади них с мрачным ворчанием разочаровано плелась команда мордоворотов.

Они уселись за столик, явно слишком маленький для огромной туши Декстора. Махнув остальным, чтобы оставили их, хозяин заведения перевел пристальный дружественный взгляд своих блестящих маленьких глазок на Феруса.

— Ферус Олен, не так ли? Я помню, ты приходил сюда вместе с Сири. Я полагал, ты навсегда оставил Корускант. Это был серьезный шаг. И кто это с тобой?

— Тревер Флум, — представился Тревер.

— Итак, Тревер Флум и Ферус Олен, что привело вас сюда?

— Оби-Ван сказал, что вы сможете помочь мне, — ответил Ферус, — Я видел его несколько дней назад.

Декстор откинулся назад, схватившись за грудь всеми четырьмя руками. Прерывисто выдохнул.

— Послушай, парень, к подобным новостям нужно подготавливать! Он жив! Как я рад это слышать! Где он?

— Этого я не могу вам сказать, — ответил Ферус, — Но он передает вам привет.

— Ладно, если увидишь его, передай, что Декстер Джеттстер — все еще его друг.

— Он будет рад слышать, что с вами все в порядке.

— В порядке?! — Декстер захохотал, — Ну, это слишком сильно сказано. Я не шел бы так далеко. Скажем так — я выживаю.

— Вы — один из Исчезнувших…

— Исчезнувший и есть. Ни имени, ни каких-либо данных, ничего вообще — меня нет, — он опять хихикнул, но на этот раз показалось, что с сожалением, — Оби-Ван сказал, что я могу помочь вам? Сомневаюсь, что во многом. Но если вам тоже надо стать Исчезнувшими, я могу свести вас с нужными людьми. Найти для вас место, где бы вы могли остаться на некоторое время — не слишком долго, потому что Исчезнувшие вынуждены постоянно перемещаться. Некоторые из нас поддерживают связь друг с другом, другие просто уходят. Нет никаких правил. Каждый выживает, как может.

Ферус глянул в глубину бара. Группа, выскочившая тогда за вышибалой, сидела тут же неподалеку — спиной к стойке, не сводя с них глаз. Клыкастый протирал стол, не глядя возя по нему грязной тряпкой, и тоже был весь внимание.

— Пусть они вас не беспокоят. Они просто охраняют меня. Это самый лучший способ отпугивать незваных гостей.

Здесь порой появляются разные любители острых ощущений, но мы быстро отправляем их, откуда пришли. Выглядит, конечно, не очень, но действует безотказно. Ха! Но если я говорю, что вы свои, вам будут здесь рады.

— Кто они? — с любопытством спросил Тревер.

— Кого только нет, я бы так сказал, — ответил Декстер, — Сборная команда… Те, за кем охотится Империя. Герои и злодеи. Бывшие журналисты, солдаты Республиканской армии… Возможно, сюда же примешались и преступники.

Ферус покосился на торговца.

— Я заметил.

Декстор хлопнул по коленям всеми четырьмя руками.

— Ха! Вы говорите о Китце.

— Да, вот о том, которому так не терпелось пустить в ход вибронож, — сказал Тревер.

— Ай, его рычание куда страшнее его самого, — отмахнулся Декс, — К тому же, раньше он не был преступником. Он был журналистом Холо-сети Корусканта. Одним из первых задавшимся вопросом, зачем Палпатину все больше и больше власти — ещё тогда, когда тот вовсю улыбался, уверяя, что защищает нас…

— Не Китц Фриили? — с удивлением спросил Ферус. Он помнил комментарии Фриили со времен Войны Клонов.

— Он самый. И ботан — вон тот, со спутанной гривой — это Эрион, один из лучших агентов, когда-либо бывших у Республики. Или та женщина, у которой волосы торчат, как рожки? Рия Талуон, сенатор от Агридорна. Вернуться на свою планету не может — приговорена там к смерти. Так что и она здесь. Видите того свивренианца? Он был помощником в Сенате. А того высокого гуманоида? Он был офицером Республиканской армии. Нет, он не клон, не смотрите так. А вот о тех двух братьях, которые ну просто на одно лицо, я сам ничего не знаю. Они не сказали нам, кто они.

Ферус снова оглядел комнату, на этот раз в полном удивлении.

— Здесь же, — скрывая волнение, проговорил он, — Право, здесь же просто семена для восстания. Если оно откуда и начнется, так это из мест, подобных этому.

Декстор рассмеялся.

— Ну нет, отсюда далеко до восстания, молодой Олен. Мы только пытаемся выжить. Корускант был вполне приличным местом для жизни, если вы не возражали дышать одним воздухом с миллиардом разнообразнейших существ. Но теперь всё изменилось. Шпионы вокруг — это понятно. Но даже для обычных жителей Корусканта, занятых лишь тем, как бы свести концы с концами — даже для них наступило трудное время. Взятки и запугивание стали нормой.

— Мы только что были в Храме Джедаев, — сказал Ферус, — Мы видели, насколько он разрушен.

— Они говорят, что держат там захваченных джедаев.

— Нет.

— Я тоже предполагал, что нет. Именно поэтому и предупредил ту другую.

Ферус весь превратился во внимание.

— Что за другая?

— Она не сказала мне своего имени.

— Джедай — женщина-человек, с маленькой меткой на лбу?

— Да, это она. Она слышала, что я был другом джедаям, и разыскала меня. Это было ещё до того, как я стал Исчезнувшим. Я мало чем мог помочь ей — и я был удивлен, что кто-то из джедаев вообще мог быть жив. Но я отсоветовал ей идти в Храм. Вместо этого она спустилась ниже, в самые глубокие ярусы.

— Вы знаете где, точно? — спросил Ферус.

— Никаких идей, мой друг. Но недавно я получил сообщение. Если я когда-либо буду нуждаться в ней, сказала она, я должен искать Солис.

— Солис?

— Это слово я всё чаще слышу в последнее время.

— Но где её искать?

Декс пожал плечами.

— Не знаю. Я ведь пока не нуждался в её помощи.

Ферус посмотрел вокруг.

— Есть кое-что, что вы должны знать. Империя планирует нанести удар по нижним ярусам.

Они хотят уничтожить Исчезнувших. Вы стали помехой новому режиму — они хотят управлять всем Корускантом — до последнего яруса.

Декс погладил подбородок толстыми корявыми пальцами.

— Это не так просто, даже для Империи.

— Дарт Вейдер счёл это своей личной миссией.

— Дарт Вейдер? Это меняет дело, — Декс нахмурился, размышляя, глубокие борозды, тянувшиеся через всю его грандиозную физиономию, когда он улыбался, исчезли. Потом снова взглянул на Феруса.

— Вам будет нужен проводник, когда вы пойдете вниз.

— А у вас есть таковой?

— Возможно, возможно. Но сначала — маленькие переговоры с остальной бандой.

Декс махнул рукой остальным; все вместе они перешли в другую комнату, расположенную в глубине кантины. Выяснилось, что здание было раньше небольшой электростанцией; они оказались в машинном зале, где всё ещё оставались турбины. Исчезнувшие восстановили систему для собственных нужд — и сейчас воздух был наполнен паром и постоянным шумом работающих турбин.

— Это затрудняет прослушивание — если им вдруг вздумается вести слежку, — объяснил Декс Ферусу и Треверу, — Многие здесь очень нервно относятся к такой возможности.

Семеро из Исчезнувших сели за стол вместе с Дексом. Другие быстренько куда-то делись, не желая иметь никаких дел с посторонними.

Вышибала-охранник остался у стойки.

Все Исчезнувшие смотрели на Декстера, ожидая, когда тот начнет говорить, и Ферус понял, что Декс своего рода негласный лидер этой пестрой компании.

— Это — мой друг Ферус Олен, бывший джедай.

— Ученик, — поправил Ферус.

— А это — его друг… — он перевел взгляд на Тревера, и тот, привстав, назвал свое имя.

— Ферус сообщил мне, что Империя планирует очистить Корускант… хм, в том числе и от нас. Я доверяю его информации, — подолжал Декстер, — Все мы знали, что рано или поздно это случится. Что ж, началось скорее, чем нам бы хотелось.

— Мы не готовы к этому, — сказал свивренианец. Он был коренастым, с узким, покрытым коротким мехом лицом. Его длинные — до колен — волосы были скреплены сзади разъемным кольцом из массивной металлической полосы.

— Это — Карран Каладиен, — сказал Декстер Ферусу и Треверу.

— Я знал Тайро Каладиена, — сказал Ферус. Тайро был добрым знакомым Оби-Вана и надежным источником информации о Сенатских делах. Ферус хорошо его знал. Тайро оказался в числе 21 сенаторов, убитых во время памятной бойни в Сенате за несколько лет до Войны Клонов.

— Мой кузен, — кивнул Карран, — Мы вместе начинали свою карьеру в Сенате в качестве помощников, — он взглянул на Феруса, и вдруг узнал его: — А вы были там в тот день — когда была резня. Вы спасли жизнь Палпатину.

Ферус кивнул. Ещё бы ему не помнить! Теперь-то он знал, что это «спасение» было фикцией. Он ясно чувствовал, что Палпатин тогда полностью контролировал ситуацию, скорее всего даже предвидел нападение и использовал его в своих интересах. Конечно же, та храбрость под огнем, разыгранная Палпатином, привлекла к нему больше сторонников, чем когда-либо.

— Это так?! — Декс хлопнул по коленям сразу всеми четырьмя руками, — Окажись ты чуть подальше в тот день, Ферус, и мы все могли бы быть в куда лучшей форме! Ха!

Ферус чуть усмехнулся в ответ на шутку. Его чутье говорило ему, что никакие его действия в тот день ровно ни на что бы не повлияли.

— Вернемся к нашему разговору, — сказал Декс, — Мне кажется, нужно принять некоторые решения. Сначала мы должны предупредить других. Каждый решает за себя, конечно. Но если мы можем кому-то помочь, мы должны помочь.

— Помочь — как? — спросил тот высокий человек, которого Декс представил как бывшего офицера.

— Предложить Исчезнувшим уйти, если они чувствуют в этом необходимость. Оставить оранжевый сектор.

Человек кивнул.

— Мы должны идти вглубь.

