Мототрек в ад (fb2)


Настройки текста:



Марк Мэннинг Мототрек в ад

ЗАЕЗД № 1 ВЕЧЕРНИЙ ЗВОН

"Вечерний Звон" затихла навеки сразу же после шестнадцатого «бом-бом», четыре дня cпустя шестнадцатилетия. Пожила и померла. И ее скоропостижная смерть достойна всяческого описания.

Затраханная-замученная, порубленная нашим дивным и чудным долбанным миром — лучшие слова на могильную плиту "Вечернего Звона".

Бугезфорд было местечко что надо, еще то… "Спальная деревня" притулилась в уютном уголке пустошей западного Йоркшира.

Нежная и трепетная девочка протрепетала здесь всю свою хрупкую жизнь.

Ни зуя там никогда не происходило, ни буя не бурлило в этом тихом омуте, в Бугезфорде, и в душе "Вечернего Звона".

Она была пушистая и домашняя без выбрыков и всего такого. Обычно девки отсюда валили как только, так сразу, куда-нибудь к огням и панелям больших городов, к софитам и папикам блестящих подиумов. "Вечернему звону" все это «метрополитенство», типа Гулля и Гримсби, было не по кайфу.

Она была кругленькая и блестящая как медная ручка на дубовой двери, девственная и пухленькая, словом бикса-находка!

Смышленой деревенской девочке прямая дорога ломиться в универ, но "Вечерний Звон" обломилась. Ее мамашу начал прихватывать кондратий, болезнь Альцгеймера по-научному, и девчонка твердо решила остаться в Бугезфорде беречь мамину старость.

Бабла, которое государство платило пенсионерке, едва хватало на оплату их маленького домика и "Вечерний Звон" пошла на полставки в деревенский паб. Бар "Козырная свинка" — тихое тусовое местечко, но летом постоянно забивалось туристами.

Хозяином был старый мужик с прокуренной белой бородищей.

Он часто передел, но был прикольный.

Сезелройд Рамсбуттом звали его.

Когда папа девочки отдал богу душу, а брат отправился в тюрьму, старик стал для "Вечернего Звона" как отец.

Мама, это было сто пудово, никогда так и не узнала от мистера Рамсбуттома о маленькой неприятности в пивном погребе, и девочка тоже ничего ей не сказала.

— Пососи мне доченька — заявил нахальный дедушка тринадцатилетней девочке — хотя бы лизни пару раз, я не буду кончать.

А один славный паренек покорил сердечко "Вечернего Звона" — это был "популярный красавчик", первый парень на деревне, с водянисто-голубенькими глазками и с очень-очень крепким телосложением.

Бобби Соккет звали его — сын местного викария, с огромной шишкой, трахавшей все окрестные тузики.

Бобби и "Вечерний Звон" знали друг дружку всю жизнь.

Как-то после церковной службы он предложил ей руку и сердце и все прочее. "Вечерний Звон" отзвонила тогда всего только шесть «бом-бом». Бобби тоже было шесть годиков от роду, они же были ровесники.

ЗAEЗД № 2 ДЖОННИ-ГРУСТНЯК, БРАТ "ВЕЧЕРНЕГО ЗВОНА"

— Чо за херов ужасняк, ты, блядь, страшный ты тип, — прорычал Кум (начальник тюрьмы значитца), — не понимаю, чо тебя гонит по жизни, хотя и могу понять причины, по которым ты это сделал — продолжает рычать он.

Джонни-Грустняк многозначительно промолчал…

— Вы быдляки, — все рычит и рычит вертухайская рожа — вы все просто скоты, — ублюдок ворчит, рычит и трясет за плечи высокого статного парня.

— Я могу уже топать, начальник? — Джонни-Грустняк смотрит свысока и слова, что называется, цедит сквозь зубы.

Джонни, конечно, красавчик, но от него веет какой-то холод, жуткий холод. Стальной взгляд, прямо Клинт Иствуд с его неподражаемой улыбкой.

Рост под два метра, косая сажень в плечах, жгучий брюнет с монгольскими скулами, чувственный рот, кривая улыбка и колючая щетина.

Джонни-Грустняк — парень с характером.

— Ты свободен, Джон, свободен, как негр в Африке, гуляй, Вася, жуй опилки, как говорят русские.

Тюремщик зырит в окно.

— Будь осторожен, следи за собой и тогда мы больше никогда не увидимся.

Джонни ухмыляется и трясет мерзкому типу вертухайскую лапу.

Джонни-Грустняк оттрубил от звонка до звонка шесть гребаных лет, шесть кругов ада.

Грохнул своего папашу.

Бугезфорд содрогнулся тогда… От ужаса и счастья…

Это чудовищное преступление (как ни крути оно все-таки преступление) каждую ночь крутилось в его мозгу как сладкое порно, охуительно сладкие грезы, ничего не скажешь.

Он просыпался в сахарном поту от грохота: «Джонн-и-и-и», ужасного грохота разрывающего изнутри его барабанные перепонки. Это был голосок его маленькой-милой-десятилетней сестренки. "Вечерний Звон" плакала и кричала у него в голове.

Джонни видел это, как будто все было как в песне Маккартни "Yesterday".

— Часто ли папа заставляет тебя сосать леденец? Маленькая девочка на больших руках старшего брата и слезы капают, капают в четырех глазах, у маленькой девочки и у здорового плечистого парня…

— Он говорит, что это леденец, — она всхлипнула пару раз, — но вкус не такой как у леденца.

Все проясняется, свет погас, туман рассеялся, красный и горячий туман ярости.

— Джонни — ЭТО жуткая гадость, — хныкает маленькая сестренка, писклявая и придавленная ужасом этой жизни, — как та противная брынза, которую мы ели на Рождество.

Джонни многозначительно молчит и знает, что делать дальше.

И это будет еще то…


Иезекиль, имечко как у того гребаного пророка, отец Джонни-Грустняка и "Вечернего Звона" был тухлый пьяный ублюдок, мучитель жены и детей.

Прекрасный день.

Джонни тащит за волосы этот кусок дерьма по центральной улице Бугезфорда — город вздыхает с облегчением.

И от улыбок девичьих вся улица светла. Истинно так.

Девочка Джиред Попец — мандюшка, изнасилованная Иезекилем когда ей было одиннадцать лет, хлопала в ладошки и кричала: «Круто-круто. Давно пора порвать эту вонючую задницу!» "Дави пидара-педофила!" — кричала какая-то мать-одиночка. Праздник был, одним словом.

— Сынок, не надо, еб твою мать, — вяло протестовал папашка, и адские хрипы издавались сквозь кровь и дыры от выбитых гнилых зубьев, — я не обижал малышку, она все врет, она ебаная врушка, клянусь жизнью твоей мамы.

И теми самыми словами старик подписал себе приговор.

Джонни повесил папу прямо перед Бугезфордовским полицейским участком.

Вздернул его на фонарном столбе, как большевик белогвардейца.

Потом, согласно обычаю дикарей Африки и Амазонии, отрезал папе член хлебным ножиком.

Кровь била фонтаном на почтенных граждан Бугезфорда, которые собрались посмотреть на происходящее.

Это ж было супер-шоу! "Почему он отрезал ему хуй, мамочка?" — спросил один малыш свою охуевшую родительницу, получил звонкую затрещину и был удален из театра за употребление грубого слова.

Джонни-Грустняк хотел запихнуть отрезанный член папе в рот, но не смог найти лестницу.

Посему он решил прекратить прямую трансляцию и сдаться в участок.

Сержант Вислозуб, оформлявший арест Джонни, как и все прочие деревенские мусора знал Джона с малых лет и сначала даже отказался его забирать.


— Это могло бы стоить мне моей гребаной работы, херова служба — никуда не денешься, но я не посадил бы тебя.

— Бля, сержант, я папу повесил и хуй ему отхватил и ты не стал бы сажать? Да ты гонишь, дядя, — и Джонни-Грустняк недоверчиво поглядел на сержанта.

— С твоим долбанутым папой, будь он не ладен, я ходил в школу, — грустно вздыхает сержант. — Знаешь, чтобы я сделал… Я бы пошел с тобой в "Козырную свинку" и поставил бы тебе пива, чтоб ты накачался и радовался со всеми вдовами Бугезфорда, которых ты избавил от своего вонючего папашки.

Джонни пожал руку старому доброму копу и натрескался с ним пива «Тетли», мужественно выпил аж двадцать пять пинт.


Но это было в прошлом, а сейчас было другое.


Джонни протопал через тюремные ворота на свободу.

Он охуевал от счастья и хватался за воздух, который вонял говном (тюрьма находилась рядом с городским дерьмохранилищем).

Это было сладкое говно свободы, говно, которое в корне своем говенном отличалось от говна тюрьмы, того, что находится в параше, но при том воняет на всю камеру, камеру, в которой соблюдаются все твои гребаные гражданские права, и говно, то, что люди производят на воле — эти два очень разных говна.

И был еще сладкий звук, музыка счастья звучала в небе раннего утра свободы, та музыка, которую Джонни-Грустняк безошибочно отличал от любой другой — ревел Харлей. Из-за калохранилища как видение, как символ вольницы вылетала охуенная тачка, вылетала и подруливала к воротам тюрьмы.

— Ну че, Джонни, все круто! — рявкнул Бобби Соккет, осадив блестящую стальную лошадку ровняк перед ним.

— Да, да, да, — прошептал Джонни и погладил свастику на бензобаке. — Ты хорошо делал свое дело, пацан, — Джонни продолжал гладить свою лошадку, разукрашенную молниями-рунами СС. Тачка была как песня штурмовиков Гитлера. Она была прекрасная аж жуть, и ужасная просто прелесть… Собранная своими руками по спецзаказным деталям, рукояти с изображением смерти, движок на 74 оборота, хром.

— Гонял ее каждую субботу и каждое воскресенье драил, аккурат после церкви, точно как ты велел — Бобби Соккет раздувался от счастья, что смог услужить самому великому Джонни-Грустняку.

— Все нормально, — скупо выразил свое одобрение Джонни-Грустняк, — погнали, пацан. Он повернул ключ зажигания, и аж прослезился чуток, когда тачка заревела под ним. Под свободным Джонни!!!

— Пора повидать мою мелкую сестренку.

И они погнали свои задницы как черти, с фантастическим ощущением скорости в заднем проходе.

ЗАЕЗД № 3 ГОВНОСТАИ САТАНЫ

Их было пятеро.

Выродки, а не люди!

«Говностаи Сатаны»!

Cамые порочные, жестокие, психически больные, сам поименуешь, если будет желание к такой-то матери, злобная, вонючая банда байкеров-насильников-внезаконников, которую только видел мир, да и тот бы ужаснулся.

Пять нечестивых подонков, самых отъявленных говнюков, гондонов и пидарасов, которых только рожала Мать-Земля в своем самом страшном сне.

Облаченные с головы до пят в вонючий грубый хлопок и заляпанную дорожной грязью и пылью кожу, они выглядели как стая летучих мышей, вырвавшаяся на полном ходу из Ада.

У всех пятерых окладистые бороды, темные очки, а руки и туловища испещрены массой уродливых татуировок — черепа, змеи, кинжалы, голые женщины, масса соответствующих прыщей на коже, да все, что угодно.

Их вонючие хлопковые майки и кожа словно гирляндами были украшены аксессуарами дерьмеца черной магии Третьего Рейха: черепа, свастики, нашивки, медали, кресты, руны, — и тому подобного эзотерического барахла, которое выставляется на каждой западной толкучке в неимоверных количествах оптом и в розницу по самым дешевым ценам.

Темные денди были они, настоящие посланцы царства Аида, тут уж ничего не попишешь, мои дурные братья и сестры, ни убавить, ни добавить. Суду все ясно, караул устал.

И они оказались в Западном Йоркшире, катя себе на ежегодный сабантуй (мотоелку) байкеров-сатанистов, крупнейшее событие в своем отдельно взятом контексте. Около десяти тысяч хардкор-байкеров-дьяволопоклонников собирались из каждой проклятой Богом клоаки оторваться в маленьком рыболовецком порту Уитби на неделю сатанической вечеринки.

Именно в Уитби Брэм Стокер написал «Дракулу», и с тех пор это место привлекало безнадежно психически сдвинутых романтиков.

— Чуваки, мы, вашу мать, заблудились, заблудились, ебена в корень, — сказал Гомез Гитлер.

Гомез был сыном одного высокопоставленного нацистского бонзы, который сбежал в Мексику после Второй Мировой войны.

Подобно правоверным мусульманским детям, которых заставляют учить наизусть, и если необходимо, то цитировать вслух весь текст Священного Корана, маленького Гомеза заставляли зубрить «Майн Кампф» фюрера, и страшно наказывали, если он ошибался.

Гомез, подобно остальным «Говностаям Сатаны», ненавидел из последних сил все живое на этой планете, однако, как вы можете себе представить, учитывая его неортодоксальное образование, наше иудейское Братство заняло особое место в гноящихся клетках его черного, как клобук монаха, сердца.

«Говностаям» пришлось спешиться на обочине, чтобы проверить карту местности.

Обдуваемые ветерком деревенские ухоженные луга и живописность сельского уголка Йоркшира каким-то образом на редкость озадачила этих диких обитателей городских трущоб.

— Хватит кота за яйца тянуть, брат, дайте карту старому Стаггерли, он разберется во всем этом говнеце, — раздался глубокий, как при погружении субмарины, южноштатовский возглас собрата Гомеза, фашистского ниггера Стаггерли Вашингтона.

Стаггерли был долбанутым на всю голову ниггером, правда никто не отваживался сказать ему об этом.

Шесть футов семь дюймов накачанных в тюрьме мускулов и, как гласит пословица, кирпич настоящего дерьма по недоразумению попавший в род людской.

Стаггерли набил здоровую черную свастику на своей огромной черной груди.

Никто из ныне живущих не удосужился его спросить насчет этой вопиюще вульгарной аномалии.

Аллигаторы Миссисипи рассказали бы вам об этом, но они уже позаботились о мертвых.

— Какое-то затраханное захолустье под названием Бугезфорд в шести милях вниз по дороге.

— Ты, мертфавец, ты уже говорить это в последний раз, когда мы ее смотреть, блять не догнать, я хочу чертофу Цервезу, чувак, а то я на хер здесь сдохну от жажды, — подал голос маленький Эль Гомисидро, стыдливый педрилка и экс-гангстерито из Мадрида.

Эль Гомисидро по сравнению с остальными был маленький, пять футов четыре дюйма, но как только доходило дело до поножовщины, никто не бросал ножи лучше него.

— Ты хотеть меня нассать тебе что-нить в рот-т, херофф Ифпанфский хном! — рявкнул Адольф Адольфович, тевтонский приятель этих двух ходячих пентаграмм злобы на колесах. — Фадись на свой борофф, Быкоеп, и гони туда, шнель! Шайсе, неужели вы думать, что я тоже не хотеть промочить шнапсом горло прямо щас!

Адольф был ростом шесть футов четыре дюйма, светлые волосы и окладистая борода, голубые глаза. Немецкий гигант был одержим настоящим тевтонским темпераментом, и срывался на крик каждый раз по поводу и без повода.

— Я знаю, где мы находимся, вашу мать, чертовы дрочилы, я раньше приезжал сюда на каникулы с моей мамой и папой, хватит задницы просиживать на обочине, вы, гребаные мудаки, и следуйте за дядей Безером, — вякнул Базука Безер, единственный англосакс среди «Говностаев Сатаны».

Безер родился в местечке Армли в Лидсе и путешествовал по миру по краденым паспортам последние пятнадцать лет.

Он скрывался от правосудия за двойное изнасилование и убийство, одним словом настоящая скотина и ублюдок.

Пять Харлеев помчались вперед с нарастающим гулом, вперед, разрезая голубые небеса летнего неба.

Выродки Дьявола мчались вниз по дороге, злобные черные тени, все вниз и вниз по направлению к сонному, спокойному и приветливому Бугезфорду.

И задницы наливались у них чудовищной яростью!

ЗАЕЗД № 4 МАЛЬЧИК-С-ПАЛЬЧИК В ДЕВЯТЬ ДЮЙМОВ, ПЛЮС БО-О-ОЛЬШИЕ ШАРЫ

«Вечерний Звон», как много дум и так далее, она очень-очень озабочен-н-на. Всего лишь небольшое внеклассное чтиво, такой вот лесбиянствующий журналец для подростков под названием "Сладкая жизнь".

Девчонка прогрузилась по полной программе. "Сладкая жизнь" авторитетно гнала по теме секса, типа "пацанам не в кайф пороть неопытных целок".

«Вечерний Звон», хоть и была целочкой, являлась ей в лучшем смысле этого слова… Но, тем не менее, немножечко рубила фишку по теме порева. С одной стороны она хотела, чтобы красавчик Бобби Соккет отшилил ее как положено в первую брачную ночь. А с другой стороны всякие там ТВ-педики, пишущие сценарии сериала «Секс в большом городе», которые глубокомысленно грузят подростков со своих голубых экранчиков на тему "тинейджерских половых отношений" уже успели чуть-чуть подзасрать ей мозги.

Да и в школе мерзкие подростки постоянно гнали какую-нибудь чушь про секс, и какой бы чистой ни была «Вечерний Звон», уши и глаза не заклеишь.

"Сладкая жизнь" авторитетно рекомендовала работать руками или задействовать вибратор.

Про вибраторы «Вечерний Звон» знала все из толстых женских журналов, ее мамаша уже после того, как схватила кондрашку, постоянно че-то в этом духе почитывала, типа журнала «Космополитен».

Че делать?

Само собой, как и положено в Европейской деревушке, в Бугезфорде был интим-салончик с незамысловатым названием "Приватное Анальное Безумие". И ничего особо зазорного не было туда заглянуть. Вот и вошла трепетная девочка в энтот Ад, куда не отваживались заглянуть даже паскудные местные еноты, заколыхалась соломка на двери-шторке, затрепетала и «Вечерний Звон», а на самом-то деле волноваться не было причин — от прилавка на нее ласково глядел будущий тесть, деревенский викарий, отец Бобби Соккета.

— «Вечерний Звон», сладенькая моя, — елейным голосом проговорил викарий, — что привело тебя в этот храм здоровья и христианской любви?

Несмотря на ласковое обращение, девочка, тем не менее, была смущена и не могла так вот с ходу перетереть на тему секса с викарием.

Но, о счастье! В углу у стойки с дивидюхами о монгольской национальной содомии притулился Амос Смуглиринг, деревенский молочник, человек с гнилыми зубами и маленькими глазками, но при этом добрейшей души. Он одарил девочку дружелюбной улыбкой и она почувствовала облегчение, просекла, что попала отнюдь не в ад, а в добрую компанию хороших людей.

— Ну-у-у-у, викарий Соккет, — «Вечерний Звон» завела свою речь, — вы знаете, что мы с Бобби поженимся, ну-у-у-у, следующим летом, — с каждым словом она краснела и краснела, ярче и ярче, как яблочко на ветке жарким летом. Она накручивала косичку на палец правой руки и чертила круги по полу мысочком левой ноги, — а я никогда и нигде, и никак и ничего такого-вот сексуалистского не делала.

При этом она обратила внимание, что викарий Соккет стал весь какой-то вспотевший-запотевший, как стакан с холодным пивом.

— Кевин, — позвал викарий хозяина магазина. Этот изящный джентльмен любил выпить в одиночку, где-нибудь в тихом уголочке "Козырной свинки". И кто бы мог подумать, что он "король озабоченных" в Бугезфорде? "Век живи — век учись" — отметила про себя «Вечерний Звон».

— Кевин, — торжественно заявил викарий, — моя будущая дочь имеет определенную и очень разумную цель в твоем заведении… Покажи ей что-нибудь из таких вот, э-э-э, изящных, э-э-э, помощников молодой семьи, — и он потянул девушку за руку. — Не стесняйся, милая, иди сюда.

У «Вечернего Звона» аж в ушах зазвенело, столько там было всяких штучек, дилдо и вибраторов.

— И все эти палочки для девочек, чтобы внутрь, ах? — смущенно выдохнула она. — Такие огромные, жуть…

— Все, что нужно для полного христианского счастья и семейной благодати, милая моя — высокопарно, как проповедь с церковного амвона, сопровождая речь широким торжественным разведением рук, произнес Викарий.

— А у красавчика Бобби Соккета разве меньше, — смачно облизнувшись, добавил продавец, — у него вполне приличный департамент гульфика, уж вы то наверно все друг у дружки общупали под стойкой в "Козырной свинке".

— Не стесняйся, сладенькая, — викарий говорил так, будто облизывал каждое слово как леденец, — ты должна прекрасно понимать, доченька, что добрачный петтинг — вполне христианская вещь.

— Ну да-а-а, я чувствовала это, о чем вы говорите, — ответила «Вечерний Звон», стараясь не смотреть в глаза своего будущего тестя.

— Так он большой у моего мальчика или нет? — викарий смотрел на девочку как строгий учитель, требующий ответа на вопрос, сколько будет "дважды два". — У него большой департамент гульфика или нет? Ответь нам, девочка.

— Ох, викарий, я правда не знаю, я никогда не была в департаменте гульфика, только у своего отца, но это было давно, я уже ничего не помню, — от щечек «Вечернего Звона» можно было прикуривать — она сгорала от стыда.

— Никаких проблем, — решил проблему продавец, Кевин- король мудаков, — надо взять "мальчика-с-пальчик в девять дюймов с бо-о-льшими шарами". 25 сантиметров — суп-п-пер. Это самая популярная модель в Бугезфорде, ваша жена, викарий, брала ее на прошлой неделе, — и он достал с полки большую розовую ребристую и головастую штуковину. «Вечерний Звон» как загипнотизированная таращилась на мерзкие пальчики Кевина, пока они с превеликой преувеличенной нежностью заворачивали елду в серебристую упаковку, — а если вам надоест или не понравится, я всегда могу заменить ее на другую модель.

Девочка, не поднимая глаз, положила сладкую покупку в свою авоську и поблагодарила добрых взрослых людей за помощь. Потом ее растерянный взгляд упал на порно-часы, сделанные в форме задницы с двумя членами внутри.

— Ох-ох, мне пора в паб, работа не ждет, если я опоздаю, у хозяина будет инфаркт. Пока-пока, — и она быстренько выскочила из магазина «Приватное Анальное Безумие», почапав с огромным смущением в "Козырную свинку".

Было полчаса до полудня.

ЗАЕЗД № 4 (параллельный трек) ДЖОННИ ПЕД, МЕЧТЫ СБЫВАЮТСЯ…

Тяжко одинокому педрилке в английской сельской глуши, один такой куковал в Бугезфорде — Джонни Пед.

Судьба его не баловала. Приехал в глушь на дачу, и вот уже три дня не видел, не щупал и не сосал ни единой колбаски.

За исключением своей малюсенькой пипки, которую он с утра до вечера точил-надрачивал на мужчину своей мечты, плескал семя на алтарь кумира души, на светлый образ красавчика Бобби Соккета.

Дрочил и проклинал ебаную принцеску «Вечерний Звон», крепко подвесившую Бобби на гвоздик своей любви.

Джонни Пед одиноко бухал в "Козырной свинке" и глотал слюнки, которыми истекал его рот при одном взгляде на аппетитную круглую попку Бобби Соккета.

И сегодня в полдень он заказал коктейлик, «Вечерний Звон» ему принесла, и такой вот грустненький сел он у окна куковать в ожидании Бобби, ибо тот каждый день прибегал в "Козырную свинку" на свиданку с любимой.

Ах, если бы юноша дал ему шанс, старый Джонни показал бы ему зияющие высоты мужской любви!

Педик посасывал «черри» из тонкой трубочки и грезил о, что называется, совместном круизе, например в Амстердам, или в Танжер, или в Нью-Йорк.

