Накорми свою удачу (fb2)


Настройки текста:



Максим Дубровин Накорми свою удачу

Мальчишке везло. Он почти добрался до леса, и Пойнтер видел, что упускает беглеца, но продолжать погоню в прежнем темпе не мог. Огибая здоровенный бурый валун, мальчик наступил на покрытую жухлым мхом кочку, и она просела под его ногой. Пойнтер остановился. Он слишком хорошо знал, что это за кочка — под слоем земли и мха грозно заворочалась растревоженная смыка. Пойнтер переложил электростек в правую, трехпалую, руку и перевел его в боевой режим. Левой выхватил пистолет. Смыка, разбуженная осенью, не так опасна, как в разгар зимы или ранней весной, но даже теперь, истощенная долгой спячкой, это была смыка. И шутить с ней Пойнтер не собирался.

Не дожидаясь, пока тварь выберется из гнезда, Пойнтер выстрелил. Кочка просела, но в следующее мгновение будто взорвалась. В стороны полетели комья земли и лохмотья дерна, и над разрушенным гнездом показалась треугольная голова смыки. В ее раздутом капюшоне зияла рваная рана. С неуловимой быстротой длинное чешуйчатое тело выскользнуло из ямы. Затем смыка подобрала под себя задние лапы и, сжавшись подобно пружине, приготовилась к атаке. Пойнтер выстрелил снова, но никакая сила уже не могла остановить зверя. Смыка прыгнула. Пойнтер отскочил вправо, стреляя на ходу. Тварь была еще в прыжке, а из ее тела в разные стороны брызнула темная кровь. Смыка извернулась в полете и, несмотря на раны, приземлилась на все четыре лапы.

И тут же вновь рванула к Пойнтеру, низко стелясь над влажной землей. Даже раненая, она двигалась гораздо быстрее человека. Траектория движения менялась непрерывно, и следующие три пули прошли мимо. Обойма опустела. Пойнтер швырнул бесполезное оружие в зверя и перекинул стек в левую руку.

Смыка, опираясь на толстый, крепкий хвост, встала на задние лапы. Ее пасть, усыпанная зубами, оказалась вровень с лицом Пойнтера. Пойнтер снизу вверх хлестнул зверя стеком. Мощный разряд тока отбросил смыку, оставив на теле дымящийся ожог. Смыка забилась в конвульсиях, но Пойнтер не стал ждать, когда она сдохнет. Главное — беглец.

Пока длилась схватка, мальчишка добежал до опушки, и Пойнтер уже не верил, что погоня завершится в его пользу. Но мальчик вдруг оглянулся на бегу и был наказан за это. Нога провалилась в норку мелкого лесного грызуна, и беглец растянулся на траве. Он все же успел встать и даже сделал пару нетвердых шагов, но Пойнтер настиг его. Кончик стека коснулся спины мальчишки, тело беглеца выгнулось, и он рухнул лицом вниз.

Прижав парня коленом, Пойнтер заломил ему руки за спину и спутал их тонкой проволокой.

— Поднимайся, сопляк. Надумаешь бежать еще раз — сразу скажи, отрежу тебе ноги и скормлю смыке.

Беглец покорно встал. Крепкий, высокий подросток, почти мужчина. С разбитого подбородка на грудь часто капала кровь, а глаза смотрели зло и с вызовом. Пойнтер в который раз пожалел, что купил его. Не нужно было. Но уж больно удачлив.

— Пошел! — Он развернул пленника и толкнул в сторону лагеря.

— Я убью тебя, трупоед.

— Смыка тоже думала, что убьет.

В траве билась еще живая смыка. Пойнтер подобрал пистолет, сменил обойму и тремя выстрелами перебил твари позвоночник. Но и после этого она продолжала разевать пасть и безумно вращать глазами. Пойнтер от души врезал сапогом по ее морде, ломая переносье и вбивая глаз.

— Не люблю их. Точно такая стерва мне пол-ладони отсмыкала третьего года, — пояснил он, разглядывая изуродованную руку.

— Лучше б она тебя всего… засмыкала.

— Это точно, — равнодушно согласился Пойнтер.

Дальше шагали молча. Впереди мальчик, за ним Пойнтер. Когда Пойнтеру казалось, что парнишка замедляет шаг, беглец получал тычок стеком, переведенным в режим «погонялки». До лагеря добрались за полчаса. Там Пойнтер надел на ноги пленнику новую цепочку и пристегнул ее к кольцу палатки.