— Я согласна с Хьюме, — сказала Рия Талуон. Вид этой женщины, её серебряные волосы, заплетенные в подобие рожек, перевязь с кобурой бластера — всё это ни под каким видом не желало совмещаться в голове Феруса с образом сенатора.

— Наша сила — в нашем единстве, — сказал ботан Эрион. — Мы должны найти место, мы все будем в безопасности. И не только мы, но и каждый Исчезнувший, который захочет к нам присоединиться.

Двое молодых людей, которых Декс назвал братьями, сидели рядом. Внимательно слушали, переводя взгляд с одного говорящего на другого, согласно кивали.

— Джилли и Спенс правы, — сказал Декстер, хотя оба брата вроде бы слушала молча, — Итак, что насчет Солис?

Заговорила Рия Талуон.

— Об этом только слухи. Своего рода убежище. Тайное. Скрытое. Невозможно найти, но все же многие находят туда путь.

— Я говорю, что мы найдем его, — заявил Декстер, — Ферус сможет быть нашей защитой во время этого пути.

Кто, я? — подумал Ферус, — Когда это я вызывался добровольцем?

Китц Фриили долгим взглядом окинул мрачное помещение, агрегаты, лужи ржавой воды, грязные стены.

— И бросить все это? — пошутил он.

Секундочку, — подумал Ферус. Я-то полагал, что получу проводника, а не поведу группу. Он бросил быстрый взгляд на Декстера. Глазки того блестели, словно у Бесалиска.

Просто прекрасно. Его оставили без малейшей возможности к отступлению. Хотя, конечно, он и сам был не прочь помочь Дексу. Как ради Оби-Вана, так и чтобы найти того ушедшего на нижние ярусы джедая.

Тревер явно ничего не имел против их плана. Это было ясно по довольной усмешке на его физиономии. Эти люди нравились ему. Без сомнения, они напоминали ему тех подпольных торговцев, с которыми он имел дело на Беллассе.

— Тогда голосуем, — предложил Тревер.

Одна за другой, руки поднялись над головами. Все семеро Исчезнувших были согласны идти.

— Я останусь здесь, — сказал Декс, — Я уже не столь легок на подъем, как прежде. Буду предупреждать других об угрозе — и буду ждать от вас известий.

— Не думайте, что я не заметил, как вы втравили меня в это, — сообщил Ферус Декстору, когда остальные пошли собирать свое оружие и пожитки.

— Где твой дух приключений, молодой Олен? — Декстер заржал и дружески хлопнул его по спине, отправив через пол-комнаты. Ну вот, теперь этот… — Ферус в последний момент непонятно как умудрился разминуться с колоной.

— Я должен сообщить вам кое-что, Декстер. Если Вы полагаетесь на меня как на джедая, то я покинул Орден несколько лет назад. Мои навыки уже не те.

— По мне, джедай — даже с половиной Силы- лучше батальона штурмовиков, — уверил его Декстер, — И зови меня Декс. Я чувствую, что это — начало долгой дружбы.

Исчезнувшие разошлись собрать свои немногочисленные пожитки, и Ферус воспользовался возможностью относительно безопасно выйти на связь с Оби-Ваном. Он устроился в стороне ото всех и вытащил комлинк.

Они согласовали кодировку сигнала прежде, чем расстались, и сейчас Оби-Ван ответил сразу. Появилась мерцающая миниголограмма. Оби-Ван откинул капюшон.

— Новости?

— Оби-Ван, я тоже рад видеть вас.

Оби-Ван хмурился:

— Вы, как предполагалось, выходите на связь только в критических случаях.

— Ладно, это — не критический случай, так что я могу предположить, что вы не хотите слышать то, что я должен сказать? Ладно, тогда пока.

— Добрый день, Ферус, — покачав головой, язвительно изрек Оби-Ван, — Как жизнь? Как здоровье?

— Ну… ничего такого, чего не вылечили бы несколько дней отдыха на Белазуре. Я здесь с вашим другом Декстором Джеттстером. Он передает вам привет.

— Декс! Рад слышать это.

— Здесь, на Корусканте, он заочно приговорен к смерти, но он жив. Слушайте, я тут пробрался в Храм вместе с Тревером и подслушал кое-что интересное о Полис Масса.

Оби-Ван подался вперед.

— Да?

— Дарт Вейдеру это не нужно. Независимо от того, что это. Фактически, он запретил Малоруму дальнейшее расследование.

— Это хорошо.

— Нет, это плохо. Поскольку Малорум пытается сам стать правой рукой Императора, вместо Вейдера. Так что он наверняка будет продолжать расследование.

— Вы смогли выяснить, что именно он знает?

— Нет, так далеко я не продвинулся. Стена не вовремя рухнула, понимаете ли.

— Это нужно выяснить. Вы должны обращать внимание и на любые другие расследования смерти сенатора Падме Амидалы. Как вы думаете, вы могли бы вернуться в Храм?

— Вообще-то мы с Тревером только что еле выбрались оттуда…

Оби-Ван спрятал руки в рукава плаща.

— Вы знаете, что я не могу уехать отсюда, Феррус. И я не хочу подвергать опасности вас с Тревером… Но Малорума нужно остановить.

— Я остановлю его для вас, Оби-Ван, — сказал Феррус, — Я не знаю как, и даже не знаю, из-за чего. Но я это сделаю.

— Да пребудет с вами Сила.

— Вы знаете, я начинаю понимать, что она действительно со мной. Все еще.

— Это действительно так, Феррус, — голос Оби-Вана прозвучал вдруг с неожиданной теплотой, — Полагайтесь на неё.

Глава 10

Впервые, с тех пор как он покинул улицы Беллассы, Тревер чувствовал себя как дома.

Исчезнувшие напоминали ему его прежних знакомых и приятелей — тех, с кем он имел дело на черном рынке Беллассы. И ему в голову не приходило расспрашивать братьев — Джилли и Спенса, кем они были до того, как присоединились к Исчезнувшим. Подобные тайны нисколько не мешали ему — он привык, что люди скрывают свое прошлое.

Джилли и Спенс были молчаливы. Невысокие и плотные, они были вооружены невероятным количеством всевозможного кустарного оружия, которому доверяли, похоже, куда больше, чем любому бластеру.

А вот Киц Фриели оказался на редкость разговорчивым. Найдя, наконец, слушателей, он пустился в бесконечные рассказы о нижних уровнях Корусканта. О том, что эти уровни всегда жили по собственным неписанным законам, что никакие силы правопорядка или безопасности никогда не проникали сюда; что миллионы здешних жителей полагались лишь на собственное умение защищаться — или же на некое подобие патрулей, самостоятельно организуемых для защиты своих домов и кварталов.

По словам Китца, после захвата власти Империей положение дел стало только хуже. Перед Войнами Клонов Сенат пытался принять хоть какие-то меры, чтобы удержать нижние уровни от окончательного развала. Вниз посылались команды дроидов для минимально необходимого ремонта, даже организовали несколько медицинских центров для живущей там бедноты. Но теперь, с новым Сенатом, обуреваемым лишь жадностью, о нижних уровнях вообще никто не заботился. И миллионы существ, оказавшихся там, сбивались в кучки, стаи, банды, набирали целые арсеналы всяческого оружия — лишь бы защитить себя…

И Тревер, в-пол-уха слушавший всю эту длинную лекцию, свел её для себя к одному пункту: не расслабляться.

Он заметил, что Феруса не слишком радовало то, что ему пришлось возглавить группу Исчезнувших в их путешествии вниз. Они двигались уже много часов, уходя как можно дальше от Сената, от блестящего Галактического Города, а всё, о чем мог сейчас думать Ферус, был тот джедай, которого он искал. Если честно, он малость одержим этим, — думал мальчишка. Но тем не менее, Тревер ещё не встречал никого, кому бы он мог так доверять, на кого бы он мог рассчитывать так, как на Феруса. Пожалуй, это стоило того, чтобы болтаться рядом.

Какого-то определенного плана у них не было. Они отправились вниз в одном большом спидере, и вся надежда была на собранную по дороге информацию. Слухов о Солис было предостаточно, это давало надежду, что они смогут найти туда дорогу.

Конечно, некоторые из слухов были весьма оригинальны.

Номер один: Солис было местом на коре планеты, избежавшим корускантского строительного бума. Там деревья и озера, и высоко над ним — ничем не закрытое небо…

Если вы в это верите, — думал Тревер, — вы, наверное, верите и в космических ангелов.

Номер два: Солис было построенный столетия назад на планетарной коре невиданный город дворцов и башен, где всем были рады, где все были любимы и свободны…

Ага, а Император — скромный парень, заботящийся исключительно о всеобщем благе, а Галактика так и вовсе цветущий сад…

Единственный достоверный с точки зрения Тревера слух сводился к факту, который они и так уже знали: Солис трудно найти.

В конце длинного дня, не принесшего ничего нового, они остановились во встретившейся им ночлежке. Рия Талуон сняла свои перевязи с бластерами в кобурах и как могла удобно устроилась на кровати. Джилли и Спенс занялись чисткой своего оружия, Тревер завалился на другую кровать, а Ферус просто расстелил на полу свой плащ.

— Мы никогда не найдем, — сообщила Рия потолку, упираясь носком одного ботинка в каблук другого. Ботинок с грохотом упал на пол. Второй тем же путем отправился следом.

— Вы должны задать множество вопросов, чтобы получить реальные ответы, золотко, — сказал Китц, оседлав стул, — Да, мы не видим всей мозаики, но у нас есть её детали.

— Ну да? — она махнула рукой, — Все, что я слышала сегодня, было пустым сотрясением воздуха.

— И все же есть одна вещь, которую мы слышим постоянно. Планетарная кора. Это в самом низу, — говорят все. А некоторые говорят, что это даже ниже.

— Это так, — подтвердил Ферус, — Это единственное, что объединяет все рассказы.

Эрион откинул назад свою запутанную гриву волос. Он сидел на корточках на полу, в обычной для ботанов позе отдыха. Треверу такой способ отдыха казался крайне неудобным, но Эрион явно считал иначе.

— Даже в самых фантастических слухах обычно есть зерно правды, — задумчиво проговорил ботан, — Китц может быть прав.

Джилли и Спенс оторвались от оружия, чтобы согласно кивнуть.

— Впервые в жизни, — хмыкнул Хьюме — высокий мужчина, тот, что был когда-то офицером Республиканской армии.