Жополюб имел сладкую фантазию — они с Бобби женятся в Сан-Франциско, там уже прогресс, там уже так можно! И даже вовсю поощряется местными властями из Республиканской Партии! Впрочем, политики везде одинаковы. «Никогда не доверяй политику», — как пели панки семидесятых.

И вот в таком внутримозговом киносеансе, по пять стаканчиков, проходит два часа, а Бобби все не приходит и не приходит.

Парочка одноклассниц «Вечернего Звона» притопали посудачить с подружкой.

Джемма Троллоп и малютка Бетти Цветочек. "Красивые, аппетитные штучки, — тоскливо помыслил Джонни Пед, — но у них нет колбасок!"

Старик Сезерлойд бросал вороватые взгляды в уголок и даже протер очки, чтобы получше видеть и облизываться на юные круглые попочки и маленькие пимпочки грудяшек под девчачьими лифчиками. Нетрудно было догадаться, что делает его рука под барной стойкой.

А девчонки перетирали свои девчачьи терки: про мальчишек, про помаду, про колдовство, столь необходимое для удачного замужества, ну и всю такую Срань Господню.

Джонни Пед не то, чтобы ненавидел девочек, а просто-напросто мечтал, чтоб они все сдохли от бубонной чумы. И сладкий сон — планета пидарасов, суп-пер-пупер, как говорят на МТиВи!

Но вдруг… Джонни Пед сначала очком почуял, а потом уже услышал рев мотоциклов. Воздух начал сотрясаться.

Потихонечку и кабачок "Козырная свинка" начинал дрожать и позвякивать всеми своими стекляшками. Зловещий рев двигателей все приближался и приближался, становясь оглушительным, словно немецкая бомбардировка Ланкашира в документальном кино. О, мечты сбываются, старый Джонни Пед! Ты смотришь в окно и видишь сон, прекрасный пол-люционный сон в духе гомоэротических фантазий безумного Тома Финляндского. Гром и молния, байкеры на Харлеях. Пять всадников сексапокалипсиса, в черной коже, грязные и бородатые, и штанишки у них трещат и шишки шипят, и даже большой ниггер, Стаггерли, мечта любого пидара, среди них.

Джонни блаженствует, чувствует себя как пятнадцатилетний пед-капитан, и на радостях заказывает еще коктейльчик, рука незаметно скользнула в трусики от «Маркса и Спенсера» (не путать со стариной Карлом!).

А дверца паба с грохотом отворяется большой ногой фашистского ниггера. Он оглядывается и принюхивается. И понимает, что место тихое…

«Говностаи Сатаны» любили такие тихие места, они самые подходящие для адского угара…

И вот они заходят, гремят тяжелыми ботинками, звенят своими ужасными свастиками, ох-ох, запах псины повисает в атмосфере и дело пахнет керосином.

— Пят пиве, цервезу нам, амиго, да! — говорит Гомез Гитлер и блестит золотым зубом, словно он сам Сатана перед Армагеддоном (а он произойдет на все сто!).

Старик Сезерлойд по своему маразмику подумал, что его старость спасет его от подонков и начал выебываться:

— Да-да, дорогой, — говорит, — пять пива, амиго, э-э-э…

— А ты вообще по-английски то говоришь, а? — прищурился на него мексиканец-фашист.

— Да, я говорю по-английски, я вообще-то англичанин, а ты че вооще хочешь, такого пива у нас тут очень большой выбор, понимаешь, есть пиво для пидаров, есть моча девственниц, есть пиво с яйцами попа, ты-то сам какого желаешь?

— Нам подавай мексиканского пивка, «Корона» там или че-еще, — нетерпеливо рявкнул мексиканец.

— Ну да, мальчики, я вам щас написаю пять кружечек, а потом вы, наверное, еще-че захотите?

— Пять текил, а потом еще че-нибудь, не спеши счет выписывать, нассы нам пивка побыстрее.

— И хорошо бы вам, парни, оставить ключи от своих тачек мне, я их положу за вот этой стоечкой, и сделаю для вас исключение, я, знаете ли, только своим доверяю.

— Нет проблем, дедуля, — душевно так говорит Гомез Гитлер, — бери ключики, нет проблем, — и все так душевно происходит у них, на дружеской ноге что называется. И Сезерлойд, расслабленный весь такой из себя, выебывается дальше.

— А вашему другу африканского происхождения, например, придется выпивать в саду на улице, понимаешь ли, амиго, правила такие, только для белых, как говорится, — ласково так замечает Сезерлойд и подает Гомезу Гитлеру подносик со стаканчиками и улыбается так себе хитро и выебисто.

Старик подписал себе смертный приговор такими вот словечками, это уж сто процентов, как пить дать.

— Чего, только для белых, блин, — мексиканец щурится, что твой зорро-убийца. — Я вота, типа, коричневый, — трет себя по щеке. — Мне тоже, что ли, в саду пить надо?

— Нет, нет, что вы, у нас летом бывает много вежливых пакистанских джентльменов, никаких проблем, только чернушкам нельзя.

Мексиканец осклабился и улыбка его была оскалом кобры перед броском. А фашистский ниггер Стаггерли аж речь толкнул от офигения.

— Я вырос на юге гребаных Соединенных Штатов, чертова сегрегация и апартеид, Нельсон Мандела, Мартин Лютер Кинг и все черти преисподней, хотя в принципе приятная погодка, приятный садик и все такое, давайте попьем на воздухе как честные люди, — фашист Стаггерли успокоился, но страшный яд черной злобы капнул ему в кровь и, как уже было сказано, Сезерлойд подписал себе приговор и дело пахло керосином.

Двадцать кружек пива и реки текилы еще разгонят и раскумарят гнев «Говностаев Сатаны», вы только подождите.

«Вечерний Звон» само собой во все глаза таращилась на байкеров, они все такие кожаные и со свастиками, прямо как ее любимый братец со всем своим военным немецким антуражем, но все ж таки не совсем такие, какая-то в них гнильца, да-с! А между тем она гоняла свои телеги с девчатами, показала им мальчика-с-пальчик в девять дюймов с большими шарами, типа к свадьбе хочу технически подготовиться и все такое…

А байкеры-подонки побухали короче часика два и, наконец, Стаггерли решил выступить с выходом. Заходит значит в бар и…

— Слушай, ты! — орет ему Сезерлойд. — Ты че, совсем? Я твоему другу-азиату объяснил правила! — старик, значит, совсем страх потерял, сам не врубается, чо щас будет.

А Стаггерли ему: "Ах ты пидор гнойный, щас вот нассу тебе всласть по всему помещению", — и достает огромную черную колбасину, что твой сервелат финский. Девчонки там, «Вечерний Звон» с подружками аж сатанеют от ужаса и размеров небывалых африканских, а Стаггерли аккуратненько писает себе вокруг, словно газон поливает. Уж кто сто пудово счастлив, так это Джонни Пед, всю жизнь наверно мечтал, чтобы здоровенный ниггер обоссал его из огромного черного брандспойта.

«Вечерний Звон», как самая умная, ломанулась к телефону в участок накапать, значит-ца: "Сержант Вислозуб, у нас тут неприятности в "Козырной Свинке", приезжайте поскорее! Вы ж меня знаете, я зря пургу гнать не буду!"

А Сезерлойд так и не врубился, что ему пиздец пришел и орет как резаный:

— Ты, блин, какашка черная, тебе, блин, кто позволил ссать на моих клиентов!

— Ниче, ниче, все нормально! — пропищал Джонни Пед, обтекающий и счастливый. А тут и окно вылетело, и в провал Адольф Адольфович влетел, и другое окно вылетело к чертовой матери. Эль Гомисидро один из своих ножичков бросил и ладошку Сезерлойда к стене пришпилил как бабочку в гербарии или вроде того. Сезерлойд, конечно, арию запел, словно Повар-отти на повороте величайший самый.

И главное слово, конечно же, а кто тут еще главный, произнес Гомез Гитлер:

— Де-е-евчо-о-онки, — звонко так, по-мексикански, с душой рявкнул, что Джемма Троллоп враз обоссалась, аж из туфелек потекло, — снимайте трусы, знакомиться будем.

ЗАЕЗД № 5 НЕЗАДАЧЛИВЫЙ ДЕНЬ СЕРЖАНТА ВИСЛОЗУБА

Сержант Вислозуб только-только присел отдохнуть у себя в родном, благоухающим домашним уютом участке. О-ой! Кайфец! Отправил констебля Бумсбумса топтаться по делам нескольких незначительных правонарушений, а сам релаксирует, оу-у! Поставил дисочек со свежим порно из "Приватного Анального Безумия" и собрался ублажить себя ласковой ладошкой.

Но дз-дзынь-дзынь.

"Пизда, блин, — онаносеанс, у-упс, и закончил, но не кончил. — Сержант засунул болт под форму и вздохнул. — Хоть ты тресни, только сядешь подрочить и звонят, звонят, проклятые". Вислозуб треснул из большого стакана виски «Сто волынщиков» и снял трубку.

— Да, да, милая, щас буду — звонила «Вечерний Звон» и надо было ехать. Странно, что она даже не сказала ни спасибо, ни до свидания, обычно такая вежливая девочка?! Он вытащил японскую педофилию из DVD-проигрывателя, зашнуровал ботинки и выдал резюме:

— Отдых мой пиздой возгаркнулся. Конечно там бухарики какие-нибудь, лорды Веллингтоны, а может пара залетных из Беллидингтона злоебучих буянят, пять минут на протокол и все. Закончу там, а потом вернусь и кончу здесь.

И вдруг в штанах у него как зашипит «ви-и-и», всякий знает че бывает, когда недодрочишь. Там в дивидюхе такую целочку черти на части рвут, ух! И главное: сержант Вислозуб вспомнил русскую песенку, которую в детстве пел ему отец, ветеран Второй Мировой, ходивший с конвоями в Мурманск.

— Дедушка Ленин умер, а дело его живет.

Лучше бы было наоборот.

И тоже решил поступить наоборот. Кончить здесь, а потом рвануть в "Козырную свинку". Оно, конечно, не совсем по уставу патрульно-постовой службы, но слаб человек и не только у легавых голова привязана к головке. И совместными англо-японскими усилиями были смазаны пять мусорских пальчиков, ублаживших двадцать первый палец фараона. Разумом он понимал, что поступает неправильно, но с тех пор как миссис Вислозуб покинула этот мир, у всякого мужчины могут возникнуть интимные потребности, это надо понимать.

— Ну и че дальше-то, — сержант Вислозуб малость осоловел от кайфа, — надо тащиться в «Козырную свинку», бля-я-я, — пятно на ковре осталось и Вислозуб сам весь взмок, оттирая малафью мокрой тряпкой.

— Блин, всю херню надо собрать, — ворчал жирняга пенсионного возраста.

— Ни дубинки, блядь, у меня, ни пистолета нет, ни хуя, — причитал старый мусор, — одна херня, мать твою, велосипед чертов и все.

Дивидюху он аккуратно вытащил из плейера, засунул в коробку, а ее в дальний угол сейфа, чтобы не дай Бог никому не попалась она на глаза.

Короче, он собирался абсолютно неторопливо. Не спешил, блин, сержант Вислозуб служить и защищать.

Ну и пидарас же ты, сержант, ебнутый на всю голову, чтоб ты в Ад провалился к чертям собачьим!

ЗАЕЗД № 6 МУЛЬТЯШНОЕ БЕЗУМИЕ СЕКСАПОКАЛИПСИСА ИЛИ КАК ВАМ БУДЕТ УГОДНО

— О-о-отт, гниды, о-о-о-т, пидарасы вонючие, волки позорные, твари ползучие, сволота! — орал благим матом Сезерлойд, пришпиленный прекрасным серебряным ножичком Эль Гомисдрос из Мадрида.

— Не мешай нам заниматься своим делом, — флегматичным тоном попросил его Базука Безер, известный на весь Лидс насильник и убийца, изящно щелкнул зиппой об штаны и аккуратненько поджег седую бороду Сезерлойда, которая сразу же занялась смердящим факелом.

Старик завизжал как хряк в процессе кастрации.

— Мои барабанная перепонка есть лопнуть от вопли этот старый свинья! — недовольный Адольф Адольфович вытащил Глок 18 и разрядил его всей обоймой в башку бармена. Э-э-эх, не стреляйте в пианиста, играет ведь, как может. Был похож старик на сказочного Санта Клауса, а теперь мозги то летят и летят во все стороны, будто арбуз лопнул от счастья! Красота! Веселится и ликует вся маниакальная честная «Говностая Сатаны».

А девочки-конфеточки, «Вечерний Звон» с подружками? Они-то как? Удивляются, переживают, конечно, только обосрались чуток.

Визжат как пятнадцать хэви-металл бэндов на ускоренной перемотке или как жертвы фильма «Техасская Резня Бензопилой».

— О, блин, терпеть не могу старых пидарасов, но слава Богу с ним покончено, Стаггерли, ты посмотри какой подарок судьбы у нас на сладкое! Ой-ой-ей! Какие милые школьницы! — Гомеза Гитлера, естественно, как и всякую фашистскую сволочь, возбуждала школьная форма, — сейчас мы надерем их маленькие попки, хо-хо!

Бесчеловечный негодяй, фашиствующий ниггер Стаггерли уже работал: аккуратно, чтоб не испачкать себе руки, снимал с Малютки Бетти обосранные трусики, приговаривая: "Все будет предельно гигиенично, милая, ты только не бойся".

— И не ори, сука, я знаю сто пудово, что сто процентов белых телок с детства мечтают быть оттраханными большим негритянским болтом. Вот мои тридцать садо-мазо сантиметров, — и Стаггерли, вытащив свой большой черный биль о правах, начал предвыборную компанию в маленьком дрожащем теле пятнадцатилетней школьницы. И вот незадача, как загибал ее, сломал хрупкую и нежную шею, ну чистая случайность — оторвал голову и все, фигня получилась.

— Брат, блин, — растерянный такой ниггер повернулся к Гомезу Гитлеру, — я еще в рай хочу попасть, я же не могу шпилить мертвую девку, а?

— Зато я могу, — подключился к процессу Базука Безер, величайший из насильников Лидса, — у меня так даже стоит лучше, — с этими словами он продемонстрировал публике величайшую эрекцию, которой позавидовал бы твой Леонардо Каприанский Ромео над мертвым тельцем Джульетты.

Тут уже вакханалия пошла.

— Э, ты че делаешь! — Стаггерли совсем офигел, когда увидел, как Базука Безер вытащил из кармана клещи и начал вырывать зубы у мертвой Бетти. — Ты сгоришь в Аду, черт поганый!

— А мне так больше по кайфу, — флегматично заметил Базука.

— Мудак, она же не кусается, от мудило грешное!

— Парни, как вы думаете, эти сучки прекратят выть или нет, а? — Гомез Гитлер, как и его однофамилец времен Второй Мировой, любил риторические вопросы. И он строго, как школьный учитель, цыкнул на девочек.

— Нету проблему, — Адольф Адольфович принял единственное верное решение и пристрелил еще одну девчонку.

— Блядь, зачем ты ее грохнул? — разочарованный фашистский ниггер еще раз попытался проявить гуманность.

— Какая разница, мертвая сучка, живая сучка, главное не пищит и все, — вот она вся немецкая философия и Адольф Адольфович, верный сын Гегеля и Канта. Достает, значит, из трусов большой и розовый категорический императив и принимается за дело.

Тут уж Стаггерли все понял и, оценив рациональность немецкого подхода, расхохотался от души: "Круто!"

— Как тебя звать, милая, я очень люблю узнать имечко сучки прежде чем скушать ее попку и убить, — пришла очередь «Вечернего Звона», и над ней возвышался Гомез Гитлер. Она естественно трепещет на порядок выше своей обычной трепетности нежной.

— Ой, неужели вы меня скушаете, ой — и наконец-то слезы капнули из ее бесстрашных глаз.

— Конечно, милая, но ты, главное, не волнуйся, сначала ведь я тебя трахну, оргазмик получишь, круто, да?

— Не надо, не надо убивать меня, я собираюсь замуж в этом году — и тут нежная головка «Вечернего Звона» разлетелась на куски. Очередная снайперская удача Адольфа Адольфовича и его Глока 18.

— Ты мудило немецко-фашистское! — Гомез Гитлер, возмутился до глубины душы. — Ты че сделал — зачем ты пристрелил ее?!

Адольф Адольфович сначала продул горячий ствол своего 33-го калибра, а потом обосновал свою позицию: «Понимаешь, брат, я не люблю, когда сучки такие сентиментальные».

— Козел, я желал девичьего отсоса, а где теперь ее рот? — Гомез был безутешен.

— Трахни ее в сраку, она еще теплая, — поистине германская рациональность.

А фашистский ниггер Стаггерли вообще вконец рассердился. "Фигня совсем пошла, все телки сдохли, а я не трахаю мертвых, облом, полный абздец!

— Парни, вы, на мой взгляд, извращенцы, — резюмировал происходящее Эль Гомисидро, педрилка из Мадрида, — мне только и остается, что подрочить немножко.

И то, что начиналось как небольшой байкерский мальчишник, плавно перетекло в некрофилический шабаш — трупы, сперма, слюни, ни в сказке сказать, ни пером описать, как говорится. Самое время для появления органов защиты правопорядка.

— Что за фигня здесь происходит?! — а вот и они, органы в лице сержанта Вислозуба. Веселый смех он услышал в ответ. «Говностаи Сатаны» по достоинству оценили комизм происходящего: в его руках были гаечный ключ и маленький полосатый жезл.

— Все поднимают руки и никаких резких движений, — естественное разумное полицейское требование, но ребятам оно не понравилось. Эль Гомисидро из Мадрида кинул ножичек в духе «Десперадо» Роберта Родригеса и последними словами сержанта Вислозуба стала незаконченная цитата из уголовного кодекса: «Нападение на офицера полиции при исполнении…» — кровавый хрип, ох!

— Ребята, пришло время рвать когти! — Гомез Гитлер вытащил перо из мусора (хотя специалисты утверждают, что мусорская спина — лучшее место хранения острых предметов), — Чует моя жопа, что за этим придурком могут прийти другие!

Остался еще один вопросик нерешенный.

— А что с пидаром делать? А? — задумчиво пробормотал Стаггерли, указывая черной лапой на Джонни Педа.

— Ох-ох, возьмите меня с собой — это моя мечта, — загнусавил голубой романтик, — я проклинаю эту деревню, я жажду умчаться вдаль с вашей прекрасной мужско-ой-ой бандой. Я преисполнен отвращения к этому одномерному и лицемерному обществу. Я вожделею приключений и счастья, — выступление Джонни Педа переходило в радостный поросячий визг. — Я такой, такой же как и вы, мы одной крови, братья! Я тоже изгой и бунтарь, я в ваших рядах! Хочу, чтобы ветер свистел в ушах и трепал шевелюры, и мы будем трахаться, где пожелаем, мы откро….

Бля-ба-бах!

Глок 18, автоматическая обойма, девять граммов, нет, не в сердце, а прямо в морду!

Жопа! Полная жопа!!!

ЗАЕЗД № 7 ДЖОННИ-ГРУСТНЯК ДОМА, ГРУСТНО

Гризельда, мамаша Джонни, рисовала зеленых кошек, как говорится, чтобы к обоям подошло.

Два года уже как ее схватил кондратий и она ни хера не соображала в каком ужасном мире она живет и какой Ад вокруг, потому и постоянно радовалась жизни.

Немая девушка, нанятая «Вечерним Звоном», ухаживала за старушкой, кормила, переодевала, подмывала после сранья и выгуливала в саду. Все в кайф, канареечки в клетке, все, как положено в английской сельской глуши.

Ой, что это за шум?

Будто самолет во дворе приземлился.

— Мама! — воскликнул Джонни-Грустняк.

— За двадцать фунтов обработаю рукой, за тридцатку в рот. Наркотики или в попку, это не ко мне, идите к малютке Бетти Цветочек напротив, я такими вещами уже не занимаюсь, — ответила ему мамаша из пропасти своего безумия.

— Ебнутая на всю голову, — только и мог сказать Джонни, — это я, твой сын Джонни, — и его глотку сжал спазм, а в глазах закипели слезы.

— Джонни, я пытался тебе сказать, — пробубнил Бобби Соккет, не поднимая глаз от узора паркетного, — она в полном ауте, — Бобби сглотнул слюну, — понимаешь я уговаривал «Вечерний Звон» сдать ее в богадельню, но она ни в какую, уперлась, что сама все будет делать для нее.

— Мама, ну че ты? А? — Джонни встряхнул старушку за плечи.

— Вы хотите смазать детским кремом или ментоловым вазелином?

— Где «Вечерний Звон»? — голос Джонни вновь стал твердым как всегда.

— В "Козырной свинке", старик Сезерлойд пристроил ее на теплое местечко, — в голосе Бобби Соккета звучали нотки ревности.

Бум-бум! И они уже летят по Бугезфорду и в сером небе над ними что-то мрачное колышется-колышется.

Подъехали к пабу "Козырная свинка" и…

Об-ба, свежий зловещий трек. Джонни-Грустняк понял, что что-то совсем не так. Черный, жирный, с резким запахом жженой резины трек остается на дороге, когда тачка со включенным на полный газ мотором, кружится на месте, а колеса на тормозе.

Этакий трюк весьма опасен, но при этом не так, чтобы крут. Обычно треки любят крутить подонки всякие, которым плевать на свои шины, типа "эти сотрем, новые будут".

Байкеры-подонки в Бугезфорде. Сердце Джонни застучало тревожный марш, все тревожнее и тревожнее.

— Джонни, не ходи туда, — попросил его Бобби Соккет, — он первым вошел в "Козырную свинку" и увидел все.

— Там пиздец, да? — вздохнул Джонни и закурил сигарету, так и не встав с седла мотоцикла. — Но я должен видеть…

— Джонни, там полный абсолютный пиздец.

Джонни-Грустняк собирается с духом и заходит в этот Ад.

Вот сержант Вислозуб, порезанный, в своей кровушке плавает, помнит Джонни, как тот не хотел его сажать за папашку-извращенца повешенного.

Вот старик Сезерлойд, пришпиленный ножичком к стене, висит. Джонни-Грустняк перо вынимает и аккуратно в карман кладет, кое-кого еще он этим ножичком пощекочет, придет время…

Три невинных девичьих тела, изодранных в разврате: кровь, сперма, фекалии — все как положено, ад и преисподняя!

«Вечерний Звон» — маленькая, трепетная и нежная, изнасилованная и без головы практически. Невинность ее растворилась в сперме подонков. Ох, Джонни, Джонни-грустняк, как все грустно.

Небо вечернее, тучи багровые, в воздухе пахнет грозой.

Кое-кто расплатится за все. Жопа моя не будет знать покоя, пока ужасная и зловещая месть не падет на головы подонков и негодяев. Ад и преисподняя, пятнадцать человек на сундук мертвецов, МЫ ОТОМСТИМ ЗА ВСЕХ!

ЗАЕЗД № 7 (параллельный трек) ШКОЛЬНИЦА-КАТОЛИЧКА: УРОК ПО ТЕМЕ "НАСИЛИЕ"

— Парни, мне позарез надо перетереть парочку тем с Иисусом, — торжественно заявляет злобный Гомез Гитлер и вся вонючая компания подонков затаптывает в церковный двор.

— И долго мы есть будем тут торчать, — смущенно интересуется Адольф Адольфович и весьма нетерпеливо, в духе штурмовиков Рема в потных камерах в Ночь Длинных Ножей, бьет копытом своим хромированным.

— Не знаю, мой милый Адольф, не знаю пока, понимаешь ли, это ведь такая тонкая штука, сакральное дело-тема, которая всегда ближе к телу.

