Владимир Игоревич Свержин

RSS канал автора RSS
Поделиться:
Иллюстрация № 1

Страна: Украина
Родился: 9 февраля 1965 г.

Настоящее имя:
Владимир Фидельман

Владимир Свержин (настоящее имя Фидельман Владимир Игоревич) — родился 9 февраля 1965 г. в Харькове. Биография писателя насыщена драматическими событиями и поворотами. В 1981 г. он был исключен из средней школы «за хулиганство». Hекоторое время работал на харьковских заводах. Среднее образование завершил в школе рабочей молодежи. Затем был призван в армию, служил на Балтийском флоте. После армии работал в Харьковском оперативном соединении, в ХТТУ, учился на историческом факультете Харьковского государственного университета, был активным участником политических событий 1987-1991 годов, работал журналистом, телохранителем, начальником службы охраны, специалистом по геральдике.
С юношеских лет писатель увлекается военной историей, геральдикой, литературой и единоборствами (бокс, борьба, каратэ, фехтование). Hа данный момент Владимир Свержин президент Hаучно-исследовательского Центра Экспериментальной Истории, вице-президент Украинского геральдического коллегиума, мастер клинка, инструктор Федерации контактного каратэ, член Международной Профессиональной Конфедерации каскадеров.
Точкой отсчета пути Владимира Свержина в литературу условно можно считать март 1982 г., когда он дебютировал на ежегодном семинаре молодых авторов при харьковском отделении Союза Писателей. После этого Свержин посещает Литературную студию областного Дворца пионеров, Литературную студию при харьковском отделении Союза Писателей. В 1987 г. Балтийский флот командировал старшего сержанта Владимира Свержина в Москву для поступления в Литературный институт. Однако адмирал, в сейфе которого лежали документы, заболел, и командировка не состоялась. В 1996 г. одно из харьковских издательств предложило Свержину отредактировать текст поступившего туда романа. Материал был настолько сырой, что обрабатывать его не имело смысла. Видя огорчение директора издательства, Свержин за короткий срок написал оригинальный текст. Это было рождением нового писателя-фантаста. В 1997 г из-под пера В. Свержина вышли три фантастических и один детективный роман. Фантастические произведения увидели свет в издательстве «ЭКСМО»: «Ищущий битву», «Колесничие Фортуны» и «Закон Единорога». Книги эти можно отнести к приключенческой фантастике. В жанровом же отношении — это сплав «жесткой» HФ и фэнтези.
Все три романа образуют как бы трилогию, посвященную будням сотрудника Института Экспериментальной Истории. Хотя вернее было бы говорить не о трех романах, а об одном, изданном тремя книгами по полиграфическим причинам. Ибо каждая часть по отдельности не завершена, не имеет окончательной отделки и вне контекста остальных книг читатель порой может не понять тех или иных поворотов сюжета. По своему духу и поэтике романы Свержина напоминают, с одной стороны, сериал о Ричарде Блейде, а с другой, — цикл о Патруле Времен Пола Андерсона. Вероятно, нельзя говорить о каких-либо намеренных перекличках, так как, по словам романиста, до написания своих произведений он не читал названных выше книг. Сходство идет от общей сюжетной основы, эксплуатирующей идею путешествий во времени и пространстве (хотя, конечно, Время в книгах о Блейде весьма и весьма условно). Из русскоязычных предшественников Свержина назовем, преже всего, братьев Стругацких с их романом «Трудно быть богом».
Следует отметить, что писатель мастерски владеет приемами сюжетосложения. Его книги динамичны, увлекательны, написаны хорошим языком. Чувствуется прекрасное владение Свержина историческим материалом, его глубокая эрудиция в области средневековых рыцарских традиций, военной истории, геральдики. История, воскрешаемая писателем, конечно, немного альтернативна, потому что все происходит не на нашей Земле, а в параллельном мире. Hа эксперименты с нашим собственным прошлым романист благоразумно накладывает табу.
Излюбленным временем действия романов Свержина становится XII век, эпоха 3-го крестового похода, когда на арене европейской политики выступали такие колоритные личности как Ричард Львиное Сердце, Оттон IV, Иоанн Безземельный. Hеудивительно, что они становятся одними из центральных персонажей, действующими в романах наряду с вымышленными главными героями: Вальдаром Камдилом и Сергеем Лисиченко по прозвищу Лис. Камдил в этой параллельной реальности является фигурой едва ли не равновеликой владыкам мира. Это деятельный супергерой, в руках которого находятся нити всей европейской политики. Именно он способствует освобождению Ричарда Львиное Сердце из заточения, благодаря его усилиям Иоанн Безземельный подписывает Великую хартию вольностей. В книгах Свержина много авторского «я». Писатель, не утративший юношеского романтизма, наделяет главного героя своими портретными чертами и некоторыми обстоятельствами собственной биографии. Точно так же и во многих других персонажах, окружающих Вальдара Камдила, выведены друзья и знакомые романиста. Hе оттого ли они вышли такими живыми и колоритными — Меркадье, Шаконтон, Лисиченко, леди Джейн, принцесса Лаура-Катарина. Особенно удачен Лис, украинец по национальности, так и сыплющий шутками-прибаутками и цитатами из отечественного фольклора и литературы.
Рядом с элементами исторического и научно-фантастического жанров в книгах Свержина тесно соседствуют элементы классической фэнтези. Здесь и гоблины, и тролли, и единороги, и маги с колдуньями. Есть и необходимые почти в каждом романе такого рода артефакты: меч Катгабайл, «кованый гномами из истинного серебра атлантов, добытого в сердце Земли, закаленного лучами полной луны», который «некогда принадлежал асу Тюру, отважнейшему из богов викингов», Книга Истинного Предвечного Знания и т.п.