Китц отсалютовал ему в ответ:

— Даже сломанный хронометр прав два раза в день.

— Значит, мы должны идти вглубь коры, — сказал Коран, — Тогда хватит тратить время впустую.

— Звучит как план, — сказал Хьюме, — Я тоже терпеть не могу терять время.

Все посмотрели на Феруса.

— Я согласен, — сказал он.

— Кто-нибудь раньше бывал на глубоких ярусах? — спросил Китц.

— Вы шутите? — хмыкнула Рия, — Я никогда раньше и носа не высовывала из Галактического Города, — она перевела взгляд вниз, на лежащие на полу перевязи с бластерами, — Также, как и никогда раньше не стреляла из бластеров.

Эрион проверял оружие.

— Что ж, тогда готовьтесь. Скоро у вас будет предостаточно такой возможности.

Они отправились в глубь коры рано утром.

Они двигались вниз — уровень за уровнем. Здесь не было никаких транспортных линий, вся надежда только на ловкое пилотирование. Ферус молча вел спидер, сосредоточившись на том, чтобы вовремя уворачиваться от встречных любителей быстрой езды, от сломанных сенсоров, внезапно вырисовывающихся прямо перед ним. Полуразвалившиеся посадочные платформы, узкие коридоры…

Корускант строился, словно вырастая вверх от поверхности. Когда на уровне становилось слишком тесно, строился следующий, за ним — ещё и ещё, всё выше и выше. Все новые и новые здания, инфраструктура, электростанции, система проходов ко всему этому. И поэтому, чем глубже опускались Ферус и Стертые, тем древнее были строения вокруг.

Они оставили спидер на посадочной платформе, лежащей на дюрастиловых и деревянных опорах. Тревер изумленно смотрел вокруг и думал, что игре форм и стилей невероятных сооружений этого яруса было одно имя — импровизация.

Здесь, в коре, они вступили в столетие, которое любило творить великолепие. Давно канувшие в небытие существа строили свои здания из камня — сотни ярусов вверх — с витиеватой резьбой, балконами, башнями и башенками. Но каменные стены уже крошились и растрескивались от времени, местами они были укреплены металлическими и деревянными скрепами и подпорками. Их улицы были извилистыми и узкими, а бесчисленные проулки и переходы и вовсе напоминали лабиринт. Здесь не было никаких централизованных систем — ни энергии, ни воды, ни света, ни вентиляции — похоже, жители предпочитали единой системе собственные генераторы.

Они двинулись узким сводчатым коридором. Разрушающийся каменный пол был прорезан большими и малыми трещинами, а местами зияли и провалы в метры шириной. То и дело приходилось то прыгать, то обходить провалы по краешку, прижимаясь к крошащейся стене. Похоже, они были здесь единственными живыми существами. Здесь не было солнца, чтобы разделять дни и ночи, и все же казалось, что сейчас здесь именно ночь. Было темно и глухо.

Вот оно, перед ними — дно Корусканта. Самый нижний уровень из известных. И если они не найдут Солис здесь, идти больше будет некуда.

Тревер надеялся, что сейчас он в относительной безопасности. Исчезнувшие смотрелись столь подозрительными личностями, что он с трудом мог представить, как кто-то может захотеть сунуться к ним.

Он вдруг обнаружил, что идет все медленней. Странное чувство словно придавливало к земле. Как будто он чувствовал тяжесть миллионов существ над собой, миллионов зданий, механизмов, машин, всю невозможную гудящую громаду жизни там, над ним, миллионы бьющихся сердец.

Это ощущение было неожиданно сильным. Тревер содрогнулся.

— Какой-то вы нехарактерно тихий, мой юный друг, — заметил идущий рядом Китц.

— Так… тяжело, — пробормотал Тревер.

— Вы подразумеваете все то, что над головой? — рассмеялся Китц, — Да, вижу, вы именно об этом. Это действительно угнетает.

— И кто здесь живет? — спросил Тревер.

Китц пожал плечами.

— Иммигранты из других миров, те, кто прибыли сюда в надежде добиться большего успеха. Те, кто всё потеряли, те, кому некуда идти… Просто существа, живущие чтобы жить, И те, кто любит поживиться от них… или ими.

— И те, кто ищет прекрасный мир Солис, — завершил Тревер.

Китц хихикнул. И вдруг внезапно резко оттолкнул Тревера в сторону. Тревер загремел на камни.

— Эй, какого… — начал было он, но тут увидел ИХ.

Банда, казалось, материализовалась прямо из воздуха, Тревер лишь потом углядел узкий проход, ведущий из другого проулка. Китц как раз вовремя оттолкнул его в сторону от выпущенной по нему парализующей стрелки.

Тревер взглянул снизу вверх: в руках Эриона и Китца уже были бластеры. А потом стали видны только сплошные огненные полосы в темноте.

Банда притормозила. Их было штук пятнадцать, если не больше, один зверообразнее другого.

Примчался Ферус, его световой меч принялся описывать сплошную сияющую дугу. Нападавшие явно не ожидали столь мощного и яростного отпора. Не говоря уже о летящих обратно в них их же собственных отраженных зарядах. И они отступили — стреляя, выкрикивая проклятия и угрозы.

Эрион и Хьюме палили из бластеров, заняв позиции слева и справа от Феруса, Китц и Рия тоже не остались в стороне. Как только банда прекратила пальбу и обратилась в бегство, Джилли и Спенс кинулись в погоню.

Тревер вскочил. Трещины и расселины в этой стороне были шире, и Тревер, шагнув, вдруг почувствовал, что его нога плотно застряла в чем-то. Он раздраженно дернулся, но не тут-то было. Ногу словно что-то держало.

Тревер нагнулся рассмотреть поближе.

И увидел какой-то толстый чешуйчатый хвост, обернувшийся вокруг его лодыжки.

Тревер вскрикнул от неожиданности и рванулся. Но хвост непонятного существа лишь сильнее обвился вокруг его ноги и потянул его вниз. Вырваться не удавалось — захват становился только сильнее.

— Ферус! — крикнул Тревер. Но Ферус был далеко впереди, с Рией и Хьюме, и, похоже, не услышал его.

Он опять посмотрел вниз — и на этот раз увидел уставившийся на него тусклый глаз. Тревер не думал, что во вселенной этого существа было понятие милосердия.

Внезапный рывок — и Тревера затащило в трещину почти по пояс. Теперь и вторая нога оказалась внутри. и он постарался не думать о том, что зверюга там может быть и не одна. Он пинался и изворачивался, лупя по хвосту кулаком, в то время как другой рукой лихорадочно шарил в карманах сервисного пояса.

Рука нащупала альфа-заряд.

Его пальцы наощупь активизировали взрывчатку. Это удалось, но существо опять дернуло его, и выскользнувший из руки заряд пропал в темноте трещины. Вспышка высветила длинное и толстое змееобразное тело, с чешуей, напоминавшей дюракрит. И челюстями, явно способными перекусить пополам.

Внезапно что-то просвистело у него над ухом. Он увидел блеснувший в воздухе вибронож, пролетевший мимо него и по рукоять вошедший в хвост слизня. Хвост дернулся, развернулся, и Тревер услышал только удаляющийся куда-то вниз шорох.

— Дюракритовый слизень, — сказал Китц, протягивая руку и помогая выбраться из трещины, — Футов десять длиной, насколько я мог разглядеть. Они прячутся в пустотах и трещинах каменных массивов. Про этих лучше помнить постоянно.

— Спасибо за помощь, — Тревер, зябко передернув плечами, принялся отряхивать штанины.

Примчался Ферус:

— Что случилось?

— Ничего особенного. Меня всего лишь чуть не сожрал огромный слизняк. Вам не о чем волноваться, — буркнул Тревер. Он и сам не знал, почему его так разозлило, что Ферус не оказался рядом с ним в тот момент. Что это не Ферус его спас. Ферус шел впереди, словно забыв о нём вообще.

— Ох. Мне жаль. Спасибо, — повернулся Ферус к Китцу.

— Ну да. И за вами теперь вибронож, — Китц усмехнулся, на чумазом лице ярко сверкнули белые зубы.

— Мы нашли место, где, возможно, сумеем кое-что разузнать, — сообщил Ферус.

Остальные стояли перед двумя полуразрушенными каменными колонами. Потрескивающая и мигающая лазерная вывеска гласила: КАНТИНА «ДНО». Когда Ферус, Тревер и Китц подошли к ним, обсуждение шло полным ходом.

— Сейчас подобное не для нас, — говорила Рия.

— Нам нужно где-то переночевать, — возразил Ферус.

— А где ночлег, там и выпивка, — подхватил Китц, — А где выпивка, там и сплетни.

— Давайте используем этот шанс, — кивнул Ферус, — Но держите бластеры наготове.

Они толкнули тяжелую дверь и вошли в большое круглое помещение, образованное сходящимися высоко вверху дугами. Звук шагов, отражаясь от купола-потолка, возвращался эхом. Огромный гаргойлес покосился в их сторону. Вид зверюга имела совсем не дружелюбный.

— Домашний, — успокоил Хьюме.

Они приблизились к маленькому разбитому столу, почти незаметному в этом помещении. Сидящий за ним человек крепко спал. Ферус прокашлялся. Тот и не пошевелился.

Тогда Эрион просто грохнул рукояткой бластера по столу перед спящим.

— Пожар! — подскочив спросонья, взревел тот.

— Никакого пожара, — успокоил Ферус, — Всего лишь несколько клиентов.

— О, — вернувшийся к реальности человечек выпрямился и перешел к делу, — Увы, у нас всего лишь две свободные комнаты. Вам придется потесниться.

— Прекрасно.

— Дополнительная плата за полотенца и воду.

— Дополнительная за воду?!

— Здесь трудно с водой.

— Ладно, хорошо.

Ферус собирался назвать свой фальшивый ID, но портье отмахнулся:

— Только кредитки. Нам не нужны ваши ID.

— Я думал, что это правило…

Тот поднял бровь и посмотрел на Феруса, как генерал на новобранца.

— Здесь нет никакого закона. Кстати, если вы ещё не выдумали себе фальшивые данные, мне вас жаль.

Отсчитали кредитки.

— У нас за дорогу слегка в горле пересохло, — сказал Хьюме, — Что посоветуете?

Человечек просто кивнул в направлении дверей.