Отец Трюфельгер очень гордился своим инструментальным ансамблем и хором девочек. 14-летние школьницы католички — это вообще была национальная гордость маленькой деревушки Белидингтон. Каждую субботу они все бывали такие нарядные, в трусиках в цветочек собирались в церкви и репе-пе-петировали, как говорится в узком кругу специалистов по пластической реконструкции.

И был светлый праздник именин Энни Мандин, и настигла их беда в лице «Говностаи Сатаны». Ее счастливые родители, муниципальный советник Роберт Мандин и жена его Фиона, хорошенько подготовились к праздничку, даже клоуна-педофила наняли, чтобы детишек поразвлекать и устроить им волшебное шоу.

Ох, Аннет Мандин, у тебя только-только первые месячные прокапали…

И Стаггерли чует запах свежатинки.

И Гомез Гитлер водит носом и болтом!

Полна площадь малолеток, малинник-блин!!!

И по-о-шло-поехало! Муниципальный советник сосет ствол 33-го калибра, пока Эль Гомисидро из Мадрида порет его женушку — испанский гангстерито любил натягивать дамочек в возрасте.

Трахнул ее как следовать в сказках Братьев Гримм, а потом перерезал ей горло своим холодным стальным клинком, подонок одним словом. Мужа пристрелил походя Адольф Адольфович, куда тут уже денешься.

Малютка Энни Мандин погружена в абсолютный ужас, зверское изнасилование и убийства это серьезно, много адреналину вспучилось как восстающий в океане крови Ктулху. Орет сама не поймешь чего: "Пожалуйста, не насилуйте нас, нам по четырнадцать лет всего, мы чисты и невинны, и трусики наши в цветочек!"

— Напишите об этом в ООН и в Гаагский Трибунал Саво Милошевичу, — загоготал фашистский ниггер Стаггерли.

— А-а-а-а, — девочка орет, а негр ее дерет как последнюю прошмандовку. Прощай невинность, в том числе и анальная! Большой ниггерский болт разрывает на части ее маленькую белую попку и все такое прочее. Белое под черным, Африка мстит Европе.

Да уж, ее попка пострадала так, как никогда раньше, кошмар явился наяву маленьким детским ягодицам.

ЗАЕЗД № 8 АЛЛАХОВЫ ЗВЕРЮГИ, МОТОКЛУБ БУМБАРАШЕЙ-САМОУБИЙЦ

Банда «Зверюг Аллаха» была еще та штука, очень редкая для байкеров-внезаконников Соединенного Королевства и близлежащих окрестностей.

Просто ебическая сила, какая-то необычная была Срань Господня, настоящее надругательство над чувствами правоверных мусульман.

Нужно иметь стальную мошонку, чтобы такое вот имечко исламских фашистов, как обожравшегося домашнего хомячка, случайно заползшего в раскрытый рот сонного хозяина, носить с честью и ебать Христианского Бога в глотку.

У черножопой шайки Бобби Раджи стальные яйца были в ассортименте.

Аллах, Магомет и все прочие телеги из Корана улетели в задницу, ебись она конем, вся эта правоверная мудрость, Аллаховы Зверюги, как чеченские террористы, срать хотели на Мекку и все такое прочее.

Но при том они по-прежнему пытались оставаться правоверной байкерской бандой, мусульмане, но также как и «Говностаи Сатаны» с гнильцой, как подумала бы покойная «Вечерний Звон», но по ней уже отзвонил «бом-бом» колокол.

Из Пакистана, блин, соответственно все такое загадочное, таинственное, как и положено молящимся в своем недомыслии на Аль-Каеду.

Бобби Раджа гнида еще был та.

Первую бабу в своей жизни он трахнул будучи девяти лет от роду, родной тетушке впердолил.

Свининки запеченной!

Пивка для рывка, косячок-старичок!

Это все они уважали.

И они тоже катили в Уитби.

Показать всяким там европейским подонкам, а заодно и христианской цивилизации в целом, что такое исламский фундаменталистский беспредельчик.

Черти повылезали на Землю из Ада!

Черти уже здесь, братья и сестры!

Подонки-бандиты, свиноебари, насильники-тетушек, подтирающие зад бумажками вместо священного подмывания, одним словом пакистанский ад вырвался из преисподней и мотоциклы ревут как трубы иерихонские.

Бумбараши-самоубийцы. Мотоклуб Паки.

Они встали на этот путь, путь риска охуяченных гашишем ассасинов, и пройдут его до конца.

ЗАЕЗД № 9 БАНДА ЛЕСБИЯНОК СЕЛА В ЛУЖУ

Жозефина Желатина аж пернула от ужаса. Ох, как же она облажалась! — розовая мотобандерша разом поняла все. Как позырила на фотку группы Зодиака Мозговорота, так ей все стало ясно. Да уж! Сексуальная ориентация Жозефины оказалась грандиозной ошибочкой.

Это должно быть любовь с первого взгляда!

Жозефинка была президентшей дичайшей мотобанды.

Тринадцати лет от роду, она уже пребывала на пенсии, как это называется после успешной карьеры малолетней проститутки, которую она начала шестилетней мокрощелкой.

— Позырь на вот это, — прохрипела красотка-Жозефина своей начштабистке Аналите Дерюжке.

— Да, глазки у них ебливые, — ответила Аналита и надула резиновый пузырь, получилось хорошо, ротик-то рабочий.

Они таращились на Love Reaction Зодиака Мозговорота, всемирно известных рок-идолов и величайших пророков ХХ и ХI столетия.

На фотке ребята Мозговорота зажигали публику, группка ихняя на тот момент именовалась помпезно "Любовная Реакция" и происходил этот шедевр на фестивале мотонацистов-сатанистов.

— Я врубилась! — серьезно заявила тринадцатилетняя шлюшка. — Мы лажанулись, что стали на старости лет лесбами!

— Че ты гонишь? — не догнала Аналита.

— Вся эта розовая мутотень, ты воткнись только, если на нашей поганой планетке есть такие парни, какого черта пороть друг дружку пластиковыми херами, а?

— Ты права на все сто, сеструха, айда по коням и погнали в Уитби, хорошо, да?

Ну разве ж могли всемирнейшие знаменитости Love Reaction Зодиака Мозговорота помыслить чудо такое: банду мокрощелок-лесбиянок, летящих на мотоциклах из Парижа к Ла-Маншу, с единственной целью поменять свою секс-ориентацию, только представьте себе, косички на ветру развеваются, леденцы из ротиков торчат, о-йе!

Луна, висящая над грязной Сеной, выла от ужаса и содрогалась…

А Zodiac Mindwarp & The Love Reaction сидят себе в Лондоне на стульях из дворца, сигары дорогие покуривают, золотыми «Зиппами» пощелкивают.

Везет же некоторым!

Есть такие парни у нас!

И хуй стоит, и деньги водятся, как говорится!!!

ЗАЕЗД № 10 ДЖОННИ ТОЧИТ НОЖИ

Пистолеты Джонни-Грустняк недолюбливал.

Много шума из ничего, потому что…

А Джонни был поэтом, душа его была тонка и хрупка…

Главное было слушать песню ветра…

Пение птиц, стоны любви, чмокание отсоса…

Его лучший друг — острый нож.

Как в старой песне:

«Вжик-вжик уноси готовенького, кто на новенького?»

Джонни был убежденным противником равенства.

Как говорится: Господь Бог создал людей разными, а мистер Кольт дал им равные шансы.

Вот оно-то, огнестрельное, и есть оружие пидарасов.

Но Джонни отнюдь не болван.

И, конечно, врубается, что без волыны ехать некуда.

Но, несомненно, для начала почистить ножичек о точило.

Ножик настоящий, хороший и блестящий.

Какой же панк без ножа, мать его так раздерищенски, мелкая шпана он, а не настоящий панк, воспетый Марком Перри и Ричардом Хеллом.

Титановый.

Не ножичек, а луна в небе.

Выкидуха «вжик-вжик».

Шпага Д`Артаньяна, Эскалибур короля Артура и все такое прочее.

Убийца «Вечернего Звона» — он жаждет твоей крови…!!!

У него по лезвию бороздка специальная для этой красной жидкости.

Гроза говну!

— Бобби, у тебя есть нож? — спросил Джонни несчастного экс-жениха своей сестренки.

— Нет, Джонни, ни хуя нет у меня ножа, я, блядь, возьму ствол и отстрелю по кусочку яйца тому ублюдку, который убил «Вечернего Звона».

Мою маленькую невесту!

Мою принцесочку!

Мою киску, я ж любил ее с шести лет!

Я, блядь, убью его!

А потом вытащу за яйца из Ада и убью еще раз!

Они, суки, трахнули ее маленькую Попку!

Я их порву на хер!

Бобби причитал, что твой герой античной трагедии какой-нибудь.

И Бобби занялся осмотром своего арсенала.

Смит-Вессон, пожалуйте, будьте здоровы.

Как у Клинта Иствуда, ей Богу.

Винчестер, да будьте на здраву, как говорят отмудоханные НАТО, но не сдавшиеся сербы, слонче, как говорят ирландцы на поминках, на здоровье, как говорят русские по поводу и без повода.

Калибр подобен дыре в Ад.

Удобный в обращении как пилотка любимой женщины.

Беретточка-конфеточка.

Товарищ Маузер.

И мистер дробовик для шуток от шут-гана Прыг-Скок.

Пумпарица (ружье помповое то есть).

Узи пейсатый, постоянное место жительства — Израиль.

Парабеллум — оружие заговорщиков, спецагентов и палачей.

Дамский пистолетик, пукалка, но с характером (собирался подарить «Вечернему Звону» на свадьбе).

Револьвер системы «Наган» — простенько, но со вкусом.

Весьма сексуальный между прочим.

— Я впечатлен Бобби. Ты поразил меня до глубины души, — хмыкнул Джонни-Грустняк, — а тебе не кажется, что в жизни с этими игрушками будет посложнее, чем в кино.

— Джонни, а вот мой любимый, — пискнул Бобби.

П-38, Питон, любимое оружие Красных Бригад.

Кольт-ту-ту, ату и нет его!

И ни слова больше, дорогие друзья.

ЗАЕЗД № 11 (параллельный трек) ДЖОЙ СОДОМШТЕЙН — ФОТОПОРНОГРАФ-ЛЮБИТЕЛЬ

Джой Содомштейн такой типус из типусов, вот поглядишь на него и отхаркнешься, что жалко не Гитлер победил во Второй Мировой.

Из-под засаленной бейсболки зыркали грустные еврейские глазки, не менее сальные, и очки само собой, тоже засаленные. Выглядывал себе постоянно какую-нибудь телку-гойку(не еврейку то есть), чтобы полизала ему за мелкий прайс обрезанный болтик.

И как положено еврею, из этих мерзостей жизни он сам высасывал большие денежки.

У него был веб-сайт "Улица отсоса".

Вот кусок дерьма-то!

Ловкий гешефтик проворачивал!

Подыскивал несчастных девочек, попавших в какую-нибудь жопу. Хитрым еврейским носиком он за версту чуял горести человеческие и потому мог со своими курочками не церемониться. Гоев он вообще не считал за людей и потому со всей подлой мудростью детей Израиля исхитрялся за триста баксов делать грязное порно для своего сайта.

Кусок говна, как и было сказано!

Гитлер, Гитлер где же ты?!

Радостно и благообразно торговал он своей порнушкой через Интернет. И мечтал только об одном…

Просочиться как-нибудь по хитрому в Уитби на фестиваль мотонацистов-сатанистов.

А там-то он бы мог бабла нарубить, дай Боже, большая еврейская мечта!

Джой был кузеном президента мотобанды "Мудрецы Сиона".

Это была еще та сатанинская командочка из Нью-Йорка.

Несмотря на то, что выглядели эти ребятишки весьма гниловато и непрезентабельно, тем не менее банда была серьезная.

Благословленная мотобандой «Стена Отравы» аж из самого Иерусалима!

С ними-то и надеялся Джой Содомштейн пролезть на фестивальчик. И пошустрить там по своим порноделишкам.

Такой вот еврейский бизнес намечался потихонечку, будь он трижды проклят!

ЗАЕЗД № 11 ЗОДИАК МОЗГОВОРОТ — ЗНАМЕНИТЫЙ НА ВЕСЬ МИР БОГ СЕКСА, ВОЙНЫ И ЖАРЕНЫХ ЦЫПЛЯТ

— Зодиак Мозговорот? — прозвучал из телефона вопрошающий голос.

— О, да, — ответил всемирнейший бог рок-н-ролла, король секса, войны, литературный гений и ценитель девичьих попок вкупе с Кентуккийскими жареными цыплятами, — это аз и есмь тут!

— Это Джонни.

— О, Джонни-Грустняк, братишка, ужасно рад, давай завалимся куда-нибудь и ужремся до усрачки в честь твоего освобождения! О-хо-хо!

— Я бы с удовольствием, но моя мамаша лежит с кондратием, а мою сестричку изнасиловали и убили, такие вот дела.

— Ох, братан, — только и смог сказть всемирнейший и сексуальнейший, — я могу тебе помочь как-нибудь? — такие вот они парни Зодиака Мозговорота, за друзей всегда в огонь и в воду, в Ад и в Вуду, как говорится.

— Я знал, что ты так мне скажешь.

— Мы твои братья, дружище, и сделаем все, что необходимо.

— Это сделала банда осатаневших байкеров. Они ломятся на этот самый фестиваль мотонацистов-сатанистов, знаешь такой?

— Да, я знаю этот Ад и Преисподню. Мы там зажигаем хэдлайнерами. Я вообще-то хуй клал на Сатану и все такое, но знаешь, Кобальт уговорил, типа там байкеры и все такое, — лидер «Любовной Реакции» говорил о своем соло-гитаристе Кобальтовом Гонщике, о самом сексуальном нацисте-музыканте всех времен и народов.

— Зед, — заговорил Джонни после короткой паузы, — я не знаю конкретно, что это была за шайка, но я знаю, что ты величайший из всех Шерлок Холмсов, что есть на этой поганой Земле. И только ты можешь мне помочь вычислить и порвать на мелкие кусочки этих гадов.

— Никаких проблем, дружище, скажи мне только, там кто-нибудь уже расковырял место преступления или нет?

— Нет, там все, как было. Старик Сезерлойд, сержант Вислозуб, две девчонки-малолетки… и «Вечерний Звон»… все в крови, говне и сперме… вот так… будто ужастик типа пиздаквакнулся у наших ног…

— Еду, точнее лечу. Буду через тридцать семь с половиной минуток. Гимпо, наш гениальный завхоз и роуд-менеджер, щас вырулит из ангара наш персональный самолет и вперед, — динамизму и скорости Зодиака Мозговорота могли бы позавидовать все спецслужбы мира вместе взятые, он еще успел покрасоваться у зеркала в полный рост, которое раньше принадлежало Наполеону Бонапарту.

— Самолет готов, сэр — восклицает Гимпо, Наполеон среди завхозов, из Мосс-Сайда, Манчестер, и машина гудит и блестит, что твоя стальная птица счастья. — Надо бухла и курева, если я все правильно понял, а?

— Сигары из дворца, черное русское «Собрание» и «Столичной» водки, — торжественно заявляет Зед, главнейший и умнейший из "Любовной Реакции". — Предстоит серьезная работа мозга. И возьми немного упаковок «Стеллы» для себя. Вперед, солдаты, у вас в заплечных ранцах лежат маршальские жезлы. Ура! — самолет взмывает в небо над Альбионом.

Красота-а-а!!!

ЗАЕЗД № 11 (продолжение трека) АНАЛЬНАЯ КРИМИНАЛИСТИКА

— Это Гомез Гитлер сто процентов — авторитетно заявил продвинутый Зодиак Мозговорт, и хлебнул из горла водки с тоником. — Круто, круто, круто, наши дорожки давно не пересекались, — пробормотал он уже задумчиво.

— Че ты говоришь, почему ты так воткнулся, а? — недоверчиво спросил его Джонни.

— В моем лице ты имеешь дело с величайшим анальным криминалистом.

— Че это за срань Господня?

— Смотри сюда, — Зед наклонился и ткнул пальцем в изорванную попку «Вечернего Звона».

— Я вижу только драную на хер задницу своей сестренки. Ты гонишь! — Джонни прохрипел эти слова сквозь комок слез в горле. Его можно было понять.

— Анальная криминалистика — новейшая из новейших наук, — торжественно произнес Зед. — Половой член, он что твоя пуля, оставляет четкие определённейшие следы и специалист, вроде меня, никогда не спутает один с другим. Я изучил все гребаные изнасилования за последние двадцать лет. Это Гомез Гитлер и у нас проблемы…

— Что ты имеешь в виду? — насторожился Джонни-Грустняк

— Гомез Гитлер и «Говностаи Сатаны», вот что!

— Ебенна в рот! — Джонни аж подпрыгнул и срочно хряпнул водочки. — Нам нужно получше вооружиться.

— А чем ты упаковался-то.

— Кольт, М-16, ну все такое, как положено, да!

— Ну и как, ты готов, ты уверен в себе, а?

— Эти ублюдки изнасиловали и убили мою сестру, они заплатят за все, — сказал Джонни, как отрезал, и в его голубых глазах сверкнул цвет предгрозового неба.

— Ты не догнал, я ведь не волну гоню, а популярно объясняю тебе, что это очень крутая серьезная банда, и чтобы тебе не попасть на все, необходимо серьезно, крайне серьезно подойти к делу.

— Короче, — рявкнул Джонни.

— Предстоит ломовая битва — крайне серьезно сказал Зед и тихонько запел:

— С фашистской силой грозною

С проклятою ордой — потом вдруг переменил ритм и запел:

— Это есть наш последний и решительный бой!

— Я знаю эту песню, Зед, ты же знаешь, как я люблю каверы русского кантри, объясни по-человечески.

— Нам нужны SA-7b, я уверен, это именно то, что нам нужно, без них нам не обойтись, — Зед размышлял вслух.

— Что такое SA-7b? — Джонни нервничает, — знаешь ли, брат, я шесть лет парился на нарах, может быть немного подотстал от жизни?

— Ручная ракетная установочка, — встрял без предупреждения завхоз Гимпо, молчавший до сих пор. — Босс, вы и в самом деле считаете, что без нее никак?

— Однозначно, парни, — резюмировал Зед. — Но проблем не будет, ща звекнем Биллу Драммонду и он встретит нас в Уитби, подкатит на своей поэтовозке.

Поэтовозка — это было нечто.

С виду обычнейший грузовичок, на таких любит разъезжать всякая деревенщина.

Но внутри — оно было настоящим передвижным сумасшедшим домом и пересылочной базой спецмудагентов со всей галактики, если можно так выразиться. А иначе никак и не скажешь, потому что поэтовозка — это было нечто!

ЗАЕЗД № 12 БИЛЛ ДРАММОНД — ВЕЛИКИЙ РАКЕТЧИК

— Какого хуя, Билл, ты че ваще творишь? — орала как резанная Салли Фелонка, пожизненная сожительница Билла. — Ты, блядь, как какой-нибудь бомжара, блин!

Великий ракетчик и величайший подонок литературы тупо уставился в одну какую-то неопределенную точку, потупил глазки, можно сказать.

И было от чего. Он весь из себя напоминал какого-то комика Мэка Сеннета из блаженных традцатых, прикинут весь как-то мешковато и все мятое, как из жопы.

— Иди помойся, придурок, а то жрачки не получишь, — пожизненная сожительница аккуратно продолжала его пилить. — Кстати, звонил этот чертов мудила Зодиак Мозговорот, я без понятия, чо он хочет, но кажется, у него проблемы…

Разумеется эта сучка любила своего пожизненного сожителя, но быт, быт их заедал со страшной силой, а тут еще этот Зодиак Мозговорт явно хочет подкинуть вагон приключений на несчастную Биллову задницу.

Не далее как на прошлой неделе Салли, и так осатаневшая от жуткой бедности, чуть инфаркт не схватила, когда вытаскивала своего пожизненного сожителя из жутких проблем, которые тот нажил своей бредовой поэзией. Он умудрился устроить поэтические чтения на сборище вудуистов, а те чуть не принесли его в жертву. Слава Богу, что хоть жив остался! Что поделаешь, сама выбрала нелегкий путь жены поэта, его, так сказать, музы!

А Билл с понтом в ванную идет, ломанулся в курятник.

Там у него был припрятан секретный мобильник, чтобы тайком от Салли устраивать свои поэтические делишки.

— Зед, это я, Билл, — прошептал он в трубку.

— О, Билл, а что это за херов шум?

— Это цыплята.

— Какие на хер цыплята? — охуел Зед.

— Понимаешь, я звоню по секрету от своей прекрасной пожизненной сожительницы, чтобы она не обломила то дельце, на которое, как я понял, ты хочешь меня позвать…

— Срочная адская необходимость, чтоб ты подкатил на своей поэтовозке в Уитби на фестиваль мотонацистов-сатнистов, врубаешься, а? Все объясню при встрече!

— Будет что-то горяченькое? — поинтересовался старый пердун Билл, заинтригованный просьбой друга.

— Ад вырвется из преисподней, я тебе гарантирую, — твердо пообещал Зед.

— Еду, — этот охуевший старикашка-поэт в кризисе стреднего возраста готов был забить на всю хуйню, типа неоплаченных счетов, и на слезы сожительницы и на текущие краны и все такое, только дай ему какой-нибудь угар, дай почувствовать себя Клинтом Иствудом на Диком Западе!

ЗАЕЗД № 13 ОДИН — ГОТОВ!

— Парфни — шепелявил своим отвратным испанским акцентиком Эль Гомисидро из Мадрида, великий гангстерито, — я великий и увзасный, я чую фшто-то, невфсероятная хадость, фрубаетесь, парни, а?

У «Говностаи Сатаны» вечер трудного дня. Посиделочки у костра, звезды в небе, и полная луна, взошедшая между прочим над пустошами северного Йоркшира.

Кролика поджаривают, результат очередного броска испанского ножа, как всегда удачного.

— Клянусь Адом, посреди пустошей, в погоне за кроликом, я жопой почуял чей-то взгляд незримый, — педрилка из Мадрида кликушествовал, что твой юродивый. А костер трещит, пламя танцует и тени бегут по байкерским рожам. Сова заухала, собака залаяла в ближайшей деревне, Демониловка, между прочим, называлась деревенька та.

— То есть там оборотень могло быть шататься, — по-германски звучно расхохотался Адольф Адольфович. — Педерастам-испанцам это есть бывает свойственно обнаружить.

— Я бы не смеялся на твоем месте, Адольф, — в разговор вступил Базука Безер, английский насильник и убийца № 1 в Лидсе, — в этих самых зловещих местах много чего происходило во времена седой старины, друиды там, например, человеческие жертвоприношения, что называется, и все такое, догоняешь, а? Я не шучу, мы натурально находимся в самых что ни на есть ведьмачьих местах.

— Болваны, вы че, очумели вконец, что ли? — рявкнул на правах фюрера Гомез Гитлер, — забыли, кто мы есть, а? Мы — «Говностая Сатаны», Дьявол наш Бог и Старший Брат. Он хранит нас, лелеет и опекает. А вы, бля, наложили в штаны, вместо того, чтобы осатанеть от счастья! Равнение на Ад, смирно!!! Поднимаю тост за здоровье Сатаны, который выслал какого-нибудь чертилку нам на защиту — и хлопнул мескаля стопочку, хрюкнул, пернул и рыгнул, как положено верному дьяволопоклоннику

— Мне вообще все до пизды, — пробормотал Стаггерли, — у меня есть своя африканская магия, она всегда прикроет мою черную жопу.

А на самом-то деле фашистский ниггер, несмотря на сатанинскую байду и страшную физическую силу, оставался в душе трусливым и добрым кроликом-католиком и свято верил в трусики божьей мамочки.