— Еще раз сбежишь, Юйку твою конькам на ужин отдам, знай.

— Ненавижу, — прошипел беглец.

— И хорошо.

Пойнтер сложил стек, спрятал его в кожаный чехольчик на поясе и ушел в свою палатку.

Мальчишка сел на землю и заплакал.

* * *

Пойнтер всегда внимательно осматривал предложенных рабов, но неизменно покупал всех. Комендант давно заметил это и в последнее время норовил подсунуть брак. Покупатель злился и ругался, комендант разводил руками и ссылался на объективные трудности. Он очень боялся и сильно потел.

— Посуди сам: списывать пятнадцать рабов каждые полгода не так легко. Особый отдел уже интересовался высокой смертностью.

— Это твои проблемы. У нас договор: я тебе — «взвесь», ты мне — рабов. Качественных рабов от десяти до четырнадцати лет.

— Да где ж я столько возьму?

— Я не спрашиваю тебя, где мне брать «взвесь». Мы давно условились: сто доз за пятнадцать рабов. А что получается? Я принес тебе сто полноценных доз чистой «взвеси», а ты пригнал тринадцать детей, одного младенца и одного взрослого мужика. Как это прикажешь понимать?

Комендант покусал губу и оглянулся на оставшуюся пару.

— Он не мужик, ему только пятнадцать, просто очень здоровый.

— А второй очень мелкий, — брюзгливо заметил Пойнтер.

— Не нравится — не бери, — пробурчал комендант. — Пойдут в расход. Их все равно уже списали. В следующий раз с меня семнадцать штук.

— Думаешь, пожалею детишек? — усмехнулся Пойнтер. — Ты забыл, с кем имеешь дело?

— Я помню, — ответил комендант. — Ну как решим? Покупатель подошел к старшему мальчику, схватил за волосы и рывком поднял ему голову:

— В глаза!

Мальчишка яростно дернул плечами и уставился прямо перед собой слепым от ненависти взглядом.

— Хорош, — похвалил Пойнтер. — Какой у него коэффициент?

— Ноль девяносто пять.

— Ого!

— Берешь?

Пойнтер пропустил вопрос мимо ушей.

— А у младшего? — спросил он.

— Ноль семь, — отвел глаза комендант.

— Ну-у, это вообще никуда не годится!

— Ему всего восемь лет, подрастет — научится. Пойнтер задумался.

— Как насчет «сетки» для меня?

— Работаю, может, что и получится. Трудно это. Если бы мы сами их делали, было бы гораздо проще, но мы только заказ с параметрами отсылаем.

— Мои параметры у тебя есть. Помни: за «сетку» принесу пятьсот доз.

— Помню.

Комендант потер руки.

Покупатель еще раз окинул критическим взглядом бракованных рабов и принял решение.

— Забираю всех за девяносто доз.

— Девяносто пять.

— По рукам.

Солдаты из охраны копей увели рабов во двор, к подводам Пойнтера, Замыкающим шел старший парень. Напоследок он злобно зыркнул на Пойнтера, и новый хозяин счел правильным пнуть его тяжелым ботинком.

Пойнтер был недоволен.

* * *

Юйя обрабатывала рану на подбородке Вазгена, когда хозяин велел ей притащить убитую смыку и скормить конькам. Он мог приказать это любому из пятнадцати рабов, но прекрасно знал, что Юйя боится и смык, и коньков. Хозяин был таков, и за это его ненавидели еще сильнее.

Чуть позже к Вазгену подошла Поюйя, держа за руку маленького Стаса.

— Опять убегал? — поинтересовался Стас. Вазген кивнул и потрогал пластырь на подбородке.

— Как удалось на этот раз? — спросила Поюйя.

— Резак лазерный утащил и цепочку перерезал. Поюйя вздохнула.

— А Юйка где?

— Коньков кормит, — неохотно ответил Вазген. Про смыку он решил не говорить, Поюйя боялась местных тварей не меньше, чем сестра.

— Я тоже хочу! — заныл Стае. Ему единственному нравились эти свирепые зверюги, но именно поэтому Пойнтер никогда не позволял самому маленькому члену отряда приближаться к ним.

— Тебе нельзя, коньки зубастые, вмиг съедят.

— Они добрые, только нужно быть ласковым, а не бить, как Пойнтер. У нас на ферме жили коньки, я за ними ухаживал, пока меня не продали.

Повисло неловкое молчание. Среди рабов говорить о прошлой вольной жизни было не принято. Многих детей родители от голода и отчаяния продали в рабство на геонтистовые копи.