Они толкнули дверь и вошли. Кантина была маленькой, но с высоким потолком, тонущим в глубоких тенях. К удивлению Феруса, заведение вовсе не пустовало. Гуманоиды и другие существа толклись у стойки, сидели за погруженными в полутьму маленькими столами. На столах открыто, чтобы не сказать — демонстративно, лежало оружие.

— Напоминает место, куда я обычно заходил в Галактическом Городе, только хуже. Оно называлось 'Дор, — оглядевшись, сказал Китц.

Ферус кивнул. Он был там вместе с Сири, ещё падаваном. Заведение было то ещё — он вспомнил, как изо всех сил старался не бояться… Туда направлялось всё отребье галактики — пить, покупать или продавать информацию, нанимать охотников за головами. Когда-то это место называлось Сплендор — «Великолепный» — но большинство букв названия не светились, и все давно называли его 'Дор. (*мягко выражаясь, «навоз»*)

— Давайте-ка лучше присядем, — сказал Хьюме, — Мы привлекаем внимание.

— Это не всегда плохо, — возразил Эрион, — Возможно, это поможет получить ответы на некоторые вопросы.

Они заняли несколько столиков, заказали еду и питье. Было заметно, что остальные посетители с любопытством посматривают в их сторону. Ферус отпил из кружки, встал и перебрался к стойке бара, в надежде, что кто-нибудь обязательно будет в настроении поболтать. Китц тем временем уже завязал беседу с компанией за соседним столом.

Они уже съели и выпили всё заказанное, переговорили почти с каждым существом в кантине, но так и не получили ответа на свои вопросы. Где находится Солис, не знал никто.

То есть, слышать-то все слышали, а как же, но вот где искать? Посетители постепенно расходились, и наконец кантина опустела. Приходилось снова признать свое поражение. Тревер зевал — он уже давно валился с ног от усталости.

— Нам всем надо выспаться, — заметив это, сказал Ферус.

Комната оказалась большой, с несколькими кроватями и резервуаром, в который из дальнего подобия крана сочилась желтоватая вода. Кровати представляли собой доски с брошенными на них одеялами. Не самые неудобные из всех, на каких Ферусу приходилось спать, но… впрочем, рассчитывать на лучшие было бы странно.

Он лежал и смотрел на взъерошенные волосы Тревера, торчащие из-под одеяла. Его мучило то, что он не оказался рядом с Тревером, когда тому нужна была помощь. Он удостоверился, что Тревер в безопасности, пока шла перестрелка, и сконцентрировался на нападавших. Крик мальчишки он услышал, но пока добежал, Китц был уже там.

Но ведь он и не сможет быть рядом все время. Или это он просто старается уверить самого себя в этом?

Он не знал, где начиналась и где заканчивалась его ответственность за мальчишку. Он не мог не понимать, что парень, конечно же, отнюдь не такой взрослый и самостоятельный, каким старался казаться. И то, что он смог сам выжить на улицах Беллассы, вовсе не значило, что ему не нужны были порой помощь, забота и, как ни крути, определенное руководство.

Но его ли это было дело?

Если он все еще был джедаем, если бы галактика не изменилась, у него уже был бы падаван. Но Тревер-то не был его падаваном. Он не чувствовал той связи с ним, которая должна была быть между учителем и учеником. Такой, например, какая была между ним и его учителем Сири. Иногда он не ощущал даже, где мальчишка находится. И не мог бы сказать, что тот думает и что чувствует.

Было бы лучше, если бы он смог найти пристанище для Тревера. Такое, где мальчишка был бы в безопасности, где о нем бы заботились — и может быть даже любили. Только возможно ли это?

Ведь самому Ферусу предстоит все глубже и глубже погружаться в опасности. Тащить парня за собой? Это было несправедливо по отношению к Треверу. Сегодня был десятифутовый дюракритовый слизень. А что принесет завтрашний день?

Эти беспокойные мысли крутились у него в голове, когда он почувствовал, что засыпает. Тихое дыхание в комнате сказало ему, что остальные уже спят, несмотря на жесткие неудобные кровати.

Внезапно он услышал шум. Ферус положил руку на световой меч, но тут же увидел, что это был Тревер, тихо пробирающийся в его сторону, стараясь не разбудить остальных.

Он подобрался к изголовью кровати, глаза блестели.

— Я знаю, где найти Солис, — сказал он.

Глава 11

— Когда слизняк начал тянуть меня в трещину…

— Тревер, мне жаль, я…

— Хватит маяться совестью, о, Фери-Ван — я просто пытаюсь сообщить вам одну вещь. Так вот. Я уронил туда альфа-заряд, и когда он взорвался, я кое-что увидел при вспышке. В смысле, кое-что кроме этого десятифунтового злыдня, жующего мою ногу. Там было ещё что-то.

— Что ты увидел?

— Нечто, совсем не похожее на жилище слизняка. Я думал об этом. Была вспышка… отблеск… как будто от чего-то металлического или от воды. Я не уверен, но это было похоже на какое-то помещение. Или что-то вроде. Как раз как… Помните — многие говорили «внутри коры»?

Ферус не стал переспрашивать, уверен ли Тревер. У него были все основания доверять восприятию мальчишки.

— Я разбужу остальных. Надо идти.

Было самое глухое время ночи — слишком поздно даже для любителей темных переулков — и слишком рано для тех, кто поднимался на рассвете. И все же они шли плотной группой, стараясь не отставать ни на шаг.

Тревер привел отчаянно зевающего Китца и остальных к тому месту, где слизняк пытался затащить его в трещину. Ферус наклонился, стараясь получше осветить то, что было внизу. Он не мог сказать точно, но ему думалось, что Тревер был прав — там, внизу, действительно что-то было.

— Я думаю, что смогу туда пролезть, — сказал Ферус, — Я спущусь, и если что-то обнаружу — позову вас.

Китц прислонился к колоне и опять зевнул.

— Не торопитесь.

Ферус полез в ращелину. Спускаться было легко: стенки были покрыты глубокими выбоинами и рытвинами — следами разрушающего камень слизня. К его удивлению, Тревер полез за ним следом.

— Останься там, — сказал ему Ферус.

— Ничего подобного. Я нашел это место, — и я полезу тоже.

Ферус уже знал, что спор будет пустой тратой сил, поэтому просто продолжил спуск. Последние пару метров цепляться стало не за что — пришлось прыгнуть. Секундой позже рядом приземлился Тревер — с закрепленным на лбу шахтерским фонарем.

Ферус увидел, что они действительно оказались в тоннеле.

Стены и потолок были сложены из гигантских блоков камня. Пол был прорезан глубокими колеями, кое-где в них валялись брошенные детали каких-то машин.

— Это — то, что ты видел при вспышке, — сказал он Треверу, — Похоже на какой-то транспортировочный тоннель.

Он крикнул остальным, что путь найден, и они один за другим тоже спустились вниз.

Хьюме посторонился, обходя маслянистую желтую лужу, от которой поднимались испарения с отвратительным запахом.

— Осторожно, — предупредил он, — Эта дрянь, похоже, ядовитая.

— Система, видимо, была примитивной, — заметила Рия, — Смотрите: они использовали для транспортировки рельсы.

Китц взглянул:

— И какие-то трубы в потолке ещё остались. Интересно, куда они ведут?

— На Солис точно не похоже, — заявил Хьюме, — Но тоннель может привести нас туда.

Ферус услышал шорох где-то вверху. В то же мгновение с потолка прямо перед ними рухнуло что-то темное.

Ферус не успел даже выхватить спрятанный под плащом световой меч — настолько быстро всё произошло.

Существо оказалось невысоким, мускулистым и плотным, с явно подогнанным по голове шлемом. А его пояс больше напоминал небольшой оружейный арсенал. И тем не менее пришелец не проявлял никакой агрессии. Просто смотрел, как они, вмиг ощетинившись оружием, осторожно приближаются к нему.

— Вы упоминали Солис, — сказал он.

Ферус кивнул, не сводя с него настороженного взгляда:

— Да. Мы хотим попасть туда.

Джилли и Спенс уже оказались позади этого странного человека, Китц, Эрион, Хьюме и Рия тоже придвинулись, окружая. Впрочем, его, похоже, это не очень-то взволновало.

— Я могу отвести вас туда, — сказал он, — Не за так, конечно.

— Почему мы должны доверять вам? — поинтересовался Тревер.

— У вас не так уж много выбора здесь, в коре, — ответил тот, — Или искать Солис самостоятельно, или воспользоваться моей помощью.

— Почему мы должны быть уверены, что вы знаете, где Солис? — спросил Китц.

— Потому что я был там. Я — единственный, кто был там и вернулся.

Уверены они могли быть только в первой части сказанного этим человеком: да, они слышали о тех, кто ушел. Но они никогда не слышали о том, чтобы кто-то возвращался.

— Маловато, — сказал Ферус.

— Ладно. Это мало кто знает: давно, ещё до того, как Корускант стал планетой-городом, на нем были океаны, — кивнув, ответил тот, — Океаны истощились; их остатки были закачаны в пустоты в глубине коры. Именно там вы и найдете Солис.

Они переглянулись. Это было похоже на правду. И многое объясняло. Именно это обеспечивало безопасность Солис, именно поэтому даже Империи придется туго, начни она поиски.

— Как вас зовут? — спросил Ферус.

— Зовите меня просто Проводником, — ответил тот, — Моё имя осталось в прошлом. Как и вы, я уничтожил все следы своего пребывания в этой галактике.

Что-то в нем не так, — подумалось Ферусу. В Проводнике было что-то странное. Но, с другой стороны, ведь и вся их компания выглядела не менее подозрительно.

В одном Проводник был прав точно — выбор у них был небогатый. Другого направления поиска у них просто не было. Ферус помедлил секунду, потом кивнул.

— Ведите нас туда, — сказал он.

Глава 12

Проводник поднял фонарь.

— Здесь лучше держаться вместе и не забывать про дюракритовых слизней. Они очень агрессивны.

— Мы уже были представлены, — пробормотал Тревер.

Они держались середины туннеля. Со стен капала вода. Один раз пришлось обходить резко пахнущую ядовитую лужу, странно светящуюся в темноте. Иногда слышались шорохи, но никакие существа так и не появились.