А в реальности все было значительно проще. Будь проще, что называется, и черти, то есть, наоборот, люди к тебе потянутся. И из-за границ света, не нашего белого, а того желто-оранжевого пятна вокруг кострища байкерского, тянулся холодный и жестокий взгляд Джонни-Грустняка. Он гладил свой нож и глаза его метали незримые молнии.

А байкеры бухали и радовались жизни. Все было как положено песне, пляски, меряние хуями, и все такое прочее.

В три часа утра, в строгом соответствии с правилами, они пропели свои литании Сатане и завалились отдыхать, как говорится после трудов неправедных.

Храпят, сопят в десять дырочек, попердывают, красота! Стандартная симфония после бухательного вечерочка.

А Джонни-Грустняк бдит во тьме. Он есмь демон отмщения, гладит свой нож и выжидает свой час. Черный ангел мести спускается на землю на крыльях ночи.

ЗАЕЗД № 14 ЧЕТЫРЕ БАЙКЕРА-НАЦИ-САТАНИСТА ОФИГЕЛИ…

— Ох-ох-ох-ах-о-хуйня! — верещал Гомез Гитлер. — Всем подъем!!! Ебаный бля-оборо-бля-тень загрыз на хер нашего бравого педрилку из Мадрида! Болваны, подъем, пиздец наступает!

Проблема с Эль Гомисидро из Мадрида была серьезная. Диспозиция следующая: скорее всего какая-то сверхестественная сущность-сучность ночи с ним кое-что сделала. А именно: кастрировала, оторвала бошку, выпотрошила и отрезала пальцы и уши, суп-п-пер!

— Это не оборотень, тут я уж яйца на отсечение дам, — прошептал Стаггерли, согнувшись над телом боевого товарища. — У оборотней как правило нет привычки оставлять визитные, типа, карточки, — фашистский ниггер торжественно, как на похоронах, вытащил из жопы друга туза пик.

В общем и целом, дело обстояло вот так вот: пока честная компания отдыхала после попойки, некто или нечто провело серьезную работу. Сущность побеспокоилась даже о раннем завтраке — яйца и внутренности Эль Гомисидро из Мадрида аккуратненько запекались в остатках костра.

Пальцы рук и ног бывшего испанского гангстерито повтыкали в землю вокруг стоянки этих самых недочеловеков.

Голова, лишенная глаз, языка и зубов, торчала в мотоцикле.

— Мне все это кажется неким ребусом, парни, — задумчиво проборматал Стаггерли, и на всякий случай пошарил в трусах, на месте ли его болт.

— Вы так считаете, уважаемый Стаггерли, или полагаете? — передразнил его Базука Безер.

— Ты, белый пидор, не смей так разговаривать со мной, — взорвался фашистский ниггер, — или я порву твою белую английскую жопу! — негр аж пернул от возмущения. — Я насмотрелся на всю такую херню там! Во Вьетнаме!

— Ты, гуталин безмозглый, — захохотал Базука Безер. — Тебе только семь лет было тогда, не больше… Ты докурился до того, что стал ветераном Вьетнама, а?

— Я, блядь, потерял там лучших друзей, — разрывая волосы на жопе забился в истерике фашистский ниггер. А на самом деле бедняга Стаггерли действительно насмотрелся всякого пропагандистского Голливуда, что в сочетании с Вьетнамского травкой действительно подвинуло ему мозги в сторону "Апокалипсиса наших дней" Фрэнсиса Форда Копполы, не к утру он будет помянут.

— Всем заткнуться, пидарасы, молчать, гниды! — рявкнул, как всегда на правах фюрера, Гомез Гитлер.

— Какая хуй разница, Дракула, оборотни или Вьетнамские партизаны, важно только одно, какая-то ебическая сила идет за нами и вознамерилась порвать всех нас!!!

— Ну и кто бы это мог быть, как вы считаете, мой дорогой друг? — с явным вызовом процедил сквозь зубы Базука Безер. Его сарказм вывел из себя до сих пор молчавшего Адольфа Адольфовича. Он харкнул на тлеющие останки бравого педрилки из Мадрида и заорал как Берлинская национальная опера:

— В нашей поганой сатанинской байкерской жизни мы, блядь, сделали так много зла, ебтыть, что много кто хочет нам совершить ужасный, как пить дать, месть, — благородный тевтонский байкер негодовал. — Мудрецы Сиона, это уж сто пудов, — после такой глубокомысленной тирады немец приступил, как ему, немцу, и положено, к утреннему пиву. Для ритуального порядка он капнул немного на жареную требуху педрилки из Мадрида.

— Ни хуя подобного, эти пидарасы наняли бы вонючую компанию всяких там крючкотворов-адвокатов и таскали бы нас по судам до скончания времен, ни хуя это не они, ты гонишь, тут какая-то другая срань, — у гнилого ублюдка Базуки Безера всегда было свое особое мнение, англосаксонский индивидуализм, ебть копать не перекопать.

ЗАЕЗД № 15 РУКА МЕРТВЕЦА, А-А-А!!!

Задница Джонсон держал казино «Дубино-Мама» в Демониловке. Так себе заведение, отнюдь не Лас-Вегас там или Монте-Карло. Но для бывшего таксера из Лондона, оно, конечно, было пределом мечтаний в самых своих влажных снах.

Задница Джонсон перебрался в Демониловку когда в девяностые появились новые законы о легализации азартных игр и проституции.

Гребаный Тони Блейр решил подкормить свое правительство за счет невинных слабостей населения.

Хоть простой народ и считает такие вещи аморалкой, как говорится, но политика — есть и будет оставаться политикой.

И вот что сделал Задница Джонсон.

Продал свою таксерскую тачку и отхватил ипотечный кредитик. Взял в арендочку старый китайский ресторанчик и начал рубить капустку. Бешеные тыщи фунтов перетекали из карманов одурманеного населения в кассу «Дубины-Мамы», каждый божий день, бешеные тыщи фунтов, жизнь прекрасна! Задница Джонсон даже на модный танцпол разорился, чтоб народ веселее отдавал ему свои денежки.

Сюда то и завалилась наша поредевшая «Говностая Сататны». Ох, если б вы только посмотрели на Стаггерли, то поняли бы на все сто охранника, который не решился даже пикнуть, типа "только для белых".

И самолично Задница Джонсон почуял терпкий запах крови, благоухающий вокруг этой шайки. Своей педрильской натурой он просек, что чуть-что и «Говностая Сатаны» порвет его на хер.

— Во что угодно поиграть-с джентельменам-с? — с дрожью в голосе спросил их педрилка-крупье.

— Однозначно, покерок, — недолго думая определился за всех фашистский ниггер, — и что бы никакого фуфла, ставки поднимаем на хер, безо всякого потолка.

Покер — игра что надо.

Хотя есть такие, которые считают его не игрой, а разновидностью садо-мазо. Кому как приятно.

Сами посудите — 2,598,960 комбинаций из 52 карт.

Но для «Говностаев Сатаны» была одна основная — карты в руках и запазухой нож…

— Малышки все сюда, свежего алкоголя джентльменам, — сюсюкающим голосом Задница Джонсон подозвал смачных топлессных официанточек. А сам, извинившись, направился к другим гостям.

Ибо они были здесь. Зодиак Мозговорот, он же Зед — гений литературы и секса, Билл Драммонд — величайший ракетчик, ну и супер завхоз-роуд-менеджер Гимпо-зубодробитель, страшнейший по совместительству ветеран Фолклендской войны, они уже здесь.

А «Говностая Сатаны» недолго думая, и совсем не думая о правилах этикета, не поинтересовавшись желаниями игроков, к честной компании и подсаживается резко так…

Но три гения под предводительством Зодиака Мозговорота даже бровью не повели.

Покерочек, как уже было сказано, игра еще та! Изобрели ее в Новом Орлеане, городишке, где собрались убийцы и всякий прочий сброд, где-то эдак в 1820-х годах.

Подобно трипперу она, игра ента, разбежалась по всему миру, обрастая всякими легендами и мутируя, что твой СПИД-овый вирус.

Покер, как дьявол, вмешивался в ход мировой истории и оставлял страшные следы на пути человечества.

Президент США Трумэн, к примеру, трое суток играл-играл-играл, и проигрался в пух и прах. Бросает карты на стол и решает японскую судьбу: "Убейте их всех на хер, чтоб никого не осталось". Так вот, выпадает плохая карта Хиросиме и Нагасаки, и узкоглазые отправляются на небеса.

— С превеликим удовольствием, — отвечает ему сидящий напротив доктор Оппенгеймер, изобретатель атомной бомбочки. — Это будет хороший джокер, хи-хи, — а сам подрачивает свой болтик в кармане.

Адольф Гитлер с товарищем Сталиным тоже поспорили как-то из-за прикупа, и сорок милионов несчастных людей как корова языком слизнула.

И, как говорится, здесь и сейчас в «Дубине-Маме» тоже интересная игра мутилась, игра столетия, можно даже сказать.

Братишки дерябнули малость и картонки веселей полетели и языки соответственно развязались.

— Стаггерли, — первым представился фашистский нигер. Поднял хорошую ставку, сволочь сатанинская, вот и раздобрел. — А вы кто есть, господа хорошие?

— Аз есмь Зед Мозговорот, это Билл, а это Гимпо, сексуальный король мира, — ответил за всех лидер.

— Кому везет с бабелями, тому не везет с бабками за столом, — перефразировал вселенскую мудрость байкер-сатанист. — Плакали ваши денежки, хо-хо.

— Еще не вечер, — процедил сквозь зубы Гомез Гитлер, — и бабели они и в картах дамы, причем тоже весьма важные персоны, — у мексиканца на руках висели дамы, а Стаггерли с тремя тузами залился веселым смехом.

— Энто мой мексиканский товарищ Гомез, верный сын Сатаны, — ниггер продолжил презентацию шайки, — это Адольф Адольфович, наш немецкий малыш, и Базука Безер, криминальник наикриминальнейший, — байкеры-сатанисты угрюмо покивали, конечно же им сегодня везло, но не так сильно как Стаггерли.

— Ребятки, — сказал пердун-чемпион Билл Драммонд, — должен вам признаться, что таким крутым парням не грех проиграть.

«Говностая Сатаны» обожала комплиментики и радостно загоготала. Но! Но! Никто из этой чертиловой команды даже и в кошмарном сне не мог себе представить, что их ждет. Зодиак Мозговорот он ведь не просто зуй с горы, он круче всякой горы. Он даже круче "Старца с Горы" — был такой предводитель исламской секты убийц в средние века. А наш Зед, сексуальнейший и конгениальный — он же еще и великий маг и волшебник. Он обладает ужасающим даром передергивать карты в четвертом измерении. И вот-вот прямо сейчас он готовится к страшному мистическому ритуалу. Ждет, ждет, пока алкоголь растворится в гнилой крови «Говностаев Сатаны». Ждет, пока нагребут ублюдки денежки со стола и станут такими тепленькими, чтобы можно было прямо брать и кушать, как пирожки из печки.

И вот пора, пора, уж полночь наступает. В сатанинском ужасе и с криком, от которого кровь стынет в жилах, вскакивает Адольф Адолфович, карты на стол бросает и глаза из орбит вылезают, как говорится.

— О, нет, нет, не-е-е-ет! — захлебывается криком.

А что же с ним, дорогие друзья?

Это Зед работает. И работу ведет с Рукой Мертвеца. А это величайший и страшнейший артефакт, это ужас ночи. Та самая Рука Мертвеца, которая сделала магическое обрезание самому Хичкоку, в наказание, а быть может и в награду за его фильмы демонические.

И вот Рука Мертвеца настигла байкера-сатаниста. Пиздец ему приснился, амба-баста!!!

— О, ужас! — восклицает немецко-фашистский негодяй, суеверный ужас пришел к нему — два туза пик и две восьмерки крестей. Все покеристы суеверный народец, и эта самая комбинация такова, что ледяной страх лапает игрока за мошонку изнутри, представляете?

С грациозностью пантеры Зодиак Мозговорот вскочил на стол и воткнул свой стилет прямо в темя Адольфу Адольфовичу и пронзил его мозг в тот самый нейронный узел, что заведует болью!!!

Нет, нет, подонок не подох в один миг, как несчастная девочка «Вечерний Звон».

Нет, боль, сравнимая со всеми муками Ада, текла по нему как огненная лава по вулкану. От самой залупки до макушки сотрясала все огромное тело тевтонского рыцаря и он захлебывался кровавыми фонтанами и пароксизмами страдания. Ад вырвался из преисподней!!!

Лужи крови повсюду, тузы, короли, вальты-дамы плавали в алой жидкости, как жертвы всемирного потопа, и как Бог-Громовержец возвышался над этим Адом Зодиак Мозговорот!

— Даже не думайте о сопротивлении, сволочи! — воскликнул великий Билл Драммонд, пердун из пердунов, и взмахнул обрезом, видя, что байкеры-сатанисты, оправившись от ужаса, потянулись к своим ножичкам в потайные карманы. — Руки за головы, гниль мотоциклетная, быстро! — в подтверждение серьезности своих слов Билл оглушительно пернул.

— Это легче сказать, чем сделать, — огрызнулся фашистский ниггер Стаггерли, — вы, паршивые неудачники, думаете на ножах отыграть свой проигрыш, пидары, козлы вонючие!

— Ребята, вся байда отнюдь не из-за бабок, так что сидите спокойно, — вступил в диалог завхоз Гимпо.

— Руки на стол, сука! — рявкнул Зед, заметив, что Гомез Гитлер змеиным движением выхватывает нож из-за огромного воротника своей кожаной куртки. Мексиканец конечно же просчитался, ножик то он метнул, но Величайший из Великих Зодиак Мозговорот его поймал и с быстротой молнии пришпилил ладошку Гомеза к столу. И потолок и стены затряслись от жуткого ора мексиканского фашиста.

— Так что же вам нужно, сволочи, если не деньги, — вопрошал побледневший как полотно Гомез Гитлер, — что же вам нужно-о-о-о-о?!!!

— Усаживайтесь поудобнее, джентльмены, и я вам все объясню, до мельчайших подробностей, — медленно и патетично проговорил Зед.

— Однажды, и не очень давно, причем, — торжественно заявил великий Билл, — в небольшой деревушке Бугезфорд, — он ткнул обрезом в рыло Гомезу Гитлеру, — была убита и зверски изнасилована маленькая девочка.

— Подавись говном, — отрыгнул ему проклятие мексиканский фашизоид, — мы «Говностаи Сатаны», мы постоянно кого-то убиваем и насилуем, это наш образ жизни, ебаный по голове.

Не очень-то приятно, когда в нос втыкают дуло обреза, и, естественно, Гомез после такой операции заверещал как жертвенный поросенок.

И его дичайший ор конечно же привлек внимание Задницы Джонсона, который тут же примчался, осатаневший от ужаса.

— Ох, ох, — Задница Джонсон причитал как раввин у Стены Плача, — у меня отнимут лицензию, о дьявол, если вы тут устроите пыточный застенок, здесь казино, а не Лубянка, о божья мама!

— Девочки, — свистнул Задница топлессных официанток, — принесите джентльменам выпить за счет заведения, может быть вы тогда успокоитесь немножко, дорогие друзья!!!

Зодиак Мозговорот ничем не мог помочь бедняге Заднице Джонсону, и единственное, что он мог сделать, это хитро подмигнуть и, щелкнув каблуком, сказать.

— Задница, ты не волнуйся, не обращай внимания, здесь дружеская беседа, расслабься, мы посидим еще немного.

— Ребяточки, — продолжал рыдать Джонсон, — но ведь ковры, я их только-только поменял, а ведь кровь, кровь очень трудно отмывается, поймите меня, ребяточки.

— Ну да ладно, хватит отвлекать меня — отрубил Зед и щелкнул зловеще и пугающе, открывая страшную опасную-преопасную бритву.

Зед обратил внимание, как возбужденно и внимательно уставился на блестящее лезвие Базука Безер.

— Что, дорогой друг, — покровительственно, как взрослый к ребенку, обратился Зодиак Мозговорот к убийце и насильнику, — хорошая штучка, ей можно даже, например, белого медведя побрить, понимаешь, люблю я такие штучки, напоминают детство золотое, узкие улочки Эдинбурга, тинейджерские банды, приятная вещь, — и прямо не прерывая монолога полоснул подонка лезвием по харе. Красота!!!

У Базуки Бизера появилась ослепительная улыбка, от уха до уха через рот аккуратненько нарисовал ему такую вот радость жизни великий Зед. Кровь и преисподня!!!

— А-А-А-АА-А-А-А-А-А!!! — Базука Безер орал как пятнадцать тысяч фанатов Челси в момент неудачно пробитого пенальти.

— Да, Базука, — продолжил Зед свой глубокомысленный монолог, — любишь девочек насиловать, люби и улыбаться от уха до уха.

— Ах вы, ебаные ублюдки! — истерично и шумно вступил в беседу Стаггерли. — Ублюдки, ублюдки, ублюдки! — ниггер-фашист был возмущен до глубины души. — Меня, несчастного негра с Миссисипи, решили зарезать здесь как будто вы гестапо какое-то ублюдочное, куклуксклан сволочной.

— У вас что, в Америке, по другому нельзя выругаться что ли, заладил себе ублюдки-ублюдки? — поинтересовался благородный Зед.

— Это он имеет в виду, что мы безотцовщина типа, такое буквальное значение слова «ублюдок» — прокоментировал эрудит Драммонд, король-пердун.

— Беложопые ублюдки, беложопые ублюдки, — не унимался Стаггерли.

— А может быть мы безотцовщина, потому что наши мамы богородицы, а?

— Я на вас вуду нашлю, вы все в зомби превратитесь, белая срань Господня! — совсем разошелся ниггер. — Я афрокарибский маг несусветный, пиздец вам всем приснится, гарантирую, бля!

— Кого склоняет злобный бес
К неверью в праведность небес,
Тот проведет свой век земной
С душой унылой и больной.

После таких сакраментальных сентенций, великому Зеду не оставалось ничего иного как вытащить серебряные щипцы и начать вырывать язык у черной обезьяны. Естественно, как еще можно было хоть как-то сменить тональность этого противного негритянского визга? И верно, постепенно все эти "ублюдки и сволочи" захлебнулись в более приятных для слуха скорбных стенаниях.

Конечно же величайший Зед, отличаясь помимо всех прочих достоинств еще и адской утонченностью тонких чувств, тут же проблевался от такой операции. А чтобы окончательно утешить ниггера, огрел его еще дубинкой по затылку и тот сразу отправился в море спокойствия.

— О, кровавый Ад, теперь пора и выпить, — сказал Зодиак Мозговорот. — Ну что, господа достославные пьяницы и вы, досточтимые венерики — выразился он по-раблезиански. — Может быть усладим по любви местных девочек? Но сначала довершим процедуры до логического конца, как говорится.

И своим стилетом острейшим аккуратненько скальпировал фашистского ниггера, согласно обычаям индейцев Северной Америки.

— А может быть еще их и в жопу выебать? — подошел какой-то придурок-педрилка из оркестра "Дубины-Мамы".

— Можно все!!! — воскликнул Зодиак Мозговорот. — Но нужно подождать чуть-чуть…

А тут и девчонки понабежали, шестнадцатилетние и топлессные.

— Хи-хи-хи, — все стоят, сиськами от удивления трясут, — что за сволочи? — спрашивают они и на помятые останки «Говностаи Сатаны» показывают.

— Сволочам смерть, — Зодиак Мозговорот ликом и статью подобен был Космическому Ленину на трансброневике. — Ибо понять они должны…

И тут, конечно же, дорогой читатель, полагалось бы тире написать: "Конец первого тома. Злодеи попали под пресс жесточайшей мести славной Истины и красоты". Но это не отчет о справедливости, многоуважаемый читатель — это поэма безумного пиита. И правда характеров и правдоподобие ситуаций — здесь ничто и нуль без палочки, без точечки.

Только красота игры — вот каков тяжеленный талмуд этой вселенной, порожденной большим взрывом в мозгу поэта.

И Зодиак Мозговорот ее реализует, красоту игры воплощает.

— Вы, — обратился Зед к ошметкам некогда грозных и ужасных «Говностаев Сатаны». Эти люди и части людей валялись на полу как истрепанная ветошь, — совершили ужасный грех и ошибку в одном флаконе. И вы уже поплатились, жестоко поплатились за нее!

— Кончай свою телегу про этих сволочей! — истошно запищала шестнадцатилетняя топлессная мокрощелка, по виду чистая внучатая племянница Кайли Миноуг. — Слезай и побежали в кустики, потреплешь мою пилотку!

— О, нет, для начала я завершу свою речь, — и вновь повернувшись к ошметкам сатанинского мяса продолжил Зед. — В активе остался еще брат несчастной погибшей девочки, Джонни-Грустняк, старший брат «Вечернего Звона», и Бобби Соккет, ее суженый нареченный. Они то и настигнут вас еще и тогда боги и демоны содрогнуться на Небесах и в Аду.

— Зед, девки взмокают, кипятком истекают, — Драммонд, король-пердун, обломал Зодиаку Мозговороту всю патетику. Но было от чего, он уже спермяными слезами истекал от запаха навострившихся шестнадцатилетних клиторов, которые набежали со всей «Дубины-Мамы» и привели своих тонконогих хозяек полюбоваться на зрелище торжества рыцарских добродетелей.

Однако по-прежнему не хватало какого-то сверхблагородного жеста для исключительной своеобразности Зодиака Мозговорота и компании. Не было и не было!

И вот он есть!

— А денежки, вами, джентльмены, честно с позволения сказать выигранные, — Великий Зед рассыпал купюры над головами приколошмаченных мотонацистов-сатанистов, и сыпал он их весь из себя подобный сеятелю божественному, как семя вести благой, — их заберите и несите в сумах своих, ибо проклятие вас настигнет.

— А теперь, — уже веселым игривым голосом продолжил Зед, обернувшись к друзьям и девчонкам, — танцы-обжиманцы! И они все бросились плясать, как угорелые ангелы, постепенно распадаясь на парочки-троечки-четверочки по своим темным углам.

И слышен был неги стон, слегка покрываемый скорбными стенаниями байкеров, осатаневших от ужасного проклятия Руки Мертвеца.

ЗАЕЗД № 16 ВОЛЧЬЯ ШКУРА С НЕБЕС

— Зачем вы, негодяи, все это сделали? — Джонни-Грустняк с пеной у рта, своей внутренней, плюс от светлого пива, которое они квасили в маленьком вонючем баре под названием "Ушки дохлой ослицы-малолетки". По совместительству вонючее заведение было еще не менее вонючим бордельчиком где-то в пустошах северного Йоркшира.

— Ну ты пойми, да ради спорта, для красоты игры мы чуть-чуть потрепали твоих врагов, — с природной галантностью, выраженной в полупоклоне, отвечал Зодиак Мозговорот.

— Да ради ебаной в рот твоей тетушки, — Джонни-Грустняк отрыгивал слова на волне пивного выхлопа, — придурки вы, так и не поняли, с кем идет война? Ты мне объясни, к примеру, что в твоем понимании есть «Говностая Сатаны», а?

— Кучка вонючих и мятых хомяков, грош цена им в базарный день, — Зодиак Мозговорот даже поморщился от отвращения, что приходится говорить о такой срани, причем когда после этих слов он хлопнул рюмку водки с абсентом, даже не покривился, декаданс одним словом.

— Нет, бля, это ни хуя не котята, — в пьянющем сознании Джонни-Грустняка хомяки превратились в котят. — Это сибирские тигры на хер! — Джонни злобно сплюнул сквозь зубы, и добавил, понизив тон. — Это такие парни, от которых кофе начинает пахнуть мясом…

— Ты гонишь Джонни, братэлкин, — Зед беззаботно выпустил струю сигарного дыма в грязный потолок. — Это кучка высушенных тампонов!

— Ты не знаешь тюремных летописей, — мрачно произнес Джонни.