Чтобы разрядить обстановку, Поюйя легонько шлепнула Стаса.

— Беги, собирай вещи. Пойнтер сказал, скоро выступаем. Мальчик смешно заковылял прочь, позвякивая тонкой цепью на

ногах. Поюйя присела на корточки.

— Вазик, Юйка сбежать решила.

— Не выйдет. Я шесть раз сбегал — и что? А у меня коэффициент удачливости больше. Куда уж ей.

— Она решила снять сетку.

— Сетку?! — Вазген едва не подскочил. — Да она без сетки и дня не проживет!

— Она считает, что в сетке маячок, по которому Пойнтер находит беглецов.

— Маячки нам удалили, когда продали Пойнтеру. А в сетке — удача, которая не дает нам пропасть. Сними сетку — и все, смерть!

— У Пойнтера сетки нет. Слыхал, как он с комендантом торговался? И ничего, не пропал.

— Слыхал. Я думаю, у Пойнтера есть кое-что другое. Ты заметила, что наша удача не действует, когда дело касается его?

— Это как?

— Посуди сама: нас не кусают ядовитые гады, кишмя кишащие в лесу, и не трогают Пойнтеровы коньки, а когда через Город шли, квагры даже не сунулись. А болото помнишь? Нас обходят все беды и несчастья, за месяц мы не потеряли ни одного человека. Удача? Еще бы! Но всякий раз, когда я сбегал, Пойнтер находил меня и возвращал в лагерь. Я думаю, у него есть прибор, управляющий нашей удачей.

Поюйя неуверенно пожала плечами.

— Скажи ей обязательно, чтобы сетку не трогала, — почти жалобно попросил Вазген. — Меня она не послушает.

— Говорила уже.

Поюйя помялась немного, потом спросила:

— Вазик, ты сюда недавно попал. А как сетку надевали, помнишь?

— Помню. Побрили наголо, сделали несколько надрезов на голове и надели. Всех делов. Волосы потом прорастают сквозь нее и полностью скрывают. А у взрослых она в течение жизни кожей покрывается и корни пускает. В мозг.

— Ты раньше в Метрополии жил, в школе учился… Ну, до того… — Поюйя замялась. — Объясни, как эта сетка проклятая действует?

— Не знаю, у нас сеток не носили, все невезучими были. — Он грустно улыбнулся. — Думаю, она настроена на наш мозг и каким-то образом ловит его волны, преобразуя… ну, во что-то сродни телекинезу. Ты знаешь, что такое телекинез?

Поюйя покачала головой.

— Это перемещение предметов силой мысли. Только тут перемещаются не предметы, а… — он задумался. — Не знаю, как это назвать. Мир подстраивается под нас, изменяется в нашу пользу, что ли.

— Не очень-то понятно.

— Я сам плохо представляю. Знаю только, что наша удача не абсолютна и выражается коэффициентом, который может меняться. А как и почему — не знаю. Сейчас самый высокий у меня, и я самый удачливый, в девяносто семи случаях из ста события принимают благоприятный для меня оборот. Но убежать все равно не удается. И с копей я удрать не мог, рано или поздно ловили. Никакая удача не поможет против систем спутникового слежения.

Резкий, вибрирующий звук свистка заставил их вздрогнуть. Нужно было собираться.

— Как же я его ненавижу! — в сердцах сказал Вазген, поднимаясь. Поюйя помогла Вазгену сложить палатку и упаковать ее в рюкзак.

Длина цепочки позволяла носить палатку за спиной. Все это время девочка о чем-то рассказывала, но приятель, погруженный в свои мысли, не слышал ее. Наконец, поправив лямки на плечах, он сказал:

— Мы должны его убить.

— Убить?!

— Да, все вместе мы сможем. Даже если кто-то при этом погибнет. Не думаю, что впереди нас ждет что-то хорошее, он обращается с нами все хуже. Такого даже на копях не было.

* * *

Через два дня сбежал рыжий паренек с Пайи, земляк Юйи и Поюйи. У него был один из самых высоких коэффициентов в отряде. Пойнтер не спеша сковал рабов одной цепью вокруг могучего дерева, запер свою палатку и отправился в погоню. Спустя четыре часа он принес рыжего в лагерь и бросил на подводу. Тот был без сознания, и одна нога у него сильно распухла.

Пойнтер внимательно проверил цепи, а потом равнодушно избил Вазгена. Просто так.

* * *

— Ты меня любишь?

— Люблю.