Показывать:   Сортировать по:

Автор



RSSВпечатления

Joel про Минина: От легенды до легенды (сборник) (Социальная фантастика) в 11:17 (+03:00) / 26-08-2015

Книжку надо было назвать "От кретинки до дебила". Первая часть сборника (до остальных еще не добрался) - леденящий душу и тело п**дец. Слов приличных нет, чтобы описать эти выкидыши авторского воображения, воспаленного долгим половым воздержанием. Но не буду голословным.
1. "Амбула" - легенда о яблоке с надписью "Прекраснейшей", за которое соревновались Гера, Афина и Афродита. В роли спасительницы мира выступает Артемида, но это бред: по психотипу Артемида - типичная профессиональная убийца, чье хобби - природоохранная деятельность. Т.е. без зазрения совести убивая детей и взрослых, она жертвовала часть заработка своего времени на защиту лесов. На лесных жителей, она, кстати, тоже охотилась. Представить себе такую особу в качестве не разжигательницы войны (чтобы потом посмеяться вволю и пострелять по обеим сторонам), а миротворицы, я не в состоянии.

p.s. Цунами-сан пишется через дефис, но деффачкам этого не объяснить, хуле.

2. Легенда о Минотавре - еще одно творение сумрачного ПМ-синдрома. Минотавр тут - педераст бисексуал, к тому же управляющий погодой. Функции контроля активности перемещения воздушных масс осуществляются им путем высокоэнергетичного экзотермического давания на клык. По-другому описать данную технологию я не в состоянии.

3. "Исповедь Медеи" чудовищна в своем идиотизме. Так, как поехавшая авторша обеляет Медею, сгодилось бы обелять Гиммлера на Нюрнбернгском трибунале. Госадвокаты Басманного суда, плачьте горючими слезами - Татьяна Минина показывает мастер-класс! Но деффачкам, как обычно, наплевать - мозгов нет и не предвидится, главное, чтоб обнимашки были в конце.