— Ну допустим и что дальше? — Зодиак Мозговорот изобразил интерес к Джонниной телеге, но на самом деле был целиком погружен всего только в две вещи: это были русская папиросина в зубах и смачная телка у барной стойки.

— И что дальше, ебаный свет, — Джонни просто взорвался от возмущения, — придумывай, шурупь мозгами, ты же гений всех проблем вселенной и всего прочего!!!

— Свет, он и есть ебаный свет, но нам поможет другое, — Зодиак Мозговорот гениальничал, как ему по величию и было положено, — с полночного неба спустится волчья шкура и прикроет, причем не только прикроет, но и накроет нас.

— Не въезжаю в твои гоны, Зед, можно еще раз по обычному?! — Джонни аж крякнул от потуги что-то понять, алкоголь такая вот штука, никакой Клинт Иствуд не выдержит. А Зодиак Мозговорот, он же водочку мухомором закусывает, согласно обычаям сибирских шаманов, вот потому-то телегу и перегружает.

— Обнажившись в полночь, мы накроемся волчьей шкурой небес, — глаза Зодиака Мозговорота закатились, он ведунствовал.

— В полночь, обнажившись, — Джонни-Грустняк, естественно, тупит по полной.

— Под черным небом полуночи, на наши обнаженные тела снизойдет волчья шкура, ночь станет нашей сестрой и мы сотворим с ней алхимическую кровосмесительную свадьбу, — слова Зодиака Мозговорота звучат как заклинание, которое не сможет остановить целый Ад!

ЗАЕЗД № 17 МАНДАСТИКА-МАНДОВОРОТКА ВЕЛИЧАЙШАЯ

Есть свастика, а есть мандастика, а по-старославянски мандоворот, ну, типа, солнцеворот. Жозефина Желатина старается, чтобы одно «пфу» губками такими вот надутыми сделать.

Несчастная писюшка, ох!

Не пробить ей доспехи женоненавистника, водруженные на нашего великого героя.

Конечно же с женщиной проявляется все величие мировых гармоний, глобальнее и нежнейше, нежели в чем-либо ином. Ибо вот, например, минет — вся суть сущности и сучности космоса и земли, вся адская сладчайшая фундаментальность мира в нем сокрыта. Власть и доверие, унижение и нежность смешиваются в нем как золото и свинец. А на чем еще стоит мир, как не на этих самых власти и доверии, нежности и унижении.

Но здесь другая история.

Мандавошки должны быть смазаны в трусиках, а не на мордашках. Таковы убеждения Зодиака Мозговорота, человека со стальными яйцами и каменным сердцем.

Но тупая мандастика никак не может успокоится: "О великий и ужасныЙ Зодиак Мозговорот, мы ехали из самого града Парижу, чтобы покорить тебя и тебе покорится, что же, что же тебя тормозит на пути в мои объятия, что?!! Ведь я сама великая и ужасная, я — Жозефина Желатина, президентша-бандерша мотолесбиянской кодлы, ох, ох!!! И есть мечта моя заделать младенца тебе в подарок и на радость, быстрей, быстрей!"

Всю дорогу мандастика зырилась в зеркальце на руле своего Харлея, а тут великий Зед смеет ее отвергать, трагедия, дьявольское проклятие какое-то прям!

А великий король Секса, ему-то как? Отбиваться от ненасытных объятий тринадцатилетней нимфетки? Сами попробуйте как-нибудь на досуге.

Чем же закончится борьба? Кто знает?

Кому поможет верховный Бог в данной конкретной ситуации?

Как это называется иначе… посмотрим, что будет дальше…

ЗАЕЗД № 18 БАНДА ЩЕМИТСЯ В ЛЕСУ

— Не ссать парни, — хрипел в ужасе Базука Безер, — я здесь неподалеку вырос, захаваемся как черти на страшном суде и енти гниды ни в жизнь нас не найдут.

Базука прилично настрадался от великого Билла в казино и теперь рубился поближе к родным местечкам. Бедняга пытался зашить улыбочку, нарезанную на его ублюдочной роже. Ох-ох, конечно же больно-бо-бо!!!

— Ты думаеффф они заффут ифкать наф ф лефу? — прошепелявил испуганный фашистский ниггер.

Шарилась шайка в милейшем лесопарке рядом с деревушкой Лебедянка. Могло быть это место стать клевой детской паркушкой, но в нашу обцифрованную эпоху детишки предпочитают рубиться на всяких там компо-игрушках. А еще всяческая желтая пресса грузит на темы лесных педофилов и всякой прочей срани господней…

Так что и днем, и ночью в особенности, сие место вполне оправдывало свое древнее название: "Бандитский Лес".

И наша поредевшая бандочка "Говностайчики Сатанчика" (иначе как уменьшительно-ласкательно-пренебрежительно ее теперь не назовешь) здесь смурно и трусливо скрывалась от возмездия за грехи свои.

— Оу-ох-ох, — причитал негр-фашистик, — не надо было мне трахать свою кузиночку в малолетнем нашем с нею возрасте, ох, кто знает, может быть вся жизнь пошла бы иначе, ох, ох — и дальше в том же духе канабиоловые дыры в мозгу Стаггерли выбрасывали в сырой ночной воздух пачки всяческого бреда трусливого.

Крольчонок, ножичком подбитый, тоскливо жарился на костерчике вместе с картошечкой, ворованной на огороде. Тоска и страх глодали несчастных бандитов.

— Нет, нет, мы отомстим этим сволочам недобитым, — визгливо, на манер своего немецкого тезки, верещал Гомез Гитлер. — Весь Ад и преисподняя придут к нам на помощь, мы же верные сыны Сатаны, мотонацисты-сатанисты непобедимые, я не я буду, если не порву их на мелкие кусочки!

— А ты уверен, что они люди-то на самом деле, — трусливо вопрошал у Гомеза и у безмолвного неба потрепанный фашистский ниггер.

— Кто бы они ни были, — рявкнул изорванной харей Базука Безер, — я убью их и трупы трахну во все дыры, а еще штук двадцать отверстий ножом вырежу и в них трахну, — бандиты отмачивали свой страх в пиве и текиле, и потому несмотря на зловещую темноту вокруг, становились на словах все смелее и смелее.

Но слишком рано и необоснованно осмелелели они и захмелели ребятишки совсем уж нерасчетливо, ибо тени из темноты наступали и несли ужас и ад… И уж в конец неуместна была их пьяная бравада, состоящая из славных и поганых воспоминаний о делах своих сатанинских.

Но вдруг прервалась их веселая беседа.

— Что это, — воскликнул упившийся негр-фашист, — смотрите, луна ухмыльнулась как-то уж слишком зловеще, — и голос его предательски задрожал.

Но отнюдь не на луну надо было обратить пристальное внимание в этот самый момент их бандитской жизни. Ибо блеснули клинки и щелкнули затворы и пять ужасающих теней приблизились к дрожащему светлому кругу у костра.

— О, нет, это опять они, нет, нет, нет!!! — ужас и боль, отчаяние и спазмы желудка звенели в истошном крике Гомеза Гитлера, ведь его совесть, зачерненная сонмом преступлений и засаленная всеми пакостями подлунного мира, уснувшая давно и насовсем, совесть раскрыла ему то, что было упрятано под масками и черными одеждами. Понял несчастный, что пришли Джонни-Грустняк и иже с ним. Зодиак Мозговорот, величайший Билл, Гимпо Гимпович и Бобби Соккет, похрустывая кожей своих обтягивающих одежд, подошли неторопливо и уселись рядом с костром. Их глаза, безумные и храбрые, и зубы белые блестящие освещали зловещую лесную ночь. Сейчас начнется!!!

— Нет, Нет, Нет и Нет!!! — голосил Гомез Гитлер. — Это не есть на самом деле, это галлюциноз моего мозга несчастного! Вас нет здесь и быть не может, изыдьте, ибо покаялись мы!!!

И воистину, подобно безумным видениям Альфреда Хичкока, дошедшего до ручки, герои наши стали сбрасывать кожу как змеи преисподней. Ибо то была не просто кожа, а та самая волчья шкура небес, об ужасной силе которой говорил с трепетом Зодиак Мозговорот в одной из предыдущих глав нашего правдивого и ужасного повествования.

— А-а-а-а! — никогда еще на протяжении многих веков небеса над «Бандитским Лесом» не слышали такого леденящего кровь крика. Автором-исполнителем этой арии являлся Базука Безер, о несчастный, настигло его проклятие Ада, — а, а, задница моя треснула по швам, она горит как твоя Хиросима, что это, что!!! — и крик его слабел постепенно…

— Да, круто-круто, — крякнул от удовольствия Гимпо Гимпович, — знал я, что будет круто, но не думал, что будет так вот круто-круто, — на пальце его висело маленькое колечко от небольшой гранатки, которая погружена была в огромную задницу Базуки Безера. Кровь, говно и сопли, вот и все, что растеклось по земле после своевременной кончины поганого бандита. Ура!

В истерическом хохоте, не помнящий себя от ужаса, катался по земле предводитель «Говностайки Сатанчика» несчастный проклятый Гомез Гитлер. «Что это было?! Что?!» Не мог его мозг слабоумный, пропитый и промасленный мотоциклом понять, что же произошло. В голове не умещалось, как говорится.

— Всего лишь гранаточка SA-47, - спокойно ответил Гимпо Гимпович, — через интернет купил, неплоха штучка, а?

— Будьте вы прокляты, негодяи волшебные, и смеетесь еще! — зашелся в оре фашистский ниггер Стаггерли. — Что ж вы делаете с нами, был Базука Безер и вот что от него осталось, о какую ужасную месть вы решили обрушить на наши главы несчастные, ох-ох-ох-ох, — заливался он причитаниями негритянскими вудуистскими, но при этом бессильными и трусливыми. Да, ночка была что надо, необходимо заметить между делом. И в темноту этой ночи ужасной бросился он бежать сам черный и в трусах черных, как змея тропическая в кусты понесся, и кричал, и кричал все: «Базука, Базука где же ты?!» — не мог ниггер поверить, что от славного его товарища остались только кровь, говно и сопли.

— Не ищи его там, ибо нет его больше, — мрачно и торжественно проговорил успокоившийся и оцепеневший Гомез Гитлер.

А ниггер свалить решил и за жопу держался на бегу.

Но бесполезны и тщетны были усилия трусости, прямо как тщетны усилия любви в известной пьесе великого английского драматурга. Страх парализовал негра в темноте, он замер где-то там, сливаясь чернотой своей души и тела с ночной чернявостью.

— Ну вот он ушел от вас — патетично и стоически произнес Гомез Гитлер, — он ушел в ночь и сохранил свою задницу от Хиросимы, постигшей Базуку Безера, — мексиканский мотонацист-сатанист вещал пред грозными мстителями как пророк Даниил пред львами рыкающими.

— Ну это мы еще посмотрим, — гордо заметил Гимпо Гимпович и отправился искать Стаггерли в ночной тьме, в которой было темно, как у негра в многострадальной жопе, темно, хоть глаз выколи.

Трагедия продолжается, уважаемые зрители, и ужас еще будет нагнетаться потихонечку.

ЗАЕЗД № 19 ПАРИЖСКАЯ БОЛТОВНЯ

— Вся эта месть, ужасающая небеса, разрывает мне грудь, но и ласкает ее при этом, — глубокомысленно гнал Зодиак Мозговорот (он же Зед, если вы не забыли), при этом он изящно и ожесточенно жевал изысканный парижский завтрак.

— Главное, чтоб это не привело к импотенции, — поддерживал беседу великий Билл Драммонд, выковыривая из зубов мясо по-французски.

— Почему ты гонишь такие гадкие телеги, о, Билл?! — в голосе Зеда-сексуальнейшего звучала та смесь любви и ненависти, которая так часто плещется промеж лучших друзей.

— Что ты гонишь сам, друг мой, три девочки зверски умерщвленные — какие тут могут быть моральные страдания? — аргументировал свою позицию Билл, король пердунов. Сказав это он смачно харкнул в Сену. Как вы уже поняли, дело происходило в Париже.

На личном самолете Зодиака Мозговорота два друга-джентльмена зарулили позавтракать в любимый ими град Париж. Биллу, конечно же, хотелось завалиться в Киев, пожевать нового толка оранжевые котлеты по-киевски, но раз летели самолетом Зеда, то, как говорится, «хозяин — барин».

— Но Библия, величайшая книга тысячелетий, тому ли она учит нас? — продолжал спорить великий Зед. — Пятая заповедь, друг мой, пятая заповедь, ты врубись хотя бы!

— Это какая там пятая, — недоуменно почесал репу Билл, — чтоб не дрочить на задницу чужой жены, что ли?

— Не убивать чтобы никого, не заваливать чуваков чтобы, о богохульник! — в ужасе и негодовании воскликнул Зодиак Мозговорот. — А вспомни послание к Римлянам святого-наисвятейшего апостола Павла: «ибо любовь не мстит вообще ни хуя, а раз вы, типа, не являетесь Богом, то и молчите в тряпочку. Я, Бог, кого надо порву, а вы там никого не трогайте», и так далее в таком-вот духе святом, ты догоняешь или нет, а?!

— А как же там зуб за зуб, око за око, жопу за сраку, а в книге «Исхода» об этом аккурат и написано тем же самым духом святым, ты понимаешь сам то, о чем гонишь? — Великий Билл не только в пердеже был мастером, он таки мог и богословский диспут разжигать и поддерживать.

— Ох, ох, ох, Билли, — вздохнул Зед, — не врубишься ты никак, что после Нового Завета Ветхий уже не канает ни хуя, — сказав это Зодиак Мозговорот срочно, с целью разгона пердежной атаки, включил супер-вентилятор, подаренный ему испанским королем за супер-помощь в дефлорации наследной принцессы. А сексуальнейшие глаза Зеда-наисексуальнейшего стреляли по кафе в бейнвинде ослепительной французской задницы, хозяйка которой, молоденькая официантка, уже взмокала спереди от присутствия великого короля секса.

— Понять ты должен, ты, погрязший в неведении Бога, — Зодиак Мозговорот продолжил проповедь, вдохновленный запахом французской телки-булки, ну просто вылитая Амели из кино одноименного, — что Ветхий Завет — то законы рабства, а новый то кодекс любови неимоверной, врубишься ты или нет, пердящая башка, ебаный случай!!! Ветхий завет, — Зодиак Мозговорот аж слюной брызгал от возмущения, но необходимо отметить, что брызги этой слюны были наисексуальнейшими, как и все им производимое, — он же нацарапан кучкой обосравшихся евереев, которые ебу дались от ужасов этого мира, тупым своим мозжечком ты хоть что-нибудь понимаешь в богословии или нет, а?!!!

— Значит, яичек вареных по-монпарнасски мне, милочка, и салатик такой вот, чтоб аж Елисейские поля вздрогнули, — Билл решил разбавить теологическую дискуссию гастрономическим изыском, и при том надеялся еще и отвлечь распалившегося Зеда, который сто пудово должен был почуять электрический разряд запаха страсти из-под юбочки задорной Амели, — и не гони волну, дорогой друг, что такое христианство, ты хоть объясни, все эти недобитые наукой и прогрессом друзья всяких там Магометов и Иисусов, это ж в основном фанатики. Вон в церквах этих самых, уже две тысячи лет тело Христа по воскресеньям и в прочие праздники символически кушают и кушают по частям. Пролонгированный сверхканибализм — не побоюсь этого умнейшего словосочетания, — казалось, что Билл перехватил богословский пафос противника своего по спору, ибо тон его речи становился от слова к букве, все высокопарнее и высокопарнее. — Да ради Ада, скажите где же Истина, где она, и я сам отвечу на мною же сформулированный вопрос: Истина в Женщине, вот в ентой самой Амели, которая принесет мне сейчас изысканные кушанья и при том удосужится обдать меня ароматом вечной женственности, ты то меня понимаешь али нет, евнух ты богословский, девка мокнет-мокнет, а мы тут телеги гоняем пустопорожние, — лихо был завернут финал-эпилог тезиса Божественного, может Билл, если захочет, да уж-ж-ж-ж…

— Ну я и не спорил, — примирительным тоном схоласта, проигравшего в диспуте, ответил Зодиак Мозговорот, — женственность это верно! Например, я не испытывал от Библии таких шипучих эрекций, как от книг Шарлотты Бронте.

Подошла Амели и друзья, захмелев от ее нежных взоров без вина, решили все-таки винца для храбрости дерябнуть. Далее происходил долгий и оживленный диалог о качествах вин, произошедших из разных уголоков милой сексуальной Франции, тех, кто подобными мелочами изволит интересоваться, мы отсылаем на кулинарные странички всяких там глянцевых журнальчиков, читайте, как говорится, на здоровье. Нас же в этом ключе истории страшной мести интересует другая фактура.

— Согласен с тобой по существу на девяносто девять процентов, — заявил Зодиак Мозговорот, выразив перед тем полнейший вотум доверия шеф-повару относительно закуси под винишко, — у Джонни-Грустняка остались еще два живых местью не придавленных вражины, и наша с тобой творческая задача месть эту эстетизировать до высот ужаса неимоверного.

— Так выпьем же за наше с тобой согласие, — провозгласив тост, Билл поднял бокал и созерцая сквозь его искристое тело Парижское солнце добавил. — А потом решим, какой сценарий у нас будет сейчас с ентой вот осатаневшей от течки Амели.

Ибо, необходимо признать, изящной французской попке светили изысканные удовольствия, да будет так!

ЗАЕЗД № 20 КИНЖАЛ СТРАШНОЙ МЕСТИ

Сортирный Генрих держал, как говорится, очи долу более полувека.

Близкий, если не сказать больше, дружище фюрера, он уже многие годы жил воспоминанием об инитимно-нежнейших встречах с Адольфиком в общественном туалете славного города Вена.

Когда позднее харизма Гитлера возвела того на вершины неимоверного величия германской расы, любовная связь с Генрихом Сортирным, естественно, стала страшнейшим государственным секретом Третьего Рейха.

После того как Союзники вздрючили фюрера и всю его империю, Генрих воспользовался всемирной неразберихой и свалил в Брэдфорд, пакистаноподобный городишко среди пустошей северного Йоркшира.

Генрих Сортирный стал зваться Генри Пастилкин и открыл забегаловку восточного толка со скромным названием «Дерьмострой». Стал жить-поживать, добро наживать, благо его тошниловка завоевала неимоверную популярность у всех бухарей ближайшего околотка и отдаленных местностей в придачу. До и после полуночи пьянные рожи валялись на и под столами вонючего, но тем не менее миленького заведения.

Где-то в одиннадцать тридцать, когда синяки, выброшенные за борт более приличными бухаловками, и лишенные желания и возможности отправиться спать домой, тащились к Генри Пастилкину, чтобы скоротать ночь исполненную пьяным угаром и поздним похмельным раскаянием, начинала кипеть грязная ночная жизнь Генриха…

Здесь то и торчал Джонни-Грустняк со своим несчастным неудавшимся родственником Бобби Соккетом, до фестиваля мотонацистов-сатанистов в Уитби оставалось два дня.

— Подкинь-ка нам едишки, чтоб аж в Аду жарко стало, — распорядительно рявкнул Джонни Пастилкину, который самолично притопал обслужить гостей, производивших впечатление сверважных и сверхгрозных персон, — короче, по двойной большой королевской суперпорции суперостреньких карри-курочек, и главное — двойной-двойнейший супер-карри, и чтобы не подяжить, понял, да? — Джонни даже руками своими огромными разводил в стороны, чтобы подчеркнуть грандиозные масштабы своего заказища.

— Уважаемый, — льстиво и вкрадчиво попытался возразить Генри Пастилкин, — вы назвали самое острейшее, не побоюсь сказать больше, наиострейшее блюдо во всей что ни на есть восточной кухне. Джонни явственно услышал немецкий акцент в речи Генри, который выглядел вроде бы типичным пакистанской чуркой чурбанистой.

— И чтобы червяков там не было, Абдулла, смотри у меня! — подпезднул Бобби Соккет, понять его агрессивность было нетрудно, ведь до фестиваля в Уитби оставалось всего лишь два денечка.

— Как вам будет угодно, господа хорошие, — гордо ответил Пастилкин-Сортирный, — и зовут меня Генри, отнюдь не Абдулла, — после таковых гордых слов он повернулся и протопал в Адское пламя, да, да, именно такое пламя полыхало в кухне «Дерьмостроя», иначе это назвать было нельзя.

— Не заметил ничего странного в ентом типусе, а Джонни? — заискивающим тоном спросил Бобби у своего старшего товарища.

Джонни не задумываясь ответил: «Фальшивый загар, черный парик и немецкий акцент, навроде того, а?» Джонни смачно чавкнул и добавил: «Ничего удивительного — после войны куча всякого юбилейного третьерейховского народа и плюс к тому всякие латышские стрелки СС-овские и партизаны-гитлеровцы литовские, ну и еще куча народа националистского, в общем все ломанулись по щелям щемиться, и здесь в наших пустошах северного Йоркшира, в маленьких английских городишках эти достойные люди нашли себе пристанище» — обычно немногословный Джонни-Грустняк выпалил этакую длиннющую речугу прямо на одном дыхании.

— Теперь ясно откуда здеся столько портретов и портретиков Гитлера, да и свастик всяческих на стенках, — преисполнившись понимания серьезнейшего и взрослейшего протянул Бобби. — А то я чето в непонятки ушел, вроде индо-паковская забегаловка, а тут нацизм всякий, какое-то сочетание несочетаемое, подумалось мне так…

А между тем Генрих-то не зря сам подошел обслужить нашу парочку — что неуловимое привлекало его в их блестящих глазах и грустная дурная мудрость сквозила в их улыбках. Из дверей кухни наблюдал он внимательнейшим образом за ребятами.

А там внутри, как уже было сказано, царил Ад кромешный. Курочки с овощами жарились на радость злобным исламистам. Ибо вся эта кулинарная, с позволения сказать, процедура сильно смахивала на мусульмано-сатанистский шабаш. Повара вкладывали в остроту своих блюд всю чурбанскую ненависть к белому населению туманного Альбиона. И острота получалась что надо, она была потерянным раем в пресном Аду современного мира. Удар, наносимый острейшими жареными курями, сначала пронзал диким огнем глотку и небо, а потом детонировал жгучими как муки ревности сокращениями сфинктера. Как назвать это? Какое имя достойно того, что неописуемо, подобно богу, сокрытому во мраке дионисийской апофатики, а?! Анальный джихад, одним словом, вели мусульманские повара в «Дерьмострое», от-т-так-от!!!

Ну а наши два байкера-мстителя, они выдержат или нет, как ты думаешь, дорогой читатель?

Генри, сама предупредительность, остался у столика, якобы для предупреждения каких-либо последующих и последовательных желаний клиентов.

Джонни приступил к поеданию курочек в острейшем карри. На всякий случай, он спросил своего младшего корешка: "Ты вообще как, ценишь остренький хавчик, а?" На что Бобби, вытянув губы, как ему казалось так он выглядит взрослее, процедил сквозь белоснежные зубы: "На мой взгляд, чем острее карри, тем круче, не правда ли?" — после чего с напускным остервенением набросился на еду. Вскоре Бобби Соккет поспешно отправился обсуждать достоинства восточной кухни с мистером унитазом, стоны мальчугана были мучительными, но при том гордыми.

А Генрих Пастилкин аж осатанел от удивления, когда заметил, что Джонни-Грустняк скушал все и, как говорится, не поморщился даже.

— М-м-м-да, — задумчиво пробормотал Генри, — в своей практике я встречал всего лишь единственного типуса, который так же хладнокровно способен был слопать парочку наших фирменных блюд в один присест, м-м-да…

— Уж не о Зодиаке ли Мозговороте ты трешь, дядя-фашист? — проявил свою догадливость Джонни-Грустняк.