— Сильно-сильно?

— Сильно-пресильно!

— А как сильно?

— Сильней, чем ненавижу Пойнтера.

* * *

Удача сопутствовала Пойнтеру и его рабам. Через территорию Республики Кнорх двигались ночью. Всюду были видны следы полицейских разъездов, но ни разу отряд не был замечен. Попадаться кнорхианам было нельзя: Республика, хоть и не признавала рабства, любых пришельцев-нелегалов истребляла беспощадно.

Чем дальше они продвигались в глубь Кнорха, тем больше ярился Пойнтер. Стас постоянно ходил с заплаканным лицом, дважды попадала под горячую руку Юйя, доставалось и другим. Ненависть к хозяину в отряде достигла своего пика.

* * *

Юйя все-таки сорвала сетку и, несмотря на страх, угнала самого злобного конька. Не прошло и часа, как два кнорхианских егеря поймали ее и, избив до полусмерти, собрались поразвлечься. Пойнтер едва не опоздал, и это действительно было чудом. Егерей он убил двумя выстрелами сзади, а когда хотел от себя добавить упрямой девчонке тумаков, увидел кровь на ее голове и все понял.

Они остались одни. Юйя была без сознания. Притворяться не имело смысла. Бережно подняв девочку на руки, Пойнтер понес ее в лагерь.

* * *

Гроза накатывала по всему горизонту. Здесь, у моста, было еще тихо и светило солнце, но далеко впереди, за рекой, уже сверкали молнии и лил дождь. Далекие раскаты грома сливались в монотонный зловещий гул.

Пойнтер лежал в своей палатке и ждал. Опасную часть маршрута они миновали, и теперь удача рабов уходила из-под его контроля. Еще ни разу он не перевел группу на ту сторону моста. Обычно события разворачивались по двум сценариям: либо массовый побег, либо попытка убийства. Чаще — второе. В этот раз наверняка придут убивать.

Пойнтер был уверен, что мальчик из Метрополии уже подчинил отряд себе. Бедный мальчик. Сколько раз он пытался сбежать, полагаясь на свою удачу и не понимая, что одной удачи недостаточно, чтобы выжить здесь. Что шанс есть только рядом с Пойнтером. Пойнтер — его настоящая удача. Но как он умеет ненавидеть! Когда последний раз Пойнтер проверял коэффициенты рабов, его показатель почти достиг абсолютного значения. Пожалуй, теперь мальчишка смог бы пройти весь маршрут от копей и сам, без проводника, на одном везении. Вот только надолго ли хватило бы его ненависти?

Быстрее бы. Ожидание Пойнтер не любил больше всего. Иногда он сам бросал отряд, когда убеждался, что опасности позади, и людям больше ничего не грозит. Но в этот раз предчувствие не позволило. Предчувствие чего? Зачем он так долго оставался с ними? Впрочем, все равно — он достаточно ждал, пора было собираться.

Громыхнуло прямо над головой. Интересно, эта буря — тоже часть их удачи?

* * *

Дождь уже хлестал вовсю, и порывы шквального ветра уносили все звуки, но тем не менее цепи снимали аккуратно, стараясь не звенеть. Рыжий орудовал крошечным перочинным ножиком, выпавшим накануне из кармана Пойнтера. Когда все ребята и девчонки были освобождены, Вазген собрал их вокруг себя.

— Ты, — он ткнул пальцем в Рыжего, — будешь с камнем караулить у выхода. Если что — не сомневайся, бей.

Двух ребят Вазген отрядил запрягать коньков. Стаса отправил к Юйе, все еще не оправившейся от встречи с кнорхианскими егерями. Остальных вооружил, чем придется, и расставил вокруг палатки.

Себе он взял ножик и пошел убивать Пойнтера.

До палатки оставалось несколько шагов, когда над головой блеснула молния, и чудовищный раскат грома обрушился на мир. Дальнейшие события произошли почти одновременно. Откинулся полог палатки, и показалась голова Пойнтера. Поскользнулся на мокрой траве Рыжий и, выронив камень, упал под ноги хозяину. А напуганный громом конек вырвался из рук державшего его мальчишки и, ничего не видя перед собой, ринулся на оцепеневшего Вазгена.

Пистолет остался в палатке, а достать стек Пойнтер не успевал. Он прыгнул навстречу коньку, вложив в это движение все силы и всю ненависть к несправедливому миру, где детей превращают в рабов, чтобы доить их удачу. Человек и зверь сшиблись в двух шагах от мальчишки и рухнули на землю. Конек вцепился зубами в бок Пойнтера, человек принялся наносить страшные удары по морде твари.