— Первоначальные города Корусканта строились на планетарной коре, столетия назад, — объяснял Проводник, пока они шли, — Большая часть их инфраструктуры была под землёй. И она до сих пор ещё там. Большинство акведуков и технических тоннелей просели и разрушились, но там была так же и система тоннелей для перемещения людей и грузов. В них использовались примитивные машины, от которых до сих пор остались следы-колеи. Эти туннели были построены из каменных блоков, и некоторые хорошо сохранились до сих пор. Позже они использовались, чтобы перекачать остатки океанов в пещеры. По одному из таких тоннелей мы как раз и идем.

Они шли и шли, постепенно теряя ощущение пространства и времени. Начинали ощущаться недостаток сна и нормальной еды. Ферус ускорил шаг.

Внезапно он услышал эхо плещущейся о берег воды. Проводник остановился.

— Вода будет все глубже, но мы поднимемся на подмостки, которые ведут над ней.

Скоро они шли уже по колено в воде. Впереди показалась мокрая лестница. Ферус пригляделся: она вела к целой системе других платформ и лестниц, теряющихся в темноте. Проводник начал подниматься вверх.

Они поднимались в темноте с платформы на платформу. Ферус понятия не имел, какая высота — и глубина — там, далеко под ними. Он мог только чувствовать: кажется, там, внизу, все ещё были приливы и отливы; вода ревела, накатываясь на невидимые стены и опять отступая. Но самого океана не было видно. Только запах воды и звуки.

Они услышали всплеск и просмотрели в ту сторону, откуда он раздался. Далеко внизу промелькнули неясные контуры огромного морского существа, перевернувшегося в воздухе над поверхностью и вновь скользнувшего вглубь.

— О, да, — сказал Проводник, — Я должен предупредить вас, что туда лучше не падать.

Подмостки вдруг расширились, превратившись в сплошной настил из пластоидных и древесных досок, расширившийся на всю пещеру. Постройки располагались отдельными компактными группами, соединенными между собой переходами. Все вместе было похоже на маленький город.

В окнах некоторых домов вспыхнули огни. Те, кто были внутри, просыпались.

Проводник достал какое-то маленькое устройство, раздалось гудение.

Из домов повысыпали жильцы. Уроженцы самых разных миров, и все вооружены. Они осторожно приближались.

И уже через несколько мгновений Исчезнувшие обнаружили, что их маленькая группа плотно окружена поселенцами.

Ферусу стало не по себе: поселенцы значительно превосходили их численностью.

По толпе пробежал ропот, существа переговаривались между собой. Проводник поднял руку, призывая к тишине.

— Я привел их вам сверху, — сказал он.

И в одно мгновение слился с толпой.

— Они теперь ваши.

Толпа двинулась на них. Ферус, Тревер и Исчезнувшие невольно попятились, но отступать было некуда. Только узкий помост — и перспектива долгого падения в чернеющий далеко внизу океан.

Глава 13

Не то чтобы он не ожидал подобного…

Ферус вполне был готов к вероломству Проводника. Было бы глупо не предполагать такой возможности. И все же его оставили в дураках. Он не исключал, что Проводник может заманить их в какую-нибудь ловушку или засаду. Вот только не ожидал, что этой ловушкой окажется собственно Солис.

— Солис заботится о нас, — сказала женщина из толпы.

— Солис приносит нам то, в чем мы нуждаемся, — подпел кто-то…

Они говорили об их Проводнике, — понял вдруг Ферус, — Солис не было каким-то местом. Это было имя человека.

Что ж, это был их способ выживания. Падальщики. Они распространяли слухи о Солис на ярусах выше, и когда Проводник приводил очередных искателей, их просто грабили. Кредитки, ценные вещи, запасы. Всё вдруг встало на свои места. Ясно, как день…

Он чувствовал плечо Китца, чувствовал Эриона и остальных Исчезнувших рядом с собой, их готовность сражаться… Пальцы Тревера, казалось, были просто вызывающе засунуты за пояс, но Ферус-то знал, что парень просто выуживает оттуда какой-нибудь очередной заряд. Возможно, дымовую гранату.

Первые ряды поселенцев изготовились к атаке. Тревер швырнул гранату, дым повалил в сторону нападавших. В тот же момент Ферус выхватил и активизировал световой меч, готовый отражать заряды бластеров. Он уже не сомневался, что стрельба начнется с секунды на секунду.

И тут кто-то легким высоким прыжком перелетел в дыму через головы поселенцев. Ферус ждал с мечом наготове.

— Стойте! — это скомандовал Солис, одним прыжком оказавшийся впереди толпы. Все замерли.

Солис двинулся к ним. Единственным звуком в наступившей мертвой тишине был хруст каменного крошева под его ботинками.

Он подошел так близко, что сияющее лезвие меча Феруса оказалось в миллиметрах от его груди.

— Джедай, — сказал он.

— К несчастью для вас, да, — ответил Ферус.

Солис поднял фонарь, внимательно разглядывая Феруса:

— Не совсем, я полагаю.

— Не совсем — что? — вот уж на что Ферус не рассчитывал — так это на беседу. С другой стороны, кто бы стал возражать против подобной задержки в их ситуации? Хоть какое-то время, чтобы прикинуть возможные пути спасения, определить наиболее опасных противников в наступающей толпе, увидеть скрытое до поры оружие…

— Ты должен был сделать это существенно раньше, Недоджедай, — сказал Солис, — Ты должен был сделать это уже в первый момент, как мы пришли сюда.

— Вы ещё будете меня учить?!

— Очевидно, ты нуждаешься в этом. Падаван.

И, пусть, по общему признанию, в прошлые времена интуиция и подводила Феруса, но сейчас он внезапно всё понял.

— Вы — Фай-Тор, — сказал он, — Вы джедай.

— Ну наконец-то, — она медленно стянула с головы шлем. Теперь Ферус действительно узнал её. Фай-Тор изменила голос и двигалась по-другому, чем прежде, и всё же не узнать её было невозможно.

Она исхудала, щеки ввалились. Знак на лбу все ещё был, но уже словно выцветший. Темные волосы коротко острижены, и только взгляд ярких синих глаз все ещё оставался таким же острым и проницательным, как и прежде.

Она подняла руку.

— Они не для вас, — сказала она поселенцам, — Расходитесь.

Толпа растаяла, позади Солис остался только один человек. Его руки демонстративно лежали на сервисном поясе — всем своим видом он показывал, что готов в любой момент защитить Фай-Тор.

— Донал, — не оборачиваясь, сказала она, — Позаботьтесь, чтобы спутников Феруса накормили. Они шли всю ночь.

— Конечно.

— Теперь никто не причинит вам зла, — сказала она им.

Исчезнувшие отправились с Доналом, только Тревер упрямо остался стоять рядом с Ферусом.

Фай-Тор подняла бровь.

— Твой ученик?

— Я бы не сказал, — ответил Ферус.

— Я бы тоже, — не замедлил Тревер.

— Мы искали вас, Фай-Тор, — спокойно сказал Ферус.

Она предостерегающе подняла руку:

— Не называй этого имени. Оно осталось в прошлом. Теперь я Солис. Хм. Ты ведь оставил Орден. Какая-то размолвка между падаванами, как я слышала.

Размолвка? Ну-ну. Ферус вспомнил всю глубину своего горя, своей вины.

— Едва ли так.

— Да что ты говоришь. Где ты нашел световой меч?

— Это дар Гарена Мулна. Того джедая, которого вы оставили в пещере Иллума. За которым вы обещали вернуться.

— Я пыталась.

— Да что вы говорите.

Они встретились — и встретились почти врагами. Ферус не знал, как такое могло случиться, но это было так. Он не был тем, прежним, каким она явно ожидала его увидеть. Или она все еще воспринимала его как падавана, или же просто так привыкла к раболепию здешних поселенцев? Второе было очевидно — по тому, как она распоряжалась, по той уверенности, что они без разговоров подчинятся её приказам…

— Я вижу, что лучше начать разговор заново, — сказала вдруг она, — Идемте, Олен. Давайте присядем, и вы сможете рассказать мне, зачем вы меня искали. Идемте ко мне.

Она оседлала странное сидение, явно снятое со спидера и переделанное. Ферус уселся на второе такое же, Тревер — просто на пол. Лицо мальчишки было настороженным — он и не думал доверять Солис. Впрочем, как и сам Ферус. Встреча получилась совсем не такой, как он мог себе представить. Ни радости, ни понимания. Ничего похожего. Солис закрылась наглухо, словно отстранилась от него. Она демонстративно не хотела общаться с ним как с другим джедаем, наоборот — использовала каждую возможность напомнить ему, что он уже не был одним из них.

— Я знаю об ещё одном джедае, оставшемся в живых, кроме Гарена, — сказал Ферус. Оби-Ван разрешил ему рассказать о себе другим уцелевшим джедаям, если таковые обнаружатся. Но Ферус решил подождать с подробностями, пока не поймет, что на самом деле преставляет из себя нынешняя Фай-Тор — Солис. Обстоятельства, при которых они встретились, никак не располагали к доверию. Что бы с ней ни случилось за эти годы, это увело её очень далеко от пути джедая.

— Он скрывается; но мы с Гареном организовали тайную базу для тех джедаев, которых мы сможем найти. Если мы снова соберемся вместе, мы сможем стать сильней.

Солис взглянула на него:

— Ты серьезно? Ты собираешься путешествовать по Галактике, собирая потерявшихся джедаев — которых может и не быть вообще, кстати — и собирать их на некоей базе? — Она отрывисто рассмеялась, — Без меня, пожалуйста!

— Если мы будем все вместе, мы будем в большей степени способны противостоять этим — когда придет время.

Солис покачала головой.

— В Галактике правят Ситхи. Они уничтожили нас. Ваш план обречен, Ферус, я не хочу в нем участвовать. — Она повела рукой вокруг, — У меня здесь есть все, в чем я нуждаюсь.

— Поклоняющиеся вам существа? — сказал Ферус, — Да, я вижу, в этом смысле вы имеете здесь все, что только могли бы пожелать.

Она раздраженно дернула плечом.

— Что с того? — спросила резко, — Я дала здесь приют тем, кого Империя раздавила бы не глядя, как слизняков. Я дала им безопасное место, чтобы жить. Что заставляет тебя думать, что твой план намного лучше, чем мой?

— Мы были разгромлены, — спокойно сказал Ферус, — Преданы. Были убиты даже наши юнлинги. Что заставляет вас быть настолько безразличной к этому?