— Поразительно, — всплеснув руками, ну что твой третье-рейховый орел, воскликнул Генри Пастилкин-Сортирный, — как вы догадались?!

— Да уж мы кореша старые, — грустно протянул Джонни, вполне оправдывая свой псевдоним. — И сейчас мы с ним катим одно большое и мрачное дельце…

— Я все понял, — заговорщическим тоном прошептал Генри, — вы есть Джонни-Грустняк, а милейший юноша, штурмующий наше фарфровое устройство в ватерклозете, это Бобби Соккет, и вы сейчас в процессе страшной мести за жуткую смерть вашей сестренки, невесты Бобби.

— Откуда ты все это знаешь? — напрягся Джонни.

— О, великий Зед с Биллом, королем пердунов, были здесь на днях, и мне еще очень много нужно вам сказать и показать, разрешите-ка я присяду, молодой человек, о-го-гой молодой человек, молодой, молодой, — Генри аж побледнел от сакральной важности момента. Прошептав на ухо Джонни нечто весьма секретное старый тайный нацист поднялся и направился в дальний угол заведения. Джонни с серьезным видом пошел вслед за ним. Вошли они в комнатку маленькую и потаеную, стены которой были сверху донизу завешаны престранными фотографиями. В основном Адольф Гитлер, иногда рядом с молодым Генри, так же красовались другие видные деятели НСДАП. И все они были какими-то непривычными, если не сказать страненькими, не того цвета, если можно так выразиться. Одним словом, некая сюрреалистичность экспозиции настоятельно требовала комментария. Ну, естественно, конспирологическим искусствоведом, как и положено по диспозиции персонажей, выступил Генри Пастилкин-Сортирный.

— Видишь ли Джонни, — начал он слегка заминаясь, — великая тайна истории вселенной и планеты Земля, в частности, благодаря которой столь высоко и гордо вознесся орел Третьего Рейха… Э-э-э — Генрих не мог выдержать высокопарный штиль долго и просто-напросто стал стекать в сантименты. — Фюрерчик любил танцевать со мной в розовой балетной пачке, — всхлип, — не подумай ничего такого, то был танец космических стихий, — еще всхлип. — Толстяк Генрих не просто одевался в пеньюары, он ублажал в себе женственную часть птицы Гамаюн, а она и только она гарантировала торжество Люфтваффе в небесах, можешь ли ты все это осознать, мой юный друг, — глас Генри торжественно окреп, — можешь ли ты сбросить вонючие очки пошлости и профанности мира нынешнего, — гроза и сталь зазвенели в тонком голоске старого фашиста-мистика, — ибо неспроста я вопрошаю тебя?!!!

Джонни зачарованно промолчал, неожиданный и экзотичный экскурс в тайны истории мягко говоря озадачил молодого человека. А если следовать рекомендациям Луи Арагона, писателя-сюрреалиста, впоследствие соцреалиста, и «называть вещи своими именами», то можно сказать коротко: Джонни опезденел-л-л-л!!!

— Ну ты хоть не смеешься, — с облегчением выдохнул надутый от торжественности момента Генри, — как этот проспиртованный жирняга Черчиль хохотал над беднягой Гиммлером тогда, в августе сорок пятого, когда наш старый эссэсовский маг совершал уринотеургию в честь ядерного удара по Хиросиме. Тебе хоть ведомо, что уринотеургия это отнюдь не уринотерапия, хотя внешне они весьма схожи, что и дало повод для безудержного хохота лысому жирняге Черчилю.

— Постойте, постойте уважаемый, — с неожиданно проснувшимся скептицизмом встрепенулся Джонни, — ведь к тому времени американцы уже убили Гиммлера.

— Эх Джонни, Джонни-Грустняк, что за наивняк, — с горькой усмешкой Генри похлопал своего собеседника по плечу, — слышал бы тебя Адольфик, бедный Адольфик, думаешь ему легко работать трансвеститом в Амстердаме?

— Чего, чего? — у Джонни волосы буквально не только дыбом встали, а и галопом поскакали от гонива старого нациста.

— Да, да, мой милый Джонни, ему под именем Алиса Батлер пришлось перебраться из Лондона в Амстердам, где трансикам живется поспокойнее, чем в вашей гребаной столице, которая уже насквозь провоняла русскими евреями, — Генри презрительно сплюнул сквозь зубы, прям как заправский пункер, — развели тут Москву на Темзе! Говорил же я Геббельсу: «Раскрути проблему!» — прошляпил, старый болтун.

— А Геббельс, что, тоже того? — промямлил Джонни-Грустняк каким-то обреченным от удивления тоном.

— Да, он совсем уж перестал мышей ловить, старый коротышка, блин, — по-стариковски проворчал Генрих, — че он там только делает в пиар-отделе BBC, старую костлявую жопель свою просиживает, мудило трепливое!!!

— М-м-м-м, — а вы бы не промычали на месте Джонни-Грустняка? — А Гиммлер, Геринг, они то как? — для вежливого продолжения беседы спросил Грустняк.

— Гиммлер — экскурсовод в Стоунхендже, старая мистическая жопа, — хоть Генри и ворчал, чувствовалось, что он с более чем дружеской нежностью относится к старому вождю черного ордена СС. — Толстяк Генрих танцует в стриптиз-клубе «Кругляшки-жирняшки», жить то как-то надо, это ж только для обывателя телеги гоняют про золото партии, — опять грустная усмешка скользнула по суровым губам старика, — что, бля, в войну не проебли, то союзники на радостях в день победы прокутили, все тлен — одним коротким и емким словом резюмировал скромный труженик пакистанского ресторана одну из величайших тайн безумного двадцатого века.

— Ну да ладно, хары меланхоличничать, — встряхнув головой приободрил сам себя Генри, и тон его стал на два тона более деловым, — после встречи с Зодиаком Мозговоротом я срочно позвонил Алисе в Амстердам.

— Какой еще такой Алисе? — не догнал перегруженный Джонни-Грустняк.

— Эх, молодой человек, молодой человек, вы же не старик в кондрашке, чтобы забывать то, что я сказал вам пять, нет три минуты назад, — казалось бы, что дырка в памяти у Джонни взбодрила старика окончательно, от его несчастниковой жалкости не осталось и следа. — Вы успели забыть, что Фюрерчика теперь звать-величать Алисия Батлер, эх-х!

— Ну ладно, ладно, не кроши батон старик, я просто не догнал, ты представить себе не можешь, что за чудную кашу ты заварил в моем охуевшем котелке, — оправдывался Джонни-Грустняк.

— Так вот, мне надо передать тебе нечто очень важное, для мистического освящения твоей мести ентому мексиканскому ублюдку, который присвоил себе великое имя, приняли мы такое решение, — как и положено, старпера-эссэсовца опять понесло в высокопарный штиль. Заиграла музыка Вагнера, соответственно в незримом центре музыкальном, и отверзлись по законам жанра дверцы в стеночке потаеные. Все стало круто-круто!

— Готов ли ты юноша? Уже готов?! — воскликнул с высоты величия белой расы Генри Пастилкин-Сортирный. — Ибо то, что узришь ты ныне есть тайна и сила!!! — шкатулка из дерева черного и зловещего как-то незаметно возникла в дланях Генри.

— Готов, — осатанело прошептал Джонни-Грустняк.

И отворилась шкатулка, и мир заблистал самоцветами и чем-то неземным еще в придачу, кинжал блестящий расписной-расписанный рунами, свастиками и прочими таинственными символами-письменами, каменьями драгоценнейшими инкрустированный, осветил темноту подсобной комнатушки пакистанского ресторана.

— Ведомо ли тебе, о неофит, что ты зришь очами своими? — грозно вопрошает Генри.

— О, нет, — возвышенно и честно отвечает ему Джонни-Грустняк. Происходит нечто необычное, одним словом…

— То величайший кинжал в истории, друг мой, — уж кажется не Генри Пастилкин, а сам великий Вотан и Христос вещают сквозь него, — мастер его сотворивший был им же и умервщлен без участия какой-либо руки. То кинжал, о котором гнал на Тайной Вечере Иисус Христос: «Все продай, а если не хватит, укради у соседа и меч купи». С тем кинжалом Гитлер выходил по ночам резать еврейских суккубов под мостами тихих немецких городов. Это есть меч короля Артура, трубка Шерлока Холмса и микроскоп Вассерманна в одном флаконе, ты готов принять ЕГО или НЕТ??!

— Несомненно, как говорится неплохо бы децл подумать, не в обиду дедуля тебе будет сказано, потумкать надо мне, — как-то Джонни замялся от необычной, мягко говоря, святости момента.

— Поздно думать, прыгать надо, как сказал прапорщик Советской армии дрессированной обезьяне, когда она по совету Энгельса взяла палку и стала одномерным человеком. Возьми ты то, что предназначено тебе от сотворения мира, возьми и рази им врагов истины и красоты.

— Договорились, — коротко, по-прусски, по-военному прищелкнув каблуками ответил Джонни. Вскинул подбородок, потом руку «Зиг Хайль», и отправился в туалет за Бобби Соккетом.

— В Аду просрешься, Бобби, вытирай жопу и помчались! Все круто-круто!

У Бобби в заднице работала скипидарная фабрика… Что поделаешь, такая вот жизнь у рыцарей миллениума.

ЗАЕЗД № 21 На ВЕРХНИЙ, ТОВАРИЩИ, ВСЕ ПО МЕСТАМ, ПОСЛЕДНИЙ ПОЕБ НАЧИНАЕТСЯ!!!

Жозефинка Желатинка рубилась и рубилась от Парижу до самых глубин Йоркшира. И вот эта тринадцатилетняя лесбийская предводительница мотолизальной банды, проститутка на пенсии вкатывает на парковку в Грязинг-Хилтон на своем розовом-сексуальном Харлей Дэвидсоне.

Девочка-малолетка в состоянии резкой фасцинации, на взводе, проще говоря.

Всю долгую дорогу до Ла-Манша, под Ла-Маншем и после Ла-Манша ветер и пыль щекотали ее милое личико, а очко сверлило предвкушение сладкой встречи и сладчайшей поебки с величайшим и сексуальнейшим Зодиаком Мозговоротом, ну и музычку послушать гениальную Мозговоротную и прочую, мотонацистский-сатанинский фестиваль все ж таки, а не хухры-мухры!

В гламурнейшем отеле Грязинг-Хилтоне был заказан гламурнейший номер для гламурной девчонки, ну разве не так надо жить, а? Ну без вопросов, регистратура здесь тоже наигламурная и девка блондинистая за стоечкой стоит.

Сначала, конечно, она малость охуевает, не может просечь божественную природу малолетней проститутки-пенсионерки, мотолесбо-бандерши.

Но как из ручек Жозефинки Желатинки платиновую кредиточку цапает, то сразу догоняет и гламурно так спрашивает: "Какой бы номерочек погламурнее вам угодно будет, дорогая мисс?"

— Королевский люкс, мне пожалте, авек плезир, — манерно так гундосит Жозефинка сквозь милый носик по-французски, как по ее детским представлениям должны говорить светские людишки, — и чтоб сервис там был самый что ни на есть посольский, как говорится, джакузи из шампанского с крабами, соответственно, и лобстеров, в частности, не позабудьте, — ай да девка, просто Мулен-Руж!

Грязинг-Хилтон, она же Супер-Швейцария в саваннах Йоркшира, тута всякие сливки и даже взбитые сливки высокого миллионщического общества гламурно отстаиваются, тела свои сатанинские в бассейнах отмачивают, в темных барах высушиваются, на комильфорных танцульках растрясываются.

Жозефинка и ее девишки-лесбишки аккуратненько так в свой люксик втаптываются и в носиках ковыряют, решают, чем бы занятся на небольшом досуге, как говорится необходимо им размякнуть от трудов праведных.

Ну для начала уставшие подростковые телеса надо в джакузи подвергнуть релаксации, согласно жестким законам высшего света.

Залезают, значит, поочередно они в грандиозное по своей изящности сантехническое чудо света и аж причмокивают от удовольствия.

— Только вот я потребую жестко, — с командирской строгостью заявляет Жозефинка, — чтоб никаких мальчиков-с-пальчик с БА-А-льшими шарами в ванной не употреблять, — и как положено мудрому вождю краснокожих бандерша обосновывает запретик свой. — Мало того, что током ебануть может так, что мало не покажется. Так нам еще сегодня соблазнить надо всю команду Зодиака Мозговорота, так что нечего пизденки трепать раньше времени.

Намываются девки с дороги по полной программе, а Жозефинка по-лидерски первая намылась и на балкон вылезла задик на солнышке прогреть. Стоит себе голышом, легкий бриз ее тельце соблазнительное овевает, что твой Гольфстрим западную Европу.

Вдруг, глянь! А сорока двумя этажами вниз — там…

— Это он! — заверещала Жозефинка и сок желания из ее вульвы влюбленнейшей прям фонтаном нефтяным брызнул, если позволительно такую мягкую метафору для вулкана страстей употребить.

— Кто, кто, кто?!!! — раздался веселый девчачий визг.

— Они, они, они — Love Reaction, команда Зодиака Мозговорота! — секите девки, секите, — шикарный серебристый хромированный и ограмадный автоагрегат въезжает в шикарнейший двор шикарнейшего отеля. Вот тебе торжество и триумф! Едут великие люди!!! И великим людям великие апартаменты.

— Королевский люксик с посольскими причиндалами будьте любезны, — Зодиак Мозговорот, как всегда прекрасный и ужасный, заказ фешенебельный оформляет.

— Какая трагедия, ой-ей-ой! — гламурная блондинка в регистратуре побледнела-покраснела-позеленела, немножко пернула от растройства, какой тут гламур, когда такой конфуз. — Апартаменты вами желаемые заняты.

— Ох-ох! — Зодиак Мозговорот был ведь джентльмен каких свет не видывал ни фига. — Я и не знал, что королева решила посетить фестивальчик мотонацистов-сатанистов.

— Ну это не королева, — промямлила потерявшая гламур блондинка, — это Жозефина Желатина со своими подружками.

— Что за Жозефина, что за Желатина, подать сюда Жозефину, подать сюда Желатину — и протягивает Зед великий свою руку изящную, жестом джентльменским трубку берет телефонную и с апартаментами, нагло занятыми, его соединяют.

— А-л-л-ю — влажно так алекает Жозефинка на французский манер.

Грозно и сурово в трубку рычит Зодиак Мозговорот: "Если выкатите свои задницы со всем дерьмом из номера моего любимого, так смилуюсь я над вами и милости прошу через часик в ресторашке посидеть, посмотрю на вас, что за Жозефина, что за Желатина".

Подчинилась Жозефинка суровому рыцарю, носик припудрила, пизденку взъерошила и в ресторашку притопала.

А там лягушки уже поджарились, решил Зед француженку уважить блюдом их национальным.

— Что будете пить, гости дорогие, — официантка вопрошает, стоит ли отмечать, что как и все бабели в присутствии Зеда-сексуальнейшего уже передком взмокшая.

— Водку, без вопрчосов, — краток и неизменен в своих вкусах Зодиак Мозговорот.

— А мне пивка темненького — пропищала малютка Жозефинка, сладенькая Желатинка.

— Ну и, мадамчик, — протянул Зодиак Мозговорот после первой рюмочки, — о чем поболтать будет вам угодно?

— О любви-с, — вытирая пивную пену с губ трепетно отвечает Жозефина.

— О, дитя мое, в своей трепетной и нежной юности ведаете ли вы, что есть любовь? — патетически с высот своей мудрости вселенской вопросил Зодиак Мозговорот.

— Ведаю на все сто, — без запинки Жозефинка отвечает, — ибо увидев фотку вашенскую в журнальчике про фестивальчик в Уитби, так сразу и запала всем сердечком. Всю музыку вашу прослушала, все книжки прочла и навеки ваша отныне. Готова доставлять наслаждения вам, а подружки мои друзьям вашим. Ибо резко поменяли мы ориентировки свои лесбийские на гетеросексуальность классическую.

— Да уж, — задумчив стал Зед-сексуальнейший, — да уж, — и щеки надул, что твой лорд в Палате Общин, — а вы встречали когда-нибудь "Призрак парома", милая моя?

— Призрак парома!!! — вскрикнула Жозефинка Желатинка и отдалась на милость своему Кумиру.

— Где-то в мирах параллельных.

Орудие таинства.

Оглядывает мир подлунный.

На Уитби зависает.

Рыбу нюхает.

Веками ждущий.

Сокровенный гений.

Ну прям

Дьявол сам.

Приближается.

И несет на заднице своей

смертные души загипнотизированные.

ЗАЕЗД № 22 СМЕСЬ ДЛЯ ЗАВТРАКОВ

— По утрам самое важное это что и с чем смешать, — глубокомысленно заметил Зодиак Мозговорот, когда солнце стояло как Биг Бен в полуденном зените, в двенадцать дня одним словом, — отверткой божественной предпочитаю я мозги после сна подкручивать, — и смешивает так аккуратненько с неким отенком священнодействия сок апельсиновый и водку вкусную, вкуснейшую даже можно сказать не покривив душой ни капли.

— А официанточка то вчерась симпомпончик была, да и французская малолетка тоже чистый мед, — продолжил Зед мудрейший свою утреннюю, с позволения сказать, лекцию перед друзьями своими, внимающими ему, подобно евреям, слушавшим прогоны Моисея. Так уж заведено у них — Зед, он величайший из великих, а они просто великие люди. Богоизбранные в некотором роде.

— Я лично, — решился поддержать беседу Билл Драммонд, король пердунов, — предпочитаю с утра замутить ершика шотландского, то есть чуть-чуть нашего виски и пивка темного густого.

— Что ж Уильям-Билли, — снисходительно заметил Зодиак Мозговорот, — как писал Фридрих Ницше, это является у некоторых народов признаком аристократизма, — при этом Зед не преминул включить вентилятор, зная, известно какой газовой атакой может обернуться утреннее возлияние Билла.

— Аз есмь такой, какой аз есмь — скромно ответил Билли, не заметивший тончайшей иронии в словах своего друга.

— А вот и наши юные друзья, — расцвел в сердечной радости Зодиак Мозговорот, — Джонни Грустняк, Бобби Соккет, дуйте сюда, — и два суровых мстителя присоединились к компании Зеда за столиком ресторашки Грязинг-Хилтона.

— Ну что нового, — подождав, пока друзья хлебнут пивка с дороги, поинтересовался Зодиак Мозговорот.

— Слушай, Зед, — рыгнул Джонни-Грустняк, — смотри, что это за срань Господня, — и небрежным жестом бросил на стол Кинжал Страшной Мести, полученный от Генри Пастилкина.

— О, великие Боги Валгаллы, он решился дать тебе это?! — в благоговейном ужасе воскликнул Зодиак Мозговорот и, казалось, от вида Кинжала Страшной Мести он стал в два раза зодиачнее и в три раза мозговоротнее.

— Мой бедный мозг, — со вздохом произнес Джонни Грустняк, — несчастный мой котелок был перегружен выше всякой меры. Старый нацист прикидывается пакистанцем и гонит неимовернейшие телеги про Вотана, Христа, про Гитлера-трансвестита в Амстердаме и кучу прочей хрени. Вынудил меня взять эту хрень, иначе бы там поножовщина началась бы, клянусь Адом и преисподней, какой-то полоумный старик.

— Не стоит так пренебрежительно говорить о нем, Джонни, — заметил Билл Драммонд. — Как никак дедуля шестьдесят лет щемится в Англии под видом пакистанца, это тебе не хухры-мухры, — глубокое уважение к замаскировавшемуся старому нацисту звучало в голосе Билла. Надеюсь, ты его разделяешь, уважаемый читатель.

— Мальчик мой, — отеческим тоном заговорил величайший Зодиак Мозговорот, который и в самом деле являлся отцом народов в некотором роде, — сын мой, тебе выпала великая честь.

— Эти подонки изнасиловали и убили твою прекраснейшую сестричку, принцессочку нежнейшую, — опять встрял Билл, — неужто ты думаешь, что месть за нее — простое дело, нет, оно не простое, а акт вселенского мистического делания.

— Я только не пойму, причем тут Вотан и Христос? — мрачно огрызнулся Джонни-Грустняк.

— Боги всегда будто ни при делах, а на самом деле шустрят по полной, — внес теологическую ясность мудрейший богослов Зодиак Мозговорот, — вспомни, например, Троянскую войну, там от божественных вмешательств просто не продохнуть было, они всех там достали.

— Да, и необходимо не забывать, что вонючий фашистский ниггер плюс ко всему еще и паршивый вудуист, — добавил Билл и пернул в подтверждение своих слов.

Серьезность диалога серьезнейших людей требовала какой-то разрядки и последовал щелчок изысканных аристократичных пальцев Зеда-величайшего — он подозвал официантку.

— Отвертку на данный момент я считаю мутить надо следующим образом, — строго проинструктировать официантку было просто необходимо, она же дрожала от страсти рядом с Зодиаком, и ее аппетитная попка, обтянутая черной юбчонкой, дрожала как мимоза на ветру и потрескивала словно арбузик созревший. — Четыре водки на единицу сочку апельсинового, и чтоб он свежий был, из Флоридочки самой.

Официантка упорхнула, вдохновленная надеждой на объятия страстные, прочтенные в глазах Зеда-сексуальнейшего. И действительно, электрическое потрескивание попки затронуло какие-то импульсы, такие же электрические, в коре головного мозга Зодиака Мозговорота и разряды эти самые приняли форму мыслей об интимной встрече с официанточкой.

— Короче, братва, нам надо линчевать остатки «Говностаи Сатаны» в полном соответствии с ритуалами Шотландской Ложи. Раз уж сам ГИТЛЕР решил передать нашему юному другу Кинжал Страшной Мести.

— Да, но где теперь нам их искать? — сокрушенно произнес Джонни. — Мы их трепем и трепем, а они может уже свалили апельсины и айву в Азербайджане собирать.

И такая надежда светила в голубых глазах Джонни-Грустняка, он глядел на Зодиака Мозговорота как Ватсон на своего Шерлока.

И смекалка, коначно же, не подвела мудрейшего Зеда.

— Они будут прятаться в лесу в Уитби под сухим дубом и мы накроем их до рассвета. Так что готовьтесь, парни, а у меня, покамест, маленькое личное дельце, — и Зед подмигнул официантке, принесшей заказ, и та покраснела как Ленинская гвардия при встрече с вождем.

ЗАЕЗД № 23 НЕЧТО БОЛГАРИСТОЕ

— И так, дорогуша, еще одну водочку в четыре единицы на одну единицу сока притарань ко мне в номер, — сказал Зодиак Мозговорот официанточке, когда его друзья ушли, — я хочу посмотреть телевидение чуть-чуть.

Ну и сидит он такой величественный в своих апартаментиках значит, и она приходит вся такая смущенная.

Он ей «мерси-пардон-бонжур», а она ему: "Ах, вы и по-французски умеете?" А он и отвечает ей так изысканно: «И по-французски тоже, ибо как завещали галантные кавалеры наиблагороднейших старинных времен, французский — язык любви нежной и страстной».

Она вся вспыхнула, встрепенулась, и на одном дыхании выпискнула из глубин груди девичей признание речитативное: «Зовут меня Франсин и мне пятнадцать лет, я девственна пока, и в вас почти что влюблена».

— Зачем, девочка, дело встало, приступим прямо щас, чтоб не терять времен мгновенья драгоценные, — в ответ речитативом напел Зодиак Мозговорт.

— Ох, сударь мой, лишь через час смогу я быть у вас, и познавать пути любви под вашим руковоством мудрым и умелым, — пропела девочка и побежала прочь. — Сейчас я занята увы, но час всего один вы пребывать в нетерпеливом ожидании должны, — слышался уже из коридора ее напев.