Вазген, опомнившись, бросился в палатку. Кобура с пистолетом висела у входа. Мальчик схватил непривычно тяжелое оружие и, повернувшись назад, открыл беспорядочный огонь по катающимся в грязи противникам. Он опустил оружие, лишь когда обойма опустела.

Конек, изорванный выстрелами в упор, умер сразу. Несколько пуль вошли и в Пойнтера, но когда ребята склонились над своим мучителем, он еще жил. Он лежал, глядя в черное от туч небо, откуда потоками лилась вода, и что-то шептал. Но даже Вазген, находившийся ближе всех, не мог разобрать ни слова.

— Сдыхай поскорее, сволочь! — закричал он и что было сил пнул умирающего врага.

А Пойнтер наконец понял, зачем он остался.

Безжалостные, как плети, струи дождя хлестали по глазам. Это было больно, и Пойнтер хотел зажмуриться, но сил не хватило даже на такую малость. Его тело умирало и не желало подчиняться. Смерть растворила все: бесконечную усталость последних лет, боль от ран, оставленных зубами конька и пулями, надежды и мечты, разум и память. Живыми оставались только глядевшие в дождь глаза. И ненависть.

Ненависть Пойнтера высыхала очень долго. Он вернулся из армии и узнал, что жена умерла, а дети проданы в рабство. Он чудом добрался до копей и лишь по счастливой случайности вышел на коменданта-наркомана, представившись свободным работорговцем. Потом нужно было вернуться за «взвесью» и пронести ее по всему опасному маршруту… А его детей так и не нашли. Комендант предложил десяток «удачников» с копей. И Пойнтер согласился.

Мысли путались, умирающая память подбрасывала сознанию лица уже незнакомых людей.

Какой все же везучий мальчик! И он почти догадался, как действует сетка. Только не понял, что удача питается человеческими эмоциями. Удовольствие, восторг, радость, гнев, страх. Но лучше всего — ненависть. Это знали хозяева копей, побоями и оскорблениями заставлявшие рабов искать дрейфующие кристаллы драгоценного геонтиста, который ни за что не пойдет в руки неудачливому «старателю». Это понимал и Пойнтер, придя к своему знанию после многочисленных ошибок и неудач.

Из первой группы выжила половина. Сначала все шло хорошо, но чем дальше, тем больше притуплялась радость освобожденных, блекли эмоции и изменяла удача. Люди гибли в когтях диких зверей, исчезали в охотничьих ловушках, вязли в болоте, попадались кнорхианам и кваграм. Уже тогда Пойнтер заметил, что дети выживали чаще взрослых. Они острее чувствовали, быстрее реагировали и даже самые незначительные события переживали сильнее. Их эмоциями было легче управлять. А проще всего давалась им ненависть.

Ненависть. Если бы Пойнтер получил сетку, он стал бы самым везучим человеком под этим солнцем. Не успел.

Наконец его глаза утонули в дожде. Но ненависть в них высохла немного раньше.

* * *

Бывшие рабы спешно сворачивали лагерь, пока Вазген обыскивал палатку хозяина. Старенький диктофон он нашел на самом дне рюкзака. От голоса Пойнтера он вздрогнул и испуганно огляделся.

«Кто бы ты ни был, если ты слушаешь эту запись, значит, добряку Пойнтеру пришел конец. Скорее всего, ты меня и прикончил. Поздравляю, ты самый удачливый из всех, кого я водил этой дорожкой. Ты ненавидел меня и этим питал свою удачу…»

* * *

Вазген проводил ребят до моста. Там он поцеловал исхудавшую, не похожую на себя Юйку, потрепал по голове Стаса, державшего под уздцы смирного конька, обнял Поюйю.

— Ты точно не пойдешь с нами? — в последний раз спросил Рыжий.

— Нет, я назад.

— Погибнешь.

— Я везучий.

— Ты ведь вернешься? — спросила Юйка. Вазген улыбнулся.

Маленький отряд не торопясь потянулся через мост. Мальчик смотрел ему вслед и продолжал улыбаться.

«Конечно, вернусь, как я могу тебя оставить, — думал он. — Но сначала мне нужно найти, где Пойнтер доставал «взвесь», а потом сходить на рудники и привести сюда новый караван, а потом… Но я обязательно вернусь — ведь я везучий, и я люблю тебя. А любовь сильнее всего. Даже ненависти».