Яцек Денель

RSS канал автора RSS
Поделиться:
Иллюстрация № 1

Яцек Денель (или Дехнель; польск. Jacek Dehnel; род. 1 мая 1980, Гданьск) — польский поэт, прозаик, переводчик, одно из наиболее ярких имен польской словесности 2000-х годов, по определению журнала «Новая Польша» «„вундеркинд“ новой польской литературы»оэт, прозаик. Переводчик с английского (Филип Ларкин, Джордж Сиртеш, Уистен Хью Оден, Эдмунд Уайт) и русского (Осип Мандельштам), также переводил песни на музыку Астора Пьяццоллы.
Выпускник отделения польской филологии Варшавского университета, дипломная работа была посвящена переводам Ларкина, сделанным Станиславом Баранчаком. Редактор англоязычной антологии «Six Polish Poets» («Шесть польских поэтов»), выпущенной издательством Arc Publications в Лондоне в 2008 году. В антологии, помимо Денеля, представлены произведения Агнешки Куцяк, Анны Пивковской, Томаша Ружицкого, Дариуша Суски и Мацея Возняка. Лауреат премии Костельских в 2005 году и «Паспорта “Политики”» в 2006 году. Дебютный поэтический сборник «Параллельные жизни» вышел с похвальным отзывом Чеслава Милоша на обложке.
Яцек Денель — один из администраторов польского поэтического портала www.nieszuflada.pl, часто комментирует размещенные там стихотворения и активно участвует в дискуссиях. Помимо литературы он занимается живописью и так называемым «искусством жизни»: поэт копирует стиль одежды и поведение денди.
Стилизация под прошлое доминирует и в творчестве Денеля, задает основной мотив его произведений. Показательно, что некоторые ранние стихотворения Денель подписывал датами столетней давности. Правда, в дальнейшем поэт уже не предавал подобной датировке особенного значения и отказался от этой практики. Несомненна апелляция к традиции также в ритме и рифмах поэзии Денеля и в его прозе: дебютный сборник рассказов «Коллекция» изолибует аллюзиями к творчеству Бруно Шульца, мотив воспоминаний — центральный в романе «Ляля». Однако все это нельзя назвать эскапизмом, ибо писатель использует архаизацию в том числе и для разговора о современном мире. Критиковать Денеля можно было бы, скорее, за его чрезмерную склонность к эстетизации, декоративности, наконец, за слишком частое обращение к маститым предшественникам.
В своих поэтических произведениях Денель охотно повторяет несколько любимых приемов. Один из них — это обращение в стихотворении к какому-либо известному художнику и диалог с ним. Целый сборник «Параллельные жизни» основывается на идее создания выдающимся творцам альтернативных, не связанных с литературой биографий, в которых неизбежно появляется ощущение пустоты, наводящее на мысль о предопределенности литературного призвания. Другой основной прием поэзии Денеля — описание предмета, особенно изящной безделушки, сувенира, связанного с эмоциональными переживаниями, или же художественного артефакта, имеющего при этом прикладное значение (медицинская гравюра, открытка, старая, желательно постановочная, фотография). Своеобразной разновидностью литературного коллекционирования можно назвать сборник коротких прозаических форм из серии «Фотопластикон», опубликованных в интернете и журналах. Отправной точкой для этих рассказов, как правило, становилось описание старой фотографии.
Памяти и бренности всего сущного посвящен первый роман Денеля «Ляля». Это семейная сага, реконструирующая судьбу бабушки писателя, которую в семье называли Ляля. Семейная легенда гласила, что Лялей ее прозвали из-за невероятной красоты или, по другой версии, из-за позднего крещения, до которого семья должна была ее как-то называть. Рассказчик явно восхищен своей героиней, однако, все, что пробуждает его интерес, заимствовано из воспоминаний самой бабушки или цитируемых ею рассказов других членов семьи. В главах, говорящих о современности, мы наблюдаем распад этого укоренившегося в слове мифа — когда главная героиня начинает страдать от потери памяти, а повествование, продолженное внуком, становится не просто записью, но и реконструкцией. Кажется, будто бы автор «Ляли» рассказывает историю вместо (уже не способной на это) героини, что придает роману, несмотря на обилие блестящих анекдотов, несколько меланхолический характер.
Вскоре после «Ляли» Денель выпустил «Рынок в Смирне» — сборник, включающий в себя шесть рассказов, написанных в 1999–2002 годах и фактически предваряющих «Лялю». «Рынок в Смирне» вызвал неоднозначную реакцию критики — помимо привычных похвал в адрес элегантности и изысканности прозы Денеля появились замечания о чрезмерной декоративности, портящей эффект действительно интересных сюжетных идей. Вопросы о цели и функциональности стилистических приемов Денеля появляются в критических отзывах все чаще. Сам писатель оставляет их без ответа, а следующую книгу называет «Бальзакиана», тем самым указывая на очередную стилизацию.
Впрочем, способ, с помощью которого «Бальзакиана» обращается к истории литературы, не так однозначен. Конечно, представленные в четырех новеллах человеческие типы можно соотнести с конкретными образами из «Человеческой комедии», но, с другой стороны, книга имеет значительно меньший объем (400 страниц по сравнению с циклом романов, который Бальзак писал всю жизнь) и абсолютно другие — польские — реалии. Наконец, сам Бальзак высмеивается, когда одна из героинь читает дешевые любовный роман... состоящий из цитат Бальзака.
Следующий роман, «Сатурн» — это история непростых взаимоотношений Франсиско Гойи, харизматичного гения и жадного «пожирателя жизни», с его чувствительным сыном, подавляемым безудержной энергией отца.
Исторической фигурой является также героиня следующего романа Денеля «Мать Макрина» — Макрина Мечиславская. Эта знаменитая самозванка девятнадцатого века выдавала себя за игуменью униатского монастыря в Минске, которую якобы преследовали российские власти. Она прославилась среди польской эмиграции, даже была знакома с Мицкевичем. Литературовед и критик Дариуш Новацкий в газете «Wyborcza» хвалил, на этот раз уже без замечаний, стилистическое мастерство автора, который архаизировал язык незаметно для читателя.
В 2015 году Денель вместе с Петром Тарчиньским опубликовали (под псевдонимом Марыля Шимичкова) исторический детектив «Тайна дома Хельцлов». Главная героиня, профессорша Щупачиньская, сочетание мисс Марпл и пани Дульской, расследует тайну загадочных смертей обитателей дома престарелых. «Эта книга — очаровательнейший китч», — писал в газете «Wyborcza» Юлиуш Куркевич.
Громко прозвучал выпущенный в том же году «Дневник возраста Христа», прежде всего из-за стечения обстоятельств: дело в том, что одновременно дневники издали целых три известных писателя: Яцек Денель, Петр Семион и Шчепан Твардох. В СМИ разгорелась дискуссия об оправданности дневникового жанра в эпоху интернет-блогов и социальных сетей, о литературных достоинствах полуличных записей, о границе между творчеством и желанием заработать на известной фамилии.
Споры также вызвал следующая книга Денеля «Кривоклат» (2016) — роман-пастиш на творчество Томаса Бернхарда, трактуемого обычно с трепетным почтением. Этот монолог пациента автрийской психиатрической больницы критики в один голос признали мастерским, однако спорили об оправданности подобной литературной игры.

Источник: culture.pl



Язык:   Показывать:   Сортировать по:

Автор