А чем заняться возбужденному до осатанения мужчине в ожидании трепетной пятнадцатилетней девчонки? Да уж… Сложнейший и архиважный вопросец. Тут даже Ленин задумался бы крепко, это тебе не революцию сделать. Это не вопросина типа «Чем заняться мертвецу в Денвере?», кто видел этот фильмец, тот поймет, а кто не видел, тот просто приколется.

Неспроста я кинофильм припомнил, ибо Зодиак Мозговорот тоже решил кинишко позырить. Пошарил по каналам, по новостям и войнам, и мягким серфингом додрейфил до внутреннего порно-канала Грязинг-Хилтона. «Жополандия» — была порнушкой еще той, той самой, от которой и стар и млад шишкой шипеть начинают. А Зодиак Мозговорот как мужчина склада малость философского, пораскинул мозгами и призадумался. «Вот предстоит мне страстное свиданье с девою младою и неопытной. Чтоб пылом страсти не обжечь невинности цветок, немножко поразмяться не мешает». А джинсы у него узенькие по-пункерски, по-модному, оно, конечно, стильно и фигуры красоты обтягивает, но когда елда до небес воздымилась — неудобняк получается.

Он штанишки значит и снимает, аккуратненько на спинку кресла, которое в стиле Людовика там какого-то между прочим. А трусы-то, трусы-то — срамота одна, уж мокренькие. Не вынесла душа поэта, как говорится, если возвышенно вещать. Ну на обтрусканном белье, как советуют психоаналитики, фиксироваться лишний раз не стоит, и наш герой переходит к активному ожиданию предмета своей страсти.

Так что когда его предмет обожания, девица невинная вступает в чертог предстоящих ей утех неизведанных, то что она видит: могучее тело Зодиака Мозговорота лежит на ковре, пушистом и дорогом, трусы над ним шатром воздымаются, и в том шатре рука джентльмена выполняет изящные и величественные возвратно-поступательные движения. И хрипы и стоны, и хрипы и стоны, то неги священной глас!!!

— О, дева неразумная, — воскликнул торжественно Зодиак Мозговорот, своих манипуляций в трусах воздымленных не прекращая, — я открою тебе чертоги мудрости древнейшей и великой. Тайны гностиков познаешь ты отныне и во веки веков. Мы будем Богу милы, и миловаться божественно так же!!!

И вдруг заговорил на каком-то не очень понятном славянском наречии. Да не просто заговорил, а какие-то заклинания зашаманил просто-напросто. И при том значительно энергичнее лысого погнал в трусах. Туда-сюда, туда-сюда, аж скрипит, как палуба фрегата под адмиралом Нельсоном.

— Что же это, что же это, объясните быстро мне, ибо истекает из меня молоко страсти и сок нежности, — простонала охуевшая девственница.

— И богу будем мы с тобой милы на манер болгарских богомилов, — пояснил ей Зед-сексуальный маг и повелитель похоти, — но прежде надо заказать ингридиентов сакральных.

И величественно свободной рукой подхватил трубочку телефонную и рявкнул распорядительно:

— Шампанского и вазелину, срочно.

— Так объясните мне все, я же как положено малолетним девсвенницам любопытна, аж жуть!!! — а глазки горят-горят.

— Богомилы — то величайшая ересь болгарская, появилась в начале второго тысячелетия нашей эры, познали они таинства божественных совокуплений, таинство шара с одной спиной, которое в научном просторечии именуется анальным сексом, — и треснули трусы Зеда по швам, и воскликнул он уже совсем нетерпеливо. — О где же задница твоя, дитя мое?

— Ох, ох, а вазелин-то, вазелин-то, подождать бы, ох, ой, ах!!! Хо-ха-ох!!!

Да, без вазелина, оно с треском получается, но что ж поделать, страсть не могла больше ждать. Боги жаждут, как говорят возвышенные философы!!!

ЗАЕЗД № 24 НУ И ФРУКТИК!!!

— Гребаный случай, ебаный по голове, мудовый свет, темно как у негра в жоп-п-пе, — продирая глаза простонал Билл, король пердунов, Драммонд ранним утром следующего дня. Не просто ранним утром, а ни свет ни заря можно сказать. Столь эмоциональную тираду он произнес, выглянув в окно, которое вполне можно было заменить черной школьной доской, так там было темно.

— Да и на негра в такой темноте положено охотиться, — ответил ему с кровати по соседству мудрейший из мудрых Зодиак Мозговорот, — а сколько времени, собственно говоря? — и сам же ответил на свой вопрос. — А, в общем, неважно, время всегда работает на нас.

Зед проверил свое оружие. Смит-Вессоны, коробочка патронов, что еще нужно джентльмену ранним утром? В принципе, ничего более…

— Ох, джентльмены, который час? — спросила их Франсинка, спавшая в одной кровати с великим Зедом, попкой кверху, естественно, ее анус требовал продолжительной релаксации после вчерашних утех.

— Еще рано, спи, дорогая подруга, если ты, конечно, не задумала кого-то убить — в таком случае время самое подходящее, — глубокомысленно и мудро ответил девушке Зодиак Мозговорот.

— Нет, я никого не хочу убивать, — сквозь сон ответила малолетняя посвященная в гностические тайны анальных инициаций, — никого не хочу я убивать, по крайней мере, пока моя попка не привыкнет к своему новому богомильскому качеству.

— Ну и хорошо, поспи, детка, — сказав это, Зед поцеловал девочку в лобик, было нечто отеческое в такой нежности. Ну и понятно, ведь он, великий и сексуальный, ее, трепетную и нежную, ввел в чертоги богомильских ритуалов. Ну да ладно — это все телячьи нежности, а у друзей важное дело. Они идут и Джеймс Бонд в гробу виртуальном от зависти переворачивается. Ибо братва грозна и ужасна, стремится вперед.

Под сухим дубом в темном лесу обнаружили они своих мерзких врагов.

Зодиак Мозговорот, Билл Драммонд, король пердунов, Гимпо Гимпович, Джонни-Грустняк и Бобби Соккет попрали пятами своими их грязные Харлейчики.

Набухавшись до осатанения два несчастных осколка счастья дрыхли, обсыпанные пустыми батлами из-под фуфлыжной текилы. А Гомез Гитлер обнимал резиновую куклу, с вагиной из мексиканского каучука. Гнусное и жалкое зрелище, братья и сестры, весьма…

— Взгляните на останки былой удали, пьют фуфло, спят в лесном дерьме, — процедил сквозь зубы Джонни-Грустняк. Но пора уже было приступать.

— Вставай-поднимайся, черная гнида, — прошипел Джонни-Грустняк на ухо фашистскому ниггеру

— А-а-ах, — встрепенулся в ужасе Стаггерли, чьи нервы немножко поистрепались за последнее время, — чего, что, — он, пока что, абсолютно не догонял, что происходит.

— Время завтрака, дорогой друг, — с жестокой любезностью начальника концлагеря произнес Джонни-Грустняк, — на завтрак у нас будет свининка-по-куклуксклановски.

И бедный ниггер залепетал свои молитвочки вудуистские, он понял все, но было уже слишком поздно!!! Заклинания его потеряли силу, ибо в дело был пущен Кинжал Страшной Мести, благословленный Алисой Батлер (если вы не забыли, под именем этим скрывается в виде трансвестита Адольф Гитлер в Амстердаме).

А мексиканец Гомез Гитлер вонючий просыпается от запаха вкусного, целут бабу резиновую и думает: «Интересно, откуда енто Стаггерли, хитрая негритосина, бекончику надыбал?» — а потом с ужасом понимает, что фашистский ниггер сам стал жареным беконом. Вот так. Финита ля комедия!

В костерчике жарится большая черная задница, распространяя вокруг себя аппетитнейший запах свинины по-куклуксклановски.

А на сухом дубе висит новый фрукт. Ну и фруктик!!! Всем фруктам — фрукт!!!

Бывшая слава «Говностаев Люцифера», бывшая гроза пивных, бывший кошмар невинных попок. Вы, наверное, уже сами догадались, что случилось с фашистским ниггером Стаггерли. И поделом ему.

ЗАЕЗД № 25 МОРАЛЬНЫЕ ЗАТРУДНЕНИЯ В «ЯЙЦЕВЫЖИМАЛКЕ»

Сотворив свое правое дело парни отправились в круглосуточную забегаловку под названием «Яйцевыжималка».

Было семь утра.

Дела правосудия обычно утомляют честных людей. Кое-кто с мозгами засранными правозащитничеством и гуманизмом всяческим, есть ведь такие люди, может утверждать попробует, что дела наших парней правосудием не являлись. Но если расуждать в духе штата Алабама 1930-х годов, то это было строгое первостатейное правосудие. Римское право, можно сказать, в чистом виде.

Значит утро раннее. Билл Драммонд, Зодиак Мозговорот, Гимпо Гимпович, Джонни-Грустняк и Бобби Соккет пьют свои утренние дозы алкоголя. И Джонни такой офигевший немного от радости не догоняет обстановочку.

— Что за срань Господня, — оглядываясь по сторонам вопрошает голубоглазый наш рыцарь уставший, — че это за заведение необычное?

В дальнем углу пустого зала сидел философичного вида старющий бухарь и грустно потягивал свое предрассветное виски.

— Обычная забегаловка, че ты не догоняешь, Джонни? — удивился Гимпо Гимпович.

— Наш друг провел шесть лет на вынужденном отдыхе, — прояснил ситуацию Зодиак Мозговорот, — и он пока что не в курсах, что многое изменилось на нашей многострадальной Родине, — мудрейший и сексуальнейший мудро и сексуально вздохнул. — Да, наш мистический остров перживал всякое, римляне, англы, норманны и прочая срань топтали священные земли Альбиона, а сейчас вон Тони Блейр, исчадье Кали-Юги, нарисовался, паршивое отродье мира профанов.

— Да уж, — встрял Гимпо Гимпович, — Тони Блейр гнида еще та, инкуб ЦРУ-шный, бля…

— В частности, одно из нововведений этого типуса, — строго зыркнув на Гимпо продолжил политологическую лекцию Зодиак Мозговорот, — появление таких вот заведений, где круглые сутки может бухать простой народ, типа вот этого старикана, — и величественным жестом величавой руки Зед-величайший указал на бухаря в дальнем углу.

— Ебическая сила, — только и смог сказать Джонни-Грустняк.

— Но все профанированное в нашем мире является искаженной попыткой соорудить истину, — лицо Зеда внезапно помудрело, ибо говорил он о вещах возвышенных, — недаром средневековые схоласты сформулировали закон о том, что «Дьвол есть обезьяна Бога», — голос Зодиака Мозговорота зазвенел самым что ни на есть мистическим образом, когда произнес имена хозяеев нашей вселенной, — и даже круглосуточные забегаловки подобные той, в которой мы сейчас находимся, они есть пародии сатанинские на мистические монастыри, в которых изготавливают садху.

— А че такое садху? — простодушно поинтересовался малыш Бобби Соккет. Вот она нынешня молодежь, элементарных вещей не догоняет! Естественно, что Зодиак Мозговорот, величайший просветитель второго и третьего тысячелетия нашей эры, мгновенно зарубился на глубокомысленнейшую лекцию.

— Мой юный безграмотный друг, — начал он говорить менторским тоном, — взгляни на вон того бухаря, и представь себе, что он замирает в одном положении на тысячу лет, так вот сидит и смотрит на этот полупустой стакан виски, целую тысячу лет!!!

— Не могу себе представить, — округлив глаза прошептал Бобби Соккет.

— Как этого можно добиться, спросишь ты меня, о, юноша! Для этого люди в Индии бросают семьи и уходят в горы, что накуриваться в лоскуты, в ветошь, каждый день с короткими перерывами на сон и небольшое количество легкой жрачки, и так день за днем в конце концов они становятся садху и либо сидят, веками глядя в одну точку, либо топают по дорогам Индии, и раздают божественую энергию направо и налево, понял, да?

— Вот это круто, вот это я понимаю, — Бобби Соккет весь просто возгорел божественным пламенем. И как-то вослед мистическому мироощущению накатила на нашего малыша какая-то достоевщина тухлая, какие-то порожняки интеллигентского гниловатого, можно сказать, толка поехали по его юному неокрепшему мозгу. Был бы тут косячок индийский крепенький может все бы одной мыслишкой тупенькой обошлось, а так целая дискуссия завязалась.

Началось все с легкого облачка грусти, которое накатило на юное, лишенное мудрых морщин чело после очередного глотка темного пива. Что-то потемнело в облике малыша, и это не осталось незамеченным взрослой компанией.

— Что?

— Мне кажется, что мы какие-то последние расисты, типа каких-нибудь толстых уродов в южных штатах США, — немножечко всхлипнув, смущенно сказал Бобби, — замочили афроамериканца каким-то уж совсем неполиткорректным способом, линчевали, как говорится.

— А че тут такого? — удивился Гимпо Гимпович. — Суд Линча, по-моему, достойное изобретение американцев, вполне сравнимое с лампочкой Эдисона, к примеру, и уж в тыщу раз лучше гребаной кока-колы и жвачки.

— Мой друг, — Зодиак Мозговорот опять заговорил тоном умудренного жизнью старого и доброго учителя, — видно уж в это хмурое утро Боги велели мне читать исторические лекции.

— Да какие тут лекции, — заканючил Бобби, — добро бы мы просто его повесили, а то ведь жопу отрезали, член отрезали, глаза выкололи, уши отхватили, будто мы уроды какие-то из бессмертного фильма «Миссисиппи в огне», который был снят неподражаемым Аланом Паркером.

— Алан Паркер еще «Сердце ангела» залудил, — встрепенулся от своей кружки сонный Билл, король пердунов, Драммонд. — Помните, там сердце вырезают и член отрубленный ниггеру в чавкалку вталкивают. — У Билла аж глаза разгорелись от возбуждения такими смачными картинками. — А в конце-то, когда он свою дочку-мулатку сначала отшпиливает как следует, а потом кольт свой невъебенный в пилотку вставляет и ба-бах, красота!!!

— Подожди, дорогой, — осадил его ажиотаж мудрейший и хладнокровнейший Зодиак Мозговорот, — я все объясню неопытному юноше, которому подзасрали мозги гребаным либеральным образованием, — и положив руку на плечо Бобби Соккета он начал урок. — Видишь ли, сын мой, негры, когда их привезли в Америку, осатанели до полного опизденения, и до сих пор в себя прийти не могут. Потому-то эти нервные черные создания часто насилуют и убивают белых женщин, врубаешься, да? И никакие демократические методы воспитания на них практически не действуют. Вон даже Кондолиза Райс, госсекретарь ихний, в колледже чуть в тюрьму не села за изнасилование полицейского наряда. Ну и чтобы оказать нейтрализующее влияние на демона негритянского безумия… А это безумие, милый мой, есть безумие самое что ни на есть сатанинское, пойми меня… Так вот, чтобы этого демона осаживать, надо насильников и убийц чернокожих не просто судить и казнить каким-нибудь цивильным способом, а проводить с ними те самые манипуляции, которые может быть кому-то и кажутся неприятными, но тем менее они неизбежны. Сам пойми, битва идет не против людей, а против самых страшных и мерзких демонов с вонючего дна преисподней…

— Да врубись же ты, — взорвался до сих пор молчавший, стиснувший зубы Джонни-Грустняк, — мы не вонючие расисты, мы искромсали ниггера не потому, что он ниггер, а потому, что он насильник и убийца, так что мы — хорошие парни. Догоняешь, да?!

Бобби догнал, Бобби понял все, и это было весьма вовремя, потому что его взрослые друзья уже всерьез подумывали, что в него вселился ненароком какой-то вудуистский демон, вылетевший из Стаггерли.

ЗАЕЗД № 26 ДОЛБАНА РЕЗАНА ДЕВСТВЕННИЦА!

— Какого буя вся эта хуйня на зуй усралась, — проклятия сыпались с языка барабанщика Робби Вуума словно перезревшие яблоки с яблони.

Вообще барабанщик, это весьма и весьма злобнейшая профессия. И Робби, отмеченный печатью гнева еще в материнской утробе, недаром взял в руки палочки. Ибо он был проводником неведомой божественной злобы. И чем злее и хмурее и сварливее он был, тем прекраснее музыка звучала.

И оно отнюдь неспроста. Древние учения неоспоримо говорят о том, что барабаны — это тебе не инструментик обычный музыкальный, типа какого-то кларнета, украденного Карлом Девятым, к примеру, у Клары Целкиной.

Кто может себе вообразить?! Одному Богу ведомо, чью голову разрывал в клочья своими ударами злобный Робби, когда остервенело стучал по барабанам своими палочками. Чье лицо видел он пред собой, и на ком в мыслях своих вымещал свою адскую злобу. Ведь в мозгу своем, музыкально воспаленном, он стучал не маленькими скромными палочками, а огромной бейсбольной битой хуярил ужасных врагов посреди темных переулков.

Ведь как уже было сказано со cлов древних барабан — это военное искусство. Даже скажем больше: Воинское!!!

И это не пиздеж!

Трубы и барабаны специальными указами Королевы утверждены как военное учреждение.

Посмотрите на Робби Вуума, и вы сами догоните почему это так.

И агрессивные войска США, например, тоже не упускали возможности подавить-понадавливать противников своих барабанами.

Один из самых свежих примеров, во время последней войны за Панамский Канал американские агрессоры заставили противника обоссаться от страха при помощи ужасной и зловещей музыки. Генерал Норьега был бомбардирован мегатоннами хэви-металла со страшной силой.

Когда этот сопливый от коки диктатор-переросток наторговался под завязку ентой самой кокой, то просто-напросто решил окончательно отмыть задницу от звездно-полосатого болта дядюшки Сэма. Но не тут то было. Америка не прощает своих малышей!!! Дом генеральчика был окружен музыкальной Барбароссой из всяческих «Металлик» иже с ними, и Норьежке-кокаинишке пиздец приключился с пожизненным заключением! Во такое вот историческое расследование в духе графа Мальдорора!!!

Ну и сами догоняете, что для такого рода экзорисов нужно нечто. Чтобы фестиваль мотонацистов-сатанистов Уитби прошел с должным отражением в сфере высочайших магий — нужно совершить нечто Адское-наиадское! Разведка, шпионаж, сам понимашь!

— О, дорогой друг, конечно, конечно, — вопрос, сформулированный проклятиями и ругательствами Робина Вуума, вызвал к жизнь элегантный ответ элегантнейшего господина (посмотрим, догадаетесь ли вы, о ком идет речь, и вообще можно ли об этом догадаться?) — чуется, чуется мне, — пыхнув прекрасной гаванской сигарой, прекрасной как жизнь и смерть и посмертная слава Эрнесто Че Гевары, продолжил тот, который сама элегантность, — крови ты жаждешь, дорогой мой, жаждешь так насытиться кровью тем способом, который тебе предпочтительнее…

— Эта долбана девственница, блядь на заклание, долбана резана Девственница!

— О-оу, — поянул губами и носом элегантный господин, чувствуя сладенькую и скандальненькую провокацию, — резаная девствечнница, как ин-тЕ-р-Е-сно!!! Это должно, на мой взгляд, весьма и весьма позитивно повлиять на звучание нашей музыки, не правда ли?

— Я не хочу никакой крови на своих священных воинских барабанах — сказал как отрезал Робби Вуум, — эти мандавохи пахнут как лекарственные травы в гребаной сельской аптеке, — добавил барабанщик нечто совсем уж невразумительное.

— Но поймите, дорогой Робби, — мягко настаивал его собеседник, закуривая изящную Черчилеподобную сигару кубинскую, — у меня экзотические привычки, и я здесь главный, вы должны немножечко со мною считаться, как говорится в лучших домах Лондона и Парижа, — усмешка самодовольная его словам сопутствовала.

— Гребаные мотонацисты-сатанисты, им, блядь, в полночь оргию подавай, — ворчал как подлунный трактор Робби, — а без долбаной резаной девственницы им оргия на хуй не оргия, ни хуя, а мне все это не по кайфу, а я музыкант, а не зуй с горы, — Робби скривился от омерзения, — ведь они будут пить кровь из ее тампонов, представляете себе, какими магическими мерзостями это грозит высшим сферам божественной моей барабанной дроби, понимаете или нет?!! — речь Робби скатывалась в банальный пафос.

— Не надо излишней щепетильности, Робин, — снисходительно ответил ему тот, кто есть сама элегантность (вы уже догадались, кто это?), — если это нужно Гитлеру, или его призраку, то пусть будет так, аккуратность это забота высших сил.

Такой вот загадочный разговор происходил между этими персонами…

ЗАЕЗД № 27 СОЛНЦЕ В ЗЕНИТЕ НАД СОЛНЕЧНЫМ УИТБИ

«Джонни-Грустняк в грусти-грустнейшей.

По поводу убийства сестры своей несчастной, совершенной «Говностаей Сатаны».

Вызывает вожака этой самой стаи,

На благороднейший турнир, как воинам положено.

На пистолетах или ножах, как угодно.

Завтра в полдень на Главной Улице Уитби.

Если Гомез Гитлер не придет, то Джонни-Грустняк не просто найдет его и пришибет насмерть, но и подвергнет предварительным страшным жутким мучениям.

Подписано: Джонни-Грустняк».

Сотенку таких листовочек расклеил Джонни-Грустняк вокруг всех многочисленных кабачков деревни Уитби.

Тухлые гуманистические телеги Бобби Соккета, несмотря на свою тухлость, надергали благородные струны в душе Джонни-Грустняка.

Джонни хоть и поубивал кучку людей в своей короткой жизни, и можно не лукавя признать, получал при этом своего рода сексуальное удовольствие, но! При том он не был злодеем ужасным, чтоб вот так просто всех ебать и резать.

Человек чести, одним словом. И он решил: «Турнир!»

Великий и мудрейший Зодиак Мозговорот — он же был вроде каких-нибудь Дидро-Даламберов, живейшая энциклопедия всего и вся. Он то и откопал для Джонни-Грустняка какую-то там загогулину законническую из шестнадцатого аж века, на тему как, сколько и где надо расклеивать рекламные зазывания врага на честнейший турнирчик.

Он перелопатил всю свою огромадную библиотеку в резиденции своей мудрейшой в Лондоне.

Чтобы, как говорится, вся чопорная величественность нашего мира была соблюдена самым должным образом.

Потому что на случаи серьезных обид и мелких неприятностей древние традиции все продумали до мелочей.

Ведь как и все галантные дельца, этот "честный бой", в высоком значении слов, зародился во Франции. Дуэль именуется она на языке лягушатников. Огороды они городили целые вокруг места поединка и всякие прочие финтифелины практиковали.

Но расцвет, конечно, наступил в зловещем девятнадцатом веке. Когда американцы переняли к себе на Дикий Запад моду на дуэли. Там целая улица (как правило, единственная в маленьком городке) опустевала, чтобы люди могли спокойно поубивать друг-дружку.

Так что приближался ужас, братья и сестры. Уитби нагнетался и наэлектризовывался, ибо если вызов был сделан по всем магическим правилам и под консультацией Зодиака Мозговорота, то высшие сферы астрала были на прямом проводе, как говорится.

Все ведь оно не просто так!

Ублюдок Гомез Гитлер уже просто обязан позвонить бабушке на тот свет, чтобы она постель ему погрела.

ЗАЕЗД № 28 ЖИДКИ ВОНЮЧИЕ

Они уже приползли.

Вонючие, пархатые! Самые что ни есть вонючие, наипархатейшие жиды.

К почтенной публике, собравшейся уплотнить угар на святом фестивале мотонацистов-сатанистов, явно и грубо примешивается еврейский душок. Препротивный еврейский душочек.

"Мудрецы Сиона", байкерская банда из Америки, уже здесь, одним словом.

Какая бы заваруха в мире не происходила, не обходится она без Сионских Мудрецов. (Если иметь в виду их в глобальном смысле).