Солис неотрывно смотрела на океан далеко внизу под ними.

— Это были черные дни. Я не хочу возвращаться к ним.

— Когда-нибудь мы сможем противостоять им, — сказал Ферус, — Я верю в это все сердцем. И если я смогу сделать хоть что-то ради этого, я приложу все силы.

— Что ж, да пребудет с тобой Сила, раз так, — сказала Солис, — Но я никуда не пойду. Я буду жить, как жила, и делать, что делала. Здесь существа, которым я доверяю. Империя понятия не имеет, где я. Они даже не знают, что я жива.

— Боюсь, что знают, — возразил Ферус, — Мы с Тревером пробрались в Храм и слышали разговор главного следовател Малорума с Дартом Вейдером. Вейдер знает, что вы живы, хотя его это, кажется, не очень озаботило. Он — ситх.

— Всегда двое их… — проговорила она, — Я не знала, кто они, но то, что вы говорите, похоже на правду.

— Малорум тоже знает, что вы живы. Он планирует очистить нижние уровни Корусканта, вплоть до самой коры и глубже. Именно поэтому Исчезнувшие и отправились сюда — чтобы увидеть, может ли это место послужить укрытием. А ещё Малорум сказал, что он внедрил к вам своего шпиона.

— Шпион? Здесь? Я не верю.

— Я не знаю, правда это или нет, я только сообщаю вам, что слышал. Конечно, он мог просто пытаться произвести впечатление на Вейдера, — Ферус с бьющимся сердцем ждал её реакции, — Но можете ли вы рисковать?

Солис не ответила.

Ферус подался к ней:

— Они хранят световые мечи…

Солис вскинула на него глаза.

— …Их сотни. Или даже больше. Мечи джедаев, которых они убили…

Она уперлась лбом в сцепленные руки.

— …Они пылятся в одном из складов.

— Чего ты хочешь от меня? — спросила она наконец.

— Я только искал уцелевшего джедая.

Она вздохнула, выдохнула, и подняла голову:

— Мы должны вернуться в Храм.

— Что?! — опешил Ферус.

— Мы проберемся внутрь и выясним, какие у них планы относительно здешних поселенцев и Исчезнувших.

— Я не думаю, что мы сможем, — сказал Ферус, — Охрана будет более чем серьезной.

— …Мы заберем световые мечи. Если, как вы говорите, какие-то джедаи остались в живых, то у нас будут мечи для целой армии. Если, конечно, таковая понадобится. В любом случае, мы можем спрятать их. Они не должны валяться у ситхов, — её лицо стало жестким, — Это… осквернение.

— Я согласен, но…

— И я выясню, кто шпион, если таковой действительно есть. Слишком многое поставлено на карту. Мы должны отправиться немедленно.

— Солис, почему бы вам не оставить это место, и вообще Корускант? Даже если вы не хотите лететь с нами на астероид, в Галактике достаточно места, чтобы скрыться.

— Я устала бегать. Мой путь привел меня сюда, и я останусь здесь.

— Мы только выбрались из Храма несколько дней назад. Я не думаю, что подобное удастся ещё раз. Уже не говоря о передвижении внутри, даже если мы попадем туда. Сейчас они будут охранять Храм более чем бдительно.

— Повышенная боевая готовность, тревога экстра-красного уровня, — поддакнул Тревер.

— Как вы пробрались туда? — пропустив мимо ушей их слова, спросила Солис. Ферус видел — она была уже целиком поглощена этой идеей. Решение уже было принято.

— Через одну из башен, потом вниз через служебные тоннели к главному зданию.

— Трудный путь.

— Я и не говорил, что это было легко.

— А почему вы не воспользовались шахтой турболифта на юго-восточной стороне?

— На той стороне нет никакой шахты.

— Ну конечно, ты же не знаешь об этом. Она была сооружена во время Войны клонов. Было столько пилотов и всякой техники, что понадобился дополнительный путь к ангару. Главная шахта идет вертикально от складского яруса, соединяется с горизонтальной шахтой, ведущей к жилому сектору. Та часть Храма сильно разрушена?

— Нет. Конечно, она тоже повреждена, но не настолько серьезно.

Солис достала из кармана пояса маленькое устройство. В воздухе замерцала голографическая схема. Трехмерная схема Храма.

Она указала:

— Видите? — указала она, — Шахта — здесь, и она проходит от самого фундамента здания. Вот здесь она соединена с горизонтальной шахтой. А потом — вот здесь — с главной шахтой турболифта в шпиле.

— Шпиль поврежден.

— Я знаю, но это не имеет значения. Они, скорее всего, не используют этот турболифт. Им он не нужен — он облуживал главным образом жилой сектор и старый ангар. Где Малорум?

— Там, где раньше были комнаты Йоды.

— Тогда его офис — здесь. Совсем близко от шахты.

Ферус почувствовал, как забилось сердце. Неужели это возможно? Но тут же он покачал головой.

— Даже если бы мы смогли бы воспользоваться новым турболифтом, как мы сможем войти?

— Есть путь. В отличие от большинства зданий на том уровне, Храм был построен на дополнительных укрепляющих сваях, углубляющихся в самую кору. Я нашла эти сваи. Мы сможем подняться вдоль них до основного фундамента. А оттуда вломиться прямо в шахту нового турболифта.

— Через пол?!

— То есть нам придется взрывать фундамент? — изумился Тревер, — Но в этом случае вся охрана будет там через считанные секунды.

— Нет, есть и другой путь, — Солис вскочила на ноги, — Позвольте мне кое-что вам показать.

И вот они стояли перед небольшим невероятного вида транспортным средством, рассчитанным на двух человек. Это было самой странной вещью, когда-либо виденной Ферусом. Отчасти оно напоминало ARC-170, только с укороченным носом. Корпус был оснащен устройствами, назначения которых Ферус не понял, как ни старался.

— Я могу видеть, что это — какое-то судно, но не понимаю… Напоминает истребитель-перехватчик, но…

Солис усмехнулась.

— Я начала с чего-то вроде легкого гоночного корабля, а в результате построила вот это. Это гибрид небольшой модели истребителя и шахтерского «крота». Я оснастила «крота» плазменными реактивными двигателями. Они установлены там, ниже. Пришлось отказаться от щитов и лазерных пушек, пожертвовав некоторыми наступательными и оборонительными возможностями. Но скорость у него неплохая. Этот «крот» может проходить сквозь камень. И через фундамент Храма, соответственно; это я вам обещаю.

— Но зачем вам такое было? — изумленно спросил Ферус.

— Здесь, внутри коры, никогда не помешает дополнительная возможность выхода… Итак, ваше слово? Я иду. Вы со мной или нет?

Ферус взглянул на Тревера. План был безрассуден настолько же, насколько мог оказаться гениальным. Они могли забрать оттуда световые мечи. Они могли добраться до файлов Малорума и выяснить, что именно тот узнал о Полис Массе. И найти способ остановить его, выполнив то, что обещал Оби-Вану. И другого шанса могло не быть.

— Я с вами, — сказал он.

Глава 14

— Вы не пойдете без меня, — сказал Тревер.

Судя по выражению лица Феруса, в его планы подобное в принципе не входило. Но Треверу и дела не было. Он не останется. Это уже было. Его отец. Его мать. Брат. И каждый раз он слышал — Это слишком опасно. А здесь ты будешь в безопасности.

И каждый раз он слышал — «Я вернусь.»

— Здесь всего два места, — сказал Ферус, — Ты просто не поместишься. Я вернусь…

— Не говорите так, — у Тревера дыхание перехватило, — Не надо. Я смогу помочь. Я уже был в Храме. Я маленький — я смогу пробраться в узкие места, если будет нужно. И вам может понадобиться специалист по взрывчатке…

Солис посмотрела на него сверху вниз с неприкрытым сомнением. Тревер ощетинился.

— У меня есть половинные, и всего в одну четверть мощности альфа-заряды. И я сделал свою собственную мини-взрывчатку. Почти никакого грохота или дыма, просто аккуратный вход туда, куда вам нужно.

Солис перевела взгляд на Феруса.

— У Тревера весьма богатая история, — кивнул тот.

— Если мы вынем набор инструментов, ты сможешь уместиться позади сидения, — сказала Солис и перевела взгляд на Феруса: — Он вполне может позаботиться о себе. Как и ты мог в его возрасте. Так что расслабься.

— Ферусу не ведомо значение этого слова, — буркнул Тревер.

Солис и Тревер расхохотались, и напряжение, которое не оставляло Феруса всё это время, словно вдруг немного ослабло. Как же было хорошо снова смеяться, пусть даже над собой. Словно вернулось прежнее дружелюбие.

Хьюме, Рия, Китц, Эрион, Корран, Джилли, и Спенс сидели за столом, сделанным из куска пермакрита, укрепленного на опорах, явно принадлежавших когда-то протокольному дроиду. Ферус подошел и присел с ними.

— Я улетаю. Солис обещает, что вы будете здесь в безопасности. Ее помощник Донал позаботится обо всем необходимом. Думаю, я ненадолго. Мы с Солис и Тревером решили ещё раз пробраться в Храм. Я должен добраться до файлов Малорума, точно узнать, что он планирует. Если мы не пойдем туда, это место тоже будет в опасности.

— Мы пойдем с вами, — сказал Хьюме.

— Нет. Во-первых, потому, что в транспорте, на котором мы отправимся, просто нет столько места. И во-вторых — вы же шли со мной, чтобы найти Солис. Мы нашли. А это уже моя битва.

Ферус поднялся. Он смотрел то на одного, то на другого. Надо же, всего несколько дней — а они ему уже как родные…

Ему ответил Карран — ответил так, как было принято у свиврени, считавших дурной приметой прощаться.

— Путешествие началось, — сказал он мягко, — Так в путь.

…Когда Ферус вернулся, он обнаружил, что Солис уже завершила стандартную предполетную проверку своего «крота». Тревер тоже был уже на месте — втиснувшийся позади сидений. Ферус уселся на пассажирское место позади Солис. Чудо техники было настолько маленьким, что они легко проскочили через пещеру и углубились в тоннель.

— Я исследовала здесь все тоннели, — сказала Солис, — Там чего только нет. Мне потребовалось всего несколько месяцев, чтобы раздобыть всё необходимое для этого судна и построить его.