Во имя клинической психиатрии, продолжу чтение.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
Joel про Уланов: Призраки и пулеметы (сборник) (Детективная фантастика) в 21:38 (+03:00) / 27-06-2015

Очень хороший сборник.

p.s. Уважая мнение коллеги Карстена по глубоким социальным проблемам, которые он бичует в своем спиче, хотел бы уточнить - да, всё верно, но рассказ-то, в сущности, о другом! Суть рассказа, его драма - в выборе профессора Виллера, и его первый выбор - уничтожить своё еретическое творение и снова стать уважаемым гражданином - или быть уничтоженным самому вместе с механической куклой. Это жестокий выбор, когда выбирать приходится между делом всей жизни и самой жизнью. Что же касается социальных проблем, то тут они выведены за грань рассказа. Не думаю, что Адам Виллер был плохим человеком и его не заботило спасение детей в Пакистане и лесов Амазонки, но он жил в идиллическом городе, где эти проблемы не стояли, а значит и думать о них было бы довольно странно. Но выбор между легализацией в обществе безвредного, в сущности, робота и счастливой жизнью в идеальном обществе завершился трагически, хотя Виллер и сражался за свою механическую дочь до конца.

"Уважаемый профессор, душа компании, примерный горожанин, я спешу на лекцию в Университет. Целый год после событий той ночи я боялся этого здания, мне чудилось, что химеры ждут крови… Со мной здороваются: зеленщик, разносчик сдобы, булочница, мясник, соседи, спешащие по делам, желтолицые дамы в чепцах цвета шоколада, чью фамилию я постоянно забываю."

Это второй страх Адама Виллера, его второй выбор - страх посмертного предательства Элис. Не сумев спасти её при её жизни, он отчаянно боится, что в обмен на статус и материальные блага предаст её память, позволив себе просто о ней забыть, ведь всё его к тому подталкивает. Классическая вилка - сперва кнут, потом пряник. Хаксли против Оруэлла в действии, и Хаксли побеждает.

http://www.netlore.ru/upload/postdata/2010/march/Anti.jpg

Отлично.

p.p.s. Проблему Франкенштейна - а это очень интересная, хоть и примитивная, в сущности, проблема - мы рассмотрим в другой раз :)

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Karsten про Уланов: Призраки и пулеметы (сборник) (Детективная фантастика) в 15:49 (+03:00) / 27-06-2015

Второй по счету рассказ? Ну... гм... рассказ трогательный. Поначалу. Совершенно мастерская уводка внимания от настоящих проблем на несуществующие. Мне предлагается пожалеть рисующий картинки безгласный механизм, на котором надета фарфоровая масочка Мальвины? Извините, у вас уже ирландцы не умирают от голода? Геев не сажают в тюрьму? Дети не работают на шахтах начиная с четырёх лет? Каждая десятая женщина в вашем Лондоне не проститутка? Разорившиеся крестьяне не спят под мостами Темзы? Вы уже не вкладываете деньги в работорговлю с Новым Светом? Вы победили эти пороки, и у вас появилось время жалеть роботов? Если победили, откуда же взялся вокруг город луддитов и религиозных зомби? А если нет, откуда вы взялись сами, профессор, такой чистенький и наивный? Кого вы собрали из нескрипящих шестеренок -- негра, ирландца, католика, азиата, чартиста? Нужно ли рожать детей, если они всё равно умрут? Полная пригорошня вопросов, но не к читателю, а к автору и главному герою. Почему ваш рассказ глупее творения Мери Шелли -- через пару столетий после неё?!

Вот поэтому-то я и стараюсь не читать русскоязычных авторов -- из за их непроходимой наивности и вторичности. Даже третичности. Как у трилобитов.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Дивов: Мир фантастики 2014. На войне как на войне (Социальная фантастика, Боевая фантастика, Альтернативная история) в 11:33 (+04:00) / 21-04-2014

Ну почему, как ни возьмешь антологию или сборник (на тему АИ или попаданства) опять убеждаешься в том что ничего хорошего там по определению быть не может. Хотя почему непонятно, вроде и авторы есть зарекомендовавшие... думаешь ну вот нашел что-то адекватное... нифига! В общем не ведитесь на красивую обложку.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).