И, конечно, все мотонацисты-сатанисты должны быть счастливы, что их враги в чистом виде уже здесь. Хотя, с одной стороны, если: все мы нацисты и папа наш Гитлер, то мы должны евреев резать на мелкие кусочки. Но мы же сатанисты, и должны быть им благодарны за то, что они распяли Христа. Рога дилеммы, да-с-с-с…

Они, евреи, как кошки гуляют и гуляют, ссут и ссут, пока им в жопу гранату не засунут.

Джой Содомштейн — фотопорнограф-любитель, автор веб-сайта "Улица отсоса" тоже с ними. Роет свой бизнесик. Мечтает отсосать огромный член у Бобби Раджи, вождя «Аллаховых Зверюг», бумбарашей-самоубийц, чтоб заделать клевый материальчик для своего сайтика.

А Бобби Раджа был немножко недоволен.

Автомат Узи — удачное решение вопроса!!!

Семь мертвых евреев — красота и Рай!

Но это только мечта. Сами понимаете, происходит нечто странное в различных параллельных вселенных, Потому что фестиваль в Уитби — это не зуй собачий, это как вы поняли нечто весьма и весьма мистическое и мистифицирующее, тебя, в первую очередь, многоуважаемый читатель.

Тут Снежную Королеву ебут роты Кинг-Конгов, а рыцарь Кай подносит ей гель для смазки. Ведь у Кинг-Конгов такие шершавые члены, но при этом размеров блаженных, так что Кай просто необходим. А Герда? Герда эмигрировала в Израиль. Такие вот дела… Что еще может быть невероятного? Только марсианские доллары!

Гомез Гитлер плавал здесь как скумбрия в масле. Ему было хорошо, как Богу в первую субботу творения.

Его среда обитания, можно сказать…

Он, значит, тусуется, катается как сыр в масле (скумбрия в подсолнечном, сыр, соответственно, в сливочном), сиськи-попки мотонацистские-сатанистские поглаживает, и вдруг бац-амба! видит листовочку Джонни-Грустняка. И так весь мрачнеет, мрачнеет, с лица спадает.

Скотина он, Гомез Гитлер, всю свою жизнь творил хуйню, и радовался жизни, как говорится, а тут пришло время заплатить по счету. Очко заиграло вальс «Гватемала».

Ствол или нож — так звучало приглашение.

«Говняный расклад», — пролетел ужас в затуманенном от страха мозгу Гомеза.

Попка, которую он гладил в тот момент, напряглась, почувствовала что-то.

— В чем дело, дорогой? — спросила попка. Почуяла она что-то слишком твердое. Неимоверно твердое, точно уж не член. И права была попка — это был не член. Это был ствол пистолета и он выстрелил. Гомез Гитлер проверял свое огнестрельное оружие. Его мужское орудие в связи с предстоящей дуэлью работать резко перестало. Член на пол шестого, как говорится.

Но это не помешало ему ножичек свой проверить. Все же таки он бандит, а не зуй с горы.

Аккуратненько порезал на кусочки попку мертвой шлюхи. И даже эрекцию испытал. Все ж таки он не человек нормальный, а извращенец вонючий, вы только вспомните, что он сотворил с маленькой сестренкой Джонни-Грустняка.

И сейчас Гомез Гитлер успокоился: ножик и пистолет работают.

— Этот братишка малолетней мокрощелки еще позавидует своей сестренке, — ворчал Гомез Гитлер, вырезая дырку на мертвом женском теле. — Его смерть будет в тысячу раз более ужасающей, Ад вырвется из преисподней и сам Ад содрогнется от моего демонизма, — приговаривал ублюдок, засаживая свою елду в кровавую тушу.

Он готовился к турниру, по-своему, но готовился.

ЗАЕЗД № 29 БЕЗУМНАЯ ПАЛЬБА, БА-БАХ!!!

«Я зовусь Гомез Гитлер.

Принимаю вызов я ваш, Джонни-Грустняк!

Ведомо мне, что вы считаете меня слизью болотной.

Но человек чести я.

Ножи и пистолеты — я согласен.

Никаких правил боя.

До полного пиздеца.

На сцене.

После выступления ваших друзей из «Любовной Реакции».

Подписано: Гомез Гитлер».

Говно оно даже в проруби вонять будет.

Не хотел Гомез Гитлер по тихому быть убитым. Надо было ему, чтобы все было при свете софитов. Звезда недобитая, блин!!!

Джонни Грустняку это было не по кайфу, но че делать, дуэль она и есть дуэль.

Он почистил нож и пистолет.

Кинжал турецкого типа, кривой и острый, мечта янычара.

Пистолетик тоже высшего класса.

Револьвер, барабан крутится хорошо, все в кайф.

Смит и Вессон, добрые дяденьки постарались.

Гитлер капут, Гомез Гитлер дрожи и бзди!!!

Красота битвы проявит все достоинства этих изящных предметов.

Бог на небе улыбается, щурится, как хорошо укуренный типчик какой-нибудь где-нибудь вечерком солнечного дня, сидящий за чашкой хорошего чая.

Потому что предстоит изящное событие, а Бог любит такие вещи.

И чтобы трагизм какой-нибудь присутствовал, все таки драка до смерти. Прямо Ромео и Джульета в некотором роде, можно сказать.

В общем и целом близится развязка!!!

ЗАЕЗД № 30 ШОУ В ДЕМОНИЧЕСКОМ ДУХЕ АДСКОГО МИСТИЧЕСКОГО ЗАПАДА

— Какая, блядь, хуйня, весь пиздец на хуй пиздой возгаркнется, — резко выступал, как обычно, самый ворчливый барабанщик на свете Робби Вуум, кстати, острота и злобность его языка помогали ему виртуозно выполнять кунилингус, в котором он был можно сказать чемпионом, — вся, блин, поебень этого мира набирается до полного отпада, кровь девственницы, офигительнейшая черная магия на хуй, все темные силы охуевшего Ада и опизденевшего астрала. Кровавые Яйца страшных Богов Говарда Лавкрафта, страшные Чудища морских геен огненных и горячих льдов, все могут нежданно-негаданно приплестись, — Робби брызгал слюной адского ядовитого ужаса, — а тут еще два омандовевших ебанутых рыцаря возжаждали устроить турнирище прямо аж на сцене, блин, охуение Ада, да возбрыкнет он своими копытами.

— О, дражайший, дорогой Робби, — отвечает ему тот самый элегантный, и зовут его элегантно Кобальт, — что же, что мешает тебе увидеть во всем что ни на есть нашем чудном, дивном универсуме, чудные, дивные стороны? Все прекрасно, Ад и Преисподня — это солнечные сладкие места, и если частица их переселится в нашу реальность — это ведь получится некий эклер астральный, трюфеля мистические, если позволено будет Богами так выразиться, — и Кобальт продолжил установку всякой электронной и магической аппаратуры за кулисами, где весь этот самый разговор и происходил.

— Какая, блин, к гребаной ядрени, светлая сторона в этом на хуй канализационном Аду, который вы, мудаки, здесь разводите, ебена по голове. Какой долбаный случай может заставить меня увидеть в этом мандовошном пиздеце хоть каплю дьявольской охуенной спермы позитива.

— Но мы же выебем девственницу, в конце концов, — почти взорвался Кобальт, насколько это возможно сделать, сохранив элегантнейшую элегантность.

— Да, но это будет после того как она станет совсем и бесповоротно мертвая, — парировал Робби Вуум контраргументом, неожиданно лишенным нецензурной брани.

Разговор их все больше и больше напоминал заезженную пластинку. Один слово, другой два, и опять в обратном порядке на одном тоне.

— Хорошо бы пива, полпинты светленького пива, — наконец-то прозвучало что-то трезвое в воздухе ожесточенного спора.

— Какого на хуй пива, очень важно выбрать правильный сорт и правильную соленую штуку на закуску, некоторые, к примеру, любят закусывать, посасывая соленый клитор, а некоторые иные абсолютно противоположно утверждают, что лучяше выпить водки литр, чем сосать соленый клитор. Так люди становятся алкоголиками, — надеюсь, уважаемые читатели не забыли, что злобный язык Робби Вуума делал его помимо прочего чемпионом в ласках Жофрея, так французы называют пиздолизание по имени уродливого старика, маркиза Де Пейрака, который на всю жизнь покорил свою юную супругу Анжелику именно при помощи оральных ласк.

— Конечно, лучше бы шампанского, — примирительно протянул Кобальт, — вы же знаете, я стараюсь жить согласно правилам элегантности, — и возжег сигару как ее символ.

— А почему здесь не видно Грязной Ящерицы, — нежданно-негаданно вступает в разговор, незаслуженно на этих страницах забытый, мудрейший Зодиак Мозговорот.

Грязная Ящерица — это был некий символ веселия и примирения в колективе таких вот забубенных личностей, Грязная Ящерица вылезала из непонятных мистических щелей реальности и утихомиривала девятые валы всех мозговых штормов, которые бушевали в творческих мозгах группы.

— Она открыла солярий в Лос-Анджелесе, — ответил Кобальт, — я получил от нее электронное письмо сегодня в полночь.

— Да, да-а-а-а?! Неужели это правда? — со смехом удивился Робби Вуум.

— Ха-ха-ха, — загоготал как сумасшедший Зодиак Мозговорот, — в Лос-Анджелесе появится очень много людей с мистическим загаром, круто, Америка изменится, на долларах будут печатать портреты Элвиса Пресли, и наши рожи тоже. Ха-ха-ха, — веселью мудрейшего их мудрых не было конца и края.

Так вот с шутками-прибаутками весело и легко зарезали девственницу и попили ее кровушки из красивейших бокалов хрустальных на длинных ножках. Уже выйдя на сцену из-за кулис, соответственно. Чтобы публика осатанела от счастья, глядя на своих кумиров во время их магических процедур.

Шоу было, что надо!!! То, что надо Дьяволу и Аду!!!

А потом изящно и романтично отыграла группа под названием «Еврейская любовь под пальмами в тропическом Аушвице» — мотонацистская сатанистская публика рьяно подпевала «Хаванагилу». В обшем и целом происходил мистический дурдом на астральном выезде.

Кобальт подбежал целовать взасос «тропических евреев», те с удовольствием целовали элегантного господина, а потом потихонечку утирались дезинфицирующими салфетками, согласно требованиям миллениумного Талмуда.

Главный «Тропический еврей» со сдержанным восторгом похвалил убиение девственницы, отметив элегантность надрезания ее горла.

— А наш барабанщик пытался быть недовольным, знаете ли — отметил Кобальт.

— А я, между прочим, ненавижу и проклинаю весь этот подлунный мир, — включил опять свою ворчалку Робби Вуум.

Так уж у них было принято выражать свою любовь немного иронически.

Но приближался трагический и торжественный миг турнира.

Страх, ужас и мрачные предчувствия сковали осатаневшую публику.

Все затихло. Притихнем и мы на секунду. Сделаем коротенькую паузу между главами.

ЗАЕЗД № 31 ДЕВОЧКИ-МОКРОЩЕЛОЧКИ ОДЕНУТСЯ В ЧЕРНЫЕ ПЛАТЬЯ И ИЗ-ПОД ОЧОЧКОВ ЧЕРНЫХ ПОКАПАЮТ СЛЕЗЫ

Тьма практически вселенская наступила.

Зловещесть повисла в воздухе и под землей.

Злость и Ад дрожали клацаньем зубов среди публики.

Скрипит кожа курток и штанов.

Щелкают каблуки востроносых сапожков.

С двух сторон по мистическим лестницам поднимаются потихонечку участники турнира.

Все вздрагивают и подпердывают.

Ведь это же не просто шоу для взрослых, это все по-настоящему, сначала девственницу укокошили, и отнюдь не понарошку, а теперь два осатаневших от ненависти типуса будут резать друг друга до самой окончательной смерти.

Отдых, что надо, одним словом. Братья и сестры, если б вы там были, кровь бы заледенела от ужаса в ваших жилах. Все круто-круто-куртуазно, как говорится.

Выходят, значица, дуэлянты и галантно, как положено в таких случаях рыцарям и мушкетерам, представляются.

— Я здеся оскорбленный насмерть, — грозно так и зловеще, со всеми оттенками мрака в голосе ледяном Джонни-Грустняк заявляет. — Вы мою сестренку малюсенькую зверскому надругательству подвергли до летального исхода. Смерть тебе, негодяй, — и с этими словами сигару выплюнул и каблуком своего сапожка остроносого растоптал.

Нагло расхохотался Гомез Гитлер.

От души ударил по струнам гитары Кобальт, и от мрачняка вздрогнул в ужасе Ад!

Зодиак Мозговорот напряженно вглядывался из-за густых кулис.

Происходящее озадачивало его сверх меры.

Ибо ни один из участников поединка никак не мог взять преимущество в свои руки, ох!

Вся эта фигня с местью — наихуевейшая штукенция. Придумана, чтобы у девочек не только щелки мокрыми были, но и глазки увлажнялись иногда. Какая-то неевропейская абсолютно вещь, азиатчина вонючая, как общественный туалет напротив индийского почтамта. Блядоморство сплошное.

А эти два мудака, хоть и драться вроде бы начали, а до сих пор хуи пинают, решают, что да как…

— Сталь, бля, или свинец, ебена в рот, — спрашивает так вот подбоченясь Гомез Гитлер, и ножичком поигрывает.

Джонни-Грустняк не торопится ни зуя, а хули? Сигарку новую прикуривает, подбородок небритый поглаживает, потирает…

Но они ж не дети, в конце концов!

— Умри быстрее, Джонни, — воскликнул Гомез, взмахнув страшным своим клинком. Джонни парировал абсолютно не парясь. «О-о-о-О, мое ебано ухо, блядь!» — взвыл, обливаясь своею поганой кровью, вонючий мексиканец. И рухнул негодяй на пол, зловеще содрогнувшийся в тот же миг.

Ах, Джонни-Грустняк, ах! Ебана благородна душа! Остановился он, выжидаючи, пока противник павший ниц поднимется в стойку боевую. Ошибочка вышла, получил наш мальчик ножичек внутрь на пальчик. Со зловещем хохотом хитрющий Гомез облизал с лезвия алую кровь.

Ох, ебена в рот, ни хуя себе, казалось в небесах ангелы, охрипшие от волнения запели песенку «Не жди меня, мама, хорошего сына». Казалось сам Люцифер в глубинах преисподней разорвал грязный тельник на груди, обнажив сакраментальную надпись: «Не забуду мать родную и отца бухарика».

Но вернемся к поединку.

Еще один удачный выпад, и если будет у Гомеза Гитлера оставшаяся жизнь, то идти ему по ней с лицом со шрамом.

И Гомез поганым языком свою гнилую кровь теперь слизывает — соблазнительное зрелище, братья и сестры, соблазнительнейшее.

Говняная пуля слетела с небес, именно тот случай, когда вот именно так принято говорить.

Битва в самом разгаре, уж время пива с чипсами, а они все рубятся и рубятся. Гомез Гитлер норовит сердце Джонни пронзить, Джонни-Грустняк надеется яйца Гомезовы отхватить. Потом в противоположном порядке. С переменным успехом, как говорится.

Ад вспотел холодным потом уж!

О, красота ужасной смерти! Вот хитрый выпад голубоглазого ангела мести. Джонни Грустняк стоит, как командор над Дон Жуаном, над Гомезом Гитлером поверженным в прах и лужу крови.

Но! Неужели это не конец фильма? Разве продолжение следует?

Жив еще курилка! Извивается змий мексиканский под ногами Лоэнгрина торжествующего. Ну же, рази Джонни-Грустняк, правда в чреслах твоих, Бог в твоих окончаниях нервных, о!!!

Рога дилеммы, как говорят философы. Покалечить до высшей британской меры инвалидности мексикашку, провонявшую нужниками Ада, или добить как бешеного червяка из бутылки текилы?

Джонни бы дорезал гада. Но! Вспомнились юные невинные и горящие глаза Бобби Соккета, вспомнились его слова о мерзопакостности зверских смертоубиений!

Мы англичане — мастера компромиссов, об этом знают все стадионы Европы. Джонни решил подождать, пока Гитлеришка покорчится, а потом еще его почикать, для полного удовлетворения.

На барабанчик присаживается, как на стул из дворца, сигарой из того же дворца раскуривается, думу думает…

Потом подходит, писает чуть-чуть Гомезу Гитлеру на личико предсметрное. Что поделаешь, не мы такие — жизнь такая…

Но от ужаса оскорбления встрепетнулся Гомез Гитлер, уже вступивший в торги с мистером Хароном. О!!! Это же самое страшное оскорбление, поссать на лицо — самое мерзкое, что может представить себе любой воспитанный в Гондурасе и южнее. Ад и понос, Геена и Израиль!!!

Ножик вылетел из руки окоченевшей, и младую грудь Джонни-Грустняка встретил на пути своего ужасного полета.

— Ну что тебе не круто, теперича, ни хуя не круто тебе теперь-то, а, малыш Джонни? — загоготал Гомез Гитлер, полумертвец, абсолютный подлец.

А Джонни-то, бедняга, титаническим усилием ножичек то из груди вытаскивает, вздыхает тяжко.

Сердца все огромадной толпы в ужасе сжались как шарики воздушные в Марианской впадине. Что же? Что?

Револьверы вступят в концерт или нет?! Казалось, что если бы не было Бога, то его надо было придумать именно для того, чтобы он задал этот вопрос.

— Подлый ты трус, — презрительно губы Джонни кривит и револьвер вынимает, — ищешь ты смерть и найдешь ее, негодяй, — аж стихами наш герой трагический заговорил.

— Сам сволота поганая, — всхрипел разьяренный своим оживлением Гомез Гитлер. — Сколько раз мог ты меня убить насмерть, чего же, чего же ты ждал?! — не понимал мексикашка подлинного благородства.

— Ну подожди еще чуть-чуть, и будешь ты по-быстрому мертвый, — ох, как глупо и бессмысленно благородство Джонни!

Все развивается как в анекдоте про сына и папу. Сын спрашивает: «Папа, что такое опера?» «Это когда один дядя ударит другого кинжалом в сердце, а тот вместо того, чтобы упасть, долго и нудно поет». Именно так все развивается на сцене фестиваля мотонацистов-сатанистов. Не зря ведь они перед дуэлью девственницу замучили страшно и кроваво.

Все могло сложиться иначе.

Не так печально…

Но!!!

Два человека с револьверами. Как принято в вестернах стреляют одновременно, падают односекундно (хотя в нашем случае Гомез уже лежал). И оба погибли! Занавес на небесах опускается, контрамарки при входе в туалет недействительны.

— Месть — дерьмо, — говорит Зодиак Мозговорот, выходя на сцену, — оставьте ее Господу Богу, он разберется.

Забудьте всю фигню.

Ведь жизнь прекрасна, пришел тот случай, чтобы сказать именно эти слова.


Оглавление

  • ЗАЕЗД № 1 ВЕЧЕРНИЙ ЗВОН
  • ЗAEЗД № 2 ДЖОННИ-ГРУСТНЯК, БРАТ "ВЕЧЕРНЕГО ЗВОНА"
  • ЗАЕЗД № 3 ГОВНОСТАИ САТАНЫ
  • ЗАЕЗД № 4 МАЛЬЧИК-С-ПАЛЬЧИК В ДЕВЯТЬ ДЮЙМОВ, ПЛЮС БО-О-ОЛЬШИЕ ШАРЫ
  • ЗАЕЗД № 4 (параллельный трек) ДЖОННИ ПЕД, МЕЧТЫ СБЫВАЮТСЯ…
  • ЗАЕЗД № 5 НЕЗАДАЧЛИВЫЙ ДЕНЬ СЕРЖАНТА ВИСЛОЗУБА
  • ЗАЕЗД № 6 МУЛЬТЯШНОЕ БЕЗУМИЕ СЕКСАПОКАЛИПСИСА ИЛИ КАК ВАМ БУДЕТ УГОДНО
  • ЗАЕЗД № 7 ДЖОННИ-ГРУСТНЯК ДОМА, ГРУСТНО
  • ЗАЕЗД № 7 (параллельный трек) ШКОЛЬНИЦА-КАТОЛИЧКА: УРОК ПО ТЕМЕ "НАСИЛИЕ"
  • ЗАЕЗД № 8 АЛЛАХОВЫ ЗВЕРЮГИ, МОТОКЛУБ БУМБАРАШЕЙ-САМОУБИЙЦ
  • ЗАЕЗД № 9 БАНДА ЛЕСБИЯНОК СЕЛА В ЛУЖУ
  • ЗАЕЗД № 10 ДЖОННИ ТОЧИТ НОЖИ
  • ЗАЕЗД № 11 (параллельный трек) ДЖОЙ СОДОМШТЕЙН — ФОТОПОРНОГРАФ-ЛЮБИТЕЛЬ
  • ЗАЕЗД № 11 ЗОДИАК МОЗГОВОРОТ — ЗНАМЕНИТЫЙ НА ВЕСЬ МИР БОГ СЕКСА, ВОЙНЫ И ЖАРЕНЫХ ЦЫПЛЯТ
  • ЗАЕЗД № 11 (продолжение трека) АНАЛЬНАЯ КРИМИНАЛИСТИКА
  • ЗАЕЗД № 12 БИЛЛ ДРАММОНД — ВЕЛИКИЙ РАКЕТЧИК
  • ЗАЕЗД № 13 ОДИН — ГОТОВ!
  • ЗАЕЗД № 14 ЧЕТЫРЕ БАЙКЕРА-НАЦИ-САТАНИСТА ОФИГЕЛИ…
  • ЗАЕЗД № 15 РУКА МЕРТВЕЦА, А-А-А!!!
  • ЗАЕЗД № 16 ВОЛЧЬЯ ШКУРА С НЕБЕС
  • ЗАЕЗД № 17 МАНДАСТИКА-МАНДОВОРОТКА ВЕЛИЧАЙШАЯ
  • ЗАЕЗД № 18 БАНДА ЩЕМИТСЯ В ЛЕСУ
  • ЗАЕЗД № 19 ПАРИЖСКАЯ БОЛТОВНЯ
  • ЗАЕЗД № 20 КИНЖАЛ СТРАШНОЙ МЕСТИ
  • ЗАЕЗД № 21 На ВЕРХНИЙ, ТОВАРИЩИ, ВСЕ ПО МЕСТАМ, ПОСЛЕДНИЙ ПОЕБ НАЧИНАЕТСЯ!!!
  • ЗАЕЗД № 22 СМЕСЬ ДЛЯ ЗАВТРАКОВ
  • ЗАЕЗД № 23 НЕЧТО БОЛГАРИСТОЕ
  • ЗАЕЗД № 24 НУ И ФРУКТИК!!!
  • ЗАЕЗД № 25 МОРАЛЬНЫЕ ЗАТРУДНЕНИЯ В «ЯЙЦЕВЫЖИМАЛКЕ»
  • ЗАЕЗД № 26 ДОЛБАНА РЕЗАНА ДЕВСТВЕННИЦА!
  • ЗАЕЗД № 27 СОЛНЦЕ В ЗЕНИТЕ НАД СОЛНЕЧНЫМ УИТБИ
  • ЗАЕЗД № 28 ЖИДКИ ВОНЮЧИЕ
  • ЗАЕЗД № 29 БЕЗУМНАЯ ПАЛЬБА, БА-БАХ!!!
  • ЗАЕЗД № 30 ШОУ В ДЕМОНИЧЕСКОМ ДУХЕ АДСКОГО МИСТИЧЕСКОГО ЗАПАДА
  • ЗАЕЗД № 31 ДЕВОЧКИ-МОКРОЩЕЛОЧКИ ОДЕНУТСЯ В ЧЕРНЫЕ ПЛАТЬЯ И ИЗ-ПОД ОЧОЧКОВ ЧЕРНЫХ ПОКАПАЮТ СЛЕЗЫ