Она вела свою невероятную машину через тоннель, местами заваливая её на бок, чтобы проскочить какое-нибудь узкое место. Потом они пролетели сквозь огромную трещину в потолке и оказались на главной улице старого города, построенного на планетарной коре. Они летели пустынными улочками.

— Опоры Храма проходят возле технических складов, — продолжала Солис, — Их было трудно найти из-за гор всякого хлама, скопившегося вокруг них за прошедшие столетия.

Они маневрировали почти час, прежде чем опуститься к огромным дымящимся кучам мусора в сотни метров высотой. Солис уверенно облетала одну гору-кучу за другой, пока наконец их глазам не предстала толстенная колона, потом другая, и ещё, и ещё…

— Вот они, опоры. А теперь держитесь.

И они взмыли вертикально вверх, прижимаясь к колоне, сквозь уровни Корусканта. У Тревера закружилась голова. Он смотрел сквозь прозрачный пластик кабины. Мимо проскакивали уровень за уровнем — этажи, шпили, стены, проходы, огни, существа, автомобили, облака, аэротакси, посадочные платформы…

Им же потребовалось столько времени, чтобы добраться до коры — а теперь всё это с такой скоростью оставалось позади него.

Застройка становилась все плотней, огни ближе. Мимо них проносились спидеры и аэротакси. А ведь они все ещё были ниже поверхности.

Он знал, что они уже почти добрались, когда Солис резко сбросила скорость.

— У нас есть какие-то шансы только в том случае, если мы всё сделаем быстро, — сказала она, — Только туда — и обратно.

Тревер взглянул вверх. Над их головами нависала махина храмового фундамента. И даже здесь были видны свидетельства того погрома. Трещины и отколотые огромные куски… Как будто страшной силы удар пришелся по всему зданию сверху донизу.

Они медленно облетели фундамент, ища подходящее место. Наконец Солис развернула их судно носом к каменной толще. Скрежет, треск — включились реактивные двигатели и буры «крота».

Тонкая каменная пыль моментально облепила ветровое стекло, но оказалось, что Солис и об этом подумала. Замелькали очистители, и видимость снова стала полной.

Струи плазмы доформировали отверстие, теперь оно было достаточным, чтобы они могли пролететь. Что они и сделали — и действительно оказались прямо в шахте турболифта.

— Сработало! — воскликнула Солис.

— Лучше бы это прозвучало не столь удивленно, — заметил Ферус.

— Сначала в офис Малорума. Потом — к тому складу, пока нас не обнаружили, — пропустив колкость мимо ушей, распорядилась она.

Судно поднялось вверх по шахте, потом свернуло в горизонтальный коридор. Отсюда уже был виден тот неиспользуемый турболифт в конце шахты, о котором говорила Солис. А так же и то, что коридор был взорван, часть обломков обрашилось в шахту и сам турболифт тоже был поврежден.

Солис мягко посадила машину на пол шахты. Колпак кабины отъехал назад, и один за другим, они выбрались наружу.

— Этот выход из лифта ведет в служебный коридор, — понизив голос, сообщила Солис.

Она и Ферус стояли рядом с дверью. Тревер всмотрелся. Что-то присутствовало вокруг них — и между ними; и он предположил, что это была та самая Сила. Он не мог её чувствовать, но уже начинал узнавать её присутствие — по странной тишине, окружавшей Феруса, когда он обращался к ней.

Потом, не сказав ни слова, Ферус шагнул вперед и осторожно прорезал в двери отверстие своим световым мечом. Они шагнули внутрь.

Коридор был пуст. Тревер шел следом за двумя джедаями, передвигавшимися невероятно быстро и тихо. Он чуть было не споткнулся о тянущийся по полу кабель, но все же сумел сохранить равновесие. Его бросило в пот при мысли о шуме, который он бы устроил, если бы загремел сейчас на пол.

Туда и обратно, сказала Солис. Не привлекая внимания.

Похоже, здесь совсем недавно кипела бурная деятельность. Он видел царапины на стенках узких технических каналов, по которым были проложены силовые кабели, как будто кому-то вздумалось полюбопытствовать, что там. Искали ли имперцы что-то в Храме? Разумеется, они не могли не слышать россказней о сокровищах джедаев. И пусть Ферус говорил, что эти слухи были распущены Палпатином, но имперцы-то наверняка этого не знали…

Но зачем там был кабель на полу?

Ферус направился к выходу в главный коридор.

Тревер увидел дверь офиса Малорума. Она была открыта. Они слышали звуки, доносящиеся из других частей Храма, но здесь было пусто.

Они перебежали коридор и вошли в Офис. Ферус бросился к столу.

— Голофайлы — их нет. Как и датападов.

Солис осмотрелась:

— Все вынесено.

— Возможно, Вейдер мог потребовать от Малорума перебраться обратно в имперский дворец — чтобы тот был под присмотром…

— И я теперь не смогу узнать имя шпиона, — с досадой сказала Солис.

Ферус нахмурился. Подошёл к окну и осторожно выглянул наружу.

— Где штурмовики? — спросил он, — Это место кишело ими, когда мы были тут прошлый раз. Я думал, их будет только больше.

— Что-то не так, — сказала Солис, — Я чувствую это.

— Я тоже чувствую.

— Забираем мечи и уходим отсюда, — сказала Солис.

Свет ламп в комнате на мгновение потускнел, потом опять стал прежним. Всего лишь случайное падение напряжения, — сказал себе Тревер. Но что-то всё равно не давало ему покоя. Это предчувствие не имело никакого отношения к Силе — скорее уж, к странным действиям имперцев.

Кабель, о который он чуть не споткнулся. Те странные царапины…

— Подождите, — сказал он.

Он отыскал в карманах своего пояса подходящий инструмент и кинулся к энергетическому щитку на стене. Отвинтил панель и заглянул внутрь.

— Тревер, что там?

— Утечка энергии, — ответил тот, — Что-то качает энергию от основного генератора.

— Зачем?

— Мне только одно приходит в голову, — заявил Тревер, — Бомба замедленного действия. Или «спящая» бомба, реагирующая на какое-то действие. Они задействовали для этого разные силовые установки, Они хотят использовать всю энергию для взрыва. Не зря же они ковырялись в силовых каналах. Я сказал бы, что они хотели высвободить достаточно энергии, чтобы снести весь Храм целиком.

— Это Малорум, — уверенно сказал Ферус, — Именно поэтому он освободил свой офис.

Вейдер предложил ему взорвать Храм, он это и делает — несмотря на то, что Вейдер явно говорил не всерьез. Это его способ опорочить ситха в глазах Императора. Он может теперь утверждать, что это Вейдер отдал ему такой приказ.

— Ты можешь предположить, как скоро это произойдет? — спросил Ферус Тревера.

— Только предположение, — ответил Тревер, — Но если то мигание ламп означает именно то, что я думаю…

— И что оно означает? — спросил Ферус.

— Что означает — скоро. В ближайшие минуты, — Тревер сглотнул, — И что у нас нет времени на тот путь, которым мы вошли.

— Мы могли бы проскочить через главный вход, — сказала Солис, — Рискнуть. Покинуть Храм и позволить им разрушить его…

— Я не могу, — сказал Ферус.

Солис кивнула:

— Я тоже.

Глава 15

Они мчались обычными коридорами — на ухищрения времени просто не было.

Малорум и его офицеры увели штурмовиков, но оставили боевых дроидов для патрулирования и предотвращения неожиданного вторжения. Ферус прыгнул к первой группе дроидов как раз в тот момент, когда те заинтересовались их появлением. Его световой меч замелькал — он прорубался сквозь них с одной стороны, Солис — с противоположной. Она вся была одним сплошным движением, ни один взмах или шаг не пропадал впустую, а световой меч в её руках выглядел как размытое сияющее пятно. Ферус подумал, что ему до неё ещё ох как далеко. И тем не менее вместе они за секунды расправились со всеми дроидами. Встретились посередине и помчались через созданную ими брешь; вокруг дымились обломки.

Тревер пнул некстати подкатившуюся под ноги дымящуюся железяку и рванул следом.

Они знали, где был центральный генератор. Их единственным шансом было отключить систему энергоподачи прежде, чем бомба будет полностью заряжена.

Не доверяя турболифту, они просто спрыгнули вниз; Тревер нагнал их, когда они притормозили, чтобы разобраться с очередным патрулем боевых дроидов. И дальше, дальше, пока не добрались до главного генератора. Наконец-то знакомое помещение с белыми стенами, в котором тихо гудел мощнейший генератор. Аварийное освещение мигало.

— Вот и бомба, — сказал Тревер, — Даже не потрудились спрятать. Вы должны выключить главный генератор. Но делайте это постепенно, иначе это может её активизировать.

— Спасибо за предупреждение, — Ферус сконцентрировался на контрольном пульте системы управления. Он знал, как это сделать. В свое время он поставил себе задачей выяснить до тонкостей, как работает инфраструктура Храма. И теперь он шаг за шагом, постепенно выключал подсистему за подсистемой. Зеленые огоньки становились желтыми, потом красными. Потом мигали и гасли.

Со звуком, похожим на вздох, отключилась последняя система — вентиляция.

— Что теперь? — спросила Солис.

— Ждем, — сказал Тревер, — И надеемся, что не взлетим на воздух.

Солис подняла меч, чтобы в его синеватом свете рассмотреть бомбу. Тревер вытащил фонарь.

Бежали секунды. Он смотрел на индикатор бомбы. Очень медленно, световая полоска индикатора стала укорачиваться.

— Она отключается, — сказал Тревер, — Ещё намного — и это уже не оружие. — он посмотрел на Феруса. — А вот теперь вы можете её уничтожить.

Удар светового меча разделил бомбу на две аккуратные половинки.

— Как скоро они поймут, что ничего не вышло? — спросила Солис.

— Скоро, — ответил Ферус, — Я думаю, Малорум где-нибудь неподалеку. Он наверняка хочет увидеть, как рухнет Храм.

— На этот раз мы его остановили, — Сказал Тревер, — Но что помешает ему повторить?

— Я думаю — Вейдер, — сказал Ферус, — Это всего лишь мое предположение, но… Если бы Император хотел, чтобы Храм был полностью разрушен — он приказал бы сделать это. Но он хочет, чтобы Храм остался. Это символ, предназначенный для всей Галактики, символ поражения Ордена Джедаев… Ну а для нас это символ того, что мы можем возродиться.

— Я не знаю, является ли это символом чего-либо теперь, — сказала Солис, — Я только знаю, что это был мой дом, и не хочу, чтобы они уничтожили его.

Они вышли из контрольного центра и снова пошли главным коридором. Тут-то и послышался шум шагов штурмовиков. С этого места, оказавшегося выгодной точкой для наблюдения, был виден вход в Храм. Пока они смотрели, двери распахнулись, и штурмовики сплошным потоком хлынули внутрь. С Малорумом во главе. Они могли слышать его зычный голос, эхом отражавшийся от высоких каменных стен.

— Найдите их! — вопил он.

Море белой брони затопило главный коридор. Оставалось одно. Они развернулись и побежали. Они должны были миновать эту громаду. А над ними уже появился поисковый дроид.

Они мчались обратно тем же путем, каким бежали сюда. Они должны были добраться до судна Солис. Это было единственной надеждой на спасение.

Преследуемые поисковым дроидом, они неслись по коридору. Ферус прыгнул, развернувшись, и раскроил дроида пополам.

Но дело было сделано. Теперь они ясно слышали бегущих за ними штурмовиков.

— Они, должно быть, отслеживают нас с помощью камер наблюдения, — сказала Солис.

Счет пошел на секунды. Ферус поспешно втащил Тревера через прорезанную дыру в шахту турболифта. Солис проскочила следом. Ферус остановился, отражая шквал бластерного огня подоспевших штурмовиков. Когда он был уверен, что Солис и Тревер уже внутри их машины, он тоже развернулся, чтобы запрыгнуть. Но в этот момент дверь рухнула, вломились ещё по крайней мере пять десятков штурмовиков, некоторые на достаточно быстроходных AT-RT. Если Солис с Тревером не улетят в эту же секунду, то они все трое будут захвачены. Или мертвы.

Он взглянул на Тревера. В расширенных глазах мальчишки застыла мольба.

— Я вернусь, — крикнул Ферус.

— Я просил вас не говорить так!

Ферус деактивировал световой меч и поднял руку. Солис поняла его и прыгнула, на лету поймав брошенный лайтсейбер. Он мог позволить, чтобы они захватили его самого. Но только не световой меч Гарена Мулна.

— Да бегите же!!!

Солис колебалась. Он видел, как близка она была к тому, чтобы присоединиться к нему. Но он не мог позволить ей этого.

— Вы должны вытащить его отсюда! — крикнул он ей.

Тогда, не обращая внимание на вопящего и колотящего кулаками по спинке её кресла Тревера, Солис вывела двигатели на максимум, и судно рвануло прочь.

…Все произошло за считанные секунды. И вот он остался один — и без оружия. С другой стороны, Ферус знал, что Малоруму он нужен живым. Какой интересный расклад.

И Ферус крутанулся навстречу наступающим штурмовикам.

Глава 16

Он был в тюрьме. Он не знал, где именно. Знал лишь, что с Корусканта его точно не увозили. Голова трещала — приложили станером; ноги ныли от удара под колени.

И он понимал, что это было только начало.

Он уже оказывался однажды в имперской тюрьме; в тот раз, правда, ему удалось выбраться раньше, чем за него всерьез взялись. Впрочем, он не думал, что подобное везение возможно два раза подряд. Тем более что теперь им занялся лично Малорум.

Ага, помяни ситха… В коридоре раздались шаги. Только не Малорум, только не сейчас! — сквозь зверскую головную боль подумал Ферус.

Дверь распахнулась, Ферус поднял голову. Как же. Вот и он…

Вошел Главный следователь. Яснее ясного было видно, насколько он доволен. Пусть они делают со мной что хотят, но нервы я ему попорчу, — глядя на его торжествующую физиономию, решил Ферус.

— Сколько же можно встречаться подобным образом, — сказал он Малоруму, — Пора прекратить эту традицию.

— Очень забавно.

— Нет, я действительно так думаю. Вам пора выйти на свободу, Малорум. Покинуть тюрьму. Посмотреть Галактику. Развлечься.

— Я как раз и развлекаюсь. С превеликим удовольствием, кстати.

— Ничего себе, я тоже. Наконец-то нас что-то объединяет.

— Тогда давайте поговорим.

Ферус кивнул и вытянул ноги, заставив себя не вздрогнуть от боли.

Будь джедаем, Ферус. Во имя всех звезд, будь джедаем, пусть даже ты так и не стал им тогда… Прими свой страх и обрети равновесие…

— Поговорим о джедаях. Я недооценил вас, Ферус. Я полагал, вы оставили Орден и более не оглядывались назад. А вы попытались заняться — ни много, ни мало — их спасением… Кто тот джедай, с которым вы были в Храме?

— Я был с тысячами джедаев в этом Храме, — меланхолически ответил Ферус, — Это было так давно…

— Вы же знаете, о чем я говорю. Сегодня. Когда вы вломились сюда, в принадлежащее Империи здание… Как имя того джедая, с которым вы были на Беллассе?

Ферус притворно наморщил лоб.

— Забавно, но он никогда не называл своего имени.

— Вы не знали его имени?!

— Хм. Да. Он ни разу не проговорился.

— Думаю, в подобное трудно поверить.

— А, вот и различие между мной и вами. Я как раз нахожу это абсолютно правдоподобным. Если бы все ваши друзья были уничтожены, вас тянуло бы сообщать людям своё имя? Я так не думаю. Вы держали бы его при себе, я полагаю.

— Если бы я был трусом.

— Ах, по-моему, вы недооцениваете осторожность. Она позволяет остаться в живых.

— А для вас так важно остаться в живых? Мне жаль.

— Вам жаль меня? Не знал, что вы столь заботливы.

Малорум сухо рассмеялся.

— Думаете, я не видел подобного прежде? Бравады перед лицом смерти? Вы были бы удивлены, как часто те, кого ждет смерть, устраивают подобные представления. Вы не уникальны.

— Меня не слишком заботит собственная уникальность. Не забывайте, я вырос в Ордене.

— Да, вы все одинаковы, я знаю. Лицемеры. Вы жаждали власти. Пытались подчинить себе Сенат. Убить императора Палпатина… И все это со смиренным джедайским видом! Это была ложь с размахом, но с этим покончено!

Ферус в такт ему подирижировал рукой в воздухе:

— Как же я люблю эти политические речёвки! Лгите громко, лгите долго, обставьте это фанфарами, и следующее, что вы увидите — это то, что все поют за вами то же самое!

— Правда в том, что…

— Правда, — сказал Ферус спокойно, — Правда в том, что вместо Республики теперь Империя, и вся власть объединена в руках одного-единственного человека. И он сделает что угодно, чтобы удержать эту власть, и чтобы ещё больше укрепить и расширить её. А вы — всего лишь его лакей.

— Здесь не место для дебатов. Это было забавно, как вы выразились, Ферус Олен. Но если вы не собираетесь сотрудничать…

— То у вас есть способы сделать меня разговорчивым? Позвольте подумать. Пытки все еще против законов, принятых Сенатом? Насколько я слышал?

— Увы, вы ошибаетесь. Сенат одобрил предоставление Императору большей свободы в том, как ему поступать с врагами Империи. Во времена, подобные нашим, вполне применимы чрезвычайные меры.

Итак, Сенат все так же продолжал давать Императору все, что тот требовал, — подумал Ферус, — Тот менял Галактику по своему вкусу, ломая самые главные принципы, на которых был основан и сам Сенат — а они безропотно утверждали всё это. Ситх был умен. Он всегда действовал исключительно с одобрения Сената. Сената, который был неспособен сказать «нет».

— Я отправлю вас в тюрьму, откуда ещё никто не выходил. А если вы не сообщите имён джедаев, о которых вы знаете, что они живы, вы будете казнены за преступления против Империи. Думаете, хоть кого-то это обеспокоит? На Беллассе уже забыли ваше имя!

— В самом деле… Я сам виноват. Я так давно не звонил и не писал им…

— Я говорю с мертвецом, — бросил Малорум, — А у меня время завтрака.

И с тем же безразличием, которое он демонстрировал всё это время, Малорум развернулся и вышел.

Глава 17

Как только Солис посадила судно в свой скрытый ангар у стены пещеры, Тревер перегнулся вперед и ударил по кнопке, открывающей колпак. И, не дожидаясь, пока кабина полностью откроется, выкарабкался наружу.

— Вы оставили его! Вы просто бросили его! — кричал он, — Это из-за вас они поймали его!

— Это решение принял он, — сказала Солис, легко выпрыгнув из машины вслед за ним, — Я ничего не могла сделать. Он не оставил мне выбора.

— Джедаи не оставляют джедаев! — Тревер чувствовал, что ярость просто переполняет его, — Но не вы, верно? Уже второй раз, из того, что я знаю! Вы ничего не знаете о верности!

Выражение лица Солис стало безразличным. Она не казалась рассерженной, а вот ему очень хотелось её рассердить. Заставить действовать.

— Мои решения — не твое дело, — отрезала она.

— Ферус — моё дело, — крикнул Тревер, — Он мой друг!

— Мы найдем его, — сказала Солис, — Куда бы они не увезли его, мы его найдем.

Её слова доносились до Тревера словно издалека. В первое мгновение он даже не понял, что она сказала.

— Что?!

— Я сказала, мы найдем его. Я не остановлюсь, пока его не вызволю. Ничего не закончено. Но сначала мы нуждаемся в запасах, в пополнении топлива для «крота», в информации. Я должна…

Солис внезапно остановилась. Она, казалось, прислушивалась, но к чему — Тревер понять не мог. Он ничего не слышал.

— Солис, что…

Она развернулась и побежала по подиумам, беззвучно и стремительно. Потом прыгнула — и прыжок был настолько невозможным, какие, Тревер уже знал, делались только с помощью Силы. Она перепрыгнула с одного подиума сразу на другой, чтобы выиграть время.

Он кинулся следом за ней вверх по лестнице. Они были на полпути к поселению, когда он наконец услышал. Стрельба из бластеров. Крики.

На верхнем пандусе показался вдруг Китц — весь в крови. И тут же скатился вниз, к ногам Тревера, и остался лежать, скорчившись.

По другому пандусу мчался помощник Солис, Донал.

— На нас напали! — крикнул он.

Солис была права, подумал Тревер. Ничего не закончено.

И приготовился к драке.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17